Н. п. Глава 14. У озера Севан

/крепость Смбатаберд/

Необычное путешествие. Глава 14. У озера Севан

Лео и Сона спали в обнимку, их разбудил телефонный звонок – звонил Вова:
— Я уже подъехал к дому.
Сона вскочила с кровати и быстро надела халат. В дверь позвонили, она открыла и увидела запыхавшегося Вову, видимо, он взбежал по лестнице на едином дыхании.
— Проходи на кухню, — Сона не позволила ему заглянуть в спальню, — позавтракаем вместе, доставай всё из холодильника.

Сона привела себя в порядок, пришла на кухню и увидела, что Вова всем налил чай и сделал бутерброды. Сона ела стоя, попутно собирая еду в дорогу.
— Может, мы еще что-нибудь купим в пути, — предложил Вова.
— Нет, еды достаточно, можно воду купить, чтоб не пить из ручья.
— Можно из ручья, — вставил Лео.
— У нас еще есть вода из целебного источника, — добавил Вова.
— Пора, — скомандовала Сона, — Лео, не забудь свои карандаши и альбом.

В хорошем настроении компания вышла из дома. На улице едва светало, когда они сели в машину.
— Да, осень все-таки, дни короче. Вова, если ты не против, я бы хотела, чтобы мы посмотрели крепость Смбатаберд.
— Мне тоже интересно его посмотреть, если ты знаешь, как туда добраться.
— Тогда мы поедем в сторону озера Севан, обогнем его справа и спустимся через Селимский перевал. Дальше нам помогут указатели на дорогах.
Городские улицы казались тихи и безлюдны.
— При утреннем освещении – в лучах восходящего солнца, ваш город красивее, — заметил Лео, — в нем много памятников и фонтанов.
— Вечером он слишком шумный, я люблю его таким тихим, — согласилась Сона.

— Ты многое знаешь о стране.
— У нас много книг... было, в том рухнувшем доме, мама не жалела денег на духовную пищу, — грустно вздохнула Сона. — После смерти мамы я стала больше читать и удивилась: ее многое интересовало. Маме нравились истории о необычных, можно сказать странных способностях людей, о загадочных, таинственных явлениях. Вова, у тебя много книг, ты к себе забрал только техническую литературу.
— Художественную литературу покупали мои родители, — Вова был польщён вниманием Соны, — в эпоху дефицита они брали, что могли достать. Я книги попозже заберу, ты же читаешь. Жаль, сейчас у меня нет времени для чтения, хотя может и мое окружение виновато – слишком устаю от них. После работы голова гудит от шума приборов и болтовни клиентов. Мне приходится просматривать много всяких инструкций, потому что техника чаще всего портится от неправильного использования.
— Вова, тебе удалось отдохнуть? Мне как-то неловко, я командую тобой — отвези нас туда или сюда. Может, ты хотел отоспаться. Ты много работаешь.
— Отдохнул конечно, эта поездка тоже отдых — мы же едем на природу и смотрим памятники старины.
— Я много книг прочла, но мало видела, эта поездка мне так же интересна, как тебе, Лео.
— И мне тоже она полезна, — признался Вова.
— Значит моё появление очень кстати, — с хитринкой в голосе вставил Лео.

— Севан не просто красивое озеро и место отдыха, — немного спустя пояснила Сона, — озеро славится рыбой. Форель или ишхан, которую мы ели вчера, вероятно, оттуда. Раньше только там обитал ишхан и еще рыба сиг, но теперь есть много частных хозяйств. Вчерашняя рыба была очень вкусной, значит выросла в чистейшей воде, возможно, в севанской.

Меньше чем через час путешественники достигли до озера. Вова выбрал место, откуда обзор лучше и остановил машину. Все вышли из салона, чтобы полюбоваться пейзажем: ослепительно синее озеро окружают горы, как драгоценный камень обрамляют серебром и золотом.
— В старину Севан называли синим морем, вероятно, потому что тогда воды в нем было больше, так что тот полуостров, — Сона указала рукой, — был труднодоступным островом.
— Поедем туда, посмотрим монастырь, – предложил Вова.
— Нет, рано еще, монастырь закрыт наверно. Не станем отклоняться от намеченного маршрута. Мы потеряем время, лучше повернем направо и поедем дальше.

