Н. п. Глава 2. Реальность

/кадр из фильма: «Жизнь Леонардо да Винчи»/

Необычное путешествие. Глава 2. Реальность

Солнечный луч скользнул по стене и пополз по лицу молодой женщины. Она поморщилась и открыла глаза. Посмотрела на цветные занавеси и яркие обои. Под окном кричали болельщики — на спортивной площадке дети играли в футбол, шумно выражая эмоции.
«Когда я жила одна, в выходные могла спать до полудня. В нашем дворе всегда было тихо. Теперь я невестка и должна вставать с постели раньше всех. Почему солнце так высоко? Полдень уже минул? – она встала, надела халат. – Помню, у нас были гости. Я много выпила – мы отмечали юбилей и радовались разрушению аварийного дома».
У нее внезапно разболелась голова и ее охватило беспокойство.

Сильва не находила себе места от все возрастающего чувства вины. Несколько месяцев назад она вышла замуж, молодые жили у родителей мужа. Вчера семья готовилась к приему гостей – свекровь праздновала юбилей, когда кто-то из соседей позвонил и сообщил о том, что их дом начал оседать и вот-вот окончательно рухнет.
— Дом рушится, если хотите забрать свои вещи, поторопитесь, хотя, может быть, не успеете, все происходит очень быстро.
— Твой хлам из той квартиры, нам ни к чему, — отмахнулся муж Сильвы, — поедем позже, когда все успокоятся.

Этот дом им надоел: жить там стало опасно, но отказываться от него не хотелось – теплилась надежда однажды получить хорошее жилье. Новость их обрадовала и они с мужем ближе к вечеру поехали к зданию, где увидели всех, точнее, Сильва думала, что всех, соседей во дворе. Жильцы стояли каждый со своими вещами, кто что успел вынести, и наблюдали как их аварийный дом медленно разваливался буквально на глазах. Все смешалось, где подъезд? Этажи складывались друг на дружку, ни одного целого окна, здание очень быстро превращалось в груду камней и битого стекла, кое-где виднелись остатки — оконных рам и мебели, обрывки старых ковров и занавесок.

«Не дай бог вдруг оказаться внутри, брр, выйти уже неоткуда», — почему-то мелькнула мысль у Сильвы.

Этого дня все ждали давно. Люди устали от проблем, неустроенности и страха быть погребенными под развалинами. Сильва помнила, как переживали все те, кому некуда идти, но в то же время надеялись, что администрация города выделит им квартиры.
— Ночной дождь оказался последним для этого дома, — проронил кто-то из мужчин.
— Слава богу, что всё случилось днем, иначе мы все могли бы пострадать, — говорили соседи.
— Пришли из мэрии, обещали прислать машину и перевезти нас в общежитие, — с надеждой в голосе, сказал кто-то из стариков.

Сильва с мужем недолго постояла у дома. Супруги немного поговорили с соседями и решили, что здесь им больше делать нечего, а у свекрови их ждут гости и потому вернулись к имениннице, чтобы продолжить торжество. В предвкушении радостных, столь долгожданных перемен, они напились, заснули поздно и проснулись после полудня.

У Сильвы сильно болела голова, но не только от выпитого накануне спиртного. Её никак не покидало чувство вины.

Высокая, крупная кареглазая шатенка Сильва – подвижная и решительная по натуре, казалась полной противоположностью подруги — изящной и тихой Соне.

Превозмогая головную боль, помня о своих обязанностях, невестка неторопливо занялась уборкой дома, потом накрыла на стол – то ли поздний завтрак, то ли ранний обед. Голова гудела и Сильва никак не могла вспомнить что-то важное, махнула рукой и стала думать о приятном, давно ожидаемом событии.

Приготовила кофе себе и домочадцам. Села за стол, выпила кофе, немного взбодрилась.
«Наконец, избавимся от этого дома — я и Сона, получим новые квартиры и, возможно, будем жить в разных концах города, ходить друг к другу в гости, — убирая со стола, рассуждала Сильва. – Сона! Вот причина моей вины и беспокойства, я совсем забыла о своей подруге. Вчера возле дома, среди соседей я ее не видела. Неужели она осталась там, под этой кучей мусора? Сона могла зачитаться и уснуть».

