Четыре времени Лидочки. И явь и сны...

Аннотация

В книге прослежена судьба учителя английского языка Лидии Ивановны Марасовой (1947-2011) – дочери разведчика ВОВ, кавалера орденов Славы и Богдана Хмельницкого, и польской пани, встретившихся  после войны в военном городке Щучин Гродненской области Белоруссии.
Показано, как уже на родине отца, в Ульяновской области, на фоне советской и российской действительности в характере Лидии Ивановны проявились неуничтожимые ни при каком строе общечеловеческие ценности.
Эта книга о том, «что движет солнце и светила», эта книга о самой главной ценности в любом государстве – человеке, которая «не измерена никем и ничем».
Опубликована Ульяновск, 2012 г.
Книга состоит из двух частей: первая - Четыре времени Лидочки, вторая - Сновидения и размышления

Пролог



в невидимых извне сферах, где мгновенная лёгкость и  устрашающая бездна, - без границ и преград - живём мы.
Да, настоящее чудо жизни для нас было прежде в наших мыслях, - в  мысленном содержании; именно оно  направляло наши отношения, даже выправляя их …
 Оно определяло, нет, -  рождало чувство времени, в конечном счете, собственную самоидентификацию,- сияющее для нас и недосягаемое для любого внешнего наше Я…
Но обречены мы «цепляться» за жизнь иную- земную, «рефлекторную», -  за своё дыхание, за дыхание близких, за тот вольный свет, где «всё» сиюминутно обнаруживает себя;
 как воздух необходимы нам родные люди, родные  ландшафты,  которые представали перед глазами, оживали  в памяти; обречены мы требовать  всё то, что доказывало само себя - ответом, отношением, доказывало светом, шумом, запахом…

*

И не воссоздать тех дней, таких же долгих или нетерпеливых, не воссоздать того времени, как вообще любого ушедшего времени, но живёт в моей памяти всё, что связано с моей Лидочкой, так живёт, что нечаянно словно возвращается наша жизнь, возвращаются наши расставания и  встречи, наши слова…, нет, врываются, взрываются!, и бьётся сердце, и не подчиняются глаза…
Всё – было!
Всё – было так реально, так сильно, что настоящее время полностью утрачивало значимость: и я остро осознавал, что моё настоящее – в наших отношениях и нигде больше.
Где ты, Лидочка?   
Ведь земные часы, земные годы, всё земное время «установлено» нами условно. Время зависит от нас – от нашего отношения ко всему  внешнему: странная «точка» есть внутри нас, внутри каждого человека, которая не только подчиняется земным ритмам, но и определяет их собственным светом…
*
Отчего четыре времени?
Мы же не знаем, на сколько «частей» структурирована человеческая жизнь и «структурирована» ли вообще.
И мы не знаем главного: ведёт ли человека судьба, или – человек сам творит её, ибо, если  мы  и «выделяем» какое-либо время, то, значит, оно должно быть целостным (с нашей точки зрения), по крайней мере, непротиворечивым…
Но склоняюсь я к тому, что числа (просто соотношения чего-либо) имеют самостоятельный смысл, т.е. такие  ценности, которыми живём мы…И я знаю, что в молодые наши годы эти ценности были всё же немного иные.
Да, время условно, но в пределах своих оно подчинено логике
*
Жизнь моей Лидочки охватывается здесь с 19 лет, и именно с этого возраста я пытаюсь понять первое её время – время вступления в самостоятельные отношения с другими…
С 29 лет начинается второе время – время  расцвета её сил, с 44 – третье время – время мудрого поведения…
И с 55 – времени выхода на пенсию (и на инвалидность), четвёртое время – время  её угасания…
Если бы знал я тогда об этом! но мы оба не верили ни в «угасание», ни в какую-то «периодизацию» собственной жизни. Не верили потому, что оставались молоды душой, и, в сущности, даже друг к другу (и, прежде всего, в мыслях!) относились вовсе не так, как пожилые люди; возраст мы «замечали» и «учитывали» лишь спохватываясь.
А я жил в свете Лидочкиного отношения: щедрым оно было! И отношение это называлось любовью…Думаю, что моё отношение к Лиде  «просвечивало» (продиралось) через какую-то абстрактность, а её ко мне – было самым непосредственным -  «жгучим», (настоящим?).
*
Несмотря на то, что мы уже настолько знали друг друга, что, даже не разговаривая, «знали» то, о чём думали, с возрастом мы всё оставались и оставались в каком-то одном своём времени…Уж не в первом ли?
Поэтому, скорее всего, сама жизнь, помимо нас (!), выстроила эти  жизненные «отрезки», так как что-то сильное, целостное, вопреки «временам» держало наши отношения, и мы подчинялись ему, но не жизни, т.е. не времени…
И, старея (не замечая старости!), приобретая болезни, мы всё оставались такими, как будто нам всё ещё те же 19 лет…
Где ты, Лида?
*
Четыре времени Лидочки со мной, и одно, пятое, – не «со мной» («до меня»), но именно оно подарило мне этот взгляд, эту верность, этот серебряный и радостный смех, это счастье, это утоление самых неосознаваемых запросов…
Четыре времени – и одна жизнь.
*
А жизнь – переполнена новым шумом, как всегда, часто ненужным, даже раздражающим, а Лидочки уже нет, и всё-всё уже происходит без моей Лидочки
Может быть такое? Для меня – нет



1.«Само» время (1966-1975)

*
Как представить годы те? ведь осталось только моё представление?
Через природу? ...ведь и тогда и сейчас – блистающее солнце в голубом морозном небе над холодеющей и ослепительно белоснежной местностью, и тогда и сейчас те же странные дни и ночи – недоступные и необходимые нашему дыханию
И тогда и сейчас – такие долгие годы…
Но, кажется, что годы те – пасмурные, серые, потому, что отдалены (потеряны?), пасмурные потому, что заявленный тогда смысл полностью проявляется сейчас (всегда позже), потому, что в сером проступает глубина этого смысла, этого значения…
Но время то – яркое, цветущее (жизненное), и одновременно едва проступающее, как в сумерках. Какое оно?
Я знаю: оно и наше и чужое.
*
Сколько же стоит человеческая жизнь? Всё советское время стоимость её для государства фактически была предельно низка, и часто – нулевая. Но и гипертрофированно высокая, если она уже работала на идеологию! Высокая настолько, что лишалась живого, и чаще всего, противоречивого  наполнения…
Масштаб и истинная глубина личности, однако, восстанавливались в простых отношениях среди людей. Но уживались в нас, по крайней мере, у Лиды и у меня, и вера в светлое будущее, и вера в личную свободу, хотя никакого равенства и братства мы не видели.
Идеология не сразу воспринималась насильственной (напротив, редкими!), так как она прославляла родину, образование, доступное жильё, обеспеченность работой… Лишь дешевизна проглядывала во всём, низкий культурный уровень проступал, иными словами, пряталась за всем какая-то неэффективность. Но к 1975 г общество наше ещё казалось незыблемым: вера в лучшую жизнь ещё была сильнее неустраняемых, как оказалось, «отдельных» недостатков
*
Ульяновск в те годы был типично советским городом. Улицы Пролетарская, Красногвардейская и сам Венец (рядом или вокруг общежития пединститута) оставались тихими, с цветущей сиренью в мае, а осенью с буйством жёлтых и коричневых, даже красных  листьев на деревьях, с потрескавшимся от времени асфальтом; мне кажется, мы встречали мало прохожих, все как-то были незаметно заняты…
Но окраины застраивались быстро; я помню, когда мы въехали в свою квартиру на Камышинской (на окраине города), поразило многолюдие.
Школы городские были настолько переполнены, что количество учеников в классе часто переваливало за 40, а параллельных классов иногда превышало 10.
Мы не знали тогда, что города в те годы росли неестественными темпами, но деревни, откуда беспрерывно уезжали молодые люди, казались неиссякаемыми.
*
Между тем, в это время города быстро росли однотипными жилыми зданиями, хотя сёла и деревни в домах ещё сохраняли (правда, кое-где) соломенные крыши (!) и земляные полы(!), например в Ундорах. И показательно, что моя мама и крёстная получили паспорта лишь в начале 70-х годов, т.к. «местность была не паспортизирована»! Наверное, что-то похожее, было и на родине Лиды – в Щучине
Был явный контраст, и губительным контраст, видимо, оказался в самой основе – в отношениях среди людей…
В эти годы к летнему вечеру, в особенности после жарких дней, в Ундорах висела пыль над дорогами: с  разных околиц села пригоняли стадо, и не одно – два, а то и три (!) коров, ещё отдельно – стадо  овец; в зелёных оврагах паслись бесчисленные гуси, со всех сторон, казалось,  доносилось треугольное с бахромой пение петухов…И на родине Лиды, в Щучине, мы видели, как многие люди  пасли  домашнюю скотину чуть ли не улицах городка, т.е. в годы те натуральное хозяйство ещё пронизывало сельское население страны.
И редкие-редкие автомашины, в особенности, легковые!
Примечательностью всего советского времени были магазины, в деревнях, как правило, в небольшом магазинчике продавался и хлеб, и керосин, и одежда, и я видел, как, невзирая на очередь покупателей, к продавцу подходил время от времени шофёр, и говорил: «Налей, Маруся, стаканчик». «Маруся» тут же наливала, и, не закусывая, шофёр выпивал гранёный стакан водки…
Продавали пряники, кусковое мыло, ткань разных сортов, а хлеб был «караваями», но необыкновенно вкусный. Впрочем, в 60-е  годы некоторые жители ещё пекли хлеб свой: караваи «выходили» более плоскими, снизу – с золой, но так же с «душистым» запахом…
И в Ундорах, и в Щучине ещё на столбах (в центре) висело радио – мощный репродуктор, который с утра до позднего вечера транслировал единую для всей страны программу. Я помню (много раньше), как в сумерках специально поближе подходил к этому большому и высоковисящему и колоколообразному радио, и слушал репортажи Синявского о футбольных матчах. Возможно, и моя безоговорочная любовь к классической музыке зародилась с тех времён, так как по радио часто передавали именно такую музыку, а в доме моей бабушки, где я жил, ни радио, ни света до 9 класса не было.
В Ундорах работали библиотеки (сельская и школьная) с огромными стеллажами книг, дважды вечером в необъятно большом зале, обезображенного в 30-х годах здания церкви и названного «клубом», «гнали» детский и взрослый сеансы фильмов, перед «клубом» перед сеансами играли в волейбол… И всюду ещё было множество людей…
Когда мы познакомились с Лидой, то в Ундоры, кажется, уже не ходили «грузтакси», а по расписанию ходил автобус (65 копеек). Не помню, кажется, мы с Лидой в Ундоры на теплоходике уже не добирались, но вообще,  ходили с начала 60-х между Ундорами и Ульяновском «Омик», «Мошка», а из Казани к пристани в Ундорах приставал и большой дизель-электроход.
Автобус всегда был переполненным, у каждого пассажира были сумки, мы часто все полтора часа пути стояли…
*
Изредка, приезжая с Лидой, а впоследствии с семьёй в Щучин, я всегда отмечал «мягкость», предупредительность в отношениях даже с незнакомыми людьми (по сравнению с  «ульяновскими» отношениями): открытость и уважительность я видел во всех без исключений случаях общения в Белоруссии. И сам военный городок казался не заброшенным на край света, но безоговорочно «необходимым»: и отдалённый грохот военных самолётов, и гудение небольшого заводика «Автопровод», и влажный тёплый воздух в любую погоду, всё казалось неотъемлемым от чего-то родного, которое я давно принял для себя…
Я воспринимал эту местность именно так, как её воспринимала Лида
*
И ездили иногда в Карсун.
Помню ремонт (новые обои, побелка, покраска) маленького т.Марусиного дома, ещё при жизни бабушки Евдокии Яковлевны, – вместе с Лидой, Галей.
И Карсун воспринимался Лидиными глазами:
 и тогда и впоследствии! И Щучин, и Карсун для меня – связаны навсегда с моей Лидочкой.
И звучат для меня Лидочкины слова, и словно вижу её жесты, её одежду, её личико…
*
И не скажет никто, отчего и эти годы, и все последующие с Лидой дороги бесконечно… Никто и не скажет, что же есть любовь
Но время моё с Лидой всё возвращается и возвращается, возвращаются ситуации, возвращаются дни и ночи, возвращаются чувства…
да и не уходили: просто что-то словно обрезано, и я в недоумении;
сам-то я где?
*

2. Прошлое
(время до нашей встречи)


Прости, Лидочек-голубочек, это время – только твоё, я не видел и не слышал его, только -  с твоих слов, только немногие фотографии что-то подскажут…
*
До нашей встречи, до октября 1966 г Лида прожила 16 лет с небольшим в Щучине (Гродненская область), около 2 лет – в Карсуне (районный центр Ульяновской области) и  более года в  самом Ульяновске.
Поступив в институт на инфак, Лида год жила с Таечкой Поповой (филфак) на квартире по ул. Орлова. Лида говорила, что они вдвоём часто «бегали» в театр. А со второго курса ей предоставили общежитие, комн. № 90, в которой все девочки учились на инфаке на разных отделениях и курсах.
10 и 11 классы Лида заканчивала в Карсуне (приехав к сестре отца, т. Марусе, где-то осенью 1963 г), и судя по всему, никакого психологического дискомфорта со сверстниками из старших классов не испытала. Напротив, и Карсун и школьный микроклимат Лида «приняла» и всё карсунское стало для неё таким же родным. Она мне рассказывала часто о своих подругах, о ребятах, которым Лида нравилась…
Два события, однако, остановили бы  внимание любого человека: в районной газете почти полностью напечатали сочинение школьницы Яниной Лидии (я его читал примерно в 67 г, будучи в то время в Областном архиве); одного карсунского парня, очевидно, из-за его «неправильного» отношения к Лиде (по рассказам Лиды), одноклассники, решив наказать, привязали к столбу…
И двух лет ведь не прожила Лида в Карсуне!
 Где бы моя Лидочка ни была, вокруг неё формировался вихрь – увлечений, действий, событий.  Яснее и глубже других она выражала не только какую-то глубинную нравственность, но и общие для всех тогда идеологические «установки»... И я всегда считал, что, повернись судьба немножко иначе к моей Лидочке, она была бы идеалом для подражания гораздо большего количества людей…Возможно, и сама Лида чувствовала свою духовную силу, во всяком случае, я и в наши молодые годы, и в прежние, всегда чувствовал в ней что-то значительное (надличностное?). И высказывалась моя Лидочка всегда так, словно выражала далеко не только своё мнение.
С Н. Селезнёвым и В. Кузнецовым, поступив в вуз, Лида переписывалась почти  2 года, и всё время говорила мне, что они умные и целеустремлённые ребята; в вузы, кстати,  поступило большинство из Лидиного класса…
*
На твои Карсунские фотографии (как и на все другие) я не могу насмотреться, словно перед нашей встречей, за «минуту», тебя сфотографировали: и ты ещё не знаешь, что будешь со мной, ты не знаешь своей судьбы…
Но твои счастливые глаза принадлежали тебе, именно тебе и никому иному  всегда принадлежал какой-то проступающий аристократизм…
Духа?
*
Из времени и «вечности» соткан человек, из того, что принадлежит окружению, и того, что пронзает его, не подчиняясь ничему
о том мире, откуда приходят люди, и куда уходят, не знаем мы ничего; лишь в своей прозрачной (?) жизни получаем возможность раскрыть себя, и, по большей части, не успеваем (или не можем)
но не может же мир за пределами нашего сознания не иметь рождающихся связей с ним! Он также «насыщен», как и мир прозрачный (?), мир «наш», (сознательный мир!), в котором чувствуем мы собственную неразрывную связь всё с тем же физическим, с тем же, что входит в нас с каждым вдохом…
*
Ты говорила мне, что самое сильное впечатление в твоём детстве –возвращение отца из больницы после продолжительного лечения (в Желудке?) под Новый год: запах мандаринов, тёмно-зелёный цвет ёлки, «папина» игрушка, сохранившаяся у тебя едва ли не через 60 лет…Ожидание твоё запечатлелось в этих физических «свойствах», соединилось, и твоё детское требование справедливости, какой-то защиты, чего-то неотрывно родного, получило разрешение…
Лидочка, моя родная, я знаю, что в этот момент переживания всегда так бьётся сердце! что этот «момент» всегда неожиданен, и я любил те два или три наших разговора (когда мы с тобой «наряжали» ёлку), когда ты вдруг вспоминала их…Может быть, твоё Начало – с них?
И ни подобное ли ожидание было у тебя, когда мы встретились с тобой? и было ли разрешение?
А «папину» игрушку ты всегда вешала на ёлке на самое видное место…
*
Ты говорила мне, что брат матери Михась (твой дядя) обладал какой-то духовной силой, и что он хотел передать её тебе, но не успел, так как умер (может быть, в то время, когда ты уехала в Карсун); нет, мой Лидочек-голубочек, ею ты обладала: и пусть единственным свидетелем останусь я, буду утверждать это.
В последние годы особенно часто ты говорила, что по сравнению с возрастом своих (уже ушедших) родных, ты должна прожить столько-то и столько-то, но каждый раз что-то не сходилось, и ты заново выводила свои годы в жизни…
Отчего так?
*
На немногих фотографиях (последняя в 59 г) – худенькая девочка со светлыми волосами, тонкими губами и взглядом – острым  – насквозь.
Ты рассказывала мне о своих годах обучения в школе, называя учеников, пожилых учителей, и в рассказах твоих я сразу же «отмечал» как же несхожее было время твоё и моё! Ты рассказывала и о своих взаимоотношениях с ребятами – сверстниками и ребятами старше себя, ты рассказывала… И я всё представлял: я верил только тебе и не хотел другой версии происходящего.
И вообще, после  твоих рассказов о чём-либо, иная версия события бледнела.
Я верил тебе всю жизнь. Ты мне сказала в больнице после первой операции в самом начале июля 2011 г: «Я тебе всю себя отдала» (я позже добавлял: и свою жизнь); Лидочка моя, наши с тобой отношения настолько естественны, что остались и останутся моими навсегда
*
Конечно же, главным для тебя остался образ отца. Его короткая жизнь – 32  года – стала  расплатой за ратный труд разведчика на фронте.  Конечно же, ты гордилась им, кавалером орденов Слава и ордена Б. Хмельницкого (несмотря на то, что Янин И.П. был старший сержант), гордилась его принципиальностью…В 1937 г  он окончил 7 классов, с 16.03.1941 г - курсант Вольской авиашколы; мобилизован 16.08.1941 г, с 20.08.42 г по 15.02.46 служил разведчиком 143-го гвардейского стрелкового полка. Непосредственно в боевых действиях участвовал с 3.11.42 г. - все по данным сохранившегося военного билета.
Но в его военной биографии осталось для нас что-то недосказанное, несмотря на обращение в  Центральный архив министерства обороны. Лида постоянно мне говорила, что он вместе с Жуковым был у Сталина, что был мандат на этот «приём», но куда-то он подевался уже после того, как мы с тобой познакомились
*
В ноябре 2001 г Лида написала письмо-прошение в Центральный архив Министерства обороны по поводу своего отца. В апреле 2002 г пришел ответ: Янин И. П. - «красноармеец», командир взвода 143 гв.стр.полка. В выписке, прилагаемой к архивной справке было также написано, что Янин И.П. был помощник (?) командира взвода, 18.01. 45 г. установил местонахождение арт. батареи, 22.01.45 прорвался через стык обороны в тыл врага и установил пути отхода противника. Именно по данным Янина артиллерия уничтожила до роты пехоты врага. 3.02.45 г. в районе Науменен в тылу уничтожил гранатами 11 гитлеровцев и пять захватил в плен. 10.02.45 г. в районе Зупплитен захватил в плен командира 7 роты 123 пп 50 опд.
Таким образом, мы так и не выяснили, на основании чего Янину И.П. не «дали» движения в армейской иерархии, да и с наградами была какая-то недоговоренность. Но, вероятнее всего, срабатывала только одна причина: отец Лиды коммунистом не был.
В эти же 2000-ые годы выходили в свет издания по увековечиванию Победы  в Великой Отечественной войне: (областная «Книга памяти», «солдаты Победы»); имя Янина И.П. вписано в книгу «Солдаты Победы», том 2, 2004 г, с.275.
*
Теперь - Янина Ирина (Ирэна) Иосифовна. Родилась в г. Щучин Гродненской области 16.08.26 г., умерла от  сахарного диабета 19.11.96 г в Ульяновске, перед этим ей ампутировали ногу.
Отец - Иосиф (Йозеф) Михайлович Кранцевич, поляк, был убит в 1928 г. (кто-то мне говорил, что убили его топором). Мать - Бронислава Викентьевна, умерла в 1975 г. Сколько ей было? Как говорила баба Ира, от 70 до 78 лет. Баба Броня в свое время работала «на пани».
 Ирэна окончила 7 классов польской школы, её хотели вроде бы отдать в Краков - учиться, её брат Стась пас скот, но  в 39 г «пришли Советы», её тут же приняли в комсомол, перед этим забрав скот у бабы Брони…
После смерти мужа, героя Отечественной войны (без преувеличения) в 1954 г баба Ира остается одна с двумя детьми 5 и 7 лет (Лидой и Галей), братом-инвалидом, матерью,. и со своими тетей и дядей по матери - Михасем и Михалиной. Оба умерли до 1963 г, т.е. до того, как Лида не выдержав атмосферы в семье, уехала за тридевять земель, на родину своего отца - в Карсун Ульяновской области . 11 класс Лида заканчивала уже в Карсуне. Атмосфера была такова, что баба Ира, будучи привлекательной женщиной, пыталась устроить и личную жизнь, и вроде бы выходила замуж (Гогишвили), но после и паспорт выправила на Янину.
Брат бабы Иры - Стась по молодости украл кролика, его посадили в тюрьму - в Сибирь (!). Лида помнит, что он вернулся в телогрейке, шапке-ушанке и с полными карманами мелких денег…Жили они тогда на Гастелло 8, в бараке, разделенном на перегородки.
В 1965 г семья бабы Иры переезжает в новую - двухкомнатную квартиру на Школьной-2.
Стась вскоре заступается за честь своей сестры и второй раз попадает в тюрьму, но на этот раз ненадолго и недалеко; досрочно его вызволяет баба Ира. Все эти годы баба Ира работает вначале в КБО, потом -в магазинах Щучина. Между прочим, с 1964 г - ударник коммунистического труда.
*
И вот пришло время иное: Настя, живя на квартире (с Анечкой) с  2002 г, летом 2007 г решила взять ипотеку. И на первый взнос надо было с нашей стороны 100 тыс., которых у нас и близко не было (первоначально предполагалось, что эта сумма «возьмётся»  после размена нашей 4-х комнатной квартиры). Но  мы с Лидой, поразмыслив, решили квартиру не разменивать: продали гараж за 35 тыс, у М.М. в долг взяли 35, и на оставшуюся сумму я в сентябре оформил кредит в сбербанке… Однако в ноябре Лида прочла в газете, что некто скупает боевые ордена, и Лида, в присутствии соседки А.В.Петровой, продала их за 50 тыс рублей, отдав М.М. долг. А немного позже, и вообще получила по б. Ириным сберкнижкам 70 тыс рублей, и тут же  погасила мой кредит в сбербанке…
И получилось так, что выручили нас в трудный момент именно отец и мать моей Лидочки (уже будучи совсем в мире ином), потому что денег нам взять было не от кого. Это решение продать ордена, и затем неожиданные деньги из сбербанка, тебе дорого обошлись: долгое время тебя буквально всю «трясло», у тебя подскакивало давление, чаще ты стала жаловаться на боли в животе…, несмотря на то, что  ты продавала ордена при свидетеле – соседке А.В. Петровой…, несмотря на то, что сбербанк был «явно» нам должник, хотя мы уже и не питали никаких иллюзий в своём (…) государстве. Этот стресс, может быть, впоследствии и сказался.
*
Несколько раз с тобой я был в Щучине, и тогда, когда твои родные жили на ул.Школьной -2, и тогда, когда уже не было в живых никого, т.е. после  Гали и б. Иры; несколько раз мы были в Карсуне и после т. Маруси…
Твоими глазами я видел Щучин! твоими глазами Карсун! т.е., всё твоё словно присутствовало тем временем, когда ты жила здесь: именно это я и хотел проглядеть сквозь чужую уже и для тебя жизнь
*
В декабре 1980 сестра Лиды Галя, переходя улицу, попала под машину…совсем-совсем рядом и с домом, и своей санстанцией. А была она замужем всего несколько месяцев…
Это была катастрофа.
Мне же её остро осознавать мешала какая-то абстрактность, окружавшая меня всю жизнь…Я только в тот декабрь понял, что это – знак,  знак нам с Лидой. Но какой?
Надо ли говорить, что мы с Лидой уже весной стали думать о том, как объединиться с б. Ирой?
*
И у Лидочки моей, после того, как погибла Галя, умерла б. Ира в 1996 г (уже живя с нами, в Ульяновске) из родных не осталось никого.



3. Встреча


… сказали Лиде, что этот долговязый парень приходит на 4 этаж ради неё, и она «решила» посмотреть на меня. Именно это событие и  запомнилось…
Не смотрела! Прошла мимо, не поднимая взор!
Но потом говорила, что рассмотрела «всего».
Я же не помню, где и когда увидел в первый раз эту худенькую девушку со жгучим взглядом: было это примерно в октябре 1966 г, и, возможно, на 3 этаже учебного корпуса, где занимался инфак: она промелькнула, и я запомнил (нет, не запомнил,, а словно мне было приказано найти) эту маленькую девушку с  ясным взором и чёрными бровями…
Перед моими же глазами – длинный-длинный коридор с дощатым полом, выкрашенным в коричневый цвет, и идущая навстречу миниатюрная девушка в халатике, чуть наклонившая голову, и совсем не обращающая на меня внимания…
Прошла мимо!
Эта встреча обожгла: я и сейчас словно вижу её огромные глаза, таинственные тонкие губы и светлые летние волосы…в ней было таинственно – всё!
И я погиб в своём прежнем качестве, и родился заново, и не «сопротивлялся»: наверное, испытал мгновенное счастье.
Надо ли говорить, что не помню, при каких обстоятельствах оказался в «её» комнате на каком-то студенческом «мероприятии», не помню, как впервые заговорил с ней…
Лида для меня сразу стала богиней, идеалом, Лидочка моя осталась для меня всё той же богиней и сейчас, спустя уже 45 лет, по-прежнему, недосягаемой, и теперь уже буквально…
Сколько же мы с тобой «гуляли» вечерами по Венцу! по этим тихим улочкам вокруг корпусов наших общежитий! Я фотографировал тебя, фотографировали нас, и мы говорили и говорили с тобой на всевозможные темы, нет, это ты говорила, а я – слушал…(спустя десятилетия мы возвращались на Венец, к «своим» скамеечкам…). Ты говорила, действительно, обо всём, но интересно, я же, может быть, о музыке?
 И мы «учились», мы сдавали экзамены, мы расставались… Мы даже ссорились!
Но не любить тебя было нельзя. Не было сил таких
Наверное, и я тебе был неравнодушен, но «воспитала» моё – ты,  моя Лидочка
….однажды мы возвращались поздней ночью, и твой корпус общежития, конечно, был закрыт, и мы (с тобой!) полезли по внешней пожарной лестнице на железную крышу высоченного здания, с чердака которого, я знал, есть вход на твой 4-й этаж…
Вторично этот предельно опасный шаг мы бы не совершили: мне и одному было опасно подниматься
А Лида говорила мне позже, что я, возвращаясь, ещё на крыше, вроде даже пел песню «Человек из дома вышел»…
*
…весной или осенью, ветреным ясным днём с ослепительным солнцем, ещё не зная друг друга, как мужчина и женщина, и, естественно, ни с кем не советуясь и никого не спрашивая, мы пошли подавать документы в ЗАГС:
а он был закрыт!
Вторично мы пошли подавать документы только несколько месяцев спустя…
Лидочка моя, высшая целостность, с моей стороны «точно» неосознаваемая, охватила нас, наверное, и ты была в её власти…
Кого надо было благодарить?
*
«Ещё в прошлой неведомой жизни – десятилетия назад – перед этим зданием Лидиного общежития у ограды кто-то посадил яблоню: когда она зацвела?
В мае 1967 г время привело нас к этой  яблоне, и бесстрастный фотоснимок остановил мгновение… а было нам по 20 лет, и узнавали мы друг друга, и мир остальной был заслонён друг другом: какими мы были? Знали себя?»
(из книги «Ундоровский круг»)
*
В июле после твоего пионерлагеря и моей полевой практики, не раздумывая, я приехал к тебе в Щучин, а ты – ждала меня (судя по письмам, которые я получил по приезду и сразу все), но до последней минуты не знала, кто же приедет, я или Кузнецов, т.к. на телеграмме имя не было указано, и когда увидела, приехав на станцию Рожанка,– наступило  облегчение (из твоего рассказа)…
*
Чудовищный эксперимент поставили с нами: 45 лет вместе, и вот уже скоро 8 месяцев я  - здесь, на земле, среди живых, а ты …Где ты?
Но я – с тобой.
Прости…
*



4. Вместе



Какое же крылатое это было время!
Слишком многое вместило оно – с момента нашей встречи в 66 г и до 75 года:
Оно вместило наши первые письма друг другу, неумелые и предельно искренние; наше физическое расставание в августе 67 г в связи с моим участием  в  геоботанической экспедиции Ю. Пчёлкина; мой нераздумываемый приезд  до экспедиции к тебе в Щучин; наше желание быть друг с другом во что бы то ни стало; нашу встречу нового, 1968 г. в Ундоровском доме, нашу подготовку к свадьбе в феврале 68 г и пребывание в Риге перед ней; наши квартиры и первый опыт жизни маленькой семьёй; мой алтайский месяц и твои отчаянные письма о любви; моя больница в Щучине в августе 68 г и моя аспирантура и посевы среднеазиатских видов в Ундоровском саду, начиная с 1969 г…
Это время нашей учительской работы на Вышках и вообще наших «работ» после переезда в 70 г в Ульяновск.
Это рождение Олеси.
И вновь больницы – уже  в Ундорах; твоя поездка в Чехословакию в мае 70 г и моя, экспедиционная, в Среднюю Азию  в июне 71 г.
Это мои письма дочери 71-72 гг.
Это – квартиры в Ульяновске,  «мой» санаторий в Сосновке в январе 73г; наконец, собственная квартира с апреля 73 г на Камышинской;  это твоё с Олесенькой пребывание в Щучине летом 73 г и уже мои спасительные (для меня!) письма о любви – Вам…
Это наша с тобой жизнь, моя самая красивая Лидочка
*
Крылатой наша жизнь была для нас потому, что у нас с тобой был всегда запас прочности (о котором мы не знали); не знали мы и тогда, не знаю, но догадываюсь, сейчас: вне времени было всё наше!
 Миг один человеческая жизнь – думаю (знаю!) сейчас, но помню, что бесконечно долгая она, всё потому, что  время – из тех глубин, где ещё нет причин и следствий, где обратимо всё, где есть только одно настоящее время – вечное
Крылатой была наша жизнь потому, что мы переживали то, о чём говорили, переживали ещё до слов. И слова наши друг другу были попыткой оценить собственные переживания…И я своё отдавал тебе словно на суд, и хотел отдать, и  твоё сказанное воспринимал как дар…Лидочка, сколько же ты мне подарила своего!
*
Ты смертельно уставала на работе, ложилась спать много раньше меня; это спустя почти сорок лет ты будешь ложиться спать позднее меня (из-за бессонницы), но тогда, я, кажется, со свечкой (!) сидел над своими записями состояний природы: в 69-73 гг у меня наступило время погружения в «противостояние неба и земли» (ни больше ни меньше!)
Какая другая жена могла позволить своему мужу заниматься всю жизнь неизвестно чем! тем, что не приносило деньги?
Ты просто верила мне
Я – верил тебе
*
Остались дома и квартиры, где мы с тобой жили, остались здания и улицы, где мы с тобой вдвоём были, остались деревья, остались ландшафты, которые должны помнить нас вдвоём, остались люди, которые знают тебя…
Невыносимо!
Невыносимо видеть мне женщин твоего возраста! Где ты?
…всё вокруг не изменилось, а тебя – нет, и не хватает твоих глаз, твоей оценки…,
твоего дыхания, моя Лидочка…
*
Был рядом со мной твой звонкий смех, счастливый, были рядом со мной твои летние волосы, твои умные губы, были твои суждения – обо всем, что окружало нас, и я всегда удивлялся им, и я помню, что всегда (в то время и после) воспринимал тебя и отстранённой и возвышенной, и близкой и родной…
 Одновременно! Я удивлялся тому, что ты – земная, но видел – неземной, возвышенной настолько, что и не верил себе…
*
Именно тогда я много слушал классическую музыку в записи на грампластинках – симфоническую, скрипичную, фортепьянную, оперную… Музыка даже определяла характер  моего отношения к окружающему, и, естественно, это отношение не вписывалось в «заземлённые» ситуации… А ты своим предельно чистым и открытым отношением ко всему (не со «стороны» музыки) перерастала человеческие оценки, поднимала их, и, где-то в глубине души, одобряла моё музыкальное начало, но твоя глубинная сущность «покоилась» всё же на ином – диалоговом  - фундаменте. Каком?
*
Нам трудно было вместе, потому что мы по-разному смотрели на одно и то же, и мы спорили – ссорились, но в главном (в моральном) на большинство непрерывно возникающих  проблем мы были заодно: в глубине отношения были заодно, а в путях решения расходились
Ты была права, я признавал, не сразу…
*
Как забыться, Лидочка? как забыться…в чём-то неличностном, неконкретном, чтобы…всё равно иметь тебя? словно быть рядом с тобой? Лидочек-голубочек, ты же была во всём права: ты переживала каждый наш миг жизни…
Как вернуться к нам двоим?
*
Со стороны, наверное, мы были идеальной парой и в первый «период» нашей жизни: профессиональные, психологические, интеллектуальные, даже физиологические «качества» наши были близки…
Даже «физические»!
*
Время первое охватывает и нашу жизнь на Даманском – отдалённом жилом районе Ульяновска, где  мы въехали в свою кооперативную квартиру. Я не помню, как и когда мы выбирались на «свой» Венец – благоустроенный парк с интродуцированными деревьями и кустарниками на самой верхней кромке высокого берега Волги, окаймляющим историческую часть города с востока, и являющимся, действительно, нашим с Лидочкой любимым местом наших встреч… Но мы «выбирались» на Венец!
С Венца Волга на три стороны смотрелась как с высоты птичьего полёта; я благодарен судьбе, что она подарила нам с Лидочкой этот парк: наши лучшие молодые годы «иллюстрированы» пейзажем, самый вид которого олицетворял свободу и красоту
а мне так и кажется, что Лида словно воспитана была этой беспредельностью Мира, в котором мы оказались, но и личной ответственностью, которую она в себе осознавала, может быть, и безотчётно…
но я ошибаюсь

5.Расставания

Первое расставание наступило в конце января 67 г (более чем за год до свадьбы) после зимней сессии: я приехал в Ундоры, к сугробам снега, морозам, в деревенскую избу, которую год назад отмыл от обоев, в которой сломал печь и перенёс на её место голландку…
Лида – домой, в Щучин, ещё на Гастелло-8, правда, написав мне в Ундоры письмо о том, что она сдала философию на 4, и что «теперь она умница и будет зазнавшейся». Но в Щучине у Лидочки было совсем не эпистолярное настроение; она ещё думала о том, как Кузнецов сдаст последний экзамен; но в один из последних дней января «зашла на почту и решила просто так (мне!) написать пару слов».
 Я же – измучился: я думал и о природе  вокруг, и о Лиде, и о том, как собственное отношение изложить на бумаге. И как ждал писем от Лиды!
Впервые, и,  уже знал, что единственный раз, я был неведомой силой открыт перед откровением, перед чудом человека: был растерян? нет, искал…поддержки в самом себе…И находил не сразу. Лида!
Второе – в начале июня 67г: Лидочку мою направили в Акшуат (Барышский район) на практику в пионерский лагерь.
И Лида уже писала мне письма, переполненные счастьем и любовью и «счастье в ней сидело пушистым котёнком»; Лида писала о детях, о тишине, о своих сказочных гриновских  снах… Лидочка в своих мыслях уже была моей: про меня и говорить было не нужно, конечно же, 13 июня я приезжал к ней в Акшуат.
Но «настоящее» расставание было в конце июля и почти весь август: Лида осталась дома, в Щучине, я уехал в геоботаническую экспедицию Ю.А.Пчёлкина по Ульяновской области. И письма Лиды в это расставание не просто дышали любовью – кричали о ней: Лидочка писала о самом «простом» – собственном отношении ко мне, другим, к себе: это было странное, неведомое ранее отношение, и «всё»  представлялось ей в свете ином, в свете неразлучности…Лида писала о своих снах о нашей свадьбе, о невозможности быть одной… Лида писала о том, что она представляет как мы гуляем с ней по Венцу, по нашим аллейкам, что она считает дни до нашей встречи…
Лидочка, моя любимая! Как же дороги мне эти письма были тогда, и как же твои письма бесценны сегодня! И уже никакие слёзы не вернут тебя…
Ты писала о ночи, о звёздах, о ночном  дожде, ты не просто писала – до  позднего часа  ты охраняла своей любовью меня, «человека с рюкзаком», находящегося  в тысячах километрах от тебя: ты любила меня со всей страстью  чистого сердца…Ты писала, что я «стал твоим днём, часом, минутой»… Лидочка, разве можно забыть это?
И вы, в Щучине, уже жили в новой – настоящей – квартире  на Школьной 2, в которой я впервые побывал в июле 67 г в качестве твоего любимого человека.
 А дальше – была осень в Ульяновске, неровная для наших отношений, но мы, наверное, оба, и не помышляли ни о чём ином, как быть вместе; и был вновь январь, когда ты – была в Щучине, я же по ночам подрабатывал в котельной, и ты писала мне нежные и  «любовные» письма, о том, «что у тебя теперь есть я», и что ты «ложишься спать с моим именем на устах»… Лидочка!
И в самом начале февраля 68 г (за несколько дней перед нашей свадьбой) мы с тобой поехали в Ригу: я из Ульяновска, с  группой студентов, ты – из Щучина…
В Риге, помню, интеллектуал-экскурсовод всё объяснял и объяснял нам (отчего-то обращаясь к Лиде) неудачное копирование Пискарёвского кладбища в Ленинграде аналогичного мемориала в Салалсписе, и даже приглашал к себе на квартиру…Но  домой мы, слава Богу, вернулись без потерь.
В июне 68 г я улетел на Алтай, больше, чем на месяц, ты же оставалась одна. И твои письма в этот месяц – недоумение, почему ты осталась одна, попытка описать что такое ожидание любимого человека, что такое пустота вокруг без него…Для тебя перепутались дни и ночи, явь и воображение…Но ты выражала любовь, обнажённую, ранимую и  неуничтожимую в глубине; ты словно заново воссоздавала наши отношения за эти наши месяцы дружбы и любви…Эти почти тридцать писем для меня – роман о нас, возвышенный, и  в котором единственно реальным человеком оставалась именно ты.
Ты сдавала экзамены, ждала моих писем, ездила без меня в Ундоры, и снова вспоминала о нашем с тобой времени… В письмах моих ты прежде хотела угадать, что там написано, и счастье переполняло тебя, ты не выдерживала, и  ты читала, перечитывала, и…писала письма мне…в «стол», конечно, потому что мой адрес был – Советский  Союз
Если для меня и есть на свете доказательство любви, то они – в  этих письмах, в этих пронзительных  и беззащитных строчках: в них ты раскрывалась передо мной полностью
Ты вспоминала наши с тобой разговоры о литературе, музыке, ты словно продолжала мои мысли в моих письмах, ты – полностью растворялась в своей любви ко мне…Лидочек мой, ты разговаривала со мной, как будто я был рядом. Ты писала: «нас наделили счастьем, огромным, неземным, настоящим»…
Ты пыталась слушать симфоническую музыку…как я (!), ты размышляла о нас с тобой, ты переживала свою беспомощность
Ты любила дождь: это много-много позже, уставшая от жизни, ты будешь словно не «замечать» его
Ты с замиранием сердца слушала металлический лязг почтового ящика – ждала писем, и дожидалась – иногда  сразу по несколько штук
Как ты любила меня, Лидочек-голубочек!   И как ты обрадовалась, когда я написал тебе, что представляю себе время, когда буду гулять по садику с дочерью в детской коляске!
И ты переживала за свои письма, стыдилась их, считала, «что ты ничего не знаешь и не умеешь»… Нет, Лидочка моя, письма твои – энциклопедия отношений любящего человека, ты ведь затрагивала, по существу, все его стороны
И часто-часто просто не спала: думала о нас.
За этот месяц ты устала страшно, ты прожила целую жизнь – с  мыслями о любимом человеке…
2 июля 68 г я вернулся.
 А в августе, уже в Щучине у нас также было расставание: несколько дней я лежал в больнице.
И в самом-самом конце сентября 69 г мы расстались с тобой на несколько дней совсем других: ты лежала в роддоме:  у нас появилась дочь… Какие твои письма из роддома! Какая же ты была счастливая! Гордая от того, что мы – родители. Ты так радовалась!  Лидочка, моя любимая, как я ждал…уже вас двоих…
 Но в декабре этого же года я сам попал в (Ундоровскую) больницу с рецидивом  остеомиелита берцовой кости, и мы вновь писали друг другу письма; твои – были  все в безмерной заботе о нашей малышке, о нас с тобой, о любви твоей, «что движет солнце и светила»…
В марте и ты лежала в этой же больнице – отит.
А в июне (?), сразу после первого учебного года (или ещё в мае ?), – ты ездила по путёвке в Чехословакию, и о поездке своей ты позже самым подробным образом мне рассказывала: «щебетала»; но в твоём щебетании была объективная картина, ведь видела ты Чехословакию не как турист, но как «подруга» гида вашего – Влады …
В конце мая-начале  июня уже 71 г, т.е. уже работая в Ульяновске, я водил на два дня с ночевой 5 класс 8-ой школы в поход по маршруту Захарьевский рудник – Городищи (Ундоры); этот же маршрут (с другими классами) я повторял в 72 и 75 гг (может быть, и в 73 и 74 гг, но нет фотографий).
По этому же маршруту  в 76 г я провёл детей из фотокружка Дворца пионеров; мне кажется, были ученики и из школы № 8. По этому же маршруту я провёл в июне 87 г  более старший класс из 34 школы с классными руководителями  В.А. и моей Лидочкой (!!), и в 91 г – Настенькин класс.
В июне 71 г мы расставались в связи с моей экспедиционной поездкой в Среднюю Азию за сбором диссертационных материалов (Ашхабад, Самарканд), но перед этим поссорились из-за пустяка… Но ты (рано-рано утром) проводила меня до аэропорта, и все 10 дней нашей разлуки – до встречи в том же аэропорту –  мы оба прекрасно знали, что наши ссоры – поверхностны, что они в принципе не могли изменить нашего отношения друг к другу.
Да, нашла и объединила нас судьба, и мы не в силах были, если бы даже и хотели, изменить  её… Между тем, ты одна ездила в Ундоры к Олесеньке, и ты писала, что «неодолимая сила заставляет» тебя думать обо мне. Лидушка моя!
В 71-72 гг я писал письма Олесеньке, и  всё, о чём я думал о маленьком нашем человечке, всё  чувствовала и ты, только ты это не «выразила на бумаге», но ты и в действиях, и в словах «развёртывала» это отношение в мельчайших подробностях.
В начале июня 72 г от областной детской библиотеки ты была в пионерском лагере за Волгой, лагерь располагался в хвойном лесу.
И вот наступил январь 73 г: мне нужно было в туберкулёзном санатории «Сосновка» исключить туберкулёз кости.
Я – писал тебе письма – почти  каждый день, о природе рассвета, дня, заката, о том, как я представляю себе нашу дочь… Ты – также о дочери, о том, что Олесенька простыла, что в садике из-за морозов холодно, и Олесеньку придётся отвезти в Ундоры, о нас двоих; возражала тому, что я всё время сомневался в своих силах,… ты «опускала» меня на землю: «только твоё присутствие рядом помогает мне хоть немножко чувствовать себя красивой»…
ты не выдержала и в самый мороз в середине января приезжала в Сосновку…
ты писала о том, как Олесенька  проживает эти дни в Ундорах, о том, в конце января тебя нашёл грипп и три дня с высокой температурой не отпускал от постели
и, как всегда, ты страшно устала от очередной разлуки…
В июле 73 вы улетели в Щучин, я – остался в Ундорах. И Лидочка моя писала, что без Олесеньки она бы не выдержала наше расставание, и все строчки в письмах – были о нашей  дочери.
Спустя полтора года, с 16 по 29 декабря 74 г ты была дома, в Щучине; сохранились несколько писем наших, но причина твоего предновогоднего визита домой в письмах не была прояснена, а я, конечно же, забыл её. Ты писала о том, что в Щучине дождь, что дома «всё по-прежнему»…
*
Не могу вспомнить, ездили мы вместе (или ты с Олесенькой одна) в Щучин летом в  74 гг; мне кажется, я приехал к тебе в Щучин с брильянтовым перстнем (за 447 р)…В 71 и 72 гг мы в Щучине были «точно», т.к. сохранились фотографии.
*
12  июля 75 года ты вместе с Олесенькой улетела в Щучин; я редактировал свои «Времена года» и собирался прилететь в Щучин 2 августа…
А дома у вас было тяжело: бабушка Броня была при смерти, и все переносили это страдание тяжело, и Галя, и Стась, и, конечно, твоя мама…
Баба Броня умерла 18 июля.
В письмах твоих – описание обстановки в семье, ты писала о том, что «по каждому малейшему поводу у меня с тобой происходит внутренний диалог». Лидочка! И у меня с тобой постоянный диалог – даже сейчас. Я на весь мир и сейчас смотрю так, как если бы ты была рядом.
Я приехал 3.08.1975г.
*
Но режим расставания уже проник в меня (только когда?), и он был постоянным:
 и тогда я писал тебе письма: т.к. даже и рядом с тобой, я всё окружающее (м.б., и вместе с тобой) воспринимал несколько отстранённо (удивлённо?)… И в этом, наверное, не было странности, так как, то описание природы дня и ночи, которое я  предпринимал, «задевало» такие глубины, что казалось, само небо противостоит земле – вместе со мной, вместе с нами, вместе со всем вещественным, что я терялся…
но никогда я так и не смог описать словами это великое чувство…
А тебе – был благодарен всегда. И сейчас

6. Квартиры

Странно, что я не помню, как мы жили на первых своих квартирах, память всё выводит на последние, «собственные»: а с первых какие-то летящие образы только восстанавливаются, ускользающие…
А первые недели две мы жили в старом частном доме в   хлебном переулке по ул. Минаева, у бабушки моего однокурсника И.Троицкого;  я ещё по ночам работал кочегаром, и Лиде, которая училась во вторую смену,  надо было возвращаться «домой» одной через совершенно тёмный двор с собаками, да ещё по деревянной шаткой лестнице забираться на «второй» этаж: дом просто стоял на каких-то сваях … Мы, конечно же, отказались от подобного пристанища
Вторая наша квартира, которую предложил уже мой отец – на Локомотивной-25, в Киндяковке, в двухэтажном доме, – пустая  однокомнатная квартира брата моего отца, стало быть, моего дяди – дяди Пети, который жил где-то рядом со своей второй женой…Квартира на 2-ом этаже была маленькой, чистой, я помню, что мы спали на полу. И здесь мы прожили до конца мая 68 г (а м.б. и до конца лета). Когда я уходил на свою ночную смену (кочегарскую), Лида боялась оставаться одной, и мы иногда приглашали Толика Журина, который в то время дружил с Ритой Прохоровой, жившей неподалёку (вскоре они поженились). Однажды утром дядя Петя, злоупотреблявший спиртным, пришёл и, услышав, как Лида позвала Журина завтракать («Толик, иди!»), всё-таки сообразил, несмотря на то, что внешне Журин был похож на меня, что это Толик, да не тот…
Пятый мой курс (Лидин – четвёртый), до Нового года мы жили в доме на Инзенской; квартиру, опять-таки, нашёл мой отец, он же привёз машину дров, которые, я помню только, как уже в морозное время колол их на поленья, – во дворе этого дома и под музыку Баха (буквально)…А бабушка жила у кого-то из своих, но часто приезжала. Помню, что у неё  оставался кот Марсик: интересным был то, что некоторое время (и именно в те годы) Лида и меня называла «Марсик»; и выяснилось, что кота так зовут – не сразу, а в один из приездов хозяйки… Лида мне  говорила, что в сентябре однажды к ней приходил (приехав из Казани) Кузнецов, который не поверил, что  Лида вышла замуж за меня, и вроде бы он хотел её «уговорить» уехать с ним…В дом Лида его не пустила, разговор был у дощатой и выкрашенной суриком «завалинки».
В просторной избе, однако, было много вещей, и потому тесно. И мне кажется, что «дома»-то мы бывали редко.
С Нового года мы жили в «самом» центре города, на Спуске Халтурина (№ дома не помню, но дом стоял во дворе). Кухня, с газовыми плитами и водой,  была общая, на две семьи, бабушка, владелица пеналообразной комнаты, кажется с голландской чёрной печкой, по фамилии Воробьёва, проживала в Москве. Эту квартиру нашла для нас, то ли баба Катя, то ли отец… В месяцы зимние те были морозы за тридцать, и помню, что у нас замерзала вода. Помню, возвращались мы с Лидой поздно вечером с концерта (в филармонии?), и долго не могли открыть ключом замок из-за сильного мороза и ветра. Одно время с нами (всё в той же комнате!) жила моя сестра, и даже  (ещё!) сестра двоюродная  - Валя. Среди моих сестёр с тех времён почему-то запомнился один факт:  мой подарок на 8-е марта, – тапочки, которые я вначале подарил родной сестре, затем – двоюродной. В институт мы с Лидой  уже ходили пешком, но вот в какой именно котельной я работал кочегаром – не помню: возможно, рядом с телецентром. Я помню только, что однажды Лида приходила ко мне в котельную на севере, но, скорее всего, это было в ноябре 67 г, т.е., до свадьбы.
Именно на своём последнем курсе моя Лидочка получила по курсовой работе по английскому языку отлично, и очень гордилась этим, но ещё больше, видимо, был рад преподаватель Ю.М. Абрамов. Но мне кажется, что лингвистические способности Лиды  так и не были раскрыты в вузе, хотя они, несомненно, были. Тем не менее, Лида позже с теплом отзывалась о многих своих преподавателях …Голенко, декане Пиусе Францевиче Гааге, но особенно о А.Н Гурьяшкиной.
В мае мы уже знали, что у нас будет ребёнок (я почему-то знал, что будет девочка, которую мы назовём Олесей).
Распределение в конечном счёте мы получили в мордовское село Вышки, недалеко от Ундор, хотя мой декан меня уже уговорил ехать в Калмыкию, и, уговаривая, всё повторял, что там нет воды. В Вышках мы оказались из-за резкого протеста Лиды, и из-за того, что у меня уже была договорённость с проф. Р. Е. Левиной о поступлении в заочную аспирантуру.
Наша Вышкинская квартира была двухквартирным новым домом (в другой квартире жили 2 учительницы начальных классов), но совершенно не подготовленным к зиме: отсутствие дров, огромные щели в потолке вокруг небольшой печи, зияющие щели в полу: высокий, около метра в высоту подпол, видимо, предназначался для того, чтобы там держать…свиней; из-под пола через щели---зимой дуло! Кажется, это мы оклеивали бревенчатые стены обоями (на мучном клейстере), и вскоре мужественно сражались с мышами; но большим несчастьем для нас оказались клопы…
Машину дров мы истопили ещё до Нового года, т.к. изба быстро выстуживалась, и я помню, как мы вытребовали у директора школы дров ещё. В октябре у нас появилась Олесенька, но мы смогли жить втроём только три месяца, и то мы рисковали, и с января наша Олесенька жила в Ундорах с бабой Катей и няней (моей крёстной). Ещё в октябре (кажется) я поступил в аспирантуру, в декабре лежал в больнице: Лидочке моей досталось… И мы ведь не только жили, мы работали в  Вышкинской 8-летней школе, и у нас у каждого учебных часов было больше чем на ставку. За Вышкинский учебный год и Лидочка моя (под какой-то праздник) свалилась: простудила уши. Кроме того, уже весной, кажется, она ездила в Ростовскую область в Сальский район к своей сестре, которая там работала медицинским работником, и жила с двумя подругами в деревенской избе: надо же было такому случиться, что Лида вошла в дом, когда на полу лежали, угорев, три девушки… Лида открыла форточку, каким-то образом привела их всех в чувство…
В том же 70 г, но в январе, умирает в Карсуне бабушка Лиды по отцу – Евдокия Яковлевна. Мы ездили на похороны, и возвращались на Вышки, не доехав на автобусе из-за снежных заносов 2 километра. В сумерках, по пояс в снегу, при морозном ветре, мы добирались до своего «дома». Лидочка тогда многое мне выговорила
На Вышках мы не задержались ни на один день: к вечеру 31 мая мы со всем своим скарбом уехали…
В городе нас также никто не ждал, и сложные летние поиски квартиры привели нас в Засвияжье, на улицу Полбина, около автовокзала, к т. Дуси Сиротовой, у которой мы сняли одну комнату в четырёхкомнатной квартире; кроме нас (двоих!, без Олесеньки), проживали в квартире т. Дуся и д. Женя, безобидный, но слабовольный и склонный к выпивке, и  трое их  детей.
Мы жили в этом подъезде (вначале у Сиротовых, на 2 этаже ?, затем у Антоновых, в такой же квартире, на 5 этаже) до сентября 72 г. А затем – на улице Октябрьская, также в Засвижье, почти рядом со школой № 8, где работал я. Последнее наше пристанище – 3-х комнатная квартира, муж и жена и их двое сыновей. Хозяйка, Микитич, была недалёкой, но властной …бабой; муж, такой плюгавенький, но безобидный, и по своему, даже добрый, также часто выпивал; сыновья – себе на уме, младший даже учился у меня в этой школе. А прописаны мы были рядом, на ул. Терешковой, в кооперативном доме, кажется, у Таракановых.
Лидочка моя в Ульяновске до августа 71 г работала пионервожатой в шк. № 21, за трампарком, т.е. ей приходилось ездить далеко. На работе она «выкладывалась», как всегда,  полностью, и приезжала уставшая. Каждую субботу мы ездили в Ундоры, к Олесеньке, и я к тому же, к своим грядкам, на которых ещё с весны 70 г произрастали мои гетерокарпные виды (материал для диссертации). В июне 71 г я улетел в Среднюю Азию на 10 дней – Самарканд, Ашхабад для сбора материала по этим же гетерокарпным видам в их природных условиях.
Мне кажется, весной 71 г в Лидиной школе разразился скандал, как всегда в советское время тихо-мирно потушенный: Лиду заставили подписывать бумаги, по которым она, якобы, получала деньги на какие-то пионерские мероприятия, Лида отказалась. В этом деле, о котором Лида мне когда-то всё говорила, но я уже сейчас все детали забыл, неприглядно выглядели и директрисса Дороднова, депутат, и её заместитель, Егоров, будущий зав. облоно.
В январе, кажется 72 г (а может быть в другой год), я ездил в командировку (!) в библиотеку им. Ленина. Именно там мне запомнился старик, который с открытием читальных залов (ровно минута в минуту) первым выскочил к длинной-предлинной лестнице и бегом по этим ступенькам устремился к пункту выдачи книг…
Эта жажда знания меня потрясла
*
 …в апреле 73 г  мы въехали в собственную квартиру: чувства наши передать и сейчас трудно. Камышинская 61-44, вот адрес нашей угловой кооперативной квартиры на первом этаже. Малюсенькая прихожая, такая же малюсенькая кухня; ванная совмещена с туалетом; вход в маленькие комнаты через «зал». Жилая  площадь – 34 м2.
Лида тогда уже более года работала в Детской областной библиотеке, но с Даманского (так сразу окрестили строящееся дальнее Засвияжье) добираться было далековато. Но  с сентября 73 г моя Лидочка стала работать преподавателем английского языка в профтехучилище № 2 на Рябикова, т.е. много ближе. Олесеньку мы водили в садик.
«Интерьер» мебельный нашей квартиры был небогат, «сборный», библиотека также была, хотя и функциональной, но также не изысканной; привёз я из Ундор и фонотеку, которая пополнялась, наверное, до середины 80-х годов. Может быть, каким-то сдерживающим фактором для материального благосостояния нашей семьи и был я, и, может быть, Лида это прекрасно видела уже тогда…
*
Не то всё! не то вспоминается… Лида с самого «нашего» начала была бесконечно глубоким и добрым человеком, умным человеком, но та любовь, которая поглотила нас, мешала ей видеть до конца, что я безнадёжно «отставал» от запросов семьи… Все наши ссоры и происходили поэтому
Странно, что и меня некоторые знакомые считали тогда ответственным человеком (перед совершенно конкретными текущими делами): ошибались; я считаю сейчас, и считал тогда, что именно Лида «пересиливала» в наших отношениях – просто потому, что каждый миг её жизни дышал страстью…. Я сопротивлялся ей, защищался своими увлечениями, и всё равно – сдавался.
Не сдаться такому человеку  не было сил: но как всегда я хотел (в своих литературно-философских сочинениях хотя бы) быть равным ей!


