Н. п. Глава 20. Потерянный подарок

/Леонардо да Винчи: «Портрет девушки»/

Необычное путешествие. Глава 20. Потерянный подарок

Свисток полицейского резанул ухо, но как же был он кстати, даже сладок.
Настойчивые сигналы автомобилей заставили Сону открыть глаза, монахи все еще держали ее за руки, но уже не тянули в разные стороны. Троица стояла посередине улицы в свете фар. Вокруг них толпился народ, к ним направлялся полицейский. Монахи растерянно озирались.
— Dove siamo (Куда мы попали – итал.)? – бормотал монах.
— Dove ci hai portato, strega (Куда ты нас перенесла, ведьма – итал.)? – бурчал другой.

— Актеры устроили спектакль на ночной улице? – посмеивались в толпе.
— Может, это новый вид искусства, — неодобрительно качали головой другие.
— Возможно, они сбежали из психушки, – серьезно возражали третьи.
Спасенная девушка вздохнула с облегчением, поднялась с колен и опустила голову.

— Что здесь происходит? – полицейский строго спросил у мужчин.
Путешественница во времени хотела избежать расспросов, решила, что сейчас самое время упасть в обморок и расслабилась. К счастью, кто-то успел ее подхватить. Сону посадили в чью-то машину. Через несколько минут она услышала знакомую сирену.

Подошедший врач поднёс к ее носу вату с нашатырем. Несколько минут спустя, девушку уложили на носилки и перенесли в машину скорой помощи.
— Там, посреди улицы двое сумасшедших на ломаном итальянском лепетали, что они монахи из Флоренции и служат Инквизиции, а она ведьма, — немного погодя, врач со смехом рассказывал водителю.
— Ты знаешь итальянский?
— В прошлом году посчастливилось отдохнуть в Италии.
— Что ты сделал? Перевел их лепет полицейским?
— Вызвал санитаров: пусть они в своей психушке разбираются из какой – такой Флоренции эти мужики в балахонах сбежали и где проживает их Инквизиция.
Машина скорой помощи, включив сирену, на большой скорости мчала ее в по улицам родного города.

Словно по волшебству Сона вновь оказалась в той же больнице, где лежала всего неделю назад.
— Что опять стряслось с вами, голубушка? – улыбнулся ей зав. реанимации, как старой знакомой.
— Случился обморок, больше ничего не помню, — моргая глазами, девушка изображала наивность.
— Обморок в первый раз?
— Честно говоря, это второй обморок, — она призналась смущенно.
— Почему не пришла к нам после первого раза?
— Я думала обморок случился от усталости.
— Ладно, ночь пробудете в обычной палате, утром сделаем анализы и решим, что делать дальше.
«Переночую здесь, потом что-нибудь придумаю, — обрадовалась путешественница».

Девушку с носилок перенесли на каталку и привезли в ту же палату, где она лежала неделю назад. Знакомая медсестра помогла ей устроиться и ушла.
— Слава богу, я в безопасности, — прошептала Сона, — больше туда ни за что не вернусь.
Утомленная произошедшими событиями, путешественница мгновенно провалилась в сон.

Утром пациентка проснулась бодрая, в отличном настроении. Незнакомая медсестра взяла у нее кровь на анализ, знакомая медсестра принесла ей завтрак — булочку и чай.
— Откуда могу позвонить?
Медсестра дала ей свой мобильник.
Сона позвонила Сильве.
— Ты где? – с тревогой в голосе спросила подруга.
— Не волнуйся, со мной все в порядке, но мне нужна твоя помощь. Пожалуйста, достань для меня одежду вроде той, что ты принесла мне в больницу неделю назад и приходи. Больница и палата те же.
— Ты в порядке? Скажи мне правду.
— История повторилась — я опять в своей ночной рубашке, а в таком виде на улицу не выйдешь, сама понимаешь.
— Я сейчас же приеду.
Сона поблагодарила медсестру, вернув ей мобильник.
«Приму душ, смою с себя пыль путешествия – страх перед инквизицией и злобу монахов, потом позавтракаю», — пациентка резво скрылась в ванной.

