Н. п. Глава 18. Аэропорт - прощание

/аэропорт Звартноц, 2004 г/

Необычное путешествие. Глава 18. Аэропорт — прощание

Напуганная мыслями и внешним видом крепких парней на трассе недалеко от Хор-Вирапа, Сона пыталась в зеркале в потоке машин разглядеть крупные внедорожники.
«Они хотят похитить Вову? Что натворил этот тихий парень?».
«Если олигарх ждал меня с добрыми намерениями, он бы позвонил, как поступал всегда, — подумал Вова».
Решив, что оторваться от олигарха для них будет безопаснее, он на большой скорости поехал по проселочной дороге, петляя между деревнями и, наконец, выехал на магистраль, ведущую в аэропорт.

Среди машин, спешащих к воздушным воротам страны, не обнаружив знакомые внедорожники, успокоенный Вова подъехал к аэровокзалу и объяснил, где будет ждать Сону.
«Надеюсь, больше никогда не увижу этого художника из Флоренции, — с такой мыслью отъехал на стоянку».

Сона повела гостя туда, откуда удобно наблюдать за движением на летном поле.
Лео смотрел на поле зачарованно: один самолет только что приземлился и катился по полосе, другой выруливал на полосу, возле здания стояли еще лайнеры, в один из них садились пассажиры.
— Двести человек внутри?
— По-разному, есть больше и меньше.
— Чудеса. Как высоко они летают?
— Кажется, десять километров над землей, но есть и космические корабли, летающие вокруг Земли. Оттуда пилоты видят планету круглой.
— Мы с тобой можем полететь?
— Без документов тебя не впустят в воздушное судно.
Лео взял ее за руку и посмотрел в глаза:
— Все это очень интересно, но сейчас меня волнует другое. Perche? (почему – итал.) Почему не хочешь, чтобы я остался здесь даже на несколько дней?
Сона растерялась, оглянулась в поисках скамьи:
— Сядем, поговорим, это очень серьезно и важно.

Влюбленные сели на скамью. Он в своих руках держал ее холодные от волнения ладони.
— Это трудно объяснить, но постараюсь. Еще за полчаса до той скалы мне стало тревожно, но не могла понять причину беспокойства. Узнай я о том обвале заранее, наверно, отказалась бы от поездки по опасной дороге и вообще к тому монастырю. Зачем рисковать? Моя способность помогла мне лишь в последний момент. Где гарантия, что не растеряюсь и не забуду об умении перемещаться в случае еще более серьезной угрозы?
— Ты чего-то боишься? Никого не бойся, когда я с тобой.
— Попробую объяснить причины моего страха. Представь, мы во Флоренции и тебя пригласили на праздник. Ты нашел мне красивое платье, вдвоем пошли на прием. Что увижу? Богато одетых гостей, веселье, смех, танцы, шутки — одним словом, все прекрасно, вокруг счастье. Но это одна сторона жизни, рядом с тобой хорошо и мне больше ничего не надо.

— Ты почему тогда сбежала от меня?
— Чтобы бы там делала? Жила бы в гроте, в ночной рубашке?
— Я бы что-нибудь придумал.
— У тебя ревнивая хозяйка, я ее боюсь и вашего языка совсем не знаю, была бы, как немая. В твоей эпохе есть изнанка, о ней мне ровным счетом ничего не известно. Но ты знаешь вашу жизнь лучше, потому что видел кровь на улицах, понимаешь, о чем говорю — про интриги, бунты, инквизицию. Здесь увидел лишь светлую часть действительности. Очень надеюсь, что до конца твоего пребывания у нас, ничего плохого не случится. Это аэропорт — место встреч и расставаний. Со стороны мы похожи на влюбленных, которые расстаются.
— Кстати, твой поклонник крутится тут, не утерпел, смотрит, чем мы с тобой заняты. Боится, что тебя увезу на воздушном судне.

