Совесть

***
     Думаю, я не ошибусь, если скажу, что каждый мальчишка хотя бы раз в своей жизни хотел иметь этот предмет. Вне зависимости от возраста, будь ему семь, восемь или даже пятнадцать лет. Вне зависимости от национальности, будь он русский, татарин или китаец. Вне зависимости от всех других мыслимых и немыслимых отличий по росту, весу и цвету волос.
     Все мальчишки мечтают ну даже если не обладать и пользоваться этим предметом, то хотя бы просто подержать его в руках. Потому что это не просто вещь, а вещь с большой буквы. Это — перочинный ножик.
     В свои девять лет Гоша тоже мечтал о нём. Небольшом, хотя бы с двумя-тремя лезвиями. Пусть даже с одним.
     Ведь перочинный ножик — незаменимая вещь. Это вам не какая-то там точилка с контейнером. Им запросто можно и карандашик заострить, и ветку для какой-либо надобности срезать, и колбаски для бутерброда откромсать.
     Гоша как-то заикнулся  было маме, что хотел бы получить на Новый год, ну или на день рождения в подарок перочинный ножичек. Но мама ответила, что он мал еще. А потом долго выспрашивала, что он задумал и  для чего ему нужен нож. А потом еще дольше объясняла, что это режущий предмет, которым можно пораниться, что либо порезать из вещей, поцарапать и испортить  мебель. И фразой, что нож детям не игрушка , закончила с Гошей разговор.
     Вот так и жил Гоша со своей мечтой о перочинном ножичке пока не случилось одно событие.
      