7. Работа

 В своё «первое» время Лида вместе со мной год работала  на Вышках (мордовское село, Ульяновский район, рядом с Ундорами) учителем, в Ульяновске – вначале год пионервожатой в 21 школе, затем  2 года библиотекарем в Областной детской библиотеке и, наконец, с 73 г – преподавателем  английского языка в профтехучилище № 2 (в этом училище всего 7 лет).
Школа на Вышках представляла собой старый и деревянный, одноэтажный длинный дом, с немногими классными помещениями (сколько их было, вспомнить не могу), с небольшим коридором, малюсенькой учительской… Начальные классы, возможно, учились после обеда. Учительский «дебют» для нас состоял в торжественном проводе старого учителя, фронтовика, А.?Фирсова на пенсию: было много цветов и несомненная торжественность; одновременно, я чувствовал, что отсутствует какая-то перспектива, словно вокруг (за моей спиной?) была пустота.
Лида должна была примерно через месяц родить, но работу в качестве учителя начала. В 8-и летней Вышкинской школе и педагогов-то было: директор (Бочкарёв П.А) – математик (?), его жена – В.Н. (математик?), русачка Чечкенёва А.П, две учительницы начальных классов, молодых, Зоя и Татьяна, физрук и военрук Фирсов Ю.А., да мы с Лидой. Совершенно не помню, осталась ли работать старая Фирсова. Лиде поручили вести гуманитарный цикл предметов с 5 класса, мне – естественнонаучный, да + историю в 6 классе.
Мы оба были классными руководителями, Лида – в 5 классе.
Я помню, в конце года Лида участвовала в  какой-то художественной постановке (к 1мая?).
Я хорошо помню, что как учитель я выглядел предельно неопытным, но у Лиды подобных проблем вообще не было.
1 сентября в Ундорах умирает баушка Феня, а спустя месяц рождается Олесенька, т.е., получается, что в этом смысле какая-то преемственность была восстановлена…
Мне кажется, Лида возобновила работу после Нового года сразу, но я не уверен, может быть, и ранее.
Из Вышкинского периода помню хорошо раннюю зиму: в начале ноября были морозы и уже огромные сугробы снега, но затем весь остальной ноябрь – оттепель такая, что весь снег растаял, и вновь земля стала белой только перед Новым годом.
В Ульяновске нас никто не ждал, и работу пришлось искать долго.
Думаю, что работа пионервожатой Лидочку мою «выжимала»  насквозь, потому что общение с детьми было беспрерывным, а учитывая тогдашнюю однообразную «показуху», мне кажется, сама Лида не могла бы вспомнить из этой «работы» ничего, кроме каких-то внепионерских дел. Но также думаю, что общительный характер и изначальная доброта моей Лидочки для детей была настоящим подарком: Лида была душой не только взрослой кампании, но и настоящим лидером для любого возраста…
Поэтому проблемы контакта с детьми у Лиды в принципе не могло. А  какие сказки она могла…придумывать по ситуации (вариации рассказов и повестей А. Грина)! Проблема могла возникнуть (и возникла) из-за взаимоотношений с учителями и администрацией. С администрацией – по  поводу липовых бумаг на оплату явно внешкольных (даже) дел, которые «должна» была подписать пионервожатая…
 В итоге Лида ничего не подписала, но из школы ушла (да и роль пионервожатой для моей Лидочки была явно мала); однако, устроиться на работу учителем английского (!) языка в городе было много труднее, чем поступить учиться на инфак.
 Работа в Областной детской библиотеке оказалась для моей Лидочки не только спокойной, но и интересной, во всяком случае, для её внутреннего роста. Лида всегда говорила о сотрудниках библиотеки как о коллективе единомышленников; она подружилась с зав. средним отделом Е.Селюковой,  с другими коллегами, и, спустя более чем 20 (!) лет после своей работы там, Лида настояла, чтобы я проводил презентацию книги «Катехизис» именно в этой библиотеке. И презентация состоялась 31 марта 1993 г...
И вот спустя три года после приезда в город на работу  Лида устроилась по специальности. Контингент учащихся в профтехучилище, однако, не располагал к настоящему изучению иностранных языков. Дети (старшеклассники) по известной терминологии были трудновоспитуимыми, и профессия каменщика и строителя-разнорабочего – это лучшее, на что они могли претендовать в жизни. Можно сказать и сильнее: это была настоящая колония для беспризорных (при живых и часто пьянствующих родителях), и в каком-то смысле каждый педагог или мастер для этих ребят должен бы  быть  настоящим А.С.Макаренко, но, разумеется, не был. Поэтому и советское общество не справлялось и  бездарно проигрывало свою миссию в формировании «человека коммунистической морали» ежедневно, «ежеличностно» решительно во всех сферах жизни, и далеко не только в подобных профтехучилищах: на самотёк были брошены миллионы семей, миллионы детей: распадались все нравственные (ещё оставшиеся!) связи всюду…
Я не говорю, естественно, об экономических причинах: об отсутствии внятного и справедливого стимула на производстве, часто об отсутствии самого производства, но Лидочка моя всю цепочку причин, в результате которых в итоге были крайними дети, прекрасно видела, и мы много раз обсуждали ситуацию…
И она столкнулась с поразительным фактом: уровень нравственности среди этих брошенных детей был ничуть не ниже чем у детей так называемых «благополучных» родителей; этот же факт и мне бросился в глаза в середине 80-х годов, когда я полгода работал в школе № 1 учителем биологии (по совместительству). Лида приводила мне много конкретных примеров порядочных поступков детей; поразительно также, что дети замечательно разбирались в том, «кто есть кто» и «что есть что» именно в нравственном смысле…
Поэтому у Лиды не было проблем с дисциплиной; Лида мне говорила и о некоторых сильных педагогах в этом училище, которые также держали «уровень»…

8. Друзья

Нуждались мы в них? да, безоговорочно.
Вери ли им? нет, не до конца, но было удиви-
тельны их рассуждения, жесты, поступки….
И мы – переживали это общение

Из своего Карсунского выпуска Лида поступила в пединститут не одна, но на моём слуху и в памяти осталась одна её одноклассница – Тая Попова (литфак). Пути Лидочки и Таички разошли после первого курса: Лида с осени 66 г «закружилась» со мной, а вот судьба Таички  мне известна лишь в общих контурах: она долго не могла выйти замуж, затем родила сына (Андрея), которого оставила в Карсуне, и которого усыновили родители Таички, а сама уехала в Армению, в Шенаван (я там был в 83 г), там вышла замуж и родила ещё троих сыновей…
Я «тоже» поступил в пединститут не один, на естгеофаке вместе со мной оказался мой одноклассник Володя Ежов, который на старших курсах, естественно, стал другом и моей Лидочки. Судьба его уже прочерчена: он спустя несколько месяцев после меня женился на нашей однокурснице Вале Сидоровой, и они уехали на её родину в Стерлитамак; быстро стал директором школы, и по всей вероятности, успешным, у них родились двое мальчиков, но в 1990 г у него обнаружили рак желудка и печени, и в течение месяца Володи не стало…
Мы, однако, редко вспоминали своих самых близких друзей: воронка жизни втягивала от нас что-то такое, что мы не успевали спокойно и обстоятельно обдумать (или осознать)  сам факт дружбы, но может быть, мы оставались просто непосредственными. Но иногда Лида, вспоминая свою жизнь, не только весьма точно воссоздавала эпизоды, но и «укладывала» их в логику, всегда для меня неожиданную…
Для Лиды друзьями оставались и другие  её одноклассники, но постепенно, с момента нашего знакомства, уже мои друзья по учёбе и общежитию становились друзьями Лиды. Одно время даже образовалась кампания: Толя Журин, Люда Постникова, Дима Орлов, Тая Уланкина, Люда Ходырева (все на курс «моложе»), мои однокурсники… Мы собирались на дни рождения, м.б. по другим поводам. Толя Журин не смог сохранить свои отношения с Людой, женился на Рите Прохоровой (после окончания вуза они уехали в Тетюши, на его родину), но и Люда осталась для нас таким же студенческим другом…
Толя Журин из всех наших институтских друзей был самым безобидным и ответственным (надёжным) одновременно. В 80-е годы, когда у нас была машина, мы несколько раз ездили в Тетюши за мёдом: Толик держал пчёл, и преуспевал в этом.
С 73 г друзьями для нас стали Ивановы: Михаил и Галя; они в том же году, что и мы, закончили физмат пединститута, въехали в тот же кооперативный  дом (и работали они тогда в той же школе, что и я), и множество раз наши жизненные пути пересекались.
Видимо, с этого же 73 г мы познакомились с художником Валерой Константиновым, жившим также на ул Камышинская. Валера был явно неравнодушен к моей Лидочке, и, видимо, несколько лет, во всяком случае он приходил к нам даже тогда, когда мы в 81 г переехали в новую квартиру совершенно в другой район города… Как художник он был несомненно интересен, но мне кажется, недостаточно «фанатичен»,  как человек – немногословен.
Картины Константинова, подаренные нам, до сих пор украшают нашу квартиру.
Когда мы приезжали в Щучин, Лида быстро «находила» своих школьных подруг: Т. Лыскову, Р.Футорянскую. Г.Бабакову… Пути жизненные у всех у них расходились кардинально, но, конечно же, были общие воспоминания.
Нашим общим другом ( всё с того же 73 года) стала Надежда Павловна Каргашина, примерно 75-летняя женщина, тучная, больная сахарным диабетом, невероятно влюблённая в отечественную литературу и исключительно начитанная. Вместе с мужем-геологом, М.В. Гусаровым они приехали из Сеймчана (под Магаданом), жили в своей  (кооперативной) двухкомнатной квартире на Кузоватовской. У них была замечательная (действительно ценная) библиотека и они выписывали по сути всю  дефицитную по тем временам периодику. Надежда Павловна приходила к нам в гости, мы – к ней; Лида помогла Надежде Павловне поставить телефон как орденоносцу; М.В.Гусаров  тоже был весьма заслуженным геологом. Оба они говорили нам, что исходили всю Восточную Сибирь.
Надежда Павловна переписывала от руки воспоминания о поэтах серебряного века (что меня поражало), отрыла нам многие литературные имена… У меня в архиве в Ундорах сохранилась пачка писем и открыток Надежды Павловны, исписанные её мелким обстоятельным почерком. Когда Н.П. говорила о ком-либо из поэтов или писателей, то её  лучезарные глаза просто источались светом
Их судьба завершилась печально; немощными, очевидно, в самом начале 90-х годов, их сын определил в дом престарелых; квартиру продал, библиотеку, думаю, увёз в Сеймчан… Первым в доме престарелых умер Михаил Васильевич… Похоронили их на кладбище за Новым городом.
Мы с Лидой переживали за них и часто вспоминали.
(наша Олеся в областной молодёжной газете «Слово Молодёжи»  об этом доме престарелых 15.09.90 г написала статью: «Смерти ждём, доченька»)

9. Дочь

…горели золотом осенние листья в то время, и беспредельная голубизна неба окружала солнечную прохладу
Декоративно чистые  здания и бесшумные события вокруг – вокруг твоего светлого личика, твоих глаз, твоих писем – твоей гордости подчёркивали сам факт подчинённости нашей жизни непонятной высшей силе…
Я же не осознавал до конца сам факт рождения дочери, ты – да, ты осознавала вполне, и тебя переполняло не только счастье, но и забота, а я безоговорочно подчинялся тебе, выполняя все твои наставления
и не помню, как забирал тебя из роддома, как привёз на Вышки – не  помню, как дышал в те дни, но счастье, может быть, и заключается в том, что не задумываешься о самой жизни, но живёшь таким непротиворечием, такой целостностью, которая обеспечивает твоё будущее заранее (?), и именно твоё (!)
Что может быть выше такой любви? когда ты забываешь себя?  И какая же ты была счастливой, моя Лидочка…И было это счастье – у  нас с тобой…
Какие слова? какие действия? да мы словно летали  вокруг дочери и вокруг  друг друга, и боялись грубости, даже далёкой и относящейся вовсе не к нам: и работа в школе, и общение с другими людьми, и поездки в Ундоры, и ожидание встреч с нашей Дочерью,  и течение природы самой – замирало перед личиком уже нового человека, к появлению которого мы имели отношение… Какое? Как подобное чудо появилось и проявляется? Это проявление ещё беззащитного, но родного и разумного, нас с тобой ещё более укрепляло в нашем отношении друг к другу…
Да, наша дочь с нового, 70 г была не с нами (совсем не по нашей вине), и весь 71 г, и половину 72 г (кроме лета, когда мы были все вместе – в Ундорах, в Щучине)…, но в этом ли «дело»? Наша любовь была вознаграждена природой – этим сгустком времени и «пространства»: наша с тобой, моя Лидочка, сущность, непонятная и нам самим, уже переходила к новому человеку, к которому мы также имели подчинённое отношение….Подчинённое!
Какими  словами рассказать о том, что дети, именно дети, сохраняют в нас уровень человека, так противопоставляющий нас по отношению ко всему «остальному» – оценивающий? какими – рассказать о неповторяемых минутах и часах, когда ты сам превращаешься в благодарного ученика?
Сохранились  немногие фотографии, письма о том времени, сохранилась память,…и воссоздаются  мгновения – вместе с поразительно достоверными деталями окружения, даже окружения «природой» самой: какими же великими по значению были встречи наши после еженедельных разлук с дочерью! Какие слова своей дочери мы слышали!
…и вместе мы были, с немедленными ответами и помощью, были необходимы друг другу, но и доверяли нашего ребёнка крёстне и бабе Кате… Мы были вместе и в Ундорах, и в Щучине, и в Ульяновске
Мы были одно целое, и тебя, моя Лидочка я уже не воспринимал одну
детские книжки, а затем пластинки – всё дополняли наши отношения, всё ко времени, всё к игре и уже  самостоятельным оценкам: богатое детское время!
всё внешнее шагнуло к нашей дочери с бесконечным добром; это внешнее, уже с дочерью, было также бесконечно милосердно и к нам с Лидочкой
Лидочка!


10. Ундоры

В  конце 60-х  начале 70-х годов совсем иным было пространство вокруг дома в Ундорах: огромный с ровным широким «дном» овраг перед порядком домов почти был свободен, лишь 4 маленьких бани словно охраняли его; половина Ундор с отдалённым Черталинским лесом виделась как на ладони…Это в начале 80-х (середине?) овраг засадят вётлами, и уже через 20 лет перед домом зашумит лес
Мы с автобуса домой шли «через пруд», т.е. оврагом, поднимались в гору…, но Олесенька уже бежала нам навстречу, по плотному зелёному ковру оврага
Сам «Черкасов» дом состоял из одной избы с сенями, в его пустом дворе с низким забором на улицу мы сажали картошку; сам двор  незаметно переходил в огород-сад, все 15 соток которого, несмотря на посаженные яблони,  мы вскапывали лопатой. Вскоре, однако, в конце огорода-сада выросли вишнёвые деревья, и часть сада быстро превращалась в заросли, к началу 80-х, непроходимые.
Я не помню бабы Катин сад в начале 70-х, больше помню крёстнин, где ещё стояли высокие-высокие грушевые деревья и немногие яблони, где были тропинки и «обжитые» полянки и  уголки: его не копали.
Приезжая, летом мы спали на полу, рядом с детской кроваткой; в сенях у нас ночевали (!) старшие Соколовы. Сени же Черкасова дома были маленькими, т.к. половина их была отведена сенному чулану с мешками зерна, муки, с ненужным или необходимым хламом…Это уже в 90-е годы я с Серёжей Козиным перестрою сени: будет заново сделан пол, появится потолок с новой балкой (маткой), будет прорублено окно, поставлена газовая плита…
К середине 70-х годов появится и вторая половина дома, которую дядя Ваня срубит из осиновых брёвен; появится баня, срубленная из половинок всё тех же осиновых брёвен; под дом и баню, однако, подведётся фундамент… Я помогал – рубить срубы, заливать фундамент, помогал делать всё, что было необходимо. Помогала крёстна, погреб помог вырыть дед С.Соколов. И тогда же  провели водопровод: прямо в дом! Мы-то раньше носили воду для полива из пруда, т.е. из-под оврага; а для питья – раньше из Попова колодца (из рощи), а попозже – из колонки (метров за 70), напротив улицы Выселки. Есть фотография: Лидочка в одной мужской рубашке (с купальником) несёт два ведра воды, рядом – Олесенька.
 Может быть, и вообще один дядя Ваня и не стал бы достраивать дом, а по сути – удваивать его площадь.
Появится и сарай!
Ни одного дня баба Катя и не проживёт в  «своём» доме! Никакая домашняя живность и не войдёт ни в одну дверь сарая!
…строилось всё это из непонятного «расчёта», да и расчёта-то не было: отчего? В 73 г б. Кате исполнилось 50 лет, и свой выход на пенсию (в 78 г) она «отметила» в новейшей избе, окна которой, выходили в огород-сад…Ночевала она всегда с крёстной, в баушки Федосьином доме. Да и Олесенька две зимы провела именно в баушкином (крёстнином) доме!
Только всё «выстроится», как баба Катя станет заполнять подловку дома и бани, сараи отходами стройматериалов – некондиционными досками, брусами и пр., а также уже отжившими своё время вещами. Много-много позже, в начале 2000 гг, отжившие вещи и хлам я на двух тракторных тележках вывезу на свалку…
Несмотря на то, что я «точно» работал – помогал строить, почему-то в памяти больше отложились из ундоровских – полевые работы. Думаю, что и Лидочка моя, меньше всего помнит срубы, фундаменты, а больше – сад, домашнюю работу какую-нибудь…
Но ундоровское она «потихоньку» отторгала, уже начинала тогда отторгать от себя: меньше ездить, меньше, наверное, думать  о них, хотя в первое время это выглядело совсем незаметным

1.Время второе. 29-43 года (1976-1990)

Время то воспринимается сейчас как время функциональное – по отношению к  детям, к работе.
Лида работала в профтехучилище № 2 на Рябиковой, недалеко, но с 80 г – в пединституте, со мной, а с 86 г  - в школе № 34…
Время то «захватило» жизнь в квартире на Камышинской и с 81 г – на Кирова.
От рождения второй дочери время то и до рождения первой внучки…И не усмотрели мы старшую дочь, в своём поведении она была предельно самостоятельна (как и впоследствии дочь младшая)
Подрастающие дети, конечно же, накладывали  печать на восприятие времени, потому второе время Лидочкино (и моё, конечно же, моё!) запомнилось в беспрерывных заботах о них…Садик, школа, переезд в новую квартиру, садик у другой дочери, новая школа у первой, школа у второй дочери, другая школа, политехнический вуз у первой дочери…
До центра, и  вообще в другой район можно было тогда добраться на трамвае за 3 копейки (всегда переполненном) и за 6 копеек на автобусе (также переполненном); то и другое, правда, всегда надо было дожидаться.
Помню, всегда была проблема именно «достать» новогоднюю ёлку: иногда я часами в мороз вечером выстаивал во дворе бывшего универмага (в центре!), куда, по слухам, должна была прийти машина с ёлочками. Очереди запомнились за всем: за продуктами, за нужной одеждой
*
…не чувствуем равномерным время мы, ни в течение дня, ни в течение отведённого нам срока жизни! Есть «точки» с выходами в … вечность! И при «взгляде» назад они всё чаще и чаще «заслоняют» пройденное жизненное пространство: для меня очевидны «две» таких «сингулярности». Первая по времени связана с Лидой; её образ – звонкий смех, счастливые глаза и нерассуждаемая преданность «устоялся», и независимо от моего и Лидиного возраста словно заслонял (даже!) наши отношения…
Вторая – «возникла» чуть позже, но, видимо, ненамного, м.б. в самом начале 70-х годов: в Ундорах, в июльских сумерках я оказался на ул.Выселки, в проулке, выходящим через овраг на огромный степной бугор перед «больничным» лесом… Серый объём неба висел над оврагом и бугром; стояла оглушительная тишина, а мне казалось, что невидимый оркестр играет кончерто-гроссо № 4а Генделя…
И уже несколько десятилетий варьируют эти «точки» притяжения, возникают неожиданно, словно сами по себе, и каждый раз «через» эти состояния читаются мною какие-то подсказки, прибывает и прибывает какая-то сила
Живым был тот объём воздуха! Именно для меня было это отношение моей Лидочки( так мне думалось).
…не чувствуем равномерным время: поэтому и кажется нам иногда, что проживаемая  (прожитая!) жизнь – миг единый: Великое и незаметное повторение Вселенского ритма.
Мы – плоть от плоти его.
*
Время жизни с 76 г по 90-ый – как-то «невыделяемо», не охватывается «отдельно», хотя я уже вспоминаю многие подробности….Но не притягивает! Может быть, это только сейчас?


2. С Настей

Это чудо – появление  нашего ребёнка – мы  испытали ещё раз, с 13 июля 76 г.
…и примерно до 2 лет Настенька  внешне была похожа на Олесю, но затем в её внешнем виде стали преобладать Лидины корни, и, скорее всего, польские; в то время, как у Олеси с определённого (более старшего) возраста – корни    мои, и совсем не со стороны бабы Кати (но особенности поведения, как, впрочем, и мои, – как   раз с бабы Катиной стороны).
С рождением Насти Лидочка  стала уже не просто более спокойная, но – умиротворённая: никто нам ничего не подсказывал, да и «условий материальных» не было, чтоб детей у моей Лидочки, красивой, чернобровой, с правильными чертами лица, умными глазами и горделивым аристократическим выражением губ, было больше…
И если после рождения Олеси мы ещё «витали в облаках», т.е. что-то в нас ещё было, несмотря на возраст, «юношеское», идеальное (но совсем не инфантильное), то само рождение Настеньки к нашему небесному существованию «приближало», открывало (раскрывало), наконец, земное.
 И мы, как пахари, «втянулись» полностью в семейные отношения, но непроизвольно ограждая внутрисемейные ценности от насаждаемых общественных; и здесь, думаю, весь ХХ век в нашей стране и был своеобразной ареной схватки между стихийно восстанавливающимися истинными отношениями (в семье) и насильно прививаемыми искусственными (в обществе, государстве), т.е. нежизненными, противоестественными…
Надо ли говорить, что слово «полностью» относится прежде всего к моей Лидочке?
Расцвела моя Лидочка! Как женщина и жена, как заботливая и переживающая мама: всё она знала о здоровье в семье, физическом и духовном. «Всё»  она знала и о «здоровье»  непосредственно окружающего нас общества. «Всё» она знала обо мне.
Как бережно моя Лидочка относилась к Настеньке и Олесе, с какой  красивой любовью! Это отношение я всегда считал…хрестоматийным, «библейским». И если я, конечно же, испытывал ту же неизъяснимую любовь и к детям, и к своей Лидочке, но любить так ярко и красиво, как проявлялось это чувство у Лиды, я был не в состоянии.
В этом  смысле Лида органично не имела разного отношения к дочерям, ни в их раннее детство, ни во взрослые их годы: дети, действительно, уже с раннего детства становились в своих интересах, способностях и поступках непохожимыми, но  не мне их судить, тем более, сейчас, когда я остался один без своей Лиды: как и Лиде, дети  мне дороги как самые близкие люди
У нас была семья. Настоящая.
И мы любили друг друга неанализируемо.
Тогда и сейчас. Всегда.
*
Дети брали от нас что-то глубинное: непросматриваемое, но неожиданно родное. Т.е., мы себя до конца не знали, а дети нам – выказывали  это неизвестное
И Лидочка моя, конечно же, это чувствовала (острее?). Лидочка моя чувствовала всё то же, что и я, но «быстрее», «раньше» меня
*
…с детства Настей значимые факты устанавливались твёрдо, и со временем они становились отправными для её жизни: и в нашей семье неожиданно «всё» вставало на «место» - земное притяжение обретало сторонника (и если бы её будущий муж оказался способным её поддержать!)…
Потому, что я – уже сложился как символ абстрактной силы – внутреннего огня, Лида – ворвалась как фактор неоспорямой любви  и жизни: Лидочка дала всем нам жизнь – детям, мне (!), Олеся – как небесный источник всепроникновения; не хватало только земного укоренения, плодородия….Иными словами, в семье нашей сформировалась своеобразная четверица – корень жизни
И мне думается, что в семье нашей реализовалась (иллюстрировалась) идея древних греков об основах жизни – о Милетских постулатах (огне, воде, воздухе и земле). И в Настеньке нашей не случайно (не зря!) закрепились профессиональные умения вязать, вышивать, мастерить, т.е. создавать изобилие (пусть и не как излишек, но как средство не влачить существование…)
И Настя выставляла свои рукодельные работы  в 2000 годы на областных выставках (!), а до «этого» (как пример поиска приложения своих способностей), в октябре 93 г даже напечатала (на социологическую тему!) статью в городской газете «Симбирский курьер»…
Настя освоила юридический спектр дисциплин, по существу получив 2-е высшее образование, и впоследствии оформляла сделки с недвижимостью (как частный предприниматель)… Два года Настя вела семинарские занятия в филиале Санкт-Петербурского университета экономики и менеджмента, наконец, Настя, получив несколько сертификатов (а всего около 30), освоила косметологические операции по уходу за лицом, кожей и ногтями… И всё для того, чтобы одной (!) оплачивать ипотечный кредит за 3-х комнатную квартиру.
Замуж Настя вышла 20 августа 93 г, т.е. едва «перевалив» за 17-и летний возраст, но очень скоро выяснилась полная социальная непригодность её мужа.
Надо ли говорить о том, что мы это остро переживали? Но Лида совершенно точно (и быстро) оценила всю  ситуацию: в проблемах Настиного мужа полностью была вина семьи, в которой он вырос…
Мы же с Лидочкой  были виноваты в том, что не «проследили» за Настей, не оценили её в самый «ответственный» момент: судьба наших детей зависела, конечно же, от нас. И мне кажется, Лида именно это очень сильно переживала, хотя мы и боялись  говорить на эту тему…И говорили редко, словно боясь обидеть уже совсем других людей

3. Вместе

…сновидения в апреле 12 г: на вокзале (?) выдавали деньги в окошечке (зарплату?), подошла моя очередь, но деньги российские закончились, и мне протягивают…пачку царских денег…??? Я не знаю, как поступить; Лидочка моя – поодаль, в толпе, я подзываю её, она приближается и одобряет мой отказ получать эти царские банкноты… 
…по ступенькам забрались с Лидой на какой-то этаж (чердак?), но половицы оказались со щелями. У меня что-то выскальзывает (из кармана?) и падает вниз, смотрю – часы (!)
Господи! Я не замечал со своей Лидочкой времени! Я не приспосабливался ни к кому! и не «прислуживался» ни на одной работе…поэтому царских денег мы и не видели;  может быть, потому ни я, ни ты не «сделали» карьеры: в любом ведь случае пришлось через кого-то «перешагивать»
Мы множество раз ошибались
И всё-таки, ты была мудрой в жизни – общении межличностном, а настоящая мудрость разрывала идеологию; но если у меня взаимоотношения в обществе явно были беззащитными, то у тебя они  «выглядели» адекватными к самой неожиданной ситуации; это было странно, но ты в любых микроситуациях (для тебя и окружающих они превращались  в мизансцены: настолько безупречны они были «сыграны»), оказывалась правой, потому что ты была уверена органично…
Ты была мудрой, и только поэтому к тебе буквально тянулись люди, и взрослые, и дети; в особенности после какого-либо совместного дела: во всех зарождающихся диалогах ты – отвечала!
Переубедить тебя можно было, только разобрав (пересказав?) все предпосылки ситуации, т.е. все психологические особенности действующих лиц…Поэтому ты любила фильмы и книги с «треугольниками», и ты их любила пересказывать, и часто твой пересказ по яркости превосходил оригинал
Летом 80 г  мы поехали в Болгарию (совершенно не помню, в каком месяце). Были в Софии, Варне (большую часть времени – на пляже), в Бургасе. Жили в гостинице. Мы с Лидой ошиблись в декларации суммы денег, которые можно было провести (без пошлины?) в Болгарию. Мы общую сумму (200рублей) взяли, но не теми купюрами! Надо было по 10 рублей. Пришлось менять у «жучков». Купили мы замшевый костюм Лиде, кожаные куртки и джинсы – мне.
Запомнился также интересный факт приобретения мужских летних маечек: решительно вся мужская часть приобрела маечки-тельняшки! Не сговариваясь.
И ты была таки свободной: вечером, в Софийском кафе, где гремела «музыка», где было множество молодых людей (парней), ты вышла танцевать, и ты оказалась в центре всех танцующих, и ты, неотразимо-привлекательная, молодая и разгорячённая, увлечённая, не видела даже меня, и тебя закидали …розами, красными розами, «штук» десять каких-то южных парней… С трудом, за руку, я вывел тебя из этого вертепа… И это – тоже было!
Я не мог без тебя.
*
С лета 83 г у нас появились «Жигули», 6-я модель. Мы редко пользовались автомашиной; несколько раз ездили за грибами (осенью), дважды в лагерь к Настеньке, в 84 и 87 годах, в 88 г к Олесе на её с/х работы в с. УржумскоеМайнского района («в политехнический институт»), однажды в Белоруссию (летом 85 или 86 года), в июне 90 г  - в Жигулёвский заповедник, в августе 84 г на машине возвращались с юга, ездили в Карсун – на могилы т. Маруси и Евдокии Яковлевны, ездили в Димитровград к Насте (год не помню), однажды – в СадовкуСтаромайнского района (по просьбе), за ягодами в Коровинский овраг и просто на отдых – в Архангельское (за Волгу) с директором шк. № 34, к Журиным за мёдом в Тетюши (в Татарию)…
Но гораздо чаще – в  Ундоры (еженедельно), и гораздо чаще ездил на машине я один (всё в те же Ундоры).  Машина у нас «просуществовала» до 94 г.
*
Конкретное (и бытовое, в том числе) дело ты вела основательно, погружаясь в него, с перспективой его идеального решения; я же сужал задачу решения до его минимально приемлемой практической отдачи: здесь был корень наших разногласий!
Я настолько оставался во власти непонятной для меня мега-позиции? миссии? влечения?...,что не видел очевидных и вполне достижимых логических шагов в любом деле, «малом» и «большом»
Лида говорила: «спустись на землю!»
Спускался, чтобы незаметно и для себя оказаться в абстрактных пространствах. Ну как вот Лидочка моя должна ко мне относиться?
И не умел отдыхать; между тем, весёлая «природа» Лиды прорывалась: посмотрите на летнюю фотографию смеющейся Лидочки в Ундорах, где мгновение остановило её счастливое лицо! На  этой фотографии 74 г – Лида с Олесенькой от колонки несёт два ведра воды; заканчивающийся день ещё жаркий… Посмотрите на фотографию с розами! Это уже 84 год, мы – в Лазаревском, под Сочи; Лидочке сегодня исполнилось 37 лет, она – в  расцвете  женских  сил…
Непонятная неиссякаемая сила светилась в глазах Лидочки, сила, которая руководила ею, она переполняла всё её существо, она прорывалась наружу, она определяла все поступки, все слова…
Звонкая та сила, но  и правдивая! Весёлая  и «работящая»!
Наверное, до 90 года эта сила руководила Лидочкой, а затем незаметно изменялась улыбка, какие-то усталые (?) черты стали проявляться на лице…
Дух Лидочки оставался всё таким же твёрдым, да душа «подчинялась» с трудом, она ведь заодно с телом. Душа ведь – это всеобщая связь того, что не подчиняется никакому земному, но  требует его ежедневно, «ежемгновенно»…
И душа устаёт, а дух остаётся и недоумевает: видит всё он, и живёт во времени любом! Лидочка, всё, с чем жила ты, всё для меня осталось, потому и неспокойно мне, потому и сам я живу во временах твоих, лучших для меня временах!
*
Я не помню в старой квартире расположение мебели! Не помню где спали дети, где мы… Это в новой квартире на Кирова как-то сразу «установилось», и я всё подробно могу восстановить, но в старой? Где стояла «стенка», которую мы приобрели за 500 рублей у жильцов из первого подъезда? Куда мы поставили 4 книжных шкафа, которые я специально заказывал где-то на ул. Урицкого? И куда передвинули шфанер (из зала)?...
Поэтому  память молчит о нас в квартире…
*
Одну зиму втроём (чтобы занять тёщу, отвлечь её) в зале по вечерам играли в карты; играли в «тысячу» часа по два, допоздна.
А потом я недоумевал: почему играли? Ведь столько времени «потратили»!
*
Может быть, в 77 г Лида нежданно-негаданно (и для меня) стала общественным обвинителем на суде против «нашего кооперативного» бухгалтера З. дома на Камышинской, которая, вероятнее всего, расценки за услуги начисляла «с потолка»: жильцы всего дома толпились по вечерам в нашей квартире, а Лидочка моя собирала данные…


4.Родной человек


…на недоступном извне уровне эта связь; именно она сохраняется «несмотря ни на что» и передаётся поколениям.
Нет, не на биологическом («генетическом») уровне записывается необходимость наша другому человеку (другим людям), – на  каком?
Знаем мы всё о родном человеке? Нет, не знаем, но додумываем знание, и будто додуманное для нас не менее истинное, не менее важное…
Родной человек для нас словно неотъемлемая наша часть, именно духовная; словно для близких друг другу людей одна недосягаемая Родина, невыразимая (невербальная): но даже мысленно мы не можем постичь сущность родного человека!  Вера в него – необсуждаема: в себе мы можем сомневаться, но не в близком человеке
…будто Дух нашей идентичности  ещё на уровне её возникновения почему то взрастал не одним направлением – нами лично, но и другими… Ведь в родных людях мы как будто видим и себя! Мы и ценим родных людей больше, чем себя, не задумываясь, мы можем отдать жизнь за родного человека…
Когда человек нам становится родным? Вовсе не из-за родственных причин, не из-за «кровных»– каких?
…думаю, что  именно с Лидочкой своей я родился как личность: я принял её «веру». Огонь, который изначально я «получил» от рождения, я «поместил» в божественный сосуд – это взгляды моей единственной Лидочки…
Я «старался» брать от своей Лидочки Слово; не получалось, и, конечно же, не получилось в должной мере, но этот неиссякаемый источник останется до конца дней моих примером…
веру, с которой и жила моя Лидочка, незаметно (а может быть, и сразу) я принял, и научился противостоять сложившемуся общественному рабскому менталитету (Лида-то пересиливала коллектив, а я?)…Да, рабскому, «которому не нужен дар свободы», как писал Пушкин
Целенаправленная селекция в России (к тому же) с начала ХХ века искореняла любых пассионариев (в смысле Л. Гумилёва) на любом возрастном уровне, в особенности,  нивелировала общественные «всходы» – формирующиеся взгляды детей… И моя задача в этом небольшом произведении – рассказать  именно о тебе как личности (как я могу), и я знаю, что самостоятельно мыслящие люди время от времени появляются  вопреки любой идеологии…
И как появилась ты, – конечно же, духовная загадка, потому что ты перерастала «бытовой» семейный климат в Щучине, ты ярко выражала светлые устремления своих сверстников в Карсуне, и ты, уже при мне, отстаивала свои взгляды, в каком бы коллективе ты или мы вместе не оказывались…  И я признаюсь, что без тебя я бы вообще ничего не сделал: твой ответ, женский, искренний, критический и глубокий (настоящий) был всегда рядом
Рядом, моя Лидочка! На протяжении почти 45 лет. Но мало! Потому что вот эти месяцы (уже) без тебя я вижу других людей нашего возраста и старше, и не могу бесстрастно это осознавать. И мне самому надо жить, оправдываться, постоянно оправдываться…
Но твой дух рядом – со мной, он будет со мной  «до конца», это душа твоя уже не принадлежит этому миру, говорят, она и не принадлежала ему…но дух! Ты защищала свои взгляды, защищала нас с тобой потому, что всегда он был в тебе. Именно он выражал твою сущность – держать уровень нравственности, да так, чтоб другие равнялись на него
Философ М. Мамардашвили постоянно напоминает, что уровень человека держат немногие люди; ты держала его, только ты!
Какой же ты пример, моя маленькая Лидочка!

5. Расставания


…время второе для Лидочки началось с нашего расставания: по нашим «расчетам» Лида должна была родить в конце июля 76 г, поэтому  я в начале месяца с Олесей уехал от Дворца пионеров (где я работал руководителем фотокружка) в пионерлагерь «Родничок» в Сурском районе. Вернуться я должен был в середине месяца… Мы ошиблись на полмесяца.
Да, «обошлось», помогли совсем чужие люди, но помогли в самый последний момент: роды начались уже в «санитарной машине», которую вызвали ночью на 13-е. А я  же намерен был только приехать  на день 15 июля…
 А 14-го ты уже писала мне письмо с подробностями: Настенька родилась в 3-30 ночи 13-го; ты написала, что «по-врачебному» не доходила 18 дней.
Ты писала из роддома, что к Настеньке ты относишься более спокойно, с Олесенькой была более нервной.
Однако, вскоре у тебя началась «грудница», и ты попала в больницу, и под общим наркозом тебе делали операцию (8 минут). Операция не помогла, и пришлось обращаться к «бабушке», и она сказала: «я тебе не помогу, а спасу»…
Через год, в июне 77 г ты с Олесей и Галей была в Евпатории, ты по курсовке принимала грязи, и  м.б. рубцы на груди немного рассосались. Поскольку у нас появился второй ребёнок, грудной, встал вопрос о «няньке», но Галя, в качестве няньки,  не советовала нам с тобой брать Стася, т.к. «у него противный характер».
Я же в течение месяца писал тебе из Ульяновска, из Ундор письма о Настеньке, о своих делах. После Евпатории вы поехали в Щучин. Совершенно не помню, приезжал ли я к вам в Щучин в том году, но в начале октября 77 г мы с тобой были в Ленинграде на моей защите, и жили одни как короли в трёхкомнатном общежитии от системы профтехобразования.
Я был с тобой!
И с детьми, вероятно, был Стась, т.к. он есть и на Ундоровских фотографиях, т.е. Стась стал жить с нами с лета. Правда, Галя оказалась права: Стась не мог понять наш низкий материальный уровень жизни, по его представлениям, люди с образованием просто обязаны были жить богато, и к маю 78 г я настоял, чтобы Лида его увезла в Щучин…
Стась через некоторое (совсем немногое; в мае?) время умер от «грудной жабы». Лида была на похоронах.
Осенью 77 г или весной 78 г меня приглашали на семинар молодых писателей России  в Пензу вместе с Ю. Соколовым, В. Дворянсковым и В. Сергеевым. Примерно на неделю.
И были мы в Щучине летом 78 г или нет – не помню, и подтверждений нет; скорее всего – нет, т.к.  в июле у меня была полевая практика со студентами пединститута в Архангельском: я переходил работать в УГПИ.
В сентябре-октябре 78 г я со студентами был в Красной реке Старомайнского района на сельскохозяйственных работах. Олеся писала в письме, что если Настенька была обижена, то шла в «мою» комнату жаловаться… Дети! (Странно, я считал, что работаю в пединституте с 79 г, оказывается, с 78 !).
На сельхозработы, начиная с этого года в сентябре я ездил ежегодно лет десять подряд: в Старомайнский и Чердаклинский районы.
В июле 79 г Лидочка моя с детьми была в Щучине, я же мог приехать к ним только почти через месяц.
Однако, уже в сентябре Лида вновь оказалась в Щучине, т.к.у бабы Иры при удалении жёлчного пузыря  обнаружили панкреотит и подозревали цирроз печени (поэтому Галя и вызвала Лиду); баба Ира стала говорить о своей смерти, о том, где её похоронить…
На тот момент  б. Ире  было всего 53 года… А Лидочке моей в тот день, когда удалили жёлчный пузырь, немного не хватало до 64 лет…Да, «всё» повторялось, только б. Иру спасли, и она дожила до 70 лет
В июне 80 г (в июне?) мы с Лидой были в Болгарии, дети наши – в Ундорах.
В сентябре 80 г я был со студентами в совхозе «Белоярский»: студенты убирали яблоки. Из  других лет помню  Крестовые Городищи (82г), Матвеевку, полевой стан рядом с Чердаклами, какое-то село за Озёрками…
В декабре всё того же 80 г Галя, переходя дорогу рядом со своей санэпидстанцией, была сбита машиной: больше 10 дней она была без сознания…Лида, конечно же, сразу улетела в Щучин. Я прилетел позже, наверное, на похороны (14 декабря), и улетел раньше. И уже в Ульяновске получил известие из   Карсуна о смерти т. Маруси…
Таким образом, в Карсуне у Лиды уже не было родных; в Щучине – оставалась одна больная баба Ира: надо было объединяться.
В июле-августе 81 г мы готовились к переезду в другую квартиру на ул. Кирова: квартиру в Щучине и свою меняли на 4-х комнатную. Ты была в Щучине. Я – в Ульяновске, в Ундорах с детьми. Конечно, писал тебе письма: «не могу найти то слово, которое было бы сильнее, чем слово родная, точнее, чем слово  любимая, но именно такими бы словами хотелось выразить своё отношение к тебе». Лидочка!
Да, я часто объявлял тебя божеством для себя; это  за многие годы и в письмах читалось, и говорил я это тебе не раз, но мы и ссорились…
Мы часто ссорились…
Видимо, с 82 г в Мордовскую Темрязань (Барышский район), но «точно» в мае 83 на озеро Юлово (Инзенский район), в 86 г в Садовку (Старомайнский район), в 89 г в Димитровград я со студентами ездил на областные конкурсы юных исследователей природы, примерно на неделю, в конце мая или начале июня… В 83 г – я брал с собой Олесю и Настеньку.
В декабре 82-январе 83 ты лежала в нейрохирурхии областной больницы на «вытяжке»: позвоночник «уже» давал о себе знать…
 С сентября по декабрь 83 г я был на ФПК в Ленинграде, правда, дважды, и надолго приезжал… Это было испытание.
Лида ненавидела расставания, но старалась «держаться»; тогда она работала в УГПИ диспетчером и зав. подготовительными курсами. Да, я писал своей Лидочке каждый день письма. Но они, каковы бы они ни были, не  заменяли живого общения. И Лида плохо спала, отвечала на письма урывками, Лидочка моя страдала…она и мысленно разговаривала со мной
Невозможно было сомневаться в Лидочкином отношении: Лида была предельно органична… В одном из писем, Лида обмолвилась о своей мечте – быть со мной в Ленинграде…
Самая лучшая в мире Лидочка! Осуществится эта мечта – в начале 2000 годов, несколько раз мы с тобой съездим в Санкт-Петербург, съездишь и ты с детьми (внучками), но это будет через 20 лет!
Писали письма и дети, но детские письма – особые, это – уже другие взаимоотношения… Также писала нам письма и баба Катя: конечно, о себе, крёстне (няне), о домашнем хозяйстве… Каюсь, эти письма не перепечатал, некоторые из них сохранились в архиве, как сохранился дневник (!), который вела б. Катя в 2009 г…Но он плохо разборчив.
Лида прекрасно всё знала, например, она знала, что в её невзгодах я считал себя виноватым, и  Лида хотела «быть вместе – больше всего на свете!» Лида хотела любить и быть любимой.
Так радовалась Лидочка моим словам и мыслям в письмах. Лида верила мне, и некоторые её письма невозможно перечитывать без слёз: они о женской нежности, о счастье, о том, что многие годы вместе не мешают видеть друг в друге откровения любви…
Я так любил это отношение ко мне моей единственной Лидочки…
В сентябре 85 г я ездил в Ереван по туристической путёвке, и «прогнала» меня в Армению моя Лидочка, т.к. летом я был занят на вступительных экзаменах. Я, конечно, сумел найти время, чтобы съездить в Шенаван к Таичке Поповой и СамвелуАтеяну.
В декабре 86 г я ездил в Пензу с группой студентов на олимпиаду, в январе (?) 88 г – в Петрозаводск на компьютерную учёбу, в июне 88 г на о. Иссык-куль  «закрывать» Пржевальский педагогический институт (перед этим – в составе подобной же министерской комиссии с проверкой пединститута в Курске (но когда?, не могу вспомнить). Ездил на «пару» дней  на позорную конференцию АПН в Москве, примерно в 89 или 90 г, позорную потому, что практически все выступающие говорил о проблемах взаимоотношений каких-то «учёных» самой АПН, а не о проблемах образования и воспитания. Я же выступил о том, как научить студентов составлять опорные конспекты (в смысле В.Ф.Шаталова), и раздавал привезённое со мной методическое пособие…
В октябре 88 г ездил в Свердловск в НИИ курортологи и  физиотерапии со своим остеохондрозом.
Конечно, раза два-три лежал в больницах (тоже расставания!), например, в феврале 88 г.
С сентября 90 г я уехал на ФПК в Москву (до Нового года!), на этот раз не по методике биологии, а по морфологии высших растений. Сохранилось только одно письмо (моё), но я часто приезжал домой (раза четыре). Кроме того, у нас намечалось событие – рождение внучки, а мы и не подозревали!
До ФПК, после моей экологической практики в Жигулях со студентами в июне 90  г я твёрдо решил приехать (на своей машине) в заповедник «Бахилова  поляна» с семьёй. Но в июле Олеся отказалась от поездки: она была беременна, а мы-то не знали!
Машенька родилась 2 октября 90 г, а 24 ноября состоялась и свадьба. Примерно за неделю до рождения Машеньки Олеся с Серёжей были у меня на ул. Усачёва-64 в Москве, переночевали: а я ничего не заметил!

6. Поездки на юг.

Думаю, что непосредственно «подтолкнула» нас к поездкам на юг (на черноморское побережье  Кавказа) О.М. Бровер, моя студентка-заочница, которая ежегодно летом уже со своими студентами из какого-то кулинарного училища ездила в Лазаревское (под Сочи) работать поваром (или привозила дешёвую рабочую силу для столовых).
И летом 82 года мы всей семьёй отправились на поезде на юг…
Квартиру там нашли быстро, по адресу Партизанская 64 - 34 у хозяйки Марии Тимофеевны. У хозяйки был муж (кажется, д. Женя), дочь (Лиля?) и внучка Яночка. И по этому адресу ездили мы и в 83 г, в 84, затем, кажется, и в 87г. Но в 88 г нам пришлось устраиваться уже на другой квартире, рядом, в высотном доме у какого-то армянина. В 89 г на юг ездила Лида с Олесей, а мы с Настенькой в этот месяц были в спортлагере в Архангельском (почему так поступили, не помню).
Мы, таким образом, «неорганизованные туристы», частным путём, живя на частной квартире, отдыхали. Конечно, «сервис» отдыха был никакой, но были приемлемые цены. И питание всех неорганизованных туристов было «налажено» так, что вполне по доступным ценам можно было поесть в столовых и кафе, и не очень выстаивая в очередях.
Но был морской воздух, было южное солнце и было само море! И было «море» таких же отдыхающих со всей страны!
Пляжи здесь были «галечными», т.е. из мелких обточенных волнами и приплюснутых с двух сторон камешков разного цвета и разной породы. На пляжах продавались лежаки, зонтики и ещё какие-то услуги, которыми мы, кажется, и не пользовались.
И для нас с Лидой, и для детей море  и морской воздух были необходимы, и, слава Богу, что эти поездки состоялись. Да, мы загорали, мы купались, мы дышали этим воздухом…  Лида же самим фактом поездок  была оченьдовольна.
Но Лидочка не умела плавать! Она заходила по грудь (максимум) в воду, приседала…до подбородка, и всё!  Но на неё было приятно смотреть; пожалуй, довольным при этом становился именно я, так как лицезрения такого неподдельного выражения своего удовольствия нигде я больше не встречал: это удовольствие читалось на  её выражении лица, на положении рук, которые она не знала куда «деть», это удовольствие выражалось в труднопереводимых к осмысленной информации междометиях, но направленных к выражению собственной радости…Лида не знала и как «стоять-то» ей в этой морской воде ! Пожалуй, она танцевала что ли – под неслышимую никому, кроме неё, музыку, но танец был…вертикальным и с автономным едва заметным смещением вокруг невидимой оси верхних частей тела…
Лида любила море. А я любил смотреть на свою Лидочку в море. И Лиде, для её здоровья, море было необходимым. Много позже, примерно в 2008 г, уже одна, Лидочка моя съездит в Анапу (в Тамань), и будет также очень довольна.
Дети наши плавали, Олеся – заплывала далеко.
Вечером мы гуляли; я иногда играл в волейбол в пансионате. Однажды мы посещали библиотеку: я в Лазаревском прочёл, кажется, «Баязет» В.Пикуля.
Однажды ходили на шашлыки (остались фотографии) с семьёй Марии Тимофеевны. Иногда ездили в Сочи осматривать достопримечательности, ходили в Лазаревском в кино. Но больше оставались друг с другом, и мне кажется, не жалели.
И ссорились мы с Лидой; в 84 г поссорились так, что я уехал (!), но уезжая, знал, что вернусь за семьёй на своей машине. И как только на поезде я доехал до Ульяновска, мне кажется, на следующий день рано-рано я выехал на машине на юг. В тот же день, в  11 вечера машина стояла у подъезда дома по ул. Партизанская. Но Лиды с детьми дома не было! Они в тот день уезжали в Сочи на какой-то то ли концерт, то ли спектакль, и возвратились ещё позже…
Мы ездили на юг примерно с середины июля по середину августа, т.е. Лидочкин день рождения мы праздновали на юге. Счастливая Лидочка была тогда! Моя любимая и единственная Лидочка…

7. Работа
Вставка от 2020 г: Во время написания этой книги отчего-то я опустил время работы Лиды в пединституте диспетчером и зав.подготовительными курсами...
Преподавателем английского языка в школе № 34 Лида проработала 6 лет, с 86 года.
Школа была переполнена и потому работала в две смены; Лида уезжала утром, а возвращалась вечером; кроме этого, конечно же, были и домашние дела.
И вообще всегда получалось так, что у меня, несмотря на мою работу в вузе, свободного времени получалось больше – всю нашу совместную жизнь…
Несколько раз я приезжал в эту школу на машине, но лишь несколько раз (не помню, но вряд ли раз в неделю). 
Многие ученики школы состояли в группировках, и у многих судьбы сложились трагично. Лида мне пересказывала их судьбу: кого-то убили, кого-то посадили, «навесив» несуществующие преступления…
Проблем взаимопонимания с учениками (если не считать переживания за них), однако, у Лиды не было, и не могло быть, потому что она была не только адекватна, в сущности, к любой ситуации, но и решала её в пользу ученика («который должен учиться»). Лида поддерживала отношения и с некоторыми педагогами; кажется, именно с таким педагогом, В.Клочковой, кл. руководителем, ( и Лидой) я ходил в поход по берегу Волги… Одно время были хорошие отношения и с директриссой: дважды мы приглашали её (мы – на машине) – на шашлыки (за Волгу) и за ягодами (в Коровинский овраг). В последнюю поездку мы брали с собой детей.
С учениками 34 школы Лида ездила по «Золотому Кольцу» во Владимир, Суздаль; мне кажется, и в Булгары (Татария) также Лида ездила с ребятами из этой школы, всё на рубеже 80 и 90 гг, т.е. в последние годы работы в 34 школе. Лида была исключительно довольна этими поездками. В разговорах Лида часто упоминала их, и я рад, что они  вообще были.
И именно эти ученики (Ирина Разумова,  Дима Карманов,  Марина Никишкина, Козырева  Кристина и другие), с которыми я ходил в поход, спустя много лет, став уже взрослыми, приходили к нам домой, именно они пришли на поминки своей учительницы
Мне всё-таки кажется, что именно с ними (и с Лидочкой как классным руководителем) я и провёл свой поход по берегу Волги с ночёвкой в начале лета 87 года.
Одна ученица (Наташа Волжанкина) заболела водянкой: Лида так за неё хлопотала в областной больнице; эта девочка была полненькой и была просто влюблена в Лидию Ивановну; её долго лечили, но спасти не удалось: Лида горевала так, как будто Наташа была её родной дочерью…
И всё-таки выцветает в моей памяти это время, какая-то мозаика перед глазами, отрывочная, совсем не складывающаяся в целостную картину


8.Судьба детей

Лида часто говорила мне, что ей надо было не «пропадать» на работе, а заниматься с детьми…
…и не рассказать, сколько радости и счастья подарили нам дети! Уже взрослых, мы молча благодарили их за отношения к нам, мы часто гордились ими!
И переживали их удачи и неудачи, болезни, многие ситуации, о которых нам было известно… Мы забывали себя, думая о детях. Надо ли мне говорить, что Лида, как мать, была счастлива, и гораздо полнее, чем я переживала за детей?
А дети, незаметно от нас, неотвратимо становились самостоятельными. Если бы они нашли себе таких же спутников жизни, каким для меня  оказалась  моя Лидочка!
Подобного взаимопонимания с самого своего начала не было ни у Олеси, ни у Насти. Мы не были  посвящены в тайны взаимоотношений своих детей с их первоначальными избранниками, мы не знали о них ничего, мы были поставлены перед фактом…
А факты были таковы, что дети наши оказались доверчивы предельно, у них не было иммунитета перед пустыми словами, у них не было времени узнать своих избранников так, чтобы осознать необходимость быть друг с другом и более ни с кем. Виноватыми в этом, прежде всего, были мы с Лидой.
Браки распались, и попытки создать настоящие семьи до сего времени оказывались неудачными.
И большая часть наших разногласий с Лидой были как раз потому, что мы переживали  неудачно складывающуюся судьбу детей…
*
но мы не можем знать не только судьбу других людей, но и свою собственную не можем предугадать
*
Своим семейным примером, который исключал хитрость, приспособленность, жизненную «хваткость», мы не «привили» социальную «заземлённость», м.б. жизненную изворотливость, но в любом случае – укоренённость к чему-либо… Больше мы были, всё-таки, людьми планеты «Земля».
Невооружённым глазом, думаю, читалось отношение моё к моей Лидочке – искреннее  и глубокое (неопределённо-возвышенное),  Но у Лиды отношение было иное – предметное, предельно ответственное…
И дети наши, по-моему, могли «завести» настоящие семьи только при наличии открытого (доброжелательного) и честного человека, во взаимоотношениях с которым только и могло зародиться и укрепиться прочное чувство
Наши дети же, наверное, просто физически не просматривали что-то скрытое; да и мы с Лидочкой, во время своей юности также, наверное, не смогли бы всё это распознать…
Но  как же эта складывающаяся судьба детей подкосила Лидино душевное здоровье!
Думаю, именно после брака наших детей весёлость моей Лидочки заметно пошла на убыль, потому что, видимо, родители вообще во многом живут тем, что переживают жизнь детей…
(Весёлость – часто синоним силы, и у Лидочки моей стали убывать  силы)
*
Другой фактор, совпавший во времени с замужеством детей, правда, менее значимый, который сказался на характере Лиды,; конечно же, явно обозначившаяся после 91 года наша нищета, а «крутиться на работах» так, чтобы не только сводить «концы с концами» для меня означало духовную смерть…
Так и стали мы – доживать
*
Мы с Лидой, и наши дети, наверное, должны были бы быть врачами, потому что, в сущности, мы жили все по гиппократовой клятве: только на пользу другого человека и никогда во вред человеческой личности
*
В общем, Лидочек мой голубочек с того времени, когда дети наши стали «самостоятельными», изменилась, вернее, стала незаметно и неуклонно меняться…
Меняться как человек. Я же тогда не замечал! Я всё это осознаю почти через год после того, как остался один.
*
И вот осталась Олесенька наша на литературных и научных орбитах, на которых до других – планет, любых «космических тел» – бездна, и осталась наша Настенька в тисках неотложных дел (материальных «задач»), которых не счесть…
И остался я

9. Друзья

Друзьями нашими оставались Орловы, стали Константиновы, Ивановы…
Но заходило, хотя бы однажды, множество знакомых: Наумовы, Задумовы, из моих институтских товарищей – Коля Акимов, Слава Медведев, Женя Ганин, судьбы которых сложились по-разному, даже трагически. Однажды под Новый год заявилась большая кампания с Сивковыми во главе и со своими стульями (!)
Приезжали Ежовы (мои однокурсники по институту), уже  на новую  квартиру, но у нас встреча получилась холодной. Может быть, потому, что  лично у меня в те годы не было ни книг изданных (даже написанных!) не было, вообще, кажется, никакого творческого результата…
Мы с Лидой  были и на двух встречах  моих одноклассников, в 74 и 84 гг (т.е., спустя 10 и 20 лет), но я не проявил «корпоративного» патриотизма; может быть, всё потому, что был (продолжал быть) на распутье…
У меня был ещё поиск своего стиля; а вот как Лида ко мне относилась? Никак не могу сейчас «восстановить» хотя бы частичку собственного состояния с 77 по 90 годы
Приходила к Лидочке однокурсница Лида Степаненко с мужем и дочерью Юлей. Муж её работал в обкоме партии, на мой взгляд, был вполне адекватный и интересный человек, но спустя некоторое время он умер (кажется, была опухоль в голове).
Лидочка моя переживала и из-за другой однокурсницы – Нины Носковой (Голубкиной?), которой примерно в возрасте 30 лет сделали операцию на желудок, и Нина умерла от голода (!). Лида всё говорила мне: «Цветущая женщина, и  дала себя зарезать»
Приходили родственники, даже были прописаны некоторые из них у нас, но я этот момент плохо помню (а Лида всё помнила и вполне оценочно могла рассказать об этом). Впрочем, есть даже справка (по новой квартире, кто и когда был прописан у нас, кажется, Д.Соколов: он скрывался от армии).
В старой же квартире одно время жила моя двоюродная сестра Татьяна Астафьева, кажется, другая двоюродная сестра Марь Михайловна Емельянова, с которой я поддерживал впоследствии самые лучшие (родственные) отношения; кто-то из них был прописан, может быть, и Соколовы, но я не помню
Возобновились наши отношения с Журиными; они жили в Тетюшах. У Толика были золотые руки и «правильная» голова: он превосходно пользовался мастерком и уровнем, слесарными и столярными инструментами. Сам выстроил каменный дом, купил машину (всё – в советское время!), ни от кого  материально не зависел. Работал в горгазе, разводил пчёл, продавал мёд, ловил рыбу на Волге…А Рита работала в педучилище.
Тогда ещё был жив его отец, который подсказал нам несколько народных рецептов от гайморита, от рака (!).
В середине 80-х годов на машине мы несколько раз ездили к ним за мёдом. Однажды и они у нас были в гостях, но раньше – в 1978 г, когда мы жили на старой квартире
Последний раз в Тетюшах мы были на свадьбе (кажется), но хорошо помню, что я на улице какому-то местному интеллигенту подарил свою книгу «И звук, и свет». А это, значит, было не ранее 1997 года! А он -  всё удивлялся и удивлялся.
И ещё помню, как на свадьбе той мы ели уху из стерляди.
Царская была уха!

