22. Беглянка. Гвардейцы

        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ,
        БЕГЛЯНКА. ГВАРДЕЙЦЫ

        Андрей спустился в зал, водрузился на свой стул, далеко в проход выставив длинные ноги. Веселье было в разгаре. Воздух оказался настолько спертым, что в нем глохли голоса.

        Можно было уходить и пора уже, но стоило потратить несколько минут, чтобы еще раз все хорошенько обдумать - не упустил ли чего.

        В очередной раз звякнул колокольчик над дверью, и она с треском распахнулась. Втолкнув перед собой девушку, в дверном проеме появился молодой, щеголеватый офицер. Его захмелевшие приятели разразились приветственными криками.

        - Торри, дьявол тебя возьми! Где ты шляешься? А? Вино едва не прокисло, пришлось его выпить!

        - Где ты раздобыл эту дикарочку, Торри, черт! Бьюсь об заклад, он запродал душу ихнему Хозяину Ночи! Это он доставляет нашему Торри девку на каждую ночь!

        - Торри, где ты ее взял? Я тоже туда хочу, чтоб мне провалиться!

        - Пошли их всех в преисподнюю, Торри,и давай пить! Я на них на всех плу-ю... плю-ю, вот так, - тьфу!

        Андрей почувствовал, как в груди разливается чувство горькой досады и вины - это была девчонка из джайвы, из ведуньиной избушки. Лейтенант Торри толкнул ее в спину, подошел к приятелям. Ему немедленно освободили место на скамье, поставили большую кружку.

        - Штраф, Торри!

        - Пока ты развлекался с девчонкой, мы едва не сдохли от жажды!

        - Да в тебе уже никак не меньше бочонка! - расхохотался Торри. - А к девке я еще и пальцем не притронулся.

        - Врешь! Ты, Торри, врешь! Ври тому, кто тебя не знает!

        Лейтенант снова расхохотался, хлебнул из кружки и запустил ею вместе с содержимым в трактирщика.

        - Что за дрянь ты подаешь, мерзавец!? Ты что, отравить нас хочешь этими помоями?
 
        - Помилуйте, господин лейтенант! - ныряя под стойку, завопил Арк. - Я как раз собирался подать!

        Через минуту он стоял перед столом с двумя большими бутылями темного стекла.

        - Для вас, благородные господа, у меня всегда припасено кое-что особенное, - заговорщицки проговорил он. - Кто лучше меня знает ваш изысканный вкус?

        Торри расхохотался, за столом возмущенно загалдели:
 
        - Жирная свинья, почему ты поил нас тем пойлом!? Мы сейчас разнесем твою халупу ко всем чертям!

        - Успокойтесь, друзья, - лейтенант Торри был в благодушном настроении. - Ночь только начинается, мы еще растрахаем у Арка все его припасы!

        - Так, Торри!

        - Друзья, у меня в глотке так же сухо, как в моей кружке!
 
        О девушке на время забыли. Андрей смотрел на нее со смесью горечи и облегчения. Тяжело было видеть руки-плети в ссадинах и кровоподтеках, пустые глаза, бессмысленно вперившиеся в пространство. Куда девалась та яростная бунтарка? Что могло до такой степени сломать ее? И все же - вот она, живая, а значит, всё поправимо. Всё это время Андрей помнил о ней, и чувство вины преследовало его.

        Андрей прикидывал, как лучше отнять девчонку у пьяных подонков. Никакого чародейства и близко быть не должно. Нельзя, чтобы к нему относили что-то загадочное, странное, нельзя слишком настораживать Гуцу. Но в таком случае - просто отбить ее на виду всего кабака? Хотя, связываться с офицерами-наемниками... дело столь же необычное, как чародейство.

        Андрей пьяно повел глазами по залу. Один из степняков развернулся к своему столу спиной, оперся на него локтями и в упор рассматривал девушку. И еще одни глаза привлекли внимание Андрея: поодаль у стены замер мальчонка и тоже, не отрываясь, смотрел на нее. Андрей подозвал его.

        - Кто она?

        Помедлив, мальчик ответил:

        - Господин Лана в прошлый раз увел... Это сестра его двоюродная. Адоня...