— Вова ушел, потому что понял — мы расстаемся, и решил нам не мешать. В нашей эпохе тоже не все радужно, как может показаться гостю. Например, у Вовы есть машина и мне не понятно откуда у робкого парня такой дорогой автомобиль, вряд ли ему удалось заработать много денег честным путем, но на мошенника он не похож. Речь не о том. Если вдруг водитель попадет в какое-нибудь происшествие, без влиятельного покровителя пропадет, даже если ни в чем не виноват. Если настоящий виновник окажется могущественным лицом, доказать непричастность попавшего в беду будет трудно, практически невозможно. В нашем мире много опасных личностей со странными мыслями. Аэропорт должен быть безопасной территорией — в воздушное судно садится разнообразная толпа. Здесь достаточно камер – в здании за нами наблюдает специальная служба.
— Поясни.
— Камеры – устройства, связаны с ящиком, на подобии того, по которому ты смотрел новости.
— Понятно. Специальная служба – люди, следящие по ящику за тем, кто чем занят на территории аэропорта, — она кивнула.
— Если нас в чем-то заподозрят, – Сона с опаской огляделась по сторонам и тихо продолжила, — тут же задержат и начнут расспрашивать: кто мы такие? Потребуют документы, а у тебя их нет, нам нечего им рассказать о тебе. Где родился, жил, кто родители? Им всё интересно. Предположим, мы что-то придумали, нас станут проверять. Со своей точки зрения, они правы – это их работа. Если нам не поверят, ты просто где-то исчезнешь. Что с тобой, где спрятали? Возможно, не узнаю никогда или намеком через тридцать лет. Тысячи людей пропадают. Представь, мы скажем правду. Тогда хорошо, если нас сочтут сумасшедшими и отправят соответственно и, вероятно, в разные места. Смогу ли тебя найти и вытащить оттуда? Если заинтересуются моими способностями, могут меня заставить, шантажируя твоим здоровьем и жизнью, совершать поступки. Кто знает какие именно? Не уверена, что нами управляют индивидуумы со здоровой психикой. Скажи, что я чего-то начиталась. Кто объяснит, где истина?

Лео слушал внимательно, не перебивая, следил за выражением лица возбужденной девушки, гладил руки, пытаясь ее успокоить.
Мимо них пару раз медленно прошел какой-то парень. Лео проводил его долгим взглядом и посмотрел ей в глаза.

— Мне по-настоящему боязно, внутри растет какая-то тревога, очень похожая на ту, возле скалы, но эта страшней и появилась раньше. Мне сложно принять решение — оставить тебя здесь или вернуть обратно. Какой выход из данной ситуации правильный и безопасный для тебя? Я очень сильно тебя люблю, поэтому переживаю, — у нее в глазах стояли слезы.

Чувствуя смутное беспокойство, Лео смотрел по сторонам и увидел того же парня вдалеке с каким-то мужчиной. По тому как согнулся говоривший перед человеком с надменным лицом, художник подумал: «Хозяину докладывает, что подслушал».
Вова опять появился недалеко от них. Он решил, что их давно нет. Убедился, что влюбленные сидят и разговаривают, потоптался на месте и отошел подальше:
«Они действительно расстаются, не буду им мешать. Она плачет, расставаться всегда тяжело, если любишь. Очевидно, Сона его любит. Сможет ли забыть художника и так полюбить меня?».

Желая успокоить любимую, Лео наклонился и поцеловал ее глаза:
— Не плачь, согласен с тобой, твое решение разумное хотя и трудное. Прошу тебя не волнуйся. Не могу и не хочу видеть, как ты плачешь.
— Но я не уверена ни в чем. Может, именно во Флоренции, тебя подстерегает еще большая опасность.
— Об этом не переживай — тот мир мне хорошо известен. В своей эпохе справлюсь с трудностями. Ты сама только что говорила об этом.
Включилось освещение, она вздрогнула от неожиданности.

— Вдруг этим поступком я нарушила историю? До сих пор точно знала, что несмотря на бунты, войны, эпидемии и инквизицию, ты напишешь картины, откроешь и изобретешь многое, доживешь до старости, твоя жизнь сложится — будет интересна и разнообразна. Теперь ни в чем не уверена. Понимаю лишь, что мне нет места у вас. В твоей эпохе жить не смогу. Там я никто. Где родилась, где жила, откуда пришла? Эти вопросы будут обращены ко мне. Не сумею, как ты, легко перейти на совершенно незнакомый мне итальянский. Вдруг кто-то решит, что я ведьма? В твоем мире все еще более зыбко и неопределенно.
— Сохраняй спокойствие в любой ситуации, старайся увидеть всё со стороны, это помогает принять верное решение. И помни, не всегда можно вмешиваться в ход событий. Наблюдай за происходящим, словно это случилось не с тобой.
— У тебя всегда получается и получится, я не могу.
— Ты можешь быть решительной, у тебя тоже получается, я видел.
— Если вижу, что именно я должна действовать и всё зависит только от меня.
— Всё в твоей жизни зависит от тебя, несмотря на обстоятельства, старайся сохранять невозмутимость.
— Я прожила чудесные два дня и была счастлива как никогда. Теперь боюсь, мне страшно и это чувство растет.
Лео взял ее лицо в ладони и смотрел в глаза, будто гипнотизировал.
Вова опять появился в зале и увидел это:
«Он ее убеждает в чем-то, значит бросает».