1.Время третье. 44-55 лет (1991-2003)


90-е годы в России по-разному квалифицируют, но мы, во-первых, и близко не представляли собственную жизнь в подобных складывающихся условиях, а во-вторых, уже оглядываясь, сейчас прекрасно понимаешь, что в отечественной истории они «завязывали узел», в котором само время летело парадоксально, и в котором кардинально менялись черты характера людей, ломались их судьбы…
И мы (бюджетники) с Лидочкой оказались на обочине; дело в том, что из всех поголовно предпринимателей не сделаешь: «жилка» предприимчивости, наверное, предусматривает, изначально сложившуюся точку зрения на жизнь, с которой органично просчитываются вероятностные варианты причин и следствий. Ходячими арифмометрами мы, конечно же, не были, хотя Лида, например, бюджет семейный всегда выстраивала грамотно; но дух предпринимательства у нас всё же не состыковывался с духом просветительства и творчества (в особенности, в моём понимании).
На нашем примере интересно посмотреть, как же «надуло» государство своих граждан в предоставлении нам своей (государственной, а, значит, нашей) собственности. «Разгосударствление» имущества, как известно, началось с ваучеризации.  Ваучеры мы купили (!), как и все остальные граждане. По всей стране возникли чековые (ваучерные) инвестиционные фонды (ЧИФы). Вот как они возникли, под чьим контролем, и был безграмотный (воровской) первый шаг (или уже второй).
Не помню, кому отдала свой ваучер баба Катя. Скорее всего, мне.
Мне кажется, баба Ира отдала свой ваучер Олесе, Олесе дали за 2 ваучера 20 акций ЧИФа «УНИФ»; за свой ваучер я, соответственно, получил 10 акций «УНИФа». Об итогах деятельности ОАО «УНИФ» ещё за 99 год был в «Курьре» опубликован отчёт (от 30.05.2000), и затем он бесследно исчез.
Лидин ваучер и Настин «пошли» в ЧИФ «Ваш шанс»; он более был популярен, и о нём чаще писал «Курьер», и, кажется, я дважды ходил в какие-то конторы (уже с акциями), но в последний раз (в 93 г) мне вместо дивидендов выдали дополнительные акции, и  в итоге на Лиду у меня сейчас 13 акций ЧИФа «Ваш шанс», на Настю – 39. Что с ними делать? Где следы этих фондов? Наверное, у какого-нибудь миллионера или даже миллиардера, но, может быть, они исчезли бесследно вместе с закончившим свой земной предприимчивый путь человеком.
О «деятельности» ЧИФА «Ваш шанс» писали даже в 2003 году (см мой дом.архив).
Пусть я лично номинально владел миллионной частью государственной собственности, но ведь это должно было гарантированным владением. И пусть мой именной ваучер (ваучеры же были именными!) в каком-то секторе экономике работал, худо или удачно, но у меня его (через акции) государство украло, как на большой дороге…
Вот в такие «судьбоносные» годы нам с Лидочкой также довелось жить.
И с января 1991 гобъявили «либерилизацию», т.е. отпустили цены в свободное плавание. Бюджетники получали зарплату вовремя (мы с Лидой), но с каждым месяцем реальная стоимость нашей зарплаты всё снижалась и снижалась. Я не говорю о предприятиях, которые сразу же становились либо убыточными (и зарплату на них задерживали едва ли не по году), либо монополистами, в которых зарплата стала расти непомерно.  Конечно, в условиях подобных инфляция росла чудовищно быстро, мы уже стали видеть ценники на продукты с шестью нулями, кажется, дважды проводилась деноминация денег, один раз объявлялся «дефолт»…
И надо ли говорить, что в сбербанке наши с Лидой скромные вклады по 2-3 тысячи советских денег по существу (на сегодня, 2012 год), так и остались в собственности нашего любимого (… по своей внутренней структуре) государства.
Надо ли говорить, что вся экономика страны, предельно неэффективная и в советские годы, просто стояла? И даже сейчас в нашей области пустуют многих здания фабрик, даже сейчас многие поля заросли лесом(!), а вместо зданий животноводческих комплексов – развалины. Масштабы катастрофы, думаю, карманные экономисты скрывают.
Да, я лично на центральном рынке продавал вещи (раза два; кажется и Лида рядом стояла), но…пошли мои книги, которые волей судьбы я стал продавать! В речном порту туристам, в санаториях им. Ленина и  «Дубки», но и несколько раз (по воскресеньям) на центральном рынке.
Свой семейный бюджет у нас был «с колёс»: ничего нельзя было отложить!
Однако, не все, конечно же, жили как мы. Росли в дачных местах двух или даже трёхэтажные «домики-игрушки» с художественно выкованной оградой (по всем периметру участка!), например, мы видели такие в «Бахиловой Поляне», начали появляться коттеджи и в нашем городе, и в Ундорах…
Но от собственности (государственной, а, значит, нашей) мы были отлучены упомянутой выше «приватизацией».
И постепенно наша психология стала психологией очень бедных людей: нищета была очевидной



2. Судьба

… «судьба стучалась в дверь»: невидимые центробежные силы разметали нашу семью в это третье время Лидочки, и как на центрифуге отжали к краям бешено вращающейся скользкой поверхности, за которой – срыв… Экстремальное «положение», при котором не за что уцепиться, изматывало, порождало неестественные шаги…
В это время мы боролись с «мельницами», конечно же, проигрывая, либо вообще выглядели смешными.
…но судьба наша была отмеряна много раньше: сам факт моего знакомства с тобой, привнесённой издалека, уже всё решал. Генетики сказали бы, что ты – гетерозиготна, т.е. более сильная в биологическом смысле (конечно же, и в интеллектуальном!), так как мама твоя – полька, отец – русский (из-под Карсуна).
Острее и глубже ты воспринимала каждый шаг собственной жизни, и прежде чем мы осознали необходимость друг в друге, мы ведь так много обо всём говорили!
Не думаю, что мои физические данные «перевесили» и склонили твой выбор в пользу меня, поэтому не знаю, какие же черты характера мои тебе «подошли», но с моей стороны, – твои суждения и «всё» твоё поведение, и, конечно же, твоя «внешность» безоговорочно и сразу развернули всего меня к тебе…
Я словно был поставлен перед фактом: мне не надо было даже выбирать!
Однако,  наш «менталитет» оказался трудносоединяемым: не в этом ли отправные точки наших постоянных споров?
Кроме того, я оказался (неожиданно и для себя) предельно неопределённым, словно полностью соответствуя своему знаку Зодиака (близнец), т.е. в жизненно возникающих ситуациях, как Буриданов осёл, я мог и «умереть перед двумя охапками сена, так и не выбрав ни одну».
Для тебя же подобных проблем вообще не было, ты, действительно, была настоящим львом, согласно своего знака Зодиака.
Судьба, однако, была не в том, что ты – издалека, а в том, что оказалась кристально чистой, т.е. таким человеком, который для меня сразу же стал идеалом;  и в письмах я много раз называл тебя божеством, недосягаемым, к  которому можно (нужно)  идти всю жизнь…
Твоя позиция, с моей точки зрения, всё же была уязвимой: твоя линия жизни оставалась линией, т.е. одномерной; и пусть она была яркой, привлекательной, даже красивой, но сама жизнь имела больше измерений, и вот лично я и страдал от собственной «объёмности», но совершенно не функциональной!
Повторяю, судьба наша была именно в том, что соединила двоих таких разных людей; в итоге и у меня выстраивалась линия прожитых лет, но в эту «линию» я, спустя даже многие годы, всё вносил и вносил какие-то поправки (задним числом?), и прошедшие годы для меня оставались – рядом! Они вроде как шли параллельно! (!?).
Твоя сестра ушла из жизни в 32 года в 80 году: я уже тогда увидел в этом знак своей семье, я боялся, что после Лиды  моей женой станет Галя (?!)
Я не говорил это Лиде, но написал об этом в «Арабесках». А Лида всё спрашивала и спрашивала, какой же это знак я имел в виду. Но ведь это было предчувствие!
 Судьба детей – ещё более открытая рана: та же центробежная сила выбросила Олесю в Питер, а затем в Москву; Настю – заставила день и ночь работать; эта сила заставляла нас быть беспокойным… Где? Нет, не в душе, наши дети отзывчивые и добрые люди. Эта сила называется духовной силой, она в привходящих мыслях, и она не давала покоя…
Никому, и  ни Лиде, и  ни мне…
Дорогая моя Лидочка упокоилась. 
Только рано! Слишком рано, вот  о чём я всё переживаю…


3. Вместе


…мы вместе гуляли, «выбирая» незнакомый маршрут; помню наши «походы» по «Тутям», к беседке  Гончарова в Киндяковке, и особенно наши возвращения через «Самсониху» из речного порта, где я, примерно, с 94 или 95 года продавал свои книги, а ты – приходила ко мне, и мы вместе возвращались… Когда подросла Манечка, а затем и Анечка, ты приходила и с  ними…
Через «Самсониху» путь лежал через брошенные сады, мимо железной дороги, но мы иногда возвращались и напрямик, «по лестнице» с n-ым количеством ступенек! И сопровождал нас запах сирени…
Ты любила всё новое, ты жадно вбирала его глазами!
*
…и через четверть века после своей свадьбы мы решили обвенчаться; конечно же, инициатором была ты… И в небольшом деревянном храме Неопалимой купины на севере города  7 февраля 1993 г мы обвенчались. Характерно, что у всех венчающихся пар свечи горели ровно, лишь у меня она горела  «с треском», разбрасывая капли, и за два-три круга догорела почти до конца…
*
Несколько лет в тёплые летние дни мы с тобой ходили под гору к Волге загорать на час – полтора. И всё время наблюдали, как метров в ста милиция на УАЗике свою службу проводит на пляже: ужасно! Вместо того, чтобы патрулировать микрорайоны, трассы, эти служаки откровенно плевали на своё дело. Когда это было? Может быть, после бабы Иры.
*
Однажды, в начале 90-х годов, от беседки Гончарова зимой мы шли пешком (!), а это километров 6 (или больше) до Старого вокзала, где мы жили, и помню, что именно во время этого пути у нас тобой родилась одна и та же мысль: хорошо бы в этот поздний час на безлюдной заснеженной дорожке вдоль моторного завода найти кошелёк (с деньгами); тогда нам платили в институте и школе смешные деньги…
А ещё в начале 80-х годов в Винновской роще мы даже с тобой ходили зимой на лыжах (!!); впрочем, лыжи у нас появились «ещё» на квартире на Камышинской: тогда мы пытались «ходить» по школьному стадиону, конечно же, вместе с детьми
 С начала 90-х годов мы всё ездили к Олесе  (и Машеньке) на ул. Ефремова. Маленькая Машенька любила нас, мы гуляли с ней «от качели к качели», а Маша кричала «Громче!» (т.е., сильнее)
В это Лидочкино время помню и наши «последние» выходы и на Венец, и вообще в центр города (просто погулять); ты была в сиренево-цветной летней кофточке, в обтягивающей юбочке, и ты была взрослой и серьёзной, и у нас уже, кажется, была вторая внучка…Была жива и баба Ира, и был месяц май… и была ты необыкновенно привлекательной.
Ты была лучшей в мире женщиной! И осталась…
*
Но и беда была рядом. За Настей мы недоглядели, и Настя, будучи беременной, была вынуждена выйти замуж (в 93 г) предельно неудачно за совершенно безинициативного человека; молодожёны стали жить у нас, в марте родилась Анечка…
Бабе Ире, естественно, не нравилось ничегонеделание зятя, а зять, видимо, утвердился во мнении, что он уже в жизни всего достиг, поэтому,  в ноябре, когда я где-то отсутствовал, у молодых с одной стороны, и с другой – у бабы Иры, произошёл конфликт, в результате которого баба Ира выбежала в подъезд с криком… чтобы остановить вакханалию Лида выпила уксус: её тут же вырвало. 
Это спасло её.
 Около месяца Лида пролежала в БСМП в токсикологии, я, наверное, впервые в жизни стал осознавать предельную уязвимость нашей жизни
А в январе я выхлопотал путёвки в санаторий им. Ленина и мы уехали, но смогли пробыть лишь половину срока: Лиду стало рвать, видимо, из-за агрессивной воды. Лида похудела страшно. Лидочкина внешность около 2 лет «возвращалась» в норму.
С лета 95 года в санатории им. Ленина и  Дубки я приезжал уже продавать свои книги.
Уже в конце 90-х годов, когда мужа Настиного мы выгнали, и Настя официально разошлась с ним, мы с Лидой и Анечкой ходили на родник за ж/д переездом, пробивающимся на крутом склоне перед самой железной дорогой. О роднике знали немногие, но,  в сущности, он был в черте города, хотя метров триста до него вела «безлюдная» степная тропинка…
*
Ты работала в 38 физматшколе… И вот однажды в сентябре 96 г (?) в школу приехала делегация немцев; её, как водится, «распределили» по отдельным учителям для «семейного» знакомства, тебе достался – Кристиан Дени, «руководитель» школы в Хессиш,  Лихтенау. Мы его встретили дома с Олесей; вели «умные» и интеллектуальные разговоры по-английски (мне переводили через предложение)…Видимо, он был поражён. Мы-то (и он) прекрасно знали  бытовой уровень встреч большинства из учителей (с обеих сторон).
Во всяком случае, ответный визит через некоторое время совершила и 38 школа, но, к сожалению, Лидочке не пришлось ехать в Германию, не помню, по какой причине, м.б. и по финансовой. И вот он, встречая в своей Германии делегацию,  естественно, искал глазами тебя, с цветами…
Был расстроен, а через людей он передал тебе фото букета, с которым он встречал тебя, и которые всё время у него стояли (для тебя), мне – дорогой и красивый галстук, тебе – не помню что, и ещё 100 долларов…
Ты всем нравилась так, что тебя запоминали; ты могла вести диалог с человеком любого уровня и менталитета (на Любищевских встречах ты будешь на равных разговаривать с маститыми и широко образованными профессорами).  …и когда наша ссора (большей частью тогда, когда мы были вдвоём) достигала запредельного накала, ты «в сердцах» однажды (?) сказала: «Если бы я поехала в Германию, то точно бы там осталась!».
*
Я продавал и объяснял свои книги; кричали чайки, палило солнце, плескалась рядом тяжёлая вода, и стоял огромный белоснежный теплоход…
А там, на горе, за которую уже должно было заходить палящее солнце, там ждала меня ты (если мы не договаривались возвращаться вместе), и я легко поднимался в гору, и дома меня ждал холодный квас, приготовленный тобой, ядрёный, чуть сладковатый, медленный до густоты, коричневый… и я рассказывал тебе, кто приезжал, что купили…
а у тебя же был такой родной голос, такие понятные заботы, и вся наша жизнь была по-прежнему до предела обнажена, и я в который раз остро осознавал, что у нас у всех тонкая кожа…
*
«Любовь к родному пепелищу и отеческим гробам» у тебя гораздо острее и раньше проявилась: про родной дом не буду говорить, но про могилы просто обязан.
…рядом с гаражами было небольшое предприятие, и на этом предприятии я попросил сварщика «сварить» из толстых металлических труб два креста на могилы, размером более два метра каждый. Я покрасил их, и эти два тяжелых креста в ближайшее воскресенье мы с тобой на машине повезли в Карсун – заменить старые, Евдокии Яковлевны и т. Маруси…
Заменили.
И ты была так рада. Мне кажется, я даже у тебя «завоевал» уважение. Но странно всё же, наверное, было со стороны смотреть, как на «Жигулях», на верхнем багажнике, везут огромные и толстые металлические кресты…
Через год «точно» такие же кресты я сделал и для Ундор.
Подправить могилы, конечно же, было нашей святой обязанностью.
Но ведь это ты подсказала мне!


4. …


«Что красота?
Сосуд, в котором пустота,
Или огонь,  мерцающий в сосуде?»

Н.Заболоцкий несколько принизил смысл собственных (гениальных) строчек: они обнимают не только красоту как таковую;  в «сосуде» том, как гомункулус в реторте, формируется и сам человек, заранее определяется его жизнь
В физических (?) условиях тех, таинственных! ещё непонятных! взрастает человек, появляется сознание и Слово (одновременно?), в условиях (внешних) определяется человеческая жизнь, её пространственные и временные пределы…
 как в перенасыщенном растворе сами по себе вырастают кристаллы, так и  «пустой» сосуд уже предопределяет невидимые и неведомые ранее структуры…? Наша жизнь – фокус бесчисленных сил (якобы, в пустоте!)! Наша жизнь определяется временем и местом, которые изменять нельзя
текучая свободная атмосфера – наше лоно, из которого мы «вышли», неподвижная и тяжёлая земля, и живая, сама себя не знающая, природа…
…роды совершены так, что мы не помним их, при рода х не было свидетеля
*
И «сосуд» тот – и организм наш, взаимозависимый с остальною природою до пустоты, т.е., до микросвязей
Матрица в сознании – биологический субстрат, не более! как на ней печатью «откладываются» ландшафты под свободным небом?  Именно она и есть «пограничная стенка» сосуда, и взаимозавязана она в микроуровневых масштабах с остальными «стенками»
Матрицей является и языковая культура народа, которая формируется с речью, ибо менталитет народа (нации) определяется уже языком, как ранее, наверное, определялся ландшафтами
«Всё» в сознании нашем в соответствии с формулой Заболоцкого, и огонь, и «сосуд», выстроенный по принципу небесного строения: как? Как это возможно? как живут эти бесплотные копии внешнего в нашем сознании ?
*
 Что человеку надо? – преждевременный  вопрос. Мы ещё не знаем, что вообще есть человек…
*
(Сосуд – это всё земное, все его необозримые ландшафты, это  -возможность для дыхания, это другой человек)
*
…задыхаюсь…, нет воздуха, нет ответа, нет музыки
Всё – тот  «сосуд», та «пустота», та атмосфера!, в которой и только может что-то состояться и жить
…моя Лидочка



5. Огонь


Но с «огнём, мерцающим в сосуде», видимо, сложнее. Откуда он? Откуда Я?
…с 20 лет я заряжён на открытие какой-то тайны, и «чувствую» её, но…не хватает озарения
И пробудили тот огонь – среднерусская природа (Ундоры) и классическая музыка, но «организовала» попытку понять и описать его – Лида… Как я благодарен судьбе!
Потребность нести на суд моей Лидочке всё написанное было неоспоряемым; потребность музыки настигала неожиданно, а природа – сама вдруг погружала в свои бесконечные жизненные связи, но со мною! с моим сознанием!…
Огонь же был и в Лидочке, обжигающий, влекущий всю мою жизнь с нею, и этот огонь  продолжал жизнь, утолял самые глубокие запросы
Влечёт и до сих пор, потому что одно Я – теряется, оно и возникнуть не может, для одного Я другое – тот же «сосуд», ответ: жизнь
*
Огонь соединяет времена и пространства: Слово – лишь «организует» его, преобразовывает…Человек рождается в вербальном пространстве-времени; я – в вербальном пространстве! 
Но основа его – глубже!
В сознании нашем от огня того – мысли. Не Слова! Мысль – вне языковой целостности, вне той логики, вне детерминации. Мысли у нас – из пространства  свободы, нам не подчиняющейся: как связаны мысли с Я? какую роль при этом выполняет язык? Ловца мыслей?
Какое бы ни было Слово, «Царственное», «Божественное» (как пишут поэты), например, но оно лишь начинает нашу историю, и в нашей истории лишь возможность выбора, возможность свободы, но соединяет времена, «держит» память – мысль, вдруг приподнимая тяжесть словесной информации, приподнимая любую тяжесть!
Лишь Слова – нам тупик; за Словом всегда мысль
*
Изначально всё неземное было в Лидочке – чистота, искренность, верность,  и уже требовательность: у нас была семья
И слова – были не укором, но единственным условием, к которому я стремился…
Любовь не может быть без долга, без ответственности
*
Огонь – это  то, что я не знаю, то, что создаёт и поддерживает жизнь.
Это то, что придаёт людям смысл их существования
Это то, что пытается воссоздать скрипичная мелодия…, вообще настоящая музыка


6. Ад


Что в Советском Союзе мы жили в аду – мы не «знали», наверное, осознать мешала рабская психология; но мы, действительно, многого не знали, и «перестроечные» публикации явились настоящим всё продолжающимся и продолжающимся шоком…
Но не было в нашей стране Моисея!
И поэтому вызволение из ада оказалось стихийным; я вообще думаю, что потери – материальные, но, главное, людские, оказались сопоставимыми с потерями в гражданской войне. Конечно же, нужно указать на ответственных за развязывание «лихих девяностых годов»: это руководство страны, полностью догматичное  и никчёмное в своём профессионализме.
Что ад?
Остановлюсь на мягкой формулировке: неестественная жизнь, мечта о лучшей жизни. Мечта во многих поколениях вырабатывает и охраняет рабскую психологию…
…но как бы мы не старались формировать кроны деревьев в парках, если мы прекратим насилие, деревья будут восстанавливать свою естественную форму
Ад – это насилие над человеком
Если, действительно у меня в душе «нравственный закон» (Кант) или внутреннее чувство добра и зла (Даль), то мне нужно только договориться с другим человеком (другими людьми) о том, как жить вместе
Не было договора! Изначально в нашем советском государстве не было договора о том, как жить вместе
Государство, одному ему известными «заботами» и «реформами» десятилетия унижало своих граждан: коррупция, воровство, откровенный бандитизм, – всё было естественным ответом его граждан на подобное насилие. Взамен же государство насаждало рабский патриотизм для молодых людей, черносотенную идеологию для взрослых и абсолютную непрозрачность властной вертикали… И не боялись «парткомов» самодуры на всех постах! Они и в советские годы их подминали под себя!
В подобной ситуации жить «хоть немного материально получше», означало не прислушиваться к собственному «нравственному закону», т.е., к совести. Иными словами, означало человека рассматривать как средство, «идти по головам».
В постперестроечные годы в стране наступил хаос, хотя демократы с будённовской психологией укажут, что перед этим по существу в стране наступил коллапс, и будут правы
Ну, и стихия, как настоящая стихия, и вышла из-под контроля (только какого? Наверное, всё же из-под «внутреннего чувства добра и зла»; да, ведь, совесть вообще не имеет юридического аспекта…).
И оказались мы с Лидой между наковальней (государством) и молотом  (стихией «рынка»)
…я лично слышал за окном, как проходящие ребята поздно вечером громко собирались кого-то «замочить»; мы с Лидой слышали под утро летом, как ударился об асфальт, выбросившийся с верхнего этажа высотки, инвалид-афганец; постоянны на улицах были разговоры парней и девиц о своих взаимоотношениях в «офисах» и о карманных деньгах, которые мы получали едва ли не за месяц… Но «серьёзные игроки» уводили ЧИФы с нашими именными акциями, эти люди не «светились»
Появились БОМЖи, закрывались предприятия, зарастали молодым лесом поля на бескрайних просторах, бесследно исчезали люди: вновь, как когда-то в начале ХХ века, наступило фактически безвластие…
Это не ад?
Государство бросило своих граждан, да и настоящих граждан у него никогда не было: были рабы, и они были немы
Говорили мы об этом тогда! Вся страна говорила!
Но не было «Моисея»

7. Работа

В это время Лида работала  учителем английского языка 2 года в 34 школе, а затем  11 лет в школе № 38 . Школа № 34 была рядовая и директор (Б.П.Котенко) вела школу (не в худших) советских традициях; у Лиды не было перспектив для материального роста (т.к. она была независима), да и далековато было ездить.
Но Лида была горой за учеников, и в «своих» классах она знала про них «всё», так как ученики видели в Лидии Ивановне не просто учительницу, но человека, который их мог выслушать про все их «болячки», помочь советом, а то и делом, который мог ответить на любой детский вопрос… Но при случае, Лидия Ивановна за словом в карман не лезла, могла так умно,  не оскорбляя, отчитать любого ученика (члена группировки этого спального района Ульяновска!), что авторитет она приобрела быстро и заслуженно… Но, думаю, не в глазах администрации, для которой на первом месте стоял результат, а не ученик.
На педсоветах Лидия Ивановна так же вела себя достойно и по отношению к ученикам, и по отношению к родителям; Лидочка моя в принципе не могла оскорблять кого-либо в жизни; даже в заведомо невыигрышной для себя ситуации, она раскручивала её логику полно, указывая на ошибки: при этом назывались персоны. Лида приводила ситуацию к стыду тех, кто провоцировал конфликт, и это чувство стыда должно было наступать в результате публичного обсуждения, и оно наступало, так как были явными ошибки. Вне сомнения, Лида вела себя как блестящий адвокат
Уроки Лидия Ивановна вела таким образом, что лексический запас увеличивался на понятных детям ситуативных примерах, которые моя Лидочка придумывала легко. Экспромты неотъемлемо сопровождали Лиду потому, что она была органично готова к оценке чего-либо, тем более в тех случаях, когда она специально готовилась. Это Марасовой Лидии Ивановне доверили вести ещё один предмет – «Этика и психология семейной жизни»; я же думаю, что Лида могла вести этот предмет, скажем, на телевидении, и успех передачи был бы несомненен.  Лидочке вообще удавались выступления на большую аудиторию – детскую или взрослую, не важно.
К родительским собраниям Лида готовилась тщательно, и на собрании говорила о каждом ученике только хорошее, подчёркивая то, что не виделось в семье; она подолгу беседовала с родителями. Не удивительно, что у Лиды завязывались очень содержательные отношения с ними.
Поэтому домой к нам, уже спустя годы и даже десятилетия, приходили бывшие ученики моей Лидочки – с  благодарностью. А уж звонили бывшие ученики – постоянно.
Я с большим удовольствием провёл туристический поход с Лидиным классом ещё в 87 г вдоль берега Волги с ночёвкой.
*
Школа № 38, куда Лида устроилась в августе 92 г, была физико-математической, и поначалу, при директоре И.А.Игошеве, к.п.н., служебные и материальные вертикали выстраивались более или менее объективно, и проглядывали какие-то демократические черты; затем Игошева грубо «выдавили» (он, кстати, уехал в Канаду), и школа при новом молодом директоре Полетаеве превратилась в послушный придаток  пединститута.
 Школы приобрела помпезный парадный «вход» и сомнительный, как и положено в феодальное время (оно у нас было и в советские годы, и в российские), черный «выход»; пошатнувшаяся было авторитарная педагогика, «зацвела» прежним цветом, а корпоративные взаимоотношения среди самих педагогов часто исключали какое-либо живое общение…
Это не моё мнение, но мнение и Лиды. Мы полагали, что в школе главным действующим лицом должен быть ученик. Уже тогда, когда  Лида была на пенсии, выбросился ученик 38 школы из окна высотки, якобы из-за каких-то неурядиц в учёбе; мы были потрясены этим известием… Лидочка моя жила жизнью учеников, и время затраченного своего она не считала… Она, повторяю, горой стояла за учеников – детей!
Факт самоубийства ребёнка – ужасающий факт.
Семейные обстоятельства, конечно же, определяют психику детей в первую очередь, но сколько же вообще сломанных судеб на счету школы! Лида много мне приводила примеров явно преступного отношения педагогов к ученикам. И ничего, эти «педагоги» имеют регалии, зарплаты, «поборы». Лидия Ивановна моя работала открыто, ярко, независимо, и получалось так, например, что Лиде так и не довелось выпускать свои классы. Лида всё прекрасно понимала, и мы обсуждали это дома.
И, тем не менее, Лидия Ивановна поддерживала дружеские отношения с Комаровой В.А., Чернявской Н.Т., Агафоновой Л.В., Каревой Т.П., Волковой Л.В., Зобовой Т.С., Марулиной Т.Д. и, наверное, с другими.
Но гораздо более тёплые отношения были с учениками (и с уже окончившими школу) – Соколовским А., Кузнецовой Е., ЛатыповымНурали, семьёй Ярышевых, Ермолаевым Е. и другими. За несколько месяцев до нашей трагедии из 38 школы к нам приходили две выпускницы, одна из них, Ключникова И., записывала за учителями «фразы» (приведу несколько: Как Ч. Дарвин, древнегреческий философ, не свихнулся? Потомство мух  - это черви. У насекомых клюв длинный).
Этим девочкам я подарил по экземпляру своей книги «Фразы», изданную в 2010г вопреки воле Лиды.
В ноябре 94 г Лида приглашала поэта и философа Линника – настоящего  «трибуна»  выступить перед старшеклассниками школы». В эти же годы, например,  много экземпляров моих книг  оказались у учителей данной школы. И что же? Думаю, что громогласный Линник только сотрясал воздух (даже среди учеников!), знаю (мне Лида говорила), что мои книги  «Катехизис» и «Природа» так и остались в учительских столах «учителей». Да я знаю, что и в преподавательских столах преподавателей пединститута!
«Дело» было, конечно же, не в конкретной школе № 38, которая , может быть, была посильнее и в целом многих иных школ, а в «психотипе» учителя как такового, который скрывал в себе что-то ограниченное и агрессивное
Лида ни обликом (!), ни характером своим, ни, тем более, знаниями и умениями не вписывалась в учительский конгломерат; рано или поздно он должен был отторгать её. Но Лидочку спасали ученики, в них она видела смысл собственной работы, и намечающиеся явные конфликты, она, как профессиональный шахматист, «переигрывала» в свою пользу
И светлые воспоминания об учениках Лиду сопровождали все годы; как она мне рассказывала о них! с какой любовью и гордостью!

8.С тёщей

С 1981 г по 1996 г мы жили впятером, с нами жила Лидина мама.
О прежней жизни тёщи я всё же знал мало. Лида говорила, что её мама одной из первой (или немногих?) вступила в комсомол, что в войну прятала в печке партизана (!).  Но мне более важен факт её замужества: боевой разведчик, кавалер орденов «Слава» Иван Янин выбрал в жёны именно эту девушку. Значит, «было за что».
И.И.Янина  (баба Ира, как мы все звали её) сложилась как человек «устный», знающим жизнь из «первоисточников» (из разговоров с людьми), и мои заоблачные, ненужные как раз для «жизни» увлечения, думаю, могла бы истолковать примерно так: «этот человек в молодости (в основном, в институте) был одурманен классической музыкой, музыка  ему навязала какие-то «чувства» к природе, и вот он их всё пытается переложить на бумагу….»
Она была бы права. Такая простая оценка мелькала в разговорах и у Лиды. Но Лидочка сама вырвалась когда-то из жёсткой «простоты» обывательщины, и пусть она оправдывала свою маму (как и я к своей тёще решительно никаких претензий не имел) тем более, что  она в своё время, оставшись  в 26 лет одна после смерти мужа, выходила шестерых иждивенцев (бабу Броню, Михася и Михалину, Стася и своих двоих детей), всё-таки в собственную жизнь вносила более отдалённые и глубокие ценности
Лида, конечно, руководствуясь в жизни также своим субъективным опытом, легко (органично) включала и трансцендентный, т.е. опыт за пределами своего сознания. Лида могла рассуждать оригинально (самостоятельно) и ярко. К сожалению,  жизнь моей Лидочки не предоставила шанс стать какой-то известной личностью, но потенции незаурядности без труда просматривались в ней…
И Лида (первые годы с бабой Ирой) всё пыталась в разговорах (почему-то на повышенных тонах) переубедить бабу Иру, что здесь (в Ульяновске) никто не живёт как в Белоруссии, что люди здесь другие, что я – занимаюсь тем-то и тем-то, что она сама работает … так, как считает нужным. А работу (мою,  вообще чужую) баба Ира понимала так, что в результате этой работы «должна оставаться копейка».
Баба Ира и здесь была права, так как большинство работало по «бабы Ириному сценарию», с выгодой для себя
Баба Ира замыкалась, жила с нами «автономно», иногда и готовила только для себя; одно время искала возможность купить квартиру (и могла бы), пыталась выйти замуж (и могла бы). В конце концов, некоторое время работала продавщицей кваса, и так продолжалось 16 лет, исключая последние годы болезни и инвалидности (1 группа).
*
Я не мог с б. Ирой легко разговаривать: у меня, видимо, сразу повышалось давление, т.к. в «тон» ей говорить – значило над своим мировоззрением совершать насилие, поэтому я только отвечал на конкретные её вопросы, и со своей стороны ставил ей только такие же конкретные вопросы.
Её брат, Стась, кстати, прожив около года с нами, также был весьма неудобен для диалога (со мной). У Стася была мгновенная оценка Слову как таковому. Это напрягало общение. Но и Лида, я заметил, и со Стасем, и со своей матерью разговаривала в императивном тоне (как и Галя, в своё время).
Поэтому обсуждать что-либо с моей тёщей я так и не научился.
*
Мы с Лидой всё говорили, что в Белоруссии, где влажный климат, она столько не прожила бы после операции. Мне кажется, за эти годы она на родину не ездила (может быть, я ошибаюсь).
В Ундоры б. Ира ездила один раз, в первый год, кажется (на один день). Тут же нашла одну женщину из Белоруссии (замужем за моим дальним родственником), и с ней провела больше времени, чем с б. Катей и крёстной. А вернувшись, стала относиться предвзятей, чем раньше  ко мне, а о моих родственниках (я от Лиды узнал) б. Ира вынесла убеждение: куркули
И Лида, где-то внутри, наверное, сама сформировала подобное мнение, например, о бабе Кате: мне же это казалось смешно, т.к. я знал архитектонику её «куркульства».
*
Любила смотреть по телевизору хоккей, знала всех хоккеистов сборной. Однако, я заметил, что даже в этом случае, её лицо оставалось грустным. Это было понятно: из всей её семьи оставалась только одна моя Лидочка…
*
В последние годы у неё налицо были признаки сахарного диабета, но б. Ира из лекарств признавала только манинил. За 1, 5 года до смерти у неё отрезали ногу до коленного сустава, на костылях она ходить не научилась, и поэтому  из своей комнаты не выходила. Кажется, я выносил её в зал смотреть телевизор. Лида, конечно же, всё послеоперационное время в автозаводской больнице была с ней, а позже, когда б. Иру выписали, делала ей уколы.
Ушла из жизни она легко, просто перестала вязать (носки, кажется) за день до смерти, а утром, проснувшись, позвала Лиду делать укол, и пока Лида на кухне готовила инъекцию, мы услышали громкий неестественный выдох…


9. Поездки в Питер


…уже настолько за почти 10 лет мы свыклись с мыслью о том, что мы «на дне» (хотя и рассуждали о самых высоких материях), что и не помышляли о поездке в столицы (или куда-либо ещё) сугубо с познавательной целью, а тем более, на отдых: наши «финансы» БЫЛИ ЭКСТРЕМАЛЬНО ФУНКЦИОНАЛЬНЫ! Времена, когда мы ежегодно ездили отдыхать на юг, прошли.
Но мы с В.А.Гуркиным (членом оргкомитета Любищевских чтений, весьма предприимчивым человеком) выигрывали издательские гранты РГНФ на издание книг Любищева в 97 и 98 гг, исследовательский РГНФ (по любищевской тематике) в 2000 году, исследовательский РГНФ (3-х годичный) в 2001 г; затем я  (уже я один) выиграл грант РГНФ в 2005 г на издание «Монополии Лысенко»… (это «просто» для справки).
Появилась возможность (хотя бы мне) бесплатно (!) доехать до Архива РАН, пожить несколько дней (суточные же!): и я решился поехать с Лидией Ивановной в Архив, заодно к внучке А.А.Любищева – филологу  Н.А.Папчинской (всё в Питере). Да, мы в июле-августе 2000-2001 гг дважды ездили (частично на деньги РГНФ) в Санкт-Петербург.
Мы не верили себе.
…вновь (!) мы оказались в городе, который занимал наше воображение; мы, конечно же, посещали всё, что можно было «посетить»: Исакий, Смольный, Казанский собор, Таврический сад, Александро-Невскую лавру, Владимирский собор, Петропавловскую крепость, Русский музей, Юсуповский дворец…
Останавливались мы у внучки А.А.Любищева, Н.А. Папчинской, очень приветливой и общительной дамы 70 лет, на Суворовском проспекте, в огромнейшей трёхкомнатной квартире (или четырёхкомнатной), дореволюционной постройки. В её квартире, а ранее она принадлежала дочери Любищева, Е.А.Равдель, ещё сохранялась часть архива мыслителя.
Рядом был Греческий проспект с «фамильным» домом Любищевых, № 23-24, дом с факсимиле отца Любищева, где родился А.А.Любищев (отец Любищева был «миллионщиком»). Рядышком, помню, был и костёл, но в него мы с Лидой не попали.
Выдающийся социолог А.Н.Алексеев в 2000 году нас (вместе с Р.Г. Баранцевым, его сыном, своей женой, З.Г.Вахарловской) привёл на о. Канонерский в самом центре Петербурга на Лидочкин день рождения 3 августа! а вечером (и всю ночь!) с Васильевского острова мы смотрели, как разводят мосты в Питере…
Этот праздник нам «устроил» Алексеев.
 А мы «ещё» побывали в Петергофе, Царском селе (Пушкине)…
Но мы в 2001 г не смогли попасть на Валаам (из-за случайности: изменили расписание, а у нас уже были билеты на обратный путь).
Я особенно был рад тому, что приезжал не один, я радовался за свою Лидочку
По вечерам я работал с рукописями Любищева, отбирая их для Ульяновского краеведческого музея. Также для справки здесь замечу, что ещё с конца 1972 г велась работа над  гигантским рукописным архивом Любищева (более 100 томов): он был скопирован (в основном), а оригиналы писем, работ, комментариев были оформлены (систематизированы)  и переданы в Архив Ленинградского отделения АН СССР. Всю работу тогда проделали Р.Г.Баранцев, С.В.Мейен, Ю.А.Шрейдер и Р.В.Наумов. Копии, хранившиеся у Мейена и Баранцева, в итоге усилиями Р.Г.Баранцева в самом конце 90-х годов были перевезены в Ульяновск, таким образом, фактически я лишь довершал эту работу…
Чрезвычайно насыщенные наши путешествия в Санкт-Петербург и на меня, и на мою Лидочку оказали самое сильное впечатление
*
В 2002 году Лида ездила вПитер с внучками – Машенькой и Анечкой, и Н.А.Папчинская всё удивлялась, что наши внучки все эти немногие дни сидели не в кафе, а ходили с бабушкой по музеям.
*
Путешествия в Петербург – много шире, чем знакомство с императорским великолепием и ослепительной роскошью искусства; эти путешествия в качестве импульса скрывали в Лиде вообще тягу ко всему новому, неизвестному. Эти путешествия скрывали тему Дороги, Пути, которая в каждом из нас, конечно же, ждала своего часа…
 Сколько же раз, в Ульяновске, мы с Лидочкой шли пешком по неизвестным улицам, вдруг, и с жадностью смотрели по сторонам…Отчего?
*
Не могу не вспомнить сейчас (6 июня 2012 г) сновидения, которое тему Пути продолжает, и как продолжает!: мы с Лидой куда-то едем, рядом проходят маршрутки, трамваи. Но Лида вдруг говорит, что нам не по пути; я понимаю, что мне не нужно отпускать свою Лидочку, но в толпе она вдруг исчезает, и я догадываюсь, что она села в трамвай, уходящий в противоположную сторону. Трамвай делает кольцо где-то далеко, и я соображаю, что могу «перехватить» Лиду, если поеду более коротким путём, и буду поджидать её на остановке…
И оставшаяся часть сновидения была моим путём к моей Лидочке… Конечно, я не встретился…
Я хочу остаться с нею, продолжать с Лидой что-то совместное, но не получается
Вот что мне было сказано?
…но по пути мне с тобой, Лидочек-голубочек, даже если этот путь для меня  нравственно или физически недостижим
по пути, куда бы он ни вёл

1. Время четвёртое.56-63 лет (2004-2011)

Для нас оно началось годом выхода Лиды на пенсию и инвалидность. Лида осталась дома, и первые годы, если и выходила из дома, то только с тростью. Правда, спустя год-другой, Лида о палочке вспоминала всё меньше и меньше.
Мы всё же мало «гуляли» по городу, а он, между тем, изменялся весьма и весьма: и в центре, и на окраинах появлялись здания-особняки, которые, по моим представлениям уже несли в себе мысль архитектора. Медленно, но неуклонно асфальтированные тротуары уступали место плиточным; на дорогах, видимо, с начала 2000-х годов стало тесно. Из-за множества личных автомашин на дорогах, неприспособленных к такому их количеству, возникали километровые заторы – пробки. Общественный транспорт как-то стал незаметен: трамваи стали ходить явно реже, большие автобусы исчезли, кроме проплывающих – комфортабельных туристических, маршрутки в нашем городе появились примерно в 5-ом году, т.е. много позже, чем, скажем, в Питере: там они появились в 2000 году.
Появились супермаркеты, минимаркеты, и вообще палаточная торговля как-то (правда, неохотно) уступала цивилизованной. Например, в Ундорах уже несколько лет работает супермаркет, есть и минимаркет…
Квартиры (видимо, приватизированные) народ стал обустраивать; ничего не стоило, например, кому-то на весь блок ванная-туалет «бросить» тысяч сто рублей (ок. 3,5 тыс долларов), а на всю квартиру – миллион. Для нас с Лидой это было заоблачно, также, как немыслимо было…купить квартиру, допустим, Настеньке. И вот она вынуждена взять ипотеку и буквально «ишачить» на неё.
Ясно было, что частная инициатива стала набирать силу, и этому надо было радоваться. Но управители на всех уровнях остались прежние, едва ли не советского образца («не пущать»!), и, может быть, они и хотели также править в ногу со временем, но под бременем свалившейся на них (нет, не ответственности!) непропорциональных их усилиям материальных льгот, уже судили о «народе» (и о законах) как настоящие феодалы.
Я лично знаю очень мало подобных примеров, но пресса, даже услужливая, пестрит  разоблачениями таких чиновников. И простые люди от них не «отставали», «братки», так называемые, также ещё не вывелись с 90-х годов. Поэтому мы с Лидой прекрасно знали, откуда «шикарные» машины, евроремонты, и дорогие квартиры и коттеджи.
Дикий капитализм у нас закончился  только «вчерне», он освоил более глубокие, незаметные для широкой публики, уровни: именно потому и появились миллионеры и миллиардеры. И наши ваучеры и акции – именно у них.
Нет, мы с Лидой также знали, что внедриться в дело, «в бизнес», стоило труда, и мы знали цену этому труду. Может быть, «малый бизнес» и есть настоящий капитализм, не дикий.
Я прошу извинения, что описываю общими словами то, о чём все прекрасно знают, но думаю, что подобного имущественного расслоения в нашей стране настоящее руководство не должно было допустить. Моя семья ведь ещё не так сильно пострадала за эти два десятка лет, и я, сейчас, не плачусь перед неизвестным читателем, но размышляю…
*
Ульяновск ещё далеко не вернул своего симбирского вида и, тем более, духа. Он так и не вернул своего имени: идеологизированная просоветская (проленинская) часть населения города оказалась «сильнее»; она же оказалась сильнее и в части запрета на воссоздание Троицкого собора (на месте памятника Ленину); наш город не имеет до сих пор запоминающегося силуэта ни с Волги, ни со Свияги…
У города до сих пор нет Архитектора…
Ещё, думаю (не знаю!), до сих пор идёт незаконный отвод земли, оставшихся «бесхозных» предприятий, и пр. и пр….
Асфальтовый каток советской «справедливости» (образ Евтушенко) проржавел, встал, и всюду стал прорастать бурьян: но что лучше?
*
Я бы, конечно, мечтал о такой организации государства, как и вообще жизни, которая бы направляла усилия людей на действительно социальные и перспективные цели (и находила бы таких людей для исполнения)…и общество – устоится.
Помочь надо в этом! У нас ведь Мамай прошёл по людям: монгольское иго повторилось в ХХ веке советским…
 Лида бы разделила это мнение


2. Надежда…


На что мы надеялись?
Мы судили по себе и надеялись на лучшее:
Лида надеялась на нормальное семейное счастье, что я как учёный и писатель буду признан; что у Олеси будет здоровая семья, и она будет признана как поэт и философ; что Настя, наконец, также решит свои личные проблемы, и у неё также будет будущее, что наши внучки получив образование, займут своё достойное место в обществе…
Эта наивность, полагаю, и у меня будет до кончины.
Кроме того, наш статус педагогов не позволял (!) видеть выхолощенный фундамент самого процесса образования, и, в особенности, воспитания, так как мы, прежде всего, видели живых детей, живых людей, и строили отношения индивидуально по отношению к ним даже на работе. Упрямо. Я вообще думаю, что даже в нашем, обособленном (обособляющемся!) от всего мира государстве, нормальные подобные отношения всё равно возьмут верх, потому что подобные отношения естественны.
Лида в этом смысле, как нормальный человек, прислушивающийся прежде всего к своему внутреннему чувству добра и зла (совести, по Далю), именно так и строила вообще все свои  отношения с другими людьми, независимо от возраста.
*
Да, надежда наивна, но она, в сущности, проста: быть достойными своего человеческого предназначения
Но если ей не суждено сбыться при нашей жизни, она сбудется позднее, в другой жизни: надежда быть достойными при собственной жизни, действительно, не умирает
С безграничной верой рождается человек!
И живёт. И надо только не оглядываться назад, как напоминал Любищев, если «пахарь пашет, то ему не нужно всё время оглядываться назад, надо работать»…
и если даже работа твоя будет забыта, то отношение к тебе, к тому, что ты делал, возродится. А вместе с этим, возродится и твоё дело… Не об этом ли, например, говорит судьба выдающихся людей, таких, как Рублёва или Вивальди?
*
…неявным образом будущее «поселилось» в сознании под именем «надежда»
Носим в сознании своём мы вечность, не задумываясь, непосредственно
Дети мы!
И верил я, что если сознание столь совершенно (оно же содержит в себе все времена!), то и Лидочку мою оно вернёт мне, и мы, как главный герой известного романа Булгакова, обретём покой…
*
и в (при) медленных лучах лунного света мы обо всём договорим: во время поездки в Питер мы не попали на Валаам  в своё время – судьба не позволила, но встретиться нам всё равно суждено
потому что я сейчас договариваю то, что должен был когда-то сказать тебе


3. Вместе


…так и не научилась моя Лидочка плавать: сколько раз (ещё) на юге Лида заходила в море только по грудь, и все попытки научить её держаться на воде оказались неудачными. Не научилась Лидочка и кататься на велосипеде, хотя несколько метров на площади Старого вокзала в начале 2000 годов на виду у внучек всё-таки проехала…
 Весной 11 года ты мне сказала, что нам нужно прощаться
Ты сказала это спокойно, как бы между делом, и вроде бы мы говорили о том, кто первым уйдёт…, а  я, как будто говорил, что я – более  «крепкий»… Но должного значения этому событию , мне кажется, и ты не придала… А в мае 12 года видел краткий сон: в речном порту (или вообще на пристани) стоят несколько речных теплоходов, я – тороплюсь на «свой»; наконец, вхожу и вижу одноклассницу (?!), к которой в школьные годы я был неравнодушен, и она выговаривает мне, что я -  убил её своим отношением, но теперь она, всё  (?) выговорив мне, … (освободилась?, стала спокойной? не могу вспомнить!).
…мне программа сейчас: поставить памятник тебе и дописать книгу о тебе. Тогда и я освобожусь (?)
*
Последние годы Лида оставалась часто дома одна – на время моих занятий в пединституте, а в последний год – на время моих «дежурств» в качестве сторожа (!) на железной дороге (как вот было осознать это моей Лидочке?, когда в пединституте остались работать люди, не написавшие и брошюрки за годы безделья?).
Раз в неделю, как минимум, на день я уезжал в Ундоры, а Лида оставалась одна – без детей, естественно, они были взрослыми, без внучек…Дети, внучки, правда,  звонили
Чем занималась моя Лидочка?
Разгадывала кроссворды. При этом, пользуясь нашей библиотекой (словарями, в частности) разгадывала кроссворды целиком, и даже трудные кроссворды. Я в шутку говорил, что ты, Лида, получаешь второе образование, и на самом деле это было так. А ещё моя Лидочка из букв какого-нибудь слова составляла новые слова; иногда слов выходило на целую страницу… Однажды и я попробовал из относительно большого слова составить несколько слов: действительно, составил лишь несколько слов, в то время, как Лида «накатала» их целую страницу! Несколько страничек таких я сохранил.
Лида могла заниматься репетиторством, но ей претила высокая стоимость часа. Но всё же с двумя мальчиками младших классов она занималась с перерывом в год-два – Антоном и Артёмом, условившись на символическую плату.
И «участвовали» мы с Лидочкой своей в организации выборов – президентских  и в Думу. В участковые комиссии по выборам ещё надо было «попасть». Вместе с соседкой Антониной Васильевной Лида «попадала» в комиссию  (дважды или трижды) через партию «Справедливая Россия». Это была «подработка» к пенсии. Принципиальность Лидочки сказывалась всюду, в том числе и в диалогах непосредственно в день выборов, когда, как известно, на участки «заглядывали» не в меру функциональные местные партийные лидеры.
И играли, в основном по вечерам, в карты, придумав несколько лет назад игру без названия (думаю, что это была модификация игры в «тысячу»); в «нашей» игре проигравшим был тот, у кого оказывалось 101 очко и выше. Играли до 3 раз (больше я не соглашался), но Лида оставалась играть  одна, или – раскладывать из карт пасьянс.
 А ещё на старой квартире мы играли с детьми и с гостями (!) вэрудит – составление слов из весьма ограниченного набора букв, играли в лото, в шашки и шахматы…
*
Время от времени Олеся нам подсказывала «что читать»;  например «Сто лет одиночества» Маркеса, или «Единородную дочь» Морроу; оба романа я «пролистал», но читать не стал – не мог (из-за стиля), но Лидочка  прочла; Лида вообще была «великодушнее» меня (можно, наверное, это понятие применить к данному контексту): я был нетерпимее в художественном вкусе…
*
Разговаривая о детях, о «жизни», я всегда отмечал полное совпадение наших взглядов, как на «маленькие» проблемы, так и на «глобальные». Но Лида привносила персонификацию в события, и события становились психологичными, «живыми»
*
Лида «определяла» решительно все семейные покупки – продуктов, естественно, одежды (и мне). Я не решался «тратить» деньги, которых, впрочем, всегда не хватало. Поэтому десятилетия у меня в кармане как норма в карманах были деньги лишь на проезд.
*
И была традиция наряжать примерно на католическое рождество «ёлку» – молодую сосенку. Ты преображалась, ты светилась вся: какое удовольствие тебе доставлял сам факт украшения Новогодней ёлки!
А у нас же, детей, меня, было удовольствие поздравлять тебя на твой день рождения: 3 августа стал символическим в нашей семье, как, впрочем, и день нашей свадьбы – 24 февраля…
*
За семейный стол мы старались садиться вместе. В этом также был символ. И мы дорожили им.
 А Лидочка как бы незаметно всё подкладывала мне лучший кусок…
*
Перед 9 мая 2005 г мы с Лидой спонтанно совершили свою последнюю поездку в Белоруссию. Побывали на могилах отца и Гали (на русском кладбище); Лида была очень рада, что могилы ухожены. А вот на польском кладбище около 10 лет назад был совершён акт вандализма со стороны местных властей: бульдозером (!) решили сравнять кладбище в центре городка, и лишь местный ксёндз остановил вандализм; но могил и надгробий  Брониславы Викентьевны и Стася теперь не найдёшь. Лида это узнала ещё в прошлый приезд, кажется, в 90-е годы, но, может быть, и в самые последние  советские 80-е годы.
Лиду в эту поездку поразило высокое качество и дешевизна продуктов (и обслуживания). Поразил нас и парад (ветеранов!) в день Победы в районном городке Щучин 9 мая 2005г, уважительный со стороны властей и остального населения.
Кажется, в 2010 г, в сентябре Лидочке удалось съездить на Тамань (в Анапу) на две недели. Лида была бесконечно рада, что ей вновь удалось побывать на море, и она мечтала съездить в будущем году вместе со мной… Был рад и я, но я уже подрабатывал дворником, и пропускать утренние «уборки» просто было не принято. Лидочка долго после всё возвращалась и возвращалась к тем дням, которые она провела в Анапе.
В том же 10 году от партии «Справедливая Россия» была организована двухдневная поездка в Дивеево (Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь); я очень одобрял эту поездку, и Лидочка моя (вместе с соседкой Антониной Васильевной) съездила. Кажется, в этом же году, но ранней весной, Лида съездила и в Саранск в Иоанно-Богословский мужской монастырь.
Как будто специально.
У Лидочки сформировалось особое – внутреннее и глубокое – отношение  к Богу. Он верила, что Он есть, и в последние годы, провожая кого-либо из нас, крестила и говорила (шептала): «Спаси и сохрани»!
Спаси и сохрани, Лидочек-голубочек, тебя на долгом пути



4.О достоинстве


…когда редкий раз мы вместе всё же приезжали в Ундоры, то на обратном пути, ожидая маршрутку, Лида всегда говорила мне: «И не стыдно? Все – на машинах, а мы как нищие…»
Лида считала ниже своего достоинства стоять на дороге, ожидая… И этот факт также был одной из причин того, что моя Лидочка не хотела ехать в Ундоры. Она не хотела лишний раз унижаться!
И редко последние месяцы выходила даже из дома…
В рассуждении о достоинстве Лида знала, кто виноват, и данное рассуждение она проводила блестяще: могла спустить всю тираду и в магазине, и на почте, – в  том или ином учреждении или «предприятии» («Волгателеком», например), или при том или ином скоплении народа, или – мне одному
*
Лида очень хорошо знала свой уровень – уровень образованного и культурного человека, и она подчёркивала его – в   речи, поступках, в быту.
*
Показательны её телефонные разговоры (ещё в 90 годы) с нашим общим другом – учительницей математики Галей  Ивановой (Галиной Николаевной Ивановой): по целому часу Лида развёртывала монологи об учениках, учителях, о тех, кто руководит образованием, и, конечно, доходило «дело» до правительства.
*
Она мне повторяла: «Если ты столько зарабатываешь, значит, ты себя так ценишь». Я не возражал. Не возражал потому, что мы оба были правы.
Лида не могла простить (государству) размера своей пенсии – 1322 рубля. Как  она могла в 2003 году прожить на эту сумму? Я-то ушёл на пенсию в 2007 году, на 3400 рублей (но я несколько лет перед этим подрабатывал дворником, и думаю, что 400 рублей – это как раз деньги не от пединститута).
Государство нас обсчитывало, не краснея. Например, в том же 2007 году мне выдали справку о том, что за полгода я заработал в пединституте 101 тысячу. Т.е. в среднем за месяц – 15, 5 тысячи. Реально в месяц выходило 11, 5 тысячи.
Государство и выкинуло меня с работы в «расцвете интеллектуальных сил», причём, я мог бы написать это и без кавычек, так как, только за последние два года (работы сторожем) я написал или издал «Так говорят дети» и «Ундоровский круг» (в 2010 г), подготовил и издал «Избранные эпистолярные работы по этике А.Любищева» (в 2011г), написал и издал «Этюды к описанию сознания» (в 2012 г).
Лида видела эту (и не только по отношению ко мне, и не только в эти годы) несправедливость; видела, но у неё не было рычагов изменить весь это «бардак», потому что дело-то было не в хороших или плохих законах в нашей стране, а в людях, которые должны были исполнять эти законы
Лидочка в «большом» и «малом» исполняла свои обязанности и держала уровень человека
Мне кажется, дети в школе как раз чувствовали, что Лида, прежде всего, видела в них достойных людей. Надо ли говорить, что она, «ругая» их по какому либо поводу, не унижала их, но старалась возвысить?
И в любых отношениях с другими людьми, взрослыми, она «держала» этот уровень.
В литературных сюжетных произведениях  Лидочка легко «держала» в своей памяти всех героев и оценивала их поведение; думаю, что у неё был невостребованный талант литконсультанта, причём, консультанта, выправляющего какие-нибудь «вывихи» фабулы. И Лидочке моей не надо было говорить, что единственным школьным предметом по нравственности и был предмет под названием литература.
Но также думаю, что из фокуса её внимания как-то выпадало Слово как таковое, его связь с другими словами, ведь именно от подобной связи и рождались новые смыслы. Для Лиды Слово органично и неанализируемобыло «вплавлено» в её речь, и потому Лидочка могла логично произносить длинные монологи… Оратор была Лидия Ивановна!
Пока я, допустим, «мысленно» пытался соединить разные Слова для искомого смысла, Лидочек мой голубочек передо мною (или перед другими) ясно и логично «выдавала» оценку ситуации.
Мгновенная адекватность в жизненной ситуации – вот что это? Это достоинство человека? Не мямлить, а иметь ясный ум перед «лицом» непредсказуемой нашей жизни, вот что это.
Лида пересказывала в подробностях, допустим, прочитанные книги, свои путешествия, свои впечатления, даже свои сновидения! Пересказывала сюжеты футбольных матчей (если я по какой-то причине не мог смотреть их), и если, не дай Бог, позже я видел повтор репортажа, то он бледнел перед представлением его в устах моей Лидочки!
Я – слушал. И я любил слушать. Словно сама жизнь чудесным образом повторялась: мне дарили даже более яркую копию жизни! Ну, разве это было не достоинством Лидочки?


5. Любищевские чтения.


Строго говоря, они начались в Лидочкино второе время, в 1987 году, после многолетних, без преувеличения сказать, героических попыток ученика А.А.Любищева Р.В.Наумова.
Но для нас с Лидой  только на рубеже 2000 г они «превратились»  (частично) и в  наше  «домашнее» мероприятие, т.к. у нас жило по три человека, и мы организовывали праздничный стол с приглашением, конечно же, Наумовых (Р.В., И.Ф. и Дашеньки). А останавливались у нас – ответственный и стратегический Р.Г.Баранцев  из Санкт-Петербурга (математик и методолог), шумный и колоритный Ю.В.Линник  из Петрозаводска (поэт, философ, натуралист, мифотворец), аристократичный и предельно деликатный А.Н.Алексеев из Санкт-Петербурга (социолог) и, наконец, человек с острым «гальским умом» Ю.В.Чайковский (энциклопедист и натурфилософ). Всех наших гостей объединяло знание Любищева и огромная работа по пропаганде идей учёного и мыслителя. Все наши гости, несомненно, были крупными специалистами и весьма образованными людьми
Лида – всех  знала, и, видимо, лучше меня, со всеми разговаривала на равных, и данное обстоятельство являлось важной характеристикой моей Лидочки. Лида знала себе цену. Свои многочисленные книги Линник уже подписывал как «моим друзьям Л.И. и А.Н»! Он же посвятил моей Лидочке стихотворение «Благодарность» в сб. 96 г «Крайности» с трогательной надписью: «человеку гармонии от человека крайностей с любовью и благодарностью» (см ниже). Очень тепло (и неоднократно) упоминал Лидию Ивановну в своей фундаментальной «Драматической социологии» и Алексеев (2003-2005 гг).
Можно было смело утверждать, что с 2003 г Лида была сопредседателем Любищевских чтений в Ульяновске, так как именно она советовала сделать многое из того, что, действительно, и было сделано; она умно комментировала многие текущие факты… Она всегда оценивала конференцию объективно: по уровню докладов (!), по научному статусу приехавших докладчиков, по отношению руководства пединститута к конференции… Лидочка! Лично я жил этими чтениями, и Лида прекрасно видела, насколько Чтения были любищевскими, так как к Чтениям всегда издавались труды Любищева, на издание которых также надо было где-то найти средства. Эта беготня по спонсорам продолжалась месяцами, и сам факт организации подобной Всесоюзной, а затем Всероссийской  конференции в провинциальном (в сущности, маленьком) вузе, конечно же, должен бы быть адекватно оцениваем его руководством…
Лида говорила мне, что я поставил памятник Любищеву; Р.В.Наумов мне также говорил (перефразирую), что, на самом деле, моя энергия в этом плане оказалась весьма плодотворной.
Лида по-разному относилась к участникам Чтений. Она высоко ставила порядочность А.Н.Алексеева, всегда удивлялась Ю.В.Чайковскому за его практическую помощь Наумовым (после смерти Р.В.Наумова) и позже – нам . Метко и точно оценивала деятельность моих коллег и всех тех, кто так или иначе, оказывался вовлечённым в организацию конференции.
Косвенно, Любищевская конференция и «сдвинула» наш невыездной с начала 90-х годов статус, так как я оформлял (себе) командировку вПитер за Любищевскими материалами, но, естественно, ехали мы вдвоём, так как уже я не мог оставлять свою Лидочку одну…
Но, как оказалось, я переоценил свой вклад в организацию научной конференции памяти Любищева. В начале 9/10 учебного года мою ставку сократили на 0,5, и я сразу заявил, что Чтения проводить не буду, а  в конце учебного года  меня не переизбрали по контракту на новый учебный год. Для моей семьи это явилось катастрофой: жить на пенсии.
Таким образом, единственный любищевед в Ульяновске оказался за бортом Любищевской конференции: логика у руководителей вуза проявилась сталинская – незаменимых нет! Возглавлять же любищевский оргкомитет, имея статус пенсионера, я посчитал слишком дорогим для себя (и для семьи) удовольствием. И с 2010 года сам Любищев (новыми публикуемыми работами) из конференции исчез.
Приведу здесь это стихотворение Ю.Линника:


Благодарность

Л. И. Марасовой

Я человек не благодарный. Как должное, я принимал
 Твои дары – и лес янтарный, и льда озерного опал.