Внутри от таких мыслей всё похолодело. Сильва села на стул и беспомощно заморгала глазами, потом схватила телефон, и быстро набрала номер подруги. Сона не отвечала, в трубке слышались протяжные гудки.

«Сона всегда носит телефон с собой. Что случилось? Где она? — встревожилась подруга».

В памяти всплыл развалившийся дом – груда мусора из камней и битого стекла, покосившиеся рамы. Озноб прошел по всему телу.
Тогда она решила, что ей нужно немедленно поехать к дому, и быстро оделась.
— Ты куда собралась? – удивился муж.
— Сона не отвечает на звонки, может, с ней что-то случилось.
— Больше некому позаботиться о ней?
— У нее никого нет.

Действительно, Сильва была единственным близким человеком для Соны. Девочки выросли в одном доме, ходили в ту же школу и после смерти мамы Сона общалась только с ней. Сильва — лидер с детства, всегда опекала подругу, разница в возрасте — старше на год, и крупная фигура служили основанием таких отношений, так что Сона иногда в шутку называла ее своей старшей сестрой.

Сильва стояла перед развалившимся домом, звонила и звонила Соне.
Возле дома стояли спасатели с собакой, она подошла к ним:
— Моя соседка и подруга не отвечает на звонки, ее никто не видел.
— Мы еще вчера с собакой ходили по развалинам и сегодня тоже, — сказал спасатель и уверенно добавил. — Там нет никого.
— Но она не могла уйти, у нее никого нет, ей просто некуда идти, — растерянно, в отчаянии бормотала Сильва. — Она бы мне сообщила.
— На каком этаже она жила?
— На пятом, вот этот подъезд, — Сильва указала рукой.
— Что ж, это облегчает задачу, проверим еще раз, возможно, мы что-то пропустили, может, найдем ее живой — электричество отключили, пожара нет.
Двое спасателей с собакой стали подниматься по развалинам.
— А вы ей звоните, они найдут ее по звонку, — подсказал спасатель, который стоял рядом с ней и наблюдал за действиями товарищей.

Время текло медленно, ожидание затянулось, Сильва отошла от дома в сторону скамеек, которые поставил один из умельцев, чтобы жильцы, напуганные очередным ‘кряхтением’ дома, могли сидеть в ожидании комиссии.

Сильва звонила и звонила Соне, напряженно всматривалась туда, куда ушли спасатели, пытаясь понять добросовестно ли они ищут ее подругу.

На скамейке сидел старик и тоже наблюдал за действиями спасателей.
— ‘Свою хозяин забрал, ничейную – волк’, — глубокомысленно изрек старик.

Ожидание оправдалось — спасатель на развалинах поднял руку вверх, он держал сумку. Затем послышался лай собаки и второй мужчина сделал знак рукой, чтобы им помогли с носилками.
Кто-то уже вызвал скорую помощь, которая приехала раньше, чем спасатели смогли спустить пострадавшую.

Девушку спустили в бессознательном состоянии и поместили в машину скорой помощи. Сильва взяла у спасателя сумку подруги, села в такси и поехала вслед за скорой.

В больнице Сильву не пускали к Соне, заведующий реанимацией объяснил, что пострадавшая в коме и намекнул, что она вряд ли придет в себя, тем более, что здесь нет ее родственников.
Сильва поняла его намек и протянула крупную купюру:
— Если нужно, я заплачу за лекарства.
— Сделаю все возможное, — врач положил купюру в карман халата.
— Напишите мне список всего необходимого, — настаивала Сильва.
— Подождите здесь, — врач вошел в палату реанимации.
Через несколько минут из палаты вышла медсестра со списком в руке и Сильва побежала в ближайшую аптеку. Ей не пришлось идти далеко – аптека оказалась на первом этаже больницы. Она вернулась с покупками через десять минут и отдала пакет медсестре.