Чистая и отдохнувшая, сидя на кровати, обняв колени, укрывшись одеялом, Сона вспоминала, как совсем недавно сидела у Леонардо. Ей там было тревожно от чего-то, но путешественница медлила с возвращением, не могла насмотреться на гения. Неожиданно, всё закрутилось, завертелось...
«Слава богу, для меня всё хорошо закончилось. Кто-то написал анонимку, да не одну, а целых две. Кто же мог такое сделать? Несомненно, доносы сочинила хозяйка Леонардо. Больше некому. Она стояла в окне в ядовито зеленом, как ее характер, платье и мне вслед крикнула: strega (ведьма). Эта женщина не понимает какое счастье видеть гения – ей этого мало, она хотела хоть раз оказаться в его постели. Очевидно, соблазнить художника не получилось – она ему отомстила, заодно и мне из зависти. Своеобразные нравы средневековья. Какой чудесный человек Леонардо — накрыл меня своим плащом, сжал руку, внушал мысли, всячески пытался успокоить. Он был нежный и заботливый. Я находилась в плену у его обаяния. Разве можно не влюбиться в такого мужчину — сильного, доброго, заботливого?
Кто еще так внимателен ко мне? Вова».

Прежде чем уйти на работу, Вова по привычке включил телевизор и стал слушать новости.
Диктор сообщил:
— ... Вчера ночью в республике произошло небольшое землетрясение. К сожалению, на Сиреневой улице рухнул жилой дом, который считался аварийным...
Дальше слушать не стал, выключил телевизор и бросился к выходу.
Машину, согласно договору с владельцем, он всегда парковал возле офиса олигарха — вечером оставлял, утром вновь забирал.
— Чтобы тебе не пришлось думать о безопасности джипа, — так олигарх объяснил своё требование.
Тогда Вова вздохнул с облегчением. Ему надоел вой сигнализации, которая включалась при попытке вора проникнуть в салон автомобиля.

Напуганный новостью о разрушении дома, Вова добежал до офиса, сел в машину и поспешил к зданию, в котором жил раньше. Возле развалин стояли спасатели. Соседи ему сообщили, что есть пострадавшие, но Сону никто не видел. Обеспокоенный парень решил, что правильнее поехать по больницам, куда увезли травмированных людей.

Машина остановилась под светофором, водитель озирался в нетерпении, как вдруг его взгляд упал на зеркало. Точнее, что-то над зеркалом показалось ему подозрительно знакомым, но загорелся зеленый свет, а он торопился. Мысли о Соне на время вытеснили думы о знакомом предмете.

Сам не зная почему, Вова поехал к той больнице, где нашел любимую в прошлый раз. Интуиция его не подвела — дежурный врач сообщил, что она находится у них, в той же палате.

Кто-то постучал в дверь палаты и в комнату вошел Вова.
— Здравствуй, Сона. Как ты?
— Как ты узнал, что я здесь? – она не ожидала его увидеть.
— Я смотрел новости и стал тебя искать.
— Что именно ты увидел в новостях?
Увидев любимую, Вова понял, что с ней всё хорошо, успокоился и сел на стул:
— Вчера ночью произошло небольшое землетрясение, но этого оказалось достаточно, чтобы мой, то есть, твой дом рухнул.
— Дом рухнул, — тихо повторила Сона и добавила с грустью. — Значит пропал рисунок.
— Какой рисунок? Ты чудом осталась жива, а тебя беспокоит судьба какого-то рисунка?
— Там в горах Лео успел нарисовать нас вместе, получился чудесный портрет.
— Нас вместе? – ему эта мысль понравилась, его глаза засияли. – Теперь понятно почему в ущелье художник смотрел на тебя внимательно.

После долгой паузы Сона настойчиво потребовала:
— Может, объяснишь, почему помогаешь мне? 
От ее решительных слов влюбленный парень смутился, опустил голову, закашлял:
— В то, что я просто добрый, ты не веришь?
Девушка отрицательно покачала головой:
— Ты добрый — это очевидно, но есть причина.
Парень набрался храбрости, посмотрел ей в глаза и робко признался:
— Я в тебя влюбился.
От его признания девушка села на кровати прямо и с сочувствием спросила:
— Увидел тогда в больнице и влюбился?
— Нет, всё произошло раньше — за месяц до того, как нашел тебя в больнице. Честно говоря, мне казалось, ты меня вспомнила, поэтому доверяла. Однажды зашел в торговый центр, набрал с полок продукты, а корзину взять забыл и всё держал в руках. Ты несла полную корзину с едой, меня не заметила и столкнулась со мной. Все что нёс, я выронил — банка майонеза разбилась, сахарный песок высыпался из упаковки, фрукты выпали из пакета: всё разлетелось по полу. Подбежали продавщицы, охрана, все кричали, заставили убирать. Меня тогда поразили твои глаза и дивные волосы. Быстро всё собрав, заплатив за испорченное продовольствие, выбежал из магазина в надежде догнать тебя, но не успел. Больше двух недель дежурил у того здания, надеялся, что снова придешь за покупками, но понял, что это не твой район.

