Домой, на небо!

 

ДОМОЙ, НА НЕБО!

*****

Серия

ПРЕОБРАЖЕНИЕ

*****

ТАТЬЯНА ДАНИНА

*****

2014




Желаю вам увлекательного прочтения!

 

Вселенная смотрит на нас каждое мгновение. И в радости, и в горе. Мы – ее любимые творения. Каждый из нас. Только мы об этом не знаем. Или забыли?


НАЧАЛО

Я обычная земная девушка. Моя жизнь всегда была достаточно предсказуемой. Но с недавних пор я соприкоснулась с тем, что не просто все изменило. Нет, это нечто поставило точку в моей прежней жизни, и открыло страницу новой.
Хочу ли я назад, к прошлому? И да, и нет. Но больше нет, чем да. И, конечно, я не жалею о том, что это все это началось.
Я не знаю, чем все это закончится. Похоже, у этого просто нет конца, а если и есть, то он слишком далеко, или настолько мне неведом, что я даже не могу понять его смысл. И порой я ловлю себя на мысли, что мне интересен не финал, а сам процесс движения к нему.
Хотя окончания этой истории еще нет, но зато есть начало.
И началось все с загадочного сна, приснившегося мне в начале декабря этого года.


СОН

Я стояла на троллейбусной остановке, возле лестницы, ведущей к моему дому.
Это был ночной город. Пустой ночной город.
Это был Мурманск, и одновременно не он. У него словно добавились другие измерения. Появились глубина и высота, которые днем не воспринимались сознанием в полную силу.
Люди были, но где-то в домах – в этом сне они не мешали.
Сам город был живой – насыщен жизнью. Невидимой. Она ощущалась повсюду и во всем. В тротуарах, домах, дорогах и столбах. Саму атмосферу воздуха напитывали энергетические вихри. Они проносились мимо меня и сквозь меня.
Это было волшебство, рассеянное повсюду.
На меня нахлынули радость и блаженный покой.
Словно я вернулась домой. Но не домой, в свою квартиру, а куда-то в место, которое является моим истинным домом. Взглянула в ночное небо. Оно было иссиня черным, и по нему неслись рваные сероватые облака. В разрывах между ними сверкали далекие звезды.
Внезапно, где-то высоко, я увидела яркое пятно света. Куда ярче Луны.
Из этого пятна ко мне вдруг пополз луч. Радужный и переливающийся.
Я стояла и просто наблюдала. Страха не было, наоборот, чувство чего-то прекрасного, что все ближе ко мне. Я вглядывалась в эту дорогу из света. И тут отчетливо разглядела где-то там фигуру, движущуюся, спускающуюся вниз.
Фигура быстро приближалась. Это был мужчина. Он не шел, а летел. Парил, как птица, спускаясь вниз, ко мне. Будто этот луч вез его вниз, а он стоял на нем неподвижно. Его лицо озаряла добрая улыбка. Последние метры и вот, он уже на земле, рядом со мной.
- Здравствуй!
Сны стирают многие условности. В жизни мы не были знакомы.
- Кто вы?
- Я пришел к тебе.
- Разве я вас звала?
Он подошел ко мне, успокаивающе прикоснулся ладонью к моей голове – я видела, его руки светились!
После его прикосновения я ощутила, что мое сознание неким образом просветляется, словно дождь смывает грязь с окон. Меня это удивило и обрадовало.
Потом он взял меня за руку, и мы медленно пошли вдоль проспекта.
- Не спеши с выводами. Это только сон, хотя и вещий. В том, что он вещий, ты убедишься…со временем. И все не так просто, как тебе может показаться.
- Этот сон…он такой реальный! Я такой впервые вижу! И я…я даже понимаю, что сплю. Ведь я сплю?
- Да, ты спишь. Но что есть сон? Отрыв сознания от тела. Ты сейчас спишь – свободна от ограничений своего биологического скафандра. Он улыбнулся. – Так я называю наши плотные проводники.    
- Кто вы? 
- Я пришел, потому что ты позвала.
- Я что-то не помню, что звала вас…
- Ты молилась, ждала чуда, искала. Твой призыв был очень сильным и мощным на фоне общей массы людей. Твоя готовность очевидна. Я пришел на призыв, и я помогу тебе найти ответы на твои вопросы. О том, кто я и откуда, ты узнаешь со временем. В вопросах раскрытия сознания не надо спешить.
- Я молилась Богу. Разве вы Бог?
-  И да, и нет. Все мы его частицы. Бог – это человеческое понятие. Я же хочу помочь тебе перешагнуть человеческий рубеж.
- Вы не человек…Ну, конечно, люди так не могут.
- Да, я не человек. А кто я такой, расскажу позднее. Все, что нужно, узнаешь.
И тут наша ночная прогулка неожиданно изменилась. Учитель взял меня под руку, и потянул вверх. Мы оторвались от земли и полетели. Как птицы вспорхнули над дорогой, домами, и скользнули в ночное небо.
Как хорошо! Лететь совсем не страшно. Мороз не ощущается, и ветер приятно обдувает лицо.
Я не знаю, как все это получалось. Не понимала и тысячной части происходящего со мной. Просто, как ребенок, послушно внимала и радовалась. 
Я ощущала, что вступаю в какую-то новую, неизведанную область жизни.
Потом я ощутила, что выныриваю из сна.
И последнее, что провожало меня из него в свет дня, это были слова моего нового таинственного друга:
- Мы встретимся…Жди…


НА ТРОЛЛЕЙБУСНОЙ ОСТАНОВКЕ

Реалистичность сна повергла меня в изумление. У меня было чувство, будто в душной комнате внезапно распахнулись окна, и ворвался свежий ветер. Этот ветер сметал с моей жизни остатки былой размеренности. Он принес с собой запахи грозы, океана и простора. И чувство грядущей свободы. Все то, чего мне так не хватало. 
Во время утреннего туалета, зеркало констатировало своеобразные изменения в моем облике. Нет-нет, моя голова осталась на месте. Карий цвет глаз остался прежним и черные волосы по плечи. Поменялось выражение лица. Я увидела сияющий взор и легкий румянец на щеках. Сон как-то повлиял на меня.
Спустившись на остановку, я заново переживала мгновения из сна. Вот здесь я стояла ночью и смотрела в звездное небо. И оттуда ко мне спустился незнакомец. А вот здесь он взял меня за руку, и мы взмыли вверх.
Я посмотрела вокруг себя – люди, боящиеся опоздать. Обычная утренняя спешка. Мне захотелось рассказать каждому о своих ночных странствиях. Но разве это что-нибудь даст? Разве они смогут увидеть пережитое моими глазами?
Оставалось одно – продолжать внутренне ликовать, не переживать из-за отсутствия людского понимания и ждать обещанной встречи с ночным гостем.
В институте новое. Научно-практическая конференция с участием норвежских друзей и коллег. Проходит сегодня, начинается в два часа. Нас, как второкурсников, пригласили участвовать. И как будущих лингвистов – переводить лекции и беседы.
Обещанная конференция началась в соответствии с установленными сроками. Гостей тепло приняли, поселили в «Арктике», кормили в шведском столе, возили на экскурсии.
Встречи и выступления. Норвежские друзья, 30 человек, были довольны. Ректор вуза, деканы и мы, студенты, тоже. Маленький праздник общения в ожидании Нового Года.
Конференция началась в соответствии с расписанием, и проходила в теплой и торжественной атмосфере. Я перевела лекцию, на которую была заявлена, посидела еще на двух, просто для собственного удовольствия. И где-то в половине шестого вечера, попрощавшись с одногруппниками и нашим куратором, вышла из института. 
Мурманская зима не располагает к долгому ожиданию на остановке. Люди зябнут или откровенно промерзают до костей (это зависит от температуры за бортом). И стремятся поскорее запрыгнуть в свой номер – троллейбус или автобус, и устремиться к родным пенатам. Народ сбивается в группки и нетерпеливо переминается с ноги на ногу. При приближении к остановке долгожданных огоньков общественного транспорта начинается штурм – маленький или большой – все зависит от общего количества скопившихся жителей нашего города, от номера средства (транспортного) и от температуры воздуха. Чем больше людей и ниже температура, тем интенсивнее бросаются на абордаж. В час пик, соответственно, штурм протекает с наибольшей силой и скоростью.
Именно так было и на этот раз на остановке, где я ожидала троллейбуса. Вечерний час пик. Все уставшие и хотят домой – согреться, поесть и отдохнуть.
Умные инженеры так спроектировали троллейбусы и многие автобусы, что у них три двери. Входят в среднюю и заднюю, из них же выходят. Передняя дверь для инвалидов  и контроллеров. В результате люди не рвутся к передней части машины и не лезут под колеса.
Однако тут произошла нестандартная ситуация. Троллейбуса тройки долго не было – возможно, поломка на линии. И сейчас один за другим подошли сразу два. Люди, пытавшиеся залезть в первый, увидев второй, метнулись к нему. Я тоже решила отправиться вторым, потому что первый уже был набит под завязку.
Все произошло очень быстро. Я была одной из первых. Передо мной только щуплый паренек лет тринадцати с красным портфелем-рюкзаком. Нас определенно сносило под колеса троллейбуса, и я стала интенсивно сопротивляться и сворачивать налево. А вот парнишка был слишком невелик, чтобы сражаться с толпой. Я видела, что его выдавливают на дорогу. А машина была все ближе.
Я похолодела от внезапного осознания надвигающейся беды. Хотела закричать, как-то остановить людей, но понимала, что это уже не поможет. Сейчас мальчик пострадает, скорее всего, погибнет. Я зажмурилась. Услышала глухой удар. И вскрик-стон людей, ставших свидетелями внезапной трагедии.
Открыла глаза, и увидела, что троллейбус стоит и все сгрудились перед ним. Водитель вышел. Я тоже протиснулась туда, перед чем все сгрудились. И уже знала, кого там увижу – несчастного малыша…
Но нет, это был не он…
Это был взрослый мужчина, неподвижно лежащий на дороге, посыпанной песком. Лежал, словно спал. Он мне напоминал кого-то… Внезапное ощущение дежа вю пронзило мое сознание. Это был Он! Мой ночной гость.
Сомнений не было, и дело даже не во внешней схожести, а во внутреннем озарении.
Как он тут оказался?!
Спасенный им мальчик стоял тут же, я увидела его лицо справа от себя. Он казался слегка удивленным и растерянным. Главный кандидат на падение.
Но все мое внимание было направлено на человека, лежащего на дороге. Я смотрела на его спокойное, расслабленное лицо. Оно было неподвижно, как и тело. Я не замечала признаков дыхания. Он был без шапки, и арктический ветер трепал светлые прямые волосы. Он словно спал. Я надеялась, что он просто без сознания. Крови не было, снег повсюду был чистый. Впрочем, в полярную ночь, при искусственном освещении легко и ошибиться.
Но людям по-прежнему надо было домой. Вновь подходящие троллейбусы останавливались на проезжей части, быстро отдавали-забирали людей и уносились прочь – быстрые и нешумные.
Водитель машины, ставшей причиной ДТП, с кем-то переговаривался по рации внутри салона. Наверное, докладывал о случившемся. Мальчик с красным рюкзаком исчез, наверное, уехал. А я стояла и стояла, созерцая снежинки, падающие на тело. Снежинки падали на его лицо… и почему-то таяли.
Я ждала скорую помощь. Через пару минут она подъехала. Женщина-фельдшер и санитар осмотрели мужчину, и по тому факту, что они ничего не предпринимали – не ставили капельницу, не накладывали шин и, вообще, не суетились, я поняла, что это уже не нужно. Значит, ему уже не помочь.
Я смотрела, как молодого мужчину переложили на носилки, а затем их вкатили в карету скорой помощи.
Но он не выглядел умершим. У смерти много лиц, и здесь она надела свой лучший наряд.
И что, это все? Для чего он мне приснился? Чтобы затем умереть у меня на глазах? Какая-то нелепица.
В таком недоумевающем состоянии я прошла еще несколько остановок, пока, наконец, мороз не вынудил меня втиснуться в почти закрывшуюся дверь уходящего троллейбуса.



ОЖИДАНИЕ

На следующий день, внутренне переживая случившееся накануне, я не могла сосредоточиться на занятиях. Мне не очень хотелось сегодня сидеть на лекциях и уроках. Я люблю получать знания, но слишком сильны были впечатления минувшего дня. Что-то манило меня и звало куда-то подальше от обыденности.
Я прогуляла последнюю пару. Села на троллейбус, и проехав всего одну остановку, вышла на Пяти Углах. Пройдя еще немного, и миновав светофор, я оказалась в кафе Юность.
Здесь я подкреплюсь, и начну думать обо всем, что меня так волнует, решила я. А потом пойду в Областную Библиотеку и сяду где-нибудь в тишине, в читальном зале.
Библиотека всегда была для меня чем-то вроде Храма. Ее залы, наполненные книгами и задумчивыми читателями, мягкие ковры и вежливые библиотекари, говорящие в полголоса или шепотом – все это расслабляло и настраивало на медитативный лад.
Я взяла Розу Мира Даниила Андреева  и пристроилась за столиком у большого, панорамного окна с видом на вечерний Мурманск.
Люблю серьезные книги, которые могут помочь понять изнанку этого мира. А пустая беллетристика подчас навевает на меня тоску и зевоту. Сейчас мне как раз очень захотелось погрузиться во что-то, что может натолкнуть на нужные мысли.
Кем был мой ночной гость? Пришельцем иных миров или божеством, спустившимся с небес? Мне нужны были зацепки и подтверждения моим предположениям. Но ничего точного и конкретного я о нем не знала. Он не мог умереть. Не мог, твердила я себе. Может, он просто потерял сознание и сейчас в больнице.
Я не могла сидеть и ждать. Мне хотелось действовать. Хотелось событий. Продолжения. Слишком велико и многообещающе было начало. И вот конец? 
Я вновь принялась листать книгу. Она меня смущала, интриговала и завораживала одновременно. Неужели наш обыденный мир совсем не такой, каким кажется? Неужели наше, человеческое сознание настолько ограничено, что мы совсем ничего не видим вокруг? А  Вселенная на самом деле населена множеством существ, невидимых взору, но оттого не менее реальных.
Милые родители обычно заботятся о том, чтобы их дети поменьше соприкасались с чернотой мира. И лишь с годами дети вдруг обнаруживают, что мир то не такой мягкий и пушистый, как им казалось. Что он наполнен острыми шипами и колючками, которые при каждом удобном случае норовят ранить и впиться глубже – хорошо, если только в тело, а если в Душу?
Я уже вышла из детского возраста, и не раз сталкивалась с болью – физической и моральной. Не настолько часто, чтобы впасть в депрессию, но и не так редко, чтобы забыть о несовершенстве нашего мира.
Несомненно, я уже внутренне осознавала, что вокруг нас идет незримая война Света и Тьмы. Добро сражается со Злом. Я это чувствовала. Эта битва шла в каждом человеческом существе. И во мне она тоже велась. Каждый день каждого месяца каждого года. Эта война изматывала и истощала, но деться от нее было некуда. Родился на Земле – борись.
Я была еще слишком молода. Возможно, я просто не осознавала размаха происходящего.
Почитав еще немного про Синклит Мира, стихиалей, демонов, уицраоров и затомисы, и просвечивающие реальности, я, наконец, закрыла книгу. Увлечение такого рода литературой началось у меня еще со школы. И не только литературой, но любым произведением искусства, дарующим просветление. Я не нашла ответы на все свои вопросы, но почувствовала себя сильнее.
Я вспомнила худого подростка с красным рюкзаком, мерзнувшего на остановке вчера вечером, и по воле толпы чуть не угодившего под троллейбус. Или по иной воле? Может быть, толпа – это просто слепое орудие чьего-то темного намерения?  Но кто или что могло желать зла простому мальчику настолько, что пыталось его убить. Причем, чужими руками. Или, скорее, чужими ногами…вытолкнуть под колеса. Неужели демоны и бесы, описанные в книге Даниила Андреева, и впрямь существуют? И могут внушать и воздействовать с такой силой? Да и во всех священных книгах об этом только и говорится – в Библии, Коране, Ведах. Там постоянно упоминаются духи – злые и добрые. Названия у них разные, а суть одна. Вернее, две – злая и добрая.
Чем-то очень насолил мальчик недобрым сущностям, раз они за него так взялись… Он им чем-то очень сильно помешал, раз они пошли на такое. Обычными, слабыми людьми так бы не интересовались. Значит, он несет для них потенциальную угрозу.
Я бы так, наверное, сидела бы еще долго, размышляя о мальчике, и пытаясь найти его след в тонком мире своей интуиции. Однако библиотекари стали обходить залы и возвещать о скором закрытии библиотеки. Было уже поздно. Пора домой.


ОЛЕГ

Но домой не хотелось. И я решила немного пройтись по берегу Семеновского озера. Это одно из самых живописных мест в Мурманске, даже зимой. Зимой в чем-то даже интересней. Синий сумрак стелется над белой ледяной гладью. А на другом берегу, исполинская громада, подсвеченный с двух сторон, возвышается пароход, в форме которого выстроено здание Дворца пионеров. И еще где-то там, вдалеке, стоит суровый Защитник Заполярья, памятник Алеша.
Как я люблю эти места! И сейчас они придавали мне сил.
Я вышла на остановке, после преодоления троллейбусом знаменитого подъема с Челюскинцев, и прошла немного вниз, до проруби, где часто в зимнее время можно встретить отважных моржей – любителей зимнего плаванья.
Но сегодня там никого не было.
Прорубь слегка подернулась ледком. Но он был как паутина, а значит, сегодня здесь кто-то был. Иначе бы лед был гораздо толще. Возможно, они уже откупались сегодня и сейчас отогреваются чаем в своих теплых квартирах.
Я стояла возле воды, и мне было удивительно хорошо и спокойно. Словно моя сумбурная жизнь, наконец, начинала входить в фазу разрешения кризиса.
Я постояла так несколько минут, в приятной задумчивости. Опустилась на корточки, и зачерпнула немного студеной водицы. Ох, какая холодная!
И тут, возле воды, на том конце проруби я заметила что-то странное. Там возникло светлое марево, облачко. Я затаила дыхание и вся подалась вперед, желая разглядеть его лучше. Облачко дрожало и переливалось разными цветами. Оно было неярким, наверняка, незаметным издали. Вокруг никого не было, и я оказалась единственной свидетельницей его возникновения. Внезапно оно начало мерцать все сильнее, а потом стало сгущаться, стремясь принять некую форму. Сначала это был шар. Потом шар вытянулся в удлиненный, вертикальный эллипс. И, наконец, у эллипса сформировалась голова и конечности.
Сомнений не оставалось – прямо передо мной из ниоткуда появлялся человек.
Светлые прямые волосы по плечи, развевающиеся на ветру (он был без шапки).  Темно-серое пальто и черно-белый шарф. Руки без перчаток.
Это был Он! И он не погиб!
Я впервые присутствовала при процессе возникновения чего-то плотного и конкретного из воздуха, и была, мало сказать, ошарашена. Это не вязалось со всем тем, к чему я привыкла. В моем мире вещи не появляются из ниоткуда и не исчезают в никуда. Теряются, да, но чаще всего потом находятся – дома или где-то еще. Но чтобы вот так! Никогда!
Мужчина стряхнул с себя последние клочья мерцающего тумана, из которого только что вышел, и которым и был секунду назад. А потом обошел прорубь и направился ко мне.
- Вы живы!
Улыбнулся, тепло и ободряюще обнял меня, и сказал:
- Как же я рад тебя видеть снова!
- Боже, вы действительно живы! Вы не погибли тогда!– воскликнула я, дрожа от радости и потрясения всем происходящим. 
Незнакомец лишь спокойно и доброжелательно смотрел на меня. Как на ребенка, которому многое еще нужно объяснить.
Я не обижалась на это. Что ж, я понимала, что, и правда, чувствую и веду себя, как дитя. Глупое, восторженное… А как же можно себя еще ощущать рядом с чем-то волшебным, что происходит прямо рядом с тобой, и частью чего ты уже становишься?! Так что, я особенно не переживала из-за своих непосредственных реакций.
Он, похоже, тоже. Его слова подтвердили мои мысли.
- Ты такая замечательная!
И тут я позволила себе лишнее. Я выпалила:
- Может быть, вы влюбились в меня?
И судорожно замерла. Да, человеческого во мне хоть отбавляй. Я осознала внутри себя, что половое влечение  - ничто по сравнению с проблемами вечности.
Учитель усмехнулся, но не иронично, а по-доброму.
- Эх, Огонек. И да, и нет. Ты совершено права – человеческого в тебе очень много. Но это нормально. Ведь ты – человек…
Я смотрела на него, широко раскрыв глаза.
Он прочел мои мысли?!
Но я же предвидела эту способность в нем, так что же удивляюсь сейчас?
- Не переживай. В тебе нет ни одной мысли, которая ужасала бы или мучила мое сознание. Все они нормальны и естественны. А то, что я могу их считывать, тоже нормально и естественно, только для меня.
Как мне его звать?
Едва эта мысль родилась во мне, последовал ответ:
- Тебе нравится имя Олег?
- Да, мое любимое.
- Вот и отлично. Так меня и зови.
«Олег» - сказала я про себя, пробуя, как оно звучит. Прекрасное имя, как и его обладатель.
Но кто же он?
- Я расскажу тебе…позднее. И я точно не пришел причинить тебе вред.. Ни тебе, ни кому бы то ни было из людей. Наоборот. Я и мои друзья хотим изменить вашу жизнь. Относительно человечества есть небывалый план. И я один из тех, кто пытается его осуществить.
Значит, человечество не одиноко, как и мечталось. И есть те, кто хочет нам помочь. И этот прекрасный человек рядом со мной – один из них. И их, видимо, много. И я прикасаюсь к этому чему-то, великому и прекрасному!
Радость пульсировала в моем теле, мягко растекалась волнами от сердца и головы. Мне казалось, я превратилась маленькую звездочку, и теперь источаю в окружающее пространство лучи благодати.
Мой новый друг тем временем начала делать пассы руками, нагнетая энергию в себя и вокруг себя. Я ощутила это по тому, как потеплел вокруг воздух. Возник водоворот, который вихрями крутился вокруг моего Мастера. И снег рядом с ним стал подтаивать. Взор Олега был устремлен куда-то вдаль, где он разглядывал то, что-то невидимое для меня. О, вот это да! Я заметила, что его ноги слегка оторвались от  снега под ним. Он парил над землей! Не во сне, а в реальности!
Этот последний факт меня полностью потряс. Я оглянулась вокруг, проверяя, есть ли еще свидетели подобных явлений. Никого не было. А обычно обязательно кто-то бывает в это время. Собак выгуливают, или просто дышат воздухом перед сном. Сейчас на часах было половина десятого. Самое время для вечернего моциона. Но, как ни странно, ни души. Возможно, это устроил он, Олег? Я читала, что, например, в тех местах, в которые, как считается, живут Святые, например, в Гималаях, в области горы Кайлас, они устанавливают особые энергетические охранные поля. И никакой человек, без их ведома, особенно с дурными намерениями, не может пройти в область их обитания.   
Несомненно, этот человек владеет тем, что мы, люди, называем магией. Он может проникать в сознание и читать мысли. Он может летать. Возникать из ничего. Эти чудеса я видела собственными глазами, и тут уж никто не скажет мне, что я спала или грезила, потому что у меня нормальная, стабильная психика, все мои знакомые это подтвердят.
Моя жизнь становилась все интереснее с каждым часом, с каждой минутой. Меня осеняла догадка, что это только начало, и что, возможно, меня это тоже как то коснется. Я имею в виду, что, может быть, я тоже смогу что-нибудь подобное, если не сейчас, то со временем…
Он парил надо льдом и снегом Семеновского озера. Его волосы, наэлекртизованные неведомой мне энергией, образовали нечто вроде нимба вокруг головы. Теперь его глаза были закрыты. Руки сложены вместе, как у всех молящихся. Полы пальто развевались. Фигура покачивалась вверх вниз, словно плавала в потоках поддерживающей ее силы.  Вокруг была тьма полярной ночи. На календаре декабрь начала 21 века и третьего тысячелетия.
Что я здесь делаю? И кто он?
Тут я услышала голос Олега. Голос? Нет, это были его мысли в моей голове.
Он сказал внутри меня:
- Я уже говорил тебе, что ты сама привлекла меня…нас… своим зовом. В тебе есть много силы и доброты. Это как раз то, что мы ищем в людях. А если находим большой источник в человеке, то помогаем ему раскрыться еще больше. Какой-то процент твоих способностей творить прекрасное уже задействован. Но это пока очень мало по нашим меркам. Хотя и очень много – по человеческим. У вас иные стандарты. – Мастер грустно улыбнулся. -  Ты отличаешься от большинства, и поэтому я пришел к тебе. Я посланник.
Я хотела спросить, скорее, прокричать – чей посланник?
Но Олег предупредил мой вопрос своим ответом.
- Тех, кто давно наблюдает за вами и пытается помочь.
Он сказал вслух то, о чем я догадывалась, но боялась произнести это для себя внутри. Все это время мы жили рядом с этим! Параллельно! И никак не пересекались.
Но почему бы им просто не выйти на главную площадь города, и открыто, во всеуслышание не рассказать о себе, не познакомиться с нами…
Я сама оборвала поток своих мыслей, представив, что после этого могли бы с ними сделать наши добрые сограждане. Вспомнила бедного Христа. Много кого вспомнила. Люди не готовы к прямым контактам с другим разумом. Они слишком жестоки, хотя и не так, как в древности. Мир все же меняется, но очень медленно.
Да их бы просто уничтожили. От страха. Люди как звери – когда боятся, нападают.
Конечно, эти посланцы, наверняка, смогли бы отразить их атаки. Судя по Олегу, они очень могущественны.  Но, видимо, они не хотят проливать ничьей крови. Им не нужны завоевательные походы. Они хотят истинного мира. Без единой пролитой слезинки. Скорее, наоборот - с морем радости.
И тут нужен постепенный подход. Необходимо налаживать связь издалека. Сначала с немногими, а потом эти немногие помогут проложить дорогу ко всем.
Да, я все поняла.
- Нам нужные немногие, чтобы они помогали нам убеждать человечество. Медленно и верно учить людей добру и красоте. Правде и истине. Ты поможешь нам? Мне? Я ощущаю твою внутреннюю готовность. Но если ты сомневаешься, можешь подумать и дать ответ позже. Если ты не захочешь нам помогать, никто не станет тебя заставлять. Но мы все равно будем ждать – возможно, однажды ты передумаешь.
Я улыбалась. Я смеялась над его словами. Смеялась, потому что все это было похоже на сказку. Добрый маг и волшебник просит меня помочь. Ведь я ждала чего-то подобного все детство. А когда выросла, почти перестала мечтать о таком – ведь всем известно, что это бывает только в детских книжках. И вдруг как гром среди неба – появляется это чудо. И я могу отказаться?! Никогда! Да, да, да! Миллион раз – да! Чего бы это ни стоило! Что бы за этим ни последовало!
- Ничего за этим не последует, - услышала я внутри себя смеющийся голос, - по крайней мере, ничего страшного или угрожающего жизни. Страх и угрозы – это не наш способ действий.
- Хорошо звучит! – воскликнула я. – А кто-то работает через страх?
- Да, конечно. Темная Ложа – так мы ее называем. Всемирное Зло.
- И оно есть? Значит, все это правда? Все эти рассказы про бесов, демонов, ведьм, колдунов?
- Да. Дьявол – это зло в общем смысле. Оно повсюду на Земле, оно пронизывает ее, и  с ним приходится бороться – вам, нам, всем. Но это очень долгая тема. И за час всего не рассказать. – Олег снова послал мне мысленную улыбку.
- Запомни, Огонек, главное – не бояться и ни о чем не жалеть. Ты просто живи и молись о ниспослании добра. Смейся и люби. Вся жизнь – великий эксперимент. И ты его часть. И я. Все мы. И все вокруг. Танцуй!
- Прямо сейчас?
- А почему бы нет? Танец – это лучшее, что придумали люди. Ну, кроме песен, и любви, и детей, и домашних любимцев, и …
- Олег!
- Да, прости, я просто смеюсь. Но не совсем. Ты привыкнешь.
- Настя, а теперь о том важном, о чем я хотел спросить. Если ты согласна помогать, скажи – да. Сейчас очень подходящий момент для инициации. Я хочу помочь твоему развитию.
- Да, я согласна.
- Хорошо. Я активизирую ряд твоих спящих центров - чакр. Не все сразу. А несколько. Все сразу нельзя, телу надо привыкнуть. Не бойся, я контролирую. Подойди  поближе и встань прямо передо мной.
Я взглянула на Олега – он по-прежнему парил  в воздухе.
Страха не было, и я подошла.
И почувствовала, как что-то невидимое движется ко мне от него и обволакивает. Я погружалась в океан энергии.
- Закрой глаза и расслабься.
- Уже расслабилась.
И тут я взлетела над Семеновским озером. Потом увидела туннель, сиявший над дворцом пионеров, и влетела в него. И понеслась по лабиринтам энергии. Красным, синим, желтым, зеленым, фиолетовым, радужным. Всех цветов и оттенков.
А потом мне предстало нечто!
Внезапно, словно во сне, я очутилась на залитой солнцем поляне. Свет шел не только от Солнца. Будто все светилось – и трава, и деревья. Я взглянула на свои руки – и они искрились. Потом поляну заполнили люди – прекрасные, с улыбками, добрыми, как у Олега. Они приветствовали меня. Казалось, они меня давно знают и любят. И я их тоже.
Мне так захотелось остаться тут, с ними.
И тут я вспомнила про Олега. И лишь я подумала о нем, как тут же обнаружила себя внизу, на снегу возле проруби.
На меня смотрел мой Учитель.
- Познакомилась с моими друзьями? – улыбнулся. – Как они тебе, понравились? Они тебя очень любят. Теперь они часть тебя, а ты часть их.
- Один за всех…
- Именно так.  А как твои ощущения в теле?
И тут впервые осознала, что во мне что-то неуловимо поменялось. Это была все та же я. Но в то же время и не та же. В моей голове словно включили свет. Я видела все как-то по-другому. Я стала замечать множество деталей, совершенно не прикладывая для этого никаких усилий. Каждая снежинка казалась мне живой, особой, неповторимой. Воздух искрился – в небе словно рассыпали горсти драгоценных камней. Так вот оно какое – «небо в алмазах»!
Я взглянула на Олега и увидела, что у него над головой настоящий нимб. Звезда, простирающая свои лучи. И один из них уходил куда-то высоко в небо. Что это, связь с Космосом?
- Пойдем, Настя? Мне нужно многому тебя научить.