— Вам здесь и сейчас делать нечего, оставьте мне свой номер телефона, когда она очнется, я вам позвоню, обещаю, — сказала медсестра.

Весь воскресный вечер — каждый час, Сильва звонила в больницу, ей отвечали, что Сона еще не приходила в сознание.

Тишина казалась привычной, но в помещении чувствовался запах лекарств.
— Доктор, она приходит в себя, — произнес женский голос.
— Наконец, — отозвался мужской голос.
Сона медленно открыла глаза и увидела перед собой мужчину в белом халате.
— Где я? – удивилась девушка.
В помещении горел свет, за стеклом царила глубокая ночь. Она лежала на кровати возле окна. Женщина в белом халате что-то вводила в капельницу, которая тянулась к ее правой руке
— В больнице. Как вас зовут? Голова болит?
— Сона, — девушка пыталась сообразить, как она могла попасть сюда. – Шум в голове, немного болит.
— Это пройдет. Возможно, у вас сотрясение мозга, завтра сделаем снимок, но, мне кажется, причин для беспокойства нет, вам лучше поспать.
Сона закрыла глаза и уснула.

В понедельник утром медсестра позвонила Сильве:
 — Пострадавшая пришла в себя, принесите для неё еду. Ей можно только легкие продукты — йогурт и сок. Да, и еще не забудьте: кружку для сока, чайную ложку, и одежду — халат и тапочки.

Проснулась Сона, как от толчка – звонил телефон.
— Где я? – тихо спросила Сона.
— В реанимации, — ответила медсестра, — но доктор сказал, что скоро вас переведут в обычную палату.
— Что случилось, вы знаете?
— Об этом вам ваша подружка расскажет, когда вас переведут в палату. Она тут уже второй день ходит, ждет, когда вы придете в себя.
— Какой сегодня день?
— Понедельник.
Сона удивленно захлопала глазами — она вспомнила, что проснулась утром в субботу и заснула.
— Да, вы нас напугали, почти день или дольше оставались в коме. Вас нашли только через сутки после происшествия, – медсестра шепотом добавила, — сделали снимок головного мозга, но ничего не увидели.
— Как ничего?
— Решили, что аппарат сломался, — сестра засуетилась, поправляя капельницу.

Сильву впустили к Соне.
— Всего на десять минут, — заведующий реанимацией вошел с ней в палату, – посторонним нельзя здесь находиться, больных много, всем нужен покой.
— Как ты себя чувствуешь, Сона? – спросила Сильва.
— Хорошо, спасибо. Что произошло?
— Наш дом рухнул, нам дадут новое жилье.
— Пострадавшие есть?
— Только ты.

Врач послушал о чем говорят подруги и понял, что разговор может затянуться, а главного — есть ли родственники у пострадавшей, он так и не узнает.
— Остальное договорите завтра, — врач решительно вывел Сильву из помещения.

Вернувшись в палату, заведующий реанимацией подошел к Соне.
— Что-то ваших родственников не видно.
— У меня нет никого, — грустно ответила Сона.
— Подготовь ее, сейчас отвезем в кабинет томографии и сделаем снимок головы, — врач велел медсестре.
— Вчера же сделали, — пыталась выяснить пациентка.
— Нет, специалист отсутствовал, — врач вышел из комнаты.
 
В коридоре он позвонил кому-то и тихо произнес в трубку:
— Тебе придется это оформить, как госзаказ. Я понимаю, но у нее никого нет и тут, у меня в кабинете с телевидения сидят. Тебе нужен скандал или хочешь уволиться?
 
Заведующий реанимацией вернулся в палату, Сону перенесли с кровати на каталку и повезли в другое помещение, уложили в томограф, сделали снимок головного мозга.
— Все в порядке, — врач сказал кому-то, изучая снимок.
— Да, я тоже так думаю, никаких отклонений, — ответил ему мужской голос.