Пораженная девушка слушала внимательно:
— Да, помню, был такой случай, но, извини, тебя не запомнила. В том, что тогда произошло, не было моей вины. Меня продавщица отвлекла, а кассирша торопила. Офис, где я работала, находится рядом с этим магазином.
— Я не надеялся найти тебя в большом городе, а потом случилась та история с машиной.
Сона посмотрела на смущенного парня и подумала, что для владельца внедорожника он слишком робкий.
— Купив дорогой автомобиль, можно было и гараж приобрести или хотя бы арендовать.
— Машина не моя, а моего друга, точнее, приятеля. Нет, не приятель он мне, всего лишь знакомый.
Взгляд у Соны стал недоверчивый и удивленный.

— Когда-то давно мы с ним работали в одной организации. Теперь он богат, а я иногда ремонтирую его бытовую технику — просто хорошо разбираюсь во всякой аппаратуре, включая телевизоры. Тогда по глупости проговорился ему о тебе. Олигарх предложил мне эту машину на время, чтобы я быстрее нашел тебя. Чужими вещами не люблю пользоваться, отказывался, как мог, но он настаивал так, что мне пришлось согласиться. С миллионерами лучше не спорить. Автомобиль дал, а сигнализацию снять не разрешил, поэтому начались конфликты с соседями. Тебе Лилит рассказала, почему соседи подделали документы на наши квартиры. Увидев тебя в новостях, я обрадовался и сказал богачу, что поиски завершились успешно и могу вернуть ему внедорожник. Олигарх рассмеялся и возразил, что все только начинается и, пока мы с тобой не будем вместе, джип не примет. Остальное ты знаешь.

В палату вошел врач с бумагами в руках и обратился к пациентке:
— Тут результаты твоих анализов.
— Минуточку, доктор. Вова, я прошу тебя, пожалуйста, подожди в коридоре.
Врач удивленно посмотрел на Сону. Когда Вова вышел из палаты, не удержался от вопроса:
— Ты не хочешь, чтобы он был в курсе?
— Я сама решу, что говорить о своем здоровье моим друзьям, — решительным тоном заявила пациентка.
— Думаю, у меня для тебя хорошая новость, причина твоих обмороков — беременность.
Изумленная девушка приподнялась и всплеснула руками, потом закрыла ими свое лицо.
— Что-то не так?
— Всё в порядке, неожиданная новость. Я очень счастлива, но очень прошу вас никому ничего не говорить об этом. Мне самой необходимо привыкнуть к этой мысли.
Врач кивнул.
— Я смогу уйти домой?
— Да, нет проблем.
— Скоро придет моя подруга с вещами и я уйду, спасибо вам огромное.

Словно подслушав ее, дверь распахнулась и в палату ворвалась Сильва.
Как всегда, шумная и импульсивная, подруга почти выкрикнула:
— Что с тобой, Сона?
— Все в порядке, я могу уйти. Но куда? Я не знаю, — пострадавшая растерянно развела руками.
— Именно твой дом рухнул? Вот это да. Уже во второй раз. Ты родилась в рубашке! – воскликнул пораженный врач.
— Да, моя рубашка счастливая, — согласилась пациентка, поглаживая рукой свою ночную сорочку.
— Могу я войти, — в комнату заглянул Вова.
— Сначала я переоденусь, если Сильва принесла мне одежду, — Сона вопросительно посмотрела на подругу.
Сильва протянула ей пакет. Врач вышел из палаты.

На сей раз подруга принесла что-то из своей одежды — черную юбку и цветную блузку, которые оказались велики, и матерчатые туфли со шнуровкой. Сона быстро оделась, сложила свою счастливую рубашку, положила в пакет, прижала к груди и торжественно, как клятву, произнесла:
— Ее надо беречь, она дважды спасла мне жизнь.