НОВОЕ

Разыгралась метель. Было около полуночи. Завтра суббота. Выходные.
Мы шли сквозь снежные вихри, несшиеся нам навстречу, и облеплявшие лицо.
Люблю непогоду, она бодрит дух и тренирует волю к жизни.
- Чувствуешь в себе какие-нибудь перемены?
- И да, и нет. Мир словно заиграл красками. Обострились чувства. Но они меня не тревожат, как обычно. Я возвысилась и нахожусь, будто на вершине своего Я. Вашу ауру вижу – звезда над головой. Все нормально? Так и должно быть?
- Настя, мы на ты. Да, инициация прошла успешно. Я слегка ускорил твое эволюционное развитие, но лишь слегка. Быстро нельзя. Ты хорошо выдержала.
Сейчас мы пойдем к тебе домой, ты ляжешь спать и хорошенько выспишься. Завтра мы продолжим. Тебе надо многое узнать.
- А мы не можем долететь до дома?
- Зачем? Так приятно пройтись по такой твердой планете. У планет земной группы есть своя прелесть. Здесь мало энергии. Оттого все такое плотное. Но где во Вселенной можно еще что-то потрогать? Только в таких местах.
- А у вас не так?
- Нет, не так. Там, откуда я сейчас прибыл на Землю, энергии хоть отбавляй. А энергия – великий разрушитель. Поэтому все тела как дымка – не прочные. Впрочем, и твое Я  - это облако, когда ты спишь или покидаешь тело.
- Ты хотел сказать, когда умираю?
- Да. Смерть – не самая популярная тема в человеческом обществе, не находишь?
- А разве это не естественно? Никто не хочет покидать своих близких.
- Если бы люди знали истинную природу смерти, они бы так не боялись.
- Кстати, о смерти…Тот случай на троллейбусной остановке все не дает мне покоя. Что тогда произошло в действительности? Вас…тебя сбил троллейбус на моих глазах. А ты появился словно ниоткуда и спас мальчика.
- Этот мальчик тоже, как и ты обладает большим потенциалом. Мы не можем спасти всех нуждающихся, к сожалению. Хотя хотим этого и стремимся к этому. Здесь был особый случай. У мальчика очень светлая карма. Но сейчас он на пути испытаний, и поэтому Силы Зла буквально преследуют его по пятам. Он еще не маг, и не может помочь себе сам. Его толкали под троллейбус.
Мы давно за ним наблюдали, и ожидали, что Темные могут что-то предпринять. У каждого человека есть защита. Помнишь про ангелов-хранителей? Это не выдумка. Они есть. Людей охраняют. Но всех по-разному. Чем светлее человек и выше его духовный потенциал, тем сильнее защита. Тем более высокие сущности интересуются им  и покровительствуют. Это покровительство сродни человеческим любви и дружбе. Ангелы влюбляются в людей и поэтому охраняют. Но их любовь стабильна. Она не подвержена человеческим эмоциям, потому что они не люди.
Правда есть еще темная защита. В этом случае защищают демоны, бесы, темные духи. Особенно сильна она у ведьм и колдунов – у темных магов. Но эти люди очень рискуют, пользуясь таким покровительством. Потом им приходится горько раскаиваться и расплачиваться своими муками и страданиями. Особенно после смерти. Ведь подобное притягивает подобное. Ад есть.
Мальчик еще маленький. Он еще не способен всегда быть хорошим. Хотя он очень светлый ребенок. И вот недавно он совершил небольшой проступок. Соврал своим родителям. Казалось бы пустяк. Но обман затуманил его совесть. А совесть – это и есть контакт нашей души с ангелами хранителями. Они не могли его вовремя предупредить о надвигающейся опасности. И Темные, конечно, были тут как тут. Не упустили возможности. Подталкивали как могли. У них бы получилось, если бы не наша защита. Пришлось вмешаться и прыгнуть под троллейбус самому.
Олег улыбнулся.
- Но ты действительно умер?
- Нет, естественно. Притворился мертвым. Потом дематериализовался из морга. А вместо себя оставил астральный слепок – тело, созданное из астральных частиц.
Да, есть и такие частицы, а не только протоны, нейтроны и электроны. Ваша наука, кстати, очень сильно заблуждается относительно многих законов природы и ее явлений. Ну да ладно, наши этим занимаются. Просвещают…
- А похоронили кого?
- Вот этот слепок и похоронили. Смешно, да? А он потом распался в гробу и испарился. Гроб то сейчас пустой!
- А ты? Как же выдержал такой удар? Этот железный троллейбус…
- Мы владеем многими магическими техниками и приемами, не знакомыми людям. Физиология моего тела совсем не такая, как у вас. Я ведь даже не дышу…Эти вдохи и выдохи – бутафория…
- Не может быть! Как же это?!
- Не забывай, я совсем, совсем другой…
- Да, я помню…
- Мы прибыли на Землю, и здесь создали себе тела, похожие на человеческие, чтобы работать, не привлекая к себе излишнего внимания. Точнее, совсем не привлекая. Мы должны выглядеть, как все. Иначе нашей миссии конец. Человечество нас просто не примет. Отторгнет. Повредить они нам не смогут особенно. Но вот будут мешать. А этого мы допустить не можем. Для этого нужная вся эта конспирация.
- Олег, так откуда же ты? Ты мне скажешь?
- Для тебя это не будет тайной. Ты поймешь...
Когда-то я приобрел большинство способностей космического мага. Маг – это тот, кто может… Обладает способностью направлять силы и энергии, оперировать с ними, как внутри себя, так с внешними.
- О, Космический Маг! Я такое слышу впервые!
- Ты еще многое услышишь и узнаешь впервые.
- Мне немного страшно…
- Я тебе столько раз повторял и скажу еще раз – ничего не бойся. Впереди у всех у нас прекрасное будущее. Водопады счастья. Истинного. Непреходящего. Нужно лишь подготовиться, трансформироваться и научиться жить в этом.
Мы быстро преодолели путь от Семеновского озера до улицы Гагарина. Взобрались на несколько горок.
- Вот мой дом…
- Я в курсе. Знаю. Бывал здесь много раз. Навещал тебя во сне, например, помнишь?
- Это тоже было правдой?
- Несомненно. Сейчас я тебя покину. У нас с друзьями есть много важных дел, и они хотят, чтобы я помог им. А тебе надо отдохнуть. Событий было много. Тебе стоит все осмыслить. И привыкнуть к несколько новому для тебя состоянию. Наверняка, у тебя проявятся кое-какие способности, которых не было. Не пугайся и не удивляйся. Как только освобожусь, вернусь к тебе.
- Я буду скучать и ждать!
- Я тоже! Если что-то срочное – подумай обо мне, настройся и я появлюсь.
Я повернулась к дому, сделала несколько шагов. А когда обернулась посмотреть – его уже не было.
Растаял. Исчез.
Но у меня ведь теперь новое зрение. И я заметила, как от того места, где он стоят прочерчен в пространстве легкий искрящийся след – словно звезда чиркнула. Улетел…


ДА БУДЕТ ТАК!

Утром мама, с которой я живу, потребовала объяснений. Где я была вчера вечером  и почему вернулась так поздно?
Я поняла – она волновалась. Мамы всегда волнуются. Это я знала и не хотела ее тревожить понапрасну.
- Мама, все нормально. Я была с друзьями. Не переживай, я их знаю очень хорошо. Они очень милые и порядочные.
Мама знала, что я не употребляю спиртного и не курю, но, тем не менее, спросила:
- Вы пили?
- Конечно же нет.
- Хорошо, дочка, я верю. Но в следующий раз обязательно звони.
Я уже хотела было бросить стандартное «хорошо, мама», но тут автоматически активизировалось мое новое зрение. Я увидела ауру. Она была очень красивая, радужная, с преобладанием голубых тонов вверху, и красноватых внизу. Но в области сердца я увидела затемнение.
Я вчера зашла домой около двенадцати ночи. И хотя я не шумела и сразу легла, но мама меня ждала. Ее сердце билось сильнее и устало.
Ну что же, теперь я наглядно могла наблюдать последствия своего беспечного отношения.
Дабы исцелить, я направила на нее луч своей любви – из сердца в сердце.
На моих глазах темнота исчезала. Луч света стирал ее словно ластик карандаш. Потом уложила ее в кровать, укрыла потеплее, включила телевизор, остановившись на канале Культура, где передавали какой-то симфонический концерт – для успокоения души и тела нет ничего лучше классической музыки. Налила сока в стакан, заварила чая, принесла на подносе.
Мама совсем успокоилась. Пила чай, слушала Вивальди.
- Спасибо, дочка, все хорошо. Но ты все равно меня предупреждай, когда задерживаешься. Сама ведь знаешь, сейчас время такое, нехороших людей много.
- Мамочка, я знаю. Но сейчас то, по-моему, стало гораздо спокойнее, чем было, например, еще века два назад.
- Ты бы еще каменный век вспомнила!   Опаздываешь – докладывай!
- Ты сама могла мне позвонить.
- Я звонила. Твой телефон не отвечал.
Я же совсем забыла про телефон…Я слышала вчера, что он звонил, но не обращала внимания.
После разговора с мамой, я решила отправиться на прогулку. Хотелось еще больше погрузиться в мысли о происходящем. 
Оделась потеплее, села на троллейбус и поехала по маршруту без какой-то определенной цели. Простое пребывание среди людей может быть очень приятным и увлекательным занятием. Все-таки в нас много от животных социального типа. Ощущать рядом плечо, пусть даже незнакомое – это дарит спокойствие и уверенность. Мы создали собственную среду обитания и варимся в ней. Город – огороженное место…Огороженное, в первую очередь, от дикой природы. В лесах ведь еще и хищники водятся. А в городе они нас точно не тронут. Здесь мы сами друг на друга охотимся…
Я ехала по маршруту, смотрела в замерзшее окно, разглядывала занесенный снегом Мурманск, его разноцветные дома, фонари, рассеивающие своим светом полумрак полярной ночи, людей, спешащих за покупками или по другим делам, или неспешно прогуливающихся, благо, что выходные и погода потеплела.
Потом взглянула своим обновленным зрением и увидела…океан энергии. Энергия движется в энергии. Нет ничего кроме нее. Все сверкало, все искрилось. Переливалось волнами. Каждое плотное тело как эпицентр бушующего урагана световых волн. Каждый человек как световой кокон. Из этих коконов истекают потоки, и в них же возвращаются, те же самые или другие, пришедшие от других коконов.
Да, точно, мы все едины. Все связаны со всеми. Нам кажется, что каждый живет сам по себе. В реальности все иначе. Мы все постоянно общаемся друг с другом, обмениваемся энергетическими потоками. И это происходит само собой, чаще всего без нашего ведома. Просто подумал о ком-то или о чем-то – и вот, понесся мысленный вихрь по заданному маршруту.
Не только у транспорта есть свой заданный путь, но и у наших мыслей и чувств.
Я столько раз читала в книгах по буддизму, что мысль материальна, но только сейчас убедилась в этом на сто процентов!
Для мысленных потоков нет преград, нет стен. Они проникают куда угодно.
Впереди меня сидела влюбленная пара. Я восхищенно следила за тем энергетическим пожаром, который они создавали в пространстве вокруг себя. Это был поистине торнадо любви. Их тела были рядом. А уж души и сердца настолько переплелись, что они словно слились в единое целое. Здесь уж точно все открыто и ничего не утаишь. Все их центры сейчас функционируют связанно. Своими аурами они освещали весь троллейбус. Освещали на иных тонких уровнях и планах. Однако часть этого света проникала и в наш физический мир. И люди смутно воспринимали этот свет. Но чтобы видеть его так, как я, нужно было быть ясновидящим. Сейчас я такой стала, благодаря воздействию Олега.
Олег…
Его имя в сознании вызвало целый шквал воспоминаний. Была ли я влюблена в него? Наверное, да. Я же молодая девушка. А в возрасте двадцати одного года все девушки ищут свою любовь. Сознательно и целенаправленно, или глупо и инстинктивно. Но ищут, так или иначе. И я была как все. Мне хотелось найти свою пару, найти половинку моего сердца, а если повезет, и души.
Мне кажется, я уже нашла ее, подумала я. Но считает ли себя таковой моя половинка?
Олег избегает человеческих взаимоотношений полов. Я это явственно ощущала. Ему все равно, кто перед ним – мужчина или женщина… Он ведь не размножаться сюда прилетел, - усмехнулась я про себя нелепости этой мысли. И он говорил, что его тело – это просто оболочка, созданная силой мысли. Наверняка, они не предусматривали репродуктивную функцию. Хотя могут и это, скорее всего. Они все могут…
Возможно, он сознательно выбрал мужское тело – оно более удобно в использовании. Сильнее, крепче, стабильнее, энергии больше.
Женские тела – это, скорее, упругие лианы. С виду слабые, но лезущие и цепляющиеся за все подряд, лишь бы жить и детей растить.
Но вот женская половая система… Это сплошная катастрофа. Устроена гораздо сложнее мужской. И находиться в женском теле не столь удобно. Все эти физиологические функции вызывают массу неудобств. Вспомнив о менструациях, я поморщилась, как от зубной боли. Предменструальная депрессия, сами дни – полторы - две недели сплошного дискомфорта. Будь моя воля, я бы все это ликвидировала и немедленно. А размножаться можно и без этого, вон, у большинства животных такого ежемесячного марафона нет.
Выплеснув из себя ментальное раздражение, системы, я немного успокоилась, и вновь вернулась к мыслям о любви и  об Олеге.
Я отдаю себе отчет, что влюблена. Что мой избранник не человек. И что он не приветствует обычные человеческие отношения.
Как же мне быть? А никак, ответила я сама себе. Не следует постоянно думать об Олеге как возможном спутнике жизни. Чего ты хочешь – завести детей и жить тихой, сытой и спокойной жизнью? Или преобразиться внутренне и внешне, стать космической странницей, и унестись вместе Олегом и его друзьями путешествовать во Вселенной? Подумай и выбери правильный ответ!
Тут и выбирать нечего. Конечно, второе.
Вот и прекрати видеть в своем Учителе существо мужского пола.
Так я мысленно читала себе нотацию. Мне показалось, это помогло.
Выскользнула из троллейбуса и пошла по заснеженному городу, задумчиво отмеряя шаг за шагом, и улицу за улицей по заснеженным тротуарам. Послушно переходила заледеневшие, но заботливо посыпанные песком, дороги на перекрестках, спеша на зеленые огни светофоров. Сворачивала в переулки и вновь выныривала на главные улицы и проспекты.
Шла и шла, и при этом пристально вглядывалась в оживленные морозцем и предновогодней суетой лица землян, с которыми делила этот общий космический корабль – нашу планету. 
Мне казалось, что я растворяюсь в этой круговерти человеческих глаз, машин и домов, становлюсь их частью, теряю себя и снова нахожу. Это было похоже на некий бесконечный, ритуальный танец. А я шаманка 21 века. И скрип шагов по снегу, гудение машин и шорох их шин на дороге, все это вместе взятое сливалось в моем сознании в некое подобие городского бубна, который звал и уводил в транс, чтобы затем воспарить и заглянуть в душу всего этого.
У городов есть душа. У каждого города, даже самого маленького. И у Мурманска она есть. Очень сильная, величественная, немного суровая, но вместе с этим умная, добрая и общительная. И еще немного мистическая. Каковы живущие в городе люди, такова и его внутренняя сущность.
И я сливалась с этой душой, впитывала ее, а она меня. Проникала в мысли города и растворялась в нем.
А потом внезапно внутри меня словно что-то включилось,  и я перешла на некий новый уровень бытия. С ног до головы я ощутила себя донельзя живой. Во мне взорвалась неистовая сила любви ко всему сущему. Я ощутила ход времени…а потом оно остановилось…
Это было Вечное Сейчас, охватывающее и пронизывающее все вокруг и меня вместе со всем.
Так я училась познавать вкус жизни и любви. И больше не хотелось с ними расставаться. Этот Луч Божественного Света пронзил мое сердце и все самое сокровенное во мне, и я стала его верной служанкой и его другом навечно.
Да будет так!
Пусть торжество любви растопит лед ненависти и вражды, сковывающий Землю, и выпадет на луга надежды и веры росой счастья и радости!
Мы, дети Земли, и настало время возродить наш дом, нашу замерзающую от недостатка духовной энергии планету.
Все эти мысли пели и звенели в моей голове, пока я уносилась на крыльях легкой северной пурги, взметавшей вокруг снежную искристую пыль.
Внезапно мимо меня пролетела какая-то тень, похожая на прекрасное облачко. Мелькнула и исчезла за поворотом. Я мысленно крикнула ей вслед:
- Постой! Останься, облако! – и ринулась вслед.
Но повернув за угол, ничего не увидела.
Что это было? - размышляла я.
Новое, тонкое видение мира я уже обрела. Но вот способность к полному и точному  пониманию увиденного во мне раскрылась еще не вполне. Если быть точной – почти совсем еще не раскрылась.
Ну что же, внутренне вздохнула я, не все сразу. Олег так и сказал – нужно эволюционировать постепенно, иначе тело не выдержит. Поспешай медленно…



ПРЕДЧУВСТВИЕ  ПЕРЕМЕН

Весь день я гуляла по любимому городу. Проверяла новое зрение. Останавливалась, чтобы перекусить и погреться в кафе. Люди и места, раньше привычные и знакомые, сейчас казались мне новыми и несколько иными. Как я раньше не замечала, что они такие странные? Я никогда не обращала внимания на детали, не видела всей картины целиком. Можно сказать, я раньше жила в пол силы, а сейчас вдохнула полной грудью и расправила плечи, точнее, незримые крылья. Не совсем еще расправила, но, по крайней мере, ощутила их присутствие за спиной.   
И мир расцвел! Он оказался совсем другим! Вокруг меня братья и сестры, как и учат разные книги мудрости, и мы все объединены какой-то общей целью.
Вот только какой?
Одно мне известно наверняка – эту цель знает Олег. Спрошу у него, когда снова встретимся.
- А может быть, не надо быть такой духовной иждивенкой? – подколола меня дотошная совесть, - может быть, сама додумаешься?
- Э, нет, - ответила я ей, - наверное, не получится, по крайней мере, сейчас. Это пока слишком сложно для меня.
Я не волшебница, а только учусь…
- Со временем сможешь все.
Моя совесть была гораздо более уверенная госпожа, нежели я сама.

Сколько я бродила по улицам точно не помню. Весь день, по-моему. Хотя какой может быть день в полярную ночь? Так, одно название. Где-то часов с 12 до трех горизонт окрашивается красным, и весь небосвод тревожно полыхает. Но о Солнце не может быть и речи. Оно там, под линией, соединяющей Небо и Землю, и называемой горизонтом. Покажется лишь в январе. Будет Праздник Солнца. И вот тогда точно все заполярные жители – люди, звери и растения – почувствуют себя немного ближе к лету.
А сейчас, в декабре, в преддверии Рождества и Нового Года, нам остается лишь мечтать о нем!
Магазины – как пестрые праздничные открытки. На полках и в витринах калейдоскоп.
У входа в «Волну» цыгане. Цыганята, как и полагается, попрошайничают:
- Тетенька, дай денюшку!
- Ну что же, на…
- И мне!
- И тебе – на.
- И мне…и мне…и мне.
- Ой, как вас много!
- Погадаю, красавица, за полцены…всю правду расскажу…о судьбе…какой муж будет…
- Не надо, цыганочка, я сама теперь умею гадать. Вот у тебя, например, муж пьет, а через полгода еще ребеночек родится. Девочка. Красивая, на тебя похожая.
- Цыганка оторопела и смотрела на меня со смесью удивления и недоверия. Я попала в точку, потому что легко считала эту информацию в ее ауре. Она была вся из разных цветов, в светлых и темных пятнах. Цыгане обычно любят гадать другим, но вот свою судьбу видят редко. Тем более, не ожидают таких  способностей от окружающих людей других национальностей.   
Посмотрела на меня пророчица, чьи предки родом из Индии, постояла немного и пошла дальше.
У светофора старичок с палочкой, опаздывал на зеленый свет.
- Дедушка, я помогу вам, пойдемте!
- Спасибо, внучка! А то эти машины…а у меня ноги не ходят…
- Не за что! Здоровья вам!
- И тебе, милая! А я все молодежь ругаю, что бессердечная…
Вслед подправила ему затемненное пятно в его биополе. На скорую руку заштопала несколько прорех. Особенно страдали у него почки и суставы. Вот удивится сегодня, когда не ощутит привычной боли!
Мимо меня проковыляли еще две бабушки-подружки в платочках, лет за 70.
Им тоже помогла. Пусть поверят в чудеса исцеления перед Рождеством…
Как приятно побыть немного Иисусом. Исцелять я уже немного могу, мысли считывать. Что дальше будет? Пойду по воде Семеновского озера? Смех смехом, но, мне этого очень хотелось! Хотелось перестать быть обычной, нормальной девушкой, мечтающей о перспективном браке и доме-полной чаше. Наоборот, я страстно желала стать необычной и ненормальной, летать, исцелять, воскрешать, ходить по воде и превращать одно в другое, не обязательно воду в  вино, я спиртное не очень люблю. Сколькому мне еще предстоит научиться, если, конечно, такое обучение входит в планы Олега и его друзей. Может быть, не в этой жизни…
Под вечер, как и обещала, позвонила маме, успокоила. Сказала, что скоро вернусь.
И не обманула – через полчаса приехала. На часах было около девяти вечера.
Мама шила перед телевизором платье на Новый Год.
- Все хорошо, дочка? Спасла мир?
- Еще нет, мам, но обязательно спасу.


НЕОЖИДАННОСТЬ

Мама уснула после того как узнала расписание всех ожидаемых концертов и выставок. В квартире стало тихо. Я тоже собралась лечь в постель. День был богат новыми впечатлениями. Душа просилась в полет, а тело, напротив, требовало отдыха.
Пошла чистить зубы, открыла дверь ванной, а там…Олег.
Я оторопела, но лишь от неожиданности. Все же я человек, а в нашем мире люди обычно входят через двери, а не сквозь стены. Я пока еще не привыкла ко всем этим внезапным материализациям.
- Здравствуй! Привыкнешь со временем.
Вот еще одно чудо – без труда прочел мои мысли. И не скроешь ничего!
- А зачем скрывать, тем более, тебе?
- Привет, Олег!
Как же я соскучилась по нему, по некому лучезарному свету, что исходил от него. А ведь прошел только один день. Целый сонм чувств и мыслей обрушился на мой организм, прогоняя сон. А что же будет, если это все вдруг прекратится? И он исчезнет?
- В людях столько ненужных «если». Давай проживать каждый день, как единственный, понапрасну не тревожась о будущем.
Я улыбнулась, согласно кивнула и внутренне расслабилась. Конечно, он, как всегда прав.
Внимательно вгляделась в его лицо. Наконец-то, мне удалось хорошенько рассмотреть моего волшебного гостя.
Небольшой румянец. Скорее худощавый. Без  усов и бороды, слабые следы щетины – все, как у обычных мужчин Земли. Узкий нос, слегка загибающийся книзу, что придавало лицу утонченность и аристократизм. Удлиненные, прямые, светлые волосы.
И главное на любом лице – глаза – достаточно большие, миндалевидные, серо-зеленые. Очень красивые глаза.
Взгляд спокойный, добрый, но вместе с этим, сильный и одухотворенный, словно он видел нечто прекрасное, незримое для остальных.
И еще я ощущала тонкий аромат. Что это, одеколон, дезодорант? Вряд ли. Разве промышленность научилась воспроизводить запах воздуха после грозы и весеннего леса после дождя? Цветущего сада и моря?  Нет, пока одни подделки. А здесь я ощущала все это сразу.
Олег сидел на краю ванны и смотрел на меня.
Я напрягла свой внутренний взор и считала его ауру. В ней появились существенные перемены, несмотря на общую красоту и узнаваемость информационного отпечатка. Следы какой-то борьбы, противостояния чему-то. Но, скорее, не на физическом плане, а на духовных уровнях.
Олег понял, что я сканирую его, и что я что-то уловила.
- Ты чувствуешь? Сегодня у меня был непростой день. Сейчас трудный период. По всей планете растет число пробуждающихся людей, и мы стараемся выйти с ними на контакт, или просто следить и помогать, если нужно. Навещаем во сне. С некоторыми вступаем в прямую связь.
Я зарделась. Он говорил и обо мне.
- А что ты удивляешься? Ты редкий человеческий тип – добрая, справедливая, честная. И главное, ты со всей своей страстью стремишься постичь смысл этого мира и своего существования, что особенно ценим мы и другие обитатели Вселенной.
Но я продолжу. Всю эту светлую волну, что катится по вашей планете, не могут не ощущать Темные. Они активизируются, мобилизуют свои силы для отпора. Мешают нам (и вам), как никогда. Столько людей приходится вытаскивать из их хищных лап. Всего сразу и не передать.
- Неужели все настолько серьезно?
- Вселенская борьба Света и Тьмы настолько грандиозна, что человеческого сознания никогда не хватит, чтобы охватить ее целиком.
Я прислушалась. В комнате мамы какое-то движение.
- Пойдем в мою комнату, мама либо пить идет, либо в туалет.
- Да, конечно.
Мы быстро скользнули в расположенную рядом комнату и тихо прикрыли дверь. Мама прошла через прихожую в туалет, потом вернулась к себе, не услышав, что я не одна. Это и к лучшему, я не хотела ее попусту тревожить.
- Как все сложно в нашем человеческом мире. Повсюду одни предрассудки, осторожность, оглядка, - вдохнула я.
- Надо избавляться от этого. Для этого мы и пришли.
В незашторенное окно лился свет от Луны, стремящейся к полнолунию. Он придавал всем предметам в комнате странный и мистический облик, а нас делал похожими на неземных существ. Впрочем, наполовину так оно и было.
- Вот за такие ночи я и люблю эту планету! – прошептала я.
Олег был задумчив, как никогда ранее.
- Земля – это удивительное место! Планеты такого типа – это нечто особенное, в смысле наработки опыта. Просто здесь очень тяжело работать таким как мы. Приходится прилагать во много раз больше усилий.
Если бы ты знала, сколько в Космосе красоты! Видела бы ты вблизи ваши планеты-гиганты – Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун. Солнце гораздо дальше, чем здесь, но встает и закатывается оно столь же прекрасно. Какой фейерверк цвета в атмосфере! Об иных звездных системах я вообще предпочту промолчать, потому что, иначе, ты сейчас же захочешь туда отправиться. На эту тему можно говорить бесконечно, но лучше один раз увидеть самому.
- А я увижу?
- Все люди увидят…когда-нибудь. Но сейчас к делу.
- К делу?
- Сегодня ночью мы полетим в путешествие.
- Я бы с радостью, но так устала, - призналась я, - тело хочет спать.
- Вот и пускай спит.
- Но как…?
- Мы полетим во сне. Ты сейчас заснешь, и я помогу тебе быстро выйти из тела, используя особую технику. А потом мы полетим. Тебе не впервой, так что не бойся.
- Постараюсь…


НОЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Я легла в постель, Олег присел рядом на стул. Закрыла глаза и расслабилась. Лежала и вслушивалась в тишину, старалась уловить дыхание Олега, шорохи, и звуки спящего за окном города.
И тут на меня накатила волна-воспоминание из детства: дорога, идущая от школы к дому через прекрасную березовую рощу. Это, наверное, самая любимая моя дорога в мире, потому что из детства.
Я слышала птичий щебет, шум листвы, видела солнечных зайчиков на асфальте и играющих детей.
И тут я заметила среди них себя. Потянулась к этой маленькой девочке – себе…и в следующий момент уже оказалась во сне.
Я очень четко ощутила момент перехода и точно поняла, что уже сплю.
Давно хотела освоить осознанные сновидения, с упоением читала Кастанеду, пыталась практиковать. Но вот по-настоящему получилось только сегодня.
Оглянулась и обнаружила, что никакой березовой рощи рядом нет, и детей тоже. Исчез и солнечный день. Вместо этого я парила над заснеженной дорогой, и напротив моих глаз располагалось окно моей комнаты.
Происходящее так изумило меня, что я не раздумывая, устремилась в свою квартиру…и пролетела сквозь стекло. Никаких особых ощущений при этом не было. Можно сказать даже, что временное слияние с веществом из кремния, кислорода и алюминия мне было приятно.
На моей кровати кто-то лежал и медленно, но ритмично дышал. Это же я там сплю, укрытая теплым верблюжьим одеялом! Вернее, мой физический проводник. Никогда не видела себя со стороны настолько отчетливо! Во сне мое тело выглядит совсем иначе – рот приоткрылся, рука свесилась с кровати, такая безвольная. Я долго висела над телом, пытаясь прочувствовать момент и понять, что же я такое и почему сейчас здесь. Страха не было. Наоборот, накатывала какая-то мощная внутренняя радость освобождения. А как же иначе – ведь я теперь точно знала, что можно жить и без тела, что оно, в основном, мешает нам, мы вынуждены его таскать по земле.
Возник образ мамы.
Я полетела в соседнюю комнату – там, на кровати, она мирно посапывала.
Спи, родная. Твоя дочь перешагнула не только порог детства, но все немыслимые пороги и ступеньки, и открыла дверь в неизведанное. Надеюсь, у меня все же получится спасти человечество, и тебя, и всех нас. Ну, если не спасти, то хотя бы помочь, чем смогу.
За такими самаритянскими мыслями меня застал голос Олега, звавшего откуда-то снаружи, но при этом внутри меня. Я полетела сквозь стены и двери на зов.
Снова оказалась на улице, в объятиях полярной ночи. Там дул ветер. Оглядела себя под светом фонарей – новое тело было еле заметным, прозрачным облачком. Впрочем, остались очертания человеческой фигуры.
- Я призрак! – внутренне усмехнулась я.
Перевернулась на спину и увидела Небо!
В своей обычной жизни я всегда любила смотреть на звезды, но и не подозревала, что практически ничего и не видела. Сейчас оно буквально распахнулось надо мной и пронзило своей величавой красотой. Так вот ты какая, моя Вселенная!
А потом я увидела Олега.
Он парил чуть поодаль и подставлял свое лицо арктическому ветру, отнюдь не теплому, и радовался при этом, словно это был средиземноморский бриз. Взглянул на меня со странной улыбкой:
 - Земля – такое милое место!
Ну, вот видишь, все получилось, и очень быстро, надо сказать. В путь?
- В путь! – с готовностью согласилась я, ощущая себя Маргаритой. Но в отличие от нее, я не хотела становиться ведьмой. И собирались мы не на бал Сатаны, а совсем в другой стан – в гости к Светлым Силам нашей планеты.
- Мы полетим к Богу?
- Смотря, что называть этим словом, у него много толкований. Вся Вселенная – это Бог. И еще Бог – это Существо из Высших Миров, наделенное множеством способностей.
- Иисус Христос, например.
- И он тоже.
- А он существует? 
- Да, конечно. Ты считала, что это очередной вымысел?
- Не знаю, и да, и нет…
- Ты даже сможешь увидеть его. Но предупреждаю тебя, что в это имя люди вложили слишком много того, чем он на самом деле не является.
Мы обогнули дом и оказались над заснеженным кортом посреди нашего двора.
Когда-то, проектировщики и строители поставили девятиэтажки в виде буквы П. Эта форма создавала некую тихую гавань, немного защищавшую от северной непогоды. Как же я люблю наш уютный дворик!
Через два дня будет 15 декабря, и тогда исполнится 21 год с тех пор, как я вступила на эту планету и топчу ее пыль.
А потом Новый Год и Рождество. В середине декабря еще не принято наряжать елки. Однако в некоторых окошках я увидела светящиеся украшения – электрические свечи, светящиеся фигурки из стекла. А некоторые все же рискнули и повесили гирлянды.
Не могу поверить, что все это происходит со мной и на самом деле, - вновь подумала я. Всю мою жизнь до этого не сравнить вот с этим сейчас.
- И это только начало, - эхом отозвались мысли Олега.
Ветер свистел в замкнутом пространстве двора. Была полночь. Окна светились, но постепенно гасли. Мурманск засыпал. А нам предстояло путешествие.
Олег подлетел ко мне поближе. Его волосы взлетали и опадали под порывами ветра в такт с развевающимися полами пальто, уже ставшего мне таким родным и знакомым. Он видимый, а я прозрачная, но почему?
- Просто ты летаешь во сне, а я в реальности. Это мой плотный проводник на этой планете, а ты сейчас просто свободная душа. 
- Неужели тебя никто не видит из окон? Те, кто не спит.
- Увидели бы, конечно. Для полетов в пределах городов я меняю структуру своего тела – увеличиваю процент частиц высших планов. У них больше энергии, и тело становится не таким плотным. Для обычных взоров я сейчас тоже как прозрачное облачко. Марево. А для ясновидящего, вроде тебя, я остаюсь прежним, потому что он смотрит не обычным зрением, а внутренним. А для остальных людей я действительно сейчас невидим. Излишнее внимание нам не к чему.
- Надо же! – прошептала я, - как у вас все продуманно. Представила, как кто-то подходит к окну и видит напротив висящую над стадионом такую парочку как мы. Был бы либо вопль изумления, либо сердечный приступ. Я поежилась. Люди слишком непривычны к чудесам.
Мы взмыли над домом, перелетели через него. Потом миновали дорогу, на которой не оказалось ни одной машины, вероятно, потому что она шла поверху, имела опасный спуск и была неудобной для автомобилистов.
Потом скользнули над небольшим лесонасаждением, редким явлением для Мурманска, где растениям было слишком холодно.
Потом оказались над проспектом Героев-Североморцев. По нему все еще проносились отдельные машины, но троллейбусов и автобусов уже не было.
Полетели вдоль над шоссе.
В вышине, над городом, разгоралось северное сияние. Полыхали зеленые и малиновые сполохи. Вдали, на юго-западе, сверкал всеми огнями незамерзающий залив, и вздымали свои головы портовые краны, похожие на марсиан Герберта Уэллса. Надо же, а из квартиры я  их никогда не вижу, а пролетели то всего немного…
- Высоко мы забрались, - я внутренне напряглась. Все-таки осознанные сновидения сильно отличаются от обычных. Я испугалась высоты и еще заволновалась о своем оставленном в комнате спящем теле.
Олег заметил мое появившееся напряжение.
- Испугалась?
- Да, немного. 
- А говорила, что ничего не страшно рядом со мной. – Заметил Учитель, но я не уловила насмешки, -  Ничего, это пройдет, привыкнешь. Во Вселенной понятия верха и низа условные. Когда-то, пока ты еще не родилась в теле, ты была легким облачком, душой, порхавшей где-то там, в вышине, - и Олег показал рукой на Небо. – Замечала, что маленькие дети вообще ничего не боятся? Это потому, что они только что «оттуда» и еще не успели забыть, каково там. А потом нас постепенно начинает запугивать и запутывать наше плотное тело. Этот процесс – это и есть взросление.
Забудь о своем физическом проводнике. Ты, душа, главная, а не оно. Ты должна диктовать ему, а не оно приказывать тебе. Хочешь увидеть свою серебряную нить?
- Я слышала о ней? Она связывает меня с телом?
- Да. Взгляни. Видишь белесую извилистую полосу, которая тянется за тобой?
- Точно, как удивительно! Похоже на след от самолета, только этот не тает в воздухе. Это она и есть?
- Да, она не дает твоей жизни прерваться. Но порвать ее, в действительности, не так-то легко. Особенно если тело молодое и только начало жить. Так что, ничего не бойся. Я все контролирую. Кстати, не многие люди могут покидать свое тело очень надолго и улетать при этом далеко. Ты это будешь уметь. Начнешь странствовать в космосе, хотя бы летать вокруг Земли.
Столько новой информации плавно опускалось в мое сознание. Вместе с этим росло чувство могущества, неведомого доселе. Однако я понимала, что оно во многом ограничено пределами сна, а также присутствием такого неземного существа, как Олег.
Мы подлетели к Семеновскому озеру, которое, как мне всегда казалось, является в Мурманске местом силы. И я увидела своим новым зрением, что это действительно так. Озеро рдело в ночи, на тонких планах, как прекрасный цветок. Сам водоем и прилегающий к нему лес принимали и испускали потоки энергии. Раскинулось, словно гигантский лотос, где каждый лепесток – это водоворот эфира. Теперь я понимала, почему меня всегда тянуло сюда – побродить по окрестностям, или просто постоять у воды. Не случайно, наверное, напротив озера стояло прекрасное белоснежное здание церкви. Святая обитель одновременно питала эту силу и пользовалась ею. Те, кто закладывали и строили церковь, возможно, интуитивно осознавали этот факт.
Над озером сполохи сияли особенно сильно. Умиротворение и блаженство снисходили на меня. Я взглянула на Олега. По его глазам я ощутила, что он тоже все это чувствовал и понимал. Впервые за всю свою жизнь, а может быть, и жизни, я была по-настоящему счастлива и спокойна. Оказывается, наше существование на Земле все же имеет некий тайный смысл, который постоянно ускользает от нас в суете обыденности и бесконечных проблем. Каждому из нас нужно лишь поверить в возможность обретения этого состояния. И тогда оно раскроется и перестанет быть тайным.
Такой поток осознанности внезапно обрушился на мое сознание. Словно открылись некие шлюзы, доселе сдерживаемые моей телесной оболочкой.
Я взглянула наверх и увидела, что ко мне из Космоса тянется луч света.
- Канал открылся, - произнесла вслух я свою догадку, - третий глаз.
- Да, так и есть, - как всегда, спокойно подтвердил мой Учитель, - ты растешь и развиваешься, обретаешь понимание.
- Именно подобные состояния переживали все мистики и святые? – решила я подтвердить свою догадку.
- Да, и Будда, и Иисус из Назарета, и русские праведники, и гималайские махатмы, и многие, многие другие по всему миру. Ты идешь по их стопам, и не стоит бояться. У тебя теперь мощная защита. Если не я, то они помогут. Они тоже следят за человечеством и помогают вам изо всех своих сил. Им, и нам нужно, чтобы вы стали, как мы – свободными и счастливыми.
- Как же приятно все это слышать и понимать, что это правда!
Мы парили над городом, и я постепенно привыкала к состоянию полета. Мне было удивительно хорошо. Хотелось, чтобы это длилось вечность.
Взглянув по сторонам, я увидела, что мы совсем одни, улицы пустынны, за исключением одного-двух человек, которым не спится.
Внезапно я заметила какое-то копошение внизу. Повсюду вблизи земли сновали тени. Особенно много их было вблизи домов. Тени облепляли их как мухи. Я пригляделась внимательнее. У многих из них был весьма неприятный вид. Расплывающиеся, слизеподобные амебы, вот на что они походили.
- Олег, что это за существа?
Мне захотелось быть к своему другу поближе.
- Это темное прошлое планеты, которое надо изживать. Паразиты, которые черпают из вас силы, обрезают крылья и не дают взлететь.
- Как их много!
- Ими кишит вся планета.
Тут я заметила, что из домов все больше вылетает каких-то других сущностей, обликом очень похожих на … 
- Это люди? – догадалась я.
- Да, это души спящих людей.
- Как я…
- Как ты.
Но в отличие от меня, они не улетали далеко. Так, кружили вокруг домов. Многие кувыркались и резвились в воздухе как дети. Иные спокойно парили. Некоторые, казалось, не понимали, что могут летать, и ходили по земле, как обычные люди, скованные гравитацией. И еще были те, кто просто висели, словно устали и не могут двигаться. И я заметила причину этой «усталости». Амебы, которых я так окрестила про себя, держали их своими щупальцами. Они сосали энергию из человеческих душ. Прицеплялись камнем и не давали радоваться жизни. Это лярвы, энергетические вампиры! Наблюдая это неприятное зрелище, я увидела, что когда амеба присасывалась к душе и начинала пить ее энергию, она менялась. Превращалась во что-то другое. Ее новый облик был всегда разным. Она превращалась и в животных, и в людей, и в растения, и в машины, во все, что угодно. Это был целый калейдоскоп образов, как настоящий кинофильм.
Забавно, подумала я. Вот она, причина либо серых и тусклых снов, либо ночных кошмаров.
- Олег, мы ничего для них не сделаем? Никак не вмешаемся?
- Не волнуйся, над домами ведется патрулирование, можно это так назвать.
И правда, с неба оседала целая флотилия разноцветных огней, маленькие пылающие сферы, и в центре каждой – сияющая звезда. Этот сияющий патруль выпадал на Землю подобно звездному дождю, или точнее, звездному снегу, потому что они двигались достаточно медленно и очень плавно. Оседали на дома, как настоящий снег. Проникали внутрь сквозь крыши, влетали в окна и двери.
При их появлении я заметила в поведении вампиров-амеб интересные перемены. Похоже, они испугались. Мелкие сразу бросились врассыпную, начали втискиваться в стены домов, погружались в снег, или просто уносились прочь. 
А вот крупные чудища сонного мира чувствовали себя гораздо увереннее.
- С этими придется повозиться, - комментировал происходящее мой Учитель.
Я наблюдала, как неприятное аморфное существо облепило прозрачную фигуру, человеческую душу, вылетевшую во время сна из плотного тела. Было видно, как она поглощает излучаемую душой энергию. При этом, она превратилась на время …в самого этого человека, стала похожа на него. Душа, как могла, сопротивлялась, но было заметно, что ей не хватает сил.
- Именно сейчас, в данный момент, человеку снится кошмар. А детали сна подсознание подскажет и нарисует само. Необязательно эту будет борьба с монстром. Но неприятным сон будет наверняка.
Это для нас, сторонних наблюдателей амебы все безликие. Ты видела, как они меняются, когда обираю энергию?
 - Да.
- При контакте  с ними, вместе с энергией они получают информацию о тебе. И стараются принять тот облик, который лучше всего подходит, чтобы пугать тебя твоими же страхами. Ведь когда мы боимся, то выделяем столько энергии.
- А кто эти сущности изначально? Откуда они на Земле?
- Они здесь с древнейших времен, с тех пор, как планета зародилась из солнечного вещества. В нее проникли частицы астрального плана, которых во Вселенной мириады. Планета просто притянула их своей гравитацией. Они стали тут жить, группироваться в существа – вот в эти вот амебы. А ведь астралу всегда не хватает энергии, это закон природы. Вот и выходит, что им просто приходится быть вампирами. 
- Даже жаль их стало немного, они ведь не понимают, кто они и зачем здесь.
- По большей части, да. У них довольно бессмысленное существование. Высших целей точно нет. Любви они практически не ведают. Только к самим себе.  Интеллект очень слабый. Постоянно приспосабливаются. Жить им относительно комфортно, но все воспринимается как во мгле, в вечном сумраке.  Однако их это не беспокоит. Думаю, им нравится их жизнь, потому что другой и не знают. Они любят плавать и ползать в нижних потоках астрала планеты. Они охотятся за чужой энергией, потому что она добавляет им сил. Однако им нужны пассивные жертвы, неопытные человеческие души. Существ высших планов, которые полны энергии, и, казалось бы, должны их очень интересовать, они избегают. Понимают или просто видели, чем грозит им такой контакт. Смотри, что сейчас последует.
Несколько звезд устремились вниз, в направлении разыгрывавшейся драмы. Если амеба-вампир и заметила их приближение, то не спешила прекращать свое занятие. Около двенадцати сфер окружили жертву и агрессора, а затем одновременно они направили на амебу лучи своего света, будто само естество истекало из них, но источник не иссякал. Тело амебы начало светиться и приобретать разные цвета. Потом она стала менять свою форму, трансформируясь в прекрасные тела – знакомые и незнакомые. Я поняла, что так действует на вампира воспринятая энергия, которая одновременно еще информация.
Звезды-сферы продолжали накачивать ее тело светом.
Потом существо не выдержало и отпустило человека. Тем более, что в нем она больше и не нуждалась, получая энергию от звезд. Возможно, амебе сейчас было хорошо, тепло и радостно, как никогда.
Внезапно она ощутило беспокойство. Тело ее продолжало разгораться все сильнее, стало раздуваться как шар. Росло, росло и вдруг…бух! Взорвалось! И разлетелось на множество кусочков, которые, впрочем, были все еще живы. Они превратились в маленьких амеб и сейчас улепетывали во все стороны.
- Так вот почему маленькие амебы-вампиры так боятся этих звезд, - вслух подумала я.
- Ты совершенно права. Но ведь они могут и восстанавливаться, вновь слепляясь вместе. Ты не представляешь, каких огромных вампирищ мы порой обнаруживаем. И такие действуют уже не на уровне отдельных человеческих единиц, а паразитируют на организациях и общественных человеческих структурах. С ними очень трудно бороться, потому что они постоянно самовосстанавливаются.
Все энерговампиры сторонятся дневного света. Он их быстро насыщает, но и разрушает тоже быстро. А они хотят жить. Вот и прячутся днем в разные темные места. В стены домов, под землей. Оно обожают выплески человеческих эмоций и всегда устремляются к ним. Низменные страсти – самое предпочтительное для них блюдо. Ссоры, конфликты, брань, драки, преступления, все наши грехи – вот их среда обитания.
Я слышала со всех сторон мини взрывы. Бух! Бух! Бух! Так работал звездный десант высших миров. Вампиры-амебы взрывались одна за другой. А человеческие души, по неведению попавшие в их щупальца, так же последовательно, освобождались и радостно взмывали вверх. А другие, наоборот, ныряли в дома – просыпаться от ночного кошмара, который неожиданно хорошо завершился.   
- Думаю, я переживала подобное во сне. У меня чувство дежа вю. На меня тоже нападали эти амебы.
- Конечно, они всех пробуют на вкус. Ну, почти всех.
- Ты хочешь сказать, что кто-то может сопротивляться?
- Да.
- Кто?
- Ты, например.
- Я?!
- Собственно, так мы тебя и заметили в первый раз.
- Расскажи подробнее.
- Хорошо. Ты видишь эти звезды-сферы?
- В действительности, когда я не связан с деятельностью на планетах, подобных Земле, мое тело имеет совсем другой вид, чем сейчас. А точнее – я как раз такой сияющий шар из частиц разного качества.
- Я уже догадалась об этом…
- Замечательно. Во Вселенной нас таких, космических странников, неисчислимое множество. Но это сейчас. А когда-то, очень давно, было не так – были единицы. Постепенно, нас становилось все больше и больше. И сейчас очень много. Мы считаем себя работниками Вселенной. Наша задача – помогать существам, живущим на разных небесных телах, освобождаться от пут тяготения этих тел. Но, к сожалению, невозможно помочь сразу абсолютно каждому. Если говорить о людях, то человек сам должен делать шаги нам навстречу. Понимаешь? Мы работаем в первую очередь с наиболее эволюционно продвинутыми. Замечаем их, прежде всего. И ждем, когда подтянутся остальные.
Я хорошо помню, как два года назад патрулировал местность, где расположен твой дом. Была полночь. Как всегда, мы спускались вниз, чтобы воздействовать на темных существ инфернального мира Земли, парализовать их своим излучением, разрушать, а, по возможности, и просветлять.
И вот, как всегда, спящие души стали вылетать из домов. А на них тоже, как всегда, набрасывались амебы-вампиры. Мы их останавливали одну за другой. А потом вдруг увидели, как одна душа храбро сражается сразу с несколькими монстрами, причем, весьма успешно. В ней оказалось достаточно света, чтобы даже разрушить одну самостоятельно. Среди душ такой уровень духовной энергии встретишь нечасто. Естественно, мы помогли ей. А эту душу взяли себе на заметку. Решили, что потом, по возвращении к себе, обсудим перспективы ее развития.
- И эта душа была я? – мне было все понятно и в середине рассказа моего Наставника.
- Да, ты, - Олег ласково улыбнулся мне глазами.
Мы медленно летели среди домов, и это было бы похоже на обычную ночную прогулку, если бы не сам факт полета. Призрачная фигура – моя, а рядом – вполне осязаемая, человеческая – Олега. Интересно, как мы смотримся сейчас со стороны? Призрак и человек летят над улицами и о чем-то беседуют…
Вокруг нас все реже слышалось буханье взрывающихся амеб. И все большее число душ радостно устремлялись ввысь, парили и кувыркались в небе, радуясь, как дети, свободе и возможности жить.
- Значит, так вы и нашли меня – потому что я храбро сражалась с пиявками.
   - Нет, мы нашли тебя по твоему небывалому Свету!
Мы пролетали мимо дома, где жила моя подруга по институту, Ира. Мне показалось, что одна из освобожденных душ обликом напоминает ее. Но я не была уверена. Раньше я никогда осознанно во сне не общалась с другими. И решила сейчас попробовать. Послала ей свой импульс любви. Она почувствовала, остановила свое кружение. Я поняла, что она узнала меня. Помахала ей своей прозрачной рукой. Душа подруги, на секунду замерла, а потом так же радостно замахала мне в ответ.
Вот это да! Интересно, вспомнит ли она об этом, когда проснется? А если вспомнит, то поймет ли, что встречала во сне кого-то знакомого? Вряд ли… Но надо будет спросить, ненавязчиво так…
Ветер крепчал, и вокруг нас носились снежные вихри. Несмотря на свою призрачность, я ощущала напор стихии. Это означает, что души людей, как и все физические тела, испытывают на себе действие законов природы. Собирая крупицы информации, я выстраивала видение общей картины этого мира. Жаль, что ни один консервативный ученый мне не поверит…
- А теперь, когда этих амеб стало мало, чем займется ваш звездный десант?  Или это единственная задача?
- Нет, работы много, и победить вампиров – это самая малость. Наше главное предназначение – передавать на планету Свет. Мы являемся источниками энергии-информации с Высших сфер. Мы каналы-проводники. Не даем обитателям Земли тихо страдать в тисках гнета Темных Сил. Сообщаемая нами энергия помогает бороться со злом. Мы создаем вокруг планет ауру добра. Чем она будет толще, тем проще, легче и свободнее станет ваша жизнь. А потом, когда-нибудь, Земля откроется Космосу!
- А разве сейчас она не открыта? – удивилась я. – По-моему, ничто не скрывает от нас звезды, мы их видим…
- Не в этом дело. Земля сейчас закрыта.
- Как интересно и странно.
- Ты, наверняка, читала об Апокалипсисе?
- Да, в Библии. 
- Апокалипсис – это откровение в буквальном смысле. Когда планета откроется для Вселенной, ее обитателям станет легко, все изменится. А пока трудно и вам, и нам.
- А почему же планета не открыта? Что может быть проще – пусть к нам придут сверху, с Небес и общаются! Мы их так ждем!
- Потому что существуют Небесные Врата.
- Что-то новое!
- Лишь для людей. Они существовали всегда, с самого начала зарождения планеты.
- Расскажи.
- Все очень просто. Небесные Врата - это защита для Неба. Оно тоже уязвимо. На Земле много зла, и это Зло очень хочется вырваться в Космос. Ему тесно и оно мечтает о том, чтобы захватить всю Вселенную. Оно способно влиять на Добро, делать его подобным себе. К счастью, Добро тоже это может, только в обратном направлении – оно превращает Зло в Добро. И оно сильнее.
- Как интересно!
- Да. Но, если Добра мало, Зло может победить. Вот для этой цели, Добро ограничивает свои контакты со Злом. Оно не уничтожает его, оно не общается. Вот его метод борьбы. Не враждовать, а отвернуть свой лик. Через Небесные Врата пойдет только тот, кто не имеет ничего общего с себялюбием и материализмом, гневом и алчностью, и прочими грехами людей и животных. Теперь понимаешь?
- Так вот почему мы одиноки!
- Вы не одиноки. За всеми постоянно наблюдают, помогают и ждут.
- Ждут?
- Когда люди изменятся. Станут добрее.
Отвечая, Олег смотрел на меня понимающе и обнадеживающе. Его взгляд вселял в меня надежду.
- Это надолго. Исправить людей – задача не из легких…
Потом я расслабилась и стала рассматривать воздух вокруг меня. Звезды-сферы плавали вокруг, скользили и мерцали как светлячки летней ночью. Это было восхитительно - словно попала на другую планету! Я протянула руку к одной из звездочек. Она не отпрянула, и моя рука прошла сквозь нее. А потом  я ощутила тепло и приятные мурашки, бегущие по руке и по позвоночнику.
- Это один из моих друзей, - Олег кивнул в сторону светящейся сферы.
И тут я увидела себя словно со стороны – прозрачная человеческая фигура, напоминающая меня в реальности, струящаяся и переливающаяся.
Такой, наверное, оно меня видит, подумала я.
Потом увидела общую панораму местности нашего Ленинского района. Это был словно стремительный полет над землей. А затем и дома, и улицы – все стало отдаляться, и я взглянула на Землю с высоты птичьего полета. Весь Мурманск одновременно – полоса, вытянувшаяся вдоль залива. Это был прекрасный ночной город, весь в сверкающих огнях. Многие огоньки были, словно живые, и двигались – машины. Остальные были неподвижны – здания и фонари.
Потом картина сменилась, и я оказалась в Космосе. Это был бесшумный и очень быстрый полет сквозь Вселенную. Галактики проносились по сторонам. А также сверху и снизу как пейзажи за окном поезда.
Потом, вдалеке, я увидела светящуюся точку. Она быстро переросла в шар. Шар был окружен мириадами шаров меньшего размера. Все они сияли всеми существующими цветами. Потоки плазмы неслись навстречу моему взору. В ходе дальнейшего приближения, меньшие шары распадались на Галактики разного размера. Звезд повсюду было так много, что они воспринимались подобно россыпям сверкающего жемчуга. И чем ближе, тем ярче и больше становился центральный шар. Свет его усиливался и сам он заполнил весь небосвод.
Я была ошеломлена невиданной космической панорамой. Никогда прежде не видела ничего, близко похожего на это! Впечатление было таким, словно я сама погрузилась в пустоту Космоса и преодолела небывалые расстояния. Невообразимо прекрасно! Жизнь пульсировала вокруг меня в каждой точке пространства. И я понимала, что все вокруг меня живое – каждая звезда, каждая Галактика. И это центральный шар тоже живой, это существо, а не просто звезда гигантского масштаба. Я была потрясена до глубин своего маленького естества! Если бы я была сейчас в теле, то, скорее всего, заплакала бы от восторга. Но мое тело спало где-то там в кровати. А из прозрачного облачка, каким я сейчас и была, слез не производило. Но оно, т.е. я, могло радоваться. И я радовалась!
А потом все прекратилось.  Я очнулась и увидела вокруг себя земной пейзаж.
- Что это было? – вымолвила я.
- Мой товарищ показывал тебе Центральное Небесное Тело Вселенной. Оттуда мы прилетели на Землю выполнять нашу миссию.
- Я потрясена!
- Я тоже был когда-то давно поражен, когда увидел это впервые.
- Так ты не оттуда?
- Все мы, можно считать, оттуда. Все вещество звезд и планет – все это выброшено из недр этой Центральной Звезды. Но если говорить обо мне, как о существе, которое когда-то стало космическим стражником, то да, я не оттуда.
- А откуда ты?
Олег загадочно улыбался.
- Скажем так, мы родственники.
- Но ты не с Земли…
Опять улыбка. И нет точного ответа.
- А кроме Земли, жизнь на других планетах есть?
- Жизнь есть везде. В самых разных вариациях. Например, на планетах-гигантах. Но там она немного отличается от земной.
- О! – только и могла воскликнуть я.
- Да, там все более разреженное, горячее и напитанное энергией изначально. Там не пришлось сталкиваться с такими гравитационными сложностями, как на земле. У ваших ученых немного неверное представление о физике космоса, и о нашей планете тоже. Это очень интересная тема, и мы еще будем об этом говорить и не раз.
В этот момент сверкающая звезда фиолетового цвета снялась с моей руки, как космический корабль со стартовой площадки, и унеслась с воздушным вихрем в ночное небо. Там, тысячи других светлячков кружились в волшебном танце. На прощание мой гость послал мне импульс, полный любви и радости. Я сохранила в себе эту памятку.
- Ты получила от него подарок.
 - Какой?
- Ты для него теперь особенный человек. Он станет теперь следить за тобой и помогать, как и я. Можешь обращаться к нему, используя этот памятный образ.
- А у него есть тело,  как у тебя?
- Мы все можем создавать и принимать формы, какие захотим. Однако для полетов и путешествий удобнее всего просто сфера.
- Какая сегодня восхитительная, волшебная ночь! Вы дарите мне столько чудес. Уже послезавтра мне исполнится 20 лет, и лучшего подарка я и представить себе не могла.
Я произнесла это, но при этом почувствовала, что все, связанное с человеческими радостями, стало волновать меня гораздо меньше, чем раньше. Во мне словно исчез вкус к обычным страстям и наслаждениям. Вот и день рождения – словно не мой, а чей-то. Просто обязанность отметить – порадовать маму и друзей.
- Все верно, так и должно быть. Новая информация, более важная, заслонила устаревающую. Земная восточная мудрость знает о таком состоянии очень много. Это называется – проходить Портал или Врата Посвящения.
- А куда ведет этот Портал?
- На Небо.
- Буквально или это метафора?
- И то, и другое. Подумай об этом потом. Это одна из главных тайн Вселенной.
- Даже так? А ты сам не можешь мне все рассказать?
- С радостью бы, но нет. Ты должна понять это сама. Можно считать это тестом на готовность перейти на новый уровень.
- Уровень чего?
- Сознания, бытия.
- А если у меня не получится?
- Получится…рано или поздно обязательно получится.
- Хорошо, я не буду больше спрашивать об этом. Ну а теперь, что нас ждет сейчас?
- А чего бы ты хотела? Ну-ка, именинница-через-день, пожелай от всей души. Можем и на Луну слетать, тут не очень далеко, - мой спутник слегка подшучивал, но я понимала, что, наверняка, и это возможно.
Однако мне еще действительно требовалось время, чтобы лучше освоиться и с новой информацией, и с новыми возможностями. А легкий страх высоты все еще существовал, по крайней мере, теребил, когда я задумывалась о возможности отправиться за пределы земной атмосферы. Какое я еще земное дитя! Эта планета для меня пока как колыбелька для младенца.
- Нет, Землю я покидать не хочу. Не сегодня. Может, потом…А вот желание у меня есть…заветное.
- Повелевай! – Олег разыгрывал из себя персонажа из детских сказок, всемогущего джина, заключенного до этого в бутылке или лампе.
- Когда-то давно, мы с родителями проводили много времени на Туломе. Ездили туда каждый выходные. У папы был быстроходный катер с хорошим мотором, и мы уплывали в теплые сезоны, километров за сорок от города. Это были прекрасные дни и удивительные места. Но потом катер сгорел вместе с гаражом, и наши поездки прекратились. Вот оно, мое желание – побывать там. Я хочу вспомнить свое детство и юность и слетать на эту реку.
- Это очень просто, - ответил Олег. И улыбнулся.
Наверное, это действительно было очень простое желание.


ТУЛОМА

Я обрадовалась!
- А как мы полетим? Как раньше? Тулома ведь не близко.
- Ты права, сейчас мы немного изменим стиль. Подлети ко мне.
Я оказалась возле Олега.
- Еще ближе.
- Еще?
- Да, как можно ближе.
- Хорошо.
И я буквально погрузила свое прозрачное тело в моего спутника. Ощутила его целиком, слушала биение сердца, шорох раздувающихся и опадающих легочных мехов. Даже у мышц, оказалось, есть свой звук – легкое электрическое потрескивание. Звук, шедший от головы, напоминал гул моря – далекий и мощный. Единственное, чего я не услышала – не было никаких признаков перистальтики. Его кишечник молчал, и это было очень необычно.
Мне захотелось стать его частью и не покидать навек. Желание было очень сильным. Может быть, где-нибудь и когда-нибудь это станет возможным? Но не на Земле. Здесь у нас все, кроме страданий, удается с трудом. Что за нелепая планета! Но все же, она так прекрасна!
- Ты готова, Настя?
- Не знаю. Думаю, да.
- Тогда в путь!
И я ощутила, что меня обволакивает какое-то сильное энергетическое поле. Видимо, оно порождалось организмом моего наставника. Это поле вращалось вокруг нас подобно воронке или вихрю, но при этом не мешало видеть все вокруг. Когда вращение энергетических потоков стало очень сильным, мы поднялись высоко над Семеновским озером. А потом внезапно сорвались с места и полетели. Да мы просто мчались с невероятной скоростью!   
Порт, огни, огни, дома, улицы, опять огни – все это убегало перед моими газами единой лентой где-то внизу. Залив, корабли, краны и снова дома – мы неслись сквозь сказочную черную ночь где-то на высоте редких облаков, которые казались сероватыми пятнами на фоне звездной темноты неба.
           Город спал под нами, а мы улетали все дальше и дальше, на юго-запад. И вот показались огромные пробелы лесотундры, занесенной снегом. Мне чудилось, пока я покоилась как в коконе, в теле Олега, что я вижу лесных зверей – северных оленей и волков, зайцев и белок. Рыжая лисица дрогла от стужи в стылой норе. Вороны и сороки сбивались в стаи. А вот спит в своей берлоге косолапый медведь. Спи до весны, не просыпайся, а то станешь шатуном.
Вся любовь к Северу и его просторам, жившая во мне до этого, проснулась с новой силой. Мне стало нестерпимо жаль миллионы живых существ, маленьких и больших, растений и животных, нещадно замерзающих в снегу, на ветру, в эту темную полярную ночь. Конечно, века и тысячелетия эволюции приспособили их к таким условиям. Однако приспособленность не обязательно означает комфорт. Холод есть холод. У них ведь нет, как у нас, центрального отопления. Каким сильным должно быть это желание жить, чтобы даже лютый мороз не был этому помехой! Но всегда остается надежда. Наверное, и у зверей. Надежда на лучшее, например, на оттепель ...
Я заметила, как быстро мы миновали путь от одного конца Мурманска до другого, а затем и до Мурмашей. И вот перед нами предстало величественное зрелище – загадочная и таинственная река Заполярья – Тулома.
Река моего юношества. Широкая лента, сейчас скованная льдами, и поэтому белоснежная. Скользит меж сопками, направляясь к Баренцеву морю, а затем и Северный Ледовитый океан. Суровые, холодные воды, они и сейчас текут подо льдом. И там дремлют речные обитатели. Сиги, окуни, налимы, кумжа, форель – первых трех мы когда-то ловили с отцом.
- Пролетим туда, подальше, еще километров 30, - попросила я.
Олег все понимал, и долго уговаривать его не пришлось.
- Воспоминания детства?
- Скорее юности.
Я провела здесь столько времени, когда была подростком, да и после школы тоже. В основном, летом и осенью. Столько черники собрано, брусники, клюквы и морошки! А грибов! Эти кладовые кормили нас каждую долгую зиму, из года в год, ничего не требуя взамен – лишь бы мы приходили сюда. Тогда мне казалось, что все здесь живое, и что оно нас любит. А я любила в ответ. Любила бродить меж невысоких деревьев и разговаривать с ними – иногда тихо вслух, иногда мысленно. А они согласно кивали головами и руками-ветвями.
И вот я снова здесь.
- Олег, давай остановимся. Я вышла из защитного поля моего спутника и полетела самостоятельно.
Темнота, снег, отсвечивающий в свете Луны, которая, то появлялась, то исчезала меж рваных, несущихся по небу облаков. И лес – сосны, если, березы, осины. И все это шумит, качается под порывами ветра. Какие-то шорохи, стоны, скрипы, порой треск. Но все это не часто и не громко. И объединяет все это – глубокая тишина, заполняющая каждый миллиметр пространства. Тишина, несмотря на звуки. Это трудно объяснить. Тишина астральная и ментальная. Город, люди, живущие в нем, порождают множество мыслей и чувств. Каждое мгновение. Эти человеческие эманации живут своей жизнью, едва отделяются от источника.
И еще – люди сами по себе – объект повышенного интереса со стороны всевозможных существ. Вся эта мешанина и создает тот непонятный шум города, даже если он спит и нет машин. Это шум мыслей и чувств.
А в лесу – тишина истинная.
Деревья тоже чувствуют. Но их чувства чисты и просты. Они тихие и спокойные, в отличие от бурных, человеческих. Именно в лесу мне всегда хорошо спалось и легко думалось.
Зимой мы приезжали на Тулому или на рыбалку, или на лыжную прогулку. Ездила с отцом. Мама не любит холод, поэтому присоединялась редко.
- Спасибо, это настоящий подарок. Я так давно стремилась сюда, но одна боялась ехать.
Мой Учитель улыбнулся, но немного грустно
- Для вас людей, воспоминания значат так много. Особенно детские. Вы иногда живете только ими.
- А что в этом плохого? – удивилась я.
- А то, что они не дают вам двигаться дальше. Кто так привязан к прошлому, не увидит будущего, и пропустит настоящее. Живи сейчас, проживай каждый момент, словно он последний.
Он, прав, думала я. Но как же не хочется расставаться с детством.
- Ты не расстанешься. Оно всегда будет в тебе и с тобой. Но не будет тянуть к себе, как сейчас, а будет просто тихо присутствовать, как прекрасное воспоминание, которое повторяется снова и снова, от жизни к жизни. Ведь люди постоянно перерождаются.
И еще – эта река не одна на Земле. Есть еще огромное множество других, столь же прекрасных. Ты просто не видела всего, что есть на планете. Столько красоты живет рядом с людьми, и ждет, когда они забудут про свои мелочные проблемы и заботы, и станут как дети, радоваться жизни и любить все это – просто и безыскусно.
- Вот видишь, ты говоришь «как дети»… Значит, я не напрасно вспомнила свою детскую любовь к этой реке и попросила перенести меня сюда!
- И да, и нет. Я подразумеваю не личные воспоминания о детстве каждого из вас, а невостребованную детскую способность любить и радоваться, ничего не требуя взамен.
- Да, кажется, я понимаю, о чем ты. Но думаешь, люди смогут? Разве они готовы?
- Смогут рано или поздно. У человечества много не открытых даров. И ценнейший среди них – дар любви.
- Ты так хорошо говоришь … Мне хочется верить, что все это правда.
- Это правда.
Белая поземка стелилась по белоснежной реке. Абсолютная тишина в мыслях и чувствах. Добрые деревья. Невидимые обитатели леса. Дремлющие рыбы подо льдом. Ветер, гуляющий в вершинах. Красота и покой пронзали стрелой мое сознание и давали надежду на грядущее пробуждение и возрождение заблудшего человечества.
Луна чертила дорогу света и звала за собой. И я смотрела на нее и упивалась чистотой. Никогда в жизни я не видела наш спутник Земли более отчетливо, чем сейчас. Все моря Луны – низменные, и потому более темные области, отпечатывались сейчас с особой резкостью во мне, словно это было в первый раз.
Мы живем рядом с этим, постоянно видим, и не испытываем должного потрясения! Почему?!
Взглянув на небо, полное всевозможных небесных тел – звезд, галактик, планет, лун – человек просто обязан испытать шок от увиденного. Потрясение и прозрение! Мы обитаем на куске вещества, называемом нами планетой! А в небе днем сияет другой кусок вещества, именуемый Солнцем. Откуда все это?!
- Вот оно! Наконец-то тебя начинает пронимать до глубин желание докопаться до сути! Я ожидал этого!
- Я ощущаю, что во мне протекает какая-то внутренняя трансформация. Словно волна тепла – она движется, согревает все на своем пути. Во мне все тает, как снег весной. Все меняется. Былые вещи перестают казаться прежними.
- Так протекает процесс посвящения, и он еще не завершен. Наоборот, в самом начале.
- И что же со мной будет потом?
- Все будет. Вечность. Знание. Любовь. Сила. Все и ничего. Просто живи. Придет время – узнаешь.
Мне было необыкновенно легко. Я могла бы так парить здесь днями и ночами, забыв о времени и пространстве.
Время…
Я вспомнила о нем. Все же оно есть. И на Земле его фактор особенно бесцеремонен по отношению к людям и их мечтам. Работа, учеба и не смей опаздывать! Какой все же жестокий и расточительный у нас мир. Нам не хватает времени, потому что мы не на то его тратим. Сколько бесцельной работы, сколько пустых занятий.
- Интересно, который сейчас час? Не пора ли мне возвращаться в постель? – я все же решила озвучить озаботивший меня вопрос.
- Еще есть время. Сейчас 6 утра. И твоя мама еще спит.
И все же, откуда он все знает? Я в который раз взглянула на своего спутника с восхищением и уважением.
Олег уловил мою новую мысль. В ответ на нее этот восхитительно красивый блондин улыбнулся мягко и спокойно. Определенно, это был совсем не голливудский оскал.
- Моя мама обычно встает в 8 утра или около.
- Мы вернемся к ее пробуждению.
- Да, хотелось бы. Если я буду слишком долго спать, она начнет меня будить. Не хотелось бы ее напугать тем, что она не сможет меня добудиться.
- Все будет в порядке.
- Хочу поблагодарить тебя за этот подарок – за путешествие сюда. Моя душа согрелась детскими воспоминаниями, о которых давно мечтала. А куда мы сейчас?
- Ну что же, раз ты готова возвращаться, давай обычным, не ускоренным полетом направимся к городу. И ты вернешься вовремя.