Пациентку вернули в палату реанимации.
— Хотите есть? – спросила медсестра. — Ваша подружка принесла вам йогурт и сок, вам пока разрешили только легкую еду.
— Да, хочу, — обрадовалась Сона, — и еще дайте воды, пожалуйста, хотя...
Сона замялась:
— Мне бы в туалет.
— Пока вам нельзя вставать, но вы не думайте об этом, я надела на вас подгузник, так было нужно, вы пребывали в коме.
Медсестра помогла ей сесть, точнее, устроила пострадавшую в положении полусидя-полулежа, принесла еду и Сона поела.

Врач ушел, Сона огляделась и насчитала шесть коек — мужчины и женщины в одной палате. У противоположной стены стояли столы, где сидели три медсестры. Санитарка мыла полы, в палате чувствовался сильный запах хлорки. Из болтовни медсестер Сона узнала, что один пациент перенес инфаркт.
— Хватит уже так убиваться о своей неверной жене, — мягко, но настойчиво успокаивала того мужчину медсестра. — Вам о себе думать нужно, вас сюда привезли с инфарктом, берегите себя, думайте о себе. Вы молодой еще, поживете.

Пожилую женщину привезли с гипертоническим кризом.
— У вас повышено давление и высокий сахар, — озабоченно сообщил врач.
— Какой у вас заботливый внук! — восторженно вставила медсестра.

Двоих мужчин привезли после аварии, немного спустя одного из них отвезли в операционную.
День прошел как-то незаметно, пару часов Сона спала, потом пыталась вспомнить, что делала в прошедшие пятницу и субботу.

Подумала с чего начать и решила, что нужно вспомнить всю прошедшую неделю. Неделя ничем интересным не выделялась – всё, как всегда. Вспомнила, как в пятницу спешила домой, чтобы успеть до темноты. На улице наступали сумерки и лил дождь, а в подъезде оказалось совсем темно – электричество отключили. Пришлось подниматься к себе при свете фонарика. В квартире ее ждала лишь тишина, ей стало грустно — одиночество штука невеселая. Зажгла свечу и слегка перекусила. Потом взяла книгу, устроилась на диване и стала читать. Книга понравилась, но быстро устала читать при свете свечи, легла в постель и уснула. Проснулась в субботу утром в отличном расположении духа – это она хорошо помнила, хорошее настроение редкий гость в ее скучной жизни. Кажется, солнце светило за окном, но она решила, что вставать с постели незачем, лучше еще помечтать и...  Дальше провал в памяти.

«Как так, не помню, что делала целых два дня и ночь? — растерялась Сона. – Что читала? Это книга об удивительных способностях человека: «Феномены...». Странно, даже название такой интересной книги не могу вспомнить. Я знала наизусть названия всех наших книг, и где лежит каждая из них. Так, не паниковать!».

Вечером медсестра принесла ей йогурт и сок, Сона поела.
— Лучше мы перестрахуемся и эту ночь вы останетесь здесь, утром я вас переведу в обычную палату, — решил заведующий реанимацией.

Кто-то стонал, кто-то жаловался на судьбу, сестры сплетничали, непрерывно звонил телефон:
— Реанимация, — кричала в трубку сердитая медсестра, — заведующий реанимацией на операции.

«Как тут уснуть? И еще свет бьет в глаза. Ладно, два дня я спала наверно.
Это под развалинами что ли? Что со мной было?
Я люблю мечтать. О чем мечтала или о ком? Может, опять о Леонардо?»

Что-то обрывалось в памяти, что-то не клеилось, в ней будто возникла брешь. Сона снова и снова прокручивала в памяти пятницу во всех подробностях и утро субботы.

Неожиданно в памяти всплыла крупная фигура Леонардо – художник с доброжелательной улыбкой на лице в коричневом бархатном просторном одеянии и темных чулках направлялся к ней...

Глава 3 — http://www.proza.ru/2013/05/12/580


Рецензии
Интересно! И по-моему, намечается какая-то детективная история.)))

Нина Роженко Верба   23.01.2017 16:01     Заявить о нарушении
В моих сочинениях есть немного детективного, впрочем, как и в жизни.
Спасибо за отклик, Нина!

Карин Андреас   23.01.2017 16:20   Заявить о нарушении