Солнце едва встало, его первые лучи слегка коснулись поверхности озера. Солнечные блики заиграли на воде, ослепляя их.
— Вот такие блики ослепили врагов, когда царь со своим малочисленным войском напал на них, — начала свой рассказ Сона.
— Это случилось в начале десятого века, здесь произошла «севанская битва». В очередной раз в стране начался разлад: брат шёл против брата, вельможи плели интриги, подняли восстание. Арабы, пользуясь смутой, разоряли города и села, разрушали крепости. Наш царь Ашот Еркат (Железный) уединился на острове, а его военачальник Геворг Марзпетуни тщетно пытался примирить враждующие стороны, и собрать армию. Князья заперлись каждый в своей цитадели и не соглашались предоставить воинов для защиты государства. Нашему военачальнику не удалось их убедить в необходимости дать отпор захватчикам. Тогда он со своим отрядом в двадцать человек – его сын и личная охрана, атаковал чужеземцев, желая собственным примером показать, что ни числом, а мужеством можно добиться победы. Глава иноземцев хотел взять в плен армянского властителя, может, и убить. Его войско достигло озера и лагерем расположилось на берегу. Их предводитель размышлял над тем, как бы выманить царя с острова, ведь лодок у неприятеля не было. Завоеватели знали о народном волнении и были уверены, что правителя армян никто не поддерживает, значит Ашоту Еркату некуда идти и он будет вынужден сдаться. Думая, что царь окружен и никуда не денется, их глава спокойно спал, его воины лениво прохаживались вдоль берега. Ашот Еркат, вдохновленный поступком Геворга Марзпетуни, задумал с малочисленным войском из ста человек сразиться с врагом и с раннего утра выступил со своими людьми на лодках. Радостные иноземцы ждали, что правитель армян плывет сдаваться. Стрелы посыпались на них, они не ожидали нападения. А когда показались новые шлюпки, в которых сидели монахи с палками, в панике бежали, решив что на них напала армия. Солнце ослепило врага, лучники неприятеля увидели много лодок, но не могли рассмотреть кто в них находится и как они вооружены.
— Ты так красочно описываешь, что я буквально увидел событие, — восхитился Вова.
— У тебя богатое воображение, — Лео поглаживал бороду.

Как просила Сона, Вова повернул направо и они продолжили свое путешествие.
Дорога привела их к другому известному монастырю Айраванк.
— Данный монастырь из тех храмовых комплексов, которые посещали князья и цари, где они исповедовались и каялись в своих грехах.

— Монастырь достраивали и перестраивали, дата его основания не известна, он знаменит с девятого века и еще я читала, что некоторую его часть переносили из-за того, что он стоит над обрывом, — объяснила Сона. — Перенумеровали камни, разобрали и заново собрали на новом месте.
Сона и Лео спустились к воде.
Лео наклонился, зачерпнул воды и попробовал ее на вкус:
— Вода чистая и пресная.
— Вода Севана пресная и очень холодная, просто ледяная. Около полудня мы будем в ущелье, там сможешь искупаться в реке, может, и в минеральном источнике.

Солнце поднялось выше, Сона поторопила спутников, они продолжили путешествие. Синее озеро еще долго радовало глаз. Дорога поднималась все выше и выше — они въехали в горы.
— Блики, возникшие на воде, всколыхнули в моей памяти историю царя Ашота за силу и мужество в народе прозванного Еркат (Железный), — начала рассказ Сона, — а всему виной любовь. Это одна из трагических страниц нашего народа.

Мужчины переглянулись, Вова внимательно разглядывал ее в зеркале.

