Пражская симфония

«Его музыка безусловно не просто развлечение, в ней звучит вся         трагедия человеческого бытия»    
Бенедикт ХIV о Моцарте               

«Моцарт, который мечется между светом и тенью… Именно его я и не могу ухватить»               
 Святослав Рихтер


                Пражская симфония Вольфганга Амодея Моцарта, № 38, «ре мажор»  – одна из четырех последних симфоний зрелого мастера. Она единственная состоит из трёх частей, в ней нет Менуэта, как положено по канонам  того времени. Нет танца, который очень любила танцевать чета Моцарт. И это неслучайно. Потому что эта симфония – размышление о жизни, её философское осмысление. Итак, начнем.

         Часть первая. Adajio. Allegro.

               Включаю,  слушаю. Эта симфония очень трудна в исполнении, под силу только сильному оркестру и дирижеру. Её редко исполняют, потому что публика привыкла к легкому веселому Моцарту, на которого идут отдыхать, а здесь надо сопереживать гению. Надо знать его жизнь, нищую, трудную, с любимой, но нездоровой женой, с умирающими во младенчестве детьми, с изнуряющими поездками по Европе, с крепостной зависимостью от царствующих деспотов, платящих жалкие копейки за гениальную музыку. Жизнь, которая, видимо, и привела его к тяжелейшей болезни почек, от которой он так рано ушел. И только в Праге ему было хорошо, пражане любили его и носили на руках.

                Вспоминаю. Впервые я услышала «Пражскую симфонию» в 1974 году, в июньский день на Волжском Откосе, дирижировал молодой дирижер Евгений Цирлин, выпускник Ленинградской консерватории, ученик и большой почитатель Геннадия Николаевича Рождественского. Пошел дождь, но самые стойкие любители Моцарта остались и под зонтами слушали гениальные звуки: то тихие и грустные, то энергично-радостные назло судьбе.

                На исполнение симфонии приезжал Мстислав Леопольдович Ростропович.  В антракте я подошла к правому выходу с эстрады, чтобы рассмотреть поближе великого маэстро. Странная это была картина: Ростропович пытался подать руку знакомым музыкантам, они же, глядя куда-то вбок, прошмыгивали мимо. На даче Ростроповича жил опальный Солженицын. Мстислав Леопольдович как-то ссутулился и выглядел очень расстроенным. Интересно, как этим музыкантам теперь работается в филармонии имени Ростроповича?

                Через много лет я прочла в книге Галины Вишневской: «Если бы я не увезла Славу за границу, он бы спился и перестал существовать как музыкант и человек». И я вспомнила и этот дождливый день, и cловно придавленного к земле маэстро Ростроповича.

                Часть вторая. Andante.
                Самая поэтическая. Здесь много напевных славянских народных мелодий. Слушать её невыразимо приятно. Мне очень нравилось, как дирижер Цирлин нашел общий язык с оркестром: музыканты просто обожали его.

                Опять воспоминания. Когда-то Женя Цирлин работал скрипачом в этом оркестре. «Но дирижер – это царь и Бог в оркестре», -- сказал Женя и поехал поступать в Ленинградскую консерваторию. «Пусть убедится, что евреев туда не берут», -- горестно сказала мне его мама. Но Женю приняли, и он не разочаровал своих учителей, талантливейших музыкантов. Истинный талант выше национальных предрассудков.  Чего нельзя было сказать о чиновниках при музыке. После окончания консерватории  Цирлин получил место дирижера в Иркутске. Но трехлетний сын его часто болел пневмонией, и врачи рекомендовали поменять климат на более теплый, иначе малыш мог заболеть астмой. Женя обратился с просьбой к высшему начальству о переводе в любой город Европейской части СССР. Получил омерзительный ответ: « Если Вам не нравится в Советском Союзе, уезжайте в Израиль!» И Россия потеряла талантливейшего дирижера, востребованного сегодня во всем мире. 12 апреля сего года он должен дирижировать в Санкт-Петербурге.

                Часть третья. Finale. Presto
                Искрометный финал – главная тема схожа с мелодией Сюзон и Керубино из первого акта «Свадьбы Фигаро». Впервые, именно в Праге, в театре Ностица были поставлены знаменитые оперы Моцарта «Свадьба Фигаро» и «Дон Жуан».

                А я вспоминаю, и вспоминаю.

                Ростропович и Вишневская с детьми эмигрировали в 1974 году.  Об этом я узнала от своего непосредственного начальника, интеллигента со степенью кандидата технических наук. Он воззрился на меня с ненавистью советского патриота: « Вот учим их, учим, а они сбегают за границу. И Вы, наверное, уедете в Израиль?»  У меня и мысли не было уезжать, я была плоть от плоти русской культуры, но пресловутая пятая графа не давала моему начальнику покоя.

                Мы с дочкой и семья моей сестры так и живем в России. Супруги Ростропович и Вишневская на свои деньги построили больницу в одном из районных центров Нижегородской области. Недавно узнала, что у моего начальника-патриота  дочь с семьей живет в Швеции, а сын уехал в Австрию на постоянное жительство. Разумеется, получили бесплатное высшее образование в России. Ну, что же, закономерный финал для хамелеона, как называл моего начальника один из его коллег.

                Так хотелось отвлечься от суеты сует, слушая гениального Моцарта, но …не получилось.

                02.04.15   г. Нижний Новгород


Рецензии
Интересно, как этим музыкантам теперь работается в филармонии имени Ростроповича?
))))))))))))))А у вас с юмором все в норме))Это уже талант!

Нарт Орстхоев   12.08.2016 07:29     Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.