*
Художник прикрыл веки и отчетливо увидел, как ‘хозяин’ положил на стол пачку денег. Сидевший за столом мужчина кивнул и глазами указал на монитор.
‘Хозяин’ пальцем ткнул на Лео.
— Он иностранец, — мужчина толкнул пачку обратно, — потом никаких денег не хватит, чтобы выскочить из беды.
— Не может быть! Одет, как простак!
— Не имеет значения как одет. Вероятно, он любит выделяться в толпе. Уходи, пока я не задержал тебя.
*

— Не думай об этом, лучше дай, тебя поцелую, пока твой поклонник не видит. Бедняга страдает из-за ревности, — он прильнул к ее губам. Поцелуй был долгим, она успокоилась.
— Я увидел достаточно и всё было интересно, мне пора возвращаться, — гость грустно вздохнул, — придется добровольно уступить тебя Вове.
Лео встал со скамьи и подал ей руку, девушка поднялась. Влюбленные вышли из здания аэропорта.

Вова ждал их на выходе — он точно угадал, когда они выйдут. Всю дорогу от аэропорта до дома художник держал ее за руку, Сона старалась унять нервную дрожь.
— Тише, тише, успокойся, — Лео погладил ее по голове.
— Что с ней происходит? – нервно спросил Вова.
— В горах что-то сильно ее испугало.

Сумерки сгущались, когда внедорожник остановился у дома, стало темно:
— Какие планы на вечер?
— Мне пора возвращаться, — ответил гость. — Большое спасибо тебе, Вова, за эти прекрасные дни и за одежду конечно. Извини, что взяли без твоего разрешения.
— Ты не можешь ее оставить в таком состоянии. Можно мне подняться с вами?
— Не беспокойся, буду с ней сколько нужно, чтобы она успокоилась, ей необходимо отдохнуть.
— Большое спасибо, Вова, это было удивительное путешествие. Я тебе завтра позвоню, сейчас мне нужно отдохнуть, — подтвердила Сона. — Поезжай домой, не переживай за меня.
Лео взял пакет, она — сумочку.

Вова тоже вышел из машины:
— Сона, ты забыла взять мёд, орехи, яблоки.
— Нет, не забыла, забери их к себе. Завтра приду к тебе в гости, если ты не против.
— Буду очень рад.

Влюбленные молча поднялись по лестнице и вошли в квартиру. Хозяйка зажгла свет в гостиной. Разложив на столе рисунки, гость перебирал их. Выделив один портрет — Сона и Вова на фоне гор, художник отдал ей.
— Великолепный рисунок! Когда успел?
Подарок от самого Леонардо – об этом можно лишь мечтать!
— До того, как медведь нас всех напугал. Пусть останется вам на память об этих чудных днях. Спасибо тебе за всё! Это было изумительное, необычное путешествие, да еще в будущем.
Гость умолк, в его глазах читалась грусть.
— Идем купаться, — он повел ее в ванную.
Сона включила воду. Лео купал ее бережно и нежно, как ребенка. Потом выключил воду, завернул любимую в полотенце и отнес в постель.

— Как приятно быть чистой, — она сняла с себя полотенце и отдала ему. — Отнеси в ванную, пожалуйста, и включи свет на кухне. Пока в квартире светло, бандиты не посмеют подняться.
— Бандиты?
— Положи рисунки и блокнот в бумажный пакет, возьми его, оставь свет в гостиной включенным и иди ко мне. Тебе пора вернуться в свой мир.
Гость пришел через две минуты.