— Уже намечалась коронация наследника престола Ашота Ерката. Ашот полюбил девушку и ей нравился герой, всенародный любимец, красавец, выдворивший арабов из страны. Свидетелем той зарождавшейся любви стал влиятельный и богатый вельможа, который имел свои планы насчет царя. У богача росла красавица дочь, он мечтал увидеть ее на троне. Поэтому спешно устроил свадьбу той девушки с одним князем, думая что устранил соперницу дочери. До коронации вельможа созвал в свои владения всех знатных князей и мать Ашота Ерката на прием в честь наследника, чтобы познакомить свою любимицу с будущим правителем. Матери героя понравилась дочка хозяина провинции. Все вышло, как хотел вельможа — после коронации его девочка вышла замуж за царя и стала царицей. Царь не сидел во дворце, объезжал границы владений и встретился с той, которая полюбилась ему тогда. Девушка стала красивой женщиной. С новой силой вспыхнула любовь. О встрече узнал тесть правителя и разгневался.

Сона умолкла, перевела дух.
— Мне кажется, вельможа узнал, что царь поцеловал свою любимую. В те века самый невинный поцелуй считался изменой.
— Если мужчина ревнив, то и в наше время он считает это изменой, — вставил Вова.
— Поцеловал и что случилось? Не вижу никакой трагедии, — отрезал Лео.
— Главная причина недовольства вельможи была в том, что царь не думал о наследнике. Царица не забеременела, хотя прошло много месяцев. Но то что натворил вельможа после этого лишь ухудшило ситуацию, породив серьезные проблемы в стране.
Сона словно задумалась и немного спустя продолжила:
— Тесть говорил с зятем, даже грозился открыть глаза обманутому мужу. Ашот Еркат лишь рассмеялся: «Я, правитель, герой, любимец народа, ты мне угрожаешь?». А зря. Вельможа выполнил угрозу — рассказал об измене супругу соперницы своей дочери, подговорил его восстать, чтобы свергнуть царя. Мало нам было врагов, а тут выступил армянин против армянина. Восстание подавили, в гневе правитель велел ослепить отца и брата царицы. Такое жестокое наказание вызвало всеобщее недовольство, и смута возросла. Ревнивец заточил жену в башню, никуда ее не выпускал и сам с ней не общался. Бедняжка, узнав, о том, что творится в стране, повесилась. До царя дошли слухи о гибели любимой и стало ему тоскливо. Поэтому он уединился на том острове на озере. Арабы прослышали о волнении, вторглись в Армению, разоряли и разрушали всё на своём пути. В севанской битве царь победил, но в том бою его настигла отравленная стрела. Ашот умирал медленно. Зная о своей участи, успел выиграть еще одно сражение, помириться с братом и передать ему престол.

— Вот что может случиться, если по-своему распоряжаться чужими чувствами и жизнью, — Сона закончила свое повествование.
— Царь тоже виноват, — высказался Лео, — надо было той девушке сразу рассказать о своих чувствах.
— Может, он хотел поступками завоевать ее сердце, — возразил Вова.
— Поступками доказывают искренность слов, слов не нужно бояться.
— Сильные чувства подавлять трудно, думаю, невозможно, — заметила Сона.
— Но бывают такие ситуации, когда слова могут истолковать превратно, — оправдывался Вова, — или вдруг это всего лишь симпатия, зачем врать девушке, что любит?
— Вот сиди и жди, когда она обратит на тебя внимание, потому что ты еще не уверен в своих чувствах, — вставил Лео.

Вова остановился у заправочной станции и пополнил запас топлива.
После заправки, Соне стало плохо.
— Не люблю запах топлива. Вова, опусти стекло, пожалуйста.
— Странно, — пробормотал Вова, — запах топлива исключен, такого просто не может быть. Если буду ехать с открытым окном, ты замерзнешь.
— Лучше упасть в обморок?
Вова остановил машину на обочине:
— Лучше прогуляйся, подыши свежим воздухом, а я проветрю машину.

Сона с Лео вышли из внедорожника, Вова открыл двери и окна.
Осеннее солнце приятно грело, дул прохладный ветер.
— Здесь воздух чистый, легко дышится, — заметил Лео.
— Озеро слева, справа горы. Мы находимся на высоте более двух с половиной тысяч метров над уровнем моря.
— И птицам раздолье, — Лео указал на стайки птиц.
— Все же зябко, — Сона направилась к машине.