     В один из тёплых сентябрьских выходных дней Гоша с родителями отправился в гости.
       -   Поедем на дачу к одному старому папиному другу, - сказала мама.
     По дороге Гоша всё пытался представить, как же выглядит этот друг, раз он старый? Есть ли у него борода, много ли у него морщин, ходит он с палочкой или без?
     Оказалось, что этот друг совсем и не старик, а бывший папин одноклассник. С добродушным лицом без бороды, но с усами и с постоянно смеющимися глазами.   
       -  Ну что, боец, - спросил он у Гоши, - будем знакомиться? И, не дожидаясь ответа, продолжил, - Меня зовут дядя Володя. Будешь помогать жарить шашлык?
        -  Конечно! - обрадовался Гоша.
     Жарить шашлык он очень любил. Ведь это так интересно: разводить костер, подкладывать дровишки в огонь, ворошить угли, переворачивать шампуры и чувствовать, как к запаху дыма все больше и больше примешивается такой ароматный и аппетитный запах мяса, от которого бегут слюнки.   
       -  Ну, давай, гвардеец, пойдём за дровами, - сказал дядя Володя, махнув рукой в сторону сарайчика, стоящего в глубине дачного участка.               
      Гоше очень понравился этот веселый папин старый друг и он с удовольствием зашагал за взрослыми.
      Внутри сарайчика было сумрачно. Свет пробивался через небольшое запыленное окошко, наполовину затянутое дрожащей серебристой паутиной. Посередине нее, как на батуте, не спеша раскачивался  здоровенный паучище.      
       -  Он не ядовитый? Не укусит? - опасливо спросил Гоша, показывая пальцем на паука.   
       -  Не боись, боец, - уверенно сказал дядя Володя, - он только «чужих» кусает. А ты же мой гость, значит - свой.
      Осмелев, Гоша отвел глаза от грозного паука и стал с интересом осматриваться по сторонам. Внутри сарайчика оказалась много любопытных вещей: и старый-престарый велосипед, и удочки с крючками-поплавками, и какой-то огромный радиоприемник, и различный инструмент на старинном деревянном столе с резными потрескавшимися ножками. Там же, на столе, среди инструмента, лежал и небольшой раскладной ножик. Пока папа с дядей Володей, о чем-то переговариваясь на входе в сарайчик, доставали сверху высокой стопки дров поленья, Гоша  пристально всматривался в него. И, чем больше он в него всматривался, тем больше ему хотелось взять его в руки. Гоше не терпелось рассмотреть ножичек поближе. Ему ужасно хотелось проверить, сколько у него лезвий и острые ли они. Мальчик уже подумывал протянуть руку за ножиком...
        -  Гоша, что стоишь? - окликнул его папа, - иди сюда, бери дрова в охапку. Помогай нам.
        -  Давай, командир, - продолжил дядя Володя, - подставляй руки. И протянул ему несколько небольших поленьев.
       Глядя, как мальчик неловко пытается их взять, он рассмеялся,
        -  Эх, Гоша, Гоша, квартирная твоя душа! Сразу видно, что ты житель многоэтажного скворечника. Разве так носят дрова? Сгибай руку! Клади поленья на предплечье! Вот так! Прижимай к себе! Да не бойся, не испачкаешься. А вот теперь — шагом марш! Костер делать пора.
      На лужайке перед дачным домиком дядя Володя с папой выложили из кирпичей очаг. Гоша принимал в этом активное участие. Потом ему дали возможность наколоть топориком щепу для розжига и доверили развести костер. Все Гошины действия, особенно неумелые, дядя Володя сопровождал различными шутками и прибаутками, от которых всем было очень весело. Наконец и поджарился шашлык. Обжигая пальцы, папа начал снимать его с шампуров. А дядя Володя скомандовал Гоше,
         - А ну-ка, гвардеец, принеси еще дровишек. Подкинем их в костер, чтобы он не потух и  мы были с углями. Еще мясо не все пожарено.               
      Гоша стремглав кинулся к сарайчику и переступил его порог. У окошка на серебристой паутине все так же раскачивался паучище. Невольно с него взгляд мальчика  переместился на старый стол с инструментом, среди которого лежал и раскладной ножик.
         -  Я только возьму его и посмотрю, -  как бы обращаясь к пауку, как к хозяину сарайчика, прошептал Гоша, - Интересно ведь узнать, сколько у него лезвий?
      Он взял ножичек в руки, оттер с его поверхности тонкий слой пыли. Стал его рассматривать, попытался вытянуть лезвие...
          -  Гоша! - вдруг позвал его папа. - Ты где запропастился? Шашлык остывает...
      Мальчик резко дернулся. Сунул ножик в карман. Подхватил   несколько поленьев и выбежал из сарайчика. Подбежав к костру, он подбросил дрова в огонь.
      Взрослые уже сидели за столом, оживленно и шумно переговаривались между собой. Но Гоше от чего-то казалось, что все, и в первую очередь дядя Володя, бросают на него и особенно на оттопыренный карман, в котором лежал ножик, подозрительные взгляды. Почему-то мальчику стало вдруг жарко, невидимые молоточки застучали в висках. А ножик, лежащий в кармане, казалось, начинал торчать все больше и больше... Мало того, он и ногу стал припекать, а потом и жечь все сильнее и сильнее. В горле пересохло...
         -  Ну что же ты стоишь, боец? - спросил дядя Володя, - помогал разводить костер и жарить шашлык...Неужто не проголодался как волк? Давай за стол!
      Гоша на ватных ногах кое-как дотащился до стула. Аппетита не было. Вообще. Шашлык не жевался и застревал в горле. Гоша выпил стакана три сока, но сухость в горле не проходила. Ножик сквозь штанину обжигал ногу со страшной силой.   
        -  Зачем я его взял? - думал Гоша, - А вдруг сейчас папа или мама спросят, а что это у тебя там торчит в кармане? А если потребуют показать, что у меня там лежит? Я достану ножик, а папин старый друг, этот веселый дядя Володя, увидит его? И что он подумает? Что я — вор?!
     От этой мысли Гоше стало не по себе. Словно стараясь уйти подальше от посторонних глаз, он бочком сполз со стула и, прикрывая рукой оттопыренный карман, пробрался к костру.
       -  Может, - подумал он, - мне бросить ножик в огонь? Нет, так не пойдёт. Пластиковая рукоять ножа сгорит, но лезвие-то — нет. Что же делать?
       -  Гоша, - окликнул его дядя Володя.
       -  Ну, всё! - похолодело в душе у мальчика...   
       -  Давай-ка, боец, принеси-ка еще дровишек! Будем очередную порцию шашлыка скоро жарить, а углей мало.
       Гоша со всех ног кинулся к сарайчику, заскочил внутрь его так быстро, что серебристая паутина на окошке заколыхалась, а паук на ней недовольно зашевелился. Показывая ему ножик, Гоша громко прошептал,
        - Вот, смотри, я его кладу на место. Я не вор. Я просто брал его на время,  посмотреть.
      Положив нож на место среди инструмента на старом деревянном столе, Гоша набрал целую охапку дровишек и чуть ли не вприпрыжку зашагал с ними к костру.
      Удивительное дело. Остаток вечера в гостях Гоша провел замечательно. И шашлык был необычайно вкусен, и шутки дяди Володи были особенно смешны, и звезды на темнеющем небе казались и ближе и ярче.

      Вечером, уже лежа в постели, Гоша позвал маму.
        -  Вот объясни мне, пожалуйста, - попросил он, - от чего так бывает, что человек сделает что-нибудь нехорошее, а потом переживает. Места себе не находит. Аппетит теряет. Вот что это может быть? Может это болезнь какая-то?
        -  Да нет, сынок, - рассмеялась мама, - не болезнь это вовсе. Это человека, который что-то нехорошее сделал, его совесть мучает. Правда встречаются и такие люди, у которых она или отсутствует вовсе, или запрятана глубоко-глубоко в душе...Давай, спи. Спокойной ночи...
        -  Интересная штука, эта совесть, - засыпая, думал Гоша, - Наверное, и у меня она есть.


Рецензии
Спасибо. Хороший рассказ. Думаю, что у каждого были в жизни моменты, особенно в детстве, когда разрываешься между хочу и нельзя. Это очень важно. Ведь куда совесть вывезет, туда по жизни и поедешь(бывают, конечно, и исключения). С уважением

Галина Заковряшина   13.04.2019 17:17     Заявить о нарушении
Вы правы,у каждого были в жизни какие-то моменты...
Спасибо вам, Галина, за вдумчивое прочтение и отклик.

С уважением,

Игорь Боголей   14.04.2019 00:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.