 Ты подводил меня к топазу, наикрупнейшему из рос –
и что ж? Я добрых слов ни разу в ответ тебе не произнёс.

Душа премного виновата – не понимала ничего.
Что жизнь? Безумная растрата; бессмысленное мотовство.

А было солнце. Были соты. Была ликующая плоть!
 Я не ценил твои щедроты, я не любил тебя, Господь!

Ты это принял без упрёка. И не взыскал. Не вразумил.
Но знаю, что в мгновенья ока я потеряю этот мир.

Среди нелепой круговерти порвётся жизненная нить –
Я никогда не знал бы смерти, когда б умел благодарить   
Альманах   Юрия Линника КРАЙНОСТИ
Петрозаводск «Святой Остров». 1996


6. Вновь об Ундорах


Моё отношение к Ундорам вот уже на протяжении более чем полувека, осознанное и подсознательное, оставалось неизменным: природа дня и ночи, времён года, подсмотренная именно в Ундорах, не отпускала
Выше моих сил было отказаться от Ундор…
Однако, именно мне приходилось, «засучив рукава», постоянно что-то и делать:
в саду – копать, сажать, мотыжить, окучивать,  обирать, выкапывать, постоянно обрезать секатором хмель и дикий виноград, спиливать сухие вишни и яблони… ,
по дому – работать  топором, молотком и другими инструментами, а именно, перекрывать железом крышу и красить её, подправлять двери и обшивать их коровьими шкурами, вставлять стёкла и вообще ремонтировать оконные рамы, перестраивать сени с  прорубкой нового окна и устройством потолка, с заменой пола, установкой газовой плиты…., пришлось обкладывать дом белым кирпичом (во избежание пожара), постоянно перекладывать голландку, постоянно подправлять забор впалисаднике и саду, менять пол в бане, делать потолок в предбаннике, подправлять сантехнику….И т.п.
Ужас.  Во время каждой поездки в Ундоры я не знал, какие рабочие сюрпризы меня ожидают.
Знала об этом Лида? наверное.
Но она не жила заботами (?)… ундоровского дома (!?).  Могут быть у дома заботы? А вот мне казалось, что дом одушевлён. Да, заботы были у меня. Но если меня  объявлять двуличным, то двуличие и проявлялось в том, что ундоровские заботы мои чётко обособлялись от городских, и я даже забывал на время о существовании даже самих Ундор, но как ночь сменяет день, так и ритм Ульяновск – Ундоры сопровождает меня уже многие десятилетия…
*
А в Ундорах теперь поутру не сгоняют домашний скот в стадо, рано-рано, когда ещё серебряная роса – на  восходе солнца, не блеют овцы и не мычат коровы: на все Ундоры едва ли не две-три семьи держат коров и овец; даже домашних птиц держат лишь некоторые семьи…
Как же вся жизнь изменилась за считанные десятилетия!
*
Жила моя Лидочка ундоровскими заботами? Нет. Думаю, ей просто не хватало сил на это. Но я ведь уезжал – на день, а то и с ночевой, и Лидочка оставалась одна.
А Лида с каждым годом всё очевиднее не могла оставаться одна, а я как метроном всё продолжал и продолжал уезжать…
Сейчас я отчётливо осознаю, что это было преступно с моей стороны.
Разлад же с Ундорами у Лидочки начался с чрезмерной любви моей матери ко мне (я думаю, что это так), наверное, с 80-х годов. Внутри себя баба Катя отделила Лиду от меня, а мы же были одно целое. Далее сценарий развивался по неизвестным мне законам психологии, но Ундоры для неё, скорее всего, исчезли…
Да нет, время от времени я всё же вытаскивал Лиду на «природу», но Лидочка находила любой повод для маленькой пьесы с одним действующим лицом, а я, как и остальные (неважно, кто), были зрителями. Да Лиде и нельзя было возразить, тогда у пьесы возникал второй акт
Не ругаю я Лидочку, я плачу…
сколько раз во время этих воспоминаний (этой работы) я не мог сдержаться: кто может выдержать, когда умный, красивый и любящий человек уходит из жизни в расцвете своих сил?
*
А ведь именно в Ундорах коснулось меня своим крылом Великое и неизвестное противостояние…
 неба и земли?

7. Слушая музыку


…у Лиды не было слуха, но она «насквозь» была музыкальна: как она любила слушать выдающихся певцов – Хворостовского, Магомаева, Ободзинского, Нетребко, Паваротти…! Она легко могла отличить фальшивых исполнителей, например, Баскова. Лидочка переживала песни всею собой, у неё изменялось выражение лица:  полностью она «уходила» в содержание песни…Лида вообще любила веселье и веселиться умела, придумывая какие-то действия, и увлекала за собой других, если она была не одна
Язык движений, язык танца у неё возникал в ответ на ритмы и мелодии музыки. Она любила танцевать! Я был обузой, сильным сдерживающим «фактором» на различных, но, в сущности, немногих музыкальных мероприятиях, но и «в присутствии меня» она могла легко раскрепощаться.
Лидочка была свободна! И внутренняя свобода, о которой я знал, и была её самой сильной основой
Мы редко ходили на концерты, тем более, на концерты симфонической музыки: Лида хотела понять невербальный язык произведения, и в разговоре часто верно выражала именно то, что «хотел» сказать композитор, или что хотел донести дирижёр. Ей надо было видеть только, как играют музыканты, Лидочке моей необходим был «видеоряд», сопровождающий, или «рождающий» музыку
Но не любила, когда я слишком громко включал дома проигрыватель; записи симфоний, фортепьянной и скрипичной музыки Лида могла бы совсем иначе слушать, видя оркестр или музыкантов…
Мы с Лидой «расходились» в том, как вообще воспринимать музыкальную вещь: мне нужна была сама музыка, я часто и не знал названий произведений, или не знал авторства; Лида же узнавала всё, что сопровождало рождение музыкальной вещи, всё, что окружало музыку: музыку Лидочка воспринимала в том единстве с жизнью, которую музыка и выражала… Я – в отрыве, мне казалось, что автор выразил (отобразил) не только неслышимые звуки самой жизни, но и что-то за её пределами…
И поэтому, думаю, Лида могла бы и перед аудиторией говорить вполне на уровне о творческом человеке…
В наших письмах друг к другу, в наши молодые годы, моя Лидочка пыталась своё восприятие музыки донести до меня, объяснить.
Помню, в середине 90-х годов мы с Лидой…пели вдвоём, пытались петь искренне; большая квартира наша позволяла нам, скажем, в «зале» петь и при нашем втором зяте, который в это время находился в угловой комнате. Наше «пение», впрочем, продолжалось недолго, менее нескольких месяцев (или даже недель).
У меня-то был слух, но я совершенно не владел голосом, и не имел в конечном счёте его, но перед Лидой «не стеснялся» тихо что-нибудь напевать; из каждой песни я знал всего-то две-три строчки и дальнейшие строчки Лида подсказывала мне! Иногда Лидочка при этом «поддерживала» моё тихое соло своим уже недоступным для меня голосом: она забывалась, Лидочка раскрепощалась!
Когда Лида раскрепощалась, она словно на время выпадала из унижающей нас действительности… И я помню за последние годы, когда я в соседней комнате что-то набирал на компьютере, то из «зала», где работал телевизор, вдруг доносился непосредственный в своей весёлости смех… Я знал, что Лида плохо себя чувствовала, но она забылась! Она полностью растворялась в том сюжете, что смотрела…
Серебряный колокольчиковый смех.
Лидочка сама была источником музыки, и моя музыкальная потребность утолялась столько лет: здесь и судьба моя, и укор мне, теперь уже до конца жизни
Невыносимо всё это осознавать



8. Фотографии Лиды

Какие разные фотографии! Удачные, но некачественные, неудачные и «качественные»…
С 1966 года по 2011 год в 24 фотоальбомах – около 600 фотографий. Что они могут сказать? что по ним можно судить? Вот, Лидочке моей 20 лет, а вот – уже 64-ый год, а между этими годами – запечатления непридуманной жизни. Снимки – в  совершенно разных жизненных ситуациях; немногие – в стенах школы, с учениками, большинство – на  «отдыхе», со мной, с детьми. Но на всех снимках Лида не позирует, на всех она естественна: мгновенья, остановленные, действительно, «прекрасны»
Несколько фотографий – из жизни другой, «до меня», снимки школьные, Щучинские,  Карсунские.
*
Ужас: столько свидетельств звонкой жизни, бесконечной жизни, и – тишина, «вокруг тишина»
Всё ушло. Все наши события, наши радости и переживания, наши мечты, все наши мгновения в данный момент – только в моей памяти. Не будет меня, останется в памяти детей, но уже неполно, с привнесением других собственных оценок…И так же сейчас для меня, всё это ушедшее, будет непонятным!
Блистающий и несовершенный мир, огромный, в красках и звуках, в желаниях и симпатиях весь уместится в неизвестных микроскопических глубинах «памяти», о которых мы не знаем ничего
Всё наше с Лидочкой – исчезло, свернулось в Ничто, и из этого Ничто я всё ещё прорываюсь в Бытие, хочу прорваться, но вокруг – только фотографии, только вещи, к которым прикасались руки Лидочки, только стены, которые помнят её дыхание
Только моё сердцебиение, только взгляд мой возвращает моё Я к какой-то новой действительности, на которой всё – вдруг, всё – неожиданно 
А с каждой фотографии смотрит на меня  наше время – то летнее, с запахами трав и сухой земли, то зимнее,  замыкающееся на какой-то уют. И моя Лидочка, олицетворяющая время, принимающая мою память, раскрывает сюжет и смысл фотографии, дополняет подробностями, о которых знали мы только с нею
…в последние годы, начиная с «третьего времени», лицо Лидочки становилось печальнее, и дело было, конечно же, не только в возрасте, но в том, что в обществе всё более и более укреплялась какая-то неконтролируемая ничем свобода; из-под сдерживающих «рамок» вырывалась не только психология поведения, но и физиология; проявлялась сама биология человека. И от этого было гадко; на всё это в душе своей мы с Лидой, оставаясь педагогами, реагировали особенно болезненно…
*
Но лицо – портрет внутренней сущности (если что-то «совпадает» у фотографа и модели).
Какая независимость – во  взгляде, в линиях губ, в повороте головы! (см фото на обложке) Абсолютная уверенность, даже надменность(!), но – умная, я бы даже сказал, аристократичная, к которой ты хотел бы и сам приобщиться, но тебе требуется поговорить, принять что-то, что тебе ещё незнакомо… Лицо – словно «приближает» к тому уровню мышления, к тому его качеству, к тем его оценкам, к которому один ты не сможешь подняться, но который скрывается за его внешними чертами… Лидочка! Тебе от Бога было дано слишком много, и ты не растратила в гордыне того, что было в Тебе
Ты смирилась со своей участью нищего интеллигента, наверное, как и я.
*
Один и тот человек передо мною на фотографиях за 40 с лишним лет? Не знаю, но для меня – один и тот же, но ведь и сам я изменялся!
А я, сейчас, без Лиды, всё ещё пытаюсь спасти самого себя здесь: через память о тебе, через все действия уже вопреки нашим с тобой тайнам…
Прости.


9.Моя судьба, моя жизнь


…моя судьба, мои прозрения, удачи и находки, мои сомнения – всё было только с Лидой
Вся свободная тяжесть дней бесчисленных – с тобой, и только с тобой
Не сжать жизнь нашу в немногие оценки, но в мгновениях с тобой сокрыто то, что рождает меня самого: твоя жизнь, Лидочек – это моя жизнь
Глаза наши нашли друг друга,  и с тех пор сердца наши бились вместе, твой серебряный голос был постоянным ответом мне
*
….и вдруг холодным и ещё солнечным майским вечером мгновенно откроется кратчайший путь в давно прожитые нами годы – в то течение времени, когда мы нерассуждаемо любили друг друга, и я не вынесу этого повторения – откровения  такой любви, о которой я сейчас уже имею только смутное (не своё!) представление… Где то время?
*
…долгие годы, спохватившись, я записывал тексты «Катехизиса», и ты была музыкальным соавтором, и там были главы о совести, о смысле жизни, и разделяла ты эти взгляды;
словно «по инерции» была написана книга о природе, и твои глаза были рядом: покой мой, уверенность, придавала ты, маленькая женщина, с белыми, словно выгоревшими, волосами, чёрными бровями и упрямым взглядом;
было ещё несколько книг, но во всех незримо за строчками текстов стоял твой образ «судьи», потому что в твоих глазах, именно в твоих глазах, я стремился оправдать своё собственное человеческое предназначение…
у меня был судья! Взыскательный, строгий, любящий!
*
Но было молчание. Мы оставались вдвоём. Была эйфория автографов, от выхваченных из чужого контекста фраз, но не было заслуженного(?) положения в обществе, ни у тебя, ни у меня. И каждый день у нас начинался с «нуля». С  поиска, с напряжения. И так продолжалось два десятка лет, которые ты, по существу, не выдержала физически
Ведь мы были с тобой заодно!
*
Стремительно в годы те изменялась общественная ситуация, хотя государство и оставалось феодальным; и люди, как государство, оставались всё теми же, но расстояния между людьми изменялось – увеличивалось …
Я прекрасно осознавал (в 90-е годы), что «русскую идею», как стержень нации надо было просто корректно выразить, так как нашу идентичность, как бы мы её не растворяли во «всечеловеческой», никуда не спрячешь; что прагматическую идеологию общества надо было формулировать таким образом, чтобы в ней во главе стояли «права человека», не декларированные, но свято соблюдающиеся!
Однако, «всё» было отдано на откуп стихии (точнее, под команду алчных бывших комсомольских работников)…
*
Когда река сужается, и течение стремительно, люди, проплывающие данный отрезок пути, должны смотреть в оба! Но не закрывать глаза!
*
Наконец, я понял (в конце 90-х гг), что за  «простыми» описаниями природы, осуществлёнными ещё в первые годы нашей совместной жизни, скрывается «огромная» проблема сознания… Но ты – уже не воспринимала мою «внутреннюю» жизнь, потому что уже не было сил.
Ты говорила: «Ну, вот Любищев, теперь – сознание, кому это нужно? И чего ты достиг?»
Никому, моя Лидочка. И ничего я не достиг, поставив крест на нашем семейном благополучии.
И последняя книга «Этюды к описанию сознания», наполовину написанная при тебе, дописана была только во имя тебя: как дорого!
Как дорого я заплатил за собственную жизнь – жизнью тебя


10. Невесёлые мысли


Лидочка любимая, ведь это ты жизнь держала, а я – только думал, размышлял. И ты мной (раньше) восхищалась? Как же ты не разглядела того, кто должен был по всем канонам чести защищать и беречь тебя?
Ты дала жизнь нашим детям, ты ежедневно мне давала силы, я же не смог тебя сохранить…
Ты множество раз в различных больницах «хлопотала» за меня перед врачами, я же… , нет, как будто не только я, но и дети – тоже
Нет, дети хлопотали, и было много примеров, да, может быть, и я
Но что можно сказать «в итоге»?
*
И «теперь» моя жизнь – уж «точно» борьба: я пытаюсь сохранить себя (!), себя как человека, как «здорового» человека, сохранить потому, что через собственную жизнь доделать не только то, что было начато при тебе, но и сделать что-то новое и во имя Твоё
Имя Твоё светится мне
*
Я теперь знаю, что человек вообще (и в частности) – синкретическое создание, одна живая природа не могла «справиться» с подобной «задачей», она вдохнула в него «только» приспособленность ко всему земному, приспособленность ко всему земному «внесла» и природа неживая;
но и одни социальные условия (общество, семья) бессильны в «производстве» такого штучного изделия, каковым является человек. Откуда и как Он предстаёт перед нами?
 Лидочка, я знаю, что Ты – единственная  во всём мире за все времена
(и если каждый человек – неповторим, что аксиома, но мы об этом «забываем», то проблема случайности, о которую сломали столько копий в философии, «решается» совсем иначе!  как? А моя  «неповторимая жизнь»  была с Лидой, и более – ни с кем)
*
Что слова? ...темнеющимся днём ещё в августе прошлого года я всё ходил и ходил по пустынному машинному двору (где «сторожил» каждый четвёртый день) и не мог понять всего ужаса произошедшего: Лиды-то больше нет, и позвонить нельзя – просто некуда, её нет здесь, на этой земле, но она – рядом, она – во мне, и я в ответе за память о ней….
Лидочка, всё-всё сделаю для этого, не переживай
Ты – достойна памяти,
потому что была достойной в жизни

Эпилог


Из письма: «Ты со мной, и не думай, что меня нет, ты рядом со мной, с тобой я разговариваю…»
…словно специально сфотографировали нас в мае 67 г и январе 2011: для сравнения
Счастливая и юная моя Лидочка, со всё преодолевающей верой (в меня), но  не прозревающая свою судьбу, и – бесконечно уставшая, погрузневшая от своих лет….И я не могу читать в  её глазах на фотографиях 2011 года что-то, что давало бы мне повод быть спокойным (даже в такой неестественной ситуации, когда оборваны все жизнетворящие связи), ведь Лидочка ушла не от старости!
Я читаю в её глазах…ответственность за всех нас, и умиротворённый укор.  Мне. Но Лида всё равно любила нас всех, даже меня
*
А я остаюсь в одиночестве, не заполненном, не оставляющим опоры. Остаюсь без Лидочки… и не прав: память о жизни с ней – со мной, она выправляет течение дней, она одёргивает иногда, она охраняет; но – всё во мне, только во мне
Но я верил, что дух Лидочки остался в этой жизни, невидимый, всезнающий и всёпринимающий, к которому я, так же как и раньше, всё равно своё собственное приношу  для оценки…
И я хочу, чтоб душа её там, далеко, радовалась
Но больше всего я  хотел, чтобы Лида была рядом, живая, чтобы что-то досказать ей, чтобы она что-то увидела сама, м.б. за что-то, допустим, за меня, но больше за детей, наконец-то, порадовалась
…но голый бездушный материализм кругом, и странно мне, что есть люди,  отчего-то и сейчас страдающие, любящие. Сам я уже не «вписываюсь» в действительность, становлюсь  автоматом с заданной программой…
Я знал, что одна любовь слепа и даже губительна (любовь сжигает), что любовь приносит конечное счастье или удовлетворение только в «оправе» долга: мой же долг (мой крест) и был в том «писании», который съедал наши отношения. Он был им не возвышенной оправой (как «положено»), но кандалами, веригами. Лида пыталась, видимо, когда-то понять мою слепую приверженность к этому «долгу», и м.б., кому-то высказывала истинную свою оценку моим литературным занятиям, но мне боязно даже догадываться…
*
Бесконечно ранимая,  Лидочка всё равно щедро согревала нас своей любовью и заботой
Мне кажется, она внутренне была спокойна.  Спокойна потому, что она когда-то самое главное для себя решила. Я не знал что, но чувствовал её правоту, и потому поступал в конечном итоге так, как давно наметила Лида
У меня же в душе – буря; взаимоисключающие оценки сменяют друг друга, и не могу остановиться…
Сделал я, наконец, что-то, после чего можно быть спокойным? Нет?
Этого и моя любимая единственная Лидочка, скорее всего, не могла бы сказать…
только цена всей нашей с Лидой жизни оказалась предельно высокой
*
Гранитный чёрный камень, который я сразу же выбрал в апреле 2012 г для  памятника своей Лидочке, как мне сказали рабочие при установке памятника 31 мая, оказывается, более года дожидался «хозяина»…
Ужас. Лида была живая, а камень уже  ждал её
*
Памятник установили, и пошёл ливень

==============

После  четырёх времён Лидочки
Сновидения и размышления
*
Это вторая часть книги, и я подозреваю, что критическая масса сновидений заставит вообще переформатировать материал в отдельную книгу, но пока я не решаюсь
Время же моё сейчас идёт иначе, и с каких-то пор я начал считать, что сновидения о Лидочке захватили меня сразу же после её ухода, да нет, оказывается, в первый год я видел всего один сон, и то только после того, как сдал свою исповедь в типографию. Приведу его здесь:
1.1.1.
(первая цифра – порядковый номер сновидения, вторая – номер года после Лиды, третья – порядок сна в году)
Уже сдав книгу, в середине июня  2012 г видел сон: я, Лида и маленькая  Анечка проходим через парадную дверь в какой-то (Московский) вуз; мы с Аней прошли, слышу громкий разговор «вахтёров», ждём… А Лидочки всё нет и нет
Куда тебя не пускают, Лида? из-за меня?
*
А потом…сновидения охватили полностью! Но случилось это в начале 2013 г, т.е. примерно через 1,5 года; и я ждал сновидений, жил в них… И я понимаю, отчего в первый год сны не приходили: перед книгой о Лиде я заканчивал большую работу о сознании (и издал её), затем несколько месяцев приводил в порядок нашу переписку.., т.е. в итоге был занят весь год…
И вот теперь, уже в самом конце 2019 года окончательно созрела мысль о том, что сновидения, а их «накопилось» уже более 400 (!)  требуют элементарный путеводитель, в который, помимо порядковых номеров всех снов, должны входить указатели хотя бы самых запоминающихся снов, например, о том, где по сновидениям все эти годы была моя Лидочка…, где мы…разговаривали по телефону с ней.., где мы вдвоём были с ней с визитами к царствующим особам (!)…и т.п.
Итак, «путеводитель» по сновидениям (для удобства я оставил только порядковый номер сновидения):
Лиду не «пускают» ко мне: 1
Лида и Ундоры: 10. 12, 45, 84, 88, 150, 187. 237, 317 …
Телефонные звонки в снах: 26, 44, 83,126, 139, 300, 349…
Неожиданные встречи: 60, 96, 197, 202, 229…
Где была Лида всё это время: 20, 24, 44, 83, 106, 110, 126, 134, 140, 153,  185, 232,249, 278, 318, 349.
Встречи с Евгенией Анатольевной: 169,271,337, 368, 402, 437, 444, 451
Лидочка «всё» знает о нас: 23,83, 92, 119, 200,277, 343, 447
Яркие сновидения, самые значительные, «многозначащие»: 2, 3-6, 31. 87, 92, 122,  183, 185, 197, 198, 202, 229,  239, 264.
*
Бог не наградил меня, как Петрарку, способностью создавать сонеты, но Он не может отнять у меня дар видеть сновидения о моей Лидочке: и в них – наша  жизнь словно не прерывается
……………………………………………….
И что – жизнь?







                Год первый




                *
А сколько раз, услышав (прочитав) о каком-либо мероприятии в городе на нравственную или духовную тему, моя Лидочка буквально прогоняла меня на него!
«Под лежачий камень вода не течёт! Иди, расскажи о своей работе!»
Она думала, я приду, расскажу, и все пойдут за мной… Нет, Лидочек мой, общество, помимо плана или идеи, как и здание, строится сходным образом: есть «кирпичи» («блоки»), и есть «раствор» (скрепляющие средства). Я, наверное, был для общества «кирпичиком», или, во всяком случае, меня воспринимали только так.
«Алгоритм» на нравственность, духовность был уже задан: трагедия была в этом, будущие конфликты уже зрели
                *
Примерно в 2006 году около 2 недель в июне Лида лежала в Сосновке (костно-туберкулёзный санаторий) на профилактике. Отвозили Лидочку Олеся и Серёжа на своей машине.
Я приезжал к ней с её «выходной» кофточкой и банкой клубники. Лида сказала мне, что квалификация врачей в санатории утрачена, что сам санаторий превращается в Дом отдыха…
Уезжала Лида со мной; я помню, что мы пробыли полдня и в  Карсуне, были и на кладбище, и около тёти Марусиного дома, нежилом и заброшенном. Нас поразил перед домом бурьян выше человеческого роста…
                *
И считала всё Лидочка последние годы, гадая, сколько же лет она проживёт по сравнению с отцом (32 года), сестрой Галей (32 года) и мамой (70 лет).
Прожила, выходит, столько, сколько вместе отец и Галя
                *
Когда мы ехали к Настеньке (на Локомотивную 1), то Лида любила выходить у железнодорожного вокзала, т.е. за остановку, с тем, чтобы пройти пешком до Настиной квартиры
                1.1.1
Уже сдав книгу, в середине июня  2012 г видел сон: я, Лида и маленькая  Анечка проходим через парадную дверь в какой-то (Московский) вуз; мы с Аней прошли, слышу громкий разговор «вахтёров», ждём… А Лидочки всё нет и нет
Куда тебя не пускают, Лида? из-за меня?
                *
Может быть, в начале лета 96 г, вечером, я увидел на нашей остановке  выпускников  30 школы, той школы, где я вёл весь год экологию (всего на полставки). Ребята естественно, были возбуждены: выпускной класс! Мы были с Лидой, и с одобрения  Лиды я их всех (!) пригласил к нам домой. Все «расселись» в «зале» – самой  большой комнате…
Как Лидочка читала Олесенькину «Белую сказку»! Мне кажется, каждому ученику я  подарил «Катехизис». Когда же это было?
                *
Много-много раз за наши годы Лида буквально меня спасала.
И в 1971 г, когда директор 8-й школы Пономарёва, вызвав (!) Лиду, объявила о том, что я шизофреник (на основании прочтения моих описаний природы!), и Лида побежала к моим вузовским преподавателям, географу К.С.Кальянову («да я за Толю всё что угодно могу сделать»);биологу, проректору Р.В.Наумову, который «диагноз» идеолога-директора объявил дуростью («в каждом человеке при желании можно увидеть всё, что ты захочешь»).
И ранее, ещё в Вышкинский год, когда у меня обострился остеомиелит, а я согласился на операцию, ты помчалась в областную больницу и запретила, сказав, что ещё не было и консервативного лечения…
…много-много раз.
и тогда, когда в 92-93 гг«застрял» мой Катехизис в огромной типографии Вихалевского, я же лежал в кардиологии, вначале в БСМП, затем – за Волгой, ты пришла (прорвалась) к холёному барину Вихалевскому и заявила, что если со мной что-то случится, то она посадит его в тюрьму…
Мне впору целый раздел писать о том, как ты яростно вступалась за меня…
А я ?
А я, именно я и виновен в том, что ушла ты из жизни раньше, чем Назначено. В первый же день приступа острой боли (23 июня) мне надо было тебя увезти на скорой, а я дотянул до 25 июня, да и то, вмешалась Олеся
                *
И в старой квартире, и в новой, до компьютера я часто и подолгу сидел за пишущей машинкой; как же, должно быть, Лиде этот стук надоел!
                *
В последние годы Лида и не очень радовалась тому, что я «находил» деньги для любищевских книг или сборников Любищевских чтений, в особенности,  книг своих: «Ты бы для семьи нашёл!».
                *
Лида страстно любила… собирать грибы. Может быть, потому, что быть «в природе» для неё означало всё же что-то делать.
«За грибами» мы  ездили (иногда, когда была машина, т.е., ещё в 80-е годы) с Наумовыми, Р.В. и Никитой, в Охотничье, с Ивановыми – в Красный Гуляй, в 2000-е годы несколько раз, уже без машины(в Лидочкино четвёртое время) – в лес за Двориками, где нашли большую поляну опят…
И собирали грибы в …нашем Ундоровском саду! По две корзины! Лида настолько любила собирать, что однажды, когда я осенью поехал в Ундоры (а Лида не ездила по многим причинам, в том числе, по финансовым), она мне «наказала»: «Если в саду найдёшь, позвони, я приеду!».
Лидочка!
                *
Ушла Лидочка никому не подчинённая, и всю жизнь была свободной. Никому и ничему не покорялась, была всегда независимой; я знал это и ценил (?)
…но, вот привезли её, неживую, домой…, личико было ангельским – умиротворённым, совсем-совсем иным 
                *
Одно время мы с Лидой смотрели  вместе детективы, в особенности «Коломбо», «Дефективный детектив», и, конечно же, много раз серии «Шерлока Холмса и доктора Ватсона»; я разъяснял Лидочке, почему Шерлок Холмс  успокаивает, она – соглашалась, но, думаю, она и без меня так думала  …
                *
Я любил высокое искусство во всех проявлениях; Лидочка моя – также…
Именно это нас объединяло «без слов»: мы любили высокие отношения людей
                *
Я уже указывал, что последние годы Лида не расставалась с энциклопедическими и толковыми словарями; пользовалась Лидочка и грамматическими словарями (иногда), причём, не только разгадывая кроссворды, но и в разговоре со мной.
                *


Год второй


И с середины июля 2012 г возвратилась симфониетта Б. Чайковского: две первых её части своим «звучанием» во мне заполняли всё видимое и невидимое
*
А я?
В школе, вспоминаю, перспективными были (у меня) постоянные выставки в стенах школы № 8 детских рисунков, а также туристические походы вдоль берега Волги, в пединституте – обобщение опыта работы ульяновских учителей-биологов, участие в проведении областных олимпиад и конкурсов юных исследователей природы, пропаганда Шаталовских конспектов, но самое главное, – система зачётов при проведении занятий по методике биологии, в силу чего сам предмет из скучного превратился  интересный…
Но получилось, что моя явно функциональная работа (творческая!) всё равно не стала приспособительной: система отторгала
*
…не могу (нет сил) не только описывать состояния природы, но даже задумываться о безусловной красоте и смысле виденного, не в состоянии  отдыхать: это протест…
Это – страдание тела и катастрофа духа.
Вот, свернулась жизнь в невидимую точку, а была – необъятна и бездонна 
Где ты, Лида?
Обострено – всё
*
Спустя два месяца после того, как книжка о моей Лидочке вышла в свет, я начал переводить в электронный вид нашу переписку: с каким вниманием и переживанием я перечитывал строчки писем! время оживало, заполненное жизнью время… и обнаружил неточности в книжке, немногие.
*
Олесины стихи Лида воспринимала так, как будто она их сама написала: полно, с таким смыслом, что и от меня ускользал…, и сравнивала её выраженные чувства с Цветаевскими (о жизни М. Цветаевой Лидочка читала, и многих авторов).
*
Когда я был на дальней практике на Алтае в июне 1968 г, Лида  написала в письмах (соответственно, письма № 6 и № 7): «нас наделили счастьем, огромным, неземным, настоящим!» и «Ты со мной, и не думай, что меня нет, ты рядом со мной, с тобой я разговариваю».
Это – ключевые слова для наших отношений, юная Лидочка словно прозревала будущее, неявное знание уже было с нею
…ты со мной, Лидочка, я с тобой разговариваю постоянно, потому что наше – вне времени, и  ты – никуда не уходила…
*
Правильно писали, что любящие люди должны уходить из жизни в один день: невыносимо!
*
Да, с 25 июня по 4 июля 2002 г Лида с внучками ездила в Питер. А  в середине  июля мы были приглашены на презентацию книги о Любищеве в Тольятти (роскошное переиздание  Гранинской книги «Эта странная жизнь»).
Как нас Лидочкой встретили! И как радовалась моя Лидочка, нет, не тому, как встретили, а тому, что она причастна к пропаганде творчества А.А.Любищева. Конечно, мы поехали также не с «пустыми руками»: около десятка разных книг  Любищева и сборников памяти Любищева мы раздали устроителям прекрасной презентации. И как моя Лидочка позже об этом говорила!
*
Из письма 10.01.73:  Всё, что у меня есть – отдаю тебе, всё до капельки…Даже не мыслю что-нибудь услышать, увидеть, заметить, почувствовать без тебя…
2.2.1
Во время ночного дежурства вдруг сквозь сон «увидел», как на край постели садится женщина…открыл глаза (во сне!) – Лида! села вполоборота, и успел я только подумать: «Почему так рано? Что случилось?», как проснулся… Вроде бы Лида уехала в какую-то поездку, но…вернулась значительно раньше… Лидочка была в полосатой синей кофточке, молодая…
а в следующую ночь два сновидения, одно о том, как я с какой-то редкой книжечкой в руках хотел исповедаться, другое – о том, как мы на окраине Ундор запускали (!) в небо орлов (!!)
*
Я пережил Лиду: ужас…
*
А ведь я «какую-то» тревогу чувствовал (испытывал) с тех самых 70-х годов (или с конца 60-х), а Лида заслоняла её собою; и теперь тревога хлынула в меня, и я боюсь…
*
Даже один открытый день бесконечен…
а сколько таких дней было за почти 45 наших с Лидочкой лет? Где они? Где это всё огромное время, мысленно развёртываемое вдруг мною?
 …В этом времени вдруг открывалось ещё наше обучение в пединституте, наши поездки в Щучин и Ундоры, забота о наших детях, наши работы, в это время вдруг врывалось огромное множество совершенно разных людей, их голоса, и в этом времени мы находили всегда уединении: мы были вместе!
И красочное было время то! шумное!
…отчего же и краски и звуки те уже пропали? и как могли пропасть? Были – и нет, ничего нет вокруг: и сейчас всё другое – чужое
Отчего же (мне) такая кара?
*
Лида лучше меня знала, чем я сам себя
*
Накануне 45-летия со дня нашей свадьбы (24.02.2013 г) уже без моей Лидочки я решил как-то особенно отметить наш день.
За месяц предупредил детей и родственников о том, что я приглашаю их к «себе», и уже за неделю 4  дня подряд мне снились сны:
3-6.2.2-5
в первую ночь о том, как я дал Лидочке напиться воды;
 во вторую…вначале я потерял её и искал…, затем, уже к утру, как в результате сложных и насильственных разборок я вырвал оружие у N, и, обессиленный, свалился, и тут ко мне пришла Лида…с Анечкой, на возвышении обе, и я так был благодарен…;
в третью ночь о том, как мы с Лидой старались преодолеть водную преграду, а затем огненную, и Лиде надо было помогать…;

В четвёртую – Лида мне вынесла из квартиры мой паспорт (!)…

BACH Johann Sebastian-in f minor,choral prelude. Я взываю к тебе, Господи. (Впервые эту прелюдию Баха я услышал в фильме Тарковского «Солярис»)

В ночь на 18-ое: пересекаем с Лидой трамвайный путь на углу Ж.Дивизии и Ленина и идём якобы в сторону заводских районов (центральный рынок), освещение пасмурное, даже сумеречное; Лида хочет пить: из ближайшей колонки набираю в  3-х литровую (!) банку воды, и Лида пьёт… Лицо её мне видится в профиль, и мне кажется, что Лидочка молодая, лет 25-30…
В ночь на 19-ое: Два сновидения.
1.Мы с Лидой в старой квартире, Лида куда-то пропадает, и вдруг вдалеке от дома нахожу её танцующей и обнажённой – на виду!  Я остаюсь с ней (но Лида уже много старше, м.б. лет 50).
2. Ситуация гангстерская; кто-то кого-то хочет убить, в конечном счете я вырываю ружьё (винтовку) из рук очередного убийцы и, обессиленный, падаю, но винтовку долго из рук выпустить не могу…
Наконец, «эпопея» оканчивается, я встаю, и вдруг вижу на возвышении…Лиду, а рядом Анечка. Я так был благодарен…И что-то беззвучно говорю, и стремлюсь к Лидочке…
В ночь на 20-ое (под самое утро): на велосипедах по зимней (!) дороге, пробираемся между стоящих машин, но дорога становится…водной из-за вышедшей из берегов ближней реки (или озера); видим мост через водную преграду, но и он залит водой… И вдруг, обгоняя нас, вдоль берега реки мчится поезд с цистернами горючего, и колёса поезда уже в воде, и, конечно, происходит ужасное: передние цистерны с локомотивом загораются, а задние две цистерны отрываются, но именно они ещё не горят. И рядом мы! Я кричу Лиде, мол, быстрее, сейчас эти цистерны поравняются с нами, а Лидочка моя медлит, упрямится… Мы видим, что вода спадает, мост становится проходимым, ещё немножко…: я хватаю Лиду за руку… ведь  поезд-то по инерции протащит горящие вагоны дальше от нас!
В ночь на 21-е (также 2 сновидения): выхожу из подъезда дома на улицу и, оглядываясь на окно квартиры, вижу, как Лида машет мне рукой, прося задержаться, что-то, видимо, забыл. И выходит Лидочка, в халате, джинсах, тапочках, и протягивает мне… паспорт (!).
А уже утром, уставший (после «борьбы» с давлением), часов в 10 свалился, и тут же увидел во сне, как в маршрутке еду от берега Волги к Малым Ундорам, и знаю, что еду на встречу с Лидой…
И, конечно, не встретился
Что эти сны означают?
Даже если и мозг (без моей воли) просто раскручивает правдоподобные сюжеты, то отчего эти сюжеты так символичны и многозначны? Эти сны – оценка моей сегодняшней ситуации, оценка даже обобщённая, может быть, даже творческая… Сновидения (как всегда) протекали  таким образом, словно видел я себя и Лиду со стороны
Тот, Кто выстраивает мои сны, лучше и глубже оценивает мою жизнь, только такой вывод я могу вынести
Даже если рассуждать только так, а на самом деле?
На самом деле, наверное, моя самоидентичность, моё я, словно только помещено во что-то  непонятное и бесконечное, которое родным мне становится лишь на время…
*
Новые сны:
В ночь на 1 марта.
7.2.6
 Были в каком-то генконсульстве (!), оформляли Прошение о воссоединении семьи, и формулировал его я (!), но… в процессе написания я понял, что его следует писать от первого лица, т.е., от Лиды, т.к. речь шла о воссоединении со Стасем, дядей Лиды со стороны матери.
С нами был ещё кто-то, кажется, девочка…
Ночью встал и сон записал, вспомнил, что до этого сновидения ещё (в другие ночи) трижды мельком видел Лидочку.
8.2.7
И под утро снится, что мы с Лидой в пионерлагере, и что мне нужно…переодеться и  уезжать. Переодеваясь, я оставил сотовый телефон в старой одежде, но не мог его забрать… И вот, уже иду прощаться с Лидой…со студентками?, но и с маленькой девочкой..Лида сидела за столом, я её поцеловал при всех (трижды?)… Помню, что я всё сетовал, что оставил телефон
Но во всех сновидениях была маленькая девочка!
*
В следующую ночь в череде разных сновидений:
9.2.8
перед зданием какого-то университета при скоплении народа мы: я и Лида; меня окликает какой-то человек и уверяет, что я с ним учился в пединституте; я его не признаю, Лида укоризненно на меня смотрит; выясняется, что он давно уже работает во Флориде, в Америке, и здесь он с женой…
Между тем, мы уже в здании, перед нами декан, зав.кафедрой и ещё кто-то, но все –азербайджанцы; мой новый знакомый горит желанием выступить перед «народом» и выходит к аудиторной доске объяснять что-то по геологии…Но мне надо уже выходить: рядом нет Лиды
*
А ведь жила Лида моей жизнью, именно моей, и не выдержала её; а я и сам её не выдерживаю
Но я-то жив, а Лиды – нет! …погубил я Лидочку
*
В ночь на 9 марта 2013 г:
10.2.9
…от Ундоровской пристани шли пешком в Ундоры с Лидой (и много народа с нами); и где-то мы с Лидочкой потеряли друг друга, я искал её, но шёл в конце концов с какими-то другими людьми, которые меня знали (!), затем – с  Марь Михайловной, которая вдруг и говорит: «А вон она!». Лидочка уже подходила к дому, и я уже знаю, что она будет мыть детей в бане (баня внизу, в овраге). Я о чём-то уже с Лидой разговариваю, вижу в окне голову В. Астафьева (!) – в крёстнином доме, и вот уже Астафьев уже около бани громко объясняет соседу в чём суть диалектики противоречия…
У меня же в руках прозрачный мешок с обувью, в том числе и Лидочкиными кедами…
*
На 12-е: 11.2.10
Во дворе среди множества народа дожидались своей очереди на переоформление каких-то домовых документов, и вот Лида с документами заходит в подъезд на оформление… Но приём документов уже закончен, и из подъезда выходит множество народа. Лиды нет. Захожу сам: сидит человек с лысиной и на столе перед ним – амбарная книга; улыбаясь (!), этот человек говорит мне, что на сегодня приём закончен, приходите, мол, завтра…
Стою на улице, Лиды всё нет, начинается дождь, и вдруг вижу свою Лидочку, бежит она через дорогу ко мне…из подъезда (!), бежит в незастёгнутом плаще, в полосатой кофточке…
*
Лида помогла мне издать «Катехизис», может быть, и «Природу», но уже «Звук, и свет» встретила даже враждебно. И все последующие мои книги… Потому что я не жил полностью (только?) интересами семьи, точнее, не умел
*
Симфоническая музыка сейчас вызывает боль, и ничто не может сдержать рыдания: Лиды нет. Я плачу не потому, что я её люблю, а потому, что её нет… И пусть бы она открыто выражала своё безразличие ко мне, даже свою ненависть, но лишь бы оставалась жива
Да и не только музыка; всё время ловлю себя на мысли о том, что  Лида – рядом.
*
Хорошо пристроился я к жизни: никакой ответственности! Ни перед матерью и крёстной, ни перед собственной семьёй – Лидой и детьми… Да и на работе у меня когда либо разве была ответственность? Это же правда…
*
В ночь на 22-е марта (два сновидения): 12.2.11
Мы в Ундорах, в нашем доме; ворота на улицу открыты, и вижу, как  мимо дома проходит И.В.Ладыженская (мой преподаватель географии в вузе в 64-69 гг) и манит меня рукой. Я хочу выйти на улицу, но Лида – против; я уже рядом с Ладыженской, у неё анкеты, и мне надо ответить на вопросы. Первый вопрос устный о путешественнике Пржевальском, второй и третий – «технические»: нужно смотреть в портативную камеру и при определённой картинке нажимать на кнопку. Лида – чуть поодаль, и тоже на улице, но я сижу на корточках, полуобнявшись с молоденькой, то ли студенткой, то ли ассистенкой Ладыженской…
Лида  смотрит укоризненно
В эту же ночь, в другом сновидении объясняю смысл его одному человеку: сейчас, мол, по всей стране проводят анкетирование на предмет выявления умственных способностей (!).
Прошёл я этот «ай-кью»?
*
Исчезает сон: растворяется…14.2.13
 Мы были с Лидой… В поезде? Совсем рядом, и говорили, говорили: о чём? Я успокаивал её… Но затем шли пешком, кажется, в гору от речного порта.
Лида плакала, пыталась плакать, но, не видя причин для её состояния, я всё пытался её развеселить (?)
За нами шёл большой мальчик, и вот, он, обгоняя нас, мешает нам: я схватил его и грубо повалил (?): «без тебя у нас хватает проблем!».
Но затем он, пока мы шли дальше и о чём-то разговаривали, щекотал мне ноги сзади чем-то похожим на палочку. Я оборачиваюсь, и пытаюсь сломать у него в руках… удилище, не удаётся, и тогда я говорю, что, мол, в следующий раз я эту «палку» отберу у него!
Но, спустя время, этот же мальчик щекотал ноги Лиде! А я?
Не помню, смутно всё….
…а ведь перед этим, примерно двумя-тремя днями раньше, видел сон, как чинил водопровод, а Лида была рядом…
*
Грех жаловать мне на судьбу: с тех пор, как познакомился с Лидой, до 64-х лет  прожил не один, а Олеся? Уже одна. Настя? Не уверен, что она не одна, а про внучек и думать мне страшно…
16.2.15
…где-то на берегу реки (?), под обрывом, дома, старые, и мы с Лидой пришли к какому-то дому, а на лавочке  перед домом – знакомые наши, или родные, и среди них – т. Маруся (из Карсуна)…
Я уже в некотором отдалении от этого дома, и вдруг вижу, как Лида показывает мне на…б.Иру (тёщу), которая стоит рядом и держит …тёмный костюм; и я знаю, что этот новый костюм куплен мне!
Спустя время мы перевозили вещи (из этого дома!) на каком-т о тягаче, но которым неожиданно для себя управлял я! И тягач медленно поднимался в гору…
*
От потери крови Лида уходила в холод в полном сознании, и Лидочке уже в последнюю ночь видения были…
*
В середине мая 2013 г, просматривая бумаги, вижу, что ряд сновидений не успел тщательнее вспомнить и переписать:
17.2.16
1.Лида на перекрёстке…в театре, на концерте?, рядом со мной, я пишу что-то на руке (!), она – красивая-красивая, но отдалена от меня (не слышит меня?)
2. На ярмарке (?) маленькая Олеся катается (летает!) на воздушном шаре, а мы с Лидой смотрим на неё; всюду люди… Мне кто-то звонит по сотовому, и я не знаю, с кем разговариваю… А Лида после говорит, что я специально приехал на эту ярмарку, но теперь она хочет остаться, чтобы кому-то что-то доказать…
К каким  сновидениям ещё  я не записал даже знаковых слов? Но теперь я, конечно же, ничего не вспомню…
Лида рядом, неуловимо близко. Где??
Лидочка моя сейчас там, где и моё собственное Я: в недосягаемом пространстве-времени
*
Лида не выдержала моей жизни, эта жизнь со временем всё отчётливее была ей чужда…
*
Слышишь ли ты, Лидочка далёкие крики от пролетающих в необъятном небе караванов гусей? Манящие к себе, тревожные…
 видишь ли ты над собою эту беспредельную и зовущую к себе свободу?
 чувствуешь ли тяжесть земную, всю пронизанную запахом зелёных трав и пробуждающихся деревьев?
вдыхаешь ли ты эту жизнь, так зависимую от самых мельчайших и неожиданных случайностей?
Нет; но знаешь ты всё о нас… Знаешь?
18.2.17
И ещё снились сны о пединституте – все три последних года, всё незнакомые-знакомые аудитории факультета, всё какие-то известные учебные события…Сегодня, утром 27 мая 2013 г, вспоминаю последний сон о том, что мне передали «мнение», что я выбран (!) в президиум какого то собрания пединститута, и вот этот президиум, оказывается, должен размещаться на холме (!), а я же не знал, куда деть верхнюю одежду…
Но подобные (и иные сновидения) «не в счёт»….
*
И мог легко уйти в воспоминания о нашей жизни, но боялся, поэтому написанная (быстро) и изданная год назад книга о тебе – мне словно защита… От чего?
*
Странно, что я не помню того,  где и когда было нам с Лидой безоблачно хорошо, когда мы были счастливы как семья… Но было!
Где был наш дом? Нам дом?
И я всё ищу и ищу это «место во Вселенной»…
потому что сейчас, спустя почти 2 года, я – всё равно нигде, и моё время – там, в отшумевшей жизни…И почти всё окружающее – декорация
19.2.18
Сон: Лида где-то рекламировала? сапожки (на подиуме?) и хвалилась мне, улыбалась. А потом наклонилась ко мне и тихонько сказала, что она заработала «горячие деньги» и что деньги она спрятала под колготки на животе…
*
И все эти два года вижу во сне детей – девочек, своих? чужих? Но дети в сновидениях были рядом – со мной, Лидой…
*
Эх, Лидочка, Лидочка, я ведь каждый день о тебе думаю
Но Лида возразила бы: «Если бы думал, я была бы жива…»
20.2.19
В ночь на 24 июня: мы с Лидой в Германии (!?), в каком-то доме с рассуждающими немцами: и понимал я их без переводчика, и даже вставил реплику, мол, объединение Германии неизбежно (!). Лида всё-всё слышала. Да ещё старый человек всё говорил со мной специально по-русски
*
Сойти с ума – это потерять свою самоидентификацию, потерять своё Я
21.2.20
…приближается 2-ая годовщина ухода Лиды
Видел сон: какие-то комнаты или улицы, тёмно освещенные, какие-то бытовые события, обычные, и, оказывается, я с Лидой уже два дня не говорил по телефону (!), и даже будто бы забыл говорить. И вспомнил об этом, только увидев Лиду рядом. И почему-то начинаю выяснять, где же она была. Лида мне: эти два дня она…искала Ц.О., но не нашла (что такое Ц.О., я, конечно же, не знаю). Оказывается Настя рядом: я маме находила адреса, где мама была… Лида:  а сейчас я собираюсь в кино
Не мог долго заснуть, пока не догадался, эти два дня – два года!
22.2.21
В июле. Лиде сказали, чтобы она к началу учебного года в школе оформила новый стенд; и я тут же в …спортзале начал сочинять его текст и его разметку… И что же получалось? Не стенд, а панно – на всю стену спортзала, с общеобразовательными компонентами, с краеведческим. И Лида была рядом!
23.2.22
В июле. Лида кричала мне из окна, чтобы я не задерживался, чтобы не останавливался, чтобы шёл туда, куда мы с Лидочкой давным-давно договорились…
Лида не велит мне останавливаться, опускать руки!
*





Год третий


18 июля. После бесконечных дней изнуряющего зноя пролились первые дожди, и вот чуть-чуть «похолодало», и уже почудился август с беспокойным небом и свежестью из бескрайней дали: и скоро Лидочкин день рождения…
*
Сны – это моя проекция вовнутрь, или вторжение извне, от другого или других? В пользу извне – неправдоподобно умный и притчеобразный сюжет сновидений…
*
Если бы можно было выбрать лишь одну (основную?) черту характера всех членов моей семьи, то прежде всего надо указать на беспокойство, которое пронизывало поведение и меня с Лидой, и детей наших…
И не знаю покоя я до сих пор
*
   Перед твоим днём рождения – 3-им августом
А здесь, Лидочка, дождики, один за другим (как  пишет мне по SMS Олеся из Ундор), а всего лишь полмесяца назад  зной висел над сухой землёй – почти весь май и июнь, такой, что, казалось ещё день-два – и  засохнет весь сад…
А здесь, Лидочка, я переживаю заново твою жизнь со мной – додумываю, догадываюсь о многом, или просто вспоминаю всё наше
Жить бы тебе! А мне бы последние годы наши – совсем по-иному выстраивать нашу жизнь…. 
24.3.1
Приснилось, что Лида, собравшись куда-то уехать, на самом деле – у  Насти, я же ей несколько дней не звонил…
*
После более чем 10-дневного дождливого (и, по-прежнему, тёплого) времени в конце июля в Ундоровском саду нахожу грибы: позвонить бы Лиде! И Лида приехала бы, она ведь так любила собирать грибы! И набирали мы в саду по 2 корзинки опят!
*
Лида лет десять жаловалась на боли в животе… Говорила: если меня зарежут, домой не привозите, сразу из морга
Ужас. Но мы не знали, что конкретно болит.
*
Мне кажется, что наши отношения с Лидой были  иллюстрацией Гриновских текстов, мы (вместе!) как будто были героями Гриновских произведений
25.3.2
Сон в начале августа. В речном порту среди массы народа слышу, как меня зовёт Лида; побежал на зов, и вроде видел издалека её фигурку…Но не нашёл; пошёл обратно, и на какой-то площадке (или в здании?), наконец, нахожу свою Лидочку. Оказывается, она звала меня потому, что купила мяса – то ли 2 кг, то ли 2 ноши…
*
Нет, моя Лидочка, не могу смириться с  тем, что тебя здесь нет…
И я знаю, что не смирюсь
*
Посмотрела бы Лида на всё, что вокруг, на всё, что окружало нас – в  жизни, в быту… Знала бы моя Лидочка всё то, что произошло и происходит в нашей семье… Но не хотел бы Лидиного  огорчения, и поэтому уже много раз говорил своим детям ужасное: как хорошо, что мама этого не знает
Прости, Лида
*
Вот уже и первые немногие листья жёлтые появились на земле: за окнами август
А Лиды нет. Уже третья осень наступает  без Лиды
Ещё тепло, но чистое небо дышит огромной прохладой: где мы?
26.3.3
Сегодня ночью, 25 августа 2013 г.  …по телефону разговаривал с Лидой: я искал её…, оказался в речном порту, и понял, что Лида на отчаливающемся пароходе… «Анапа» (!). Разговаривал по сотовому, где у меня до сих пор Лидин телефон. Я не мог сдержать рыданий…от желания вернуть её.. Но Лида была спокойной, и успокаивала меня
(в сентябре 2010 г Лида уезжала на 2 недели «дикарём» в Анапу, и была так рада побывать на море!)
Речной порт не случаен: когда я работал над книгой «Этюды о сознании» в конце мая 2011 г, примерно за полтора месяца до катастрофы, видел сон о том, как я потерял любимого человека (см Этюды о сознании, № 293).
27.3.4
Не могу вспомнить: институтские подробности, «коллеги»…
Встретил Лиду где-то на ул. Радищева, передавал ей бумажные деньги, вроде крупные, т.к. Лида и Аня должны были идти за покупками….
А я остался, мне надо было колоть лёд на улице
*
Я помню, как в письмах тебе я написал о том,  как в январе 1967 г в Ундорах, в холодной ещё «Черкасовой» избе, сидя на маленьком сундучке перед горящими дровами в голландке, я мечтал о тебе, о наших будущих отношениях, неизвестных ни тебе, ни мне…Ты же была в Щучине… А ты помнишь?
А теперь, в 2013 г. о чём мечтаю я? И мечтаю ли? И отношения наши за это мгновенное и одновременно бесконечно развёртываемое время известны
И отношения эти горят во мне, обретают физическую реальность
Лида!
28.3.5

Многосюжетный сон о родственниках в Ундорах (д. Ваня, б. Катя, моя сестра…), но Лида остаётся одна, в избе, с хозяйством, и жалуется, что она не справится; тогда я решаю, что возвращаюсь (?) к Лидочке
29.3.6
В ту же ночь: вхожу в нашу квартиру на Камышинской (кажется), у Лиды на плечах 2 чёрных красивых шкурки – на воротник, дорогие. Мне кажется, Лида сказала, что на 70 тысяч, но она – решила  их приобрести. Затем я вижу, как она примеряет другой «воротник», черно-белый, курчавый, и уже на Лиде моя собачья доха, в которой я ходил когда-то года 2 в пединститут; Лида говорит: «А этот воротник стоит 130 тысяч».
На кухне – гости, среди них – Константинов.
30.3.7
Сон видел: я работаю в своём пединституте, а дома меня ждёт Лида
31.3.8
Дома стоял в том углу, где у нас фонотека: слышалась польская песня песня «Коханый»…(!), но голос был Лидин, это Лида пела! И голос доносился откуда-то снизу
Какие сны!! Рядом Лида, совсем рядом!
32.3.9
К нам – б. Ире, Лиде и ко мне – приезжает двоюродная сестра Лиды из Кракова, Кристина (её я видел примерно в 1969 г. в Щучине). Мы все вместе ходили всюду, даже в бассейн (!), где все купались голыми… Затем мы оказываемся дома, и я приношу бутылочку воды.
Но после 6 утра я на некоторое время заснул и видел продолжение: я с Кристиной один, мы обнимаемся и …целуемся
33.3.10
И вновь дороги, перекрёстки, и вновь движение всего, и масса людей…. И вновь мы с Лидой куда-то идём (?) или, напротив, где-то должны встретиться…
Не дошли
Не встретились
*
Лида мне укор каждый день.
Каждый день!
На каждом шагу, за каждым человеком, в особенности в возрасте, и, тем более, вдвоём (муж и жена) мне видится моя Лидочка, которой нет на этой Земле…
*
Лидина жизнь со мной – это моя жизнь сейчас
34.3.11
На столе среди вороха фотографий и бумаг – в учреждении, где уже работают мои бывшие студенты – увидел фотографию Лиды с детьми…
Спустя некоторое время (уже в другом сновидении) мы с Лидой были вместе, но сюжет увиденного не помню: не удаётся вспомнить
*
…уходишь, ты, Лида от меня
Уходишь, Лидочка: я живой
*
С некоторых пор моя Лидочка была в «перманентной» ссоре с судьбой, со мной, со своим здоровьем; но Лида всегда противопоставляла складывающимся ситуациям свою жизнерадостность, свою веру, и в личных отношениях всегда оказывалась победителем…
Но силы были неравны: ни государство, ни общество, не нуждались в таких людях, – ни в открытой честности, ни вообще в прозрачных и всем понятных отношениях.
Я же, действительно, в межличностном плане оставался совсем не бойцом: Лида переживала за меня
А о здоровье Лидочки можно лишь сказать, что оно держалось на её силе воли…
35.3.12
На дне рождения у Ивановых мы были с Лидой, но сидели напротив… День рождения был правдоподобен до мелочей
36.3.13
И ехали мы откуда-то все вместе: Лида, дети… Ехали счастливые
*
Но  горько мне, Лида; вся «жизнь» после тебя(!) – горькая
37.3.14
Что-то делал, согнувшись, почувствовал, что за спиной кто-то стоит, оглядываюсь: Лида! Переобуваюсь, в левом сапоге (?) 2 стельки… Что ещё видел во сне? Будто бы я уже знал, что 2 стельки вставила Лида
Предложил Лиде поехать в Ундоры.
38.3.15
В крёстнином доме в Ундорах: маленькая Олеся (?) и б. Ира (?). Но спрашивает крёстна: Когда вы едете?
И приезжает (появляется) Лида – красивая-красивая, и я с ней разговариваю! Лида: еду завтра, поезд (?) в 12 (а я думаю, значит, поедет часов в 10 утра), приеду 5-го.
*
Ты-то меня спасала, Лида, и  много раз, я же тебя – нет…
39.3.16
На глазах у меня на переднем сидении легковой машины умирает Р.В.Наумов: я кричал…. Лида возмущалась и обвиняла кого-то
*
Всё, что есть в моей семье – мои книги, Олесина поэзия самой высокой пробы, Настина самоотверженность – это заслуга Лидочки
*