Подруги вышли в коридор. Сона увидела, как Вова беседует с врачом, тихо подошла к ним и услышала конец разговора:
— ... Причин для беспокойства нет, ей нужно больше отдыхать на свежем воздухе, — договорил врач.
Сона вопросительно посмотрела на него.
— Доктор сказал, что эти обмороки временное явление, — пояснил Вова.
— Я тоже так думаю, — Сона улыбнулась врачу. – Спасибо за всё!
— Будьте здоровы!

Подруги и Вова вышли из больницы.
— Поехали ко мне, — Соне предложила Сильва. – Поживешь у меня, пока решится твой жилищный вопрос.
— Может, лучше ко мне? – вмешался Вова. – Но сначала поедем к дому, вдруг мы найдем что-то из твоих вещей, например, сумочку и рисунок.
— Вряд ли сможем найти, но попробуем.
— Тогда я пошла. Сона, звони, не пропадай, — Сильва направилась к остановке.
— Мы подвезем, — предложил Вова.
— Нет, нет, торопитесь туда.

Разрушенный дом представлял собой жалкое зрелище — кое-где шел дым, люди пытались в развалинах найти какие-нибудь вещи.
— Я пойду к дому, а ты жди здесь, — решил Вова.
— Нет! — Сона дернула его за рукав. — Ты мне нужен живым и здоровым.
— Правда? Я очень рад.
От этих слов влюбленный парень осмелел и обнял девушку.
– Рисунок, возможно, сгорел. Смотри, думаю, там была твоя квартира, оттуда валит дым, — она указала рукой и грустно вздохнула. — Портрет был великолепен, но такова судьба многих творений Леонардо.
— Леонардо? Да, ведь Лео — часть имени. – У Вовы от удивления поднялись брови.
— Жаль, что я тогда не купил для тебя фотоаппарат, надо было хоть где-нибудь сфотографироваться с художником на память, — помолчав с минуту, произнес с сожалением в голосе и подумал: «В те дни в голове царила лишь одна мысль: когда он исчезнет из нашей жизни?».
— Представляю себе, какая вышла бы фотография, — рассмеялась Сона. — Мы – троица разного роста, Лео высокий и смешной в твоей одежде.
— Да уж, его брюки не доходили до щиколотки.

Сона подумала, что Вова ей симпатичен и вроде приятен. В какой-то миг ее взгляд скользнул по земле.
— Там моя сумочка.
Вова побежал, поднял сумку и принес.
— Но она пуста. Что в ней было?
— Телефон, фотография мамы в блокноте, кошелек с деньгами, косметика.
Вова из кармана достал мобильник, и набрал номер:
— Сейчас проверим далеко ли ушел воришка.
Где-то зазвонил телефон с привычной мелодией и Вова рванулся к парню, который в чем-то копошился. Воришка заметил его и бросился бежать, но соседи довольно грубо остановили мародера.
— Верни, что взял и вали отсюда, — один из соседей, выдернул руку воришки из кармана, — или мы тебе всыплем.
Испуганный вор вынул из карманов много разных предметов. Среди них Сона нашла свои вещи и положила их в сумочку.

— Поехали ко мне. Ты ведь не против? – с надеждой в голосе спросил Вова.
— У тебя есть мёд и орехи? – она игриво улыбнулась.
— Да, я их отвез к себе, как ты сказала.
— Хорошо, я согласна поехать с тобой.
— Я люблю тебя и должен многое рассказать, — он обнял ее за талию и повел к остановке.
— Как же твоя машина?
— Ну ее, не моя она вовсе. Пусть владелец сам забирает.
— Тогда принеси мой пакет, я его оставила в машине. Там моя счастливая рубашка, может, я в ней сына рожу.
Обрадованный парень побежал к внедорожнику, взял пакет и отдал ей, потом взмахнул рукой, будто вдруг что-то вспомнил: «Над зеркалом висит камера», и сказал вслух:
— Подожди меня тут, я скоро вернусь.

Сона смотрела на Вову: «Леонардо прав: хватит витать в облаках и мечтать о несбыточном. Пора оставить пустые фантазии, спуститься с небес на землю, повзрослеть и сблизиться с Вовой. Очевидно, он любит меня».