ДЕВУШКА
   
Попрощавшись с лесом и рекой, мы начали обратный путь. Достигнув Мурманска, неспешно плыли вдоль улиц. Постепенно, на дорогах прибавлялось машин и людей. Конечно, сегодня воскресенье, и все еще нежатся в кроватях, отсыпаясь за будни. Троллейбусов и автобусов на маршрутах тоже меньше, чем обычно. Заполярный город медленно пробуждался. За ночь выпал иней – на деревья, на проводах, на машинах и даже на стенах домов. Это завораживало. Небо расчистилось, и в его, почти черной синеве, мерцали звезды.       
Мы преодолели уже более половины пути и находились в районе магазина «Электрон», двигаясь над проезжей частью. И тут Олег внезапно остановился. Я тоже. Казалось, мой спутник напряженно всматривается во что-то внутри себя, или прислушивается к чему-то.
- Что случилось?
Он как будто не слышал моего вопроса. Спустя мгновение очнулся и взглянул на меня. Мне не понравился этот взгляд. Тревожный взгляд.
- Что происходит?
- Настя, у нас проблема. Не хочу тебя пугать, но…
- Но…? Говори, пожалуйста, не медли! Что-то у меня дома? – я строила догадки.
- Да.
- Что-то с мамой? – я внутренне содрогнулась.
- Успокойся. С ней пока все в порядке.
- Пока? Но что-то может произойти?
- В вашей квартире пожар…  - раскрыл причину тревоги Олег.
- О, Боже! – ужас на мгновение лишил меня самообладания, и я метнулась вперед, желая скорее попасть домой. Я пролетела ужу несколько десятков метров, когда Олег нагнал меня и попросил остановиться.
- Настя, подожди!
- Нет, Олег, не проси, там моя мама!!
- Эту проблему уже прямо сейчас решают. А ты слишком далеко от квартиры.
- Но я хоть проснусь в теле и помогу маме выбраться из дома. – Я паниковала. – Насколько сильный пожар?
- Не очень сильный. Загорелась проводка. Это Темные воспользовались нашим путешествием и тем, что мы слегка ослабили внимание, всего на немного. Ну, ничего, мои друзья уже там!
- А что они сделают?! Потушат огонь? Вытащат наши спящие тела на улицу?
- Это один из вариантов. – Олег меня слегка укорял.
- Мне страшно.
- Давай сделаем так. Сейчас ты останешься здесь. Найдешь себе какое-нибудь спокойное место и будешь ждать меня. Нужен покой, чтобы не порвалась нить жизни. Хорошо?
- А может, мне лучше с тобой? Я очень волнуюсь!
- Нет, не лучше. Если ты полетишь со мной, то будешь как камень, а мне нужна скорость. Тебе лучше остаться здесь и ждать. Как только будут известия, я прилечу. Не хочу тебя пугать, но в этом мире всякое может случиться. Помни, что смерть – это не конец существования, а, скорее, начало.
- Но мне не хочется умирать!
- Это крайний вариант. Надеюсь, что все обойдется.
Я вся поникла. Олег взглянул на меня, а потом исчез. Улетел к моему дому с неимоверной скоростью. Очевидно, что частицы его тела могли перемещаться куда быстрее фотонов света. Эйнштейн, вы ошибались.
Наша дискуссия – лететь мне или нет – длилась секунды, потому что общались мы, как и до этого, мысленно.
Я взмыла ввысь, а потом спланировала на крышу какого-то дома. Подо мной сновали машины и люди, а я просто сидела, смотрела и пыталась настроиться на образ Олега, с тем, чтобы понять, что же происходит у меня в квартире.
Несмотря на все мои усилия, я ощущала лишь общий информационный фон. Видимо, как ясновидящая, я была еще очень слаба и неопытна. Мне казалось, что время остановилось, и мучительная неизвестность объяла меня своими тяжелыми крыльями.
    В мире людей хоть телефоны есть, жаловалась я сама себе. А тут – ну полная пустота! Ничего себе я попутешествовала… А вдруг мое тело уже сгорело? И я уже умерла? Я представила себя в гробу мертвой, холодной и застывшей. Как ни странно, но эти мысли принесли мне неожиданное внутреннее успокоение. Если все страшное уже позади, зачем чего-то бояться?!
Это внезапное открытие освободило меня от удушающего страха. Я ощутила долгожданный покой!
А небеса, оказывается, совсем рядом! Я как маленькая девочка, уже без неотступной тревоги в голове, сидела на крыше и болтала своими прозрачными ногами. Еще немного, подумала я, и начну прыгать на одной ножке. А почему бы и нет? Меня никто не видит, это первое. А второе – а почему бы и нет. И это «почему бы и нет» главнее первого.
И тут я ощутила рядом с собой мысленный импульс. Я была не одна! Поторопилась насчет «никто не видит».
Олег?
Я взглянула своим энергетическим взором направо, откуда шел поток эфирных волн. Это был… не Олег. Это была… другая душа. Призрачная фигура, обликом напоминающая молодую женщину, сидела на крыше невдалеке от меня.
- Привет! – послала я ей импульс.
- Привет! – ответила незнакомка.
Она явно отличалась от остальных человеческих душ, которых я встречала, и которые просто спят. В ней была какая-то отрешенность. Представьте себе молодую красивую девушку. Может быть, художницу, сидящую на берегу моря, и мечтательно глядящую вдаль, за горизонт. Вот так выглядела она, моя соседка по крыше. Прекрасная девушка. Только прозрачная, как лед или вода. По ее телу бежали разноцветные электрические волны из огоньков.
Девушка перевела свой задумчивый взор на меня и спросила:
- Ты новенькая?
- Новенькая? – не поняла я.
- Ты только недавно перешла? – продолжала девушка.
- Ты хочешь сказать, перешла в состояние сна?
- Нет. Я хочу сказать – умерла.
- Умерла?
Надо же, это мой первый контакт с умершей душой! Так вот как это бывает! Столько читала о встречах с призраками, гуляющими после смерти и пугающими живых. Реальность меня удивила – никакого страха. Все спокойно и даже возвышенно, если учесть утонченную внешность моей новой знакомой. Никаких стонов, пугающих криков и леденящего ужаса. Они такие же, как мы, просто без плотного тела.
- Значит, ты умерла?
 - Ну да. Взгляни, разве ты видишь мою нить жизни?
О, я как-то забыла про эту могущественную нить.
- Вот, посмотри, - она указала на свою область сердца, - отсюда должен выходить блестящий, перламутровый жгут.
Я посмотрела и убедилась - его не было.
Потом девушка указала на мое сердце.
- И у тебя не…, - и осеклась, - у тебя есть.
Да, моя ниточка пока была на месте.
- Так, выходит, ты еще жива?
- Да, как видишь.
- Ты из спящих?
- Да, из них.
- А я уж хотела спросить тебя, как ты ушла из жизни. А ты еще живехонькая.
Моя незнакомка продолжала:
- Не думай, что я очень опечалена своей смертью и завидую тебе. Знаешь, мне даже нравится быть мертвой! И не просто нравится – это настоящий рай! Такая свобода! Не находишь? Ты ведь ощущаешь то же самое? Свобода! – она поднялась, встала на самый краешек крыши и прокричала вниз громко и радостно: - Свобода! Это настоящая свобода!! Люди, вы меня слышите?! Не бойтесь умереть! Здесь так хорошо!
Она кричала. Я слышала этот звук. Но у нее же не было ни горла, ни рта, ее тело лишь эфирный мираж. Она даже не дышала – откуда звук? Она испускала энергетические импульсы – вот это и был ее радостный клич. Люди его, естественно, не слышали. Может, особо тонко чувствующие и могли что-то ощутить. Так что ее призывы к свободе остались незамеченными никем из пешеходов, спешащих по своим делам в это морозное утро. Однако, наверное, эта ее мысль как-то воздействует на общую ауру города. И какому-нибудь поэту, художнику или музыканту сегодня особенно захочется летать!
Я тоже смотрела вниз вместе с ней:
- Они тебя не слышат. Но чувствуют, кажется…  некоторые.
- Да мне все равно!
- А ты бунтарка! – заметила я.
- Да, я такая! Не люблю, когда меня принуждают! Кстати, как тебя зовут в обычном мире?
- Настя.
- Красивое имя. Анастасия. В нем много мистики. А я Марина.
- Марина. Море. Твое имя в числе моих любимых.
- Да, но это было при земной жизни. А здесь все не так. Я произношу свое имя, а оно как отзвук какого-то прошлого, не более. Со мной это было или не со мной. Мое имя или не мое… Здесь столько событий, столько энергий каждое мгновение, что все как-то быстро стирается. И я уже точно не Марина.
- Все так странно! – подтвердила я ее мысли, - Еще в начале этой недели я и не подозревала, что в ее конце я научусь осознанно покидать свое тело. Знаешь, мне помогает один человек. Точнее, не совсем человек. Он сказал, что прибыл из Космоса. Ты мне веришь?
- И ты меня еще об этом спрашиваешь? Настя, я же призрак! Я теперь во все верю. И мне нравится эта жизнь. Меня словно постоянно обдувают ветром – то сильным, то слабым, то теплым, то холодным. Но он всегда несет с собой свежесть. Я всю жизнь мечтала о чем-то подобном! Все хотела в круиз поехать, на палубе постоять, ощутить этот ветер. Не получилось, все денег не было … А сейчас получилось, после смерти… Хочешь, расскажу, как и почему умерла?
- Мне с самого начала было интересно, но я стеснялась спросить.
- Пойми, глупышка, в этом мире, где мы сейчас, ничего стесняться не надо. Бу-дь от-кры-той! Нам больше нечего утаивать. Вся эта ерунда осталась в земном прошлом.
- Да, но я то еще не умерла, ты забыла?
- Да нет разницы. Все равно ты уже другая и прежней не будешь, я это вижу! Ты уже никогда не будешь жить слепо – ходить в институт или на работу, есть, спать, смотреть телевизор и плохо понимать, что живешь. Ты пробудилась и назад дороги нет. Вот так то!
Марина переместилась ко мне поближе, и мы погрузились в молчание. Но это было не молчание, что разъединяет, а наоборот, то, что объединяет души в единое целое, растворяет все во всем.
И вот мы, две призрачные девушки, уже слившиеся сознаниями, сидели рядышком на крыше пятиэтажки, хотя скорее, не сидели, а просто висели над ней, едва касаясь поверхности. Напротив - магазин «Электрон». Внизу, где дорога, слышались гудки машин и нескончаемый шорох шин, трущихся о снег на проезжей части. Физический город жил своей жизнью, далекой от нашей, но все же, близкой нам, ведь мы находились в нем, а значит, пересекались. Но мы выпали из его механизма, моя подруга навсегда или надолго, а я… еще не знаю. Это зависит от того, какие вести принесет Олег. 
Какие бы ни принес, мне уже не страшно. Мне так понравилось путешествовать легким облачком, что в эту плотную темницу не очень то хотелось. Как быстро привыкаешь к хорошему!
Но если я все еще жива, буду рада этому не меньше. Очень хотелось увидеть маму и папу (как же я люблю их). А еще осталась привычка – ходить по твердой земле ногами. И еще было что-то. Это что-то, истоки которого я не понимала, тянуло меня продолжать жить.
Сквозь эфирный профиль моей подруги я смотрела на мелькающие огни машин. В небе сиял диск Луны. Морозный воздух усиливал звуки. А еще он вытягивал свет от фонарей вертикально вверх. Я вспомнила, как любила слушать, лежа под теплым одеялом, в выходные по утрам, звук ревуна, разносящийся над заливом на многие километры, и еще усиливаемый морозом. Сейчас я тоже ощущала холод, но он мне не мешал, не сковывал движений, не вызывал желания юркнуть в теплое местечко. Во мне самой, казалось,  был источник тепла, не позволяющий мне замерзнуть. А когда я в физическом теле, плотное тело отнимает этот мой жар.
Так мы отдыхали на крыше, созерцая реальность, довольно долго. Я совершенно забыла о времени. Оно словно остановилось. Просто не нужно было спешить уложиться в 24 часа и переделать все свои дела.
- Марина, почему ты умерла?
- Знаешь, ты задала правильный вопрос - не как, а почему – это важнее. Как – это следствие, а причина кроется именно в «почему». Почему человек перестал цепляться за жизнь? Сознательно или неосознанно решил оставить этот мир.  Отвечу. Я просто не находила ощутимого смысла в своем существовании. Вся моя жизнь последнее время шла как-то наперекосяк. Недавно, в ноябре, мне исполнилось 26. Родители умерли, уже 6 лет как без них. Сестер, братьев нет. Друзья были, конечно. Замужем не была, хотя, любимый человек остался. И работа менеджером в строительной компании меня совсем перестала греть, несмотря на приличный заработок – вот оно, не в деньгах счастье. Последние годы навалилась тоска. Депрессия. Кроме моего парня, меня ничего не радовало. Но и тут кошка пробежала, стали ругаться, все чаще и чаще. Возможно, я сама притянула к себе то, что со мной произошло.
- А что произошло?
- Купила себе два года назад отличную машину, Вольво, серебристую. Посидели вечером в пятницу на работе. Кстати, мой день рождения отмечали… Возвращалась домой. А сейчас, сама знаешь, то оттепель, то заморозки. Гололед на дорогах. На спуске, с горки, не справилась с тормозами. Самое банальное объяснение причины ДТП в полицейских сводках – не справился с управлением. В итоге – столкнулась с грузовиком, который впереди ехал. Последнее, что помню из той жизни – сильный удар и жгучую боль в грудной клетке. И темнота…
- А что дальше?
- А дальше постепенно стало светлеть. Но не потому, что Солнце всходило. Вечер был, да и ночь полярная, какое Солнце … И затем я оказалась в каком-то сне. Понимаешь, я думала, что сплю. И тут… и тут я увидела свое бедное тело, придавленное в искореженной машине, перед у нее совсем был смят. И вокруг – суетящихся людей – врачей, полицию, МЧС. И вот тогда я поняла, что вовсе не сплю.
- Надо же, - прошептала я, захваченная реалистичностью шедших от Марины воспоминаний. Яркие образы сменяли друг друга, и видела все, словно своими глазами. – И что же с тобой произошло потом?
- Я просто висела в воздухе и наблюдала за происходящим. Как облако. И смотрела, смотрела … пока все не убрали и тело не увезли. Мне казалось, что я перестала существовать. Такое одиночество! Приходил Митя, мой молодой человек, плакал. Мне хотелось его приласкать, обнять. Я летала вокруг него, касалась, но бесполезно – он не видел и не чувствовал меня. Сколько я там провела времени, не помню. Но потом случилось нечто!
- Нечто?
- Да. Меня спасли. Появился ангел. Точнее, ангелы. Они мне помогли. Что конкретно они со мной сделали, я не знаю, но мне стало легче. Земные переживания стали отступать и словно небеса раскрылись. А может, они и правда раскрылись! Я стала музыку слышать – небесную. Какие-то прекрасные аккорды. Я и сейчас ее слышу…, - Марина замерла, прислушиваясь. - А ты слышишь?
 Я тоже застыла. Город я воспринимала, но вот музыка… Нет, для меня музыки сейчас не было.
Я помотала головой.
- Странно. Может, это потому что ты ее живая…
- Возможно.
Мы помолчали.
- А как они выглядели, эти ангелы? – нарушила я тишину.
- Крыльев не было. Просто светящиеся шарики.
Я узнавала в этом описании своих друзей, истреблявших вампиров, пивших энергию душ.
- Это мои знакомые. А может быть, и не мои конкретно, их много. Они мне очень помогли. С тех пор, как я с ними, все идет по-другому…
- Они же ангелы! Если бы не они… Я ведь была просто сгустком сопливой энергии, жалеющей себя. А они оторвали меня от земного и показали новую жизнь, открыли горизонт. Знаешь, они сказали, что Земли когда-нибудь не будет, представляешь! Много чего интересного сказали, пока успокаивали. И ведь утешили! Абсолютно! Я с ними потом везде летала, путешествовала по миру. Поднималась в верхние слои атмосферы – как же там красиво! Вот только далеко забираться еще не могу – там очень много энергии, мне надо привыкнуть. 
Я умерла, по земным меркам, совсем недавно. Около месяца назад, считай сама. Но мне кажется, что прошли уже месяцы и даже годы. Здесь время словно останавливается, и его не замечаешь, не находишь?
- Да, как в сказке о Снежной Королеве, где Герда заснула у старушки.
- Здесь вообще все иначе. Я тебя едва знаю, а мне кажется, что ты моя самая близкая подруга. Здесь нет лицемерия – все мысли и чувства обнажены.
- Ты уже видела тех безликих существ, которые мучают души по ночам? – я вспомнила ночные приключения.
- Ах, эти, - Марина махнула призрачной рукой, - Я с ними сразу столкнулась. Окружили меня как рыбы червяка. Все пытались присосаться. Но как только появились ангелы, они убрались прочь.
- А другие умершие души ты встречала.
- И немало. Люди то умирают. Вот и тебя и приняла за такую. Ты очень необычная!
- Мне помогает ангел, Олег, помнишь, я говорила?
- Жаль,  что со мной такого при жизни не происходило. Не наделала бы столько ошибок…
- И что теперь будешь делать? Жить на Земле призраком? – поинтересовалась я.
- Почему бы нет? Мне это нравится. Буду заниматься тем, чем хочу – летать, смотреть, общаться. Есть, пить, спать, работать от 8 до 17 пять, а то и шесть дней в неделю мне уже не надо, - моя спутница улыбнулась. – Может быть, когда-нибудь подберу себе новое тело. Но это будет не скоро. Я еще не насладилась свободой.
Я прониклась историей подруги, всеми ее словами. А потом я взяла ее прозрачную руку своей бесплотной рукой и сказала:
- Я еще не знаю, как сложится моя дальнейшая судьба. Может, я буду жить дальше, а может, сегодня умру. Запомни меня, а я тебя. И давай еще встретимся потом.
- Конечно, Настя. Я тебя очень хорошо запомню и, в любом случае, найду. Ты сейчас куда-то сейчас собираешься? Нам так хорошо здесь вместе.
- Я жду вестей от Олега. И у меня чувство, что они скоро будут.
Мы замолчали. Просто сидели и наслаждались моментом – жизнью, шумом города, ветром. А потом я услышала внутри себя мысленный зов. Это был Олег. И он искал меня.
Если бы у меня было сердце в этом теле, оно бы взволнованно заколотилось. Я встрепенулась, как птица и послала ответный импульс. Марина заметила, что со мной что-то происходит.
- Что с тобой?
- Мой спутник возвращается!
- О!
Снова зов, уже более отчетливый, наверное, он приближается. Я снова ответила.  Олег искал меня как по маяку.
И вот, наконец, на крыше, рядом с нами, я увидела знакомое сияющее марево. Воздух задрожал и в этом месте, как фотоснимок в проявителе, проступили контуры моего друга. Я бросилась к нему, обняла.
- Ну что там?
Олег не выглядел ни уставшим, ни обеспокоенным. Как всегда, доброжелательный, с ласковой улыбкой на красивом, спокойном лице. 
- Какие новости принес?
- Мы решили твою проблему.
- Мама жива?
- Да. И ты тоже.
Олег внимательно смотрел на меня – наверное, сканировал состояние.
- А ты, по-моему, куда более спокойна, чем была, когда я оставил тебя. И ты не одна…
- Это Марина.
- Привет! – Марина улыбнулась Олегу, - Ну, здравствуй, ангел!
- Здравствуй!
- Настя, он классный!
Между ними возник информационный канал. Олег подключился к ней, и где-то пару минут они общались друг с другом напрямую. Потом линия связи укоротилась.
- Понятно. Марина, спасибо за помощь.
- Марина и мне помогла, - вставила я.
- Как я вас люблю! – Олег обнял нас за плечи, и так мы парили в воздухе на крышей – странное трио.
Когда мы, наконец, насладились нашим единением, я вспомнила про маму и квартиру.
- Может, домой? Хочу узнать, как там все.
- Хорошо, полетели.
Я посмотрела на Марину:
- Мы обязательно увидимся. Ищи меня по энерго сигналу.
- Настена, я найду тебя. И ты меня не забывай.
Я обняла ее. А потом мы с Олегом объединились, как раньше, для быстрого полета. Я почти вошла в его тело, слившись до предела. Вокруг нас образовалось особое силовое поле. Все замерцало и завибрировало, и мы понеслись. Если мы до Туломы долетели так быстро, то до моей квартиры ее быстрее.
Возле моего подъезда царило столпотворение … но не людей.  Не было обычных в таких случаях пожарных машин, скорых. Все было тихо и мирно. Но вот на тонких планах – ого! Сколько сияющих сфер! Или иначе, ангелов, как их называет Марина.
- Они сделали всю работу, - кивнул мне Олег.
- Несмотря на то, что я больше не переживала за свою жизнь, или точнее, почти не переживала, мамина меня все ее очень волновала. Поэтому я сразу устремилась сквозь стены, в свою квартиру. Олег последовал за мной.
Я удивилась – следов пожара почти не было.
- А где горело? – обернулась я к спутнику.
- Было замыкание электропроводки в ванной. Мы успели вовремя.
И тут я ощутила не сильный запах горелой изоляции, шедший как раз со стороны ванной.
Метнулась в комнату родителей.
Что это? Ее кровать пуста!
- А где мама? – устремила изумленный взор на друга.
- Она в безопасности, - успокоил он меня.
- Но где, в безопасности?
- Не волнуйся…
Я полетела в свою комнату. И уже догадывалась, что там увижу, вернее, чего не увижу. Спящей меня там тоже не было…
- А как же мне теперь быть? – ситуация была странной. – Во что же мне теперь проснуться? Тела то нет.
От нелепости происходящего я засмеялась. Ночное приключение продолжалось.
- Вы их куда-то перенесли?
- Пришлось. Не хотелось рисковать. Все планы Темных нам не известны.
- Но,  с мамой правда все хорошо?
- Да. И мы сейчас как раз отправимся к ней … и к тебе.
- Вообще,  мне так тоже нравится. Можно остаться подольше?
- К сожалению, очень надолго покидать неподготовленное тело нельзя, иначе ткани и органы деструктивно изменяются. Чтобы дольше отсутствовать, надо тренировать тело. Со временем научишься. Помимо физиологических изменений есть еще и другие опасности – захват темными сущностями. Пока ты с нами, тебе это не грозит. Но лучше не надо.
Мы выскользнули из квартиры.
- А что с ней станет, пока мы будем отсутствовать?
- Ничего не станет, никто и не узнает, что вас нет. Отцу и друзьям позвоните, скажете, что в отпуске. Собственно, так оно и есть. … Настя, готова?
- Да.
- Полетели!



ПОЛЕТ НА ЮГ

Ставший привычным ритуал воссоединения наших тел. Опять сливаемся. Я ощущаю мысли Олега, а он мои. Он меня любит. Но не как девушку, а как душу. Я должна привыкнуть к этому, и не желать чисто человеческих отношений. Иначе … Иначе, я так и останусь прежней Настей Снеговой. А я хочу стать чем-то большим – космической странницей, МЧС вселенского масштаба.
Такие мысли искрами проносились в моем сознании. Я чувствовала, что он все это воспринимает. И ощутила его радость оттого, что ему нравится, как я думаю. Может, я на верном пути …?
А потом знакомый вихрь энергетического поля закружился вокруг нас, слитых вместе, волчком, и мы стали быстро подниматься вверх. Мой двор уходил вниз, вместе с проснувшимися к этому времени обитателями дома. Было около полудня, но небо особенно не светлело, оставаясь темно-синим. Восток полыхал багрянцем, и горизонт был затянут красно-розовыми облаками. Солнце оставалось где-то там, под горизонтом. В который раз я изумилась красоте Севера. Но мой друг не дал мне на это много времени. Мы поднимались все выше и выше. А потом понеслись с огромной скоростью куда-то к югу. Огни Мурманска таяли с неимоверной быстротой. Мы летели над Кольским полуостровом. Внизу лежали бескрайние просторы лесотундры, занесенной полярными снегами, мелькали озера, скованные льдами.
Потом пейзаж внизу начал меняться – мы очутились над живым, бело-зеленым покрывалом карельских лесов.
Вошли в зону Средней полосы. Пролетели над Москвой и московской областью, раскинувшейся в сердце Росси подобно огромному спруту – символ государственности и власти.
Но мы не останавливались и все также мчались в холодном зимнем воздухе все вперед и вперед.
Интересно, куда мы? На эту мысль тут же пришел ответ Олега – туда, где безопасно, к друзьям. Дальше спрашивать не было смысла. Зачем, если мы так быстро перемещаемся. Скоро и так все узнаю.
Мы продвигались ближе к югу и воздух постепенно теплел. Леса, покрытые кристаллами кислорода и водорода, которые мы в просторечье именуем водой, все чаще чередовались с областями, свободными от них. Лед на реках и озерах становился все тоньше. А потом и вовсе замелькали водные зеркала, блестящие на Солнце.
Смотреть на Землю с высоты птичьего полета – этим давно никого не удивишь. Таких фотографий и видео фильмов в мире огромное множество. И даже вид Земли со спутника. Но одно дело – смотреть фильм, а другое – лететь так самой и видеть планету как на ладони, а не через объектив чьей-то камеры.
До сих пор я не знала, что такое жизнь. А настоящая жизнь начинается с полета. Кто не летал, то не жил. Определенно, это так и есть.
Я не знала, сколько пошло времени с тех пор, как мы покинули Мурманск. Мне показалось, не больше нескольких минут. Скорость была невероятной. Наверное, я своим тонким, но все же, весьма тяжелым для духовного мира, телом сильно тормозила своего небесного друга. Без меня, без сомнения, он летел бы еще быстрее.
Под нами возникали и убегали прочь города, похожие на капли какого-то разноцветного вещества, упавшего на земную поверхность. А в них жили люди – милые, добрые, иногда злые. Но злые не специально, а от усталости. От усталости выживать в этом странном мире, созданном тем, кого мы зовем Богом, но совсем не знаем и не понимаем.
Как бы освободить этих людей, думала я. Как бы они обрадовались, сумей так путешествовать. По собственному желанию покидать тело, а потом снова возвращаться. Тогда, наверняка, большинство отказалось бы от дорогих и опасных поездок на транспорте. Летали бы куда захотели во внетелесном состоянии. Ни границ, ни запретов, ни багажа, ни денег! Только свобода и радость полета, без страха и нелепых ограничений.
- Ты видишь будущее человечества, - эхом отозвались во мне мысли Олега. – Когда-нибудь так и будет. Представь, а ведь большинство жителей Вселенной сейчас живут именно так – свободно странствуют в Космосе. Это только планетам, подобным Земле, трудно осваивать этот путь.
- Но почему? – мне это было непонятно. Казалось несправедливым.
- Напрасно так думаешь. Это все равно, что сердиться на закон гравитации. Его нужно просто учитывать, а не злиться, что он есть. Понимаешь, все зависит от свойств физической основы. У этой планеты она изначально бедна энергией. Чем меньше тело, тем слабее оно нагрето. Чем больше – тем проще с ним работать. Структура больших планет другая. Она текучая. Вещество легко разрушается и подвижно. И жители их не боятся новых энергий. А Земля иное дело. Любая сильная энергия пугает землян, потому что она разрушает физическое. Поэтому насыщать эту планету высшими энергиями – процесс длительный и сложный. Но и самый интересный. Потому что жизнь плотных планет полна драмами смети и рождения. Только здесь можно во всей полноте познать горечь утраты, потери, расставания. Там, где много энергии, эти чувства не существуют в таком сильном виде. 
- Но кому все это нужно? Для чего все это? Если пространство – это Бог, и оно экспериментирует само с собой, то для чего оно это делает?
- Настя, ты умница!
- Почему?
- Ты задала самый важный вопрос во Вселенной.
 - Да? Спасибо за оценку. Но каков же ответ на этот важнейший вопрос?
- Ответ существует.
- И …?
- И я не знаю его …
- Вот это да! Как же так? Ты и твои друзья – разве вы не совершенные и не всеведающие?
- Есть еще боле совершенные.
- Например?
- Настя, ты только в начале процесса познания. У Вселенной столько тайн … Ты знаешь, у нас даже есть мнение, что Вселенная создана и существует специально для этого – чтобы рождать все новые тайны. И основная задача этого Нечто – поддерживать уровень загадок на постоянно высоком уровне. Чтобы было интересно, и происходило развитие.
- Вечный лабиринт?
- Выходит, так. Впрочем, это лишь одно из наших предположений. Мы не знаем точного ответа. Но пока ищем его, есть тайна, что и подтверждает нашу гипотезу.
Олег слегка усмехнулся. Это был первый раз, когда я заметила на его лице чисто человеческую реакцию. Обычно оно очень спокойное и умиротворенное. Видимо, этот неразрешенный вопрос никак не давался ему. Так значит, и он не обладает абсолютным всезнанием?
Этот вывод и обрадовал меня, и удивил, и заставил погрустнеть. Все вместе. Радостно оттого, что и такие существа как он, продолжают эволюционировать. А, значит, и у меня есть шанс.
А грусть от осознания, что не на все вопросы смогу получить у него ответы.
И как всегда, в подобных ситуациях, я успокоила себя мыслью, что эта Вселенная существует. И это главное. А раз она есть, должны быть и ответы на все ее загадки. И когда-нибудь все раскроется …
А наш полет, тем временем, продолжался. Наша беседа протекала внутри нас и движение не замедляла. Вот еще одно из преимуществ жизни вне тела. Разговаривай с кем угодно и когда угодно. А вот у людей иначе. За разговор по телефону за рулем могут оштрафовать.
Мы миновали Крымское побережье, и вот уже неслись над волнами Черного моря. Конечно, никакое оно не черное, а обычное, синее, блестящее, все в белых барашках пены. Невероятное зрелище. Синева воды отражает синеву неба!
И вот перед нами противоположный берег Черного моря. Турция. Излюбленное место отдыха нынешних россиян. Лазурное море, золотистые пляжи, зеленые пальмы. Идиллия! Но мы же не отдыхать сюда прилетели. Хотя …
Однако мы не остановились в Турции и полетели дальше. Куда? Еще через одно море – Средиземное. Оно посерьезнее Черного. Больше. А вот впереди показался берег. Египет. Таинственная страна, колыбель древних цивилизаций. Кто же в действительности построил эти огромные гробницы для фараонов?
- Мы не полетим в сторону Каира и Гизы. Свернем в сторону северо-западного побережья. Там пролегает автострада и находится прекрасное озеро. А также довольно пустынно. Как раз то, что нам нужно.
И вскоре показался берег. Огромная лента песочных пляжей. Прямая дорога. Озеро, название которого само пришло мне в голову – Бурулюс. Сочетание пустыни и зелени. Наше движение стало замедляться. Видимо, один из этих островков зелени и был нашей конечной точкой сегодняшнего путешествия. Мы опустились на траву среди роскошных финиковых пальм.
Как получилось, что минут за 8-10 мы преодолели огромные расстояния, тысячи и тысячи километров. Заполярную зиму мгновенно сменили на лето.  Вот это перепад температур! От – 25 до +25. А здесь и в декабре жарко. Никогда не бывала в Египте. Впрочем, я нигде не бывала. Только Москву, да Архангельск с Тамбовом и удалось хорошенько разглядеть. Мурманск не в счет. Ну, ничего, теперь я наверстаю упущенное! Радостное предвкушение прыгало во мне как летний кузнечик. Оказывается, внутри я устала от холода и прохлады.
Скорее бы маму увидеть! Что там с ней? До сих пор спит? Или моим что-то пришлось сделать с ее телом?
Мы «спешились» - я выскользнула из тела Олега, как наездник из седла лошади.
Я все еще была прозрачной и бестелесной и поэтому не могла пройтись по густой изумрудной траве.
Место вокруг было просто создано для идеального отдыха. Вдали слышался шум прибоя. Все как в раю!
Щебетали птицы. Причем, большинство их песен не были мне знакомы. Воробьиного чириканья я точно не различала. Порхали бабочки – невиданных расцветок и с огромными крыльями. Я подумала, что не хватает еще павлинов и слонов с обезьянами для завершения образа настоящих джунглей.
- Здесь не джунгли! – засмеялся позади меня Олег.
Я обернулась и поразилась произошедшей перемене в одежде.
Стильное серое пальто исчезло. На смену пришел летний костюм туриста – песочные шорты, под цвет волос, и зеленая как его глаза футболка. Совершенный образ красивого мужчины!
Олег  никак не прореагировал на мой изумленный взгляд, лишь, как всегда, едва заметно улыбнулся.
- Как тебе удаются все эти трюки?
- Ерунда, - отмахнулся он – сотворить вещь, что может быть проще!
- Для таких, как ты! – вставила я.
- И ты научишься.
- Ну да, лет через сто-двести, может быть …
- Ваши тела транспортировать через полмира было сложнее. Поверь!
- Еще бы! Конечно, я верю. Я верю, что 15 минут назад была еще в Мурманске, а сейчас на севере … Египта. Хочу к маме.
- Пойдем.
И мы пошли. Точнее, полетели. Но обычным, «прогулочным» темпом. Как же хорошо путешествовать без чемоданов и сумок!
Мы углубились в рощу из пальм и еще каких-то деревьев с широкими листьями и незнакомыми мне плодами.   
Я ощущала, что воздух прогрет. Даже в таком бестелесном состоянии это было приятно. Кстати, о теле… как там оно бедно, без меня? Выспалось, наверное, на месяц вперед, если не больше. Я иронизировала, но сама вся трепетала от неизвестности.
Внезапно деревья кончились, и мы оказались на берегу моря. Как то сразу вдруг, мгновенно, оно заполнило собой весь горизонт. Бескрайняя синева.
А на берегу в ряд стояло около 15 глиняных хижин, покрытых вместо крыши какими-то высохшими листьями – я не сильна в ботанике.
Вокруг было пусто ни души, кроме нас двоих. Только полуденное солнце и звуки прибоя.
Олег, летевший позади меня, остановился рядом. Приятный теплый ветерок ерошил ему волосы, а кожа уже успела за несколько минут приобрести бронзовый загар.
Лицо моего друга было мечтательно спокойным. Было ощущение, что он предвкушал какую-то радость.
- Так и есть. Встреча со старыми друзьями, у которых давно не был. Это считается? Ты удивишься, поверь мне …



