жажда

Ты стоял на самом  краю. На самом-самом, там, где кончается   Земля. Дальше не было ничего. Ты  смотрел в это ничто и не слышал, как я подошла. Не знаю, как я ещё издали  узнала тебя.  Но я узнала. Ты слушал голоса снизу.   Я их не слышала, но   точно знала, как они красивы,  как  зовут  тебя, как обещают  тебе  неземные блаженства  и полёт.  Ты ничего   не  видел  и не знал, что я подошла совсем близко.

Сначала я просто стояла рядом. Из-под носков туфель  сыпался песок и мелкие камни, но пропасть внизу была так глубока,  что оттуда не доносилось звука падения. Есть ли у неё дно?  Нет, наверное.
Я не стала ничего говорить и даже не взяла тебя сразу  за  руку.  Тихо-тихо, как ветер, который  дул здесь непрестанно,  я погладила твою руку. Не услышал.  Я прикасалась    медленно  и  почти невесомо. 

«Как будто ловишь  форель в быстром ручье – подумала я – сначала надо дать ей привыкнуть к прикосновениям». 
Прошла вечность  и ещё одна. Я тихонечко  просунула свою руку в твою ладонь.  И  ещё  вечность  пролетела  мимо.  Потом я просто  слегка пожала твои пальцы.  Ты с усилием оторвал взгляд от созерцания ослепительной бездны и с недоумением глянул на мою руку. Но она так уютно и так давно лежала в твоей, что ты не удивился. Поднял взгляд на меня и не увидел.  Просто теперь ты знал, что стоишь не один.

Сколько времени   прошло до первых слов?  Я не знаю. Но, когда они прозвучали, я узнала, что твой голос  здесь напоминает голос песка в пустыне. Он звучит постоянно, но очень трудно  сначала понять, о чём он говорит. Надо притвориться песчинкой.  Мне это удалось. И тогда я начала понемногу  различать отдельные слова.  Иногда это были целые фразы, наполненные  смыслом,  но чаще  это был просто голос поющего песка.

О чём мы говорили?  Это невозможно пересказать.  Обо всём и ни о чём сразу. Твои глаза по-прежнему не видели меня, но твои пальцы иногда так крепко сжимали мою руку, что мне хотелось кричать. Чаще всего ты говорил о Боли.  Её приносил ветер.  Она  высушивала твою кровь. 

- Скоро не останется совсем  -  сказал  ты  - и  тогда  ветер просто унесёт меня туда, вниз.

- Я могу помочь тебе? 

-  Нет.  Нет.  Нет.

- Но, может  быть... 

- Нет... Ну  разве  что...

- Что?

- Нет,  нет.

- Что я могу сделать для тебя?

- Может  быть... Не  знаю, как просить об этом...

- А ты  попробуй.

- Может быть  немного  крови…

- Возьми! - не задумываясь  сказала я.

И ты взял.  По-прежнему, не глядя на меня, не видя меня, ты взял немного моей крови. Это было совсем  не  больно.  Но ты  сказал, что чувствуешь себя  таким  мерзким!

Я не заметила ловушки  и  охотно  вступила в неё обеими ногами.  Я начала  успокаивать тебя и говорить,  какая  это ерунда,  и как я хочу помочь  тебе,  и как я...

Всё это время я потихонечку пыталась  отвести тебя хотя бы на несколько  шагов от того страшного края. Иногда это удавалось.  В твоих глазах появлялся  взгляд.  Ты видел  меня.  Твой голос становился  громче, а слова разборчивее.  Мы говорили.  Говорили  и  говорили. Я не отпускала твоей руки, хотя иногда  видела  некое  досадливое  выражение, с которым ты смотрел на это странное рукопожатие.

Всё чаще в твоих словах  проскальзывали  нотки  жалобы,  на  Боль,  на опустошение,  которое она приносит.  И ты уже безо всякого  стеснения  принимал  кровь, которую я тебе отдавала.  Мне не было жалко. Я думала, что  спасаю тебя.  В то время  каждый твой  стон,  нечаянно(?)  вырвавшийся из губ,  просто убивал меня.  И я  готова была  отдать  всё.  Но  всего у меня  не  было.  И я отдавала  то, что было.

Этого было очень  мало.  Иногда ты говорил мне, что уже чувствуешь, как пропасть зовёт тебя всё громче. В такие минуты  я  напрягала опавшие вены и пыталась выдавить хоть несколько капель крови.  Если не напоить тебя, то хотя бы смочить иссохшие губы.

Ты больше никогда не говорил, что чувствуешь себя мерзко.  Достаточно было просто показать, как тебе плохо.
Прошла ещё вечность.  Или две. Я потеряла счёт времени.  Моя рука  как будто срослась с твоей.  Она затекла и устала.  Полупустые вены с трудом перекачивали остатки крови.  А тебе надо было ещё и ещё.

-  Прости, но у меня осталось совсем мало.  Эту пропасть не наполнить. 

Я с усилием  освободила свою руку и немного отодвинулась от тебя. Пустынный ветер радостно запел и начал подталкивать тебя к краю.

- Что я могу сделать для тебя – снова спросила я.

- Дай мне ещё немного твоей сладкой крови.  Я  пойду туда, куда ты скажешь – прошелестел лживый песчаный голос.

- Но у меня уже почти ничего не осталось.

- Тогда отойди.  Не мешай мне -  ответил   песок.

Как же я раньше не поняла, сколько не лей в песок  -  вода это или кровь,  безразлично.  Капля за каплей исчезнут они, а песок будет таким же сухим.  Ничем не утолить эту Боль, имя которой  -  Жажда.


Рецензии
Мила, я могу перечитывать твои рассказы бесконечно. И каждый раз что-то новое открывается, настолько они многомерны.

Ольга Гультяева   25.03.2015 22:29     Заявить о нарушении
Спасибо, Оленька.
Я тут юморку добавила... на всякий случай)

Мила Тихонова   31.03.2015 17:29   Заявить о нарушении