— Ты видел так мало, — вздохнула Сона, когда Лео разделся и лег рядом с ней. — Я хотела, чтобы ты увидел больше, но у меня странное и тревожное чувство — вот-вот случится что-то непоправимое. Я должна, просто обязана, вернуть тебя обратно. Нельзя вмешиваться в историю! Сейчас боюсь последствий.
— Ты во многом оказалась права. В аэропорту выяснилась причина твоего беспокойства. Когда ты говорила, один парень крутился возле нас, пытаясь подслушать наш разговор. Потом подошел к ‘хозяину’ и все доложил. ‘Хозяин’ — настоящий владелец машины, на которой мы катались, стоял так, чтобы Вова его не заметил.
— Но ты все время смотрел мне в глаза, мы говорили очень тихо. Что он мог услышать?
— Я гипнотизировал тебя, чтобы ты успокоилась и не мешала мне смотреть по сторонам. Тот парень решил, что мы любовники, я тебя бросаю и успокаиваю. ‘Хозяин’ хотел меня выкрасть и заставить расписать стены его трехэтажного дома. На трассе, близ монастыря стояли две крупные машины и высокие парни поджидали нас. Когда прочел мысль о похищении, решил, что хотят выкрасть тебя.
— А я подумала, что речь шла о Вове — он сразу узнал одного из них, но сделал вид, что не признал.
— Свадьба им помешала – слишком много свидетелей, и они поехали за нами. Своим заездом в аэропорт мы помешали плану ‘хозяина’. Тогда ‘хозяин’ обратился в службу безопасности с просьбой задержать меня – предлагал деньги, но тот отказался, решив, что я чужак. Видишь, хорошо, что я похож на отца, — улыбнулся Лео.
— Он так решил из-за твоей бороды. Телохранители ‘хозяина’ стоят на улице, ждут удачного момента и поднимутся сюда, когда в квартире погаснет свет.
— Я их не боюсь, у меня достаточно сил для драки.
— У них современное оружие. Их задача не убить, а выключить сознание, для этого есть всякие штучки — газовый баллон, электрошокер.
— Что это такое?
— Мы превратимся в сонных мух, нас, как тряпки, заберут и увезут. Но я не знаю, когда мы придем в себя и когда вспомним кто мы. Плохие истории слышала, сама не знаю чему верить, лучше не связываться с ними и сбежать. Флоренция — подходящий вариант. Сейчас позвонит Вова, тихо скажи ему, что я сплю, утром сама ему перезвоню.

Гость посмотрел с недоверием, но тут раздался звонок. Включив телефон, она дала его Лео.
— Вова, Сона спит, она отдохнет и завтра сама тебе позвонит.
— Ты останешься?
— Пока она спит, буду с ней. Не волнуйся, она искупалась и успокоилась. Дышит ровно.
Сона выключила телефон:
— У нас мало времени, нам пора.
— Думаешь у меня это не получится?
— Потом, как-нибудь сам попробуешь, я тебе еще раз шепну, что делать.

Лунный свет наполнил комнату. Сона надела розовую ночную рубашку.
— Почему ее надеваешь?
— Рубашка приносит мне удачу, возможно, именно она помогает мне отправиться в это необычное путешествие.
— Непослушный ребенок, тебя нужно крепко держать за руку, чтобы ты не навредила себе. Необходимо передать тебя в надежные руки. Обрати внимание на Вову. Хороший, добрый парень любит тебя, взамен не требуя ничего; хочет быть рядом с тобой и готов выполнять все твои капризы; не задумываясь пошел на медведя, чтобы защитить тебя.
— Ты бы пошел, если б мы оказались одни?
— С медведем силой мериться не приходилось. Кто знает? – загадочно улыбнулся Леонардо.
— Ты прав, Вова именно такой человек в моей жизни.
— Тебе будет трудно одной, ты всего боишься, даже скорпионов, — усмехнулся Леонардо и уверенно добавил, — выходи за Вову замуж. Чтобы помнить обо мне, назови сына Вачис. В детстве так меня называла мама. Твой поклонник терпелив и будет тебе надежной опорой в жизни. Два дня наблюдал, как мы с тобой счастливы на заднем сидении машины.
— Ты бы смог, будь на его месте?
— Я в твоем сердце мог быть вторым?
— Нет, ты всегда был первым, я о тебе мечтала. Когда в первый день ты подошел ко мне, почувствовала себя маленькой девочкой.
— Я это понял и потому взял тебя на руки.
— Как только ты заговорил, я у тебя в плену. Всё, как во сне, и делай со мной, что хочешь.
— Хочу тебя, — Леонардо поцеловал страстно и снял с нее рубашку.

... Сона нехотя отодвинулась от мужчины.
— Ты был прав, я уже настолько привыкла к тебе, что твое прикосновение не только приятно, но и желанно. Разве смогу после тебя быть с другим мужчиной, с Вовой например?
— Но одной гораздо трудней. Вова надежный, я лишь ему могу доверить мою любимую. Иначе вдруг на тебя позарится кто-то недостойный? Знаешь, он крутился вокруг нас, думая, что мы улетим вдвоем. Увидел, что ты плачешь и решил, что тебя бросаю. Он, как и я, боится женских слез и готов был уговорить меня остаться, чтобы ты не страдала. Слезами от него добьёшься всего чего захочешь.

Сона надела розовую рубашку.
— Andiamo da me (пойдем ко мне – итал.), — Леонардо обнял ее за талию.
— Держи в руке пакет, закрой глаза и вспоминай свою комнату, свою кровать и больше ни о чем не думай.

Глава 19 — http://www.proza.ru/2015/04/11/480


Рецензии