Переживаю так потому, что всю жизнь со мною острое чувство справедливости: не за себя! за Лиду! за детей….
*
Человек видит в последние минуты жизни то, во что верит: Лидочка моя, остывая,  видела архангелов (так она рано утром 15 июля сказала Насте)…
*
Всё возвращаюсь и возвращаюсь я к прошлому времени – с  Лидой: лучшее время, беспокойное и непосредственное
И я выпал из него, выпал потому, что Лидочки нет
*
Уход Лиды на моей совести, да и вся жизнь её со мной…
40.3.17
Лиду видел в большом двухэтажном деревянном доме вместе с собой, видел ещё  Д. Подсевалова, видел маленьких котят на втором этаже, в окнах, которые стремились попасть к кошке во дворе…
Лида говорит мне, что Настя уже сегодня будет ночевать в Москве.
И мы с Лидочкой лежали вместе
41.3.18
С кем же я стоял (или сидел) в каком-то дворе? Вышла Лида с большой и открытой коричневой сумкой к нам, останавливается рядом: я не могу насмотреться на её лицо, говорю: «Посиди с нами».
Сумку взял.
*
А ведь в тот день, когда хоронили б. Катю (21 июля 2009г), в саду кто-то спилил 2 плодоносящих дерева вишни.
Кто?? И зачем???
*
…держал в руке матрёшку с тонкими меридиональными линиями, заметил, что рядом с одной линией было написано стремление, с  другой, рядом, – к познанию, а внизу, под ними, целый сегмент назывался истина…
Вот такие общеизвестные аксиомы являются во сне…
*
Дня 3-4 назад видел сон, как проректор по учебной работе в комнате отдела кадров вуза просматривала мои документы.
Я сидел перед ней в фуражке и спокойно (равнодушно?) ждал
*
В окнах зажглись огни, кругом жизнь…
Но Лиды нет!
У меня же есть силы жить.  Есть? Знаю ли я об этом?
42.3.19
На легковой машине ехали в Киндяковку выбирать газовую плиту; она была найдена (?) в квартире моего институтского товарища В. Ежова, умершего около 20 лет назад в Стерлитамаке… Я тихонько (!) пробираюсь на кухню, Володя, я замечаю, спит, а около кухни над чем-то хлопочет пожилая женщина. Далее помню, как кому-то звоню по сотовому телефону, и вдруг Лида по моему телефону пытается позвонить по тому же номеру… какому?
*
Ночью с 27 на 28 ноября 2013 г
 43.3.20
… и  шли мы с Лидой по улицам и перекрёсткам большого города, и рядом с нами была маленькая девочка… Всюду (!) в больших котлах варили  что-то вкусное, и Лида помогала. И всюду были кампании людей, ожидающих какого-то события; веселья?
44.3.21
Шли по улице Гончарова и звонили друг другу по сотовому телефону… А под утро: Лида и б. Ира живут где-то на Даманском, я еду к Лиде, и уже по дороге думаю, как вести себя с б. Ирой…Решаю купить букет из 3 роз
45.3.22
Снился дом на ул. Волжской, где я прожил первые три года, но о которых ничего не помню… Будто бы в доме – архив  кафедры зоологии: архив кто-то в разных местах поджигает, а я (взрослым!) тушу огонь руками…
Снился и второй дом в Ундорах, но уже крёстнин дом, и в доме было много родственников и мы с Лидой. Мы уходим с Лидой в спальню за голландкой, приходит Марь Михайловна, и я её прогоняю.
Но рядом с нами была маленькая девочка!
Как же часто последние годы вместе с Лидой мне снится маленькая девочка
46.3.23
Снился Щучинский Лидин дом на ул. Школьная, у подъезда Галя разговаривала с мальчиком-соседом; снилась б. Ира, вдруг необыкновенно ласковая…
В Ульяновске (где?), дома мы разговаривали с Лидой о чём-то домашнем, но ещё где-то на улице я будто бы знал, что Лиды (!) – нет (!!), но, разговаривая, понимал, что теперь у нас с Лидочкой всё в порядке: мы вместе
А в Ундорах (всё в этом сновидении!) снились дворовые постройки (?), кажется, б. Катя и крёстная, но как? В У;ндорах всегда всё было под знаком каких-то забот…
47.3.24
А ночью раньше сюжет сновидения начинался в каком-то доме на перекрёстке улиц Жел. Дивизии и Ленина: в доме покойник (кто-то из Наумовых, но кто?), несколько человек, то ли наших друзей, то ли работников пединститута, цветы…
Выхожу на улицу: идёт Лида, сгибаясь под огромным «букетом» сирени…на спине (!). Я помогаю разобрать этот ворох сирени на настоящие букеты, входим на 2-ой этаж…
48.3.25
Во втором сновидении мы с Лидой выходим во двор, где у нас стоят  велосипед и Жигули (наша красная машина); во дворе грязно и машина застряла, а у нас чистая-чистая обувь… Кое-как машину «задом» вывожу из грязевого наслоения…
Приближается середина декабря 2013 г
49.3.26
Уже к середине января  под утро видел сон, как мы с Лидой всё ехали и ехали на какой-то легковой машине по какому-то одноэтажному городку в…Польше; наконец, остановились в каком-то доме: на кровати мы оказались втроём, с краю лежала какая-то местная молодая женщина…И входит в комнату поляк с женой(?), и я разговариваю с ним, о чём-то спрашиваю; поляк небольшого роста, с типично польским густыми усами…
50.3.27
На улице (?) Лида меня ругала, а я вдруг говорю ей, что у меня есть 40 тысяч рублей (полученных мною 15 января  2014 г за увольнение с работы сторожем как компенсацию по сокращению на железной дороге) и хорошо было бы Лиде съездить куда-нибудь…в Испанию на курорт…
51.3.28
Был с Лидой на свадьбе у дочери Марь Михайловны: Лида в белом платье или костюме, я – в светлом костюме. Танцевали, разговаривали. Затем, когда вошли все гости, я спрашиваю кого-то, а где Лида? А Лидочка стояла возле двери в белой кофточке и чёрной юбке…

На самом деле мы на этой свадьбе не были, как и остальные родственники, и состоялась она 24 февраля (в наш свадебный день)  2007 г.
А  в предыдущую ночь во сне меня наградили…(золотой?) саблей без ножен…И шёл по улице в Ундорах, и сшибал стебли высоких трав саблей, пока не увидел гравировку своего имени во всю саблю
Почему мне приснился такой сон??
*
В начале октября 1977 г ездили мы с Лидой в Ленинград на мою защиту; жили в 4-х комнатной квартире-общежитии для учащихся профтехобразования (Лида от своего училища «выбила» ещё в Ульяновске)….
Всю мою жизнь Лида помогала мне в моих делах.
*
Перед высшей силой я прошу у Лиды не простить мне её ухода из жизни.
И сам я себе простить не могу
52.3.29
Снится Лида – уже несколько ночей, но не могу вспомнить ни одного сюжета, не могу вспомнить – как снится? Но мы что-то сообща… делали?
*
Воспринимать высокое искусство, высокую культуру…без Лиды без слёз невозможно: Лида собственной сущностью своей, каждой своей клеточкой нацелена была на всё духовное,  на самое возвышенное, что могло быть  у человека
*
И всё же  погубила мою жизнь с Лидой именно «высокое искусство»: со студенческих лет я был буквально опоён, допустим, увертюрой Бетховена к «Эгмонту» Гёте… А жизнь вокруг диктовала жёсткие без сантиментов отношения, и надо было бороться за каждый свой шаг…
Странно, конечно, ведь музыка Бетховена как раз и призывала к борьбе; я же был «опоён» эстетикой, и как-то отстранённо
*
Мне кажется, Лида всю жизнь со мной что-то ждала: что? Да, были и счастливые дни, были времена, когда заботы исчезали, но оставалась у Лиды потребность очень высокой пробы – духовная, которая, наверное, не удовлетворяется никогда… В «этом плане», думаю, я отставал от Лиды, во всяком случае, духовное я меньше связывал с личностным и нравственным…
*
И вот уже вторая половина февраля: скоро наш день – 24-ое число
53.3.30
Ночью с 20 на  21, проснувшись, обрадовался сновидению: в Ундорах, напротив   школы, я ждал в трамвае или маршрутке Лиду, наконец, увидел её издалека: она шла ко мне и что-то несла в пакете…
Всё хочу и хочу я что-то рассмотреть вне себя, но не получается: мой измерительный прибор (мозг) слишком груб для оценки сновидений; следующий сон, под утро, уже был совсем о другом, где я выяснял уже какую-то правду, задевающую материально меня…
*
Перед 8 марта 2014 г.
Как же жить-то дальше, Лидочка? Ведь ни одного дня не проходит, чтобы я с тобой не разговаривал, и, самое главное, я хочу с тобой разговаривать, мне не хватает тебя! и вокруг – не просто пустота, но отсутствие смысла… Да, я забываюсь, забываюсь тогда, когда слушаю музыку, но уже через некоторое время мне кажется странным, что я – слушаю, а тебя – нет… Я не могу осознать, что такое «нет» . Да, я плачу. И мне стыдно, что я – здесь
*
А ведь судьба Лиды могла сложиться совсем-совсем иначе, и выбор у Лиды был, был и до меня, и в наше время: с Кузнецовым, Селезнёвым, затем, уже со мной, «почувствовал» твою силу латыш N  в январе 1968 г, когда мы перед нашей свадьбой были в Риге, и он, едва познакомившись, пригласил (?!) нас (!?) к себе домой, и всё рассказывал и рассказывал что-то об архитектуре Салалспилса в сравнении с Пискарёвским кладбищем…
Да и позднее, думаю, у тебя были моменты выбора.
А я? как видишь, я размазня до сих пор, теперь уже без тебя
*
Выбор, Лидочка, был не только у тебя: хотя нас  судьба и определила в сердцевину воспринимающих идеологию масс, первый же протест против явной несправедливости (в нашем кооперативном доме на Камышинской) выдвинул именно тебя на острие борьбы: ты больнее воспринимала несправедливость, чётче излагала суть вопроса, и поэтому практически все владельцы квартир в нашем доме поверили тебе…
Именно тебе.
 А я сейчас думаю, что ты могла бы быть Жанной д’ Арк
*
И остался я «подводить итоги» нашей жизни: летописец
Самое ценное, конечно же, переписка наша; твои письма нельзя было перепечатывать-перечитывать без особого волнения – сегодняшней оценки того, нашего, времени
Единственного времени; всё, что сейчас происходит, я уношу в наше время
54.3.31
Едем мы втроём – с  Лидой и Настенькой – за  город из Киндяковки, ехать нужно недалеко, но, чувствую, что мы уехали уже дальше, чем нужно… Куда?
55.3.32
…Во втором сновидении мы с Лидой заходим в гараж (!) родителя её ученика; гараж расположен на ул. Куйбышева ближе к Свияге. Гараж огромный, метров 15 в длину и 5 в ширину; машины в гараже нет. Зачем мы пришли? Может быть, убираться (!). Я решаю…украсть бензин в канистре, долго наливаю из какой-то ёмкости, как вдруг приходит хозяин гаража. Он вроде не замечает моего намерения, но я всё пододвигаю и пододвигаю за спину (прячу) эту канистру… И мы с Лидой с ним разговариваем
56.3.33
К вечеру20 марта вдруг понизилось давление до 87 на 63, я принял меры; а ночью сон: мы с Лидой едем (я за рулём) куда-то, и уже нарочно опаздываем на 10 минут, надеясь всё же успеть… Куда?
Оказывается, в театр; но в театре спектакль ещё не начался, хотя мы и опоздали (минут на 30). Я заглянул за портьеру: первые ряды вплоть до середины – пустые; актёры на сцене ещё кулисами… В фойе к нам выходит какая-то нервозная женщина и  сразу обращается то ли к Лиде, то ли ко мне: все умрём! все умрём!
Билеты я не покупал… И спектакль не начался
57.3.34
Летние сумерки. Наш дом в Ундоры, палисадник. Лида с девочкой рядом с оградой, и сверху свешивается электрическая лампочка с проводкой из дома… От лампочки – жёлтый, тёплый и недалёкий свет. Я – на улице; знаю (чувствую?), что по двору идёт б. Катя, сейчас она откроет калитку и выйдет на улицу звать Лиду…У меня откуда-то велосипед, и я говорю Лиде: «Я кружок по Ундорам сделаю». Лида: «И я бы хотела»…
Я живу в новом круге.
И Лида бы хотела жить в этом круге
*
Испила ты, Лидочка, чашу жизни до дна…
А мне же ещё придётся допить её
58.3.35
Атмосфера отъезда… Мы собираемся, и вот уже надо уезжать… Но выхожу я один, Лида – на маршрутной остановке, с каким-то невысоким мужчиной, оживлённо разговаривает, не замечая меня…
Уехали мы?
*
Если бы вместо меня Лида осталась, то она бы жила полностью заботами детей, каждый бы день с ними разговаривала – с Аней и Машей в первую очередь… Может быть, Лида бы стала заниматься репетиторством
А я?

*
Началась весна…. Подышала бы Лидочка моя, посмотрела бы вокруг… Что, не хватило бы воздуха? …нашли, кого лишить жизни
59.3.36
Вчера ночью видел длинный, неопределённо-сюжетный сон, со множеством незнакомых и угадываемых лиц, а в центре – мы с Лидой. И мы кого-то «обсуждали», кого-то провожали, и встречали…
И мы любили друг друга: мы жили
60.3.37
Мы с Лидой в Питере, издали видим старинную башню в центре города со смотровой площадкой и  зубцами по её краям; и вот мы уже в башне, она оказалась изнутри просторной, долго поднимаемся вверх, наконец, мы – на площадке. Лида подходит к краю площадки, я боюсь, жмусь к «центру»… А башня качается: её высота 280 метров!
Спускаемся, и вроде уже не Лида со мной, а Анечка…
61.3.38
Под утро сон другой: мы на берегу Волги, рядом – лодка-плоскодонка, сумерки… Поодаль – рыбаки. И Р.Баранцеву (!) надо в этой лодке плыть вдоль берега Волги к какому-то судну, и судно (баржу?) мы видим. Лида указывает Баранцеву, как и куда надо плыть…А в лодке корма низкая и с выбоиной, так что в лодке уже была вода
Мы то ли сидим на бревне, то ли стоим, но близко-близко; Лидочка вполоборота от меня, и я вижу каждую чёрточку на её лице
*
Вот сейчас бы (май 2014 г) я бы с тобой мог и не подрабатывать: для скромной жизни нам вдвоём вполне хватило бы и пенсий…
Моя – 13 600 руб (со всеми доплатами).
62.3.39
Несколько сюжетов, почти одновременных (!):
В комнате (где?) Журин показывает открытку со своим письмом Лиде, я тут же выхватываю его и ухожу;
мне сказали, что Лиду увезли в больницу, я встречаюсь с ней и говорю, что она здорова. Лицо Лидочки печальное и трагичное: отрешённое…;
под горой (ближе к Волге) наш сад, и мы с Лидой спускаемся вниз. Почему-то в самом конце сада растут тыквы.

*
Была ли Лида счастлива? Хоть какое-то время? Боюсь и думать об этом, да и преступно думать:  Лиды нет….
Ну, вот до инвалидности Лидочки, были ли счастливые дни у нас? Как – думать об этом?
*               *
а в тот вечер, на мой очередной звонок мне, наконец, ответил голос: «ваша жена, к сожалению, скончалась»…  Дослушал я? не помню, но, уже не дослушав, я понял то, что невозможно осознать до сих пор….и, наверное,  с первого мгновенья я уже видел Лиду удаляющейся точкой, и я кричал, словно криком стараясь  вернуть эту холодную точку: «Лида!! Лида!!»…………
……………
…уже не будет Лидочки рядом…
*                *
А лично я, сейчас, в российское время, не только бы не устроился на достойную работу, но даже не смог бы получить и образования…
И всю жизнь я противопоставлял себя обществу. Лида – нет, она полностью «выкладывалась» на работе. Я же – забывал на работе работу, всё время помимо воли погружался в какое-то созерцание
*
В «своё»  время (сразу после окончания УГПИ) нам надо было уехать в Белоруссию: и Лидочка была бы жива и…счастлива. Ведь она не приняла мою родину. Лида ушла молодой и уставшей.
А в Белоруссию Лида звала.
*
Один раз рождаются люди, один раз испытывают Судьбу, а Судьба – любовь.
*
Какая же чистая душа у моей Лидочки, какой непреклонный дух, и такая неблагодарная (я так думаю) судьба! Правда, Лида мне говорила, что она как человек и как женщина состоялась…
*
Смеющаяся счастливая Лидочка с розами на свой 37-ой день рождения – лучший образ, отрицающий смерть
И этот образ, слава Богу, запечатлён на фотографии.
63.3.40
…в старой бане (в овраге) мало дров,  они догорают… Лида одевает ребёнка, я же думаю, что мне нужно поторопиться: Лида не сможет вынести ребёнка наверх, домой…
…а вокруг бани кирпичный (!) забор, и вдоль забора – несколько поленниц дров; я говорю крёстне , что я переложу дрова
64.3.41
Вторая половина июня 2014 г.
С месяц назад (или больше?) видел «странный сон» (я его записал, но не перепечатал вовремя):
мне говорят, что кто-то из родственников умер (у моей внучки); Чайковский у меня дома, я говорю о его новой книге «В круге знания»; баба Катя несёт сумку, а в ней несколько бутылок водки. Я: кто умер? Баба Катя: я пошутила, никто не умер, это просто у неё какая-то дата.
Какой-то парень (Дима?) навязчиво хочет мне помочь нести сумку; у меня же – скоро лекция, я взял конспект, но иллюстрации  остались в портфеле…
Большой одноэтажный неуютный дом, Лида  - рядом. Знал я, что она останется в этом  доме, а я уйду? Закрываю дверь, прощаюсь. Не выдерживаю, стучу в окно: Лида отказывается (выйти?)…
Утром провожу семинар со студентами. Лида – на последней парте, молодая. Кто-то отвечает у доски, я – в стороне….
*
Я с Лидой тогда словно умер, и сегодня смотрю на всё оттуда
*



Год четвёртый

65.4.1
Перед глазами две пары красных туфель-босоножек. Я – в гостинице, до этого встречался с Лидой; одну пару туфель я (как будто) отремонтировал, о второй – забыл: она не моя…
Марь Михайловна через полдня расшифровала сон: сегодня же 19 июля! Сегодня умерла б. Катя; я, конечно, об этом забыл…Забыл: уже 3 года как Лида заслонила многие события, и печальные и, наверное, радостные… А радостные – были?
66.4.2
Дней десять назад, или больше: С кем-то хотела Лидочка познакомить  (меня?) из Николаевского района (?)…
*
Лида мне уступила жизнь, и я это знаю: вот уже три года я помню это каждый день
*
О том, что моя жизнь была трагичной, и я  скрывал это, я знал; но и жизнь Лиды также была окружена трагичностью: Лида сопротивлялась…
Но как много в нашей семье держалось на любви моей Лидочки!
67.4.3
22.08.2014. Мы с Лидой в зимней одежде (возле какого-то здания); она  снизу пробует достать ключ из какого-то тайника на уровне человеческого роста. Не получается. Пробую я. Или не выходит и у меня, или нет ключа…
27.08.14. После 10-и летнего скитания Олеси в столицах…68.4.4
…мы с Лидой на поезде подъезжаем домой; я переодеваюсь, Лида собирает и укладывает вещи…
69.4.5 Мы в Ундоровской бане, в предбаннике. Я закрываю дверь… Лида: я буду стирать.
Я остаюсь.
70.4.6
Под утро: на перекрёстке? Лида стоит, я её успокаиваю…
71.4.7
Где-то я выступал со своей работой. Лида позже говорит, что в моей работе нет мыслей, поэтому и не было вопросов ко мне. Я в ответ (примерно) говорю, что от людей это бесконечно далеко…
*
Уже четвёртая осень наступает без Лидочки: недо-жила Лида, недо-увидела, недо-испытала жизнеутверждающего…Именно в этом себя корю каждый день
А в Ундорах горят астры на Лидочкином цветнике
72.4.8
В большом первом сновидении мимолётно мелькнула Лидочка….
73.4.9
Второе сновидение, от 25.09.14: в Ундорах смотрим из окон на улицу (мы – это кто?); и мы у двора что-то подправляем? Да, перекладываем вилами (!) пласты (или тюки, или дрова!) у дома… Идёт толпа в основном молодых иностранцев в шортах, останавливаются, смотрят на нас. Якобы. Они специально приехали, но не к нам, а к б. Кате и няне… Но все почему-то пошли к нам…в сад. А в саду кролики… Обратно всё же зашли к крёстне и б. Кате. Они же (с кем-то) готовят пельмени на всех (!!); иностранцы заходят в избу из сада… А я иду продолжать работу, но тюки (уже тюки!) почему-то уже во дворе между нашими домами, и я наталкиваюсь среди них на коробки с деньгами, одну из них уношу домой… Остальные оказываются в крёстнином доме в сенях
Лида в коротком платье с высоко открытыми ногами проходит мимо меня и говорит: вот дура-то я, мне так хорошо…
Иностранцы играют в футбол, а мы (кто?) смотрим на них откуда-то сверху; некоторые иностранцы голые…
*
И не видишь, Лидочка, сколько всего нового вокруг, вокруг – совсем-совсем другая жизнь…, безразличная не только к тебе, но и ко мне…
*
Мы с Лидой думали, что семья у нас будет вечно
…оглядываясь назад, когда неживая Лидочка, как ангел, со склонённой головкой, лежала посреди нашей большой комнаты, когда дети, давно взрослые, жили и уже тогда (!) собственной жизнью, я думаю всё о той же вечной жизни с Лидочкой… И я думаю, что всё моё, было уже Лидой определено
И Лида – рядом: и звучала бы мелодия Глюка из «Орфея»…
74.4.10
На каком-то заседании факультета (УГПУ) речь зашла о том, чтобы дать возможность мне защитить докторскую (!), но условием поставили оплату расходов на бензин машины проректора УГПУ (!)…
..я заснул на диване (где?), чувствую (а я не спал!), что Лида мне укрывает ноги… Открываю глаза, а Лида мне говорит что-то вроде того, что   я теперь знаменитый…
75.4.11
Мы с Лидой в большой толпе перед автобусом; в открывшуюся дверь одним из первых втискиваюсь я и занимаю место для Лиды…Наконец, входит и Лида, но я не помню, чтобы она села со мной…
И кто был с цветами: я? Лида? Кто-то из пассажиров?
*
Если бы я был интересен, удачлив в делах, Лида бы гордилась мной, нет, я был постоянно погружён в себя, и  по характеру был полной противоположностью Лиде. И Лида уставала от меня, и усталость за годы и десятилетия накопились…
она же любила жить непосредственно, любила «экспромты» и выходила из них с блеском, и даже в тех ситуациях, где были многие люди, Лида «управляла» жизненной мизансценой, «подводила» её к тому, что в какой-то момент она блистала, становилась настоящим лидером
в любой нашей кампании был слышен только весёлый голос Лидочки
Лида так любила жизнь! она любила рисковать, была готова совершать поступок: Лида не боялась жить
Я же хотел…понять жизнь
Мы просто жили в разных измерениях
*
Да, баба Катя всю жизнь на меня пропахала, и Лида не сидела сложа руки, а про крёстну и говорить нечего… Один я всё изгадил…: ум слабый! хорошо устроился, всё свалил на ум
76.4.12
С неделю назад, т.е. в первых числах ноября видел сон, как с улицы меня звала Лида (или ждала на улице?), но предшествующие и последующие подробности не помню…
77.4.13
А сегодня: как будто в каком-то общежитии я должен принять душ; Лида рядом и как будто держит мою одежду…Но и Лида должна принять душ! Однако, она стоит в платьице и на вопрос, почему она медлит, говорит, что она должна помыть…Семёна (?!)
78.4.14
Вчера или позавчера: в Ундорах вся моя семья (и даже б. Феня и крёстная, и б. Катя, и дети мои (!)_все в одном крёстнином доме); мы же с Лидой хотим остаться вдвоём, но никак не можем. Кто-то говорит что истоплена баня (старая баня без крыши в овраге, и Лида не любила туда ходить), но в этот раз, не сговариваясь, мы говорим о том, что давно не были в бане…Однако, в окно видим, что в дом ещё идут члены нашей семьи, включая б. Иру, и наша мечта оказывается несбыточной
79.4.15
Нескончаемый поток людей зимой на широкой дороге, вокруг какие-то строения, и я ищу  единственного дорогого человека… Наконец, послышались впереди в несмолкаемом женском разговоре знакомые нотки: точно! Моя Лидочка! И ты меня увидела, обрадовалась… Засмеялась? я беру у тебя сумочку, а она такая тяжелая!
А женщина, с которой ты разговаривала, сказала тебе, что у тебя и цвет лица тотчас изменился, был жёлтый (!), стал розовым
Мы встретились!
80.4.16
Мы с Лидой на встрече выпускников УГПУ разных лет. Садимся за «стол», но оказалось, что Лида сидит хотя и рядом, но спиной ко мне; рядом – Л.Г., сейчас вдова, знакомая нам со студенческих лет…По диагонали – кто-то знакомая, но я не знаю, как её зовут; она вдруг превращается в птицу и взмывает на крышу рядом стоящего здания, похожего на общежитие пединститута, а затем снова оказывается сидящей. Выступает Л.Г. и обвиняет эту «знакомую» в том, что она когда-то отбивала её мужа… Все молчат.
Затем мы с Л.Г. идём в лес, но далеко Л.Г. боится идти, и мы поворачиваем назад и находим поляну со спелыми лесными ягодами. Собираем. Идут ещё трое-четверо выпускниц, и я спрашиваю их, не видали ли они Лиду
*
Я дома, как верный пёс на могиле хозяина, где мы с Лидой прожили большую часть жизни. И не хочу другой участи.
Здесь все стены помнят Лидочку, и мне всё кажется, что она сидит в угловой комнате за столом
*
Уже конец ноября 2014 г.81.4.17
В конце месяца, естественно, у меня заканчивается пенсия. Лида, одетая, должна куда-то идти; я ищу деньги и нахожу одной купюрой вначале 1000 р, затем, также одной бумажкой, 500: отдаю Лиде
*
В тюрьме я, Лидок, один в этих стенах, в молчании с утра до ночи. Какой срок я получил?
82.4.18
Мы встретились, чтобы обговорить какое-то общее дело…
83.4.19
В другом сновидении, под утро: Лида мне сказала, что она на самом деле всё это время работала в школе
И я вижу её лицо, выражение её лица, глаза
*
Уже прошла неделя Нового, 2015 года…84.4.20
В сновидениях я забылся; вдруг вспомнил (во сне) про телефон, который я всё время оставляю где попало, и про то, что мне должна позвонить Лида
Лида рядом!
85.4.21
…всё время снятся Ундоры, крёстнин дом чаще, снится моя работа в пединституте – гипотетические вариации занятий… И рядом в сновидениях Лида: ночью (или поздно вечером?, но было темно, холодно и сыро) мы перебегали дорогу перед школой (в Ундорах); дорога оказалась широкой, асфальтированной, и освещалась фарами приближающегося от плотины автомобиля… Лида бежала, немного отстав, справа от меня
но боковым зрением я видел, что мы успеваем перебежать дорогу
86.4.22
..в какой-то комнате городской квартиры вдруг ненадолго появляется передо мною Лида: ей лет 40, она с причёской неуловимо аристократической, но скромной; одежда ладно пригнанная – кофточка и юбка…
И я позже пытаюсь исправить сотовый телефон, чтобы позвонить ей…
87.4.23
И мы ехали в поезде (на юг?), но почему-то на север – мимо Тетюш, мимо Казани, и наш поезд, как автомобиль, сворачивал в сторону  из-за лежащих поперёк рельсов металлических балок…, но, объезжая препятствие (!!), вставал снова на рельсы и продолжал путь…
А мы смотрели на строения и дома по сторонам, и вокруг было то лето, то вдруг наступала весна, вокруг словно проходила всегда непредсказуемая сама жизнь… И рельсы то скрывались в ровной и широкой воде, то неожиданно возникали, и было немножко страшно…
Куда мы ехали?
88.4.24
…искали мы с Лидой…место позагорать, но нашли его в заброшенном (как нам казалось) саду…рядом с улицей Минаева, но ещё с деревенскими домами… Я сорвал пригоршню спелых вишнёвых ягод для Лиды…
Проходящие мимо люди сказали нам, что этот сад  не заброшенный, и что вот-вот придут хозяева…
89.4.25
…на велосипедах мы подъехали к крёстниному дому в Ундорах: празднично одетая баба Катя  сидит на стуле (!) у двора и смотрит; Лида остановилась на дороге, я же прямиком к бабе Кате… А Лидочка моя в строгой зелёной кофточке на выпуск, я – в чёрном костюме (!)…А впереди – роща
90.4.26
…в другом сновидении ехали мы с Лидой с моим отцом на какой-то юбилей, но он по дороге где-то сумел выпить, и Лида говорит т.Тае (его жене) об этом
91.4.27
И в третьем сновидении мы вновь с Лидой едем на трамвае в центр города, и мне нужно успеть в пединститут, но остаётся 5 минут, а трамвай по какой-то причине встал… И я побежал – по Железной Дивизии, мимо Кирхи…
И не узнал я, успел или не успел добежать
92.4.28
В этом сновидении свою Лидочку не видел, но строил брусчатую дорогу в Ундорах в начале улицы Заовражная, примерно от церкви в конец улицы… Был песок, я его разравнивал, были камни, я их укладывал, ровнял… И кто-то пришёл и стал говорить, что «не совсем ровно», а я указывал ему, что он неправ… А были и другие дороги!
Какую дорогу и куда я  фактически «строю»?
 И с Лидой, и уже без неё: а Лида  внутри у меня, в сердце, в мыслях
93.4.29
Не могу вспомнить: я был в аудитории? «просто» перед группой людей? А Лида была «за спиной», была рядом, но я её не видел: я чувствовал, что она знает, что мы вместе…
94.4.30
Мне надо было куда-то ехать (идти?), но я не решался… Но Лида меня позвала и попросила съездить (сходить?) именно в этот «пункт», мотивируя семейной необходимостью…
И перед глазами у меня  Лидочкино лицо,  и я всё стараюсь  и стараюсь осознать, почему она меня это просила
И мы стояли рядом!
*
А скоро день нашей свадьбы – 24 февраля
*
Где ты, Лидочка? – в  других людях: во мне, в детях, во всех, кто тебя знал…
А более – нигде.
Где мы все, кроме себя самих?– там же
95.4.31
…вместе стояли на приём к знаменитому врачу, я почему-то в одних плавках: я должен был пройти курс лечения. Когда же он пригласил всех наверх, по лестнице к себе, я оказался в числе первых, а Лидочка отстала; в большой врачебной приёмной звоню тебе…
Проснувшись, подумал, что сновидение (как и мысль) надо обязательно «поймать» – зафиксировать словами, иначе сновидение (как и мысль) исчезает
Да, сновидения – сигналы
96.4.32
В Ундоровском (крёстнином) доме встречали каких-то знатных людей
Английской королеве (!) я подарил расстегай с чёрной икрой (который выпекла Валя Петропавловская), затем моя семья оказалась в комнате королевы («бокоушке» дома) и королева Лиду называла Яниной, и Лидочка была в своей зелёной кофточке…Дети наши расшалились (как будто и Настя и Олеся маленькие) и повредили золотую застёжку какого-то африканского подарка из бивня или хрусталя: я тут же исправил
97.4.33
Оказались мы в Тетюшах на дне рождения Журина… Однако, дом его – совсем рядом с нашим Ундоровским, и в палисаднике нашего дома созрела клубника на грядках…
Шла подготовка к празднеству, и гостей всё прибывало и прибывало, и вот уже их число, мне казалось, чуть ли не тысяча, некоторых я узнавал, например, Рассадина. Но и двор при Журинском доме оказывался всё больше и больше! И вот уже Толик ходит по двору и намечает, как расставить  столы во дворе
…а Лида уже в нашем доме, отдыхает в переднем углу на койке в наброшенном на платье халатике
98.4.34
 …дома в зале услышал, как открывается замок входной двери; я знал, что это возвращается Лида: я  хочу позвать «Лида!», но воздуха не хватало, и мой крик никто не слышал…И было это когда – ночью? вечером?
и было это, как всегда, во сне
99.4.35
В Ундорах  летом я  был на берегу пруда, увидел (или почувствовал?), что по плотине идёт моя Лидочка… Побежал наверх к дороге встречать
100.4.36
На полевых работах в с. Алейкино (в 7 км от Ундор, на Свияге, сейчас полностью заброшенное; в 60-х годах там работала моя мама агрономом) я ждал Лиду, но она всё не звонила и не звонила…
и уже под вечер я понял, что и уехать-то мне не на чем
101.4.37
С Лидой приезжаем в Ундоры; в Ундорах дядя Ваня, баушка Федосья, крёстна (?)… Не можем войти в свой (Черкасов) дом,т.к. был Лёша (зять Е.А.) и увёз ключи с собой.
Думаю, чтобы войти в дом, придётся вытаскивать дверной пробой; однако, когда подошли к двери в дом, то она уже болталась на одной петли: кто-то не просто вырвал пробой, но и снёс «с мясом» верхнюю петлю
102.4.38
Крупные спелые помидоры! Целую большую корзину мы набрали с Лидой (где? в старой Ундоровской школе??). Но и в корзину помидоры не поместились, мы набрали больше… Корзину я отнёс к дороге, и когда же пришёл я с новой ношей, то из  корзины часть помидор исчезла, и несколько помидорин валялись рядом…
Наш урожай с Лидой кто-то своровал
У Лиды были ключи от школы, и вскоре в школе должна начаться чья-то свадьба
У Лиды были ключи от нашей жизни, и жизненным урожаем нашим кто-то воспользовался
Долго-долго после сновидения я словно чувствовал запах спелых красных помидор
103.4.39
А в прошедшую ночь вместе пришли мы в пединститут, верхнюю одежду сняли в 321-ой аудитории, я и ботинки где-то оставил…
А уходили? Ждал, ждал я свою Лидочку…Нет, так и не дождался
*
Дорогой я человек: всю жизнь на меня положили крёстна и баба Катя, всю свою сознательную жизнь отдала мне Лида…
104.4.40
И вновь Ундоры, и вновь я что-то делал (в сарае), устал, прилёг отдохнуть на какую-то подстилку (!), подошла уставшая крёстна, и тоже прилегла отдохнуть…
А Лида – в нашем доме; затем приезжает Г.Иванова с ребёнком 2-3 лет (!)…
105.4.41
Перед 1.05.2015 г мы с Лидой узнали, где Настя живёт на квартире и пошли к ней… У Насти двое детей. Снимает она большую комнату в большой 4-х комнатной квартире, схожей с той, что мы видели у Папчинской в Питере на Суворовском проспекте. Хозяева – старые евреи, и я всё силился вспомнить, как их зовут.
Лида была спокойной. Очень спокойной.
106.4.42
Я искал Лиду всюду
Утром 6 мая в 5 утра я встретился с Лидой. Неожиданно?
…в каком-то Дворце для детей она стояла в аудитории?, но узнала меня сразу…Была одета в костюм и зелёную кофточку…
И я почувствовал, что падаю навзничь…
Лида будто бы служила в этом Дворце всё это время, сознательно (!), покорно, и помнила нас
Не видел, как Лида переоделась, но мы вышли из этого здания, и я говорил, что дети переживали её отсутствие…А Лидочка была…задумчивой, словно сама не своя
Но мы с тобой говорили, говорили…
Стоял солнечный день, и Дворец был на каком-то возвышении, и я спрыгнул (!) на дорогу, Лида – за мной (!!)
Никогда в сновидениях я не был так долго с Лидой!
107.4.43
В снах я всё ещё работаю в пединституте…
…готовится пединститут встретить какую-то делегацию, то ли правительственную, то ли международную: все до единого сотрудника (!) в главном корпусе, но собираются не по факультетам, а по какому-то иному принципу;  один из тех, кто «знает» как встречать, увидев меня, сказал, что моё место на каком-то другом этаже, выше… Я поднялся, а там – уже готовится оркестр… Проходила Тая Орлова  мимо, как всегда домашняя и безразличная ко всему; чуть позже я увидел и свою Лидочку
Остались мы вместе? Не могу вспомнить, но делегация явно запаздывала
108.4.44
Лида рядом. С нами.
Примерно в 5 утра 9 июня во сне мы у Козиных: умер Саша (старший у Козиных). Лида (!) обмывает его тело, но ей мешают две взрослых девочки; наконец, Лида не выдерживает и отходит. Я громко всем говорю, глядя на Олесю, что в сложившихся обстоятельствах мы не можем находиться здесь, и что вам, девочки, я желаю самого хорошего…
Оказывается, именно на 5 утра 9 июня Маша Козина попросила Аню сделать ей миникюр в квартире Подсеваловых, т.е. там, где у Насти весь миникюрный реквизит. А самой Насте надо было начинать работать с 6 утра…, но она и заканчивает иногда чуть ли не в 11 вечера, и Настя была недовольна…
Лида с нами.
*
Перед 15 июля 2015 г. Да, я благодарил Лиду каждый день, но не вернёшь ведь этим Лидочку!






Год пятый


109.5.1
Возвращаюсь домой (на Кирова) вместе с молодым человеком (из Белоруссии?); в прихожей меня встречает и обнимает Лида, радостная. В маленькой комнате напротив перестановка: бельевой шкаф стоит в углу и наполовину занят книгами. В другом углу – праздничный стол, за столом – гости: старая Н.Крамаренко, Соколов и его старший сын, кажется, в красном свитере….
Все ждут нас.
110.5.2
Видел сон: Возвращается Лида и говорит, что она всё это время была в Италии. Но вид у Лидочки изнемождённый…
*
На днях подумал, что именно мы не спасли Лиду, надо было отдать любые деньги, чтобы Лида выкарабкалась… Правда, и денег не было
111.5.3
Ещё ранее (в июле?): Мы с Лидой плавали в Ундоровском пруду…На берегу кто-то стоял, мы отплыли.
112.5.4
В эту же ночь: Лида не могла ходить, ей выдали костыли разной длины; я долго их регулировал…
113.5.5
В каком-то учебном заведении и одновременно общежитии какие-то знакомые-незнакомые взрослые люди…
И – за деревянной низкой стойкой вдруг появляется Лида: улыбающаяся, молодая, счастливая… Я смотрю на неё и радуюсь
114.5.6
В большом музейном зале наши (!) кухонные сервизы принимала комиссия (!!), а работу комиссии уже оценивает…Лида (она рядом со мной), и ставит за каждый проверенный сервиз пятёрки… И как радовалась комиссия!
* Комиссия проверяла мою жизнь без Лидочки: и Лида осталась довольна
Это так?

Лидочка, Лидочка, и не пожили мы…
*
Так хотелось бы, что дети и внучки прожили долго и счастливо: Лида перед высшими силами, перед судьбой уже рассчиталась.  Жестоко. За меня.
*
У высших сил прошу: все беды – только на меня, но не на моих детей и внучек… Виноват я в том, что в своё время детям не помог в чём-то главном… В какое время?
115.5.7
Как мы оказались на железной крыше высокого городского дома? Но надо спускаться, а к лестнице не подойти: боязно, потому что с крыши её не видно, и никаких поручней… Я говорю Лиде, что надо идти по этой стороне крыши дальше, где есть другая лестница…
Первым спускаюсь я.
…и вот уже идём с Лидой вдоль всего дома
Откуда мы спустились? Или Лида меня спустила на землю?
116.5.8
Где-то на 1-ом этаже пединститута Лида приносит мне 2 папки с документами, а я, якобы, уточняю расписание собственных занятий, для чего всё ходим и ходим по кабинетам всё на том же 1-ом этаже…
*
Как не помнить мне эти годы свою Лидочку? Десятилетия вместе, и вот она уходит из нашей совместной жизни, на глазах уходит, быстро… И даже любовь не причём: уходит человек, которого в жизни я знал больше всех и больше всего, которому верил больше, чем себе…
*
В какую тьму ушли моя мама и крёстная? А я ведь уезжал из Ундор в наступающий осенний вечер, темнеющий и огромный… И они оставались одни на всю долгую тёмную ночь и на многое другое долгое время…
А в какую тьму ушла моя Лидочка?
А я остался
*
В октябре 2015 г: 117.5.9
…трамвай шёл от Настиного дома мимо нашего дома на Кирова, и всё время останавливался… Наконец, возле нашего дома остановился «совсем» и мы вышли из него… С кем? Но со мной была и маленькая Олесенька…
И выходит Лида к нам
*
В этой жизни я привязан к Лиде
…а жизнь – это система ценностей: могу я её поменять? Нет, это немыслимо.
118.5.10
… с кем мы с Лидой шли? Но среди других была точно Олеся, которая (кажется) и сказала, что она узнала, «от кого ребёнок» (имелась в виду Аня): от Серёжи… А шли мы к пожарке в Удорах, и я говорил, что маленькая каланча в высоту «всего» метров 100…
и стали подниматься по ступенькам, внутри каланчи
119.5.11
В середине ноября Лиду увидел вдруг: она словно ожидала меня…
Я был с цветами (!), с букетом роз, а со мной шло несколько человек, включая молодую женщину (!), и она шла рядом, и мы должны были войти в какое-то помещение (здание?)…
И стоит Лида – в строгом лёгком костюмчике, сама вся строгая и ожидающая
И недосягаемо красивая!
Лида мне напомнила, что скоро день памяти б. Иры (19.11.96)?
*
А перед сном вспомнил неожиданно, что Лида много лет мне напоминала, что она могла защитить диссертацию по педагогике, т.к. профессор А.М.Сохор во время работы Лидочки в пединституте (80-86 гг) предлагал ей аспирантуру, но в вузе тогда преследовали семейственность…
И было это при  Колбине
А я же мог тогда уйти ради Лиды из пединститута, и Лида (точно знаю) могла бы быть дипломированным педагогом… Но прозрел  я много позже!
120.5.12
Я вёл машину (нашу машину!), Лида сидела рядом…
…из центра Ундор Лида подходила к плотине, я подъехал к ней, мы развернулись и поехали к Емельяновым: напрямую (100м!) не получилось из-за непроходимой земляной дороги, поехали в окружную – по Волжской, по асфальту…
А Лидочка сидела рядом
121.5.13
Мы с Лидой должны были в конференц-зале пединститута (якобы) убрать (вымыть пол); помню только, что в этой аудитории было одно окно и в углу огромная куча бумажного мусора… И была какая-то женщина (не одна?), она при нас легла на койку и закрылась одеялом…
А наяву, уже в обед, когда я приехал в Ундоры, позвонила Св.Ю. и сказала, что умер бывший зав. кафедрой Назаренко (78 лет), которого я все 30 лет работы на кафедре небезосновательно считал лысенковцем. Идеология этого человека приводила к чудесам изворотливости в поведении и работе…
122.5.14
…в чёрном костюме я после приёма  Госэкзаменов зашёл на кафедру, где увидел «своих» коллег…
и в этом же здании (пединститута?) в приоткрытую дверь я смотрел (и не мог насмотреться!), как уверенная Лидочка что-то рассказывала и рассказывала слушателям (студентам?), переходя от одного книжного стеллажа к другому…
и до сих пор стоит перед глазами – с короткой причёской и неуловимо-привлекательными женскими линиями фигурки
красивая и родная
 И одета она была в строгий светло-коричневый костюм с оборочками на юбке
123.5.15 (два сновидения)
Мы с Лидой в начальной школе (ок. Коровинского оврага!) на уроке у Анички: она говорит, что мы (или одна Лида) добрые
В эту же ночь под утро видел ещё сон: во дворе в Ундорах д. Ваня (и б. Катя?) приобрели (на всякий случай, на  будущее) несколько белых и вычурных крестов разной длины….
124.5.16
Не могу вспомнить: я искал Лиду в институте, обознавался раза два, стал думать, что она дома, и боялся того, что и дома её может не быть…
Лида была, но её не видел и  не находил!
*
Сколько же всего сейчас происходит на свете! Окружающие люди, события вокруг, большая тревожная политика, новые фильмы, манящие непрочитанные книги, а Лида ничего не видит… Всё происходит без неё?
*
Приехал в Ундоры…
и крёстны нет, и бабы Кати, и моей Лидочки, а я всё дышу, всё смотрю на эти гнилушки…
и никому не помог… Созерцатель
125.5.17
и вновь во сне не видел Лиду, но был с нею: где-то в пути, в общежитии с коридорами и недоступно-увлечёнными проходящими молодыми людьми,  в комнате с какими-то койками…
в сосновом лесу в палаточном лагере, где также были чужие люди, а мы подметали и подметали дорожки, освобождая их от веточек и какого-то старого строительного деревянного материала…
было присутствие Лиды! И мы как будто встречались…Но как?
126.5.18
Давно свою Лидочку не видел… И вот в начале второй половины декабря….в Ундорах во дворе крёстниного дома я стоял с дядей Ваней, который был выше меня на голову, и смотрел снизу вверх на него и говорил ему, что всё для него сделаю…
А сам в это время знал, что я жду Лиду… Но время, оказывается было уже поздним – около 11 вечера, но вокруг было как-то ровно светло, и вдруг… открываются ворота, и передо мною Лидочка! С сумочкой, в осеннем аккуратном пальто, берете, радостная – приветливая, как всегда с лучезарным взглядом, скрывающим усталость…Я мог бы и сказать, что в эту встречу Лиде было уже больше 50 лет. Лида говорит, что она работала где-то…
А  я  уже был безмерно счастлив: один вид её, не оставляющий сомнения в своей истинности, голос….возвращал мне лучшее земное время
127.5.19
И утром ещё сновидение: мы должны были куда-то далеко ехать (лететь самолётом? плыть на большом теплоходе?). Отправляемся вместе, но Лида куда-то пропадает, я же – сторожу места… И, как будто, мы уже в пути, но Лиды нет!
Я не выдерживаю, и отправляюсь её искать
128.5.20
Вначале  возле нашего общежития наблюдали мы…ёжиков…Норки у них были рядом с посаженными деревьями вдоль тротуаров; затем через несколько дверей со стороны ул.Пролетарской (Венец!) мы входим в общежитие, и с молчаливого одобрения Лиды я нахожу на одной из пустых коек «лишний» тоненький матрас для одной студентки, которая показала нам, что у неё только одеяло и доски….
129.5.21
…касса была внизу, и спускаться надо было по узкому проходу… Стояло перед окошечком много людей, знакомых, и вдруг за мной оказалась Лида: она окликнула меня
130.5.22
…только что был с незнакомой женщиной и пробирался сквозь толпу…домой? И увидел Лиду! Она не видела меня, была в бледно-голубом цветном и немнущемся костюмчике… Я…не подошёл к ней! не окликнул!, не хотел, чтобы она видела меня сейчас
131.5.23
Мы с Лидой были на нашем факультете, по моему, на третьем этаже, у ботаников… Будто бы мне измерили давление, и медицинская комиссия (!)   пошла на кафедру ботаники… Видим Орлова в пальто, кожаной фуражке, оба советуем ему измерить без очереди (!) давление…Он согласился и ушёл, а я будто уже раздеваюсь для того, чтобы повторить измерение…
Оказываемся на противоположной, ректорской, стороне пединститута, смотрим (с Таей Орловой) в окно на венец: ни деревьев, ни асфальтированных дорожек, ни цветов – всё ровно распахано и уже взошла молодая зелёная трава
Перед сновидением, проснулся от боли в сердце, принял лекарства, и уснул…
132.5.24
Мы с Лидой работаем в институте, перерыв между парами, у меня совпадение по аудитории с …. (кафедра зоологии), я открываю дверь  на кафедру, мне говорят, что … нет, и я иду к своей Лидочке, у которой занятия были рядом…
133.5.25
Уже середина февраля 2016 г, Лиду давно не видел…
…встретились в её (?) школе и пошли за Ундоры смотреть с высоты птичьего полёта огромные овраги с лесистыми противоположными склонами…Увидели дорогу, спускающуюся наискосок по склонам… И уже словно слышу Лидин голос уже из какого-то класса в школе…
пошёл домой один
134.5.26
…улицей меня обгоняют несколько парней-велосипедистов, один из которых, поравнявшись, сказал, что Лида из Щучина приехала в Ульяновск… Откуда он знал? Я оказался на сиденье его велосипеда, а чуть позже и вообще стал крутить педали… Но перед горкой велосипед  (с парнем) вталкивал пешком.
А шёл в белом лёгком костюме, который я надевал раза 2-3 за год; Лида купила его лет 15 назад, и я стеснялся его носить
135.5.27
Днём мы забирали Анечку из роддома вместе с новоявленными родственниками…
…стоим  (якобы) с Лидой на маршрутной остановке, у меня что-то в руках. Вдруг Лида говорит: «Хочешь знать мнение моего мужа о твоих книгах?» Я, естественно, сразу понимаю и без продолжения, бросаю это что-то, и  говорю: «Ну и оставайся со своим мужем!», и ухожу, не оборачиваясь
Но кто был со мной на остановке?               
136.5.28
…деревянный одноэтажный дом; не «наш» дом. Отчего-то беспокойно. Лида в Доме. Я ложусь спать в маленькой комнатке. Вдруг звонок. Я: Лида, открой! и сам ужаснулся просьбе: кто звонит? Бегу за Лидой…
И бег этот замедлился: помню, что время остановилось
137.5.29
Во сне меня позвала Лида: я тут же проснулся и обрадовался.  Но, может быть, уже во сне обрадовался?
138.5.30
Я думал, что Лида собирает ягоды где-то на опушке леса…Но иду в сад, и смотрю: крёстна, Лида и маленькая Настенька на корточках обирают малину..
Я тут же проснулся и был рад
139.5.31
Какой-то негодяй Лиду обидел; я не знал как, но Лида отомстила: при мне украла из ящика его стола крупную сумму денег (несколько пачек) вместе с какими-то накладными; я стоял рядом и не считал происходящее воровством… Затем мы почему долго гуляли у здания пединститута, и даже катались на снежных горках; Лида была одета в чёрную шубу…Деньги были при нас, в женской матерчатой сумочке
А затем мы оказались в каком-то общежитии для взрослых, в большой комнате… Лида, обращаясь ко всем, стала говорить, что мы никогда не воровали, но вот, два часа назад…. И я не дал ей договорить…
140.5.32
…уже давно мне Лида не звонит… Ранняя весна, но снег уже весело тает: иду по улице Ленина с санками, а в них, кажется, упаковка книг и  мой портфель, и я уже на улице Железная Дивизия, подхожу к ГПИ-10, где, как будто работает Лида…
думаю, сейчас позвоню ей, она выйдет,  а я – рядом  …
141.5.33
я знал, что видел сон, как приехала Лида, что мы встретились, и что она рассказывала мне, где  была…
видел этот сон, но не могу вспомнить ни одной его детали
142.5.34
Кто был в доме?
Вдруг в окно ясно-ясно увидел Лиду, идущую именно к нам в дом в каком-то неизвестном мне коричневом костюмчике; впереди неё шла девочка, чуть сбоку и сзади – девушка взрослая…
*
Два сновидения:
143.5.35
Встретил Лиду у каких-то построек, возможно, у дома…Она была рядом, видел её ясно-ясно…И будто бы знала, что её долго не было с нами. Мы разговаривали спокойно… Одета она была в какой-то тёплый коричневый костюм…
144.5.36. …мы ходили вокруг дома, и нам нужно было просушить женские резиновые сапожки, которые я всё держал в руке… Но не было укромного солнечного места, а за нами якобы ходили какие-то девушки или женщины… И вот уже Лида – среди них, и как «своя», о чём-то с ними «щебечет»… Я же – прячу резиновые сапожки на каком-то лугу…
145.5.37
Мы с Лидой в конце улицы Выселки  (сейчас Осьмаго): меня будет рисовать молодая художница; вначале я, не задумываясь, отправляюсь один…,но тут же спохватываюсь и уговариваю Лиду идти на сеанс вместе…А художница уже уходит (?)…
146.5.38
Середина апреля 2016 г.
В комнате мы были одни и свободны от всех забот…Мы были вместе!
147.5.39
…Лиду ждал в разных ситуациях; и она мне обещала, что подойдёт, подъедет, а я, ожидая, уже как будто и смирился с тем, что она так и останется где-то…
Уже и закрадывалась мысль, что Лида нашла кого-то другого
*
Всё, наверное, я не так писал  в книге о Лиде, надо было писать, слушая полонез Огинского, потому что Лидочка моя имела сердце истинной польки
*
Пропущено, м.б. в первый год без Лиды:
Уходят люди с лицом, которое угодно Богу: Лида ушла с ангельским личиком
Лидочка моя – ангел
148.5.40
Перед заседанием кафедры УлГУ, на котором будет решаться вопрос о приёме на работу Олеси, видел во сне после долгого перерыва Лиду: вначале какие-то эпизоды с учениками и моими студентами в школе, затем я  куда-то уходил и всё не мог уйти…, и, наконец, у какого-то здания мы встретились…. Лида будто бы мне сказала, что ей выплатили долгожданные деньги (и что ещё?), а я о том, что заплатил за квартиру
149.5.41
Лида (на автостанции в Щучине?), одетая в тёмный плащ или лёгкое пальто, как будто объясняет  мужчине обстоятельства оплаты за квартиру… Она стоит от меня метрах в пяти, вполоборота, и я видел её губы…они оставались молодыми!
Я смотрел в упор, но ни Лида, ни этот грузный мужчина, вероятно, какой-то руководитель, не обращали на меня внимания…
Затем они  медленно, словно гуляя, и как-то равнодушно пошли прочь от меня, вдоль  «перрона»…
А я?
*
Сегодня, 25 июня, 5 лет назад я на скорой отвёз свою Лидочку в БСМП, откуда она уже не вернулась… И сегодня видел сон, как мы с Лидой остались дома одни…
150.5.42
В Ундорах, по  улице Заовражная, оказывается, проложена рельсовая дорога. Мы с Лидой едем в вагоне (или идём по этому пути?) в направлении от центра к  Черталинскому лесу, у меня руках какой-то пакет, который я, как будто выбросил… Через огромный овраг между улицами Заовражной и Красной буквально свешивается, вырастая словно ниоткуда, холодный и голубой ледник (!), и мы заворожены этим зрелищем… Лида останавливается, я продолжаю путь один, и мне надо быстро найти выброшенный пакет и вернуться к Лиде, т.к. в какое-то небольшое время обратно к центру пойдёт поезд (или трамвай) и мы вместе с Лидой поедем…
А пакет я всё никак не нахожу…
*
9 июля… Приближается пятилетие. Я не выдерживаю: всё наше с тобой стоит перед глазами, каждый день, каждый эпизод включает и тебя… А ТЕБЯ НЕТ !!! и мало сказать, что  нелеп…
*