— У тебя богатое воображение, все красочно описываешь, можешь стать писателем, — нарушил молчание Лео, как только они тронулись в путь.
— Для этого необходимо учиться, а я не могу, приходится на хлеб зарабатывать.
— Семья и дети — основная работа женщины по жизни, ей суждено быть женой и матерью, — решительно заявил Вова. – Что скажешь, Лео?
— Да, и у нас так же.
— Но сейчас не те времена. Женщина может работать и выбрать почти любую профессию, — возразила Сона.
— Даже летать? – удивился Лео.
— У нас они стюардессами летают, — вставил Вова.
— Стюардессы в воздухе подают воду и еду, — объяснила Сона. Лео смотрел на нее удивленно. – Говорят, и летчицы встречаются – управляют летающей машиной.
— А у вас, Лео? – спросил Вова.
— Вова, — Сона прервала его с упреком в голосе, — ты обещал не задавать лишних вопросов.
— Что в моем вопросе страшного? Пусть ответит.
— Я не хочу, считай мою настойчивость капризом.
— Да уж, ты и правда капризная. Почему ты темнишь, скрываешь, напускаешь туман таинственности?
— Кстати о тумане, впереди перевал, там может быть туман, пожалуйста, будь внимательнее, не торопись.
Перевал встретил их туманом.

Десять минут спустя дорога пошла на спуск и туман рассеялся.
— Вова, пожалуйста, останови машину где-нибудь, отсюда красивый вид, — попросила Сона.
Вова нашел удобное место для стоянки и остановил внедорожник. Они надели теплые вещи и вышли из машины. Их взору открылась прекрасная панорама дальних гор и близлежащих холмов.
— Здесь особый воздух, — Сона втянула воздух в легкие, будто хотела наполнить их впрок.
Фантастические горные пейзажи словно просились на бумагу. Лео устроился на камне и что-то заносил в блокнот.
Вова и Сона стояли в стороне и любовались пейзажем.

— О чем он всё время думает? — вдруг спросил Вова. – Тебе он не кажется странным? Я думал художник рисует то, что видит, а он во всё всматривается, вслушивается, наблюдает, рассматривает.
— Он думает о вечном, о том как устроен наш мир, — улыбнулась Сона.
— Мнит себя ученым, — сердито буркнул Вова.
— Хочет проникнуть в тайны природы, это же прекрасно. Разве тебе тоже не интересно многое?
— Человек может изучать что-то одно и быть хорошим специалистом в конкретной области.
— Ты судишь о нем предвзято, буквально с первой минуты знакомства с ним настроен против него. Я тебя понимаю: он помешал твоим планам, неожиданно для тебя вторгся в твой мир, — Сона взяла Вову за руку. — Успокойся и признайся, что тебе эти поездки тоже интересны.
— Да, ты права, — прикосновение Соны было приятно, в тот миг все мысли вылетели из его головы. Вова был счастлив.
 
Девушка посмотрела на Лео, что-то его заинтересовало. Она обратила свой взор в ту сторону и увидела орла, парящего почти вровень с ними. Неожиданно хищник замер на месте, будто остановился в воздухе. Сона подошла к художнику.
— Поразительно, — Лео обратился к Соне, — смотри, как ему удается остановиться в воздухе, и не упасть?
— Наверное, орел очень быстро машет крыльями, но наш глаз не может уловить его движения.
— Теперь он упал,
— на добычу, которую так упорно высматривал, — закончил подошедший к ним Вова, — не зря говорят: «Зоркий глаз как у орла».
— Я видела орла только в зоопарке.
— Где? – переспросил Лео.
— Там в клетках держат зверей и птиц.
— Но птицам так жить невозможно, им нужно летать, — возмутился Лео.
— Ты прав, это ужасно.