ОТДЫХ

Я не успела узнать, чему именно я здесь удивлюсь, потому что в эту минуту из ближайшей нам хижины показалась девушка. Похоже, она уже знала о нашем присутствии, потому что сразу направилась к нам. Может, Олег позвал ее?
Девушка тепло улыбалась. Высокая, стройная, рыжеволосая красавица. Привлекательная не только физически. Ее аура, метра 3 в диаметре, окружала ее тело, словно большой купол. Переливалась и пульсировала энергией.
Когда она подошла к нам совсем близко, ее глаза полыхнули на меня фиолетовым огнем. Она протянула ко мне свои руки. И хотя я была бесплотным облаком, ощутила исходящие от нее токи любви.
- Какая вы! – не удержалась я.
- А у тебя прекрасные черные волосы!
- Вы видели мое тело?
- И не только видела, - лукаво улыбнулась рыжеволосая Клеопатра,  Надеюсь, ты не против африканских косичек?
- О! – только и смогла вымолвить я.
Она подмигнула мне и стала похожа на мою подругу из института.
- Тебе у нас понравится, Настена.
А потом Олегу:
- Алекс, наконец, ты снова у нас. Мы по тебе так скучали!
- Я тоже, Мария!
Значит, девушку зовут Мария.
- Прости, не представилась сразу.
Но почему Алекс? Он же Олег.
- Меня каждый зовет, как вздумается. Я не против, – пояснил Олег-Алекс.
- Понимаешь, он мне очень напоминает Александра Македонского. Такой же сильный и непокорный. Мне вот не покорился.
- Инстинкт продолжения рода силен даже у тебя, - заметил Олег, - что говорить про людей.
- Ну, вы нам с утра и посылку прислали! – сменила тему Мария. Вбегают Маттео и Симоне и говорят, что у нас гости. Вышли на берег, а там 10 твоих. Так и остались в виде шаров, в людей не превращались, видимо путешествие было срочным. Просят: «Примите на время». Смотрим, а между ними в воздухе два человеческих тела парят. Женских. Одно постарше – в ночной рубашке. А другое твое, Настя, в пижаме.
Мы спросили: «Откуда вы их с такой спешностью телепортировали, что даже не переодели?». Ответили: «Из Заполярья». Мы удивились, но, конечно, согласились.
- Темные?
- Разошлись не на шутку.
- А где остальные?
- У всех дела. Да я и сама хорошо справляюсь. Наверное, к вечеру будут. А сейчас полетели, тебе надо проснуться, а то тело залежалось.
Мария показывала путь. Я последовала за ней в одну из хижин. Там на двух деревянных кроватях лежали две женщины – мама и я.
Как же непривычно видеть себя со стоны. Я одновременно оказалась в двух местах – спящая и парящая в воздухе. Ну как после этого не поверить в жизнь после смерти?
В хижине было очень уютно и прибрано, а сама она оказалась, на редкость, просторной.  Красные занавески создавали эффект камина.
Мама. Худенькая и немного бледная. Возраст, однако. Я тоже не толстая, но не бледная. Тоже возраст, но наоборот.
- Что мне делать? – я повернулась к Марии.
- Просыпаться.
- Не знаю, с чего начать. Раньше все само собой случалось …
- Надо приблизиться к телу, обнять и войти, желательно через голову.
- Может, мне Олега позвать?
- Ничего, сами справимся. Я помогу.
Мария встала у изголовья и положила моему потному двойнику ладонь на лоб.
- Ну, с Богом! Давай!
Я подлетела к … себе. Потрогала. Плотная какая! А потом начала втискиваться внутрь, словно натягивая тесную одежду. Было не очень то приятно. Ощущение, будто пытаюсь залезть в какую-то нору.
По мере проникновения, чувство легкости и свободы улетучивалось. Наваливалась тяжесть. Ох, как не хочется! Но надо.
Ну вот, я на месте. И едва я завершила этот замысловатый маневр, как мое тело, словно машина, у которой завели двигатель, стало оживать. Системы органов понемногу начали приходить в свой привычный режим. Сердце, легкие, голова. Я просыпалась. Ох, и долго же я спала! Как же затекли конечности. И спина болит – спала в неудобной позе, да еще все эти «перелеты».
Наконец, я открыла глаза.
- Привет!
- Доброе утро! Выспалась?
- На месяц вперед!
Я приподнялась и села, затем попыталась встать, но закачалась и чуть не упала.
- Потише. Не надо так резко.
- А что с мамой? Почему она еще спит?
- Я специально не давала ей очнуться, ждала тебя. А то представь – она просыпается, а дома нет. Чужое место. Ты рядом, но спишь и не встаешь. Зачем такая нагрузка на сердце.
- Да уж … Верное решение.
- А сейчас я сниму воздействие, и ты ее потихоньку разбуди. А потом объясни. Она пугливая?
- Да не очень. Однажды с одной хозяйственной сумкой от троих хулиганов отбилась. Да еще и убегать заставила.
- Такие героические женщины мне и нравятся. – Рыжие кудри подпрыгивали в такт смеху. – Скажи, что твой друг увез вас ночью на машине. Куда, потом уточнишь.
Я решила последовать умному совету и не пугать маму. Она спала крепким сном, причмокивала. Наверное, проголодалась.
- Мамулечка, просыпайся, - я легонько гладила ее по руке, - просыпайся, родная.
Несколько секунд спустя она открыла свои заспанные, но все же очень красивые карие глаза:
- Настюша, ты? Что случилось?
Огляделась.
- Что за странное освещение? Ты купила новую лампу? Ой, да ты в комнате все переставила! А откуда эти кровати?
И наконец:
- Где это мы?
- Мамочка, прими все как есть. Скажем так, мы не дома. А где, узнаешь после. Не волнуйся, мы с друзьями. Это Новогодние каникулы.
- Дочка, какие каникулы, мне завтра на работу!
- Мы на юге, друзья нас отвезли. Позвони на работу, возьми отгулы, их у тебя на месяц.
- Ой, как же это все непонятно… - мама недоуменно запричитала, - я здесь, в чужом месте, в одной ночнушке. Что я надену? – она уже встала с постели и оправляла на себе сорочку. – Хоть зеркало то где? Причесаться надо, умыться.
- Мамочка, сейчас все будет. Я тебя познакомлю с одной девушкой. Она знакомая моего друга – ее зовут Мария. Очень милая. Она поможет.
- Настя, что ты со мной делаешь!  Я так не привыкла. А отец позвонит, что ему сказать?
- Ничего пока не говори. Мы постараемся вернуться к праздникам. Давай просто расслабимся и отдохнем. Ты это заслужила.
Мама посмотрела на меня долгим взглядом, а потом махнула рукой.
- Ну ладно, уговорила.
После этих слов целый рой мотыльков счастья закружился у меня в голове. Мы здесь, с мамой, которая уже давно забыла о себе и все работает, работает … Пускай отдохнет, испытает что-то новое, походит по берегу, посмотрит на пальмы …
- А что за город то, куда нас привезли? – продолжала допрос мама.
- Не знаю. Мы просто ехали, ехали, было темно, я тоже спала, - я немного исказила реальность, но лишь немного. – Может, поспишь еще?
- Ну, уж нет, выспалась! – решительно отрезала мама.
Я вышла из хижины. После ночи в осознанном сне, было все равно, что вскинуть на плечи тяжелый мешок. Но я старалась приспособиться и не унывать.
Олег и Мария смотрели на небо. Блекло-голубое, в отличие от яркой синевы Севера. Без облачка, очень прозрачное и словно хрустальное, звенит от зноя. Я подбежала к друзьям:
- Привет!
Олег оглянулся:
- Ты в порядке? Я обещал ночное путешествие, но оно слишком затянулось.
 - Все хорошо, я многому научилась за ночь.
- Смелая!  - одобрительно кивнула Мария. – Но этот мир не так прост.
- Ведьмой я не стану.
- Да, они плохо заканчивают. Слуги Дьявола. Как мама?
- Объяснила, как могла. Смирилась. И даже обрадовалась … я так думаю. Ей одежда нужна и зеркало с расческой.
- Сейчас сделаем. – И Мария умчалась к хижине.
Я осталась с Олегом.
- Не жалеешь обо всем? – и пронзительный взгляд зеленых глаз.
- Можешь не спрашивать.
- Прости, что выхватил тебя из привычной жизни.
- Я всю жизнь мечтала, чтобы меня кто-нибудь так выхватил. Уж больно жизнь была привычной. Как птичья клетка. А душа, как птица, ей летать хочется. Олег, а что теперь?
- Теперь живи. Наслаждайся мгновениями.
- Кого мы ждем? Кто друзья Марии?
- Они замечательные. Ты их знаешь, точнее, слышала о них.
- Я?!
- Да. Увидишь.
Еще одна загадка. Кто они такие? О ком я слышала? Может, группа известных ученых? Лагерь в чем-то напоминал исследовательскую базу. Или же они такие же как Олег?
- Настя, я покину тебя на время, – позвал меня Наставник, - вернусь к вечеру. Мария позаботится о вас.  Он сжал мне руку … и растворился в воздухе.
Нет, такой способ перемещения я точно никогда не освою.
Сзади послышались шаги. Мама вышла из хижины в новом наряде – элегантная бирюзовая блузка и светлые бриджи. Они ей очень шли. Похоже, мама начинала привыкать к свалившимся на нее переменам. По-хозяйски осматривала лагерь – похоже, искала, где тут туалет и кухня. Мария следовала за ней, как за ребенком. Не мешала, но присматривала. Многие года преподавания английского в школе не прошли даром – мама легко объяснялась с иностранкой.
- Жаль, фотоаппарата нет! Такая красота! – начала сокрушаться мама, но осеклась.
- Почему нет? Сейчас принесу. – Мария нырнула в хижину и вернулась с отличным Кэноном. – Снимайте, Людмила Михайловна, от души!
И обе, беседуя обо всем, что приходило в голову, отправились гулять меж цветов и деревьев и фотографировать. Обе деятельные, непоседливые. Я же по натуре скорее наблюдатель. Мне чужда постоянная занятость чем-то. Сидеть, медленно бродить и смотреть на мир – вот мое любимое занятие. Мама называет меня лентяйкой, папа - лодырем. А я оправдывала свою страсть к созерцанию примером Будды – самым знаменитым бездельником из всех живших на Земле. И еще вспоминала о Марфе и Марии из Библии. Марфа постоянно хлопотала по хозяйству, но именно беззаботная Мария, сидевшая у ног Иисуса, снискала его большую любовь.      
Так что, много трудиться руками, переставлять, мыть, скоблить и так далее – еще не означает быть на правильном пути. Нужно что-то большее. Но что? Любовь, может быть. Внимание. Стремление понять этот мир.
И мусор имеет право на существование наравне с человеком. Он тоже частица Бога.
Интересно, что я вспомнила об Иисусе здесь. Египет, близко Израиль. Имя Мария. Наверное, навеяло на меня.
Мне здесь нравилось. Хотя все было незнакомым. Я все-таки целиком и полностью дитя западной цивилизации, привыкла к комфорту. Однако здесь было то, чего нет в квартире, в холодном Мурманске – обилие зелени. Листья, трава, цветы. Какие-то насекомые сновали туда-сюда. Жужжали, прыгали, стрекотали. Вначале некоторые меня пугали и раздражали. Но потом я привыкла. Мария предостерегла меня от змей и скорпионов, и на всякий случай попросила одну далеко не уходить. Дала мне новый телефон.
- Не полагайся только на телепатию, если что, звони. Я под номером 5.
Мама тем временем ходила за нами, и через каждые пять минут интересовалась временем обеда в этом милом пансионе. Похоже, чувство голода придавало ей уверенности. Я не узнавала мою обычно тихую родительницу.
Мария пригласила нас в одну из хижин, усадила за стол и выставила перед нами несколько блюд с тропическими фруктами. Помимо знакомых нам бананов, груш и винограда, здесь было около десятка видов, которых я никогда в жизни не пробовала. Еще стояли кувшины с соком. Но мама попросила чая. И по волшебству появился чай.
Мы насыщались, и эта тропическая диета нравилась мне все больше и больше.
А вот сама Мария почему-то ничего не ела. Не хочется, пояснила она. Подожду всех. А вы ешьте, не стесняйтесь.
После легкого и вкусного обеда, когда было уже часа четыре, мы отправились к морю, смыть с себя жару и пыль.  И долго лежали в белой пене прибоя, нежились и смотрели на Солнце сквозь щелочки между пальцами, выставив ладони, как экраны.  Блаженство окутывало нас, и я ощущала такой покой, какого давно не испытывала, разве что, при встрече с Олегом.
Счастье все-таки есть. Мама, по-моему, даже помолодела. Отдых идет ей на пользу.
И все блаженная расслабленность настоящего не смогла захватить меня целиком.  В моем сознании осталась  дверца в будущее, куда я стремилась заглянуть. Интересно, думала я, что же будет вечером? А ты не думай, ты живи - пришла в голову мысль. Мария? Взглянула на нее. Она дремала на Солнце, закрыв глаза и подставив лицо слабому ветерку. Может быть и она… Скорее всего.
Мы были похожи на тех русалок, которых любопытство заставило подплыть близко к берегу. Ноги скрывала вода, так что при желании можно было вообразить, что там хвосты. Вокруг сновали мелкие крабики и еще какая-то морская живность. Вообще, я заметила, что здесь на меня еще ни одна насекомая тварь не напала. Интересно, что это, магия? Обычно, кровососы чуют меня издалека и кусают при любой возможности. Животные здесь были, причем, но все какие-то ненавязчивые, воспитанные. Вон и комары не кусают. Один, малярийный сел было мне на руку, но почему-то раздумал и улетел. Да, что-то здесь «не так». Но это «не так» меня вполне устраивало. После приставучего гнуса северных лесов здесь было очень «безнасекомно».
- А комары то здесь не кусачие, - внезапно озвучила мою мысль мама.
Мария молчала.
Мама продолжила:
- Маша, а Олег, он кто тебе? Друг или брат?
- И тот и другой.
- Так не бывает, - не отставала мама. По-моему, она решила заполучить его в зятья.
- Мам, не надо, прекрати немедленно. – Мне стало стыдно, и я легонько дернула ее за рукав.
- Настя, да что я такого спросила. Просто интересно.
- Я сказала чистую правду. Он мой друг. Но он мне и брат, но не по крови, а по духу.
- Значит, не брат, - взгрустнула мама-сваха.
В глубине души я понимала, что мама скорее играет роль, и поэтому мы не принимала ее расспросы всерьез. Мария, похоже, думала также.
- Девочки, мне тут так нравится, - внезапно сменила тему мама, - Я все грустила, что вот уже несколько лет мы с Настей никуда не выезжаем. И отец все в морях, да в морях.  Никогда точно не знаешь, что ждет тебя за поворотом.  Все время твержу это себе и другим, но вот такого поворота …  Спасибо вам! И тебе, Настя, и тебе, Маша!
- Это все Олег, - добавила я, - с него все началось.
- И ему спасибо! Всем вам!
Мама вконец растрогалась и заплакала.
Я сжала ее руку:
- Ну что ты, мам? Все же хорошо!
- Да я от этого и плачу!      


УДИВИТЕЛЬНАЯ  НОЧЬ

 Где-то в восемь вечера мы вернулись в лагерь. А до этого еще побродили вдоль берега. Солнце уже начало свой спуск и все вокруг стало багряным. Хотя эти пурпурные оттенки не были столь выражены, как у нас на севере – угол  падения лучей совсем другой.
- Ждем остальных? -  наполовину утвердительно спросила Мария, - пойду, приготовлю стол.
- Мы поможем, - в унисон вызвались мы с мамой.
Накрыли в центральной хижине. Сервировали красивыми тарелками в старинном стиле, с желто-черным узором. Изящные стеклянные дымчатые бокалы в современном стиле удачно с ними гармонировали. Кувшины с соками выстроились в середине стола. Оранжевый, желтый, зеленый, красный. Но красный – это точно не томатный. Я взяла на палец капельку с края и слизнула. Как вкусно! Но что это, я так и не поняла.
Еще Мария добавила три тарелки с множеством фруктов. Больше она ничего не готовила.
Мама засуетилась:
- А мясное, а картошка, а суп? Разве этого не будет?
- Мы не любители такой еды, - улыбнулась наша спутница. 
- А что же вы едите? Разве фруктами наешься? – то ли сокрушалась, то ли возмущалась мама.
- Но вы ведь наелись в обед?   
- Да, но все равно … так нельзя … - Маму было трудно переубедить. Логика на нее не действовала.
- Обещаю. Для вас у нас найдутся ваши любимые блюда.
Внезапно Мария прекратила разговор и замерла на месте, словно к чему-то прислушиваясь.
- Они летят.
И быстрым шагом вышла наружу. Мы поспешили за ней.
И мне повезло увидеть поистине замечательное зрелище. Темнеющий воздух над пальмами заколыхался, задрожал. А потом возник некий сияющий водоворот в небе, портал. Врата в никуда. Потом воздух сгустился, и из него стали проявляться человеческие фигуры. Их было много, наверное, более десяти. Мама даже ойкнула от неожиданности. За всю свою жизнь она видела подобное только в фантастических фильмах. В отличие от нее я наблюдала подобное уже в третий раз. Правда, сейчас рождался не один, а целая группа. И там было на кого посмотреть. Я насчитала 12 человек  - 5 женщин и 7 мужчин. Олега среди них не было. Занят?
Дюжина плавно опускалась на траву. Последовали радостные приветствия, теплые объятия и поцелуи. Меня тоже вовлекли в этот водоворот любви. И мама не отвертелась. Ее тоже помяли и почмокали.
Какая у них тут дружная семья!
Все прибывшие были молодые и красивые. Не юные, а скорее, вошедшие в лучшие годы жизни, когда тело поет и откликается на все движения души. Все светились здоровьем и свежестью. Однако могла ли я в действительности предположить их реальный возраст? Ведь они только что появились из воздуха. Обычно люди так не путешествуют …
У трех мужчин были длинные волосы, а двух девушек – короткие стрижки.  Классическим канонам внешности они явно не соответствовали, и меня это радовало.  Длинные волосы у мужчин и стрижки у женщин – это всегда признак большей духовной свободы, чем у остальных. Идти против стандартов общества – для этого нужна внутренняя сила.
Все прибывшие не разошлись по своим делам. Никто не пошел причесываться, переодеваться, как это принято у людей. Вместо этого все направились в центральную хижину, переговариваясь по пути.
На улице быстро темнело. Чем ближе к экватору, тем быстрее ночь сменяет вечер. Для северянки этот эффект был особенно заметен. Ночь буквально обрушилась на меня. Я еще немного задержалась снаружи, под звездным небом. Такое ясное и прозрачное, что, казалось, я смогу увидеть всю Вселенную насквозь. Над океаном местами вспыхивали какие-то светящиеся точки. Иногда в небе чиркали падающие метеоры. Морской бриз приятно овевал. Интересно, что за будущее ждет меня? Кто эти друзья Олега? Кем бы они ни были, я не испытывала страха, а значит, все в порядке. Олегу я доверяла с самой первой  встречи. Просто верила и все.
Из хижины показалась Мария. Я замечталась под ночным небом, и потеряла счет времени. 
- Мы ждем. Без тебя не начнем.
Я с радостью последовала за новой подругой. Мне хотелось узнать всех поближе, ведь я никого толком и не разглядела.
Когда зашла, все уже сидели за столом, который мы недавно сервировали.
Как это у них получается? Снаружи хижина выглядит совсем небольшой, а заходишь, и словно попадаешь в просторный зал. Что это? Игра с пространственными координатами? Магия? Черная или белая? Я уверена, что белая, иначе, почему мне так спокойно.
Четырнадцать человек вместе с Марией и мамой удобно расположились в плетеных креслах вокруг стола. Шла непринужденная беседа, но без обсуждения каких-то конкретных тем. Все просто отдыхали. Группа удивительных незнакомцев и незнакомок.
Мама увлеченно беседовала о чем-то на английском с мускулистым бородатым великаном с добродушной улыбкой. Он напоминал сенбернара, большого и беззлобного. Внешне – колоритный облик непобедимого викинга. Мама рядом с ним смотрелась как крохотная птичка.
Едва я вошла, ощутила волны радости и любви. Несмотря на срезанные плотным телом экстрасенсорные способности, я не почувствовала фальши. Ауры у всех напоминали горный хрусталь.
Мария пододвинула мне кресло.
Сев в него и налив стакан красного сока с неизвестным вкусом, я принялась дальше исследовать лица моих новых знакомых. При более близком рассмотрении, я убедилась, что большинство из них красивы. У двоих, девушки и мужчины,  я не нашла классической правильности черт. Но общая харизматичность их облика делала небольшую неправильность лиц скорее изюминкой, чем недостатком. Что роднило всех, так это внутренний свет, исходивший откуда-то из глубин, и делавший неотразимо прекрасными.
Как это происходит? Что заставляет их светиться?
Никто из них пристально меня не разглядывал. Хотя если и смотрели, то я замечала небывалую пронзительность их взглядов. Словно рентгеном просвечивали. Наверняка, они знали эту их особенность, и, жалея меня, не злоупотребляли своей силой.
Я же со своей стороны ловила себя на том, что разглядываю их как любопытный маленький ребенок. Но это никого не смущало. От теплоты исходящих от них волн, я просто забыла, где нахожусь и стала растворяться в атмосфере этого дивного места.
    Электричество в хижине отсутствовало. Вместо него везде стояли зажженные свечи. Пламя было ровным и спокойным, не колыхалось и не дрожало. Хороший знак!
- Мама, как тебе тут,
- Чудесно, дочка! Жаль, отца тут нет. Расскажу ему потом, вдруг поверит. Хотя он такой скептик. Настя, это Маттиас.
Викинг тепло мне улыбнулся. Норвежец,
- Да. Но дома не был уже давно.  Скоро и язык забуду, - добрая улыбка.
Как я сомневалась – читает мысли.
Слева от Маттиаса удобно расположилась в кресле очень красивая девушка с золотыми локонами.
- Андреа, - представилась она, - археолог из Австралии, по совместительству с основной деятельностью.
Что это за деятельность, она не стала уточнять. Может, спасение мира?
Дальше по кругу, рядом с Андреа, сидел утонченный брюнет, чей умный и проницательный взгляд сказал мне, что передо мной тонкий знаток человеческой психологии. Наверняка, француз. И не ошиблась.
- Филипп. Рад встрече. Вы обворожительны, мадемуазель!
Рядом с ним азиат с худощавым, скуластым лицом и раскосыми глазами. Красив, даже с точки зрения европейца. Японец, китаец?
- Кореец, - поправил он мои мысли и улыбнулся. – Хуан.
- Я всегда думала, что это испанское имя.
- Не только. Хуан по-корейски – весна. А весна – это радость. Вам нравится?
- Конечно.
- У вас в душе сейчас радость и любовь. Вы похожи на цветок. Можно, я дам вам корейское имя?
- Пожалуйста.
- Я назову вас Мэй-Джунг.  Мэй – это цветок, а Джунг …
- Любовь, - завершила я фразу, непонятно почему. Просто вдруг пришло на ум это слово.
- А у вас есть дар!
Я стала повторять про себя новое имя. Мэй-Джунг. Мэй-Джунг. Как красиво! Давно следовало взять себе второе имя.
На меня смотрела шоколадная девушка.
- Имаг. Я эфиопка, но родилась в Европе. Имаг означает «вера». Хочешь, тоже дам тебе имя?
- Да, очень.
- Я назову тебя Джанан. Сердце, душа.
У меня уже три имени!
- Что за игры в имена? – вмешался в разговор сосед Имаг, симпатичный молодой мужчина с веснушками и пепельными волосами.
- Не обращай внимания. Это Томас. Он у нас самый прямолинейный.
- Да, все верно. Хотя я предпочитаю слово «правдивый». Правда, как щит. Если ты не лжешь, то не боишься, что обман раскроется. А если не боишься, то тебя не одолеть. Я инженер из Лондона. Наука предполагает высшую степень правдивости. Если будешь неискренен в расчетах, мост или дом обрушатся на голову. Не так ли?
- Томас, ты бы помолчал относительно расчетов. – Вставил мой сосед, блондин с крупными и правильными чертами. – Видел я твои последние работы. Они никуда не годятся. Развалятся при первом сильном ветре. Уж мне, как архитектору, можешь поверить. У нас, в Германии, так не строят.
- Томас, Якоб, что-то вы разошлись сегодня. – Решила остепенить спорщиков красивая брюнетка со средиземноморскими чертами, справа от Марии.
- Это Симоне, - шепнула мне Мария, - смелая. Впрочем, итальянки все такие. Кого хочешь, на место поставят.
- У вас тут весь белый свет собрался! – воскликнула я.
Все радостно закивали.
- У нас интернациональная команда, - продолжил тему русоволосый юноша с мягкими славянскими чертами. – Тадеаш, - представился он.
Все мои собеседники говорили по-английски и по-русски. Возможно, из-за нас с мамой, чтобы мы могли их свободно понимать. Я догадывалась, что все они владеют телепатией. И, что не будь нас здесь, они бы давно перешли на внутренний диалог. Как же хорошо было без тела, подумала я с ностальгией, вспомнив тут легкость, с которой ночью, летая, я проникала в чужие сознания. Сейчас мои способности были сильно ослаблены, словно у птицы с подрезанными крыльями. Неужели теперь так и будет?  И свободу в полной мере я смогу ощущать лишь в состоянии сна?
Я заметила, что все замолчали и смотрели на меня. В этих взглядах было понимание моих чувств.
- Настя, не переживай, - пробасил молодой человек богатырского телосложения с кудрявыми светлыми вихрами и серо-голубыми глазами. На щеках полыхал румянец. Таких добрых молодцев часто можно встретить на просторах Сибири. – То, что ты здесь, с нами, не случайно. Кстати, ты угадала, я из Новосибирска. Петр.
Разговоры за столом возобновились. До меня долетали слова языка, который не спутать с другими. Словно шипящий  морской прибой перекатывает камушки на берегу. Испанская речь.
Двое – девушка и парень – оба знойные, темпераментные, красивые, смуглые о чем-то спорили, сидя напротив.
- Маттео уверяет меня, что у него роду есть русские. И все потому, что он, якобы, может выпить литр водки и даже не опьянеть, потому что его организм легко ее нейтрализует. – Быстро тараторила смуглянка.
- Это ничего не доказывает, - с напускным возмущением заспорил Петр, - Литр водки для истинного русского – это только чтобы завязать беседу. Такое ничтожное количество организм русского и не почувствует. Ты ври, Маттео, да не завирайся. На меня однажды бык в деревне налетел. Но я не утверждаю после этого, что участвовал в корриде.
- Вы из Испании? – поинтересовалась я.
- Он. Я аргентинка. Бартоломеа.
- Какое необычное имя!
- Для русской, да. Можно просто Тола.
- Анастасия. Можно просто Настя.
Мы в унисон по-девчачьи хихикнули.
Так мы сидели и мило переговаривались теплым декабрьским вечером. Слушали стрекотание ночных насекомых, крики незнакомых мне птиц. Издалека доносился негромкий и мерный гул моря. Но над всеми этими звуками царила внутренняя тишина. Ночь растворяла нас в себе, и мы с радостью подчинялись.
Я ощущала красоту душ этих милых людей. Их сердца были открыты. Они не издавали фальшивых нот. Здесь и правда жила любовь.
Мои друзья почему-то ничего не ели. Тарелки стаканы стояли только передо мной и мамой. И мама не отказывалась. Соскучилась по фруктам, подумала я. А мне хотелось только пить. И сока, оказалось, вполне достаточно. Неизвестные тропические фрукты приятно освежали и бодрили.
- Мария, - задала я давно мучавший меня вопрос, - вы не с Земли?
- Да нет, с Земли.
- Материализуетесь из воздуха, не едите, мысли читаете. Люди так не могут.
- Не могут, потому что не хотят.
- Вот я хочу, а тоже не могу.
- Пока нет, но твои способности развиваются очень быстро, и скоро тоже сможешь.
- Медленно.
- Торопиться не стоит, это опасно.
- Олег говорил то же самое.
- Вот видишь.
- Так, кто вы такие?
- Мы те, кто завоевал себе право на чуть большее количество света, и теперь мы служим его каналами.
- Вы люди?
- И да, и нет. Нет, потому что в нас мало человеческих страстей.
- Но для чего освобождаться от человеческого?
- В людях слишком много того, что небо не примет, - вмешался в наш разговор явно симпатизировавший мне Петр.
- Но разве не оно нас создало?
- Нет, оно тоже создано, - подключилась Имаг.
- Кем?
Вопрос повис в воздухе. Похоже, эта тема интересовала моих друзей не меньше меня. Как тогда, с Олегом, я ощутила, что их знание не абсолютно.
Хуан продолжил за всех:
- Мы называем это Нечто Богом. Небо и Земля – части Бога. Мы сейчас на Земле. И чтобы подняться в Небо, надо очиститься от устаревших программ поведения. От злости, гнева, зависти и прочего. Это трудная тема, в двух словах не объяснишь.
Я продолжила спрашивать:
- А давно вы вместе?
- Мы знакомы друг с другом тысячелетия, – сказала Симоне.
Я чуть не поперхнулась.
- Тысячелетия? И вы все это помните?
- А почему нет? - ответил Маттиас. – Мы были связаны в разных жизнях, я их помню, - и улыбнулся.
- Вы мне кого-то очень напоминаете. Только я еще не поняла, кого …
Мария загадочно улыбнулась. Сразу несколько моих собеседников стрельнуло в меня пронзительными взглядами. Но никто из ничего не стал объяснять. Похоже, в их планы входило своим молчанием стимулировать мою интуицию.
Ну ладно, поиграем в журналиста, решила я.
- А Олега вы тоже знаете тысячи лет?
- Точнее, он нас знает. Когда он трансформировался и достиг уровня мага, мы еще на деревьях качались, - иронично заметил Томас.
Сквозь смех я продолжила:
- А если серьезно?
- Так это и есть серьезно …
- Томас, прекрати паясничать.
- Якоб, ты зануда.
- А руководитель  вас есть? – не унималась я.
- Да.
- И кто же он? Или она? Кто-то из вас?
- Нет, он еще не прибыл.
Я, наверное, и дальше бы продолжала. Но тут мама задала вопрос:
- Маша, у вас не найдется хлебушка? А то я что-то не наедаюсь.
Мария хотела было встать, но тут Маттиас, с самого начала взявший маму под опеку, сотворил чудо. Махнул рукой. И вот. Вуаля! Перед ней блюдо жареного картофеля.
- Спасибо, сынок! – мама благодарно заулыбалась.
Но это было не все.
Андреа, проделав в воздухе какие-то пассы руками, водрузила на стол большую тарелку горячих вареников со сметаной.
- Ох, куда мне столько? – заволновалась мама.
Однако, похоже, это была лишь разминка. Как только мама приступила к трапезе, остальные маги, состязаясь в кулинарном воздухотворчестве, заставили стол деликатесами со всего света.   
Когда мама закончила ужин, мы решили прогуляться. Теплая ночь пела цикадами. Бриз приятно обдувал. Море послушно лежало у ног, как дикий зверь невероятной мощи, напоминая о себе лишь мерным сонным рокотом. Завороженные красотой земного пейзажа мы непроизвольно выстроились вдоль берега, и смотрели, смотрели, словно стремились сосчитать все барашки набегающих волн.   
Симоне вспомнила, что когда-то давно она много времени провела в индийских ашрамах. И в ту же минуту, рядом с нами послышался негромкий рык. Все обернулись. Черная, как окружающая ее ночь, пантера лежала на песке, лениво помахивая хвостом. Олицетворение грации и силы. На нас взглянули янтарные глаза.
- Симоне, твоя? – оценила мастерство подруги Мария. Подошла к кошке, присела, положила руку ей на голову. Пантера довольно мурлыкнула, повернулась на спину и принялась кататься, как шаловливый котенок. Похоже, от ладони девушки шла какая-то энергия, которая понравилась зверю.
- Что ты с ней сделала, - спросил Филипп.
- Притворилась ее мамой.
Внезапно в воздухе тысячами разноцветных огней взорвался фейерверк. Морские волны отражали радужные оттенки. По сосредоточенности, тихой улыбке и движениям рук Петра, словно выстреливавшим каждый сноп искр, я поняла, что это его произведение. Я подошла к нему поближе.
- Как ты это делаешь?
- Это очень легко. Надо просто представить себя фейерверком. Вообразить, что в этот момент во Вселенной есть только он и я. Тогда сконцентрированная энергия моей мысли примет задуманную форму.
- Что-то мне подсказывает, что это не так легко!
- Поверь, это шалости по сравнению с возможностями нашего Мастера.
- Я уже второй раз слышу о вашем Мастере.
- И увидишь его! Обещал вернуться сегодня.
Опять этот таинственный Мастер.
Тем временем, в небе вспыхнула новая серия огней. И вдруг с каждой искоркой произошла чудесная метаморфоза. Она превратилась в прекрасную светящуюся бабочку с огромными крыльями. Эти волшебные существа хороводом полетели к берегу и покрыли нас как снег. Я вытянула руку – на нее плавно опустилась красота с синими крылышками, сотканными из света. Они сверкали в ночи тысячами миниатюрных сапфиров. Бабочка то раскрывала их, то складывала, и это было невероятно! Я с детства мечтала подержать на руке такое чудо.
У Петра, на голове и на плече тоже сидели две бабочки – красная и фиолетовая.
Кто же кудесник? Похоже на женскую магию.
- Тадеаш, очень мило.
Вот тебе и женская…
Тут бабочки, как единое целое, вспорхнули и поднялись в небо.   
- Куда они пропали?
- Творение живет столько, сколько о нем думает его создатель. Или можно его сделать самостоятельным, но это сложнее.
Я следила, как бабочки тают в небе. Мой взгляд нашел над горизонтом Луну. А потом рядом с ней возникла вторая. Яркое пятно. И от него потянулась дорога по воде. Все остановились.
- Мария, что это?
- Вернулся!