Год шестой

151.6.1
Более месяца не видел сны с Лидой… И вот – ночью в Ундорах, дня два-три  назад (сегодня 14-е августа 2016 г): мы ехали в поезде (?,  или сидели в кафе (??), но увидели, что за соседним столиком (!) сидели Л. Иванова, Л.Грешнякова и Н.Крамаренко (все студенческие друзья), мы все удивились друг другу, и Лида перешла к ним…
И вот уже в пединституте в разных аудиториях я никак не могу встретиться с Лидой… Взяла она сотовый? Я всё названиваю и названиваю. Лида, якобы, в УГПИ на слёте вожатых
*
152.6.2 Начало сентября
…мы были потрясены с Лидой тем, что нам буквально подбросили наши же украденные (туристические) вещи; а перед этим нас как будто допрашивали в какой-то избе (?). И вот Лида выходит, и тут же радостно возвращается и зовёт меня: наши вещи спокойненько лежат возле двери…
*
153.6.3 Середина сентября
Новогодняя ёлка в большом зале, весёлая… Лида рассказывает громко и чётко какую-то стихотворную сказку… Я не вижу её, она за ветками, но знаю, что она в зелёной лёгкой кофте… Оказывается всё это время, все эти годы Лида была в Щучине
154.6.4
а перед этим у меня урок (в школе или институте?), я  сижу в середине класса на парте рядом со взрослой девушкой, которая держит мою ладонь в своих руках; какой-то парень начинает спорить об экономике в стране, я резко обрываю, и тут в класс приносят мне почту – два полиэтиленовых конверта, то ли с книжками, то ли ещё с чем-то, и на конвертах Лидиным почерком было написано моё имя… И мне кажется, принесли ещё что-то…
и вот я уже в общежитии (?), и там Лидин чемодан и пакет
Входит Лида
Я несу (!!!) её по ступенькам подъезда на второй этаж, нет, не на руках, а на палке (?), за которую она держится, опираясь нижним концом этой палки в каждую ступеньку…
А вещи-то остались! Я возвращаюсь, но их не нахожу…
Но, может быть, это была не палка, а …крест? Лида была на кресте?
155.6.5
Ещё в августе, кажется, видел сон, как мы с Лидой …путешествовали: по горным склонам,  долинам, мы смотрели  на старинные одноэтажные дома, мы смотрели на фрески!, на прозрачные реки-ручьи…  И всё это было…в Ундорах, в оврагах перед Черталинским лесом
156.6.6
Оказывается, мы с Лидой договорились …встречаться (только встречаться); и вот рядом с пединститутом мы и встретились, поговорили… Лида была с каким-то мужчиной, может быть со слушателем. Я же перед встречей был в институте, помню себя в раздевалке, где машинально и невпопад одевался
И Лида ушла
157.6.7
Мы с Лидой договорились смотреть фильм в кинотеатре с двумя кинозалами. Я стоял за билетами, но забыл, как называется фильм, и в каком зале он будет идти…   
Ну разве не о моей жизни сновидение? И разве могу я «отмахнуться» от подобной «самооценки»?
Вот, кто такой символ моей собственной жизни преподнёс?
158.6.8
Мы должны  встретиться с Лидой, а у меня в руках была тяжёлая сумка с книгами…
Издали я увидел Лиду выходящей из здания среди множества других людей – в зимнем стареньком пальто, и с дороги она снежной  махнула мне рукой, чтобы мы встретились не широкой дороге, а на заснеженной тропиночке через овраг (в Ундорах)… И вот уже я иду навстречу, а тропинка по краю оврага  ведёт через сугроб, который охватил и крышу то ли храма, то ли иного здания…
159.6.9
…мне показалось, что я всю ночь (во сне) спорил с Лидой о том, что можно, а что нельзя делать на работе…
и проснулся оттого, что Лида с криком выбежала (откуда?), что классные часы нельзя проводить (где?); я стоял рядом…с избой, и стал уговаривать Лиду, что она неправа
*
не простились мы с Лидой
а я ведь жду….Чего?
160.6.10
…приехали в субботу в Ундоры, работаем в саду. Вдруг слышим хлопки, догадываюсь: салют. Оказывается, в Ундорах праздник Ивашевых, начинаются  народные гуляния. Предлагаю  нам пойти…
Лида задаёт неожиданный вопрос: а как ты себя представляешь?
*
Эх, Лидочка, Лидочка,  вся жизнь твоя уже заключена в мои рамки… Вся жизнь
161.6.11
…много людей: может быть, школа, а может быть, и домашнее мероприятие. Нам (с Лидой) дарят торт в какой-то круглой (берестяной?) коробке… Вдруг в центре внимания оказывается Роза Ефимовна Левина, и кто-то из наших (?) маленьких детей (но, скорее это был какой-то Гофмановский персонаж) во всеуслышание задаёт нелепый вопрос Розе Ефимовне: « А Вы – чья инвалидка?». Лида рядом тут же пытается сгладить ситуацию, говоря о том, что нам (показывает) подарили воот какой торт…
162.6.12
…какое-то мгновенное сновидение: праздничный стол, входящие-уходящие люди, из Ундор приезжает машина или она уезжает туда, б. Катя мне говорит, что надо на этой машине отвезти няню в Ундоры…Лида прямо из-за стола уходит, но перед этим как будто говорит, что и она  с нами…
*
Как же жестоко распорядилась судьба: мне она подарила (дарила) Лиду, а детям и внучкам? …все четверо – без настоящей опоры
163.6.13
Мы в чужом доме, и роли у нас расписаны; я помогаю (вместе с Подсеваловой Людой) одеть ребёнку колготки (!), какой-то мужчина…любит перед сном играть в карты, а моя Лидочка в отдельной комнате лежит на кровати с высокой подушкой и читает… Я спрашиваю Лиду, где она будет спать? Здесь? Ответ: нет…
Я ухожу, но оказываюсь  в ванной, где в тазу замочен тёплый жёлтый  Лидин  халатик
164.6.14
Сон без Лиды, но она, как будто …была рядом:
В нянином доме я сижу у одного окна, что-то записывая, няня (крёстная)  – у другого, вдруг вижу, что на дорогу перед домом поднимаются высокий мужчина с белой бородой и женщина… Я сразу понял, что идёт отец с т. Таей, и идут они к нам! Баба Катя в спальне замешкалась, я быстро прячу записи на столике в спальне и выбегаю в сени: отцу уже открывают дверь (Лида?), мы обнимаемся (с Лидой?)…
165.6.15
Ещё сон без Лиды, но, может быть, она сидела с нами рядом в маршрутке, а ехали мы в Ишеевку в какое-то управление по жилищному хозяйству (?), но вышли не на своей остановке и долго шли пешком… а оказались в какой-то деревне между брошенных домов с полуразобранными печками… и я вынимал тяжёлые чугунные заслонки, чугунные основания…Где это было?
166.6.16
За все пять с лишним лет не видел так ясно и долго Лидочку: она вошла в Черкасов дом, где я был с девочкой (Настей? Олесей?) и её подругой, вошла в розовой ночной рубашке, села на койку, и мы говорили…. А я больше смотрел на её красивое и правильное лицо, угадывая то, что она не досказывает…  И Лида говорила одно, а думала о другом: она говорит, что ненадолго, а думала о том, чтобы я её не отпускал, и её глаза выдавали, что мы ей родные-родные, что я ей нужен…
Лидочка!
А дом-то, оказывается, был натоплен! И, как будто, это сделала баба Катя, которая наполнила все три койки в доме шерстью, из которой она собиралась вязать носки… И вошёл я в этот дом буквально за минуту до Лиды из дома няниного, откуда нёс свои выстиранные старые костюмы в дом свой..
…затем мы оказались перед домом, на улице, и я показывал на худой забор, на неубранный двор, что, мол, всё надо сделать
А затем мы оказались в центре Ундор, и в руках у нас сумки (с продуктами?), и на маршрутке мы должны поехать до своего дома…
И, наконец, оказались мы где-то за столом с незнакомой парой, с которой мы должны выпить шампанское (!?)…Мужчина говорит, что он должен поставить машину, куда-то и женщина исчезла..
И мы остались вдвоём! А я думал о том, как мы будем расспрашивать друг друга
(все три сновидения одно за другим, после того, как у меня странно болела голова)
*
Вторая половина декабря 2016 г… После книги А. Гуца «Элементы теории времени», в которой автор изложил известную физикам и геометрам теорию Г.Минковского о пространстве-времени, я понял, что Лидочка моя действительно знала, что уйдёт из жизни раньше, и много-много раз говорила мне, что её «зарежут» и что её тогда «домой не надо привозить, а хоронить сразу из морга»…
что сам я действительно (психологически?) не выносил самого течения времени…, не мог связно  и, тем более, интересно рассказывать («забегал» вперёд?), но мог неожиданно интересно и ново объяснять (рассказ-то строится во времени, а объяснение – в пространстве!)…
и понял, отчего прошлое для меня так близко, как и настоящее…
В построениях Минковского нет времени!
167.6.17
Под Новый год видел сон и помнил его ночью, но утром забыл…
Какой-то знаменитый человек (помнил его всю ночь!), но отчего-то хорошо знакомый мне, весело и, уходя в какую-то дверь, по дружески  попросил меня проводить до ж/д вокзала высоченного человека (выше меня на голову)  с багажом из 4 больших сумок…
Я вроде разговорился с ним, и выяснилось, что он – академик (!), и даже биолог (генетик). Рядом оказалась Лида, и я, узнав, что его поезд ещё только в 8 вечера, предложил его проводить заранее, чтобы остаться с Лидой…
168.6.18
Некто, руководитель вуза (или декан?), в котором работали мы с Лидой, приезжает, чтобы расплатиться с Лидой… Она встречается с ним, и руководитель уезжает за деньгами. Но я вспоминаю, что и я должен получить деньги, но руководитель этого не знает (!). Ему надо напомнить; я прошу Лиду ему позвонить об этом, но Лида не соглашается, я же настаиваю…
169.6.19
Возвратилась Лида, а у нас всё неустроенно…
Я хочу почему-то собрать детскую коечку, но дощечки от коечки в погребе (!!) в гараже… Я подумал, что одному идти за дощечками нельзя, так как надо включать свет в погребе, а это опасно (!?), и я прошу Лиду идти вместе…
Лида одевается….Но при этом я Лиду назвал другим именем
170.6.20
Лида была хозяйкой дома; у нас был народ, шумно сидели за столом, пили красное вино, была и водка…
Лида сделала справедливое  замечание кому-то из гостей, который стоял посреди комнаты и картинно из рук выпускал пустую бутылку: она ударялась об пол…
171.6.21
Мы встретились!
Шли долго на рынок, но пришли к 9 часам вечера, никого уже не было
Пришли в пединститут ко мне на кафедру, сидели там, затем пошли по коридору, но Лида ушла вперёд, и я  больше не видел её… Я громко позвал Лиду, и её голос отозвался мне откуда-то из-за поворота на выход: я пошёл на голос
Лида!!-!...
172.6.22
…не могу вспомнить, что осталось в памяти вначале: овраги в Ундорах с глинистыми обрывистыми склонами, и мне надо набрать для стройки глину! У меня за плечами мешок для глины, в руках лопата (лопаточка) и ведро… Помню дорожки внизу оврагов, каких-то проходящих людей…
Лида рядом, мы пошли за глиной вместе. Я уже набрал в мешок и даже ведро глину, увидел какие-то прутики на тропинке, связал их и …заставил Лиду их взять с собой… Всё так было?
173.6.23
У Лиды вторую ночь бессонница, и вторую ночь на середине желтоватых тетрадных листочков  в клеточку она записывала свои мысли…
Я приехал и пытаюсь разобрать её крупный почерк: слова разборчивые, но смысл их от меня ускользает… Где я-то был?
174.6.24
Ну, ведь видели друг друга, и я видел, что Лида хотела, чтоб я был с ней! и были мы на расстоянии одной трамвайной остановки, и перед этим ехали вместе: я увидел Лиду в трамвае, приглашаю сесть её на моё место, но какая-то женщина рядом уже садится на это место, я ей говорю, что я уступаю место своей супруге.
Лида рада была…
…но поехал к ней навстречу, а трамвай проезжает мимо и за поворот..я выскакиваю на следующей остановке, и, задыхаясь, бегу назад…по неровной  и скользкой дороге, с портфелем (!), и  где-то теряю этот портфель: а в нём важные документы! Возвращаюсь…
175.6.25
…в какой-то квартире Лида в ванной, занимающей весь остеклённый балкон, она просит меня закрыть шторы, и сама мне помогает…
176.6.26
…среди многих людей я замешкался, а когда вернулся (куда?), то Лиды уже не было, она уже ушла за пенсией… И как я торопился одеваться и идти за ней!
*
Перед 24 февраля 2017 г
Среди ночи я проснулся…И засыпая вновь, мне  вдруг показалось, что я видел хороший-хороший сон о Лиде, но никак не вспомнил его…
177.6.27
И под утро, как продолжение так и не вспомнившегося сновидения, мне приснилось, что мы с Лидой шли по улице города: Лида была юной и стройной, в лёгкой, кажется, синей, кофточке и коротенькой лёгкой юбочке, на высоких-высоких каблуках, отчего она казалось мне высокой… И надо нам было купить ещё торт к нашему семейному торжеству, только мы всё не могли его выбрать…Я тогда предложил купить пирожные, доходим до перекрёстка и Лида уже оказалась на другой стороне улицы, и я увидел, что она запнулась и упала…И вот уже моя Лидочка рядом, и я вижу, что одна ножка её в дорожной пыли…
И было ещё сновидение! 178.6.28
Где-то в магазине, похожим на Елисеевские магазины, но чуть ли не в Америке, мы стоим в разных очередях; со мной маленькая девочка, и когда продавец спрашивает «что желаете приобрести», девочка говорит: «хочу себе ребёночка!». Продавец – «Пожалуйста», протягивая красивую-красивую куклу…
Лида всё видела
179.6.29
Во сне Лиды рядом не было, но было чувство, что «началось» всё с того времени, когда мы только что были рядом… Это она отправила меня в многодневный поход до Тетюш неподготовленным: без смены белья, без запаса продуктов и  без денег, и с людьми разного возраста, начиная с дошкольного; я особенно запомнил маленькую девочку в лёгком платьице, я даже «думал», что это Машенька… И где-то в Ишеевке перед нами выступали настоящие артисты в большом помещении с рядами стульев для зрителей; артисты  показали отрывок из какой-то пьесы, декламировали, пели… А я всё оглядывался на девочку, мне казалось, что она уже устала, и думал, что после мы все пойдём через Ундоры, а там мы заночуем в нашем доме.
180.6.30
И под утро в эту же ночь мы с Лидой и маленькой девочкой (с Настей?) идём вдоль большого-большого дома с огромными и низкими окнами как в Областной больнице; за нами шли пожилые и дородные мужчина и женщина… А мы хотели зайти внутрь этого здания…через окно, и одно из окон приотворяется, и Лида с девочкой уже внутри, а мужчина за нами выражает неодобрение нашим поступком, я «устыдился» и знаком показываю Лиде, что я обойду дом и войду через дверь…Ухожу и слышу, как Лида возмущённо отчитывает мужчину за то, что он вмешивается не в своё дело…
И вот я звоню в квартиру, и открывает дверь…Алик Соколов, а в прихожей – Лида примеривает белую каракулевую шубу…
181.6.31
…мы сидели на разных скамьях, и даже не лицом друг к другу, но я – видел тебя, хотя и сидел на скамье впереди, видел, что рядом с тобой было свободное место… И даже хотел пересесть к тебе
182.6.32
Нам с тобой надо было вывезти со двора Ундоровского няниного дома какой-то груз… Куда? За Волгу? Но двор был закрыт воротами, и я с кем-то из водителей-работников (!?) долго отпирал ворота, наконец, они открылись, и во двор въехала грузовая машина…
Но нам нужна была  машина легковая! Я увидел старые «Жигули» и упросил водителя взять этот груз, водитель же, почему-то легко согласился. А про Лиду я ещё не сказал! И вот я говорю водителю, что вот надо и Лидочку мою взять…
а дальше плохо помню: мы как будто должны были (с работниками двора) закрыть эти ворота, и всё искали какие-то металлические штыри-пробои, на которые вешают петли  к воротам…, кажется в машину всё-таки сели, но совсем не помню, поехали мы или нет
183.6.33
Под самое утро, когда ещё было темно, увидел, как Лидочке в школе надарили «море алых роз»; я проснулся …от запаха свежих цветов…
Лиде ученики вообще в школе и перед праздниками и в конце учебного года дарили неправдоподобно много цветов: много больше, чем другим учителям, и Лиде было неудобно перед учителями, как, видимо, и им перед Лидой…
184.6.34
У Лиды веснушки! И стоит она рядом со мной, на улице, и я её уговариваю что-то сделать… Лицо у неё почти коричневое, но молодое….
И мы откуда пришли, и летний день заканчивался
*
17 марта 2017 г 185.6.35
…уставшим, я пришёл откуда-то, с  портфелем, мне показалось, до своего дома, но устал настолько, что прилёг (!) отдохнуть на скамеечку возле подъезда …Какая-то женщина сказала, что я похудел, но и сам я знал, что был измождён
Вошёл в подъезд, но квартиры под номером 44 не нашёл! (на Даманском мы жили по адресу Камышинская 61-44), и вся нумерация  квартир располагалась в произвольном порядке… Кто-то сказал мне, что есть подъезд и с обратной стороны дома: был там подъезд, но квартиры с моим номером также не было. С обратной стороны был двор, я заметил, что из-под моих башмаков в одном месте двора  остался земляной след…И опять таки, кто-то сказал, что я должен за собой убрать: взял веник и совочек..
Но я уже  думал о том, что надо позвонить Лиде, ведь она уехала в Белоруссию, и мы долго друг с другом не разговаривали…
186.6.36
…какая-то шумная кампания на Новый год, …речка, все купаются, я спускаюсь с каменистого крутого берега к речке,
и вдруг вижу Лиду, ей только что измерили давление, и она лежит на кушетке… на мой немой вопрос, она отвечает, что у неё давление 600 на (не помню). Я: не может быть такого! У Лиды лицо измученное, и она вдруг говорит, что ей надо «сходить» к кому-то…
перед «всем» этим:  какое-то торжество в чужой семье: дети, торты, веселье…
187.6.37
К вечеру Лиду увидел в центре Ундор: она шла по дороге от плотины к улице Волжской… Побежал к ней (примерно от почты) навстречу, поцеловал несколько раз, обнимал за талию, но боялся, что она меня оттолкнёт по причине того, что мы были на виду…
Что мы успели сказать друг другу?
188.6.38
Среди многих сновидений вспомнил, что мы с Лидой давно не разговаривали по телефону и забеспокоился…
189.6.39
И вновь ворох сновидений, которые вспомнить не могу, но вдруг увидел Лиду на перекрёстке в красивом светло-коричневом костюмчике…И, наверное, молодой
190.6.40
…я выглянул в окно нашей квартиры на Камышинской: да, Лида вышла из подъезда и одета она была по осеннему, в костюме…Но я видел её только со спины
…..
Ушла! Не обернулась!
191.6.41
Какая-то …новая наша квартира, с мебелью посреди большой комнаты; я с утра устал и лёг отдыхать, а проснувшись, не могу понять, какой же «сегодня» день… Лида ходит вокруг, и всё вижу её в профиль, но Лида похожа на взрослую Настеньку!
Во сне был недоволен Олесей, и  ругал её
192.6.42
…мельком видел Лиду…на подиуме (!), примерявшей пальто-костюм, необыкновенно подчёркивающий её женственность, и не мог забыть это видение всю ночь до утра…
И понял, что Лидочка моя превратилась в символ
193.6.43
Из Москвы возвращались на маленьком теплоходике (что ходил когда-то из Ульяновска в Ундоры). С нами был Виктор Степанович Шустов (которого я безмерно уважал), и ему я передал какие-то книжки…
Лиде я сказал, что из речного порта домой пойдём пешком, в ответ Лида сообщила, что у нас переночуют две девушки (с области?). Лида была в тёплой одежде…
194.6.44
Лидочку видел… Она сидела на берегу моря, а я заплыл – далеко…
195.6.45
Днём (с Лидой) купили билеты в кино в каком-то кинотеатре в центре Ульяновска, почему-то купили пива в 3-х литровых  (!) банках, на дне которых были …шашлыки. И вот – сидим  на лавочке в каком-то не очень чистом и многолюдном дворе, и я выливаю пиво на землю, м.б. затем, чтобы достать мясо. И у меня, наверное, в руках были 2 (!!) трёхлитровых банки!
*
Сегодня 19.05.2017. Какой солнечный и тёплый день! Едва ли не впервые за эту холодную весну… Сегодня увидел впервые стрижей, завтра в Ундорах буду в саду среди цветущих «яблонь и груш»,  зацветут, наверное, и вишни…
Вот где тебе Лидочка надо быть
196.6.46
видел детей своих маленькими и Лиду: мы все вместе были на большой кровати в Ундорах
197.6.47
…в каком-то помещении я оказался с…президентом Америки  Трампом  (!), а ему не понравились какие-то мои бумаги. Я воспротивился этому и мы…чуть ли не схватились за грудки (!), но помешала Лида, откуда-то появившаяся…
Лида мне всегда помогает в трудные минуты
198.6.48
И вдруг оказались мы на городском (неизвестном) кладбище со множеством народа… Возвращаясь, Лида каким-то внутренним и убеждённым голосом сказала, будто отвечая на многочисленные вопросы, кому же принадлежит земля здесь: «Земля принадлежит  Богу!»
Лидочка моя! А за кладбищем почему-то Лида всё дальше и дальше удалялась от меня, я уже бежал за ней…, а трамваи все были переполненными, и мы не знали, как же добраться  домой
199.6.49
В ночь на 7.06 листал какую-то многостраничную газету, вырывал интересные публикации в свой архив, и вдруг увидел статью Олеси о…маме, моей Лидочке! Во сне, вспоминаю, чуть не заплакал…
200.6.50
В областной больнице (июль 2014, пятница или суббота)): за обедом Лида мне сказала, что меня ожидает чудо. Была среда (в сновидении). Я связал во сне его с вечерним футболом, но, оказалось, день недели связан с выпиской из больницы, и наяву (наутро) врач сказал, что выпишет меня в среду!  Однако в сновидении я лёг спать после обеда,  а футбол состоялся днём! Я же проспал…
Выписали  меня в пятницу.  Лида мне указала на день выписки, но что-то я буквально проспал, и потерял ещё два дня…
Лидочка моя всё знает: она во мне
201.6.51
Я топил баню в овраге (раньше в Ундорах наша баня стояла в овраге, как у всех). Почему-то Лида хотела, чтобы массаж спины ей сделал Константинов, но я не разрешил: сам, мол…
Позже в этом же сновидении футбольным мячом в комнате (!!!) ударом с ноги я всё хотел попасть в сидящего за столом Константинова, но в итоге попал в его портрет на стене… Было смешно







Год седьмой



*
Август 2017. Из Ундор уже после 1-2 ночей буквально выгоняла меня не Лида (которая чаще всего это время была в Ульяновске), но моё же личное состояние в Природе, которую (природу) я мгновениями будто бы «постигал» на истинной глубине… И наступало это чаще именно лунной ночью…
Когда же я пытался описать это состояние, то большей частью его не удавалось воссоздать
Великая наша связь с земной природой, которую я пытался вербально описать – для меня недоступна … В чём она?
А Лида страдала из-за того, что я не был с ней…
*
Ранее, м.б с год назад: Небо ночи «знает» о человеке…
Но как? Эта безумная мысль родилась естественно, потому что ВСЁ в этом мире пронизано прямыми и обратными связями, а мы в них (в этих связях) – дети…
*
…сколько же раз, мой Лидочек, я перечитывал фрагменты «Четырёх времён Лидочки» и заканчивались чтения одним и тем же…
я не плакал – рыдал
202.7.1
Наконец-то приснился прекрасный сон, и, проснувшись, я гордился Лидой:
Мы – среди космонавтов (!), которые обсуждают какие-то этические проблемы. Все космонавты соответственно экипированы, все внимательны и серьёзны, и вот выступает моя Лидочка, которая рассказывает, как мы…наряжали новогоднюю ёлочку. Я держу в руках какой-то её макет, а Лида, показывая на макет, увлечённо, даже вдохновенно объясняет… Я и после сновидения словно вижу её лицо при этом…
203.7.2
Мы живём с детьми где-то в незнакомом доме в чужом городе… Лиду куда-то вызвали, но перед этим мы поссорились, и я помню, как выбирал пальто, чтобы уйти…успокоиться
*
Своего «Агасфера» Олеся посвятила моему 70-летию. Я же на юбилее сказал, что всем своим обязан Лиде… Но я Лиду не спас, и, выходит, я – настоящий  Агасфер
204.7.3
Во сне был в пединституте и в одном из сюжетов встретил там Лиду. Так обрадовался!
205.7.4
Видел Лиду, близко..
….она убегала неодетой, испугавшись, затем убегала от меня, на улице я её догнал и одел на неё свою серую футболку…
*
Спасибо Юрию Викторовичу (Ю. Чайковский, «Заключительные мысли», 2016:5), который, сославшись на книгу немецкого автора 1922 г Мейерса, привёл его же «кратчайшее и лучшее определение философии»: исследование взаимосвязей бытия. И сам Чайковский понял, что занимается философией, поскольку ему «интересны именно взаимосвязи – явлений, событий, размышлений».
И я, оказывается, вслед за Чайковским, также, возможно, «занимаюсь  философией», пусть  и не так научно и масштабно, как мой старший товарищ, но в «художественной форме» ставя вопросы, что для человека означают непосредственные физические условия – земные просторы с небом, поразительная  смена освещения, «сами» дни и ночи, ветер, дождь, лесной шум… Даже время (!) «само», сама жизнь, само бытие, даже, страшно сказать, сам Бог (!)…
И всем этим я буквально жил на глазах у Лиды, всё, конечно же, явно мешало нашей нормальной жизни: не было же результата! Потому я и считал себя виновником преждевременного ухода Лидочки
206.7.5
…где мы встретились? Но Лида мгновенно убедила меня в том, что надо купить несколько газет с кроссвордами и протянула киоскёру 50 рублей… Затем она попросила, чтобы я купил и учебник для 9 класса по общей биологии. И я что-то пошёл домой относить, вероятно, учебник, но по дороге на некоторое время этот учебник меня попросила Наташа Корнева, моя студентка и наша соседка по подъезду…
И уже у двери меня догнала какая-то высокая и моложавая женщина отдать долг в виде мелочи, и обозвала меня при этом «сынком»; когда же я возразил, что, мол, она моложе меня, она ответила, что с 1934 г (!)
207.7.6
30.09.17 Мы куда-то собрались ехать, набрали много вещей, и в ожидании транспорта  (самолёта?, но почему-то чуть ли не в центре города), легли отдохнуть на землю (или асфальт) в окружении своих котомок… И уснули, но я проснулся, вслушиваясь…
208.7.7
Лиде пришла большая посылка по почте, но она попросила её вскрыть прямо на почте, сказав, что там должны быть деньги… И эти деньги в виде двух пачек крупных купюр увидел я
209.7.8
И уже под утро я увидел третий сон: какое-то время мы были вдвоём…
210.7.9
…в незнакомом доме мы легли спать и – целовались до умопомрачения…
211.7.10
Нам с Лидой сказали, что мы с учениками должны убрать мусор около школы, и что на человека должно приходиться по 4 сотки территории…
А мы хотели сажать цветы семенами, и уже семян собрали несколько мешочков
212.7.11
Мы ехали на поезде…. и я отстал: Лида уехала дальше…
Я проснулся
213.7.12
Я приезжаю на какую-то встречу,  куда мы собирались, а Лида «уже» там  – в  подвенечном платье
А я что-то привёз
214.7.13
Целая история произошла с тем, как я «устраивал» приём Лиды к лорврачу: у Лиды с собой не оказалось карточки, а очередь выстраивалась на «глазах»… Наконец, появилась Лида с документом и сразу же пошла на приём…
215.7.14
…где-то дома врачиха осматривала мои ноги, которые почему оказывались распухшими, а я «всё объяснял», как они болеют… И вдруг (!) вбегает Лида (вдруг вбегает!), молодая, и как будто с улицы…
А позже мы (так же почему-то было много родственников – летом?) садимся обедать…вместе с врачихой, которую я уговорил остаться с нами…
216.7.15
А под утро этой же ночью сон второй: меня впустили в краеведческий музей и показали завёрнутый в газету большой ком…пороха ?  Я тут же проснулся, т.к. якобы  именно «этот» ком я … держал несколько десятилетий назад в руках в какой-то экспедиции ещё во время учёбы в пединституте… И я сказал об этом молодой смотрительнице музея, и даже развернул газету, найдя внизу её страницы доказательство: 1968 г ! Почти 50 лет назад!
*
Да, я не стеснялся своих слёз, когда читал в 70-летнем возрасте  «Евгения Онегина»: словно видел мою с Лидой жизнь в сюжете романа, и, переживая его, я словно был рядом с его героями…
Описание зародившегося  чувства Татьяны  и запоздалого Евгения, как в их поведении в романе, так и выраженное в письмах, – думаю, приближается к истинному описанию любви как таковой
… и  словно это я писал в 8-ой главе письма Татьяне…
                «Свою постылую свободу
                Я потерять не захотел".
                …………. Боже мой!         
                ………….как наказан.
…и подобное наказание я («Евгений») имею сегодня: Лида же «постылую» свободу выдерживала более 40 лет
только я никогда не сомневался в (ответных) чувствах своей «Татьяны», всегда считая их идеалом
…всё так, но Абрам Терц написал, что Онегин – эманация Пушкина-человека: «более унизительной анатомии человеческого организма в ту пору никто не производил…».
 И, вот, как можно  мне не задуматься?
217.7.16
Я и Лида с маленькой Анечкой в Ундорах, в  маленькой избёнке на краю оврага напротив дома Сибряевых (рядом с нашим домом, ныне этого домика нет); но в моём сновидении этот дом принадлежит Подсеваловым, и у них полным-полно гостей, и взрослых и детей. Гости – вдоль стен на лавочках, посреди избёнки стол с чашей, в которой ещё горячие пельмени с бульоном. А народ всё приходит, иные буквально вваливаются в окно… Но, вот хозяйка приглашает к столу, а места, естественно, всем не хватает. Я то успеваю занять стул, а Лида с Анечкой куда-то пропадают, наконец, я вижу их и сажаю за своё место…
218.7.17
Мы с группой людей оказались в каком-то городе на Волге, в здании, где…рекламировали двухместные (!) гробы и прилагаемые к ним какие-то детали в виде …посуды и ткани (!)…
Вдруг Лида не выдерживает, выходит из нашей толпы и просит примерить на неё красную ткань с крупными цветками
*
«И не жаль мне прошлого ничуть….»
А мне жаль. Мне очень жаль, несмотря на то, что я, по-прежнему, хочу «свободы и покоя»
*
…какое же одиночество…
А  у Лиды бы сердце разорвалось, зная о том, в каких тисках Олеся и Настя, и в каком ненормальном положении Маша и Аня… И мне кажется, что Юленька брошена
*
О «высших» силах, если Они есть, я вспоминаю редко…
Между тем, последние годы я совсем забыл об одном странном происшествии, которое случилось со мной и Лидой 1 августа 2001 года в Казанском соборе Санкт-Петербурга (а ведь когда-то случай этот я описал в книге «Бытие»,2005г):
Одновременно со мной в одном крыле собора Лида находит на полу открытку с изображением Божьей матери «Неупиваемая чаша», а в другом крыле, ко мне, усталому и сидящему у стены на мраморной скамеечке, подходит южного типа молодой человек в белом костюме и говорит, что икона Божьей матери помогает воинам в ратном труде, а затем добавляет, что, мол, странно, что вы меня поняли, ведь я говорил с вами…на арамейском языке!
…а 2 августа из-за несовпадения расписания теплохода  мы с Лидой не попали на Валаам, куда билеты нам купили наши друзья…
Мы же стремились побывать на Валааме, наверное, целый год…
Стремились, наверное, потому, что хотели… помириться? Во всём.
219.7.18
Близко-близко Лиду видел, она улыбалась, была радостной, поворачивала в профиль голову… А я говорил, что у неё красивый изгиб губ, увлечённое лицо, смеющиеся глаза…
Мы сидели у окна?
220.7.19
Мы (я, Лида и какая-то девочка, возможно, Маша) после отдыха в каком-то санатории, лихорадочно  (!) убираем постельные принадлежности и должны уезжать…
В эту же ночь (как бы продолжение):
 Якобы мне сказали, что пришло нам извещение на посылку.  Мы (в том же составе) приходим на почту, но  служащая, перебрав несколько бумажек, заявляет, что извещения нет. На почте я остаюсь один и настойчиво и твёрдо (если не сказать сильнее) требую найти извещение…
221.7.20
…не проясняющиеся фрагменты: то ли читал книгу, а героиней её являлась Лида (вместе со мной!), то ли с Лидой жили мы в бане (!), и знали, что раньше жили «нормально», то ли оказывались в коридорах педуниверситета (пединститута, как я всегда его обзывал), а то своей школьной однокласснице я говорил о Лиде…
И всюду в разных даже ландшафтных ситуациях как будто рядом была Лида
222.7.21
Вместо башмачков для ребёнка мы с Лидой приспособили книжечки с бумажными карманчиками и старались в них обуть  ножки…
223.7.22
Мы с Лидой и ещё одна пара гуляли по переулкам со старыми домами в нашем микрорайоне, и – разошлись: мы пошли по одному переулку, «они» – по другому…  Стали мы «их» искать, даже кричали, пока не услышали мужской голос откуда-то рядом…
224.7.23
 В пединституте (университете) на «своём» этаже увидел Лиду –царственно идущей, обнажённой, с пышными волосами, невыносимо красивой… И когда она проходило мимо меня, почему-то попросил её согласия постричь; но мне показалось, что Лида не обратила на меня внимания…
225.7.24
Я, Лида и множество других людей были в пути… Оставшуюся часть этого пути, допустим, из Димитровграда до Ульяновска, мы должны были пройти пешком, и я знал, что именно к этой части нужно было тщательно подготовиться… А за «первую» часть отвечала, как будто, Лида, и она же должна была в Ульяновске «сдать» какие-то документы…
И вот мы уже дома, но именно по моей причине начинали ссориться
(это сновидение было каким-то обобщающим всю нашу жизнь с Лидочкой…)
226.7.25
Мы или переехали в новую квартиру или ремонтировали зал старой, почему с нами был М.В.Салихов. Чтобы ему было не скучно, я решил ему подключить маленький телевизор, но М.В. дважды, как помню, отключал его и старался с проводами засунуть  в коробку… А мне было так некогда!
227.7.26
…по пожарной лестнице Лида спустилась первой, но внизу я её не увидел… Моя очередь, но лестниц уже две, и к первой надо ещё перейти, захватив оставленную на крыше одежду… Мне немного боязно переходить на другую металлическую лестницу
228.7.27
А «на днях» видел сон другой, в котором я стоял в библиотеке УГПИ в очереди за…телефонами. Когда же подошла очередь, то увидел на столе библиотекаря лист бумаги с коротким списком записавшихся заранее, и третьей строкой ясно читалось: Лидия Ивановна Марасова
Мне кажется, что в сновидениях время идёт иначе – неимоверно быстро; все сюжеты…мгновенны, а мы наяву их только развёртываем
*
8.01.2018.
Как? как доживать без Лиды?
Цена моему бессознательному (с юности?) желанию понять, что есть человек – судьба моих близких
*
Сколь же ты, Лида, не знаешь из того, что произошло за эти годы! Ведь всё буквально сейчас не так, как было при нас
229.7.28
…Лида организовала мне то ли открытый урок, то ли встречу с читателями в… Америке (в Южной?); и я  узнал, что это организовала именно Лида, но сразу, едва ли не на самой встрече-уроке (?)…
Помню только, что мы (все, и Лида) сидим в помещении, похожем на конференц-зал пединститута УГПИ, где Оргкомитет Любищевских Чтений проводил свои пленарные заседания…
230.7.29
Мы с Лидой должны были выступать вместе (!) На собрании? конференции? Но – перед кем-то… И я, обрадовавшись, проснулся
*
Я знаю, почему живу: мне «специально отвели» время для того, чтобы я всё вспомнил о Лиде
*
Мне кажется, что с декабря я не видел снов о Лиде….И, вот сегодня уже 7 февраля 2018 года, и я увидел! Первое, в самом начале ночи:
231.7.30
Где-то (где?) мы с Лидой остались вдвоём, и безоговорочно отдались друг другу…
Да,  как говорят, мы «любили»
без словесных вступлений, молча, «без памяти»  – без подробностей, но мы принадлежали именно друг другу
232.7.31
Второе, уже в 7 утра: на трамвайной остановке примерно на ул. Гончарова в центре, с Настей ? или с какой-то маленькой девочкой?, мы  ждали, когда же выйдет народ из трамвая… Я думаю, что мы и не знали, кого ждали…
Толпа, вышедшая уже из трамвая, но и никуда не расходящаяся! была неимоверной. А в трамвае было пусто! А мы всё глядели именно…в пустой трамвай…И я увидел! Я увидел головку моей Лидочки! С красивой (специально для нас, для встречи) причёской, и наши глаза встретились… И Лида, мне показалось, чуть не потеряла сознание, она даже покачнулась, она прикрыла глаза, и я увидел их так близко, как будто стоял в метре от неё…
Лида приезжала откуда-то издалека, может быть, из Белоруссии
…встречу нашу можно «обозвать» свиданием на расстоянии…И я увидел её молодой
А народ так и остался плотной толпой, буквально закупорив все выходы из трамвая
И какая-то деловитая женщина, ещё до «свидания» с Лидой всё уверяла меня, что она в соседней школе ведёт 80 часов в неделю…
Я не верил
233.7.32
…в какую-то комнату приходили за вещами; в ней я уже был: в 90-ю, где в студенчестве жила Лида?
234.7.33
Тёплым летом вернулась Лида, и я всё смотрел и смотрел на неё, даже «обглядывал» (!) с разных сторон, а она оставалась естественной, улыбалась, даже говорила кому-то так как , обращалась её мама (баба Ира): «Ходи до меня…». Лида была одета в кофточку и юбочку, и вся была миниатюрной, с  тонко очерченными губами, непосредственным взглядом…
И мы будто пришли на автовокзал, т.к. я, как будто, должен был с учениками идти в поход
235.7.34
Я  купил домашнее растение (цветок), положил его в портфель (?!)…., встретился с Лидой; она пришла с Олесей, и мы, вроде как, должны были идти куда-то, но мне (из-за цветка, который был с землёй и явно не в своём багаже) надо было зайти домой… И у всех -  у меня, Лиды, и даже у Олеси – оказались разные заботы… Мне – в  Киндяковку, и, возможно, провести встречу с учениками (!?)
236.7.35
Перед окошечком бухгалтерии (или кассы) пединститута мы долго-долго стояли в очереди, петляющейся по коридорам (!), разговаривая с разными своими знакомыми, Лида – со своими, я – со своими… И даже у нас был «багаж»: домашнее вино, и много вина (!)
Мы стояли за деньгами или документами? Лида какие-то документы собирала «на ходу»
237.7.36
В Ундоровском доме мы оделись во всё новое – с ног до головы – кажется, голубое, так, что было немного стыдно…И – пошли по дороге на маршрутку по направлению к мельнице, Лида немного впереди…
*
Такого снегопада не было несколько лет: всю ночь и полдня 18 марта… И под утро видел сон, и какой! 238.7.37
…словно отрывок из работы в пединституте… Итак, рабочая ситуация на нашем факультете, преподаватели – мои молодые коллеги, моё объяснение импровизированной модели биоценоза, и я понимаю, что я уже мыслями далеко: мне надо идти на другой конец здания к Лиде… Увидеть?
…Лида, как будто мне была рада, но скрывала свою радость, это чувство было в её глазах и уголках губ, Лида словно сама не знала, как себя держать.. Не сговариваясь,  мы пошли по коридору к моему факультету, мы шли и разговаривали так, как будто встретились после долгой-долгой разлуки: оба не знали что сказать… Мне казалось,  что  Лида, как и я, украдкой не могла насмотреться: Лида меня ждала! Я же её не просто любил, но само существо моё без остатка было благодарным только за сам факт быть рядом с нею! …наши глаза, губы были так близко, что я чувствовал малейшее отражение её чувств на лице, даже трепет чувств! как трепет отдельных листочков в безветренную погоду… А на самом-то деле была буря!
Лида меня ждала и была рядом со мной: кого мне надо благодарить?
*
Да, надо жить...в органной хоральной прелюдии фа минор Баха: Я взываю к тебе, Господи!.. .
239.7.38
В каком-то неуютном и холодном доме я переписывал с крупной некрасивой женщиной какие-то бумаги…Вернее, я только давал на переписку бумаги. Я нервничал, так как…ждал Лиду, которая была далеко, но которая должна была приехать…
Я не выдержал и попросил женщину уехать…
На улице шёл холодный сильный дождь, даже ливень, но я знал, что Лида приедет, и в своём ожидании словно видел её улыбающееся лицо
240.7.39
…я руководил студентами на с/х работах, вечером мы ужинали в столовой…И с нами за столом…сидела Лида. Молодая. И я видел её в профиль… Студенты же угощали мою Лидочку бульоном
241.7.40
Лида сидела в кресле, голая, и попросила занавесить окно, сказав, что ей стыдно
*
Мы ссорились с Лидой потому, что свою свободу я не мог подарить даже ей
242.7.41
Серёжа Козин у нас стирает бельё, Лида моет на кухне посуду… Я захожу к ней и вижу, что с потолка льётся ручьём вода. Я заметался, Серёжа побежал к соседям наверх…. А я подставлял какую-то посуду под льющуюся воду
243.7.42
В угловой комнате между рамами засохли цветы…
Я вынимаю горшки, поливаю цветы… Лида (?) стоит рядом и спрашивает: «Ты куда собрался?». Я -  «да в больницу же!»…Или Лида другой вопрос мне задала… Не вспомню.
244.7.43
Надо же! У многоэтажного дома на зелёной как будто лужайке…спрятались (!!!), играя, С.Козин, маленькая девочка и, чуть поодаль, Лида! Как могли спрятаться? За что? Ведь ровное же место! Но…все поочерёдно появляются, словно ниоткуда, и пробегают мимо меня! Ближе всех от меня пряталась Лида, она …поднимается и, я вижу, заплакала…
245.7.44
Мы с Лидой хотели сесть в уже отправляющийся поезд…
А поезд, позже я узнал, отправлялся на Алтай
246.7.45
Зимой, на трамвайной остановке «4-ыё микрорайон», я Лиде завязывал шнурки на сапожках… А трамвай уже подходил
247.7.46
…мы с Лидой оказались в легковой машине с открытым кузовом на изгибе улиц Волжская и Советская (в Ундорах)….Мимо нас даже проходили люди, но мы были уверены, что нас никто не замечает (даже не подозревает, что мы здесь), …и мы были одеты…
*
восстановленные сновидения:
*
(?очерёдность одного сновидения  утеряна)
248.7.47
Ёлка. Лида рассказывает стихотворение ясным-ясным и громким голосом...
249.7.48
А перед этим я на уроке и держусь с какой-то ученицей за руки. Мне приносят 2 пакета с фотографиями Лиды и ещё что-то, а какой-то парень со мной хочет спорить... об экономике. Я громко-громко прошу его не спорить со мной.
и вот уже я в комнате гостиницы и там Лидин чемоданчик и сумочка.. Я несу Лиду на руках на верхний этаж, а вещи-то остались! Я бегу за ними, а их нет!!
Но всё время Лида, оказывается, была где-то, может быть, в Щучине, в Белоруссии...
Она ходила вокруг ёлки в зелёной кофточке
250.7.49
Где-то в Киндяковке мы были на небольшой конференции по охране природы, и вела конференцию Лида. Она говорила о том, где можно собрать деньги. Я был рядом и думал, что выступать не буду... Когда Лида закончила говорить, выдвинулся (!) большой стол с напитками и закуской... Я понял, что, действительно, не выступлю.
Лиду я больше не видел
251.7.50
В центре города, кажется, Тая Орлова продавала мои книги, и мы с Лидой хотели взять несколько экземпляров, но с трудом в каком-то киоске  отыскали Таечку... Лида была уставшей
252.7.51
Мы отдыхали где-то с Лидой - в   гостинице?  ..Лида стоит в плотной очереди из женщин и с кем-то ссорится... Затем помню, что она посылает меня ...за лекарством. А в конце сновидения вижу, как через зимний Ундоровский сад гурьбой идут...цыплята
253.7.52
Вдвоём мы с Лидой играли в волейбол









8-ой год без Лиды




254.8.1
27.07.18     На красной машине (нашей) мы куда-то хотели ехать из Ундор, но оказалось, что то ли бензина не оказалось, то ли что-то иное оказалось не в порядке…
И сновидение это вытеснилось другим: мы … заходим во двор к Валере Марасову, а его не было, вышел какой-то человек и спросил: а вы кто?
255.8.2
…с маленьким ребёнком 5-7 лет мы идём к одноклассникам, а я …учусь (!!) в школе, и у нас начинается новый учебный год. Нас приветствуют в основном девочки (девушки), шутят, кричат: а когда вы познакомились с панночкой? Я в ответ: она уже больше не приедет…
Входим в класс, и мне показалось, что перед нами настоящие одноклассники… Встают, приветствуют нас…Но места свободного для нас всё не было и не было, лишь в конце помещения… За нами шла учительница, она сказала, что пересадит нас поближе
256.8.3
Под утро – второй сон: вновь как бы не про Лиду, а про маленькую девочку (очень похожую на Аню), которая была предельно самостоятельна, она очень хотела жить (!) одна в каком-то общежитии (в отдельной комнате)… Мы (естественно, с Лидой) приносили ей еду, и однажды Лида осталась с ней ночевать
257.8.4
 (середина августа) С Лидой идём по длинному второму этажу 1-ой школы; у дверей в свои классы стоят молоденькие учительницы и щебечут... Доходим до Лидиного класса, с трудом Лида открывает ключом дверь, и...в классном помещении полная разруха:  ободранные стены до кирпичей, выломанные доски пола сложны штабелем у стены... Т.е. ,ремонт классного помещения ещё и не начинался
А наутро приезжаю из Ундор, а компьютер не включается: короткое замыкание вывело его из строя, и все важные для меня тексты в нём после "ремонта" в мастерской восстановлению не подлежат...
258.8.5
Мы встретились!
Точнее, я встречал Лиду на улице, и мы шли рядом...
……………………………
А в помещении мы смотрели друг на друга (я смотрел на неё  снизу вверх), и Лида мне ответила на мой вопрос о том, что её я ждал больше месяца, что её не было 24 дня.
…я разворачивал  Литературную газету и думал о том, что Литературки не было всё время, пока не было рядом  моей Лидочки…
Лида вернулась и было это вчерашней ночью. Как я обрадовался!
А сегодня 24 августа 2018 г
259.8.6
4.09.18.  …возвратилась Лида, в болоньем своём коричневом плаще, с рюкзаком… А мы все (много разных людей) утром куда-то  уезжали: подогнали грузовую машину, на которую мы загружали свои вещи. Лида спала, и я не хотел её будить заранее, наконец, Лида выходит, я беру её рюкзак и чувствую, что в нём одна буханочка свежего (!) хлеба… Лида молчалива, и на мои вопросы, где же она так долго была, и, мол, я тебя уже перестал (!?) ждать, так ничего и не ответила…
Было пасмурное утро, может быть просто раннее
260.8.7
…пол на кухне в Ундорах обновлённый (по моей просьбе строители летом 2018 г из хороших досок и перекрытий застелили заново) увидела Т.Соколова (жена племянника) и то ли говорит что-то о нём, то ли  просто «смотрит» на него… Лида недовольна, как и я
261.8.8
Мы на Волге. Лиде я делаю массаж спины
262.8.9
Лида была со мной на нашей машине…И нам кто-то мешал то ли ехать, то ли просто быть друг с другом, не вспомню…
263.8.10
Не записал сон и не могу вспомнить: а были ученики с Лидой (где?), и я искал стихи Бродского в Ундоровской Олесиной избе
264.8.11
Мы с Лидой на переполненном стадионе. Лида во всеуслышание объявляет, что одному человеку обычным градусником температуру тела не измерить (!) И какая-то знаменитая спортсменка подошла к нам и вручает Лиде чуть ли не метровый градусник  (!!)
Какое сновидение!!!
265..8.12
Приснилось, что в пединституте, где я уже давным-давно не работаю, готовится какая-то выставка, и мы с Лидой должны прийти и проконсультировать какие-то вопросы… Я пришёл, и оказывается, что нужна не консультация, а простая редакция каких-то текстов
266.8.13
Всё сновидение мы куда торопились…, выяснилось, что в кино…
…а в нашем однокомнатном жилище было тесно, почему-то помню, что из всех присутствующих внучку Марию и, конечно, Лиду…Лида нервничала, так как «у неё не была своего места», она так и говорила раза два во сне, добавляя, что она «всё равно уедет»
Но куда?
В итоге в кино мы, явно опаздывая, всё же пошли. Я был одет в чёрное (женское!?) пальто, и на голове у меня была (также) чёрная женская шляпа, из-под которой свешивался белый неудобный шарф… Вот такой фантасмагорический сюжет
267.8.14
Наша «квартира» в общежитии УГПИ, у нас с Лидой возникли какие-то недомолвки, но, уже спускаясь  по широкой с чугунными перилами лестнице вниз, и вместе с откуда-то возникшей подруги Лиды, мы мило-мило (!) разбираем эти недомолвки… А подруга стоит рядом, смотрит на меня, и не уходит!
И смотрит внимательно на моё лицо…
*
Мне есть кому исповедоваться
…странно, что, оказываясь по разным причинам в местах, прилегающих к тем, где мы с Лидой, кажется, знали каждый закоулочек в студенческое время, я будто бы был с Лидой и сейчас смотрел на «всё» Лидиными глазами: я удивлялся переменам и мысленно освобождался от них, возвращая наших безмолвных свидетелей… но больно становилось… И можно сказать, что я ненавидел современные городские силуэты, я буквально страдал: вокруг оказывалось всё чужим
…знала бы ты, Лидочка, сколько ненужных контор поселилось в известных ещё нам зданиях и  новых: государство пожирает общество своей бюрократией
И люди в этих «учреждениях», кажется, потеряли всё объединяющее их же…
*
Для человечества, возможно, жизнь отдельного человека (как и его судьба) – как падающая звезда в небе: мелькнёт на небосклоне и уже нет его…А для этого человека его жизнь долгая-предолгая…
Как это понять?
268.8.15
В центре города, на «дамбе», мы с Лидой увидели приближающийся трамвай, на котором куда-то  мы должны ехать; мы побежали на остановку, но я стал отставать, и когда я уже был на остановке, оказалось, что это был не трамвай, а поезд, и он уже стал отходить… Лиду я уже не видел, но подумал, что она уже села в него, а я всё никак не мог даже ухватится за поручни дверей вагонов в набирающем скорость составе…
269.8.16
Впервые приснился сон, в котором я знал, что Лиды уже нет… Я был в пединституте, в котором на первом этаже шли заседания Госдумы (!), а на четвёртом – Совфедерации (!), и я с кем-то из Думы разговаривал по дружески(!), но помня, что я один…
270.8.17
Мы заходим в маршрутку, я – в салон, а Лида – в кабину рядом с водителем… Но Лида стоит (!) почти спиной к водителю и смотрит куда-то мимо меня, т.е., назад… Я вижу её «крупным планом»: её лицо с голубыми (?)  глазами, короткую причёску, какую Лидочка имела в молодые годы… А меня водитель как будто настойчиво просит выйти из салона на улицу…
Лида вовсе не хочет знать, куда она поедет, а меня словно не хотят «везти» вместе с моей Лидочкой…
271.8.18
Снилась засвияжская  школа № 8, где работал я когда-то несколько лет, и где дети меня обзывали за глаза «Шуриком» …Одна полная и молодая учительница в сновидении мне вдруг сказала, что она хочет поменять своё имя на имя «Лидия» в память о моей Лидочке…
272.8.19
В доме покойник, но не могу вспомнить, в каком доме… И, как будто бы, покойник – Лида. Я, опять-таки, кому-то сообщаю, что я не боюсь покойника и останусь с ним на ночь один на один
*
И есть ещё одно литературное произведение – «Мастер и Маргарита», которое буквально в контексте наших с Лидой  отношений… Оно, как и «Евгений Онегин», в глубине – в истоках наших помыслов и поступков… И оно воспринимается мною сейчас также близко и буквально, как будто я находился рядом с героями романа (или даже был одним из героев), а «чертовщина» в нём мною воспринималась мнимой, она была  осязаемой, и, может быть, даже более реальной, чем обычные отношения…
Пушкин предварил в чувствах Татьяны и Онегина действительные наши отношения, а Булгаков – мои мысли и, по сути, трагедию…
*
Мой поход на литературный вечер памяти ульяновской поэтессы и редактора Л. А. Бурлаковой (1953-1994), как оказалось, в итоге восстановил совершенно забытый мною  факт презентации книги «Катехизис»,  которая (книга) отняла у  Лиды много сил… И там, на презентации в Ульяновской областной библиотеке, где работала Лидочка, Бурлакова говорила очень тепло именно о Лидии Ивановне… И она же 22.02.94 г мне подарила свою книжку «Всю Вселенную видно с креста» с надписью «А.Н.М. в ожидании книги «Бог и человек» (я тогда уже работал над этой темой).
А Настенька мне сказала, что презентация была 1 апреля..
…а ведь зимой, когда я лежал в ЦГБ, Лида буквально прорвалась  к холёному барину Вихалевскому, директору издательства, которое задерживало более года выход в свет книги, и чётко проговорила, как она всегда умела, что  подаст в суд на него, если со мной что случится…
Но злоключения книги и после выхода свет не закончились: тираж весь забрал Обком комсомола (В.Сычёв); и Олеся предложила тираж выкупить (Серёжиными деньгами) взамен на легковую машину, уже старую, правда, (зять тогда работал на автозаводе, где «много» платили)… И у нас в квартире появилась гора (в зале) из книг – минимум 3 кубометра книг! (3 тысячи экземпляров относительно толстой книжки)
273.8.20
Страсть настигла внезапно: мы были одни, и у нас были редкие мгновения переизбытка чувств…
274.8.21
На каком-то празднике в кафе или столовой ко мне приставала какая-то  относительно моложавая, но развязная  женщина…Я вынужденно реагировал грубо… А Лида как будто «подразумевалась» рядом и через некоторое время ушла вместе с Г.С.Мураковой…
А женщина вдруг изменилась, и якобы мне сказала, что ребёнок её не от неё, а приёмный…, но мы вышли вместе! Однако я пошёл быстрее в надежде догнать Лиду (по улице Кузнецова вверх), и догнал её на остановке с группой женщин, среди которых была уже взрослая Анечка…
Я поздоровался с женщинами, Лида была в розовом болоньем плаще, и  стал разговаривать с Лидой…
275.8.22
Были с Лидой в нашей квартире – заходили во все комнаты; Лида была радостная и деловитая
276.8.23
Лиду не видел, но слышал голос – голос последних лет, низкий, спокойный…
277.8.24
…в ресторане гостиницы «Венец» (?) большой коллектив должен праздновать какое-то событие, и я среди коллектива, но я жду…Лиду: и, вот вижу, что в дверях моя Лидочка! Подбегаю, а у неё, красивой и воздушной,  в руках букет красных  и невероятно изящных цветов… Она поздравляет меня (но с чем?)…
Мы идём к «столу», но мне не «велят» с Лидой, потому что за неё не «уплочено» (?!), я говорю, что мы заплатим за двоих, и мы отходим с кем-то в сторонку обсудить это, но (не помню более точно) нам предлагают условия неприемлемые для нас… И я говорю Лиде: «давай вообще уйдём вместе!» И я побежал за номерками от верхней одежды, которые я оставил на праздничном столе…
…а столов уже тех нет, и кто-то мне сказал, что «все» ушли вниз в столовую… Я бегу вниз, но двери в столовую не нахожу…
Это было сновидение под утро, а в начале ночи видел и другой сон, но «простенький», короткий, который я думал, что запомню…
*
А теперь «расшифровка»: весь день перед ночью у меня прыгало давление и дважды болело сердце так, что во второй раз я не выдержал и вызвал скорую…Но, слава Богу, всё обошлось
Но назавтра-то я поехал в Ундоры опускать (вниз по лестнице) клубни георгин и гладиолусов в погреб! Т.е., по сновидению, тех «невероятно красивых цветов»! …Лида меня предупреждала об осторожности, даже опасности, в этом мероприятии! В сновидении (повторяюсь) я побежал к столам, где мы с Лидой должны сидеть, однако, все столы были пустыми: «коллектив» куда-то исчез вместе с нашими жетонами от нашей одежды, и пропуск  вместе с Лидой (вместе с Лидочкой!)  я не получил…
Пропуск уйти вместе с Лидой я не получил. Или к Лиде.
*
Лидочка моя всё знает. И я, здесь, её слышу...
278.8.25
…много народа на улице Заовражной в Ундорах, вдруг вижу, как Лида выходит из дома тёти Дуси (Емельяновой), в зелёном лёгком пальто, в шляпе (?), и почему-то она мне показалась высокой (стройной)… И у меня подкосились ноги: Лида, оказывается, все эти годы…просто была у Емельяновых!
Она жива!
…да я и не верил, что её нет
279.8.26
Мне утром ехать в Ундоры, и перед утром вижу сон:
на старом автовокзале (в здании примерно до 70-го года рядом с центральным рынком) Лида покупает билет в Карсун; от кассы идёт, однако, и с 3-ёх литровыми банками в мешке… Наконец, мы садимся в автобус (в тесном здании автовокзала), а в автобусе только мы вдвоём, но автобус ...стоит! Я громко говорю, смотри, мол, дверь-то из автовокзала закрытая, поэтому автобус и не едет, и засмеялся… Засмеялись и люди в автовокзале, заметив несуразицу… Вот кто открыл дверь? Лида? Не помню… Но выяснилось, что и водителя нет; тогда сажусь за руль я и всё пытаюсь автобус развернуть  прямиком к открытой двери…
280.8.27
В туалете, (!) опустившись на колени, собираю стенки какой-то коробочки (на полу), а стенки всё  не  вставляются так как «нужно». Сзади стоит Лида (или не она?) и то ли сама собирается вставить, то ли просто мешает… Я же раз пять (!!) говорю: «Уйди!»
…и проснулся под собственный крик-протест: «Ууйди!»…
Так и не собрал коробочку
281.8.28
Что-то Лиде не понравилось, не могу вспомнить…Была какая-то теснота событий… Что не понравилось Лиде? Как я поступил?...
282.8.29
Не могу вспомнить два коротких сновидения под самое утро: какой-то вход куда-то, может быть, мы вдвоём сидели в каком-то помещении, одежда почему-то вертится перед желанием вспомнить…Но самое главное запомнил: Лида думала… О чём? Что она хотела сказать?
*
Что для меня жизнь? Решения в шуме собственного дыхания… И «вокруг» решений – вертящееся и никому  (даже мне самому) не заметное Я…
283.8.30
Я был свидетелем серьёзной транспортной катастрофы (в Ульяновске?)…До Ундор меня «провожали» двое интеллигентных мужчин, выспрашивая всё об обстоятельствах события..
В ундоровском доме в туалете (!?) не было двери (абсурд)
Ещё с улицы услышал голос Михаила Иванова. Лиду не видел, но знал, что она в избе
…и не было воды в доме, а я знал, что у меня была спрятана ёмкость…
284.8.31
На машине (интересно, на какой?) подъехали к новому корпусу пединститута…Лида одета празднично, а я – в трико и босиком. Я один забежал (!!) в здание пединститута со стороны старого корпуса (но там и дверей-то нет!), пробежал буквально по коридору весь корпус, мимо ректората…Мне кажется, я надеялся встретить Орлова. Выходя, всё через тот же несуществующий на самом деле выход, я с подоконника захватил большой кусок мрамора (в институте шёл ремонт)
Далее с Лидой обходим всё здание со стороны венца и подходим к главному входу и видим, что в институт идёт…М.В.Салихов! Также празднично одетый, с цветами (!), я – к нему, но он…отворачивается! И идёт к Лидочке моей…
Да, этот утренний сон – апофеоз моих сновидений о Лиде!
*
у меня катастрофа – потерял самого дорогого человека: душа разрушена….А дух не знает, что ему делать, он протестует
285.8.32
Какой полнокровный сон!
Мы с Лидой приезжаем в Ундоры, собираемся позавтракать…
Зазвонил мой телефон: меня приглашают на встречу студентов в Москву. Я: я вам перезвоню. Лиде: один я не поеду. Лида в конечном итоге соглашается. Тогда я говорю, что еду в Ульяновск за билетами, а ты подъедешь попозже…
И пошёл дождь, крупный, ливневый…Я подумал, что нужно одеть синий большой  плащ   (за ненадобностью он висел в ундоровском доме)
И было всё так, как будто происходило наяву!  И Лида…была осязаемой…
286.8.33
…Лида пропала…Уже много времени её нет: я это знаю… И мы с Лидой (!)…обсуждаем, как её саму (!!) найти. Лида: надо послать запрос в Министерство обороны (лет 20 тому назад Лида посылала запрос в Архив этого министерства по поводу некоторых нестыковок в военной биографии  отца). Я: соглашаюсь, но надо и через милицию искать… А сидим мы в комнате в общежитии друг против друга, и я вижу отчётливо выражение её лица – тревожное и …красивое… Я задыхаюсь от рыдания
Я иду по улице с высокими домами по направлению к Свияге, там, якобы, стоят какие-то здания-учреждения, в которых, может быть, от людей я знаю о Лиде….
287.8.34
В каком-то  селении Ульяновской области (Анненкове? Аксаково?)  Р.Е.Левина назначила в 10 утра «карпологическую среду»  (заседание); мы завтракаем, мы – это несколько человек и среди них была Лида. И вдруг я вижу, что время уже без четверти 10 и я явно опаздываю, т.к. до того селения было приличное расстояние и я вообще там ни разу не был…
И началось моё «путешествие»: во-первых, и завтрак явно  не готов (!), и Лида мне что-то говорила, что «не обязательно», мол, и приходить-то на заседание,  во-вторых, расстояние до того селения в буквальном смысле увеличивалось до нескольких километров, и, в-третьих, когда я уже то ли шёл, то ли бежал, встречные люди мне указывали на разное местоположение искомого для меня пункта…
Я проснулся, так и не добравшись.
А смысл, мне кажется, сна был в том, что в этот день мне было плохо, и я даже подумывал, что подходит время моего «ухода»…И ночью все участники «карпологических сред», которых, увы, уже не было среди  живых, как не было среди них и моей Лидочки… Они или указывали неверно координаты селения,  или отговаривали меня вообще идти на «заседание» (!): ещё не пускали к себе!
*
Вот так вот, Лидочек! Мне во сне сказали (трижды и разные люди!), чтобы я во сне (!!) в пединститут не приходил!
288.8.35
Я приехал к Лиде, иду переодеваться в  «свою» маленькую комнату; встаёт б.Ира (у себя в комнате), проходит по коридору, я здороваюсь с ней.
*
Сны в обл. больнице (конец декабря – середина января):
1. 289.8.36
 С Лидой мы в магазинах  выбирали детскую коляску. Долго. То в одном в магазине города, то в другом, то в Ундорах, то в Белоруссии…
2. 290.8.37
 Покупали с Лидой на рынке стройматериалы, купили всё, кроме обоев. Ждали маршрутку
3. 291.8.38
у нас большая-большая семья в Ундоровском доме, на столе главное «сложное» блюдо, и – гость. В фуражке, уличных сапогах (с Настей). Не хватает только рюмок и тарелок. Я иду на кухню с Лидой и мы ищем тарелки. Кажется, одну тарелку я разбиваю… А рядом – маленькая-маленькая девочка, и она говорит «баба…?»
Спрашиваю у гостя, с какого он года? – с 48 !
4. 292.8.39
Едем на «Метеоре» домой, кажется, из Тольятти. С речного порта решаем идти напрямик домой пешком, там же, на речном, заходили в магазин: Лида выбирала вино, продукты…
Ещё на теплоходе видели на верхней палубе по телевизору передачу о журналистке, которая с семьёй плыла на этом же «Метеоре». И домой мы шли вместе, случайно встретившись в продуктовом магазине. У меня в руках было 4 сетки продуктов… Лида, с короткой причёской, молодая, была одета в коричневую юбочку и синюю кофту
5. 293.8.40
Одетые в праздничные (даже торжественные) костюмы мы с Лидой ходили по территории санатория имени Ленина. И, как будто, с нами (именно с нами, мы отчего-то знали) вокруг бегал какой-то птенец, который, якобы, говорил (!!) нам, что он хочет кем-то быть. Кем? У Лиды было разгорячённое лицо, красивые глаза, и вся она была так близка…
Птенца этого я легко взял в ладони
(Да, хоть синицу в руках подержать…)
6. 294..8.41
В Ундорах было много-много Любищевских гостей, но уезжали впопыхах. Возможно, из-за крёстны. Лида предупредила, что остаётся в Ундорах (!). Мы с Алексеевым уезжали последние… Почему-то Алексеев увозил капусту (!), аж 5 (!) вилков. Я даю ему большую корзину в качестве тары.
…мы даже поесть не успели. А перед этим хор (!?) исполнял то в одном доме (в том, где сейчас Соколовы), то в нашем (Черкасовом) какой-то гимн. Я же полулёжа у порога слушал его, но из гимна спели только начало..
Повторяю, Лида осталась в Ундорах добровольно
*
Вот и третья книга – Фауст – имеет отношения к нашим с Лидой отношениям: у Лиды была действенная  («сознательная») любовь, у меня – «подсознательная» (?), я много раз упоминал о том, что меня словно вели за руки… Мефистофель? И с кем себя сравнил!  …это сейчас я остро переживаю всю  совместную нашу жизнь…
Но как Фауст не уберёг свою Лидочку..  А Лида бы всё сделала для спасения
295.8.42
В маршрутке (№ 32?) мы долго ехали по какому-то адресу, перед этим долго-долго искали остановку этой маршрутке, а после, также долго искали нужный дом… И перед глазами – разбитая и пыльная дорога городской окраины…
*
Бог не наградил меня, как Петрарку способностью создавать сонеты, но Он не может отнять у меня дар видеть сновидения о моей Лидочке: и в них – моя  жизнь словно не прерывается
……………………………………………….
И что – жизнь?
296.8.43
Вместе с другими (молодыми?) людьми куда-то уезжал….Далеко. Кажется, был ребёнок. И меня пришла провожать Лида. Я не подходил к ней, просто смотрел: она была молодой-молодой, задумчивой, её лицо от меня было близким-близким, красивые тонкие губы были словно неземные…
Но с нами всеми была и…другая Лида!, и она знала, что я любил не её! …обе были похожи друг на друга, одного роста, одинаково одетые….Но я смотрел на ту, что пришла! И не мог оторвать от неё взгляд….вторую же видел боковым зрением…
Так и не узнал, поедет ли со мной Лида или пришла «просто» проводить, но обстановка была прощальной
297.8.44 Сон первый:
Мы едем на теплоходе по Волге; нас догоняет точно такой же теплоход, мы плывём  бок о бок…На другом сидит на скамеечке А.Н.Алексеев буквально в метре-двух от нас. Мы друг друга видим и приветствуем; Лида идёт по низкому краю борта нашего теплохода вперёд, переходит (не страшась!) на теплоход другой к Алексееву, и они скрываются оба в носовой части теплохода… Я решаю присоединиться к ним, но…просыпаюсь
298.8.45
Сон второй: в переполненном и большущем автобусе вместе со всеми едут две враждующих между собой банды, начинают стрелять друг в друга… Останавливается автобус, откуда-то появляется Лида и говорит, а теперь пойдём домой, пешком… А ехали мы как будто в Ундоры
299.8.46
Сон третий: в библиотеке УГПИ я хотел узнать, какие же книги я должен сдать в читальный зал, а Лида, рядом, всё высчитывала и высчитывала проценты (книг?) библиотеки из Украины… Я сказал, что у тебя проценты завышены
300.8.47
…видим правый крутой берег Волги, заросший лесом и срезавшийся водной гладью… Мы не можем из-за крутизны идти берегом, поднимаемся вверх…
С Лидой летом идём по Засвияжью вдвоём и некоторое время с какой-то женщиной… Я подумал: оказывается, мы и не расставались! А Лида – рядом, мы разговариваем…
*
Я разговаривал с Лидой по телефону! 301.8.48
Я был (по делам?) в Нижнем Новгороде, и уже собирался домой… Как вдруг зазвонил телефон (или мне позвонили): Лида!! Я говорю, что выезжаю и меня до вокзала проводит Саша… Кто он – не знаю…И Лида что-то говорила
302.8.49
За какими-то документами (справками) втроём (я, Лида и какая-то маленькая девочка) идём в Архив, но не новое здание, которое расположено недалеко от нашего дома, а в …старый подвал, где он, якобы, раньше помещался… И до этого подвала  совсем близко… Мы подходим, я стучу в дверь…
«и был месяц май»
*
Приснился сон словно …постановочный, словно какие-то  отдельные кадры из наших давних поездок на юг: 303.8.50
Лиду и детей (одного ребёнка?) обидели, и они сидят (!) и плачут у закрытых дверей… Их словно…выгнали откуда-то (из пансионата? из какой-то комнаты, которую мы снимали на юге?)… не могу понять…И словно их снимали на камеру, крупным планом, с  повторностями… И организовала эту «съёмку»….министерша (!)
И я иду с этой министершей, и она ругает кого-то уже другого, забыв про Лиду и детей
*
Мой magnum  opus, как я сейчас осознаю, «правильно» выстраивается  с самого начала 70-х годов: вначале описания природы как можно более соответствующим языком тем мыслям, которые я хотел выразить… Но найденный стиль требовал неимоверного сосредоточения. А затем – описание взаимоотношений между людьми… Но между течением природы и взаимоотношениями людей между собой и природой «опосредованно» проявлялась невидимая и непонятная сущность сознания…
И этот magnum  opus  не может быть не только  написанным, но и «додуманным»:  сознание, как и жизнь, даже как весь  непредставимый мир проявляется только при обязательном начальном условии – непрестанном движении… Да, иллюстрируется высказывание Бернштейна о том, что «движение всё, цель – ничто»… 
*
Бог с людьми разговаривает природой
304.8.51
…я гладил постельное бельё в нашей квартире на Кирова, один комплект был сыроватым… Лида была рядом, я с ней о чём-то разговаривал, и с нами была маленькая девочка….
А под утро мы, якобы, были в гостинице, но Лиду я не видел, хотя знал, что она мне велела до 8 утра принять душ…В душевой, однако, толпился народ, и его я громко (!) выгонял… 
305.8.52
Я помогал достраивать коттедж, и по существу шла уборка строительного мусора, как увидел Лиду…
306.8.53
……………………………………………………………………………………………………………………….
Откуда мы возвращались? (У нас ещё была машина) и у какого-то здания встретили старого товарища с женой; это здание принадлежало товарищу, но они его покидали; Лида пожелала зайти в него:  засов (!) наш друг взломал ломом, но Лида (для счастья?) достала тысячерублёвую банкноту, проткнула ею пробой (при этом банкнота разорвалась наполовину, и одну половину банкноты Лида отдала нашему неожиданному другу), и мы вошли в большую отремонтированную комнату…
А далее нам нужно было уезжать, но друг с женой  попросили их подвезти до какого-то места (а нам надо было ехать аж через Саратов домой)… И вот уже якобы в машине только мы с Лидой и женщина, и дорога оказалась грунтовой, с глубокой  и грязной колеёй, и  я, конечно, будучи неуверенным водителем, попадаю колёсами в колею… И не могу выехать ни вперёд, ни назад...И когда осматриваю машину, убеждаюсь в том, три (!) колеса проткнуты …А у нас и денег-то нет!
Вот такая безысходность 
307.8.54
… мы с Лидой получили (?) квартиру размером со школьный актовый зал, принялись её отмывать: отчего-то,  то тут, то там мы…находили (неожиданно)  краны с раковинами, появлялись (буквально!) комнаты, также с раковинами,  и в одном месте вода пробивалась как родник снизу, но не растекалась по всему полу, а словно по жёлобу текла через всю квартиру…
Я мыл пол необыкновенно гигроскопичной тряпкой…
Было много народу, помню детей
И был один…балагур, как на ярмарке, знающий стихи…
308.8.55
….свою фонотеку я разложил на полу стопками (по содержанию), и она заняла площадь размером с большую комнату (во сне преувеличение, так как на самом деле пластинок у меня было от силы сотни две)… А готовилась презентация записей рядом, но под руками ведущего, чтобы не запутаться в обилии пластинок, должен бы быть минимум пластинок, т.е., пластинки надо было по очереди подносить ведущему… И я предложил Лиде ею быть; Лида ушла и стала готовиться к выступлению, а я и ещё кто-то стал продумывать, как и в какой очереди подносить стопки пластинок…
309.8.56
…прочищал какие-то трубы, возможно у автомобиля…Но в конце сновидения ясно видел, что во рту у Лиды скомканные бумаги, и я лихорадочно вытаскивал эти комки…И мне мешала какая-то…жена начальника (!) А я: «Я спасаю!!!»….
310.8.57
У меня занятия в пединституте на 4 и 3 этажах, но я всё никак не могу запомнить номера аудиторий, поэтому подхожу к расписанию (на первом этаже)… И рядом оказывается Лида, и вдруг вдвоём мы уже где-то на юге в каком-то доме…Но я всё равно тороплюсь на занятия… И вот уже я понимаю, что надо идти, а я ещё не одет, а идти надо наверх, в «гору». Я говорю Лиде, что, мол, ты иди, а я тебя нагоню..Но пока я одеваюсь,  часы стали показывать время начала занятий… Всё! Опоздал… А рядом чемодан (!), осеннее пальто (!!)….
311.8.58
 Устроились на работу сварщиками (!?):  я, Лида и  Стас (парень с Нового города) в какой-то длинный-предлинный гараж рядом с Южным рынком…  Мы приходим туда, на одежду через голову надеваем белоснежные нагрудно-спинные (словно накрахмаленные) накидки, точно такого же цвета шапочки, и видим огромную и грязную грузовую машину, с которой нам предстоит работать…
312.8.59
К Лиде пришёл ученик-старшеклассник на домашний урок, но мы уже собираемся  в …кино (!). Я говорю ученику о том, чтобы он подождал нас в нашей квартире (!), объясняя ему, где что находится в ней…
*
Поблагодарю неизвестного модератора из «Яндекс-дзена» (апрель 2019) за две цитаты В. Розанова, которые я привожу здесь:
«Россию убила литература». Книга философа начала XX века, объявившая конец российской истории «...в человечестве образовались колоссальные пустоты от былого христианства; и в эти пустoты проваливается все: троны, классы, сословия, труд, богатства. Все потрясено, все потрясены. Все гибнут, все гибнет», - такими словами начал издавать «Апокалипсис нашего времени» русский религиозный философ, писатель и критик Василий Розанов.
 А еще литература заставляла читателя стыдиться. «Да уж давно мы писали в "золотой своей литературе": "Дневник лишнего человека", "Записки ненужного человека". Тоже — "праздного человека". Выдумали «подполья» всякие… Мы как-то прятались от света солнечного, точно стыдясь за себя. Человек, который стыдится себя? — разве от него не застыдится солнце? — Солнышко и человек — в связи. Значит, мы "не нужны" в подсолнечной и уходим в какую-то ночь. Ночь. Небытие. Могила».
Что я думаю? Что в отечественной литературе явно не хватает описания светлого, солнечного, счастливого… Что мои описания  света как такового не восполнят этого пробела, как не придали его даже такие люди, как гениальный Рублёв, солнечный Пушкин …
и другие люди…несть им числа
наверное, «наши» слишком глубоко «копнули»
313.8.60
…я всё куда-то стремился, всё куда-то ехал, но в итоге оказывался всё ближе и ближе к одной остановке в Ундорах, где, как я знал, меня ожидала Лида… На легковой машине, переполненной, я чуть проезжал остановку, вынужден задом пятится к ней… И даже на ходулях (!!), в гору (!), бежал (!) опять-таки к этой остановке…
314.8.61
Видел во сне молнию – страшную по яркости, круглую (!) как солнце…,видел другие близкие молнии, бьющие в какие-то точки на поверхности земли, и знал, что кто-то из моей семьи в это время собирается куда-то сходить, вроде как Лида: и я запрещал идти, говорил, что надо подождать…
315.8.62
…пытался по мобильному дозвониться до Лиды… А перед этим, как будто, она была, но стало ясно, что она отсутствует  уже долго…
Сновидение было пёстрым по сюжету, но запомнил только этот момент
316.8.63
Из-за низкого давления днём прилёг отдохнуть…. И сквозь дрёму мне показалось, что я еду на маршрутке в Ундоры, и уже в Ундорах из маршрутки решаю позвонить Лиде, что мол, я проеду дальше,  в «Дубки» (санаторий), где ждёт меня Лида…
не помню, позвонил ли
317.8.64
…оказывается, мы с Лидой ходили  когда-то во Дворец пионеров на какой-то гимнастический комплекс… И вот вновь мы записались на него. Получилось так, что я чуть пораньше ушёл на него и стал ждать Лиду; ожидая, я ходил по этажам, и встретил какого-то чиновника, которого я почему-то спросил про Пришвина, а он его не читал! …
 на занятия я чуть не опоздал, а Лиды всё не было…  Преподаватель меня спросил, взял ли я тонометр (?).
у меня его не было
318.8.65
Огромнейшая очередь-панихида по неизвестным нам с Лидой людям; я с охапкой лучин (!) пытаюсь пробраться-встать  в очередь на процессию: не получается… Захожу с «другого» конца, отчего-то легко встаю в очередь и вдруг вижу Лиду и бабу Иру, которых рядом в каких-то мини-креслах продвигают в этой очереди… Причём, Лида – голая до пояса, но спустя какое-то время она была в  осеннем пальто уже вся. Лида всей внешностью – фигурой и мимикой лица выражала страдание по ушедшим неизвестным нам обоим (мне и Лиде) людям; баба Ира  же рядом была как мумия… Я встал рядом с Лидой…
И был какой-то  сюжетный «довесок» к сновидению, ночью помнил, а сейчас, конечно, не могу вспомнить…вроде какой-то текст я озвучивал…
319.8.66
В общей кутерьме разных сновидений (но  всё сновидения об Ундорах), а лучше бы сказать в информационном сновиденческом  шуме, вдруг Лида говорит: «Давай зайдём к Ивановым»…Ивановы как будто жили в Ундорах примерно на улице «Бутырки» (за школой)…
А Лида как будто перед этим  гуляла по Ундорам и увидела меня (!!!)
…странно: сновидения (мои же!) были как бы несвязанные одни с другими, и более того, «шли» чуть ли не одновременно…    !
320.8.67
…приснилось мне, что  всё это время – эти годы, Лида пребывала на лечении, что она тяжело больна, но шансы на выздоровление оставались… И снилось, что мне нужно было быть лишь спокойным и…обязательно ждать…
…и были мы где-то в Италии, в сумерках, среди средневековых крепостей и домов, и как будто с Лидой я уже встречался, но Лида не узнала меня; Лида же была одета по-летнему, у неё было молодое личико… Это я так думаю, что Лидочка не узнала меня, но мы оба были словно чужие себе, и лишь спустя время мне кажется, что Лида  не узнала меня… А «на самом деле»?
А на самом деле я даже не могу вспомнить, встречались мы или нет
321.8.68
На своих красных Жигулях я один поехал…за границу (!) за товаром (!!)… Денег – в обрез, пара бумажек сторублёвых, наверное, в заднем кармане брюк… Я подумал, что и поесть не на что. Поставив машину, я шёл через толпу людей, кажется, зимой. Встретился с Лидой так, как будто мы уславливались встретиться – ожидаемо. Лида говорит: «Зря тебя Ольга послала сюда, она тебе задаст! (если, мол, вернусь)»
322.8.69
А спустя часа два приснилось извещение, что мой дом (где?) сгорел; в извещении были какие-то расчёты
*
У Насти скоро день рождения (13.07., а сновидение за несколько дней до него); Олеся перед предполагаемым отъездом в Ундоры в отпуск, уже как с месяц мне напомнила, чтобы я купил цветы…
323.8.70
…и приснилось, что я в УГПИ, на своей кафедре зоологии сижу за столом со своими тонкими папками, в которых, знаю, мои опусы по литературе, вижу рядом своих кафедральных недругов, с которыми веду совершенно не касающийся меня самого разговор… Свету (старшего лаборанта, а когда-то мою студентку) попросил себе кофе, а сам-то, чувствую, весь в проигрышной ситуации. Но знал, что мне надо купить розы:
Лида, наверное, уже приехала, а я её всё не встречаю…

