Крик души или История одного танка

Крик души или История одного танка
«Знаменитый советский танк Т-34, самый массовый танк периода Великой отечественной войны. Т-34 оказал огромное влияние на исход войны, конструкторам танка удалось создать оптимальную и сбалансированную конструкцию по боевым, тактическим, ходовым и технологическим характеристикам.
Танк стал символом победы в Великой отечественной войне, его часто можно видеть в небольших городах и райцентрах на                постаментах и в составе больших памятников - мемориалов в честь победы над фашизмом» - так было написано на постаменте, где простоял я, красуясь и наслаждаясь заслуженной славой, без малого семьдесят лет.
Старый я уже! И по людским меркам и по техническим. А что на старости лет надо? Уважение и покой! Приятно, когда ребятишки подходят и с восхищением смотрят на меня, а молодая учительница не спеша рассказывает им: «В Великой Отечественной войне, которая шла на территории государства, занимавшего 1/6 часть суши, решающими становились танковые сражения. В ходе боев с участием бронетанковых войск, противники оказывались в одинаково тяжелых условиях, и кроме возможностей военной техники, были вынуждены демонстрировать выносливость личного состава.
Наиболее крупным военным столкновением с участием бронетанковых войск долго считалось сражение в районе станции Прохоровка (Белгородская область) 12 июля 1943 года. Оно проходило в ходе оборонительной фазы Курской битвы под командованием генерал-лейтенанта танковых войск Красной Армии Павла Ротмистрова и группенфюрера СС Пауля Хауссера со стороны противника. Согласно данным советских военных историков, в сражении участвовало 1500 танков: 800 — с советской, и 700 — с немецкой сторон. В некоторых случаях указывается общая цифра — 1200. Согласно последним данным, с обеих сторон в этой битве участвовало лишь около 800 единиц бронетехники».
Я слушаю её и мне приятно, как удивляются и смеются эти мальчишки и девчонки – наше будущее, те, ради кого я прошёл сквозь огонь.
Люблю, когда красивые молодые пары подходят и, сияя от счастья, в свой лучший день жизни - День создания семьи, приносят мне цветы. И хотя я железный, всё во мне наполняется каким-то теплом, и я шепчу своё благословенье: «Будьте счастливы! Цените мир! Мир вам и вашим детям!»
Я  по своему, по-стариковски счастлив!
Мне не редко снятся бои – не возможно забыть прошлое, войну, то что ты повидал на войне, даже мне, железному созданию невозможно. Скольких ребят я потерял!
Мой экипаж не был постоянным: выйдя из госпиталя, раненые танкисты редко возвращались в свой экипаж и даже — в свой полк. Я очень переживал за своих ребят. Как-то мы попали в окружение, а экипаж мой – одни молодые пацаны. Прозвучал немецкий призыв: «Сдавайся!» и ребята гордо ответили: «Комсомольцы не сдаются!»
Лейтенант приказал всем написать письма близким. Никогда я не забуду его письма:
«Моя дорогая и любимая мамочка! Пишет тебе твой сын Вова. Вот выдалась свободная минутка. Не знаю, мамочка, увидимся ли ещё когда – кругом немец и помощи не ждём. Больше всего хочется жить! Жалко, что ничего не успел: ни жениться, ни детишек после себя оставить! Знаешь, мамочка, почти не страшно, но шибко обидно: зачем люди такие злые. Убивают друг друга. Чего немцу-то не хватало? Ведь сыт-ухожен! А мне так хочется сейчас тебя поцеловать и прижаться к тебе мама, и попросить прощение за всё-за всё. Знаешь, сейчас, как-то по другому всё видится, как будто не я был. Коли вернусь домой, совсем по другому жить буду! Только бы разбить немца! Какая чудесная жизнь будет! Мамочка, мне хочется написать тебе самое главное…». Дальше был взрыв. И Вову убило. Убило всех.
Мне сняться иногда бои. По этому, когда проснулся я этой ночью от грохота и взрывов не сразу понял, что это уже не сон. Кто?! Кто осмелился опять сеять смерть в родной моей Украине? Люди! Что за забавы! Что за шутки!
Вокруг всё громыхало. Бежали рыдающие от ужаса и горя женщины, кричали плачущие дети, а рядом послышался стон. «Не может быть! Саша - молодой паренёк лет двадцати. Я помню и его, и его очаровательную Свету, с которой они два месяца назад пришли ко мне в свой светлый день – День свадьбы и я пожелал им самого главного – Мира! И им, и их будущим детям! Кто? Кто и зачем сеет это зло?» - подумал я.
 Подбежали такие же мальчишки, как и Саша, только в форме: «А, оккупант! Пусть подыхает!» - пнув Сашу произнёс с усмешкой Гриша.
«Гриша! Что же ты делаешь? Ведь это твой брат! Вы же живёте в одной стране, учились в одной школе…Кто оккупант, Гриша?».
Я железный, но мне стало очень горько и больно: «Люди! Зачем вы сеете зло?! Ведь пожинать его будут, прежде всего, ваши дети и внуки. Какая глупость и жестокость – убивать свой народ!»
Какие-то люди прервали мои ужасные размышления и обратились ко мне: «Помоги, браток! Помоги!».
 Они стали наклонять меня, чтобы снять. «Эх, люди! Я воевал честно! За Родину с врагом! С захватчиками! Люди, с кем воюете вы?! Неужели надо всё залить кровью, потакая шайке ненасытных и алчных сатрапов? Неужели нет лучшей забавы для молодёжи? Почему вы не задумываетесь о детях? Кого вы после этого, если конечно останетесь живы и сможете иметь детей, воспитаете?»
Я понял, что это конец! Конец моим мечтам о спокойной и прекрасной старости в стране, где тебя ценят, уважают и благодарят за подвиг, за Победу. Конец, раз это поколение не нашло лучшей забавы, чем убийство и война.
Быть может молодая учительница Юля им о войне что-то не так рассказала или недообъяснила?