ГОЛУБОГЛАЗЫЙ МАСТЕР

Я смотрела на дорогу из света. Вдали у линии горизонта, показались две фигуры, которые быстро приближались. Когда были метрах в двадцати, оказалось, что это мужчины, и они, то ли идут по воде, то ли летят над ней. Одного я узнала сразу – Олег! Второй мужчина ростом еще выше Олега. Он кого-то мне напоминал. Но вот кого?
Курчавые темные волосы средней длины, но не жгучий брюнет, скорее, шатен. До него еще было метров 5, но даже на таком расстоянии я ощутила мощь и пронзительность его взгляда. Сильный взгляд оттеняла мягкая улыбка, как у Джоконды. Ум, доброта и воля исходили от него, и в этом он был похож на Олега, статного блондина.
Они приблизились к берегу и ступили на сушу. Словно Солнце взошло.
- Мир вам!
Едва услышав эти слова, я вздрогнула, потому что точно вспомнила, что за человек произносил эти слова две тысячи лет назад. Все в этой головоломке встало на свои места. Догадки обрели почву  и стали реальностью. Я поняла, кто передо мной.
Тем временем, все мои друзья, девушки и юноши,  бросились к прибывшим. Тепло обнялись, называя при этом второго мужчину Мастером и Учителем. Несмотря на оказываемые ем знаки уважения, я не заметила в нем заносчивости. Держался очень просто, как отец или старший брат. Обращался ко всем ласково и сердечно. Интересовался, как у них обстояли дела. Все делились новостями, большая часть которых относилась к ситуации на планете.
Я подбежала к Олегу. Он был в том же радостно приподнятом настроении, как и все. Обсуждал что-то со всеми, каждому что-то говорил.
- Вот ты где! Ну что, потихоньку привыкаешь к новой обстановке? Все хорошо?
- Чудесно! Лучше и быть не может! Где ты был?
- Ты же знаешь, у нас много проблем. На Земле идет невидимая война, подробности позже. Пойдем, я представлю тебя. Внутренне я ощутила состояние невесомости.
Мы подошли к спутнику Олега, которого все называли Мастером. Он начал с того, что обнял меня. Это не были притворные объятия, которыми обычно обмениваются незнакомые люди. Мне показалось, что я прикоснулась к источнику Вселенской любви.
- Как ты? – ласково спросил мужчина и посмотрел на меня бездонным взором. Глаза его оказались голубыми, как озера в ясную погоду. Неужели, это тот, о ком я думаю? Он больше ничего не говорил, а просто смотрел мне в душу. Ради таких моментов стоит жить. Встреча с ним была еще одной моей мечтой. Я надеялась, что когда-нибудь увижу его воочию. Но эта надежда была слабой, почти призрачной. И вдруг это произошло.
Значит, все это правда. Все, что написано, происходило на самом деле и не выдумка.
Олег, улыбаясь, сжал руку голубоглазого.
- Не смущай нашу гостью. Она новенькая в мире чудес. Хотя все не случайно. И она готовилась к этому переходу в прошлых жизнях.
Между нами, троими возник невидимый информационный мост.
Могла ли я представить, с кем буду общаться в своей жизни? Никогда.
- Пойдемте, друзья! Нам надо обсудить несколько важных вопросов, - призвал всех прибывший Мастер.
Все направились к хижине, в которой был накрыт стол, и, войдя, снова расположились в креслах.
- Друзья мои! – начал говорить Мастер. – Вы знаете, какое сейчас время. Земля переживает небывалый взлет своего развития! Сколько прекрасных возможностей для всех существ. Мы можем перейти на новый уровень. Но нам мешают Темные. Они мешали нам всегда. Собственно, вся наша жизнь здесь и наша главная работа – победить их. Но мы никогда не станем использовать их методы, иначе уподобимся им, и весь смысл борьбы пропадет.  Наша задача – победить не силой, а добром. И неважно, сколько уйдет на это времени и наших жизней.
От таких слов у меня навернулись слезы. У мамы тоже заблестели глаза. Мы всегда любили пламенные речи, зовущие к высшим целям.
Остальные не были столь эмоциональны. Просто задумчиво кивали – возможно, обдумывали предстоящие шаги своей деятельности.
Голубоглазый Мастер продолжил:
- Повсеместно люди нуждаются в нашей защите. Они начинают пробуждаться ото сна. Но этим тут же пользуются Силы Зла  и пытаются склонить их на свою сторону. От нас требуется постоянное внимание. Мы должны помочь человечеству выбраться из паутины, в которой оно сейчас запуталось и барахтается как муха в ожидании паука. Иначе планета останется непросветленной на долгие тысячи и даже миллионы лет. Вы можете представить себе страдания, длящиеся так долго? Жизнь в тисках гравитации мучительна, особенно внутри планеты. Надо об этом помнить. И Земля, и вся Вселенная рано или поздно придет к совершенству. Однако ощущать тяжелую и сумрачную жизнь существ, не понимающих, почему их обрекают на такую жизнь, и не обращать на это внимания – это жестоко. Мы должны освободить Землю.
Все снова согласно закивали.
- Мастер, мы помним об этом, - воскликнула Мария.
- Я знаю. Просто напоминаю.
- Мы делаем, то можем, - отзывались голоса присутствующих.
- Я обязан говорить вам об этом. Воспринимайте меня, как новостное бюро, - улыбнулся Наставник.
 В этот момент полог входа откинулся и в хижину зашел еще один человек, молодой, рыжеволосый мужчина. Он скользнул по мне взглядом, улыбнулся, поздоровался. Потом с остальными. Он принес собой какую-то особую ауру счастья. Не знаю, это трудно объяснить. Он буквально бросился к Главному Мастеру, обнял его, пожал руку, но, казалось, ему этого мало. Пододвинул еще одно кресло, сел, и, словно, прирос к месту. Он напомнил мне верного пса, нашедшего хозяина. Очень любящего и преданного. Странное ощущение. Я внимательно взглянула на него еще раз. Какая-то давняя вина, уже изжитая и прощенная, но все же оставившая неизгладимый след,  читалась во всем его облике. Что же такого серьезного он совершил? В уме промелькнула догадка. Надо узнать его имя.
Подошла Мария. Добрая и сердечная, она посвящала меня в основные детали жизни своих друзей, но при этом избегала сплетен и злословия. Идеальный вариант для летописца и биографа.
- Райан вернулся.
- Вошедшего сейчас зовут Райан?
- Да.
Имя мне ничего не сказало. Впрочем, имена меняются от жизни к жизни. Тогда почему у остальных они так близки к первоисточнику?
После того, как Мастер ласково обнял Райана в ответ, он потом продолжил свою речь о переходном моменте для человечества. И если они не помогут, то это сделают Темные, да так, то человечество встанет на край гибели. И Земля снова скатится в темноту невежества и дикости.
Мастер говорил, и каждое его слово несло правду, четкую и ясную. Я словно видела весь мир со стороны. Он обрисовал политическую ситуацию и экономическую, объяснил их причины. Оказывается, все можно представить в виде энергий, противодействующих или дружественных. Многое становилось понятно. Откуда войны и кризисы, беды, нищета, богатство, деньги. За каждым внешним проявлением стоит какая-то невидимая сила-энергия. Она управляет людьми, как марионетками. А люди, большей частью,  невежественные, и не догадываются об этом. Я вновь вспомнила книги великих духовных провидцев человечества – Андреева, Блаватской, Бейли, Рерих. Последние  три писали от лица неких таинственных гималайских Махатм. Возможно, что Даниил Андреев тоже. Насколько они правы. Впрочем, человек, а точнее, сверхчеловек, который сейчас передо мной, и все его друзья здесь – тоже Махатмы. Так что у меня нет теперь поводов в чем-то сомневаться.
- А как зовут главного Мастера, который сейчас говорит? – спросила я Марию.
- У него много имен, - ответила та, и заговорщически подмигнула, - Мы в шутку называем его Мистер ИКС.  Обычно – Мастер, Учитель, Наставник. Но чаще просто представляем его энергетический образ и обращаемся телепатически.
- Он простил Райана?
Мария взглянула на меня внимательно.
- Так ты догадалась?
- Это было несложно.
- Ну что ж, тогда постарайся и понять. Он и не сердился на него. Райан был слаб, а сейчас прозрел. Теперь он один из нас, причем во многом даже сильнее. Он много страдал, правда, не здесь, а в посмертии.
- Я, конечно, понимаю, что каждый может измениться, но чтобы настолько кардинально… Вы ему верите?
Взгляд Марии стал тверже. Это говорило о том, что она хочет меня переубедить и защитить свою точку зрения от тени недоверия.
- Да, мы ему верим… Я ему верю.
Я прекратила расспросы на эту тему. Время покажет. А я еще настолько неопытна в вопросах ясновидения.
Наша беседа затянулась глубоко за полночь. За это время я успела выпить несколько стаканов сока и теперь хотела одного – избавиться от излишка жидкости в организме. Спать тоже хотела. Взглянула на маму. Она тихо заснула прямо в кресле. Мои друзья, заметив это, уложили ее на кровать.
За сегодняшний вечер я узнала массу нового. А главное, поняла, что человечество в реальной опасности, что важен каждый человек, и что нельзя терять попусту время.
- Взгляните на Марс, - сказал напоследок Мистер, - там тоже была жизнь, как у нас. А теперь только она красная, потому что ее поверхность покрывает разложившееся железо бывшей цивилизации. Это предупреждение нам всем!


ЗЕРКАЛО
   
Ночью, во сне, я взлетела высоко над лагерем и увидела далеко на юге пирамиды. Мне очень захотелось туда попасть.
Утром оказалось, что я встала последняя. Даже мама куда-то запропастилась. Не было и Марии. И Олег исчез. Интересно, где все?
Я отправилась на поиски. Вышла на берег. И увидела под одной из пальм его, нашего Главного Мастера. Его глаза были устремлены вдаль. Казалось, сознанием он где-то далеко, а здесь только его тело. Я стояла и смотрела на него.
Внезапно ощутила чье-то присутствие. Оглянулась – рядом со мной был Райан. Он смотрел мимо меня, на Мастера. Сейчас его взгляд еще больше, чем вчера выражал вечную преданность. Мне это не очень нравилось, но я понимала ее истоки.
- Настя, я прошу тебя, не отвлекай сейчас Учителя. У него очень важная работа. Он связывается с Высшими.
- Есть еще выше, чем он? - пролепетала я.
- Это те, кто куда более развит, чем мы.
Я не уловила в словах и интонациях Райана никакой недоброжелательности к себе. Сейчас он казался мне более привычным и знакомым, чем до этого. В нем было много от обычного человека. То, как он пытался исправить то, что когда-то совершил, делало ему честь. А кто не совершал ошибок? Только тот, кто не жил. По крайней мере, я стала испытывать к нему доверие.
Конечно, я не стала мешать, и пошла с Райаном. Он повел меня на прогулку. По дороге я рассказала ему свой сон, то, как я видела пирамиды, и как меня влекло к ним.
- Пирамиды – это непростое место, - ответил Райан, - Место Силы. Там соприкасаются и сталкиваются Свет и Тьма. Для новичков в магии там может быть опасно. Таких областей на Земле не так уж много. Одной отправляться туда я бы не советовал. 
Чтобы отвлечь меня от намерения посетить Гизу прямо сейчас, Райан создал двух единорогов. И весь день мы забавлялись, катаясь на них. Мой был послушный, а тот, что у Райана, все время норовил сбросить седока.
К вечеру вернулись Мария и мама. Ездили на машине (да, оказывается, у них и машина есть!). Ездили в ближайший населенный пункт. Ну что поделаешь, женщины не могут без покупок, даже в такой глуши.
Остальные так и не прибыли. Мария сказала, что они отправились в Гималайскую Обитель, где живет большая часть таких, как они. Обещали скоро вернуться. Олег отправился с ними.
Великий Мастер продолжал медитировать под пальмами и связываться с кем-то выше нас. Райан ушел сидеть у его ног. Так что ужинали мы втроем, как и обедали вчера.
Легли спать.
И я тут же вышла из тела. Осознанность была очень сильная, как тогда с Олегом. Мария опекала мамину душу, обеих я заметила парящими над хижиной.
Взлетела над морем повыше, в надежде увидеть пирамиды. Как и прошлой ночью, они светились на юге.
- Хочешь туда?
Ощутив знакомый инфо-поток, обернулась. Это был Райан.
- Райан?
- Да.
- Но, ты же говорил, что там опасно и мне еще рано.
- Одной, да. Но со мной можно.
Долго  не раздумывала. Желание увидеть то, что меня так влекло, победило опасения.
- Как доберемся?  Я медленно летаю.
- Не беда. Обхвати мою спину.
Я так и сделала. Это напоминало привычное воссоединение с телом Олега. Однако былой близости я почему-то не почувствовала. Но этот факт не помешал технической стороне дела. Мы понеслись. Летели очень быстро и добрались до Гизы за пару минут.
Прекрасна была египетская пустыня ночью. Пирамиды подсвечивали и смотрелись они потрясающе. Словно пейзаж другой планеты. На тонких уровнях я сразу ощутила там некое напряжение, витавшее в атмосфере. Будто во время грозы. То тут, то там вспыхивали какие-то искры, светящиеся линии. Проносились неясные фигуры. Несколько раз я замечала сферы-звезды, бригады друзей Олега. Наверное, тут что-то происходило, но явной битвы я не заметила. Над пирамидой в небо уходил столб света, причем, не только на тонких уровнях, но и в физическом слое.
- Ты знаешь, куда бы хотела попасть? Или у тебя нет четкого плана? –  спросил Райан.
Я прислушалась к себе, к своим внутренним ощущениям.
Странно, но желание прилететь сюда, до этого такое жгучее, уменьшилось, и намного. Словно сам факт, что я уже здесь, воспринят моим сознанием как наполовину выполненное дело. Но что тогда меня влекло сюда?
Я поделилась этими мыслями с Райаном.
Он коротко резюмировал:
- Ясно. Плана нет. Тогда позволь мне стать твоим гидом.
- Конечно.
- Я покажу тебе те уголки, которые и сам люблю навещать, когда наведываюсь сюда. Просто следуй за мной.
Я так и сделала. Вскоре показалась статуя лежащего Сфинкса, загадочная и величественная. Мы пролетели мимо нее, и я поразилась ее огромным размерам.
Мы направлялись к пирамиде рядом со сфинксом, не знаю ее названия…
- Это пирамида Хефрена, - пояснил Райан на ходу.
Мы проникли через вход и оказались в темном длинном коридоре, который после нескольких разветвлений, устремился вниз. Я смутно припоминала, что где-то должна быть гробница, но не знала точно, где, внизу или наверху. Потом мы оказались перед запертой дверью, и тогда Райан просто взял меня за руку и протащил за собой сквозь нее. Ощущения скорее нейтральные, но заниматься этим постоянно я бы не хотела. Несколько следующих подобных препятствий нас тоже не становили. И, наконец, мы оказались в довольно просторной зале. Она была пуста.
- Это гробница? Здесь ты любишь бывать?
- «Нет» на первый вопрос и «да» на второй.
- А что здесь такого интересного?
- Прислушайся к себе. Может, тебе тоже хотелось именно сюда.
Я заглянула в сознание. Хм, действительно, внутренний зов почти сошел на нет. Словно я достигла цели.
- Вот видишь, - констатировал Райан свою правоту. – Это особое место. Здесь располагается то, что сделает тебя сильнее.
Вот как, так значит, этот визит сюда был запланирован. Во мне заворочалось смутное недовольство, близкое к подозрению. Однако любопытство одержало верх.
- И что же это?
- Зеркало.
- Зеркало?  Вот уж никак не думала, что сильнее меня сможет сделать какое-то зеркало.
- Не какое-то, а особое. Это очень мощный магический амулет Светлых Сил. Его не используют все подряд.
- Да, только такие высокоразвитые существа, как ты! – заметила я иронично.
- Напрасно смеешься. Каждому, кто умеет им пользоваться, оно поможет увидеть и победить все спрятанные внутри страхи на пути к просветлению. Ты сможешь шагнуть далеко вперед.
- Олег говорил мне, что в вопросах развития не надо спешить. Все должно идти своим чередом.
- Решать тебе. Но ты упустишь хорошую возможность. А я бы сейчас мог помочь тебе заглянуть в зеркало, ведь сама ты не сможешь использовать его правильно.
Я все равно колебалась.
И тут Райан выбросил последний козырь.
- Ведь ты любишь Олега. Будешь как он, или почти. Станешь путешествовать с ним не как обуза, а на равных. 
Мне очень не нравился этот разговор. Наверное, было бы лучше прямо сейчас развернуться и полететь назад, в лагерь. Но что-то внутри, какой-то тоненький голосок твердил: «Да, да, соглашайся! Такой шанс!»
И я сдалась. А почему бы нет? Рискну. Ведь это Райан предлагает, ученик Великого Мастера, а не кто-то незнакомый. Хотя однажды он уже предал, но сейчас же все иначе…
- Хорошо, - согласилась я. 
Видимо, я все же очень сильно любила Олега и хотела быть к нему как можно ближе. Любила не как брата, как полагалось, а как мужчину, что было естественно для человека, но не для будущей космической странницы. Ведь там, наверху, не надо продолжать род.
- И где это зеркало?
- Да вот оно, разве не заметила, - Райан указал направо, в угол.
Там действительно что-то блестело. По-моему, там ничего не было, когда мы зашли. Впрочем, здесь очень темно, чтобы судить наверняка. И еще я ощущала, что во мне осталось предубеждение против Райана.
Я подошла к зеркалу. На первый взгляд, обычное. Хотя, как только я начала вглядываться, его поверхность заблестела сильнее.
Райан уже стоял рядом.
- И что нам делать?
- Смотри вглубь, просто смотри…
Его голос меня гипнотизировал.
И я стала смотреть.
Вначале ничего не происходило. Просто мое отражение. Потом его поверхность подернулась странной дымкой, там замелькали какие-то тени. Я подалась вперед. И тут мне показалось, что оттуда кто-то на меня смотрит. Ощущение было настолько явственное, что я задрожала. В зеркале возник водоворот, который пульсировал и притягивал. Он начал вращаться. Попытка уследить взглядом за его вращением закончилась тем, что у меня закружилась голова.  И вдруг, я увидела там Олега… Он протягивал мне руку. Забыв, где нахожусь, протянула руку в ответ. Там, где я коснулась зеркала, не ощутила твердую поверхность. Рука прошла как сквозь воду. Но меня это не остановило. Я почувствовала руку Олега. Он потянул меня к себе, я шагнула вперед… И ступила в темноту. Едва это произошло, меня что-то сильно подтолкнуло сзади, и я стала падать…


 
ТЕМНЫЙ МИР

Тьма, в которую я вошла через зеркало, лишила меня сознания. Я перестала что-либо воспринимать с того момента, как ступила в зеркальную гладь. Сколько длилось мое беспамятство, не знаю. Я просто очнулась в кромешном мраке. Вначале запаниковала. Где я? Ни лучика света. Ничего. Просто осознание  собственного существования и тьма.
Потом стала успокаиваться. Раз я все еще жива, возможно, найдется и выход отсюда. Надо ждать, думать и исследовать это место. Этим я и занялась.
Итак, меня предали. И предал ни кто-нибудь, а самый известный предатель в истории человечества. Не зря его имя стало нарицательным. Иуда… То, что теперь его зовут Райан, ничего не меняло. Природу человека поменять не так-то просто, даже если теперь он сверхчеловек. Когда вернусь, все узнают о том, что он сделал.
Но вернусь ли я? Надежда во мне пока не умирала.
Нет, сейчас лучше не думать об Иуде-Райане. Мысль материальна. Как знать, вдруг станет меня и здесь преследовать? А мои мысли о нем станут для него маяком, по которому он меня легко отыщет. Что, если это только начало и будет еще что-то похуже падения во тьму?
Эти размышления активизировали мое сознание – страх действует, как кнут.
Моя подвижность не была ограничена. Если бы еще видеть, куда я перемещаюсь. Я решила плыть в этом темном пространстве – вдруг куда-нибудь попаду.
Так я двигалась довольно долго, но ничего не происходило. Я пока не отчаивалась. Пробовала мысленно звать Олега, Иисуса, маму – да, даже маму, хотя она то явно не маг. Но безрезультатно. Словно здесь была проложена ментальная изоляция.
В какой-то момент услышала позади себя звук. Словно кто-то крался. Остановилась, оглянулась – никого. И звук прекратился. Я двинулась и звук возобновился. И так несколько раз. Наконец, в какой-то момент, когда я оглянулась, то увидела две красных точки. Эти фонарики мне очень не понравились, потому что выглядели зловеще и были похожи … на глаза. Я стала ждать, что будет дальше. А глаза и не думали останавливаться. Они все приближались и приближались. Наконец, я удостоверилась в том, что это и правда что-то живое. И оно направлялось ко мне.  Что-то большое, тяжелое приближалось. Красные, как угли глазища. А под ними пасть, и еще огромные лапы. Боже, что за страшилище!
Я никогда не отличалась смелостью. Испугалась и бросилась наутек. А чудовище немного отстало. А я летела и летела, и все пыталась понять, что это за монстр, и где мне скрыться от него.
Интересно, он такой же разреженный, как и я? И чем он может мне навредить?
Я вспомнила фразу, где-то и когда-то слышанную или прочитанную – если боишься, взгляни страху в лицо.
Нет, в лицо ему, а точнее, в морду, я уже глядела, и она мне не понравилась. Может, следует вглядеться получше? Что-то мне этого не хотелось. Но я решила попробовать. Остановилась и стала ждать.
И вот снова из темноты показались два рубиновых глаза. Черное чудовище направлялось ко мне с удвоенной яростью. Я замерла – что последует дальше? Ни на секунду не остановившись, монстр ринулся на меня. Я мобилизовала всю свою храбрость. Чудище замахнулось на меня когтистой лапой. Я выставила вперед руку, чтобы принять удар. Все пронеслось в сознании, мне конец! Наверное, оно разорвет мое тонкое тело на клочки. Однако ничего страшного не произошло. Вместо смертоносного удара я ощутила лишь слабый толчок. Удар черного существа мне совершенно не повредил. Мои руки оказались сверхмощной броней. В них было нечто магическое, что сделало меня неуязвимой для атак этого демона. И, по-моему, защищены были не только руки, но и все тело. Наверное, воздействие Олега на мои чакры, общение с ним и со сверхлюдьми не прошло даром. Что-то во мне пробудилось, какие-то скрытые резервы пришли в действие. По крайней мере, я оказалась способной самостоятельно сражаться с темным существом.
А чудище тем временем недоумевало, почему его действия не имеют успеха. Оно продолжало колотить меня лапами, но все его удары я воспринимала  словно через мягкую подушку. Его красные глаза горели злобой, оно бушевало в ярости и бессилии. А я испытывала чувство небольшого триумфа.
Потом мне надоело находиться в роли пассивной жертвы. Я захотела нейтрализовать врага, заставить его прекратить агрессию и отступить. Мое сознание было женским, не искушенным в сражениях. Возможно, будь я мужчиной, мне было бы проще… Однако я решила освоить науку боя и стала действовать. Сконцентрировалась на стремлении парализовать существо. И тут же увидела в руках нечто вроде лассо. В жизни не пользовалась им никогда, но тут во мне проснулось внутреннее чутье, руки, словно сами знали, что надо делать. Я раскрутила его и со второй попытки накинула на монстра. Я сотворила еще одну веревку. Накинула. Еще. И еще. В результате, через какое-то время, чудище оказалось связано и барахталось в пространстве, пытаясь освободиться.
     - Поделом тебе! Зачем на меня напало? – выговаривала я ему наставительно. Злобы во мне не было, лишь мысль, что я права.
Монстр ревел и бился, но не мог ослабить путы. Потом немного затих и прошипел:
- Это лишь начало. Все равно будешь наша. Я не смог, другие завершат.
Так оно еще и разговаривать может!
- Кто ты такой? Что это за место? Зачем я вам нужна? – я учинила допрос.
Существо сверкало глазами-угольями.
- Догадайся сама.
- Кто тебя послал? Сколько вас?
- Легионы. Вы проиграете.
- Это Ад?
- Возможно.
- Ты демон?
- Возможно.
- Это ты был в пирамиде? Ты меня сюда затащил?
Молчание.
- Ты Райан? Иуда?
Снова молчание.
Наверное, он. Хотя, не известно.
Чудище сменило тактику – стало меня уговаривать.
- Освободи меня, и пойдем со мной. Я сделаю тебя свободной и сильной. Ты нужна нам – мне и таким, как я. Ты станешь жить, как захочешь. Будешь бессмертной.
- Зачем ты меня уговариваешь? Зачем ты это делаешь? Я не стану как вы. Вы Зло, а я видела истинный Свет. И ты мне омерзителен.
- Не торопись с решением. Тебя ведь предали. Откуда ты знаешь, что снова не предадут? Почему твои друзья не спешат к тебе на помощь? Где они? Где твой любимый Олег? Где Иисус?
Я задумалась – в чем-то он прав. Я так молилась им, так звала. Почему они не пришли? Почему не ищут меня, почему не спасают?
Тут я оборвала сама себя – почему я считаю, что не ищут? Может, в этот самый момент как раз спешат сюда? Или сканируют Землю в поисках?
- Я уверена, они придут. А предал меня именно ты, Иуда. Ты демон.
Существо хрипло засмеялось.
- Блажен, кто верует…Оставь эти мечты, пойдем со мной, Настя. Освободи меня и пойдем… 
- Нет. Я ухожу.
Я последний раз взглянула на связанное существо и отправилась прочь, дальше странствовать по этому миру. Вслед мне летел его голос:
- Иди, но мы еще встретимся. Все равно твои веревки скоро растают, они не вечны.
Наконец, его голос, предлагающий пойти с ним, затих вдали.
Когда я осталась наедине, стала анализировать пережитое. Что же, темное существо косвенно подтвердило ряд моих предположений. И что мне делать дальше? Ответ очевиден - буду наблюдать и ждать. Все не вечно, и это чем-то закончится. Я продолжала свой неспешный полет в темноте. Ничто мне больше не мешало.