Год девятый

324.9.1
В 38-ой школе, где работала Лида, навстречу нам (я, как будто с Лидой) идёт М. Агафонов с матерью и объясняет нам, что он устроил свою престарелую мать в этой школе только для того, чтобы побольше получать денег…
*
Приведу две цитаты основоположников современной психологии:
1. «Сновидение – маленькая, хорошо спрятанная дверь, которая ведёт в ту изначальную космическую ночь, которой была душа ещё до возникновения сознания». К. Юнг.
2. «На каждом шагу я обнаруживаю, что меня опередили поэты». З. Фрейд.
Речь, конечно, и у Фрейда идёт о сновидениях… Что я сам хочу в них узнать? И узнать о своей Лидочке? Ведь никто, кроме неё, мне так глубоко не известен, даже дети, которые стали выстраивать свою судьбу у нас на глазах и бесповоротно самостоятельно…
Да, душа начинается там, «где…внутренний мир соприкасается с внешним», как написал другой великий человек… Но космос, иначе внешний мир, – не «ночь»! Он изначально «становился» упорядоченным! Впрочем, Юнг этого пункта и не касался… А поэты – такие же люди, как и учёные. Только наделённые обострёнными чувствами…
Что же я хочу прочесть в своих сновидениях о Лидочке? Они сами «приходят», без моего ведома, словно только касаются моего осознания (и по словам поэта, рассеиваются «как утренний туман»), и я едва-едва  успеваю их записать…Словно одна жизнь, неведомая и без времени (!) задевает уже нашу – сознательную и «тяжёлую» – медленную
А мы – инертны
325.9.2
В Ундорах видел массу различных сновидений
И одно из них – с Лидой
…мы играли (!) в уличных автоматах (! никогда в жизни не делали этого), только не могу вспомнить, «просто так» или на деньги. И пришлось нам отойти в какое-то здание за какой-то надобностью, а тем временем к нашим автоматам подошла группа детей…
Когда же мы вернулись, то вспомнили, что рядом с автоматами оставили свои вещи, я – портфель, Лида – сумочку! Кинулись искать, и, слава Богу, нашли: из вещей ничего не пропало, да и пропадать из них ничему не было…
Мне не понравился сон: обычно после сновидения о Лиде я тут же просыпался, а тут оно было в ряду ничем не примечательных сюжетов, да и не вызвало волнения…
Каким-то рядовым оно было
326.9.3
В саду у нас – наподобие отгороженного домика, я запираюсь в нём, чтобы остаться с Лидой…Но в дверь стучат и Олесин голос: «Папа, ты один»?
327.9.4
Олеся в Ундорах видела сон о том, что мама (Лида) приехала в Ундоры и пошла в сад, сказав Олесе, что она хочет со мной поговорить…
328.9.5
Всей семьёй, отчего-то большой и незнакомой, мы собрались в театр…И вот уже я запираю входную дверь дома, но не могу из большой (!) связки ключей подобрать нужный… Кажется, мы опаздывали.
Среди нас была Лида
329.9.6
….мы втроём спим на полу в маленькой избушке-бане: Лида у выхода, я – где-то в середине, а за мной, у окошечка, мужчина средних лет, похожий на физрука из Вышкинской школы, где мы работали год после института…
Ночь. Нам, мужчинам, надо в туалет, на улицу…Я выхожу за ним и вижу, что он не выключил за собой свет в «предбаннике»
«Избушка»  та – в лесном овраге, возле дороги, по которой то и дело проезжают автомобили, и оставлять не выключенным свет опасно…
330.9.7
В Ундоровском доме, возможно, в «Черкасовом», баба Катя (моя мама ) не давала спать Лиде…
Лида прилегла отдыхать, а баба Катя то и дело включала радиолу (!?), ставя новые пластинки, громко разговаривала, чем-то гремела… Я её уговаривал не шуметь, но уже не выдержал, вытолкав её за дверь, и в сердцах бросив (вывалив из миски) ей под ноги то ли крупу, то ли ещё что-то… А в дверях на шум уже пришла баушка Феня (мама б.Кати)…
Запомнил я невозмутимую решимость бабы Кати
331.9.8
…сюжет сна был спрессован в прихожей нашей квартиры на Кирова; надо было купить хлеб, но денег у меня не хватало… И рядом были дети, была б. Ира, и все предлагали варианты на этот счёт… Была и Лида, она стояла в дверном проёме на кухню, кажется, именно у неё в руках была книжка «И звук, и свет»… Я ясно видел обложку книги
332.9.9
В  Ундорах видел невероятной продолжительности криминальный сон с исчезнувшими людьми, вероятно, убитыми… Действие сна проходило или в здании пединститута или рядом с ним, и я был участником или пострадавшим (непонятно)…
Приехали высокопоставленные следователи, вызвали меня с Лидой; я спокойно разговаривал со следователями, а Лида в ответ на безобидный вопрос дерзко что-то сказала одному из следователей…
Даже я удивился
333.9.10
Уже которое сновидение Лида со мной (лето 2019), но я её не вижу! И в этом тоже: мы стучимся в 2 квартиры рядом, в которых мы жили то ли в качестве квартирантов, то ли в качестве хозяев; в обеих квартирах живут сейчас азербайджанцы, и  из обеих квартир нам обещают вернуть (!!!) наши вещи (одежду)…
*
Минувшей ночью два коротких сновидения о Лидочке, одно в самом начале ночи, другое – в   конце:
334.9.11
…я как будто печатал фотографии, и были люди рядом. И вдруг мы  остались одни в комнате, и сразу стали целоваться…до умопомрачения, как будто мы не виделись тысячу лет
335.9.12
…а вот кто хотел постирать постельное  бельё после какого-то уж очень большого и длительного мероприятия в школе? кто сворачивал отчего-то уже мокрые и потому тяжёлые  простыни и пододеяльники и говорил, что «я бельё постираю»? Наверное, Лида….
А я: «это же немыслимо!»
*
Как разбудить тебя, Лида? как вернуть в жизнь, где шумное дыхание, где любовь и страдание, где ошибки и смех, где светит солнце и отчего-то по утрам в конце лета холодно… Где бескрайнее небо, скрывающее внутреннюю свободу, и где мы, все-все… И где жизнь – одна на всех!
И где одна жизнь вдруг уже ничто…
336.9.13
Лида – ас мотоциклетного вождения, в шлеме (!). Лида меня учит водить свой мотоцикл с коляской: она – за рулём, а я – в  коляске (!!) и  должен нажимая на какие-то педали определять в какие стороны поворачивать мотоцикл… У меня не получается (восстановлено)
*
(возможно, утеряно одно или два описания сновидений, вследствие поломки компьютера, а черновики не найдены…)
337.9.14
Уже утром (в 7-ом часу утра) в Ундорах вижу сон, как мы с Лидой идём к Волге в сторону Малых Ундор, где в панельном 5-и этажном доме проживает Евгения Анатольевна…Раннее утро, идём через спортивную площадку, но в этот момент я куда-то отлучаюсь, и уже вижу, что около первого подъезда дома в беседке сидят моя Лидочка (вполоборота ко мне) и Евгения Анатольевна (ко мне лицом). А перед ними – Олеся и Настя школьного возраста…(см также сновидение  437.10.29)
Ещё запомнил, что видна была Волга с рассветным заревом, но оказалось, что это огни пароходов, так как при взгляде на беседующих женщин солнце уже смотрелось высоко
(мне кажется, в сновидениях я уже видел один раз Евгению Анатольевну, но  впервые в таком сюжете увидеть её не ожидал…)
338.9.15
…после полуночной бессонницы, перед сном с предутренними разнообразными видениями вижу долгожданный сон о Лиде:
Якобы мы давно уже живём порознь, и, встретившись (в Ундоровском саду?), решаем ехать на велосипеде (вдвоём на одном?), не помню) к ней «домой». Но Лида отказывается, решаем идти пешком…
И дома уже вижу у Лиды на животе слева (где и была операция) бинт…
339.9.16
На каком-то новогоднем празднике на заснеженной площади я катался на коньках, а Лида, как будто стояла…. И со мной всё хотели поздороваться  двое молодых людей; наконец, мы поздоровались, и я проснулся…
…а всё помню, как делаю круги по заснеженным полянам вокруг Лиды под звучащие слова песни «Вам песня посвящается, вы за неё в ответе, ведь песнею кончается всё лучшее на свете…».
340.9.17
И утром ещё: Мы с Лидой ( с кем же ещё?) буквально прыгали как дети вдоль (!) пирса или склада от одного конца до другого или обратно (!!), и слышим, как какой-то остряк сказал нам: “dein – zusein”!
Вот умник. Сам-то он понял, что сказал (“dein – zusein”)?
341.9.18
В самом начале  (около 11) ночи сон и в самом конце (около 7 утра):
Мы где-то в другом городе, и у нас много-много вещей; начинается дождь, мы раскрываем зонтики и идти нам примерно такое же расстояние, как, допустим, от нашей квартиры на Кирова до остановки «Речной порт»…
Мы были в гостях у Анны Исааковны (пожилая женщина, которая жила в начале 80-х годов  в нашем подъезде; в сновидении она «живёт» в другой части города). У неё сломался замок в двери; я починил. Перед уходом сломался другой замок, на двери в кухню. Я и его принялся ремонтировать, но убедился, что без подручных материалов и инструментов не справлюсь, и сказал, что, мол, я приеду послезавтра. А надо-то было заделать  отверстие в двери размером с пол-ладони, желательно железной пластинкой  и закрыть это «железо» аккуратно фанерным кусочком…Да ещё проделать отверстие для ключа…
Лида сказала, что она подождёт меня на маршрутной остановке…Но когда я вышел, оказалось, что до остановки далеко…И когда я добрался до остановки, Лидочки нигде не было, и я хотел позвонить ей
И только после того, как я проснулся, я понял, отчего Лиды нет
342.9.19
 …я полез на крышу выбирать обои; это было нелепо…
Лида была недовольна
*
...Лидочка моя сейчас как «Фантазия-экспромт» Шопена: звучит и определяет смысл жизни…
343.9.20
2.10.2019 Олесе 50 лет, а сегодня утром (19.09.) вижу сон: Лида в ателье примеряет новое вуалевое с цветами платье; у неё «готовится» причёска…В ателье несколько женщин, но я их не вижу, смотрю, как Лида  поправляет украшение к причёске, нервничает из-за какой-то заколки: «она не так сидит» …
Я просыпаюсь…
И понимаю, что Лидочка всё-всё знает о нас
Она радуется вместе с нами
*
…множество раз я пробегал глазами свою исповедь о Лидочке, и каждый раз я ловил себя на недоумении о том, что всё случившееся – о нас
…да и забыл я тот порыв, в течение которого был записан этот текст: он  словно  о ком-то, но  не о нас с Лидой
я переживал эту исповедь так, как будто слушал Глюка из «Орфея и Эвридики»
неужели это о нас? Как во сне
344.9.21
Мы с Лидой в Москве (но Лида словно не похожа на себя), с нами маленькая девочка
Мы на рынке и Лида хочет купить свечи; я спрашиваю, сколько они стоят, и вроде мне говорят, что большие стеариновые по 1000 рублей, а  тонкие восковые по 17. Рынок полупустой….
Вспомнил, как мы ехали в Москву: с трудом я втолкнул Лиду в какой-то крытый кузов с задней дверью, и она тут же захлопнулась, так что сам я как акробат, стоя на какой-то подножке снизу и стуча в дверь, буквально протиснулся в битком набитый людьми кузов
345.9.22
Мы встретились в трамвае, идущем в Засвияжье, зимним временем, Лида была одета в норковую шубу и на голове была какая-то изящная каракулевая шапочка, кажется, Лида никогда такую не носила…
Я вошёл в трамвай в центре города, когда Лида уже была в трамвае и стояла у передней его двери, я окликнул её… Как Лида обрадовалась! Её лицо сразу засветилось… Но нам вместе (!) надо было выходить …на следующей (?) остановке, мы, видимо, ехали вместе по одному и тому же адресату…
*
«Неужели только затем и явился я на этот короткий промежуток времени в мир, чтобы наврать, напутать, наделать глупостей и исчезнуть»?
Да, и я ведь так думаю (думаю или мне подсказывает Толстой как думать?).
346.9.23
В Ундорах в советское время в магазине (кооперации) мы с Лидой захотели купить зелёное платье. И вроде бы Лида уже была в этом платье…Магазин был с пустыми полками, и вошедшая после (!) нас  молоденькая продавщица, которая будто мне (именно мне) была близкой знакомой, сказала, что платье вот-вот привезут…
Продавец была похожа на Сашу Гуляеву из Засвияжья, второкурсницу на нашем факультете в то время, когда я учился уже на 5-ом,  и мы с Лидой были в браке
347.9.24
Сон-мгновение: Лида просто сказала что-то домашнее, радостное….
…но что? Ночью не записал, а утром не вспомнил…
*
Фальшивое время! Нам власть в лицо говорит, что мы живём хорошо, что даже «зажрались»… И некоторые (из нас!) …верят
*
Мне кажется, что всю осень я не видел снов о Лиде (а сейчас уже начало ноября)…
Пожалуюсь тебе. У нас в городе стоит памятник И.Гончарову Л.Писаревского (1965 г), рядом с памятником установили памятник и дивану Обломова (И.Смиркин, 2005 г) с табличкой «Философский диван». В 2019 г диван взяли на реставрацию и вернули с ошибкой в названии диван, понятно какой.  Ошибку в новоделе заметили и поместили фото в интернете. Я не удержался и написал комментарий: Конечно, эта безграмотная табличка лишь характерная деталь в общем интерьере нашего города, ради смеха названного "Культурной столицей"... Но вот так и живём: один дворянин (!)  из нашего города от скуки, наверное, приложил все силы для того, чтобы весь мир насильственно сделать счастливым, и, как следствие всеобщего счастья, через сто лет после знаменитого земляка счастливая часть горожан радуется созданной ими "культурой"... Наверное, правы некоторые мои  коллеги в том, что  счастливые часов не замечают...
И что? Уже на следующий день комментарий был удалён из соц.сетей («Одноклассников»). И, видимо, так же быстро исправили ошибку на диване.
Вот так вот. Но не из-за моего комментария, это ясно!
*
Наконец-то, спустя долгое время  увидел под утро о Лидочке краткий сон:
348.9.25
В киосках Союзпечати мы ищем какой-то журнал с нужной публикацией…Осталось обойти два киоска по дороге  из нашего общежития к улице Гончарова; и вот, в предпоследнем киоске в вестибюле здания в углу видим Н.П.Старшову, уже старую…А у нас отчего-то детская коляска, но мы решаем к последнему киоску идти вместе (уже без коляски)…
349.9.26
Наверное, не выдерживаю…И позвонил Лиде (во сне!!!!)
…я…осознал, что что-то Лиды долго нет, что надо позвонить ей. Я спросил, когда она приедет? Усталым голосом Лида сказала, что 5 числа (ноября? но он проходит…Декабря?), что она живёт по адресу ул. Ленина, номер не знает…в каком городе, спрашиваю,- Ангара…Наверное, Ангарск, но я-то надеялся, что Лида назовёт город в Поволжье..
Не могу вспомнить, по какому телефону звонил, но дозвонился сразу!
Лида добавила, что должны какое-то обследование закончить, и мне показалось, что она лежит на железной койке
Усталым голосом
Да, без Лиды не могу, и всё делаю для того, чтобы отодвинуть сам факт её отсуствия
350.9.27
Не могу точно сказать себе, то ли во сне  разговаривал с Лидой, то ли наяву: и «начало» краткого разговора и «конец» его размывается
*
…заключительная часть «Лунной сонаты» немедленно возвращает к прежней жизни…Видимо, вообще подобная музыка возвращает к единственному возможному уровню (не стилю, а именно уровню)  жизни
351.9.28
Лида вела урок в школе, и  мы должны были после куда-то вместе пойти.. Но пока я выносил из класса цветочный корень из  горшка, кажется с остатками земли, Лиды в классе уже не было…
А я и одеться не успел…
*
Мне показалось, что всю ночь я смотрел этот сон:
352.9.29
в просторном помещении, прохладном и тускло освещённом, с низким потолком (м.б. в коридоре или…гаражном помещении) человек 6-7 в верхней одежде стоя обсуждали преступление;  я заинтересованно слушал их, понимая, что эти люди – следователи, и что речь идёт об экономическом  преступлении. Раза два и я вклинивался в разговор, говоря о том, что при оценке преступления не надо  огульно очернять подозреваемых… Несмотря на то, что я явно был не из «их кампании», мне показалось, что меня выслушивали со вниманием, и более того, в конце этой «встречи», один «следователь» изъявил желание со мной продолжить «содержательный» разговор….
И только в конце обсуждения я заметил, что был с Лидой: в болоньем коричневом плаще она стояла среди других «детективов»
И сон для меня мгновенно приобрёл значимость
…а детективу я сказал, что, мол, я с женой и мы должны идти домой..
*
В эту же ночь под утро приснились ещё два эпизода с Лидой, которые я почти не запомнил:
353.9.30
Мы с Лидой были вместе, но расстались, а по возвращении я всё никак не мог найти нашей комнаты или квартиры, ошибаясь даже этажом…
354.9.31
Я утерял ключ от замка или не мог вспомнить последние цифры на сотовом  телефоне (и мне помогали восстановить номер!….), и по этой причине не мог возвратиться к Лиде…
    А она меня ждала: я это не только знал, но и чувствовал
*
Просматривая текст опубликованной в 2012 г  книги «Этюда о сознании», я увидел то, что забыл на целых 7 лет:
293. Уже более месяца назад видел сон, как в речном порту, поднимаясь по лестнице наверх, я увидел, что потерял любимого человека
Сновидение случилось раньше события. Ужас.
Но тогда я не придал этому значения.
       Не знаем сознания своего, оно закрывает само себя от осознания.
Этот этюд под № 293 написан примерно в начале августа 2011г, т.е., спустя примерно полмесяца после ухода своей Лидочки
Кому (или чему) помешала моя Лидочка? Каким причинам-следствиям?
355.9.32
12 декабря 2019 г:
….мы остались вдвоём в квартире и занялись работой «по хозяйству»: на кухне, в ванной – мыть, стирать, чистить, убираться
Помню больше предметы работы….Но рядом была Лида! Я чувствовал её всем существом своим, был спокоен…
И мы были поглощены домашней работой
356.9.33
…мне кажется, это Лида с маленькой девочкой ехала со мной в легковой машине, допустим, от речного порта, но по пути они где-то вышли… И я, поворачивая у областной больницы  к нашему дому на Кирова, остановился, ожидая их… Впереди же метров в 100  стояла другая легковая машина; водитель на моих глазах вышел и руками  стал подзывать меня: я пошёл к нему, отчего-то босиком и с трудом… Но он вдруг вновь сел в машину и поехал, а я повернулся и побежал (!) назад… Побежал потому, что боялся не встретить Лиду
357.9.34
Наша с Лидой комната и комната какого-то  Палыча на колёсах! и вход в комнату Палыча – через нашу!! И Палыч этот, пытается (или имитирует попытку) пролезть через свою дверь размером в окно в свою комнату… Но его комната…отъезжает!? В последний момент, кажется, я проталкиваю этого Палыча (вместе с его ногами) в его комнату… Уфф!!!
Но Лидочку свою видел как-то мельком
358.9.35
Мы с Лидой договорились (на кухне) идти за грибами на пляж (!!), условившись взять ножи из столовых приборов… Мне кажется, мы имели в виду маленькие шампиньоны
И в этом сне Лиду видел ясно-ясно
359.9.36
Мы ложились спать, но я вспомнил, что не доварена картошка…А когда пришёл на кухню, то увидел, что в утятнице варится ещё картошка с мясом…Возвращаясь, я понял, что кухня находится в  самом центре Ундор, т.е. домой надо идти напрямую  через  овраг, и у же из оврага увидел, что у дома стоит машина «Жигули» синего цвета…Я подумал, что приехали гости, но оказалось, что приехал Слава Петропавловский, и что Лидочку мою увезли в больницу с болью в животе
у меня отказали ноги, и я упал вниз лицом на порог избы
360.9.37
Лида была со мной в каком-то вузе (?), но её я не видел, я только знал, что она была со мной… Неясное сновидение, однако, закончилось тем, что Лида заходит в наш дом (на Кирова), и в дверях, одетая в зимнее пальто, уставшим голосом отчётливо  мне говорит:
«Наливай!»…
(но вот кому наливать -  ей, мне, я всё утро после сна так и не понял)
*
Лидочек, мой голубочек, уж которое художественное произведение я воспринимаю через нашу с тобой судьбу: в данном случае, 12-ую серию фильма «Жуков»…
Это же мы с тобой должны были вместе до конца
А фильм-то снят был как раз в 2011 году
361.9.38
Уже утром, в полусне увидел, как открывается входная дверь и входит Лида….
в белом шерстяном платке, тёмном зимнем пальто
я тут же окончательно проснулся: так и запомнил её, стоящей вполоборота в дверном  проёме
*
Видел сон о том, что недалеко от старого моста через Волгу стоял небольшой современный дом, и в этом доме оказался я едва ли не почётным гостем…Хозяевами были две творческих семьи изучающие язык; мне попеременно  декламировали словосочетания, очень схожие со стихотворными строчками…
И в доме том было, тем не менее, необыкновенно просторно и множество чем-то занятых или проходящих людей, но мне кажется, просто приглашённых…
Я проснулся, и стал думать о другом: о том, что человеческая душа льстива и лицемерна, порою просто жестока, но в итоге трагична, так как уравновешивается одиночными светлыми персонами…
и человечеству становится стыдно, а м.б. не всем, а  только отдельным людям
362.9.39
…вниз по Самодуровке (сейчас эта улица называется Нижняя Лесная) я качусь на лыжах; мне кажется, что чуть позади меня спускается на лыжах ещё кто-то...Не доезжая до ручья перед лесом мы останавливаемся, и надо вбираться на гору. И вдруг видим лежащую на снегу девочку, которая, вероятно, спускаясь так же  на лыжах, упала… Девочке надо помочь…
И мы оказываемся в помещении, навстречу выходит высокая, смотрящая прямо мне в глаза женщина, и выясняется, что это моя бывшая студентка, и что она работает здесь с 1969 г (!). В помещении много людей, и среди них и моя бывшая ученица (!!). И как-то естественно, словно так и должно было быть, появляется Лида.
Лида всех здесь знает, она молодая, мы с ней о чём-то уславливаемся… Я разговаривал с Лидой близко-близко, спокойно
Мне запомнилось её спокойное лицо
363.9.40
Лиду не видел, но именно с ней и ещё, кажется, двумя детьми возвращался в Ундорах по улице Заовражная домой…
Я отстал, так как стал выяснять причину пожара дома одноклассника, затем, уже в центре сел в автобус, который, заезжая с просёлочной дороги на асфальтированную,…..перевернулся! Я же стоял у автобусной двери, но всё же не пострадал…Затем пошёл пешком по плотине, заметив в  пруду (!) разрытые  водопроводные колодца!
Дома же во дворе ещё с улицы увидел крёстну, которая мне сказала, что все уже дома, а мне же не надо было …давать ушные серьги (!!)
И было лето
364.9.41
…я шёл от Лиды, мне кажется, из школы в центре города, где мы что-то делали (Лида, я и какая-то женщина), шёл через Южный рынок, где встретил вот этого третьего человека в школе: женщина была занята какой-то работой, в руках у неё был кувшин. Я обрадовался и сказал ей, что она может идти к Лиде, и что Лидочка ей тоже будет рада…
*
Лида многим нравилась:
В Карсунской школе она дружила с В.Кузнецовым и Н.Селезнёвым, и помню, постоянно о них говорила, какие это умные ребята; оба поступил в Казанский авиационный институт, а Кузнецов до свадьбы не верил, что Лида свяжет свою судьбу с моей и даже  осенью 68 г приходил на улицу Инзенская возле Старого вокзала  (я был в институте) увезти Лиду с собой…
За неделю до свадьбы в Риге интеллектуал-экскурсовод пригласил даже Лиду (из всей группы!) к себе домой (!), но в итоге, конечно же,  ходили мы к нему вдвоём… Помню уютную комнату, мурлыкающий большой радиоприёмник и какие-то разговоры о Западе и ни о чём…Впрочем говорил наш латыш только с Лидой.
С весны 1973 г мы жили в своей квартире на Камышинской и сразу же подружились с художником Валерой Константиновым, который служил в милиции (год – вместо армии) с  нашим вузовским другом Д.Орловым… Валера часто бывал у нас дома, и мы у него; после переезда на новую квартиру на Кирова (сентябрь 1981г) Валера приходил к нам ещё несколько лет, всегда неожиданно, и наши встречи всегда были немногословны… Он приходил к Лиде… Я же ничего не видел!!! Встречи прекратились, очевидно, после его женитьбы (Лида была недовольна его выбором).
Наконец, в 1995 г  учителям школы № 38, где работала Лидия Ивановна, организовали  встречу с учителями из Германии…И учитель из Германии, в годах уже, высокий и приятный  Дени Кристиан был у нас в гостях… Но с ответным визитом у моей Лидочки не получилось… Но несколько раз, в ссорах со мной Лида проговаривала о том, что если бы она поехала в Германию, то домой бы не вернулась…
*
Сегодня 24.01.2020, сегодня с Е.А. иду в театр на Жанну-д-Арк; вчера поссорился с Олесей… И ночью увидел сон, к которому можно было бы прикрепить название  «Яблоко раздора»:
365.9.42
….внучке Анечке когда-то я дал большую жёлтую (кожаную) сумку с яблоками; возвращая через время сумку, Аня, оказывается, вместе с сумкой возвратила незамеченные ею в придонных боковых складках сумки десятка два яблок. Яблоки оказались к удивлению как будто сорванными с дерева, и я обрадовался…
Далее сюжет сна (без перерыва)  переключил меня в Ундоры, и я, якобы, эти яблоки захотел вымыть в Старостином пруду (!?), и вот яблоки  уже были вымыты, но я-то сам оказался на берегу пруда в овраге!, а  яблоки – в  пруду около плотины, т.е. на противоположной стороне…
Я прошу Лиду принести яблоки;  но Лида идёт вдоль пруда уже  назад, без яблок
Я не выдерживаю, и сам иду за ними, и, поравнявшись с Лидой, на её безмолвный вопрос, мол, зачем иду, в сердцах бросаю: «Не Ваше собачье дело!»….
И мы разошлись
Лида возвращалась, я -  уходил
И немедленно просыпаюсь
Так грубо и при нашей совместной жизни я не говорил!
Но я рад, что видел Лиду, пусть  и мимоходом, пусть и при такой ситуации, где неправ был именно я….
366.9.43
Я возвращался из Ундор домой…
На севере в каком-то магазинчике покупал бутылку водки (!) и разговаривал с пожилым покупателем, похожим внешне на Р.Г. Баранцева, он мне отчего-то сказал, что родился 6 февраля…
…а далее..А далее я уже знал, что вернулась Лида и остановилась где-то на Южном рынке, и, конечно, я немедленно уже мысленно был в пути
к ней, и знал, что с Лидой пойдём из Южного домой…
*
В компьютерах есть функция TeamViewer (удалённый доступ), которая позволяет даже управлять входящей информацией (форматировать её) для основного пользователя…
Даже в компьютерах!
А у людей? ….
Не имея в виду настоящих гипнотизёров (ясновидцев), мне бы хотелось утверждать, что обыкновенные любящие люди совсем не напрасно верят в то, что их любимые всё знают о нас, оставшихся в жизни…
(человек-то сложнее  любого компьютера)
И, наверное, надо быть просто одержимым этим чувством
367.9.44
  Странно, но лирическую оперную арию (романс Надира Бизе из оперы «Искатели жемчуга») в исполнении неизвестного певца («кавказской наружности» и в белом пиджаке), передаваемую  по телевизору с большим-большим экраном я слушал….не один…
Проснувшись, я понял, что рядом была Лида
Рядом
368.9.45
Под утро видел ещё сон:
Мы были у Дома офицеров (рядом с пединститутом): Лида, я и маленькие Аня и Юленька (Ане примерно 7 лет; Аня сама сейчас мама Юленьки ! а Юленьке  - года 3).
Мы отправились в пединститут отчего-то по широкой лестнице…
…из вестибюля УГПИ сразу прошли в библиотеку
А народу – тьма! Всюду – и в библиотеке, и в вестибюле… Выходим, но Анечка ещё в библиотеке, Юленька (отчего-то она похожа на внучку Евгении Анатольевны Ариночку – светленькая) у меня на руках..
Лида стоит на 2-3 ступеньке лестницы наверх, ей надо пройти к «себе», т.е. к аудитории № 305, где она работала несколько лет; мне – сходить на кафедру зоологии в другой конец института. Я спрашиваю Юленьку-Арину:  «пойдёшь со мной?» Она: «нет, я хочу к Ане»…
…Лида была в летнем коричневом платьице в маленьких клеточках..
369.9.46
…я был в отъезде, когда же вернулся, Лида мне показывает 3 костюма, которые она мне купила: чёрный, какого-то серого цвета и коричневый, который был уж очень красивым.. Я спрашиваю, как же ты смогла подобрать такие красивые костюмы? Она отвечает, их она примеряла на мужчине, с которым она вроде как и ходила в магазин…
370.9.47
…уже лёг спать:
времени было примерно без четверти одиннадцать, как входит Лида, усталая… Я спросил, то ли почему так поздно, то ли, мол, ты же не хотела приходить? Мне кажется, Лида ничего не ответила.
Я всё же заметил, несмотря на то, что свет, кажется, она не включала, что одна одета была по-осеннему
И сон-то был именно в начале ночи…
371.9.48
Мы на море (как в прежние времена) всей семьёй, дети – маленькие…
Лида моется после морской воды и переодевается, я – рядом…
И мы – уже в поезде (?), а вагоне волки!, но какие-то похожие на небольших и настойчивых собачек: одна из них всё норовит и норовит выхватить у меня какую-то еду, я постоянно отгоняю её прутиком…. Лида с детьми – поодаль
372.9.49
Приближается  52-ая годовщина дня свадьбы (24.02), которую мы с Лидой всегда отмечали …трепетно, и дату эту отчего-то запомнили (до сих пор!) и наши родственники, и сегодня, 20.02, уже утром вижу сон:
Мы с Лидой в поликлинике или больнице (у Лиды сильнейший остеохондроз), ждём результата рентгена; большая очередь, и Лида страдает от боли, не может даже разогнуться. Время вечернее, но больных в коридорах поликлиники много. Я плачу деньги, то ли за снимок, то ли за назначенные лекарства…Наконец, появляется в коридоре женщина-врач со снимком, и тут же, в коридоре, при всех, начинает снимок  рассматривать, комментируя  вслух затемнения на нём, вслух удивляясь чуть ли не сросшимся позвонкам в области поясницы…
Но Лида в результате успокаивается, и даже затихают боли… В это время появляется другой врач, кажется хирург, я понял так, что это муж врачихи-ренгенолога, с подписанным рецептом на лекарства и сеткой с продуктами(!)….Интересно, что этот врач то ли мой преподаватель, то ли мой студент (!), но во сне он выглядел молодым
Далее, вроде, эти лекарства мы получаем, и Лида как бы и забывает о боли. И мы пошли домой. Поликлиника эта, оказывается, – в Ундорах, на том месте, где сейчас улица Больничный переулок (бывшая Завтратяиха). Лида: пошли улицей Выселки (к нашему дому на Старостиной), я: пошли напрямик! …Пошли. Лида радуется, что ей стало легче, что не надо ещё покупать лекарства…
Уже начинало темнеть
К анализу:
Конечно, сам мозг может раскручивать сюжет этого сновидения, ведь это не что иное, как самооценка (или самососохранение, так проявляющееся в совершенно неожиданных формах в живых организмах), но мне бы хотелось верить, что это Лидочка приходила ко мне.
Сама…
Примерно через час – продолжение: и вот вижу, что хирург приносит мне ещё лекарства: мы сидим на лужайке (!), и я уже заплатил за лекарства ещё около тысячи рублей…
373.9.50
Всё сновидение в сумеречном свете: откуда-то я возвратился домой (на Кирова), Лида в средней комнате, стоит, жалуется, что у неё в 12  часов сильно болел желудок, наверное, добавила она, обострились язвы…Даже хотела вызвать скорую. Я спросил, в 12 ночи? Да, было совсем темно…Якобы она, чтобы заглушить боль,  даже выходила на улицу….
Когда мы разговаривали, стояли рядом у выхода в коридор, и Лида заговорила со мной не сразу…
374.9.51
Мы в трамвае.
Лида платит за квартиру, но у нас нет показателей за воду; я говорю, что можно заплатить по средним за прошлые месяцы…Лида соглашается и говорит, что надо купить учебники в школы для (наших?) детей…
И мы идём в книжный магазин
375.9.52
Кажется, день пасмурный, мы в Ундорах, в центре на  остановке маршрутки… Лида с девочкой пошла по плотине (к выезду из Ундор в город), я крикнул ей, что догоню…А у меня в руках две тяжёлых сумки