Стало холодно, путешественники сели в машину и поехали дальше по трассе.
Через некоторое время указатель на дороге подсказал им, что нужно свернуть с основной трассы. Дальше путники поехали по проселочной дороге без асфальта.
— На обычной машине тут не проедешь, твой внедорожник, Вова, здесь необходим, — уважительно заметила Сона.
— Не будь машины, мы могли бы доехать до развилки на маршрутке или автобусе и прийти сюда пешком, — возразил Вова. – Так поступают многие.
Казалось разбитой дороге нет конца, но неожиданно они словно попали в сказку — перед ними выросла крепость Смбатаберд. Гордая и величественная массивная крепостная стена с круглыми башнями свысока смотрела на путников.
— Вот и крепость, я так давно хотела ее увидеть, сюда не просто добраться.
Сона вышла из машины и зашагала по тропинке к лестнице, ведущей к воротам.

С трех сторон неприступные скалы и глубокое ущелье всегда служили естественной преградой неприятелю, лишь с одной стороны дорога ведет к крепости, расположенной на вершине холма. По крутой тропинке компания поднялась ко входу в крепость и вошла в нее. Сона и ее спутники погуляли и осмотрели, что сохранилось. Территория, занимаемая цитаделью, огромна, но уцелели только ее сторожевые башни и крепостная стена. Внутренние помещения полностью разрушены и заросли густой травой и горными цветами.
— Смотрите, там внизу населенный пункт Ехегис на берегу одноименной реки. Он когда-то был городом, даже столицей царства. Внизу стоял дворец, а цитадель построили здесь, чтобы укрываться в ней от врага. Таких крепостей очень много, некоторые в труднодоступных местах, и к ним без проводника не доберешься, — Сона взяла на себя роль гида.
– Раньше я не понимала, почему крепости строили подальше от людских глаз. Я наивно думала, что крепости должны быть преградой врагу, охранять границы страны. Увы, я ошибалась. На самом деле всё очень просто: князья заботились лишь о своей собственной безопасности и сохранности сокровищ. Князей не волновала судьба подданных, которые всю жизнь их содержали. Эта цитадель пожалуй одна из самых крупных, где в случае опасности могло спрятаться большое число людей. Глядя на такие основательные стены, возникает вопрос: почему неприступная крепость сдавалась врагу? Действительно, откуда появлялся предатель? Ответ на удивление прост: из крепостей всегда имелись тайные ходы, откуда лазутчики отправлялись для выяснения обстановки, чтобы узнать о планах врага. Шел лазутчик в свою деревню и видел ее разоренной, родных и близких убитыми или взятыми в плен, возвращался обратно и думал: кто всему виной? Кого они защищают? И решал: раз его дом разорен, пусть виновник и его семья тоже пострадают. В тот момент воин в гневе забывал, что еще тысячи невинных людей, которые здесь с ними внутри крепости, тоже станут жертвами врагов. Разведчик сдавал крепость неприятелю не из-за награды. Нет! Не верю! Он мстил!

Лео обошел территорию там, где возможно, внимательно осматривая крепостную стену и местность в целом.
— Ты так придирчиво разглядываешь стены будто собираешься их штурмовать, — насмешливо заметил Вова.
— Может, он хотел бы их укрепить, — высказалась Сона.
Поглаживая бороду, Лео скрывал усмешку.

Лео прошел по стене, нашел место, откуда обзор больше и дальше, устроился удобнее и стал рисовать окружающие горы, ущелье – весь этот дивный пейзаж. Отсюда с высоты открывался великолепный вид: далеко впереди горы будто выглядывали из-за облаков, а перед ними простирались живописные холмы. Природа радовала глаз. Лео с интересом разглядывал близлежащие возвышенности, которые менялись на глазах, как только облака чуть прикрывали солнце. Осень полностью вступила в свои права: трава пожелтела, деревья и кустарники сменили свои зеленые платья на более нарядные желто-красно-коричневые, так что холмы покрылись цветными коврами, один красочнее другого.

Глава 15 — http://www.proza.ru/2015/04/09/1160


Рецензии