Рецензии
75 лет великому танковому сражению у Прохоровки

----
75 лет назад под Прохоровкой в Курской битве встретились танковые силы в лице 5-й гвардейской танковой армии Красной Армии и 2-го танкового корпуса войск СС Германии. К исходу сражения около 300 танков армии Ротмистрова были подбиты на поле у Прохоровски. За ночь немцы эвакуировали почти все свои подбитые танки (на поле боя на другой день было обнаружено только около 30 подбитых немецких танков, которые немцы убрать в свой тыл не успели). А так же немцы подорвали все 300 танков из армии Ротмистрова.

Узнав о таких потерях 5-й танковой армии Сталин хотел отдать Ротмистрова под суд. Но сразу стало известно, что немцы приостановили наступательные действия и стали явно готовиться к отходу с южного фаса Курской дуги. Северный фас Курской дуги они уже оставили. Стратегическое наступление Германии под Курском полностью провалилось. Больше Германия наступлений подобной силы до сражений у Арден и Будапешта зимой 1944-45 гг. уже не проводила.

----
Встречное танковое сражение на поле под Прохоровкой считается переломным моментом в Курской оборонительной операции. Однако в Ставке ВГК этот контрудар был воспринято как провал. И дело не только в том, что поставленные боевые задачи не были выполнены, но и в громадном количестве разбитой, сожженной боевой техники и человеческих потерь.

Перед началом битвы в 5-й гвардейской танковой армии П. А. Ротмистрова числились 909 танков, из них - 28 тяжелых, 563 средних танка Т-34 и 318 легких танков Т-70. Однако после марша армии к Прохоровке на ходу остались только 699 танков и 21 самоходная установка.

Им противостоял 2-й танковый корпус СС, в распоряжении которого имелись 294 танков и самоходных штурмовых орудий, из них в боеготовом состоянии были 273 боевые машины, включая 22 Т-VI "Тигр". В 2-ом танковом корпусе СС было три моторизированные дивизии. По состоянию на 11 июля 1943 г. у моторизованной дивизии «Лейбштандарт CC Адольф Гитлер» имелось в строю 77 танков и САУ. У моторизованной дивизии СС «Мертвая голова» было – 122 и у моторизованной дивизии СС «Дас Райх» – 95 танков и САУ всех типов. Итого: 294 машины.
--

Ход сражения под Прохоровкой

Таким образом под Прохоровкой столкнулись 232 тяжелых и средних танка вермахта и 699 легких и средних танков Красной армии – всего 931 боевая машина.

10 июля 1943 г. — началось наступление на Прохоровку. Благодаря очень эффективной поддержке своей штурмовой авиации немцам к исходу дня удалось захватить важный оборонительный пункт — совхоз «Комсомолец» — и закрепиться в районе деревни Красный Октябрь. На другой день немецкие войска продолжали теснить нас в районе хутора Сторожевое и окружили части, которые обороняли деревни Андреевку, Васильевку и Михайловку.