ВОТ ЭТО ДА!

Внезапно я заметила, что темнота перестала быть абсолютной. С той стороны, куда я направлялась, пространство стало светлее. А потом темнота начала превращаться в сумрак. Во мне зародилась догадка. Может быть, я в одном из слоев Нижнего мира? И этот свет – это восходящее Солнце. Значит, этот мир в составе планеты. Ее вращение продолжается. Я внутри Земли и вижу рассвет в Аду. То, что это Ад, я уже не сомневалась. Да и существо, которое меня преследовало, на ангела совсем не похоже. Но зачем я так сильно им понадобилась? Или я просто наживка?
Сумрак еще больше просветлел, и я обнаружила, что если напрягусь, то могу видеть над собой поверхность Земли. Это было похоже на то, словно я находилась на дне реки и сквозь  толщу ее воды наблюдала, как что-то движется по ее водной глади. И это «что-то» была наша земная жизнь, наш мир. Мой мир, который я покинула, когда полетела с Райаном. Я пригляделась. Там были люди… Много людей. Это похоже на город. Мне казалось, я вижу здания. Люди ходили по улицам. Как же мне попасть туда? Как выбраться?
Ладно, не спеши. Не торопись, ты справишься. Ты одолела демона, что-нибудь придумаешь.
Я стала исследовать этот слой, паря в нем, как воздушный змей. Приглядевшись, заметила, что здесь совсем не так пустынно, как мне представлялось в темноте. То здесь, то там мелькали какие-то силуэты. Я распознала во многих из них амеб, поглощавших энергию. Несколько раз эти фигуры направлялись ко мне, но приблизившись, отступали. Вероятно, во мне было достаточно силы, чтобы справиться с ними, и они это чувствовали.
Еще в этом мире я увидела гномиков. Они, как на лифте, спускались вниз, но, ни разу наверх.
Также я стала свидетельницей подъема снизу наверх, через этот слой, неких светящихся фигур. Кто это?
И здесь кипела жизнь, только совершенно незнакомая мне. Один раз, вдалеке, я заметила свет, но не восходящий, а сходящий. Он растаял внизу. Я бросилась к нему, но не успела.
А потом я увидела черное существо. Оно спешило ко мне. Одно такое я уже победила, но мне не хотелось ввязываться в очередную битву. Поэтому я со всей возможной скоростью уплыла от него в противоположном направлении. Я все больше желала покинуть этот мир.
 Чтобы сделаться невидимой, я образовала вокруг себя зеркальную сферу – каждый, кто взглянет, увидит свое подобие. Черный монстр, пробиравшийся мимо меня, не остановился – значит, щит действует. Спускавшиеся сверху гномы проходили через мир транзитом. Так что ничто меня больше не беспокоило. А есть, пить, спать в бесплотном состоянии не было нужды.
Наверх я не могла выбраться, но и вниз проникнуть не получалось. Я опустилась, приникла к тому, что можно считать поверхностью и стала всматриваться, словно исследуя взором дно реки.
Вначале ничего не различала. Я задействовала свое усилившееся ясновидение. Постепенно стала различать смутные тени, какое-то движение. Много маленьких силуэтов. Они были чем-то заняты. Шла неторопливая работа. Они что-то чистили, скребли, мыли, терли. Никаких построек я не заметила, все сидели в канавах. Веселья в них я не ощутила.
Долго я так лежала и смотрела. Потом вдруг, рядом со мной, сверху протянулся луч света. Этот канал проник в нижний мир и достиг одного из маленьких существ. На моих глазах он стал меняться. Начал светлеть и превращаться из гнома во что-то другое, яркое и очень симпатичное. Спустя какое-то время на его месте сияло маленькое солнышко. Произошла трансформа, и существо по световому каналу, как на лифте, стало подниматься наверх. Когда оно проплывало мимо меня, я заметила струящиеся формы тела и прекрасное, одухотворенное лицо.
Так вот как это бывает! Может быть, гномики – это ссутулившиеся души людей, лишенные света? И работа у них соответствующая – скучная и бесцельная. Но у всего есть конец. И когда им становится совсем уж невыносимо и душа просит избавления – приходит помощь. Сверху нисходит свет и происходит превращение в ангела. А уж ангел сам решает, как ему быть дальше – либо снова стать человеком, либо подняться еще выше.
Олег, ну где же ты! Знаешь ли ты, что я пропала, что я здесь, внизу?
Потом на Землю опустилась ночь. Темнота сгустилась и в этом мире. Теперь я воспринимала этот спокойно. Соорудила себе из воздуха гамак и устроилась в нем, позаботившись о невидимости. Где-то над планетой сейчас сияют звезды. А здесь их нет. Однако если очень всматриваться вверх, начинают проглядывать какие-то слабые огоньки.
Ночь прошла спокойно, и наступило утро. Темнота отступила и превратилась в желтоватый сумрак. Рассвет.   
Как и раньше, периодически, то там, то здесь, транзитом спускались гномики. Я спокойно наблюдала за ними. Вот, недалеко от меня снова кто-то спускается. Интересно, фигура на гнома совсем не похожа. Какое-то призрачное существо ко мне спиной. Я вглядываюсь. Это девушка. Она оборачивается… О, Боже! Это Марина! Как она сюда попала?!
Она меня не видит – я сама позаботилась о невидимости. Я бросаюсь к ней, но опаздываю. Энергетический канал, лифт, уходит вниз вместе с Мариной. Недолго думая, я вхожу в спускающийся поток света. И что же? Я погружаюсь вниз!
Во мне зарождается небольшой испуг. Я его стараюсь подавить. Это получается, потому что еще больше во мне желания догнать подругу.
Я опускаюсь и опускаюсь. Сумрак становится еще темнее.
Наконец, спуск завершился. Я ощутила под собой что-то плотное.
Огляделась. Марины нигде нет.
Попыталась настроиться на ее энерго-поле. Безрезультатно.
Пейзаж этого слоя состоял из небольших холмиков и канав. В канавах сидели низкорослые люди – гномы. В них еще угадывались остатки принадлежности к женскому или мужскому полу. Большинство из них было занято работой – скребли и начищали какие-то старые вещи. Окидывали меня печально-скучающими взглядами. Мне стало их очень жаль. Наверняка, они, как и я, пленники этого мира.
Однако не стоит отчаиваться, напомнила я себе. Путь наверх возможен, и недавно я это наблюдала. Когда я нырнула вслед за Мариной, не думала о том, как стану выбираться. Слишком сильно хотела ее найти. Наша встреча на поверхности, когда мы сидели на крыше и мило болтали, оставила во мне след. А кроме этого, я желала узнать, как она здесь оказалась. Я понимала, что меня заманили в ловушку, и хотела понять, какую роль отвели Марине.
Попробую поискать ее в этом слое. На Земле Марина призрачно светилась. Возможно, мне это поможет. Несмотря на день на поверхности, здесь было сумрачно.
Сколько часов я потратила, пытаясь ее обнаружить, не знаю. Немало. Но безрезультатно.
Похоже, чтобы найти ее, мне придется спускаться еще ниже. Но как?
Как я уже заметила, низкорослые существа, которых я называла гномиками, время от времени претерпевали светлую трансформу и возносились наверх. Но с некоторыми происходило обратное. Они теряли остатки света и уносились вниз, еще глубже в землю. Темное преображение. А темный канал, который при этом возникал, вполне можно использовать для спуска. Нужно лишь дождаться такого события и рискнуть.
Нарисовав в голове такой план, я стала плавно перемещаться по миру, наблюдая за существами. Одни из них смотрели на меня с надеждой. Такие явно не темные. А вот те, чей взор зол или слишком уныл – явные претенденты. Простите, друзья, что не могу вам помочь!
Вот, недалеко от меня, один из гномиков потемнел, а потом словно ухнул вниз. Образовалась затягивающая воронка. Его соседи разбежались, боясь, что их затянет. И не зря – один угодил следом.
Медлить было нельзя. Воронка начинала смыкаться. Я взглянула наверх, где было светлее, послала мысленный призыв Олегу, а потом прыгнула следом за гномами.
 

 ВНИЗ

Спуск происходил очень быстро. Как и раньше, при этом становилось еще темнее. Я падала вниз.
Потом ощутила, что пройден какой-то рубеж. Мир изменился – стал еще плотнее. Если бы я дышала, то сказала бы, что стала немного задыхаться.
Я смотрела по сторонам. Ничего и никого. Ни единого существа. И мои гномы исчезли.
Доносился странный звук. Я прислушалась, пытаясь понять, что он напоминает. На память пришел образ города и людские ноги в обуви, идущие и задевающие подошвами об асфальт. Вот это, то самое. Множество шагов. И ни души…
Внезапно я ощутила, что это не конец, и спуск продолжается. Я не оставалась в этом мире. Воронка вела куда-то еще. Ниже.
Снова спускаюсь. Опять перехожу некий барьер изменения плотности.
Передо мной открывается новый слой – еще темнее и плотнее. Ощущаю замедление падения. Упираюсь во что-то осязаемое и  останавливаюсь.
Воронки внизу больше не было. Огляделась. А вот и мои гномики. Сидят на земле (точнее, на том, что можно этим  считать). Такие же растерянные, как и я. Мужское существо и женское, жмутся друг к дружке. Заметили меня, подбежали, сели поближе. Я не отстранилась.
На поверхности сейчас день, а здесь мрачнее некуда. Местами пробивалась растительности, вроде мха. Она светилась багряным недобрым светом.
Потом я заметила странные сооружения, похожие на пещеры, беспорядочно собранные из камней. То там, то здесь мелькали силуэты существ. Приглядевшись, обнаружила, что это те же гномы из верхнего мира. Одежда на них еще более рваная и неряшливая. Они были испуганы, прятались в пещерах, перемещались между ними быстрыми перебежками.
Так, но я здесь по делу. Где же моя подруга? Марина, отзовись…
На вершине одного из нагромождений камней я увидела серое существо. Его вид мне незнаком. Лапами оно обхватило камни и прижималось к ним. Самое выразительное во всем облике – его морда. На ней огромные, невыразимо печальные глаза. Казалось, что существо вот-вот завоет от тоски. Оно смотрело на нас, и я невольно сделала шаг вперед. Мои гномы в ужасе схватили меня за руки и потащили куда-то в сторону. Я не сопротивлялась. Была словно под гипнозом. 
Мы направились к пещере. Она светилась, и этот свет не был столь мрачен, как у всего остального. Я видела голубые искорки. Мы нырнули туда. Вход в нее узкий, скорее, лаз. А вот внутри просторно, и, как оказалось, многолюдно. Сотни две гномиков сгрудились здесь. Когда мы зашли, они вначале заволновались и отпрянули. Но потом поняли, что бояться нечего и успокоились.
Я пробиралась между ними и читала в их глазах огромное желание выбраться отсюда наверх. Они очень тихо переговаривались между собой. На фоне этого негромкого бормотания тем удивительнее было мне услышать чью-то громкую речь, точнее, мощные потоки энергетических импульсов. Они показались мне очень знакомыми – все те же бунтарские нотки. Я ринулась вперед, на голос. Малыши послушно расступались. И, наконец, я увидела ту, которую искала, ради которой спустилась сюда. Призрачную девушку – Марину…
В первые секунды встречи мы потрясенно взирали друг на друга, а потом разом заговорили.
- Как ты здесь оказалась?!!
Это был вопрос, заданный обеими нами одновременно.
Я ответила первой.
- Увидела тебя, спускающейся вниз, и пошла вслед. А ты?
- И я тебя увидела. Ты вниз, и я за тобой.
- Но ты же была в Мурманске!
- Вот именно, была! Я же свободна, не забыла. Захотела попутешествовать всласть и стала летать по миру. Но в один момент меня так потянуло к пирамидам! И я отправилась в Гизу. Села на голову Сфинкса и стала ножками болтать, получать от жизни наслаждение – ну ты же меня знаешь! – Марина хихикнула.
- Ты отвлекаешься! – я постаралась придать взгляду тень укоризны.
- Да, точно, прости. Так вот, сидела я на Сфинксе, наслаждалась свободой и красотой ночи. Как вдруг увидела тебя. Ты с каким-то кадром мимо меня продефилировала и нырнула в ближайшую пирамиду. И рыжеволосый парень с тобой – это кто, кстати?
- Долгая история. Но я расскажу, когда закончишь.
- Почти завершила. Я устремилась за тобой. Пришлось полетать вначале, поискать. А потом мне показалось, что ты мелькнула и исчезла за поворотом. Я за тобой, ты от меня, я за тобой, а тебя нет. И так я очутилась в комнате. Обычная фараонская комната, в одном из углов большущее зеркало. И так мне захотелось в него взглянуть!
- И ты взглянула.
- Да. И увидела внутри тебя. Ты меня звала.
- И ты взяла меня за руку…
- И провалилась в темноту.
- У нас с тобой одинаковые истории, - подытожила я. – Мы стали жертвами обмана.
- И кто же нас обманул?
- Как раз тот рыжеволосый парень. Только мне кажется, он не один. Тут целый сговор, - добавила я.
- Да, подружка, куда-то мы влипли.
- А как ты перебиралась из мира в мир? Вслед за гномиками?   
- За ними, - подтвердила Марина, - но вначале, как следует, побродила в темноте.
- Жаль, что мы с тобой не столкнулись еще тогда!
- Да. А ты встречала черных чудищ?
- Я даже победила одно из них, - похвасталась я.
- Нет, я просто убегала.
- С ними легко справиться. Нужно связать их мысленной магической веревкой.
- Но я то совсем не маг, – усмехнулась Марина.
- Все призраки маги. Нужно только захотеть. Ладно, об этом позже. Сейчас давай думать, как нам выбираться.
- Н-да, это самое главное. Как считаешь, где мы?
- Мне кажется, это иная материальность, точнее, инфернальность.
- А еще точнее, Ад.
- Видимо, так.
- А какое отношение ко всему этому имеет твой ночной попутчик?
- Он главный предатель человечества. По совместительству, демон.
- Я не совсем поняла …
- Имя Иуда тебе о чем-нибудь говорит?
- Но, это же библейский персонаж. Выдумка.
- Не совсем. Он так же реален, как и мы с тобой, - я взглянула на свою прозрачную руку, - даже больше, чем мы сейчас.
- Невероятно, - прошептала Марина. – Может, ты видела и того, кого он предал?
- Иисуса? – я так спокойно и непринужденно произнесла это имя, словно речь шла о моем старом знакомом, сама себе удивилась, - Представь, да. Я с ним познакомилась благодаря Олегу. Когда они телепортировали наши с мамой тела. У них лагерь в Египте, на берегу моря.
Марина смотрела на меня заворожено. Потом вымолвила.
- Я уже ничему не удивляюсь. Ведь я умерла, но продолжаю жить. Ты гуляешь во сне без тела. И мы обе попали в какой-то невероятно странный мир. После всего этого сомневаться в чем-то просто глупо!
Я улыбнулась и согласно кивнула.


СХВАТКА

В этот момент окружавшая нас малышня завозилась и загалдела. Что-то их сильно встревожило.  Они все испуганно поглядывали на один из входов. А те, что были рядом с ним, стремились оттуда подальше.
- Что там, как думаешь? – поинтересовалась у меня Марина.
- Да все, что угодно! Мы совсем не знаем этого мира. Демоны. Ты видела серых существ с тоскливым взором?
- Да. Что-то в них странное. Взгляд просит о помощи, но я им не верю.
В этот момент возле входа послышался какой-то шорох. А вслед за этим показалась лапа. Существо землисто серого цвета пыталось вползти внутрь.
- Настя, как раз оно. Опасное, как считаешь?
- Гномы его боятся. Наверное, да.
Низкорослые существа, тем временем, паникуя, бросились к двум оставшимся выходам. Похоже, серое существо внушало им ужас.
В этот момент оно залезло внутрь уже целиком и оказалось довольно большим. Существо устремило свой наипечальнейший взор на толпу малышей. Видимо, этот взгляд обладал некоей магической силой. Гномики, загипнотизиованные, стали покачиваться, а потом, послушные чужой воле, маленькими шажками двинулись к чудовищу.
- Марина, не смотри ему в глаза. В них что-то есть. Что-то завораживающее, - предупредила я подругу.
- Гляди, что это с ними! – воскликнула Марина.
И правда, ситуация изменилась. Целая группа гномиков из передних рядов вместо медленного приближения, вдруг буквально ринулась навстречу серому монстру. А затем произошло нечто ужасное. Чудище схватило одного из них. Малыш запищал, начал вырываться. Но когтистые лапы крепко прижимали его к себе. Мы не могли смотреть на это равнодушно и бросились на помощь. Я вообразила, что у меня в руках кнут и стала хлестать по лапам монстра. Марина, та вообще воевала голыми призрачными руками. Чудище было сильным, его хватка крепкой, но это не помогло ему. Мы отбили гнома. Оно выпустило его и уползло через проход, которым и проникло внутрь.
Малыш вначале бился в ужасе, но мы сумели его успокоить. Он приник к своим собратьям и те утешали его, как могли.
- Нет, ты видела? Давай выйдем и сразимся с ним! – не говорила, а кричала мне своими мыслями Марина.
Я согласилась. И только мы собрались это сделать, как из прохода показалось еще одно чудище. А может, то же самое. Вероятно, их тут много, и у них время обеда.
- Ну, уж нет, сейчас мы им покажем. Да, Настена?
- Давай рискнем, - я старалась сохранять спокойствие, потому что иначе был бы трудно использовать магические способности. Затем снова активизировала свой кнут и принялась за дело.
У Марины тоже все пошло на лад. Я увидела у нее в руках арбалет. Она заряжала его стрелами, которые мысленно создавала, и отправляла их одну за другой в чудище. А я стегала его кнутом.
Монстру такой прием очень не понравился. На каждый удар или попадание из арбалета оно отвечало ревом.
- Вот тебе! Вот тебе! – сопровождала стрельбу Марина, - Получай! Будешь знать, как обижать маленьких!
Я была абсолютно солидарна с ней. Кем бы они ни были, это Зло, мы это ощущали. А тоскливый взгляд – это лишь маскировка. У Зла много масок – нужно об этом помнить. А Добру, как правило, нечего скрывать.
Наши атаки сопровождались радостными возгласами гномиков.
Наконец, монстр не выдержал и предпочел ретироваться. Он уполз в проход. Это было нелегко, но выполнимо.
-  Нужно заделать входы! – прокричала я Марине.
- Найдем камни.
- Да нет, лучше сотворим. Забыла о наших способностях?
- И правда, забыла. Еще не освоилась.
Я представила груду камней у входа, и, как полагалось, они там появились. Марина занялась другим входом. Наконец, все имеющиеся проходы оказались замурованы.
- Теперь мы в безопасности! – объявила подруга.
- В относительной безопасности, - поправила я, - мы не знаем их возможностей. Вдруг такая баррикада для них на один удар лапой?
- Так или иначе, но время у нас есть.
- Согласна. Давай думать, как нам выбираться.
В своей обычной жизни я никогда не попадала в такие сложные ситуации. Раньше за меня все решали родители и государство. Я была, скорее, пассивным наблюдателем своей судьбы. Теперь же все оказалось в моих руках. И, знаете, мне это очень нравилось, несмотря на опасности, с которыми я поминутно сталкиваюсь. Никогда раньше я не ощущала себя настолько живой. За последние дни я полностью поменяла свое мировосприятие и перестала мыслить, как примитивное человеческое существо, каковым и являлась до сегодняшнего дня. Олег и его друзья приоткрыли мне дверцу на Небо. Я заглянула туда, и то, что увидела, мне очень понравилось. И даже тот факт, что я не была осторожной и оказалась тут, в аду, считала не ошибкой, а, скорее, разновидностью опыта, не менее ценной, чем все до этого. Я не теряла веры в то, что мы выберемся.
Все эти соображения я изложила Марине. Ей ли было сомневаться в моих словах, девушке-призраку? Она и не сомневалась.
- Знаешь, у меня появилась кое-какая идея.
- Слушаю, - Марина внимательно взглянула на меня.
- Помнишь, как ты попала сюда?
- Конечно. Спустилась через портал-воронку, вслед за гномиком.
- Правильно. Я так же. А ты видела обратный процесс?
- Подъем?
- Вот именно. Я наблюдала трансформацию наших малышей. Они становились светлее, а потом выносились наверх. Причем, заметь, канал подъема был точно такой же.
- Так что же ты тогда не воспользовалась? – допытывалась Марина.
- Во-первых, тебя хотела найти.
- А во-вторых?
- Я была на отдалении и не попадала в конус действия. Тем не менее, считаю, что процесс аналогичен.
- У тебя большие способности к магии. Почему ты прямо сейчас не можешь создать такой портал сама? – выбросила козырь моя спутница.
- Не знаю. Сил не хватает, - я была откровенна, насколько могла. – Послушай, хватит спорить. По-моему, это единственный выход отсюда. Давай лучше сосредоточимся на том, как увеличить силу и создать канал, а не критиковать.
- Моя критика конструктивная, - оправдалась Марина. И тут же согласилась:
- Хорошо, хорошо, не буду. Я лишь ищу способ. Может, я могу помочь? Объединим усилия, а?
- Попытаемся представить путь одновременно.
Я начала рисовать в сознании лестницу на Небо. Ощущала при этом ментальную поддержку Марины. Лестница получилась быстро и, при этом, очень добротная. Почему-то, выполненная из белого мрамора. Я всегда вижу подобную, когда представляю путь на Небеса.  Однако было одно «но». Она упиралась в крышу.
- Ничего не выйдет,- воскликнула я, - отсюда нужно выбраться. Сразу в другой мир мы по лестнице не попадем.
И снова пауза.
- Ты думаешь о том же, о чем и я? – спросила Марина.
- Да. Нельзя бросать малышей. Это подло.
- Согласна. Не бросим.
И мы взглянули на гномиков:
- Вы с нами?
Ответом были утвердительные энергичные кивки головами и радостные крики. Они смотрели на нас с надеждой.
- Сколько их?
- Сотни две, не меньше.
- Ладно, справимся, - оценила ситуацию Марина.
- А как вылезем на крышу? Что дальше? – размышляла она.
- Придумаем, - подбодрила я, - есть небольшой план.
Миссия спасения началась.


ПОБЕГ

Я обернулась к малышам и послала им информационное сообщение. Собственно, это основной метод общения здесь.
- Ничего не бойтесь! И держитесь поближе друг к другу и к нам. Слушайте, что мы будем говорить. И помогайте друг другу. Хорошо?
- Да, - ответил хор голосов.
- Спокойно поднимаемся наверх.
Мы с Мариной двинулись первыми. Малыши следом.
Мы были где-то на середине лестницы, когда услышали в заваленных проходах какой-то скрежет. Видимо, это монстры пытались пробраться внутрь. Мы немного ускорили темп движения. На самом верху я начала проделывать отверстие. Представила, что у меня в руках лазер. С его помощью я выжигала в крыше дыру. Мы проникли сквозь нее. Нам с Мариной легко – мы призрачные. А вот материальность гномов значительно плотнее, из-за чего они посекундно застревали.
Но, тем не менее, потихоньку, друг за дружкой, они пролезли в отверстие.
- Что теперь? – спросила Марина, - ты говорила, что у тебя есть идеи. Мне кажется, нам нужен самолет.
- У него сложная конструкция, я не осилю.
- Тогда, вертолет.
- То же самое. И у нас много малышей – не поместимся. Нужно что-то проще.
- Я в детстве смотрела мультфильм про летучий корабль, - напомнила подруга.
- Это интереснее. Я его тоже видела. Как тебе ковер-самолет?
- По-моему, это самое подходящее. Надо сделать его большим.
- Отличная идея.
Я настроилась, сконцентрировалась, выпустила из себя ментальную материю, которая, благодаря моей воле, начала приобретать нужную форму.
Я мысленно соткала полотнище нужного размера, придала ему жесткость. На создание узора не было времени. Получился огромный кремовый палас.
Скомандовала малышам перебираться на ковер, что они и сделали.
Тем временем, послышались звуки погони. Внизу, серые чудища карабкались на лестницу следом за нами. Марина подталкивала на ковер последнюю группу гномиков. Запрыгнула следом.
- Все, надо отчаливать.
Я представила, как наш летучий плотик взмывает ввысь.
Повинуясь моей мысли, ковер поднялся над сооружением из камней, в котором мы прятались. И как раз вовремя – из отверстия показалась серая морда. Существо было уже не в силах дотянуться до нас, а летать, оно, кажется, не умело. Все, что ему оставалось – провожать нас тоскливым взором.
 

 ПЕСНЯ

Мы двигались вперед и вперед. Гномики радостно попискивали. Наконец, я заметила нечто, вроде пустыря. Поблизости не было видно ни строений, ни монстров. Предложила Марине приземлиться здесь и она согласилась.
Теперь следовало повысить свой внутренний свет, что автоматически должно повлечь за собой возникновение портала. Таково было мое представление о механизме создания энергетического канала. Но так ли все это в реальности? Не узнаем, пока не попробуем.
- Марин, как нам это сделать? Как нам просветлить сразу двести человечков?
- Может, молитва?
- Это хорошо. Вот только, как молиться в унисон, чтобы все души завибрировали, заискрились светом?
- Мне кажется, я знаю, что нам поможет, - Моя спутница радостно заулыбалась.
- Что же? Говори скорее!
- Мы должны петь!
Я поняла сразу. Как я сама не додумалась? Песня – это одно из лучших средств взаимного единения и поднятия настроения.
- Отлично! О чем будем петь?
- Конечно, о любви! – мгновенно ответила Марина.
- Да, несомненно! О чем же еще!
И вот мы вдвоем и еще двести маленьких существ встали в круг и взялись за руки. Я закрыла глаза и начала петь. Пение в тонком мире немного не похоже на земное. Я исторгла из себя ноту любви и передала ее остальным. Они подхватили, и многократно усиленная мелодия понеслась по кругу и вознеслась ввысь.
В какой-то момент я открыла  глаза и увидела погоню. К нам двигалась волна монстров – серых и черных. Никому ничего не говоря, я продолжила. Наша песня прекрасна. Я могла наблюдать ее воздействие – лица и фигуры гномов стали очень напоминать человеческие.
И тут стало происходить самое впечатляющее. Мы сами и пространство вокруг нас стало переливаться мягким, мерцающим светом. Он окутал нас, словно туман. От каждого из нас вверх протянулся лучик. Лучи соединились вместе и ударили словно меч. Он разрубил темное небо над нами и в нем возник портал. Огромная воронка, которая начала вращение. В нее устремилось вещество пространства. Я заметила, что наш летающий плот тоже начал подниматься вверх.
Однако демоны все ближе. Уже можно различить их жуткие оскаленные морды. Марина видела это и послала мне импульс отчаяния:
- Не успеем!
- Должны.
Главное, чтобы малыши не прекращали пение, иначе нашей с Мариной энергией не хватит, и портал сомкнется – исчезнет. И мы с новой силой присоединились к хору, воспевающему любовь.
Но тут произошло то, чего мы так боялись. Гномы заметили приближающихся чудовищ. Их маленькие горлышки сжались от ужаса и не могли произвести ни звука. Песня прервалась. Остались только мы с Мариной. Но наших голосов было недостаточно. Свет постепенно мерк. Портал постепенно затягивался тьмой, как лужа льдом в мороз.
Мы были в смятении. Гномики сбились в кучу и испуганно дрожали. А мы? Мы готовились к бою. Однако существовал и другой вариант – можно было быстро поднять наш ковер в воздух и улететь подальше. Но успеем ли мы?
- Придется сражаться! – крикнула я Марине.
- Вижу. Ох, как их много.
Мы встали впереди, защищая маленьких существ. Сейчас будет жарко! Мы наблюдали, как нас окружают тоскливые глаза и пылающие рубины. Им нужны были мы. Но они нас не получат!
Я уже было собралась мысленно создать оружие, как вдруг внутри меня зазвучал голос… 