Будучи внимательным и осторожным, пользуясь чужим внедорожником, Вова заметил машину телохранителя олигарха рядом с магазином и понял, что все время, пока джип был у него, за ним следили. Оскорбленный парень почувствовал себя так, словно за ним подглядывали из замочной скважины.
«Олигарх устроил для себя развлечение».
Вова рассердился и решительно зашагал к магазину, затем внезапно изменил маршрут, подошел к машине телохранителя, открыл дверь и бросил ключи от внедорожника на переднее сиденье.
— Кино окончено, передай ключи от джипа своему шефу, забирайте ее сами, как хотите! Я думал, что он по доброте душевной одолжил внедорожник, потому что хотел помочь. Эх! Да, он мне ни разу не заплатил за ремонт своей бесчисленной техники — другом притворялся. Тоже мне олигарх! – Вова в сердцах махнул рукой, захлопнул дверь машины и зашагал к Соне.

*
Телохранитель держал в руке включенный мобильник:
— Вы слышали? Что мне делать?
— Слышал, — в трубке раздался сердитый голос. — Хватит! Он достаточно покатался на моей машине! Верни мой джип в гараж, он дороже твоей развалюхи, ее заберешь позже. Что ты узнал об этом типе Лео? Куда он делся? Что болтают соседи?
— Никто его не видел ни вчера, ни сегодня. Похоже, мы знаем больше соседей. Им как-то удалось зайти в здание не замеченными. Никто не видел, как художник выходил из дома. Эта рыжая девка подозрительно спокойна.
— Она еще та штучка!
— Тот специалист по видеокамерам не может сделать фотографию Лео?
— Он только рассмеялся и сказал, что этот тип ловко загримировался под известного художника Леонардо.
— Попробуем найти Леонардо.
— Ну ты балбес! – олигарх зашёлся от смеха. — Леонардо жил пятьсот лет назад. Как ты его найдёшь?
*

Ощущая себя сильным и свободным, Вова направился к Соне.
Девушка улыбнулась ему, будто поняла, в чем дело. Окрыленный ее улыбкой, он подошел к ней, обнял и почувствовал себя счастливым.
Однако что-то ее тревожило, она медлила, потому что понимала, нельзя начинать отношения со лжи.
— Не торопись, прежде чем мы поедем к тебе, я должна сообщить кое-что важное, только не перебивай меня, пожалуйста, и не суди строго.
Вова согласно кивнул.
— Мне только сегодня в больнице врач сообщил...
— Знаю, знаю, ты беременна.
— Врач тебе рассказал? Но он же мне обещал!
— Нет, не рассказал, я сам догадался. Твоя тошнота, обмороки, плохое самочувствие в машине, сонливость — я же не глуп. Да, еще отказ от купания и перепады настроения.
— Но, как ты сможешь жить со мной, зная что я беременна от другого мужчины?
— Ты его больше никогда не увидишь. Он не вернется в нашу жизнь, а я тебя очень люблю – безумно. Твой ребенок будет мне дорог, как ты. К тому же малыш, наверняка, родится таким же кудрявым и светлым, как мы. Никто не посмеет назвать его не моим ребенком.

Вереница машин заполнила пространство перед ними: из одного автомобиля вышел мэр города и его помощники, из другого — выскочили знакомые Соне журналистка и оператор телевидения.

*
— Погодите, шеф, — телохранитель олигарха торопливо сообщил в трубку, — вероятно, тут намечается что-то интересное: приехал мэр города и телевидение. Пойду, послушаю и перезвоню.
*

— Мы ведем наш репортаж с места, где еще вчера стояло целое жилое здание.
Сона отодвинулась, по привычке, пытаясь остаться в тени.
— Ночью произошло землетрясение и аварийный дом рухнул. А вот и пострадавшие, — продолжила журналистка и подошла к Соне.
— Я вас знаю, — растерялась девушка с микрофоном. — Не зря говорила, что мне знаком адрес. Вас поселили в этот дом, зная, что он аварийный?
Сона грустно кивнула.
К ним подошел мужчина со списком:
— Но позвольте, у меня в списке всё заполнено.
— Я своими глазами видела паспорт с адресом в руках девушки меньше недели назад, — возразила журналистка.
— Какая квартира?
— Квартира пятнадцать.
— Но здесь у меня записан Вова.
— Мне дали другую жилплощадь, в ней жила эта девушка, — вмешался бывший владелец квартиры.