До Прохоровки осталось лишь 2 км без каких-то серьезных укреплений. Осознавая, что 12 июля Прохоровка будет взята и немцы повернут на Обоянь, выйдя в это-же время в тыл 1-й танковой армии, командующий фронтом Ватутин надеялся лишь на контрудар 5-й танковой армии, который мог переломить ситуацию. Времени на подготовку контрудара практически не оставалось. У войск было только несколько часов светлого времени и короткая летняя ночь, для проведения необходимой перегруппировки и расстановки артиллерии. Причем и артиллеристы и танки Ротмистрова испытывали нехватку боеприпасов.

Ватутин, в последний момент решил перенести время наступления с 10.00 на 8.30. Как он считал, это должно было позволить упредить немцев. На самом же деле, такое решение привело к роковым последствиям. Немецкие войска тоже готовились к атаке, назначенной на 9.00. К утру 12 июля их танки находились на исходных позициях в ожидании приказа на атаку. Противотанковую артиллерию немцы развернули для отражения возможной контратаки.

Когда танки армии Ротмистрова двинулись в бой, они попали под губительный огнь артиллерии и танков изготовившейся к бою танковой дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Уже по прошествии первого часа сражения были подбиты десятки средних танков Т-34 и легких Т-70.

Лишь к 12.00 нашим танкам удалось приблизиться к немецким позициям, но они подверглись мощному авианалету штурмовиков, вооруженных 37-мм пушками. Советские танкисты вынуждены были вести бой под гибельно точным огнем немцев и атаками с воздуха, не имея должной поддержки своей авиации и артиллерии. Они старались сократить дистанцию боя, но чуда не произошло.

Во второй половине дня немецкие войска начали контратаку, сосредоточив основные усилия северней Прохоровки, в полосе дивизии «Тотенкопф». Там им противостояло около 150 танков из армии Ротмистрова и 1-й танковой армии. Немцев смогли остановить в основном отлично действовавшей противотанковой артиллерии.
--

Потери в сражении под Прохоровкой

Н. С. Хрущёв в своих мемуарах описывает ситуацию, когда они вместе с Г.К. Жуковым и командующим 5-й танковой армией Ротмистровым проезжали в окрестностях Прохоровки. «На полях виднелось много подбитых танков и противника, и наших. Проявилось несовпадение в оценке потерь: Ротмистров говорит, что видит больше подбитых немецких танков, я же углядел больше наших. И то, и другое, впрочем, естественно. С обеих сторон были ощутимые потери», - отмечал Хрущев.

Подсчет результатов показал, что со стороны Красной Армии потерь было значительно больше. При невозможности маневрировать на поле, забитом бронетехникой, легкие танки не смогли использовать свое преимущество в скорости и один за другим гибли под дальнобойными снарядами артиллерии и тяжелых боевых машин противника.

Донесения командиров танковых подразделений свидетельствуют о больших потерях личного состава и техники.

29-й танковый корпус потерял 1033 человек убитыми и пропавшими без вести, 958 человек - ранеными. Из 199 танков, участвовавших в атаке, сгорели или были подбиты 153 танка. Из 20 самоходных артиллерийских установок на ходу осталась одна: 16 уничтожены, 3 отправлены в ремонт.

18-й танковый корпус потерял 127 человек убитыми, 144 человека - пропавшими без вести, 200 человек - ранеными. Из 149 танков, участвовавших в атаке, сгорели или были подбиты 84.

2-й гвардейский Тацинский танковый корпус потерял 162 человека убитыми и пропавшими без вести, 371 человека - ранеными. Из 94 танков, участвовавших в атаке, сгорели или были подбиты 54.

2-й танковый корпус из 51 танка, принявшего участие в контрударе, безвозвратно потерял 22 .

Таким образом, суммируя донесения командиров корпусов, 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова лишилась 313 боевых машин, 19 САУ и, как минимум, 1466 человека убитыми и пропавшими без вести.

Официальные данные немцев несколько отличаются от вышеприведенных. Так, по результатам отчетов немецких штабов в плен были захвачены 968 человек; подбиты и уничтожены 249 советских танков. Расхождение в цифрах относится видимо к тем боевым машинам, которые после повреждений смогли своим ходом покинуть поле сражения.

Сами же немцы больших потерь не понесли, лишившись не более 100 единиц техники, из которых большая часть была ими восстановлена. Уже на следующий день, судя по донесениям командиров дивизий «Адольф Гитлер», «Мертвая голова» и «Рейх», к бою была готова 251 единица техники – танки и самоходные штурмовые орудия.

Уязвимость наших танков, столь наглядно выявленная в битве под Прохоровкой, позволила сделать соответствующие выводы и дала толчок к переориентированию военной науки и промышленности в направлении разработки средних и тяжелых танков с пушкой, поражающей танки врага на дальних дистанциях.

Александр Рифеев 3   01.08.2018 20:53     Заявить о нарушении