 СПАСЕНИЕ

О, этого голоса я ждала целую вечность, а он все не появлялся. Этот импульс-зов я бы не спутала ни с чем другим! Олег! Наконец!
- Настя!
- Олег, помоги, мы в опасности! – не тихо, внутри себя, как раньше, а громко вслух закричала я в ответ.
Марина пару секунд смотрела на меня в изумлении, а потом заверещала:
- Олеженька, спаси! Мы слабые, а их много! Они готовятся напасть! Забери нас отсюда, пожалуйста!
Она восприняла меня как передающую станцию и транслировала этот отчаянный SOS. Если бы не серьезность нашего положения, я бы посмеялась от души.
Но на смех не оставалось времени. Голос Олега заговорил во мне отчетливо, словно зачитывая инструкции по технике безопасности.
- Настя, а теперь успокойся.
- Да. Все. Поняла.
- Проследи, чтобы все были на ковре. Я буду вас вести.
И я взялась за дело. Не мешкая, руководила гномиками. Все были на месте. И как только я это проверила, мы взмыли в воздух. И, как в прошлый раз, очень вовремя.  Потому что прямо под нами были демоны. Не менее полусотни, трех разных мастей. Да, среди них оказались и амебы-вампиры, совсем прозрачные. Поэтому я их сразу и не приметила. Они тянулись к нам своими лапами, но достать не могли.
Интересно, а как же амебы выбираются в наш мир? И тут же получила ответ.
Наш ковер-самолет устремился в светлую воронку-портал, созданный Олегом. Его самого я не видела, но ощущала мощь его магии. Вместе с нами в воронку устремлялось вещество окружающего мира. Я заметила, что демоны тоже оторвались от земли, и как вихрь крутящихся листьев, устремились вслед за нами. Этого еще не хватало! И я ничего не могла поделать.
Мы прошли через портал. Малыши взирали на происходящее широко открытыми глазами. Было видно, что они боятся. Но вместе с этим, в этот страх вплетались нотки приключения. Пока все шло хорошо, и мне казалось, что им даже нравится, что с ними происходит. Погоня, бегство. По крайней мере, это гораздо интереснее, чем их жизнь в канавах.
Я тоже, несмотря на некий сюрреализм происходящего внутри себя, внутри себя тихо ликовала. Особенно сейчас, когда Олег вышел на связь. Чем бы ни закончилось происходящее, это было невероятно. И я решила не торопиться подводить итоги, а просто отдаться текущему моменту. На ум пришло слово Восточной Мудрости – Дао. Путь. Чтобы узнать истину, надо найти Дао. Надо самой стать этим Путем. Надо плыть в потоке Бытия, и наблюдать из суденышка своей жизни за берегами судьбы.
И стоило мне об этом подумать, как наш ковер превратился в лодку. Очень большую лодку. А мы сами очутились внутри энергетического потока, напоминающего реку.
Я сидела на носу этой лодки. Малыши восторженно попискивали в середине. А Марина оказалась рулевым на корме. Что за чудо! Мы молча переглянулись и улыбнулись друг другу. Нам начинало нравиться наше путешествие.
Пора было выйти на связь.
- Олег, мы в реке. Но не в настоящей. Это энергия, она повсюду, мерцает и несет нас куда-то. По ощущениям – наверх.  Это ты создал реку?
- Нет, Настя, это ты сама. Я лишь указываю твоему сознанию путь и раскрываю вам двери. Но корабль ведешь ты. И ты хорошо справляешься. Молодец!  Я не ожидал, что ты так вырастешь за столь короткий срок.
- Спасибо.
- Еще рано расслабляться. Оглянись и взгляни, где ваши преследователи.
Я последовала совету. Повернула голову и стала напряженно всматриваться в сумрак позади нас. В дымке энергетического тумана нелегко что-то разглядеть. Однако через несколько секунд мне удалось заметить силуэты. Сомнений нет! Погоня продолжается! Демонов затянуло в водоворот. Марина видела то же, что и я. Я поняла это по ее обеспокоенному взгляду, который спрашивал меня, что мы будем делать.
А я, уже вслух, ответила:
- С нами Олег! Он поможет.
Марина немного успокоилась. А мы неслись дальше – то петляли и поворачивали, взмывали и падали, словно на горной стремнине.  Или движение лодки замедлялось, становилось более степенным, как на равнинной реке. Лишь бы не было водопада – пошутила я про себя.
  Так мы и неслись в пространстве энергии. И если бы не преследователи, я не променяла бы эти мгновения полета ни на что другое. А может, и хорошо, что за нами гнались – это придавало переживаниям необычайную остроту. Моя жизнь, хоть и призрачная, мне по-прежнему нравилась!
Но вот впереди что-то изменилось. Поток энергии становился все более прозрачным. Всем своим естеством я ощутила, как уменьшается плотность окружающего мира. Становилось легче, просторнее, свежее, словно мы вышли из душной комнаты на открытый воздух.
Я увидела впереди над нами матовое сияние и влажный блеск. Похоже на огромную толщу воды. Что это? Океан? Море?
Как там наши преследователи? Они немного приблизились. Я видела, что они методично и упорно работают лапами, как веслами. Хотят настичь и схватить. Однако теперь, когда с нами Олег, мне было гораздо спокойнее. Я надеялась на помощь моего ангела и его воинства. Но Олег прав – расслабляться еще рано. Как знать, на что Зло еще способно.
Во мне зазвучал голос Олега:
- Настя, сейчас вы перейдете в наш мир.
- Это опасно? Переход?
- Нет, просто больший объем света. Вы с Мариной просто вернетесь к прежнему состоянию. А вот ваши спутники давно не были наверху, им нужно адаптироваться. Создай, на всякий случай, защитный купол. Знаю, ты сумеешь.
Я послушалась. Сконцентрировалась и окружила нас и нашу лодку экраном. И чуть не опоздала – спустя мгновения прозрачность пространства возросла, а сразу вслед за этим мы буквально ворвались в толщу воды. Наши разреженные тела проникали ее насквозь, словно это была не вода, а воздух. 
А мой защитный экран дополнительно смягчал силу ее противодействия. Малыши пришли в восторг. Мы плыли как в батискафе и, словно пузырек  воздуха, выпрыгнули наверх. И … оказались на поверхности огромного озера. Погода была ветреной, по озеру катились волны разной высоты. Воды блестели и переливались мириадами искр.
Над нами раскинулось ночное звездное небо. Звезд высыпало так много, что, казалось, вся Вселенная вышла нас поприветствовать. Ярким круглым блюдцем горел в небесах диск Луны. Ее свет вычерчивал монолит пирамидальной горы, возвышающейся на берегу озера. Гору окружала радужная аура, по ней бежали сполохи. А из вершины вверх устремлялся луч света.
Где же мы вынырнули?
Со стороны горы к нам быстро приближалась светящаяся фигура. И я уже знала, кого увижу. Все те же развевающиеся на ветру светлые волосы. Голубоватая аура обнимала его тело, словно накидка. Наша лодка, сотканная из магии, покачивалась на настоящих волнах. Последние метры до нее Олег преодолел, скользя по воде. И вот мы снова рядом. Он ласково обнял меня, а я приникла к его груди:
- Здравствуй, Настя!
- Олег!
Но на вопросы и повествования у нас пока не было времени. Портал в нижний мир еще не был закрыт, и из него в любой момент могли появиться наши преследователи. Я ожидала этого с напряжением.
- Что будем делать?
- Не волнуйся, их ждет сюрприз, - успокоил меня мой друг.
 И в эту самую минуту вторжение началось. Кавалькада монстров трех разных цветов стала выныривать из глубин озера. Наши малыши в ужасе завизжали, мы с Мариной готовились дать отпор. И лишь Олег был спокоен как всегда. Он чего-то ждал. Чудища, уверенные в своей силе и нашей уязвимости, стали окружать лодку кольцом, подплывая к ней все ближе. А наше суденышко все качалось и качалось на непрекращающихся волнах.
И вдруг с демонами стало что-то происходить. 
Вот один из прозрачных вампиров стал надуваться как воздушный шар. А потом – бах! Лопнул. И соседний с ней черный монстр с рубиновыми глазами тоже увеличился в размерах, а после взорвался. И серые существа с печальным взором также не смогли избежать этой участи.
Все они, так порывавшиеся на нас напасть и уничтожить, друг за другом гибли по непонятной мне причине. Ни один не уцелел, все взорвались. И когда, наконец, последнего не стало, над озером повисла тишина, нарушаемая лишь равномерным плеском волн. Вот так, не сражаясь, мы победили.
Я, в изумлении, смотрела на друга, а затем, не выдержав, спросила:
- Что с ними случилось? Их же никто не трогал.
- Их тронуло озеро.
- ?!
- Ты знаешь, где мы?
- Я слабо представляю, где мы.
- Это Гималаи. Гора – Кайлас. А озеро – Ракшас. Я специально вас сюда вывел.
- Но для чего?
- В Ракшас стекает вода с Кайласа. Это самая святая вода на Земле. Она несет в себе энергию Шамбалы. Она способна уничтожить любое зло. У людей это озеро не пользуется славой, поскольку их вибрации слабы и вода озера их разрушает. Им больше подходит более мягкое - Манасаровар. Но чистым душам она не повредит.
Я заволновалась – что будет с гномиками? Они еще такие неокрепшие, только что из нижних миров, где так мало света.
Но я напрасно волновалась. В этот самый момент послышался изумленный возглас Марины. Второе чудо ждало меня вслед за неожиданной победой. В лодке больше не было гномов. Вместо них я увидела множество прекрасных ангельских лиц. Они смотрели на меня восхитительными сияющими глазами разных цветов, а за плечами у них на моих глазах вырастали крылья. Трансформа свершилась! Друг за другом они взмывали как птицы. Это было необыкновенное зрелище! Две сотни крылатых светящихся созданий реяли в ночном небе над озером. Мы, трое, смотрели на них, не отрываясь. А они посылали нам радостные и благодарные взгляды. Их плен в теснинах подземелья завершен. Свобода!
Затем они прощально взмахнули крыльями и растаяли в ночи.
- Вот и все. Марина, мы все же спасли их! – я не могла сдержать своего пьянящего счастья.
- Да, мы сумели! И сами спаслись! – радость Марины была не меньше моей.
И поддержал нас обеих Олег:
- Как же я горжусь вами! Не ожидал, что вы это сможете. Вырвать двести душ из лап демонов – такое под силу только могущественным магам.
Оставив лодку, мы поднялись в воздух.
- Олег, у меня к тебе много вопросов.
- Я знаю.
- Куда мы сейчас. Мне, наверное, давно пора просыпаться. И как там мама?
- С мамой все хорошо, она с Марией. Просыпаться пора, и как раз об этом я хотел с тобой поговорить. А летим мы к Кайласу. Нас ждут.


РАЗГОВОР

- Нас ждут те, у кого я ночую? – привычное веселое настроение постепенно возвращалось ко мне.
- Да, и не только.
- А можно нам немного задержаться?
- Ты же знаешь, что в этом мире пунктуальное присутствие необязательно.
- Хорошо.
- Я знаю твой первый вопрос – почему я сразу не спас тебя. Так?
- Да.
- Отвечаю – я не знал. Никто из нас не знал о произошедшем. Мы все были здесь, в Гималаях. И Райан сюда улетел, и Иисус. В Египте остались только Мария, ты и твоя мама.
- Но почему же вы не догадались, когда я утром не проснулась?
- Ты проснулась.
- ? 
- Не только тебя обманули. Представь, нас тоже могут вводить в заблуждение. Твоим телом завладела некая сущность, искусно замаскировавшаяся под тебя. И Мария ничего не заподозрила.
Обман длился бы и дольше, но через двое суток во мне зародилась тревога. Обычно ты регулярно думаешь обо мне, хоть одну мысль, да посылаешь. А тут двое суток молчания. Моя вина – надо было сразу догадаться. Но мы были слишком заняты здесь, в Обители. И в итоге я упустил тебя.
Я смотрела на Олега широко открытыми глазами. Так вот оно как все случилось.
- Теперь понимаешь?
- Да. Но я столько раз звала тебя снизу. Почему же ты ничего не ощутил?
- Я предполагаю, что все твои призывы усиленно блокировались.
- Но для чего? Зачем я им понадобилась?
- Правильно было бы спросить – зачем мы им понадобились? Для того же, для чего им нужны все люди и не только. Вся Вселенная. Ответ очевиден – они хотят жить. И наш Свет – прямая угроза их существованию. Естественно, что они хотят заглушить его любой ценой. А ты очень способная, быстро развиваешься – лишний мощный белый маг на планете им не нужен.
- Как надоела эта война! Она когда-нибудь закончится?
- Закончится. Но еще не скоро. Земля – это еще достаточно спокойное место. Есть и похуже.
- Вот уж не думала, что может быть хуже.
- Представь. Но примерно на половине небесных тел Вселенной обстановка куда более приятная. А на небесах - там вообще иначе.
- Хочу на Небо! И чтобы все на Небо, вся Земля!
- Ты и так уже одной ногой там. Осталось – завершить. А что касается Земли, то и для нее настанет время. Нужно, чтобы люди повзрослели и стали мудрее. Вот тогда Небо само спустится на Землю, а потом унесет с собой ввысь.
- Как красиво! И когда это случится?
- Любое развитие происходит постепенно. Спешить нельзя – помнишь, я говорил?    
- Да.
Марина летела чуть позади нас, так что мы с Олегом оказались как бы наедине.
- После всего пережитого, чему ты научилась?
- Терпению. И еще я поняла, что очень люблю тебя, но не как мужчину, а как друга.
- Вот этого я и ждал.
- Моя любовь переплавилась и стала более спокойной и возвышенной.
- Теперь ты обладаешь космическим чувством любви, а у нее нет пола. Любое существо достойно любви и способно ее дарить.
- Одно осталось неизменным.
- Что же?
- Мое желание быть с тобой рядом. Следовать как помощница, учиться у тебя.
- Жизнь Космического Мага полна забот и опасностей. Ты готова полностью отрешиться от себя самой и целиком посвятить свое существование спасению миллионов душ?
- Думаю, да.
- Не торопись, взвесь все хорошенько.
- Мне кажется, что это самая лучшая профессия на свете. Когда мы с Мариной спасали гномиков, я ощутила, будто стала каналом вселенской любви. Через меня текли водопады энергии. Словно я растворяюсь во всем, а все во мне. Ради того, чтобы пережить подобное, я готова оставить прежнюю жизнь. Тем более, что в ней не было ничего, что невозможно было забыть.  Единственное – мои родители. Моя любовь к ним безгранична, и потерять их я тоже не могу. Можно ли быть магом, и в то же время оставаться человеком?
- Это осуществимо. Об этом я и хотел с тобой поговорить. Мы летим к могущественным существам. Они предложат тебе выбор. Я не имею права настаивать, но, все же, советую согласиться.
- О чем идет речь?
 - Узнаешь.
И Олег замолчал. Он оставил на суд моего сознания некую загадку, которая могла повлиять на мое будущее, на всю мою жизнь. Он не хотел решать за меня, и я оценила его такт. Ох, Олег…


ПРАЗДНИК

Тем временем, мы достигли вершины Кайласа. Ни одно человеческое существо никогда еще не покоряло ее. Но мы и не были людьми. Так, одни призраки и сверхлюди.
Кайлас постоянно окружен особым энергетическим полем. Мириады незримых обычным взором существ реют над горой и окрестностями, создавая непрерывный поток духовной силы. Это словно пуповина, связывающая Землю с Космосом. И по этой пуповине постоянно поступает информация с высших Планов. Целостность пуповины нельзя нарушать, пока младенец не родился. Именно поэтому Кайлас должен оставаться неприкосновенным.
Вся эта информация яркими образами высвечивалась в моем сознании, пока мы спускались над северным склоном.
Мы пролетели еще немного и оказались в небольшой долине, окруженной со всех сторон горными пиками. Долина по форме напоминала бутылку, чье узкое горлышко представляло собой открытый проход на северной стороне. Вся местность оказалась заполненной людьми – паломниками и ламами в традиционных буддийских одеяниях. Помимо них я заметила множество призрачных существ, подобных нам с Мариной. И еще повсюду было много сияющих сфер – таких, как Олег и его дружина. Все присутствующие располагались концентрическими кругами вокруг плоской скалы, возле северного прохода.
- Что это? Где мы? – я стала донимать спутника вопросами.
- Это праздник в честь рождества Христа.
- Но почему здесь, в Гималаях?
- А почему нет? Христос – это Мировой Лидер. Он Учитель и для буддистов. Все взаимосвязано.
- А где же Иисус? Ведь он виновник торжества. И его спутники?
- Если ты о наших египетских друзьях, то они вон там, - и Олег указал на группу людей.
Я пригляделась.
- Ой, там и моя мам!
- Да, она там. Что касается Иисуса, то праздник не совсем в его честь. Он посвящен Христу.
- А разве это не один и тот же человек? Точнее, сверхчеловек.
- Нет. Иисус – наш египетский Мастер, великий Учитель. Но Христос – это дух этой планеты. Он ее отец и руководитель. Это уникальная сущность. И две тысячи лет назад Иисус предоставлял ему свое тело для проявления. 
 - Так вот почему, когда я в Мурманске спрашивала о Христе, ты ответил, что он не совсем тот, кем его считают.
- Именно так. Впрочем, эта информация важна лишь для посвященных. А для всех людей все это не существенно.
На плоской скале, возле узкого прохода, возвышалась огромная хрустальная чаша, необыкновенно изящной формы, с золотой инкрустацией. С самого начала она привлекла мое внимание своим блеском. Именно возле этой чаши в эту минуту началось какое-то действо. Прямо над ней, из воздуха, внезапно стали проступать контуры трех величественных фигур.  Это были три существа человеческого облика очень высокого роста. Трое мужчин прекрасной наружности, сияющих, словно они были освещены электричеством.
Их появление заставило ряды паломников, лам и остальных присутствующих радостно заволноваться. Вслед за этим долину огласил общий ликующий клич. Затем центральная парящая фигура приветственно подняла руку, а потом, на незнакомом мне языке, в форме песнопения стала поизносить некий мантрам. Он имел чудесное воздействие на присутствующих. Все вытянули руки вверх в молитвенном призыве и так стояли, застыв, пока длилась песня. Хотя я не знала слов, но ощущала ее огромную мощь. Все мое тело завибрировало в унисон. Я взглянула на Олега и Марину. С ними происходило то же самое. Это был великий призыв любви и воли. Мне показалось, что эхо, многократно повторяя слова, унесло их дальше, за пределы долины, с тем, чтобы передать всему миру.
- А я и не знала, что в Рождество происходит такое чудо! – прошептала я Олегу.  – Это и есть Христос?
- Да.
- А кто рядом с ним?
- Ману, хранители человечества.
Наконец прозвучали финальные ноты, и пение затихло. Молчание опустилось на долину. Однако напряжение энергий было столь велико, что эта тишина звенела.
- Паломники и ламы останутся в этой долине на три дня. Праздник Весак, Пасха и Рождество – величайшие события года для них, и они хотят всем своим существом впитать в себя этот день и все, что с ним связано. Христос предстал пред ними воочию, и для них это наиценнейший дар. Сейчас настало время аудиенции для Учителей.
- Так значит, это не Иисуса, а Христа предал Иуда, - размышляла я вслух.
- Через Иисуса воплотился Христос, и Иуда этого не понял. Но после раскаялся.
- Кстати, об Иуде. Райан – это он и есть?
- Да.
- Ты знаешь, что это он спустил меня вниз, в ад?
- Он?
- Ночью, три дня назад, он сопровождал меня к пирамидам, а потом, в одной из них, протолкнул меня через зеркало-портал.
- Это невозможно. Три дня назад, вечером, они с Иисусом прибыли сюда, в Гималайскую Обитель. Тогда в Египте, вы ночевали втроем.
- Да, но…Мне показалось, что это он… Неужели меня провели?
- Вероятно. Нас всех обманули. Но в Иуде я уверен. Он очень изменился. Более преданного человека я еще не встречал.
- Я тебе верю.
- Демонам нужно, чтобы мы сомневались друг в друге.
Марина, которая все это время молчала, подлетела к нам:
- Мне понравилась церемония. Торжественно! Настя, а что дальше? Мне хочется полетать над Гималаями. Здесь такие места!
- Может, после? Ты хотела бы навестить со мной Христа? Он оценил ваш поступок и желал с вами поговорить. 
Марина согласилась. Тем временем, в долине паломники набирали воду из хрустальной чаши. Христос с Ману стояли позади нее, окруженные большой группой людей и существ. Мы направились к ним. Среди них я узнала группу египетских Учителей. Боже, и мама здесь, с Марией! Я полетела к ней и обняла ее прозрачными руками. Мама вздрогнула:
- Настя?
- Да.
- Настенька, доченька, я так волновалась!
- Все хорошо, мама!..
Олег позвал меня. Я подлетела и оказалась вместе с Мариной перед тем, кто руководил эволюцией нашей планеты.
- Ничего не бойся, - услышала я внутри себя совет Олега.
Я не успела ничего сказать в ответ, потому что в эту секунду величественная сущность, именуемая людьми Христом, устремила на меня свой сияющий вор. И в тот же момент мое сознание слилось с чем-то больше меня. Я словно охватила нашу Землю целиком, стала в курсе всех тончайших нюансов и событий, происходящих на ней. Онемев от изумления, я только и могла, что наблюдать. Все процессы и явления, происходящие на Земле, в один миг оказались подвластны моему пониманию. Это было чудо! Передо мной стоял величайший из Богов нашей планеты, ее наставник и опекун.
А затем во мне зазвучал голос:
- Настя, я давно за тобой наблюдаю. Ты очень быстро эволюционируешь. А ваш последний поступок – спасение душ из нижних миров – просто изумителен. За сутки твои способности неимоверно возросли, и ты преодолела путь, на который у иных уходят сотни лет.
Кроме того, мне известны твои теплые чувства к Космическому Страннику и Магу, которого ты зовешь Олегом. 
Я ничего не отвечала, лишь внимала необъятному по силе голосу внутри себя. Он продолжал:
- В связи с этим, позволь предложить тебе помощь. Она заключается в следующем. Я повышу твой уровень энергии и помогу создать из света новое тело. Ты станешь подобна Олегу и сможешь путешествовать с ним во Вселенной. Одновременно с этим возрастут все твои способности к магии.  Сверхбыстрый полет, материализация из воздуха, всеведение и прочее, что ты можешь делать вне тела, но в гораздо большем объеме, станет доступным постоянно. И тебе не потребуется засыпать, чтобы все это стало возможно. И не только это – многое другое.
Но тебе необязательно соглашаться. А также, не нужно давать ответ прямо сейчас. Ты можешь думать сколько угодно. Ты можешь вернуться к своему прежнему телу и жить в нем. А потом, если решишься, призови меня снова.
Вот такая информация внезапно обрушилась на мою бедную призрачную голову. И хотя я мечтала о том, чтобы стать, как Олеги быть с ним вместе с того самого момента, когда он впервые пришел ко мне, я вдруг ощутила в себе нотки неуверенности. Что-то мне мешало.
И Христос тут же подсказал мне причины:
- Ты не знаешь, сможешь ли ты после этого жить, как человек, быть с родителями, с людьми. Мой ответ – конечно. Взгляни на Олега. Это человеческое тело никогда не рождалось. Он сотворил его по собственному желанию. А захочет – станет другим. Так и ты сможешь менять свой облик по своему усмотрению. Мир людей останется открытым для тебя, как и прежде. Даже в большей мере. Ты сможешь узнать людей по-новому, познаешь их еще лучше, чем раньше. Ведь тогда они больше не смогут тебе навредить, потому что тебя невозможно будет ни ранить, ни убить.
Что касается твоей мамы, то она не будет против. И ты по-прежнему сможешь проводить с ней столько времени, сколько захочешь.
Я все еще молчала, но в моем сознании уже произошел перелом. Все мои страхи оказались развеяны. И теперь оставалось лишь одно – сказать «да».
И я сказала:
- Я согласна. И не потом, а сейчас.
- Хорошо, Настя, не бойся. Через пять минут ты ощутишь мое воздействие.
И все же я немного боялась. Новое всегда немного пугало меня. Я вспомнила разговор с Олегом и его совет принять предложение, которое последует. Уже тогда он знал будущее развитие событий. Мне с новой силой захотелось стать подобной ему и быть с ним рядом.  И я решила окончательно. Пять минут истекали. Оглянулась на моих друзей. В их глазах – огромная любовь. Олег подлетел ко мне и взял за руку:
- Я с тобой.
И в этот момент я снова услышала Христа:
- Настя, ты готова?
- Наверное, да.


ПРЕОБРАЖЕНИЕ

И тогда в руке у Бога откуда-то появился сияющий жезл из неведомого металла. По краям его горели огромные алмазы. Он был окружен пламенем, которое передавалось на руку Христа, но не сжигало ее. Вначале он направил жезл в небо. И оттуда сорвалась молния и ударила в волшебный скипетр. А затем Христос направил его на меня. И вся накопленная в нем энергия перешла в меня.
Сказать, что меня ослепил Свет, ничего не сказать. Он взорвал меня. Я перестала ощущать руку Олега. Мириады звуков родились во мне. Миллионы огненных существ ворвались в меня и закружились внутри. Я прожила эоны лет за один миг. И забыла, где нахожусь. Все мои прошлые воплощения всплыли в сознании с небывалой отчетливостью. Я перестала быть Настей Снеговой, и возродилась в тысячах жизней. Я умерла и родилась вновь. И поняла цель и смысл нашего Бытия. И это знание смягчило меня. Я расплавилась как металл в печи с тем, чтобы превратиться в нечто прекрасное. И посреди всего этого жила моя любовь, не только к Олегу, но ко всему на свете.
А потом стали проступать контуры физического мира. Я снова увидела лицо мамы, Иисуса, Иуды, Марии Магдалены, всех апостолов, Марины. И, наконец, Олега. Все смотрели на меня с изумлением. А я чувствовала, что у меня новое тело. Оно было прозрачным, как хрустальный шар, и при этом светилось, как звезда. И я не нуждалась в обычном человеческом зрении, чтобы видеть его насквозь.
Напротив меня Христос и его Ману. Жезл  был уже убран.
- Все, Настя, теперь ты переродилась. Добро пожаловать!
Всем своим естеством я послала в ответ токи благодарности и любви. Он принял и ответил:
- Пустяки! Рад был оказаться полезным тебе!
Вслед за этим Христос и Ману взмыли над чашей, послали всем последние приветствия, а затем исчезли в воздухе. Все заканчивалось, праздник подходил к завершению.
Итак, я стала Космическим Магом, но это лишь начало. Мое тело – сфера-звезда. Я вспоминала имена, которые несколько дней назад, чудесной ночью в Египте, дали мне апостолы. Имаг назвала меня Джанан, а Хуан – Мэй-Джунг. Душа и цветок любви. Только сейчас я в гораздо большей мере стала соответствовать этим словам. Я расцвела, и во мне было очень много любви.
Но земное не могло исчезнуть из меня мгновенно. Тем более, что напротив меня стояли существа в человеческом облике. Опыт жизни на Земле невозможно забыть в один миг. Тысячи воплощений оставили во мне нестираемый след. И хотя я стала сверхчеловеком, моя душа все еще любила эту планету больше всего на свете. Поэтому я пожелала приобрести привычную для меня человеческую форму.
И что же?
Новое тело послушно отозвалось на мою мысль. Сфера тут же трансформировалась – у меня появились голова и конечности. Я придала своему лицу прежние черты.
Я не создала легких, сердца и прочих внутренних органов – решила, что займусь этим позже. Сейчас это не было важно.
Важно стало другое. Я ощутила невиданную полноту жизни. Все вдруг стало естественно и легко. Реки энергии текли во мне мощными потоками, и я могла ими управлять.
На меня смотрела мама. Она улыбалась и плакала одновременно.
- Дочка, я всегда знала, что ты отличаешься от остальных, но чтобы настолько! Я надеюсь, ты меня не бросишь? Я тебя так люблю!
- Мама, ну что ты! Конечно, нет! Обещаю, что половину времени, как и раньше, буду проводить дома. А мои новые способности помогут нам сэкономить на покупках, - и я подмигнула. – Ты ведь не откажешься, если я сотворю тебе немного запасов в холодильник?
Мы обе уже смеялись.
- Хорошо. Уговорила. Но чтобы к одиннадцати была дома! – мама шутливо погрозила мне пальцем.
- Ладно, мама. Согласна. Но временами я буду отлучаться. Ты ведь хочешь, чтобы я посмотрела мир?
Я обняла свою обеспокоенную родительницу и поцеловала.
- А я не буду спешить рассказывать все твоему отцу. Он   нас такой консервативный. Ты уж сама реши, как и когда.
- Мама, я не прощаюсь.
- Встретимся дома. Жду тебя к Новому Году!
После этого я перешла к группе египетских белых магов, так тепло принявших меня. Голубые глаза Иисуса, как прежде, глубоко проникали в мое сознание.
- Ты правильно поступила. Это наилучшее решение. Ты уже подготовила свое тело к преображению предыдущими инкарнациями. Христос лишь  ускорил то, что однажды бы случилось само. Но это было бы не в этой жизни. – Учитель улыбнулся и обнял меня. – Не исчезай из виду, навещай нас.
Я встретилась глазами с Иудой:
- Прости, что усомнилась в тебе. Мария мне говорила, что ты изменился, но я не верила.
- Сейчас веришь?
- Сейчас я знаю.
- И ты прости. Здесь и моя вина – не доглядел. Ведь я обязан был что-то заподозрить. Но излишняя преданность Мастеру ослепила меня.
- Все в прошлом.
Остальным апостолам не терпелось мне что-то сказать, поздравить. Они галдели, как стайка воробьев в лучах весеннего солнца. 
- Тише, друзья - усмиряла я их гомон, а сама радовалась как дитя тому, что все так хорошо завершилось и, что мы все рядом.
- Настя, куда ты теперь? – спросила Мария, в бытности, Магдалена.
- Еще не знаю. Потом решим. Или Олег подскажет – он лучше знает, где и кому нужна помощь. А я буду следовать за ним и учиться. Мне очень хочется посмотреть, что там, за облаками, - и я закрыла глаза в предвкушении. – Всю жизнь мечтала.
- А мечты надо воплощать, иначе для чего они нужны! – подхватила Марина. – Настя, знаешь, этот прекрасный мужчина, который в тебя молнией стрельнул, предложил сделать со мной то же самое.
- Что предложил – выстрелить? – я беззлобно подтрунивала над подругой.
- И это тоже. – Марина не смутилась. – Он сказал, что мои возможности усилятся, и у меня будет возможность иметь плотное тело. Как думаешь, соглашаться?
- Несомненно. – И я утвердительно закивала головой. – Даже не раздумывай. Ты не представляешь, как мне сейчас хорошо.
- Догадываюсь. Но мне и так неплохо!
- А будет еще лучше! Ты сможешь спускаться в мир людей. Разве не хочешь навестить Митю?
- Шутишь?  Он же умрет от неожиданности. Он такой … - Марина подбирала слово, - немистичный…
Но я быстро нашла выход:
- А ты не возвращайся в том же облике.
- О! Я и не догадалась. Это отличная мысль! Я ведь скучаю по нему. Я говорила тебе, что мне нравится быть мертвой и свободной. Все правильно, ничего не изменилось. Однако, я чувствую, что кроме свободы, мне очень не хватает кусочка плоти, которая могла бы меня обнимать.
- Это ты о своем друге?
- И о нем, и о своем теле. Так что я, наверное, соглашусь.
- Тогда мы еще встретимся.
- Мы и не расстанемся!
И вот, наконец, у меня появилась возможность поговорить с Олегом.
- Настя, я поздравляю! – ласковый голос, добрая улыбка, все как раньше.
- Ты знал, что так будет?
- Я догадывался.
- Твои догадки всегда сбываются.
- Я очень рад за тебя! Так мне будет гораздо проще уследить за тобой.
- Не понимаю, для чего за мной следить? Я и так все время рядом.
- Разве ты не поняла, какую роль я играю в твоей жизни?
- Ты ангел.
- Но ангелы бывают разные.
- И какой же ты?
- Я ангел-хранитель…твой ангел-хранитель….
Я смотрю в его глаза, в которых пульсирует знакомая и одновременно такая неведомая мне энергия. И я понимаю, что это правда.
- И когда ты хотел мне об этом сказать?
- Ты бы сама узнала рано или поздно.
- И это значит, что ты не покинешь меня?
- Пока ты была человеком – да.
- А сейчас?
- И сейчас. Но уже не потому, что должен охранять – ты и сама сможешь за себя постоять не хуже меня.
- Тогда почему?
- Называй это Космической Любовью. Сродство душ. Полное взаимопонимание. Мы словно часть одного целого и знаем друг друга миллионы лет. Я со многими душами дружил, летал, работал. Но именно в тебе я увидел то, что так давно искал. Абсолютная идентичность! Разве ты не ощущаешь то же самое?
- С первого дня.
- Тогда о чем еще говорить! Ты полетишь со мной?
- Зачем спрашивать? Конечно, да!
- Тогда, в путь! – звучат слова, ставшие мне уже привычными, и по которым я так скучала.
Мы трансформировали свои тела и стали сияющими сферами – так удобнее путешествовать. Я взмыла над долиной. А вслед за мной летел Олег. Но теперь я знала, что его настоящее имя не Олег. Оно  - нечто гораздо  прекраснее - как сама Вселенная! 
Страха больше не было, секретов тоже. Остались только любовь и свобода.
- Ты тогда не сказал мне, откуда ты родом.
- Ты же можешь читать мысли – узнай сама.
Я проникаю в сознание друга и вижу ответ.
- Неужели ты тоже?
- Представь.
- Невероятно, что ты землянин!
Мы замолчали. А спустя мгновение:
- Ты знаешь, куда бы я сейчас полетела?
- Да. В Мурманск.
- Все верно. Мой папа вернулся с рейса, и я хочу его увидеть.
- Так в чем же дело? – восклицает Олег.
Яркая звездочка обогнала меня, устремляясь вперед. Я летела вдогонку. Перед нами открывалось чистое звездное небо, и мы чувствовали в нем себя, как дома. 



Спасибо за ваше внимание!

e-mail: danina.t@yandex.ru 
Все электронные книги из серии «Эзотерическое Естествознание» представлены на сайте Литрес:
http://www.litres.ru/tatyana-danina/
Книга 1 – «Основные оккультные законы и понятия» - Книга 2 – «Эфирная механика» - http://www.litres.ru/tatyana-danina/efirnaya-mehanika/
Книга 3 – «Астрономия и космология» - Книга 4 – «Механика тел» - http://www.litres.ru/tatyana-danina/mehanika-tel/ 
Книга 5 – «Биология» - Книга 6 – «Новая Эзотерическая Астрология, 1» - Книга 7 – «Оптика и теория цвета» - http://www.litres.ru/tatyana-danina/optika-i-teoriya-cveta/
Книга 8 – «Химия» - http://www.litres.ru/tatyana-danina/himiya/
Книга 9 – «Термодинамика» - http://www.litres.ru/tatyana-danina/termodinamika/
Еще книга моего дедушки – «Воспоминания русского фельдшера о финской войне» - Все эти же книги теперь будут изданы на в печатном варианте и будут продаваться на Amazon – ищите в графе – Paperback.
А так же на сайте
Те же книги на английском:
The books of the series “The Teaching of Djwhal Khul – Esoteric Natural Science” - “The main occult laws and concepts” - http://www.amazon.com/Main-Occult-Laws-Concepts -ebook/dp/B00GUJJR72
“Ethereal  mechanics” - (paperback - https://www.createspace.com/4836813 )
“New Esoteric Astrology, 1” - http://www.amazon.com/dp/B00JF6RMCY (paperback - https://www.createspace.com/4827294)
“Thermodynamics” -  http://www.amazon.com/dp/B00KGHK8EU  (paperback - https://www.createspace.com/4838412)
The book of my grandpa – “The memories of the russian military paramedic Michael Novikov of the Finnish war” http://www.amazon.com/dp/B00JYDITQ6

 
 





 

   

 

 

 
 

   

   
 


Рецензии
замечательно )))

Сергей Гарсия   08.07.2016 14:00     Заявить о нарушении