376.9.53
….У «кривого дома»  на ул. Карла Маркса Лида садится в маршрутку, вижу её только уже скрывающейся в салоне машины, но заметил, что она в светло-фиолетовом платье, привезённым из Чехословакии в 1970 г… Я иду (или бегу) к ней от остановки «Стадион»… В маршрутке почти свободно, Лида – на первом сиденье от водителя, а сумочка её – на последнем, и Лида просить взять из сумочки ключ (или ключи), но не могу вспомнить для чего… Но, кажется, подразумевалось какое-то событие (движение?)
*
Лидочка! Мало того, что всю жизнь по существу я занимался не совсем денежным делом, так я, оказывается, хотел понять проблему человека «на самом себе», т.е. вёл самонаблюдение! Ужас!...
…ты же была ярким жизнелюбивым человеком, и такой осталась…
Наверное, для всех
377.9.54
мне снилось, что я с детьми приехал в Ундоры;  я поливал из шланга искрящийся и тяжёлый снег (!?) во дворе  крёстниного дома и бабы Катиного… Но думал о Лиде: она была где-то в отъезде или в гостях, и я решил позвонить ей и сказать, чтобы она ехала домой на нашу городскую квартиру, где мы могли бы остаться вдвоём….но помню только, что решил…
А где-то в сюжете сновидения я в очередной раз назвал Евгению Анатольевну Лидиным именем
378.9.55
В марте, на фоне разговоров и истерии в средствах массовой информации о китайском гриппе, вижу под утро два сновидения:
1. Весна; ещё вокруг белый-белый и искрящийся мокрыми крупинками снег. Я с кем-то (женщиной) спускаюсь вниз (с  Ульяновского Венца) к Волге, на которой лёд и люди на льду…
А мы, как будто, хотим искупаться в полынье, но не решаемся в какой, всё проходим и проходим мимо очередной…
Мимо нас бежит женщина (или быстро проходит), за ней – двое мужчин, все бегут уже вниз к Волг, и уже по белому льду на Волге…Но догнали мужчины женщину – так и не ясно.
2. Мы – дома. Мы – это я и Лида; у нас дома …бассейн (!), и как будто я уже в нём искупался. У нас двое гостей, и после обеда они, то ли хотят «поплескаться» в бассейне, то ли нет, я так и не понял, но они нас с Лидой смущают:  я хочу второй раз «окунуться»  в воду, а Лида явно хочет помыться…
379.9.56
…снилось, что Лида работает в каком-то детсадике в Засвияжье, я …оказался там, возле двери в большой зал и стал расспрашивать выходящих детей и воспитателей о своей Лидочке…Но никто толком мне ничего и не ответил…
увидел только женщину, и запомнил у неё только лицо с «африканскими» губами и на голове чёрные-чёрные волосы, завитыми во множество косичек… Перебирая их (!), я понял, что это не Лида…
 а кого я спрашивал? Кого-то других, мол, ты не Лида? А, может быть, ты забыла себя (!)…Звонил куда-то, спрашивая о Лидочке (кого спрашивал?)…много раз звонил, кажется (когда проснулся в середине ночи), что весь отрезок этого беспокойного ночного времени
но убеждался, что все поиски напрасны
но всё равно звонил!
Мне казалось, что Лида где-то рядом..
…но где-то внутри себя  знал, что вот приду домой, а Лиды-то всё равно не будет!
Просто потому, что её уже нет
…наверное, я схожу с ума
380.9.57
Но этой же ночью под утро следующее сновидение  мне подарило встречу с Лидой!
Я встретился с Лидочкой!
Ничего с этой встречи не помню, никаких подробностей! Только я и Лида рядом! Её личико, её счастливые глаза! И никого других – только мы…
…эти мгновения, лишённые каких-либо осязаний, переполненные  счастьем и выражающие только любовь…обнажили всю ту же боль…
381.9.58
сновидение начиналось на набережной  Волги, кажется в речном порту; Лида в цветном костюмчике и с сумочкой (сумкой?) была с какой-то женщиной…
и вот мы с Лидой куда-то пошли (куда?), я взял у неё сумочку (сумку) и через какие-то подземные переходы, по широким лестницам в них, мы шли быстро-быстро, я даже отставал от Лиды, словно она вела меня… Я отставал на несколько шагов, а вокруг и среди нас было множество людей…
и было, кажется, сумеречное время
382.9.59
В эту же ночь, уже после 5 утра ещё одно сумбурное сновидение, в котором Лида была статистом:
Я оказался в Туркмении, то ли гостем, то ли в экспедиции… Было застолье: некто, тщедушный и чересчур  молодой, нарочито  грязно ругался, и я его стал жёстко осаживать… Лиду не видел, но она была рядом среди множества молчащих людей…
Сновидение не имело продолжения, но я вспомнил, что до этого эпизода, какой-то присутствующей рядом женщине я обещал к 7 утра сварить кашу (!). Очевидно, для всех
383.9.60
Лида пришла домой!!!
Предыстория:  я решил (!) взять свои красные Жигули (которые были у нас в 80-ые годы), проехать на них через центр города домой…Проехал, и убедился, что не забыл, как управлять машиной… Однако, надо было подправить рулевые тяги и тормозные манжеты… Ко мне домой (я жил один) пришёл Миша Шнейдер с другом; Миша стал говорить, что утром поедем на рыбалку (?  А для меня это было дико: я на рыбалку ходил только примерно до 10-го возраста!), а друг его сразу же у меня дома стал ремонтировать рулевые тяги (!)… Я возражал Мише, что, мол, у меня другие планы на завтра, но ситуацией во сне не управляют! И вот мы уже сидим на кухне, они оба ставят на стол рюмки (!!!), я полез «доставать» что-то к столу…
Но всё это время я знал, что сегодня Лида наконец-то должна быть дома! Только не мог «точно» себе сказать, что она забежит домой или вернётся по-настоящему…И вроде она работает в…больнице..
И вот я с новыми друзьями  на кухне…Как вдруг!
Как вдруг домой …входит…точно Лида!
…ясно вижу её наклонённую фигурку, ясно осознаю, что это моя Лидочка в голубом тёплом костюме…
*
Я не просто мгновенно проснулся, я вскочил с постели
384.9.61
В Ундорах в автобусе (в центре Ундор или в Дубках?) раздают …деньги. И мы с Лидой надеемся, что и нам что-то перепадёт
И вот… я в салоне автобуса, со мной несколько мужчин, и появляется дядя Лёня Марасов, именно он начинает раздавать по тысяче-двум  рублей, но мне он даёт две пятисотки, и то не сразу…
Я думал, что и Лиде достанутся какие-то деньги, она стояла в кабине шофёра, но она сказала, что ей ничего не дали…
Мы из автобуса вышли
385.9.62
Всей семьёй (я, Лида, кажется,  маленькие дети) в гостях у…Марь Тимофеевны (хозяйка квартиры в Лазаревском районе Сочи, где мы в своё время отдыхали летом, но…в Ундоровском крёстнином доме), но мы уезжаем;  в избе наши узлы (!?) с нашими вещами и продуктами (!)-гостинцами… Вроде переодеваюсь в дорогу я последним. Запомнил, что мы хотели взять с собой издание одной толстой и тяжёлой книги с собой, но долго искали предыдущее издание этой же книги, наконец, издание хозяйкой ли хозяевами было найдено…
Пришли наши родственники, которые на нескольких легковых машинах нас должны были увезти домой.
Лиду если и видел, то мельком, только командовала переездом именно она
*
…сон этот приснился в 4 утра (9 апреля 2020 г), а была лунная-лунная ночь с огромным ясным небом!
…отчего-то утвердилось мнение, что  подсознательное  (в особенности с детства) желание смотреть на луну изменяет, даже перестраивает психику – люди  становятся «лунатиками», приобретая в своих душевных или духовных способностях явную патологию, незамечаемую ими же болезненную или даже эксплуатируемую сверхсенсорную, … Зная это, тем не менее, я не «просто» любил, и лунную ночь, и небо само, и день как таковой во всех его проявлениях, и вообще «всю»  остальную природу, но и в меру  своих сил исследовал всё это…
И жил так всю собственную свою жизнь
И смотреть на луну не боялся. Напротив, радовался
386.9.63
12.04 20 г вечером, проезжая из Ундор Ишеевку, мне указали на дом, в котором живёт В.Н.Миронов, бывший в своё время Зав.Облоно, со своей женой В.Д, учительницей 38 школы, где работала последние годы перед пенсией моя Лидочка… И утром 13 числа мне снится:
*
…где? В общественном транспорте? На лестнице внутри какого-то здания?...увидел Миронова, и отчего-то по дружески стали разговаривать… и, как будто, уже лестница оказалась в подъезде нашего дома по Камышинской…Мы спускались…
Я приглашаю Миронова зайти к нам по причине того, что Лида работала с его женой, и будет рада узнать  как сейчас ваша (твоя?) семья живёт. Миронов отказывается,  у него какое-то дело, и вдруг он как будто передумал, или мы уже  оказались в прихожей нашей  квартиры, далее, он вручает мне свой портфель, или сумку, и говорит:  я сейчас… В подъезде (!?) покупает нам в подарок огромного сома (более метра длиной), и таким образом мы встречаемся с моей Лидочкой; Лида  в зелёноё кофточке выходит нам навстречу из кухни… 
Я же один вхожу в зал, а за столом человек 10 родственников, с детьми: все они, якобы, приехали на поминки (? к кому?); среди них я «узнал» только Марь Михаловну и Валю Петропавловскую, с которыми поцеловался (!)…по какой-то причине я падаю навзничь, но подсознательно знаю, что надо встать, а то приедет скорая, а завтра-то вечером футбол! (!?)
Далее я оказываюсь в той комнате, где у нас когда-то была библиотека, я ищу свои книги, чтобы подарить  какую-то Миронову… Но, кроме «Этюдов о сознании» ничего не нахожу… Я удивлён. И вот входит Миронов (без Лиды), и говорит, что он бы хотел книжку о природе….
*
Примерно в 7 утра 17 апреля в сновидении, в котором Лиды не было, слышу издали Лидин голос: Лида меня позвала….
и я тут же проснулся..
*
…Чтобы побороть страх смерти, нужно жить так, чтобы оставалось сознание не бесплодно прожитой жизни, и нужно быть в постоянной готовности умереть. В М Бехтерев.
Высказывание выдающегося невропатолога замечательно, но для себя я исключаю страх
387.9.64
Мы в прихожей какого-то помещения (кабинета? учреждения?)…. Лида (а это она, хотя всё в ней говорит о том, что передо мной модель) в приталенном коричневом осеннем пальто, в широкополой шляпе, в коричневых сапожках на высоком каблуке…, молодая…Я смотрю на неё, что-то говорю ей, но она вполоборота ко мне, смотрит как будто на дверь…
Я заметил, что личико у неё…курносое, шейка как у молоденькой девушки
Но передо мной была Лида, и я проснулся именно с этим чувством, что встретился с Лидой…
И сон этот был утром, почти в 8 утра
388.9.65
Этим же днём:
…летним днём мы  на улице перед крёстнином домом в Ундорах: Лида, я и маленькая девочка; Лида в лёгком летнем  цветном халатике без рукавов и что-то она с девочкой  ест. Каким-то образом я поднял Лиду на спину и нагнулся…. А затем всю её поднял на руках высоко-высоко…
*
Лидочка, после снов о тебе для меня весь день как на крыльях!
Я держал тебя на руках во сне!!!
389.9.66
…из дома в Ундорах, где прошло моё детство, мы с Лидой пошли через плотину в «центр» на какой-то концерт…С нами шло много празднично одетых людей – мужчин и женщин, среди которых я узнавал родственников и просто знакомых…
И шли мы все к дому, в котором во время моего детства располагался сельсовет; в руках отчего-то у меня было почти полмешка картошки (!), и его я нёс  одной рукой (?), и должен был отдать кому-то эти полмешка… И вот, уже возле сельсовета, я, как будто, отдал (женщине?), но Лиды рядом  уже не было …
Я подумал, что она уже вошла в этот «сельсовет», вошёл в этот «дом», который оказался….двухэтажным и весьма и весьма просторным, и вошёл отчего-то сразу на второй этаж! А в нём располагался один «зрительный зал», естественно с рядами стульев, и второй (!), также с рядами стульев…. И в том и другом зале сидели люди! Во втором, кстати,  меня увидел (сидящий) сосед по нашей улице (Старостиной), в чёрном костюме, немного вальяжный (чувствовалось, что при деньгах), и громко сказал мне: Привет главному помещику! Я не помню, что ему ответил, но пообещал ему подарить свою книжку…Он – вроде того, что ему она не нужна, я – она об Ундорах…
Но я искал Лиду: спустился на первый этаж, где и должен был вот-вот начаться концерт или представление… Но нигде глазами я её и не нашёл…Думаю (во сне), что надо сбегать домой (в ундоровский дом), Лида, обидевшись, что меня рядом нет, просто ушла домой, и, думаю, Лида могла и вообще уехать из Ундор….
И только проснувшись, понял, отчего я и не мог найти Лидочку свою  в
этом «концертном зале» сельсовета…
*
Уже утром, вспомнил, что позже видел ещё одно пространное  сновидение, в котором мы с Лидой хотели куда-то уехать то ли на маршрутке, то ли на какой-то другой машине, но у нас буквально «перехватывала» транспорт какая-то женщина….
*
Перебирая свой архив,  наткнулся  в журнале «Реальность и субьект, № 1-2 за 1999г на «Философский трактат о любви» В.М. Овощникова; привожу цитату:
«Любовь – предельная явленность себя в другом как инобытии и предельная явленность другого в инобытии меня. Мы друг для друга одновременно предельная явленность и предельное инобытие, т.е. в этом мы и есть предельная сверхсущность, т.е. Бог»
*
Лида ушла не по болезни, она не выдержала моей жизни, моих интересов, «увлечений», далёких от семейных запросов…. Её уход был вызван моральной причиной
390.9.67
Не могу собрать сон: мы вдвоём на юге (?), загораем…И вот наши вещи надо собрать, я собираю, укладываю в мешок (?)…Остался матрас, который надо сложить отдельно…
Лида стоит… Мне кажется, что были легковые машины…      Где?
*
…в первых числах мая днём упало давление, пришлось прилечь…
Незаметно стал дремать:
…в доме – тишина, неясный и едва различимый гул проезжающих машин  да редкий и отчётливый, но также  далёкий стук трамваев  за окнами лишь окружает её…
И вдруг! как бы из ничего доносится голос Лиды, которая зовёт меня….Она кричит из нашего дома в Ундорах меня, я же – в саду среди вишнёвых деревьев…
Уже второй раз за эту весну меня зовёт  моя Лидочка… А я ведь не спал, может быть, засыпал…
*
391.9.68
…мне кажется, были дети, может быть, чужие… Но где? на улице ? в доме?...
…я вышел на улицу (перед подъездом нашего дома на Кирова),.. а там!... А там столько много людей – родные, чужие… Запомнил только Галю Иванову, в белом пиджаке, какую-то старую, с…усами!  Поодаль стоит Лида, мне кажется, что это она сказала: А чем кормить будем? (или я?), но я махнул рукой, приглашал всех (всех!) в наш дом….
*
Я тут же проснулся…
Стояла высокая яркая луна…
У меня сразу же возникла мысль о том, что что-то не в порядке в семье Ивановых: Миша Иванов (Михаил Алексеевич Иванов) был постарше меня, и уже около 20 лет без обеих ног, и никуда из квартиры не выходил! Может быть, что-то с ним?
Или «это что-то» будет со мной?
  Да… Была неприятность именно со мной…
*
Всё правильно сказано в Новом завете:
«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. Если я имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто.
И если я раздам всё имение моё и отдам тело моё на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего,  не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит.  Любовь никогда не перестаёт, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1Кор.13,1-8).
392.9.69
Случайно вспомнил долгий сон:
Мы откуда-то с Лидой приехали…И мы в речном порту, перекладываем зачем-то вещи – чемодан (чемоданы?), какую-то ёмкость  с зелёными растениями (которую, помню, я выбросил)…Около какого-то здания ждём машину, водителем которой оказался муж (?!) нашей внучки….
Но приезжаем мы …вновь в Ульяновск, и не на машине, а на трамвае на какой – то вокзал, едва сообразил, что на специальный вокзал в нашем ж/д районе,  и то, мне об этом сказали…А я-то думал, что на Засвияжский…
И один! И мне надо звонить Лиде! И всё никак не могу набрать на сотовом её номер! Потому что меня отвлекают постоянно другие люди и обстоятельства…Например, вдруг рядом оказалась Таня Астафьева с двумя маленькими девочками…Я и ей говорю, что надо мне позвонить Лиде!
…незаметно сновидение перетекло в ж/д школу, и я ходил по её лестничным пролётам, встречая знакомых директоров (!)…
Надо же! Всю ночь видел сны и лишь случайно вспомнил, что вначале одного сновидения  был с Лидой! Прости, Лидочек-голубочек…
393.9.70
В Ундорах:…в какой-то другой  собственной жизни – традиционной для всех окружающих? – у меня умерла Лида (!? в настоящей жизни у  меня и рука-то не поднимется написать «умерла»…)
….я возвращаюсь с кем-то домой, и …Лиду привозят …проститься…
Гроб был уже закрытым
Я заплакал
394.9.71
В Ундорах во дворе перед баней я готовил на костре еду, кажется, картошку и кашу – по отдельности, в ведре и кастрюле…
Я ждал Лиду, я знал, что она вот-вот войдёт во двор в раскрытые настежь  уличные ворота…И уже пришёл Серёжа Козин (странно, он-то зачем?) сел рядом, а я то и дело выбегал на улицу смотреть, не идёт ли моя Лидочка в лёгкой зелёной накидке со стороны рощи, плотины…
…мимо нас через двор в сад прошла молодая баба Катя в платье , а навстречу из сада появился какой-то мужчина (с улицы Новенькая?) с бензопилой в руках и намерением помогать с проведением газа нам…
А Лиды  всё не было…
*
Отчего у некоторых людей лицо …светлое? Не оттого ли, что  их «предельная явленность» (термин философский) в буквальном смысле есть аналогия Солнца?: солнечный свет от таких людей…
Нет, всё же этическая версия Антропного космологического принципа (Вселенная с самого своего возникновения «подразумевала» возникновение человека; аргументы – в изначальных физических константах) вовсе не версия, а истина… Сама Истина
395.9.72
Якобы в Лидиной  38-ой школе пробую вести уроки….Самой Лиды не видел, но понял, что уроки мне придётся вести в каждом «классе» с одним-двумя учениками… Да ещё с какими допотопными наглядными пособиями в виде то ли картонок, то ли фанерных прямоугольных дощечек…
И на первом уроке я написал на доске тему: «Семантика и смысл», после чего единственный ученик рассмеялся и сказал: Как интересно!
396.9.73
Мы в Москве: Лида, я и маленькая девочка (которую в сновидении позже я назову моей дочкой). Мы в метро на остановке под каким-то торговым центром, но мне нужно остановка метро под университетской библиотекой; все устали… Я говорю, что пойду расспросить работников метро как проехать к нужной остановке, а вы, мол, подождите…
…и я запутался в переходах и в поисках нужного человека…  Наконец, увидел трёх  явно  отдыхающих женщин (в годах), которые стояли в пустом вестибюле метро, и одна из них согласилась мне ответить (!) и, как оказалось, даже проводить до нужной остановки метро (!!)…А путь, действительно, до нужной остановки был далёк, и я запомнил только, что одна из бортпроводниц вагонов (есть ли в метро проводницы?) сказала, что она меня знает (!?)…. И я (ей вроде) ответил, что меня на другой остановке ждёт жена с ребёнком… И ещё запомнил, что из вагона в вагон я пересаживался вместе со …своим деревянным стулом…   (??!)
Проснувшись, я не сразу вспомнил, что вначале сна я был с Лидой и маленьким ребёнком, но когда всё осознал, понял, что мне снятся бесконечные вариации одной и той же сюжетной схемы: я остался здесь, а Лида – «там», и все попытки мои вернуть нашу жизнь обречены…
Я в тупике
*
Уму непостижимо!
Я заметил, что уже последнее время мои сновидения о Лиде или с Лидой всё «безрадостнее»: всё сильнее говорят о том, что Лиду…  теряю я «окончательно»:
397.9.74
…мы из дома (на Кирова) ехали на трамвае на Волжский пляж!
Но лучше нам было бы идти пешком, ведь ехать-то предстояло 2-3 остановки… Но, нет, поехали, как будто бы так и надо было. И проехали, кажется, всего-то остановку, как нужно было пересесть на другой трамвай…
и вот, уже я (с рюкзаком!) один, бегаю-ищу Лиду (на остановке? по стоящим на остановке трамваям?), и вот я уже  всё один еду на каком-то другом трамвае, и вот он в тупике! И стоит долго-долго, так, что я не выдерживаю и бегом бегу, сажусь в какой-то другой трамвай догонять Лид: мне кажется, что она проехала вперёд, но и этот трамвай встаёт – рельсы «заканчиваются! И вот я ищу сам  трамвайный путь, и  кто-то мне, наконец, показывает на него, но я отчётливо вижу, что этот-то путь …идёт, кажется, через строительные цеха какого-то завода… И всё это на Волжском (Киндяковском) высоком берегу, с которого я прекрасно вижу и саму Волгу и дома на Волжском косогоре,… и – просыпаюсь..
*
Реальная жизнь без Лиды буквально топит меня, а мозг мой не справляется…
С чем?
398.9.75
От Ундоровского  (крёстниного) дома мы собрались по Волжской улице идти на Волгу, но замешкались из-за троих ребят (двоих звали Андреями) , и двоим, кажется, мы «навязали» с собой взять книги (одному точно «От Гераклита до Дарвина», один том…). Книжки буквально лежали стопкой около дома (на тумбочке?)…
Я помню, что Лида стояла чуть поодаль, напротив открытой калитки во двор, словно ожидая кого-то ещё. Я же с ребятами пошёл, но стал окликать её:  Лида, пошли!
С этим и проснулся -  с её именем
*
И через день, вновь под утро:
399.9.76
Но сюжет рассыпается или не склеивается…, с  трудом вспоминаю:
Мы точно были вместе, помню какие-то сумки…И Лида вдруг сказала, что поедет в Ундоры… Но помню, что мы рядом стояли, перед каким-то окошечком, а за окошечком моложавый (и опрятный на лицо) мужчина попросил Лиду его….постричь (!), на что Лида внятно ответила: Хорошо, только вы за нами пришлите машину (за нами? за кем, мы, значит, едем в Ундоры вдвоём?)
400.9.77
…от какого-то дома, большого многоквартирного («городского») или  от деревенского («односемейного») буквально волоку наш белый с чёрными пятнами огромный чемодан, волоку за верёвку, по грязи….
И вот уже я очищаю его от налипшей понизу мокрой земли, и подходит Лида, одетая, кажется в пальто и говорит что-то по поводу моего «труда»… Что говорит? Что-то на подобие –  «ты вернулся»? или –  «наконец-то»!
401.9.78
Мне приснился кооперативный гараж (на Южном рынке), где с 80-х годов у нас стоял металлическая «гаражная»  коробка и где я выполнял какую-то работу по очистке территории, очевидно, ранней весной…
Закончив работу, я шёл домой, но думал о Лиде, переживая, что Лидочка мне давно не звонила… Но даже в сновидении я знал, что звонок должен был быть вовсе не из дома…
402.9.79
…во времена моего детства на полпути между улицей Самодуровка (ныне Нижняя Лесная) и Волжским заливом с пристанью, в больничном лесном овраге через голубую глину выбивал целебный источник воды (родник, из которого сейчас забирается Ундоровская  вода «Волжанка»), и там, у источника,  мы с Лидой встречали внучек Евгении Анатольевны – Вареньку и  Ариночку…
…но вдруг я оказался на дороге, ведущей через Малые Ундоры всё к той же Волжской пристани – перед спуском к Волге, где также во времена моего детства (за улицей Малые Ундоры) стоял огромный кирпичный дом: вся территория с домом, окруженная символической деревянной оградой, принадлежала пионерскому лагерю;  внучек Евгении Анатольевны мы (теперь уже я один) ожидали из лагеря. Но на дороге я оказался…в «горбатой» автомашине «Запорожец»!.. жду, жду, и вот подошла, кажется, Варя, а Арины ещё не было, и я, оставив Вареньку у машины, вначале пошёл, а затем побежал (под гору) за Ариночкой…
*
Символично: Лида рядом с источником…
да Лида сама – источник! 
Для меня с самого нашего знакомства Лида стала источником
и осталась им
Уточнение: овраг больничный по литературным данным называется Малиновым
403.9.80
И вторую ночь перед моим днём рождения сон:
маршрутка, которая двигалась по улице Ленина вверх, была переполнена пассажирами, среди которых были мы с Лидой, и Лида при всех меня ругала…
я сказал, что если она не прекратит меня ругать, я выйду; Лида ругать продолжала, и я на остановке вышел. Но и маршрутка через несколько метров остановилась, и из неё стали выходить оставшиеся пассажиры; я подумал, что и Лида будет среди них. Но её не было, и   маршрутка, которая, свернув на улицу Гончарова,  поехала дальше, и в ней,  как мне показалось,  оставалось ещё 2-3 человека… Я недоумевал…
… я стал разговаривать с одним из тех, кто в маршрутке остался (??) и выяснял, причину того, что Лида не вышла…
Но как я с ним встретился, если он же уехал?
404.9.81
Мы сидим рядом на рейсовом автобусе; автобус ещё не тронулся, я выхожу на минуту, выходит и водитель, знакомый мне по ундоровской маршрутке: мы в шутку «боремся»… Когда я возвращаюсь в салон, отчего-то сажусь не с Лидой, а лицом к ней на переднее сиденье, где ранее сидели старшие Петропавловские…
Но, вспоминая сновидение, мне кажется, что как будто перед автобусом мы ходили в кино… Правда, вспоминается с трудом, но тот факт, что мы  с Лидой были вместе – «точно»…
405.9.82
Помню, что мы с Лидой шли в крайний подъезд соседней с нашим домом 9-и этажки, но в подъезде я оказался уже с курящими мужчинами; кажется, и я курил… И нам сделали замечание  не курить спускающиеся сверху жильцы (но все мужчины, и все в масках), на что я сказал…что мы с женой ищем съёмную квартиру для себя…
Проснувшись, долго не мог уснуть, и под утро – продолжение:
…уже один я захожу в этот же подъезд, поднимаюсь на последний этаж и, кажется, вторично стучу в дверь (неужели в первом сновидении стучал? – не помню), приоткрывается дверь, мелькает женщина с лающей собакой, выходит высокий плотный мужчина и, не слушая меня, грубо отталкивает…
Я же хотел спросить,  не сдают ли они квартиру
406.9.83
В пединституте  мужчина (фамилия Аксютин?) и женщина (Марь Васильевна? она якобы знала Лиду) мне передали одностраничные письма от Лиды … Мужчина вроде как мимоходом у входа в манеж спортфака, а женщина у выхода из пединститута со словами, что, мол, она давно хотела передать это письмо, но всё забывает…
Но первым, передал письмо от Лиды, как будто мужчина…
Я взял эти исписанные от руки на обеих страницах листочки (без конвертов), но читать сразу не стал, а поставил отчего-то и  дату передачи их мне (!): вроде 6.06.1990 (!!!)…Листочки были  исписаны явно  второпях –  неровным почерком, без чётких абзацев, с пробелами…
И не могу вспомнить, то ли оба сказали мне, то ли я узнал откуда-то «ещё», но откуда?, что Лида завтра приезжает
Я сразу представил Лиду приезжающей (возвращающейся!), в пальто, усталой-усталой, и недоумевал, зачем вообще она уезжала? Отчего так долго отсутствовала?
Перед этим событием я прошёл по длинным коридорам весь пединститут, в коридорах уже своего факультета видел множество студентов…Но, как всегда в подобных снах, никогда не заходил на биологические кафедры…
И вот я уже вышел из здания пединститута, я одет (холодное время года) и вспоминаю (во сне или уже наяву ?), что сегодня 25 июня, день, когда я, наконец-то, отвёз Лиду на скорой  в больницу…
…и будто по-прежнему в руках моих эти исписанные шариковой ручкой листочки плохой, едва ли не серой бумаги, в которых я буду разбирать каждое слово, додумывать ненаписанное или недописанное, и которые я обязательно перепечатаю…
И было утро 25 июня
407.9.84
…снились какие-то события у нас, может быть, включая ремонт в нашей пустой квартире; запомнил отчего-то пол с толстым слоем лака (! но днём перед этим видел веранду с толстым слоем лака на даче Е.А.)… И уже на улице встретился М.В. Салихов, и ему я сказал, что Лида уехала (!?) и пригласить его домой я не могу
*
уже июль 2020 года…
и решительно всё, на что бы не посмотрел, что бы не услышал, говорит о Лиде…
за всем стоит её образ
за что наказала её судьба?
…………
408.9.85
…в пединституте я вёл занятия, наступил большой перерыв между ними, разговаривал с географичкой с интересным каменным лицом, которая отчего-то спрашивала меня о Шопенгауэре, наконец, в фойе решил сдать верхнюю одежду (?).…
Но…,оказалось, что на моём плече…была обессиленная Лида, со спущенными вниз руками, поникшей головой…И кто-то из технических работников перед раздевалкой сказал, что, мол, ей выгодно так!
Я вздрогнул, и Лида услышала, у меня выступили слёзы от несправедливого упрёка, я стал успокаивать Лидочку – люди несправедливы в своих осуждениях





*
…мозг мой в снах переполнен сновидениями: каждую ночь – ворох  сюжетов… Наверное, так всю жизнь… А сны о Лиде? С Лидой?
В первый год я видел лишь одно сновидение, а затем, примерно одно сновидение в месяц, но с каждым прожитым годом без Лидочки частота ожидаемых снов увеличилась до одного в неделю…
Вот и вся арифметика
…большая же часть сновидений так и остаётся втуне, забывается тотчас же с того момента, когда проступают реальные заботы сознательной жизни… И мы не знаем, какая часть нашей потенциальной сущности проявляется, и я в заключение зафиксированных снов о своей Лидочке задам неизвестному читателю (собеседнику) всё тот же вопрос:
кто мы? кто мы, состязающиеся с самою природой?
*

Год десятый

В сновидениях словно отсутствует связанное (непрерывно текучее) время…Сюжет сновидений кажется ирреальным…
И  совпадает «сон в руку» нам весьма и весьма редко
409.10.1
Лиду не видел, но мы с ней были далеко, где-то в области…И я (один) оказался  то ли на ярмарке, то ли при другом скоплении народа… И вдруг вижу …бабу Катю, одетую по осеннему, во всём «Ундоровском», т.е. в старой изношенной одежде, в странном чепчике на голове, и баба Катя явно хотела что-то купить, но смотрела на меня…
И (также) вдруг вижу Настю, подходящую к нам, в модном-премодном пальто, кажется, кожаном, с воротником…И ясно-ясно вижу её лицо, с уверенным взглядом, тонкими сжатыми губами… И я уже спрашиваю её о чём-то…
410.10.2
На юге (побережье Чёрного моря в районе Сочи, куда мы семьёй ездили несколько раз), отчего-то в сумеречное время, мы с Лидой покупали… домик с шестом для птиц (!) и с птицами в нём (!)… Нам объясняли, как при этом птиц подкармливать…
И продавали нам это «хозяйство» на длинном-предлинном ступенчатом спуске к морю, окружённом зелёными деревьями.
Причём, всё это «покупала» Лида, я же был просто рядом
*
Я уже упоминал в этой работе о том, что вижу буквально «ворох» сновидений каждую ночь. Не удержусь, чтобы изложить здесь  лишь одно из них, не посвящённое моей Лидочке, но какое! Такое, что можно его взять эпиграфом ко всем моим "Сновидениям и размышлениям":
С группой каких-то мужчин мы решили «бесплатно» провести небольшую ёмкость с родниковой водой (!!), спрятав её в кабине большого  грузового Камаза (!). Каким-то образом я проник в кабину и спрятал ёмкость между какими-то устройствами… Мои сотоварищи, тем временем, стояли рядом с машиной «на шухере». Но неожиданно вернулся водитель, да не один. Не говоря ни слова они стали бить моих «подельников», наконец, добрались и до меня, но бить не стали, а спустя небольшое время, также неожиданно предложили мне…пить с ними водку (!!!)
Вот что это за сюжет??? Пародия на моё «правдоискательство»? я выдал о себе её из своего опыта или мне выдали?
411.10.3
О сновидении вспомнил уже вечером, из которого запомнил только фрагмент:
…некто или передал, или я сам держал в руках Лидин перевязочный материал в виде двух свёртков воскового (коричневатого) цвета, который Лида использовала при лечении...    
412.10.4
… в цветном халатике, наклонившись, Лида в маленькой комнате (м.б., на кухне) стирала бельё… Я спросил её, не нужно ли накрыть поясницу тёплой кофтой; Лида: нет. Я прикрыл дверь…
413.10.5
Мы (я, Лида, б. Ира и маленькая девочка) живём где-то далеко на окраине города, может быть, на Мирном; вокруг нас сплошные рельсовые дороги для поездов и трамваев. 
У меня язва желудка, о которой я знаю, что причиной явилась водка, которую якобы выпил в предыдущем сне. Я говорю Лиде, что пойду в магазин за молоком, мол, теперь мне надо пить тёплое молоко. Лида смеётся: такое молоко, которое ты хочешь, не продаётся, его нигде нет…
…на отдельном столе Лида в красноватом свитере уже разливает в 4 тарелки мясной бульон… А я думаю о том, что мне ехать далеко на работу – в центр города…
Девочка в нашей семье, мне кажется, когда-то выговорила взрослому человеку неприятную для него правду, выговорила чётко, весомо и с необыкновенно глубоким смыслом; всё сновидение я словно так и видел перед собой её лицо (не личико!), глаза, губы…Детские и серьёзные
…вся атмосфера этого долгого сна, однако, была тёплой и семейной…Даже солнечный свет как бы подчёркивал…(безмятежность?...)
*
Не вернёшь, тебя, Лида…
Процитирую наивные строчки (возможно, повторно) Никиты Муравьёва:
В тайну тайн проникнуть невозможно
В предел заветный человек не вхож
А я ни одного дня без тебя не верил и не верю, что  тебя нет
414.10.6
В Ундорах: …вход на Олесину кухню в дверь в палисадник; возвращается Лида…
Сидят за кухонным столом Олеся с каким-то небритым мужчиной  в годах, я…Дверь открытая… Я не знаю мужчину и недоумённо спрашиваю: Вы – кто? Олеся неожиданно его целует (в щёку); входит ещё подобный мужчина и сразу (без приглашения)  садится за стол… Я и ему: Вы – кто? Он же без слов со стола берёт бутылку «Волжанки» и хочет выпить. Я ничего не понимаю (Лида у меня дома, а в доме неизвестные люди!!), но так же уже без слов бутылку отнимаю (она оказывается горячей!) и  взашей выталкиваю его из кухни, заодно и первого мужчину… Кажется, я сказал Олесе, что мама болеет из-за тебя!
Отчего-то выхожу из дома и…обхожу Ундоры в поисках этих людей (!) по маршруту: Волжская-Советская; далее (обратно) через лес направо: Самодуровка-Выселки…Но в пути боюсь и за Олесю (как бы она не ушла за ними) и за Лиду (как бы не случилось что-либо с ней)…
А Лиду видел ясно-ясно
*
Я уже упоминал, что вижу сновидения каждую ночь… И всё чаще собственные уроки  в школе и занятия в пединституте… Вот, например, выхваченный фрагмент из всегда неудачного урока: в классе полное неповиновения (или моё неумение…), подходит мальчик (во время урока!) ко мне и спрашивает, о чём вы думаете? (!!!)
Действительно, о чём я думаю?
*
..в региональных отделениях Союза писателей практически все члены его, естественно, на «службе», на которой они получают средства к существованию, т.к. иначе, видимо, и быть не может…Но, думаю, они («писатели и поэты») считают собственное «творчество» некоей отдушиной или расслаблением от работы, где, якобы, можно особо и не напрягаться…Какое заблуждение! Любая работа, тем более  творческая (без кавычек), в принципе не может быть без внутреннего напряжения, без отдачи сил всех
415.10.7
…оказывается, я Лиду забыл: и вот, всё утро мы были вместе… И мне кажется, что с нами была деревянная маленькая икона…
416.10.8
Проснувшись, так и не решил, полностью сон это был или какая-то полудрёма:
…в маленькой комнате я (!?) сварил кашу на ужин, Лида и маленькая девочка ложились спать рядышком,  и вот и я примостился на этой же коечке у стены…
Идиллия
*
И уже утром (во сне?) всё старался и старался разобрать точную формулировку фразы-метафоры: весной в равновесных ушах звенит неравновесный шум… Старался разобрать, кому она принадлежит?
417.10.9
…когда я вошёл, кинозал был уже наполовину заполнен; Лида сидела, кажется, рядом с Марь Михайловной и какими-то девочками,  и рядом с ней с другой стороны же места не было… Я хотел сесть перед ней в другом ряду, но замешкался, и увидел, что места занимают и там…
А мне хотелось с ней обсудить, кто же поступил в наш пединститут…
Лида была в зелёной летней кофточке
418.10.10
…в тесной квартире (вероятно, она была в доме рядом с уже несуществующей деревянной лестнице от речного порта) я был в гостях у двух пожилых мужчин… Один из них что-то рассказывал, а я смеялся… И вдруг появляется Лида, в светлом зимнем пальто, и она не может одеть зимние сапожки; я помогаю: обеими руками дёргаю вверх голенища правого сапога, а Лида – до конца просунуть ступню… Но мне кажется, что я Лиду и держал за талию
419.10.11
В концертном зале множество зрителей, среди которых, я знаю, Р.Г.Баранцев, но к нему подходить я не хочу… Много и других моих давнишних (школьных и вузовских) друзей, среди которых я видел  Сашу Абрамова… Я прохожу по центральному проходу партера и вдруг слышу, как с бельэтажа именно мне кричит Володя Ежов, членораздельно подчёркивая мои не очень высокие регалии… Я понимаю, что мне надо подняться к нему.
Просыпаясь, я прекрасно осознавал, что среди зрителей была Лида.
420.10.12
После долгих и настойчивых звонков, я, занятый подготовкой к выставке своих работ в доме отдыха (?! есть ли они сейчас?), наконец, «взял трубку»…
Звонила Лида. Она спокойно назвала меня по имени и напомнила, чтобы я пил компот… (??)
…а выставку я хотел «разместить» на зелёных стеклянных досках (которые стали появляться в школах и других учебных заведениях в 70-е годы), срывая с них чужие  большие фотографии; в доме отдыха, тем временем, отдыхающие играли друг с другом в шахматы
421.10.13
Сюжет сна установить не удалось:  вроде как много нарядного народу (как на демонстрациях в советское время), Ундоры – вся Волжская улица, центр и плотина (и  пруд слева по обзору), в конце сновидения в сумеречном освещении огоньки в окнах в домах (за прудом и оврагом, т.е. на том порядке домов улицы Старостина, где прошло моё детство)…Но я успел «подумать» во сне, что раз огоньки, значит все семьи в этих домах – в  комплекте, т.е. дома даже те члены семьи, кто годами был в отъездах…
А в «начале» сновидения – запомнился момент на улице Волжской: когда группа нарядных людей издали, с перекрёстка с улицей Завратяиха (сейчас Больничный переулок) машет нам, таким же нарядно одетым  людям, руками, и среди тех людей я узнал бывшего зав.кафедрой Назаренко… А вот с ним-то я категорически не хотел встречаться, потому быстро пошёл к центру Ундор и далее по плотине…
Запомнилось мне твёрдо только одно, что я поступаю не так, как хотела бы Лида
Самой Лидочки во сне я не видел
*
Осознаю, что уже долгое-долгое время во сне я вижу Лиду в лучшем случае мельком…
422.10.14
Лиду во сне не видел, но все микросюжеты представлялись такими, что Лидочка  была чуть ли не за моей спиной…
Во-первых, с кем-то встречал гостей на Любищевские Чтения: точно был Ю.В. Чайковский, которого я даже обнял…
Во-вторых, ясно-ясно видел (в другой ситуации) Р.Г.  Баранцева; мне показалось, что он ничуть не изменился…
Р.В. Наумов сказал, что  мы все пойдём к ректору, но я, как-то оказалось, пришёл один и «важно» сообщил ректору, вышедшему из своего кабинета, что  мы придём к нему на приём. Хорошо запомнил именно ректора – с  холёным раздувшимся лицом и такой же шеей, с приземистой  фигурой, похожая на «ухоженный» чурбак…Но – с умными глазами…
…стоял где-то в здании института с Р.В., и он мне сказал, что мы все будем у него в гостях; У Рэм Владимировича было лицо печальное, даже измученное..
423.10.15
…в  районе Старого вокзала  нам отремонтировали помещение из двух комнат для производственных нужд (?!), но стёкла в окнах разбили «конкуренты»… Я был раздосадован, но не побоялся войти в это помещение, в туалет, и (вдруг!) появляется ….Лида, в болоньем коричневом плаще, спокойная, кажется, у неё в руках было что-то… Лида попросила меня зайти в туалет первой…  и тут сновидение переносит нас в Ундоры: Лида говорит, что пришла …домой (!) через огороды (с «задов»), через сад, и в сеточке в руках она принесла вилок капусты для еды…
И мы с Лидой уже хотим  пойти куда-то «погулять» (!!!)
*
30.09 2020. я задаю один и тот же вопрос:  где Лида? Я знаю, что случилось, но не верю! Не верю!!! И мне представляется, что она просто где-то временно…
*
При чтении «Пира во время чумы»: да, я согласен с комментатором трагедии  С.М.Бонди в том, что Пушкин многократно усилил поэму (переработанный фрагмент поэмы!) Вильсона тем, что отвергает страх смерти не смирением перед неисповедимой волей Бога и не забытьем в вине и «любви», но тем, что не «отворачивается от опасности»,  и «смотрит прямо ей в глаза» (песня Вальсингама)…
424.10.16
Был у кого-то в гостях и увидел, что пол в квартире…зарос травой, густой, как на зелёном-зелёном лугу … И хозяева гордились тем, что у них…хорошая земля  (!)
Мне же надо было идти за Лидой, которая была на полевых работах в… роще (!)
…я оказался в роще, где работали люди,  но одна из работающих,  Валя Петропавловская, сказала (или крикнула?), что Лида только что ушла, и  показывает мне на фигурку женщины, поднимающейся уже по противоположному склону оврага между рощей и улицей Красной, и, добавила (Валя Петропавловская), что у её Славы инфаркт
425.10.17
В школе № 8 я вёл уроки, осталось провести 5 и 6 уроки в 6 «в» 6 «б»; была перемена и я «был» в коридоре: «был» потому, что я…сидел на полу, пиджак – на стуле, портфель на подоконнике, пальто -  рядом со мной… И мне звонила Настя, спрашивая, что означает термин биология … Я подробно  отвечал… Затем, в эту же перемену я стал звонить  домой – Лиде…
 И проснулся
426.10.18
Наверное,  с месяц я не видел Лиду (сегодня утро 16 октября)…
Она пришла (нет, забежала) за мной на Кирова: мы должны были куда-то идти через дорогу улицы 12-ое сентября…  Я не раздумывая (можно ли во сне «раздумывать»?) уже как бы шёл (бежал?) с ней…
Лида была радостной (деловой?), и  вроде как «идти-то» было недалеко… Но куда?
Надо было перейти дорогу
Через солнечный день! Лида была в своей синей кофточке…
Надо было… «пожениться»! «оформить законным образом наши отношения»….
Да, эта мысль была рядом
427.10.19
Лиду не видел….Но, кажется, мы вдвоём оказались в подъезде нашей первой квартиры на Камышинской 61… Лида задержалась где-то на верхнем этаже, я же стою на первом перед дверью нашей квартиры (№44), и, открывая дверь ключом, сломал его пластмассовую нефункциональную часть..
Открывая дверь, я заметил, что квартира нежилая своим устоявшимся запахом и…цветом стен, каким-то стоячим воздухом в квартире… Но неожиданно вижу в кресле дамскую сумочку, а на полу калачиком спит собачка…
Не могу вспомнить, что было дальше…А ведь проснулся из-за этого сновидения
428.10.20
За столом нашей квартиры на Камышинской сидит Лида со своей ещё вузовской подругой Лидой Степаненко (по мужу)… Сумеречно: а сумеречный свет со стороны спины моей Лидочки, т.е., Лидочка скорее чувствуется, чем видится; Лида справа, а Степаненко слева…Вот и весь сон
*
Пир во время чумы:

Есть упоение в бою,
И бездны мрачной на краю…
Да, Пушкин – мыслитель: в этой песне Васильгама (председателя) Пушкин знал, что на краю бездны именно упоение или – смирение…  Если смирение, то человек обречён ходить по кругу, нужно его преодолеть, но как? Пушкин-Васильгам задумывается… В этой бездне – рождение человека, неизвестное…Действительно, как его… прозреть? (не иначе!)
429.10.21
У нас с Лидой была в гостях моя школьная учительница Анна Васильевна  Алексанина (наверное, мой идеал Учителя до сих пор), и мы говорили о нравственности; я привёл знаменитую цитату философа о звёздном небе над головой и нравственном законе  в человеческой душе (но, кажется, не точно)…
Анна Васильевна…лежала на нашей постели (!)
430.10.22
…было много комнат и дверей (я думаю, что они принадлежали филологическому факультету вуза…), были молодые девушки (студентки?), но мне кажется, как тени …Зазвонил  мой сотовый телефон, отчего-то больших размеров и неуклюжий. Звонила Лида, и я услышал: «Ты где?»
431.10.23
Мы сидим за столом: я, Лида и Ефремова З.(преподаватель каф. зоологии); Ефремова говорит, что она будет писать книгу «Магнолия» о духовном становлении Любищева… (?Какое отношение имеет термин «Магнолия» к Любищеву? И отчего  именно Ефремова? ей же Любищев был чужд). Я говорю (уверенно), что а я не буду писать книгу о духовном становлении Любищева…
*
…да, последние сновидения краткие, односложные… И в них Лида часто просто присутствует..
432.10.24
Уснул днём, около часа дня: мне показалось, что должен съездить зачем-то за Волгу, на Нижнюю Террасу…И вот ситуация: мы дома, я  вроде как лежу,  рядом стоит Лида, я её вижу ясно и ясно, мне показалось, что ей лет 30, она в тёмном платье…
Лида говорит: ну ты поедешь за Волгу за пальто?
Я: с тобой поеду
…и я вижу, как Лиде приятно это слышать!
433.10.25
Я лежал в (областной) больнице «на уколах», и днём решил сходить домой (на Кирова) за какими-то вещами… Уже собрав вещи в своей маленькой комнате, услышал открывающуюся  входную дверь…А надо сказать, что я никого не хотел беспокоить, а поставить домашних , так сказать, только в известность, что, мол, я был дома… А домой входит…Лида! Строгая, красивая, одетая по осеннему… Оценив сразу ситуацию, Лида говорит:
«Никуда не пойдёшь!»
И я  сразу проснулся
*
Я видел редко Лиду во сне, но после каждого сновидения с Лидой, всегда неожиданного, весь день я был «как на крыльях»
434.10.26
Вспомнил долгий сон только с того момента, когда Лида подошла к окну, у которого я стоял и ждал её…. А предыстория? Мы как будто (с Лидой) решили, что не будем так надолго расставаться; и, как будто, в этой предыстории сна были и учебные заведения, где мы работали, и Ундоры…
И вот, я стою возле окна Ундоровской школы на втором этаже, знаю, что Лида с группой должна куда-то идти… (а перед этим залезал на железную крышу (!), чтобы «вернее» увидеть эту группу людей с Лидой…) Лида оказалась возле меня неожиданно – в белом осеннем пальто, с открытой головой…, и на лице её словно написана была вся наша семейная тайна, и недавняя и далёкая-далёкая, уже забывающаяся нами…
Что мы друг другу сказали?
435.10.27
Мы плыли на «Омике» (тип  небольшого речного теплохода) в Ундоры из Ульяновска (мы – Лида, я и наши маленькие дети). Вдруг Лида с детьми пошла из салона наверх, в рубку. А надо сказать, что плывущий «Омик» даже в закрытом окнами салоне создавал устойчивый шум, и поэтому, чтобы пересилить «шумную» ситуацию, я стал кричать, что, мол, куда ты? тебя же оштрафуют (рублей на 50-100, добавил я: отчего именно такую сумму?)!
Но Лида уже была в рубке, и оттуда стал доноситься смех и затем – музыка…
А теплоходик уже стал разворачиваться к первой своей остановке – Захарьевскому руднику, где когда-то, до 30-х годов ХХ века добывали горючий сланец, а теперь оставались одинокие дачные домики
436.10.28
…среди множества сновидений, мне кажется, было и такое, но я едва-едва утром его вспомнил, и только его детали:
…какие-то помещения, события, но эти видения словно и не со мной, и будто бы когда-то и с кем-то… И вдруг Лида говорит мне, что, мол, если она с кем-то из богатеньких познакомиться, то выйдет за него замуж…
А я промолчал!
И чем-то сугубо рассудочным это выглядело, даже постановочным…
Да и после этого сновидения не оставили:  и приснилась старая квартира на Камышинской, с деревянными лестницами (в панельном доме!)!, и как будто я снимал (!) там комнату! И чужие люди уже там жили… и т.д. и т.п…..
*
Держать реальную жизнь неимоверно трудно; только подобными сновиденческими обстоятельствами можно…уравновесить абсурдные  уже жизненные ситуации
437.10.29
…отчего-то, мне кажется, долго я ехал на трамваях…вокруг (!) речного порта, но, в конечном счёте, оказался дома, и, зная, что придёт Лида, тем не менее, лёг спать, укрывшись дополнительно старым осенним пальто…
И вот, открывается дверь, и входит Лида с большим-большим букетом цветов, завёрнутых в газету; я встаю, подхожу к ней, и, перед тем, как спросить, не замёрзла ли она, обратился к ней по имени…Женя (!) (Евгения Анатольевна, с которой у меня серьёзные отношения; см также №№ 337.9.14, 402.9.79)
…но мы не стали ссориться, почти без паузы Лида сразу мне сказала, что она мать моих детей… Я: завтра купим тебе одежду (но я помнил и во сне, что после строительства в Ундорах денег теперь у меня нет «ни на что, кроме продуктов»). Лида: я купила тебе костюм…
Свет мы не включали, вся встреча прошла в потёмках
*
Лида «всё», по крайней мере, про меня, знает. И – спокойна
Но, со своей стороны, я всегда знал, что подобная конструкция объяснения (прочтения) сновидений имеет (может иметь) логику обратную: в моё подсознание «просто опускается»  личный  жизненный опыт, и именно он  и создаёт и поддерживает моё верование… 
Но  где истинная конструкция?
…видимо, она  лишь «окрашивается»  личным опытом… Корректируется?
438.10.30
…с маленькой девочкой мы ждали Лиду, и, как будто, именно девочка увидела первой подходящую мою Лидочку…к дверце … за фигурной чугунной оградой…,и дверь (уже в комнату или квартиру!) как будто открывается!
…и мы втроём уже идём в институтскую столовую, и я кладу портфель и Лидину сумочку на стул перед свободным столиком…Но столовая-то вообще пуста! И уже Лида на подносе несёт тарелки с первым блюдом…
*
Да, я знал причину своей трагедии (и при Лиде….): Бог наградил меня остротой чувств, но не волей (или внутренней силой) к постижению настоящей культуры! Ну не слушал я, например, ранее концерта для скрипки с оркестром Брамса, а сейчас? Ну не знаю я  (до сих пор!), например, текстов библии так, как напоминает мне рецензент к работе «Избранные этюды о сознании»:
«Временные идолы, на которых Вы строите свой "анализ", сводят все Ваши усилия к одним и тем же граблям, внутри одной и той же заезженной колеи "диалектики". Увы.
Посмотрите Книгу Иова в Библии.
Это непревзойдённый труд по "само-психоанализу", путеводитель по разуму в его "борьбе" за овладение Духом и "победе" над плотским и душевным манипулированием и само-манипулированием.
Если будет трудно, начните с: Наталия Дементьева. "Моя тишина. О чем книга Иова?" http://proza.ru/2019/03/07/695.
-Сергей Михальчук 7. "... эта Книга стала судом человека над его внутренними исканиями: метаниями и сомнениями. Поэтому, в «Книге Иова» находят основания для всего спектра мировоззренческих дискуссий современного общества. Религия и вера, атеизм и религиозность, христианство и язычество, христианские запад и восток – все эти темы находят для себя пищу в этой Книге.
Но, пожалуй, значительнее всего – эта та «дорожная карта» к истинной мудрости, которую содержит в себе «Книга Иова»!
Конкретный и предметный разговор о «страхе божием», содержащий в себе необходимые и достаточные антропологические и аскетические аспекты, присутствует в этой Книге Ветхого Завета в наибольшей, пожалуй, степени.
Содержанием «Книги Иова» служит трагедия человеческой жизни, которая заключается в величайшем психологическом конфликте вины и невинности человеческих страданий, раскрываемых на примере Иова – библейского персонажа, который по своей эпической значимости почти, что сливается с самим Адамом. Как бы становится его продолжением, в библейских исследованиях и мотивах о страстной жизни человека после «грехопадения»."
Здоровья нам.» Ваня Сталкер   20.09.2019 11:33
…а в текстах тех, в музыке той  трагедия становления самой Культуры человека, трагедия взаимоотношения Веры и Знания… Истинно свободный человек, видимо, просто обязан размышлять, так же как и  истинно верующий человек …
Вера и знание предельно близки друг к другу
А как иначе можно стать Человеком?
……
И я ответил Сталкеру (см рецензии после работы «Избранные этюды о сознании» http://proza.ru/2018/01/13/1960)
439.10.31
….начала сновидения вспомнить не могу, видимо, в долгом и калейдоскопичном течении снов мы с Лидой оказались в нашей квартире, и  у нас были гости с маленькими детьми… И, якобы, вначале женщина с ребёнком ушла, и уже стал собираться уходить мужчина с другим ребёнком… И я смотрю на Лиду, и думаю, вот сейчас мы останемся одни, а я не знаю, что мы будем делать… И как Лида ко мне будет относиться?
440.10.32
…и вновь не помню начала сновидения или сновидений…какая-то их череда. Но мне кажется, что я Лиду ждал у себя дома… И она приходит: мы сидим за столом напротив друг друга, разговариваем, пьём кофе…
…Лидочка молодая-молодая, поправляет волосы…Помню, что на мой последний вопрос, она улыбается, и говорит: через 5 минут…
*
Господи, да что ж это такое? Уже который сон о Лиде вижу Лиду мельком, и вспоминаю его чуть ли не случайно:
441.10.33
…я устраивался на работу в…ЖКХ (!)…на каком-то многолюдном собрании-встрече, по протекции(!), но на этом же собрании  так и не решился подойти к тому, от кого зависело нужное решение… И уже тогда, когда я уходил, меня догнал …посредник, который меня вроде как должен был «подвести» к работодателю…
Однако, сновидение вывело меня вовсе из этого помещения, на котором и было многолюдное собрание, я по Железной дивизии вдоль трамвайного пути уже шёл домой, а дом, вроде как на месте  Пединститута…
Тут-то я и встретился с Лидой! Она шла, кажется, с продуктовой сеткой тоже домой, и, несмотря на то, что нам было по пути (!), она куда-то исчезла… И я, естественно, стал ей звонить: где же мы встретимся? Хотя оба знали, что дома…
Да, помню, что, видимо, было вечернее сумеречное время
442.10.34
Мы с Лидой и, кажется, с маленькой девочкой, ехали в Ундоры на педсовет (! т.е., вроде мы работали в Ундоровской школе)), опаздывали, да ещё не купили хлеба дома… Я выхожу раньше (в Ундорах) купить хлеба; перед  входом в магазинчик, однако была очередь, но она отчего-то быстро растаяла… И я оказываюсь перед продавщицей и прошу её мне продать 3 (!) калача. Продавщица: Зачем, мол, 3 –то? Я: я люблю белый хлеб! И вынимаю из кармана то ли пальто, то ли плаща горсть монет. И среди монет была пуговица от верхней одежды…
*
Это сон я увидел уже утром; вообще примерно треть сновидений о Лиде я как раз и видел утром..
443.10.35
В каком-то чужом городе (м.б., в Екатеринбурге?) и в котором я оказался, как будто, сразу после Ундоровского сада, я шёл по центру города  в поисках «большого» магазина (где, якобы, я когда-то был), и где (помню!!) продавалась разнообразная вода в больших пластиковых бутылках… Магазин-то я нашёл, но вода в нём уже не продавалась…
И я вспомнил уже на улице, что Лиды со мной давно нет…
…путешественник…
444.10.36
Лиду я встретил на полпути из школы №38, в центре города, и мы пошли  по направлению домой вниз по улице Ленина, ожидая попутной маршрутки… У Лиды в обеих руках оказались то ли сетка, то ли сумочка с сеткой, помню, что я ношу буквально отобрал. Мы разговаривали, Лида среди прочего сказала, что надо купить овощей в магазине…Я ответил, что лучше куплю их завтра…
Перед встречей вроде мы говорили по телефону, и помню, что я вновь обратился к ней (машинально) по имени Женя, но Лидочка, кажется, и не заметила…Она была уставшей, мне даже показалось, что она уж слишком долго была в школе…
Встреча состоялась в хмурую холодную погоду
*
Проснувшись, я не сразу осознал, что видел свою Лидочку, и что её уже давным-давно нет на Земле: во сне для меня никаких странностей и не было: странность была в том, что я живу наяву…
И я вспомнил, что вчера утром мы с Евгенией Анатольевной как раз и покупали овощи в магазине
445.10.37
Плыли мы с Лидой на маленьком теплоходе по извилистой реке, мне кажется, где-то в Подмосковье… И теплоход, как мы узнаём, должен сделать незапланированную остановку;  он долго приставал, перед этим,  разворачиваясь, задел днищем дно реки… Наконец, он пристал, но мы долго не выходили на берег, но в какой-то момент все пассажиры вынуждены были бежать от пристани к кассовому залу. Я оказался проворнее всех, и, протягивая в окошечко паспорт, узнаю по громкой связи, что у всех пассажиров будут проверять…только достоверность личной подписи. И кассир мне говорит: «А где ваша жена?»… Но Лида была уже около меня, и протягивает паспорт свой…
Лида была в синей кофточке, спокойная
446.10.38
…всё долгое и многосюжетное сновидение было бестолковым, и вначале, кажется, видел и Павлика Петропавловского…
И вот уже мы с Лидой (и неизвестным ребёнком) сидим на пригорке, по всей вероятности, Свияжского песчаного берега, и мне надо на том берегу в специальном магазине купить патроны для подводного ружья… Несмотря на сентябрь стояла тёплая погода, и я, раздевшись,  переплыл на противоположный берег, долго приобретал талоны (!) на покупку патронов, наконец, половину талонов отоварил… При мне перед покупкой оказывались десятирублёвые бумажные деньги, и с одной ассигнацией у меня случился конфликт (её порвал, пытаясь вырвать, мальчик…), и я долго, но в итоге успешно, разрешил конфликт также с подставленным уже взрослым молодым человеком…
Запомнил я только, что у меня было 30 рублей, и что патронов я купил на 14 рублей….
447.10.39
…Лида приезжает откуда-то издалека, м.б. из-за Волги, и мы отправляемся в кинотеатр на какой либо сеанс, но всё время опаздывали, и, кажется, тогда шли домой…
В этот раз мы должны были успеть! И запас времени у нас был, и билеты наши были в ближайший от нас кинотеатр (в Доме офицеров на ул. Железная дивизия)…И вот мы уже проходим по площади мимо здания пединститута, одетые по осеннему, но модно (!), я так – в  шляпе «а-ля Боярский» (терпеть не могу!), но где-то во дворе перед трамвайным путём я убеждаюсь в том, что всё равно опаздываем  минут на 5,даже 10! И в это время Лида замечает высокого молодого человека в коричневом пальто, с длинными, но аккуратно причёсанными, чёрными волосами:
 – Сашенька! и подходит к нему
Я, естественно, также останавливаюсь, но чуть поодаль…
…и уже наяву,  долго-долго слышался радостный Лидочкин голос:  Сашенька!
*
Импульсом к  этому сновидению, именно к этой встрече Лиды с незнакомцем, возможно, послужила смерть (от болезни) в самом расцвете сил (35 лет) гражданского мужа внучки Марии, которого звали Саша… Но отчего голос был радостным?
……………………………………………………………………………………………………………………
448.10.40
Начало сновидения не помню…Кажется, на берегу реки произрастали целые плантации огурцов, и мы с Лидой возвращались с сетками, наполненными огурцами…
А вот одетые были вовсе не по - дачному; на Лиде так был коричневый аккуратный костюмчик…  Возвращались мы на свою квартиру на Даманском, и, проходя мимо соседнего дома, увидели, что возле торца его в траве растут также огурцы, да ещё какие! – «Лошади»!; не удержавшись, я один сорвал… Запомнил в этом сне я одно странное обстоятельство, а именно, в свою квартиру мы с трудом вошли из за того, что дверь открывать и закрывать нужно было одновременно двумя ключами… И более того, закрывая, пришлось даже на время…вытаскивать  (!) замок из дверного проёма…
В квартире, отчего-то, будто после ремонта, мебели не было, а была в середине комнаты тахта, на которую, переодеваясь, мы сбросили одежду
*
Проснувшись, я как бы оставался в сюжете сна некоторое время, наконец, осознал: да с Лидой же был!... А первые годы я мгновенно просыпался именно потому, что видел свою Лиду….
И утром ещё сон:
449.10.41
С Лидой живём мы в Ундоровском доме, где прошли мои годы до 17-и летнего возраста.
И к нам приходит в гости т. Валя Никитина (мама Татьяны Астафьевой); и мы втроём, якобы, сидим в маленькой комнатке за голландкой, и т. Валя возвращает мне переплетённый том с газетными вырезками и какими-то моими записями чуть ли не школьного времени и какую-то книгу по экологии…
Далее мы проходим в «переднюю», садимся за стол, и вроде бы предлагаем т. Вале поесть, она отказывается и соглашается только на чай…
450.10.42
Множество школьников и учителей за городом: какое-то празднество, в рамках которого конкурсы детей…Огромные деревянные одноэтажные здания с открытыми дверями и окнами, с дощатым полом… Мы были с Лидой два дня на нём, но не могу вспомнить ситуации, в которых были рядом в день первый; во второй же, я   сидел на веранде с учителями и их детьми, и входит моя Лидочка, в светло-сиреневом с большими цветками костюме, в котором она вела уроки в школе… В руках  - ваза, мне кажется, с конфетами, но может быть, и с цветами ..Я разговариваю с Лидой, и первое, что я спросил, спала ли она. Лида: уснула под утро, и вроде как на…полу… А лицо усталое-усталое…Но Лида, как всегда оживлённая, со всеми приветливо говорит…
Появляется Людмила Абрамовна Грюкова, я встаю, и пытаюсь с ней поздороваться; кажется, я всё-таки ей ещё сказал о том, что на этом празднике говорить можно не всё и не всем… Обсуждали конкурсы учеников; после первого тура (вчера) среди лидеров была и наша Настенька, но сегодня  не удержала своего лидерства.
В конце сновидения ваза оказывается причудливой формы – со сквозными вымоинами – бело сиреневым кальцитом (камень, который примерно в 1970 г я принёс с похода вдоль берега Волги в Ундоры)
*
Участие Насти нашей в конкурсе «объясняется», наверное, неудачным выступлением российских хоккеистов на первенстве мира (мельком увидел в новостном интернете)
451.10.43
Мы встретились в школе, возможно, я вёл уроки… И вот стоим в углу классного помещения, и Лида как-то задумчиво (?!) говорит: Ты её любишь. А чуть позже добавляет: Иди домой и попробуй купить продукты
Лида, по-моему, была в пальто
*
К. Юнг в книге «Ответ Иову» пишет, что при некоторых жизненных обстоятельствах морального плана, например,  неосознаваемой тревожности при необходимости возвышения, «в бессознательном человек в результате этого оказывается большим, нежели в сознании….. и бессознательное прорывается в сознание в виде сновидений, образов и откровений» (с. 39 книги Юнга; подчёркнуто мной).
Подчёркнутая фраза исключительно глубокая и требует соответствующего анализа…Отчего «тревожится» подсознание? И может ли оно вообще «тревожиться»? я отвечаю в силу очевидности – да! Но очевидность вовсе не означает ясности…. Юнг пишет в этом же абзаце чуть ранее буквально о «непредусмотренном возвышении человека», и о  «эффекте тревожности бессознательного». Это что, Яхве (Бог) не предусмотрел возвышение человека(или забыл о том, кого создал)? а подсознание  человека (вопреки Божеству!) «тревожится»? так сказать, «помогает» (напоминает!) Ему «воплотиться» (в других текстах уже Нового завета)…
Сновидения это действительно протест бессознательного, и это нужно признать. Это всё та же проблема сознания.


Содержание Первой части книги.

Пролог.
                *
1.Первое время. 19-28 лет (1966-1975гг).
2.Прошлое (время до нашей встречи).
3.Встреча.
4.Вместе.
5.Расставания.   
6. Квартиры.
   7. Работа.
   8. Друзья
    9. Дочь.
10. Ундоры
              *
1. Время второе. 29-43 года (1976-1990гг).
2.Настя
3. Вместе.
4.Родной человек
5. Расставания
6. Поездки на юг.
7.Работа.
8. Судьба детей
9.Друзья
              *
1. Время третье.44- 55 лет (1991-2003 гг)
2.Судьба.
3.Вместе.
4. …
5. Огонь
6. Ад
7. Работа
8. С тёщей
9. Поездки в Питер
             *
1.Время четвёртое.56-63 лет (2004-2011гг)
2.Надежда…
3. Вместе. 
4.О достоинстве
5.Любищевские чтения
6.Вновь об Ундорах
7. Слушая музыку
8.Фотографии Лидочки
9.Моя судьба, моя жизнь
10.Невесёлые мысли
            *
Эпилог.

Путеводитель по сновидениям в начале второй части.
            *


Рецензии
Прочитала "Четыре времени Лидочки". Плач-исповедь.Каждый из нас переживает подобное при уходе в мир иной любимых и близких людей.Здесь и непременное чувство вины, и недолюбленность,и одиночество...Вы анализировали Вашу с Лидочкой жизнь с разных сторон.Написали и о работе,и о квартирах,и о дочках,и о тёще.А вот одного
пункта,как мне кажется важного, не затронули.Нет в повести главы под заголовком
"Измена".А ведь каждой семье,как знаю из жизненного опыта,рано или поздно приходится столкнуться с таким испытанием. Интересно,как вела себя Лидочка?Без этой главы мне кажется исповедь,а следовательно повесть,неполная и не до конца
искренняя.Возможно,конечно,что ничего подобного не было в вашей семье.В таком случае,несмотря ни на что,ваша пара идеальная,а Лидочка,опять-таки,несмотря ни на что, счастливая женщина! С уважением.


Татьяна Альбакринова   23.04.2016 20:40     Заявить о нарушении
Вы правы только в том случае, при котором проступок по меньшей мере сопоставим с тем, что, например, испытывал и испытываю я, и, надеюсь, испытывала моя Лидочка (или превосходит)...
Но на мой счастье такого не произошло, хотя это испытание не выдержал именно я; я и сейчас скажу, что благодарен судьбе, что она подарила мне такого яркого и умного человека, которому я обязан самим мироотношением...

Анатолий Марасов   24.04.2016 11:34   Заявить о нарушении
Будь измена, не было бы четырёх времён, умноженных на бесконечность. \
Осталось бы прошлое, а не бытие.

Олеся Козина   24.04.2016 14:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.