— Что скажет нам мэр города? – журналистка с микрофоном подбежала к городскому главе.
— Что происходит, о чем речь? – отозвался мэр.
— Лично я свидетель, что эта девушка пострадала еще на прошлой неделе. Тогда обрушился дом, помните? Она единственная попала в больницу. И что?
— И что? – шутливо переспросил мэр, который очень хотел показать, что демократичен и не лишен чувства юмора.
— Ей дали квартиру в другом таком же аварийном доме и этот тоже рухнул.
— Ну и рука у нее — нелегкая... – пробормотал кто-то в толпе.
— А теперь почему-то ее имени нет в списках жильцов рухнувшего дома, — театрально закончила журналистка.
— Разберемся, — уверенно обещал мэр, — и завтра же решим проблему.
— Она может хоть на сей раз надеяться на новую квартиру?
— Девушка жила одна?
— Да, — журналистка посмотрела на Сону, та кивнула.
— Честно говоря, однокомнатные... их мало, но мы что-нибудь придумаем.
— Она беременна, — громко вставил Вова. — У нее есть надежда получить двухкомнатную квартиру?
— Вы заступник или поклонник? – шутливо уточнил мэр.

Наступила двусмысленная тишина. Вова смутился.
— Мы, как работники телевидения и свидетели прошлого происшествия, также являемся ее заступниками, — положение спасла журналистка, — и будем следить за тем, как мэрия выполняет свои обещания.
— Завтра утром, в десять часов приходите в мэрию, чтобы убедиться, — подтвердил глава города.

— Поехали ко мне? – Вова обратился к Соне.
Девушка улыбнулась ему и парочка направилась к маршрутке. Внезапно поднялся ветер и в воздухе закружил обрывки бумаг. Соне почудился вздох, ей показалось, будто кто-то погладил ее волосы, она остановилась, оглянулась и посмотрела на развалины.
— В этом доме я прожила всего несколько дней, но самых счастливых в моей жизни, — произнесла тихо, вздохнула с грустью и села в маршрутку.
Молодые уехали, а в воздухе закружился полуобгоревший лист бумаги, и упал на то место, где еще недавно стояла Сона. Им оказался портрет девушки с огромными миндалевидными глазами, ее густые волосы волнами спускались ниже плеч.

*
 Телохранитель сел в машину олигарха и позвонил ему.
— Говори, что узнал! – потребовал голос в трубке.
— Вы увидите в новостях. Работники телевидения всё снимали. Девица с микрофоном узнала рыжую девку и привлекла к ней внимание мэра. Короче, Сону забыли включить в список жильцов дома и журналистка тут же исправила недоразумение.
— Повезло рыжей.
— А еще Вова вдруг заявил, что Сона беременна.
— С чего этот дурень ее поддерживает?
— Сейчас они ушли в обнимку.
— Вова точно дурак. Я ему джип дал, думал, парень с девками развлекаться станет, как любой нормальный мужик, а он по улицам катался: то ли ее искал, то ли учился водить машину – я так и не понял.
— Возможно, она от Вовы беременна.
— Что ты несешь! Тихоня ее обрюхатил? – телохранитель закивал. — Когда успел? Она, наверно, от художника забеременела. Эта парочка всю дорогу миловалась в машине, целовалась по наглому у Вовы на виду. Думай, что говоришь!
— Вова ночевал у нее в первый день ее появления в этом доме. Приехал на машине, джип поставил в гараж приятеля в соседнем дворе и зашел к ней с пакетами полными всякой еды.
— Почему ты мне ничего не рассказал? – рассердился олигарх.
— Вы два дня были в мотеле и велели не беспокоить по пустякам, — лепетал телохранитель.
— Потом бы рассказал.
— Я пытался, но вы меня прерывали.
— Ладно, что между ними произошло?
— Я допоздна сидел в машине под ее окнами. На следующий день рано утром приехал и видел, как Вова с довольным лицом делал зарядку на балконе. Он весь сиял от счастья.
— Теперь понятно, почему он всё молча терпел. Похоже, рыжая бестия с обоими успела погулять. Видимо, Лео иностранец, как утверждал начальник службы безопасности. Может, девка хотела уехать с ним заграницу, а художник ей отказал. В аэропорту ее в чем-то убеждал. Как Лео удалось выскользнуть из-под вашего носа? Хотя, может быть, он как художник ноль, тогда переживать незачем. Где найти такого, чтобы мой дом разрисовал? – сердито пыхтел олигарх.

Глава 21 — http://www.proza.ru/2015/04/12/626


Рецензии