Памяти тети Жени Солдатовой

Встречались в моей жизни светлые личности. Тетя Женя Солдатова – одна из них.
Познакомила меня с ней, и с её библиотекой моя старшая сестра, Татьяна. Жила тетя Женя на Конной, 11, в глубине двора, на втором этаже.  Конная тогда называлась улицей Артема. Это  был угловой почти дом, совсем рядом с улицей Пастера. В 150 метрах  от центральной научной библиотеки имени Горького.

В Советском Союзе, действительно, был читающий народ, что ни говори. И на последних страницах газеты «Правда» публиковались шахматные задачи и этюды, а не пошлые анекдоты. Спортивные события, даже эпохальные победы Владимира Куца и Валерия Борзова упоминались в крохотных информациях. Только газета «Советский Спорт» печатала подробные репортажи и интервью на спортивные темы, но купить ее было невозможно. Зато и стоила она две копейки.

Библиотеки в СССР были везде: в школах, в домах отдыха, в санаториях, в институтах, районные, городские, детские, подростковые, всякие. Что было хорошего, то было. Надо об этом молодым людям знать.
 
В центре Одессы, на Преображенской, угол Троицкой, была городская центральная библиотека имени Ленина. Там можно было брать книги и на дом. Причем, разрешалось выбирать, по крайней мере, обычным читателям, одну, максимум  две художественные книги, а кроме этого можно было взять пару научных, технических, искусствоведческих, например.  И на определенный срок. Сейчас уже не помню, какой. Дней десять, наверное.

Библиотека имени Горького, тоже центральная, но называемая научной, была самой большой в городе. Там можно было найти всё. Размещается она и поныне в огромном здании с великолепным вестибюлем, с высоченными входными дверьми, гардеробом. В центре вестибюля – громадный стол, где читатели заполняют бланки входных билетов с номерами постоянных читательских.

Разрешается зайти и случайному читателю – по паспорту, но с заполнением разового пропуска. Далее – зал с каталогами, с двумя окнами выдачи литературы, еще дальше… Читальный зал! Огромнейший, с балконом, с громадными окнами, с  высоченным потолком  где-то высоко, как в церкви почти. Просто храм науки! На втором же этаже, еще до главного зала – залы периодики, искусства, архивный еще, кажется.

Занимались мы там часто, ведь на расстоянии одного квартала, на той же улице Пастера, находился учебный корпус "Б",кстати говоря, самое привлекательное место при распределении нарядов. Туда назначались на сутки дежурный по корпусу, старшекурсник, его помощник, и два первокурсника или второкурсника – дневальными по охране прачечной, эти двое – только до восьми утра.  Подвахта отдыхала на трехэтажной железной койке, находящейся в каморке меньше той, где жили Буратино и папа Карло. Без окон, естественно. Постельное белье там, мне кажется, никогда не менялось, что и сыграло важную роль в жизни… некоторых курсантов.

Но это я отвлекся опять. Впрочем, это же воспоминания? Слово «мемуары» мне не то, что не нравится, нет, но называть свои легкомысленные записки «мемуарами» - это нужно огромное чувство юмора иметь. У меня такого нет.

На первом курсе, конечно, нас заставляли ходить в «комнаты самоподготовки». Потом, как-то быстро, обязательность их посещения пропала, и я, не скажу за других, вообще никогда там не появлялся. А вот библиотеку Горького я полюбил. Тишина, настольные лампы с зелеными стеклянными абажурами, студентки вокруг… Мы-то были от них изолированы правилами училища. Хорошо было студентам!

Привлекал и зал периодики с подшивками «Советского спорта», толстыми литературными журналами. Особенно популярным среди молодежи был журнал «Юность». Но и «Смена»,  и Аврора», и «Новый мир», а позже «Знамя» - да все журналы были гораздо интереснее технологии металлов и сопромата. Курилка перед туалетом. Сколько времени проведено только там!

Отличная библиотека. Во всех отношениях. Но и на солнце есть пятна. Книги на дом не выдавались. Был единственный вариант получения книги из библиотеки Горького – через МБА – межбиблиотечный абонемент.

И вот теперь я возвращаюсь к дому №11 по улице Артема, где жила удивительная женщина, Евгения Солдатова. Отчества, к сожалению, не помню. Лет ей тогда было около 60, наверное, а может быть и 55, не скажу точно. Она создала домовую общественную библиотеку у себя в двухкомнатной квартире! Муж ее в комнате, предназначенной под обмен книг, не появлялся. Но видел я его много раз, часто он сидел возле подъезда. Никогда с нами не заговаривал.

А тетя Женя сумела создать библиотеку из ничего! Не было ни полок, ни этажерок, только большой стол, заваленный книгами, и каталог читателей. Все книги, если вас не удовлетворял выбор на столе, заказывались тетей Женей по межбиблиотечному обмену. Сама же она их и приносила. Пешочком. Как она сумела зарегистрировать свою, по сути, фиктивную библиотеку, не знаю. Но народ к ней ходил, тропа не зарастала. Выписать по МБА можно было, что угодно. В первый раз я взял почитать «Брат мой – враг мой» и что-то Кронина. Долгое время мне хватало книг, лежащих на столе, ведь они постоянно менялись.

С год, примерно, а может и два,  я и мой друг, Сергей, которого я тоже познакомил с тетей Женей, пользовались ее услугами. Совершенно бесплатно, между прочим. Без каких либо залогов. Это в конце 90-х годов вдруг в Одессе появились так называемые «обменные пункты книг». Я знал один такой. Довольно большая комната возле Нового базара была уставлена полками с «бестселлерами». Идея, конечна, была недурна. За небольшую плату можно было взять на неделю без всякой очереди любую нашумевшую книгу. И если появились платные пляжи, платные спортивные секции, платные поликлиники, то почему бы не быть платным библиотекам?

Но у тети Жени библиотека была бесплатной и занималась ей она на общественных началах, то есть, тоже без всякой материальной выгоды. Просто человек такой был. Сейчас таких не делают. Светлая ей память!


Рецензии
Здравствуйте, Михаил! Прочитала Ваш рассказ и будто в прошлое окунулась. С такой любовью и интересом написано. Я в школьгые годы перечитала всю поселковую библиотеку. Все книги, буквально ( кроме технических). Особо любила Ильфа и Петрова, Чехова, Паустовского. Мне и сестре давали на дом даже те книги, которые из библиотеки не разрешалось выносить. И даже журналы, которые только в читальном зале другие читали. А потом училась во Владивостоке в университете, там другие были библиотеки. Но я не смогла бы так написать, как Вы. То есть, для меня то были просто библиотеки.

Спасибо за хорошую историю. Такие истории напитывают жизнь позитивом.

С уважением - Александра

Александра Зарубина 1   15.09.2016 02:54     Заявить о нарушении
Да уж больно человек хороший был, грех не вспомнить. Чуть позже моя сестра стала сама в этой библиотеке в МБА работать, и дорогу к тёте Жене я подзабыл.. Да и когда? В море работал, жена, семья, жил в на другом конце Одессы. Я ведь тоже только полтора года, как писать стал, правда, школа всяких деловых бумаг у меня огромная. Всегда старался, чтобы мои радиограммы на берег были красивы и убедительны. А вот, для знакомства, почитайте о письмах и радиограммах -http://www.proza.ru/2015/02/20/1530

Михаил Бортников   15.09.2016 07:44   Заявить о нарушении
Наверное, в той библиотеке, в которую я школьницей ходила, работали такие же, как тётя Женя.

Александра Зарубина 1   15.09.2016 08:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.