        Андрей жестом отпустил его, прислушался. Лейтенант Торри рассказывал:
 
        - ... у речки пряталась, чуть не подстрелил. Потом гляжу - девка! Тут я оплошал - сдуру потащил с собой и наскочил на Глука. А он мне третьего дни лошадь в кости продул, я ее и продал тут же, отыграть не дал, он за это на меня злющий. Велел мне девку в спросную отдать, а самого послал к этим свиньям реестры писать. Целый день бесился, гонял, пока вахта не сменилась. Девку я, конечно, не отдал - чего добру пропадать. Если чего поспрошать, так это мы и сами могём. Мне ее Хорх припрятал, он нынче при ратуше службу несет.

        - Эй, Торри! - окликнул лейтенанта степняк.

        Тот обернулся.

        - Что за нее хочешь? - медленно, косноязычно проговорил кочевник.

        Лейтенант усмехнулся, перекинул ногу через скамью, оценивающе посмотрел на девушку.

        - Что, Скирк, нравится?

        - Коня хочешь?

        - Завтра договоримся.

        - Два коня.

        - Э-э, Скирк, не заводись! Завтра она будет твоя.
 
        - До завтра она не доживет.

        - Ха! Ты бы ее утром видел! Бешеная кошка! Это она сейчас присмирела. - Торри обернулся к приятелям: - Хорх ее рядом с малярней закрыл, чтоб посмотрела, как разукрашивают строптивых.

        Что-то хрустнуло. Андрей разжал пальцы - на стол посыпались черепки раздавленной кружки. Он знал, малярней тут называли пыточную.

        - Весело было, кошечка? - Торри встал. - У-у, глазищи-то! Пей! - он толкнул ей в лицо кружку.

        Девушка отвернулась.

        - Ишь ты, - усмехнулся Торри, - они не желают! Эй, Арк, фее свиней не нравится твое свинское пойло!

        Вокруг захохотали, довольные представлением. Торри в один прием опрокинул вино себе в глотку, потом облапил девушку, притиснул ее к себе. Она придушено вскрикнула, выгнулась упруго и вдруг, вывернувшись, плюнула ему в лицо. У Торри от бешенства побелели крылья носа, тяжело дыша, он сжимал и разжимал кулаки. Медленно утерся. Вдруг круто повернулся к столу гвардейцев.
 
        - А что, Скирк, хочешь ее здесь, сейчас?

        Андрей обнаружил, что стоит позади лейтенанта, и когда тот обернулся к нему, резко ударил ребром ладони пониже уха. Торри без звука мешком рухнул на пол.

        - Сидеть! - рыкнул Андрей и бешено повел глазами вокруг.
 
        Наверно, пьяные интонации в его голосе ввели в заблуждение, а может, подвело рефлекторное неприятие всякого давления, но рука гвардейца с Элька поползла по столу к рукояти ножа. Молниеносное движение Андрея было столь неуловимо, что никто не понял, отчего вдруг взревела за столом гора меха и мускулов. Ближайшие соседи с изумлением увидели его растопыренную пятерню, пришпиленную к доскам стола его же ножом.

        - Сказал - сидеть, сволочи! - свирепо прощедил Андрей.
Теперь никто не шелохнулся. Он взял Адоню на руки и неторопливо пошел к выходу, спиной чувствуя зал, готовый молниеносно среагировать на малейший шорох. Сзади было тихо.

        Дверь за ним захлопнулась, и мгновенно движения его сделались четкими и стремительными. Он сорвал с коновязи уздечку первого попавшегося коня, хлестнул его - конь понесся вдоль улицы и исчез в темноте. Андрей едва успел метнуться за угол, прикрыть собой девушку, - дверь распахнулась, и вместе с толпой на улицу вывалился возбужденный рев.

        - Тихо! Тихо! - гаркнул кто-то, и в наступившей темноте стал слышным приглушенный топот копыт.

        - Живьем возьмем! - проревел тот же голос.

        Несколько человек бросились по коням, упали в седла. Остальные еще постояли, поспорили: догонят - не догонят, и вернулись допивать свое вино. Перед трактиром никого не осталось.

        В голубоватом свете луны Андрей увидел неправдоподобно белое запрокинутое лицо. Если бы он не поддерживал девушку, она сползла бы на землю. Он снял плащ, завернул ее.

Адоня http://www.proza.ru/2015/04/24/335


Рецензии
Здравствуйте, Раиса.

Узнала главу, благодаря которой начала читать произведение)
Очень удачный анонс)
Спасибо! Продолжаю читать)

С уважением

Мила Бачурова   30.10.2016 14:27     Заявить о нарушении
Я очень! рада такому читателю!

Раиса Крапп   31.10.2016 14:34   Заявить о нарушении
Взаимно))

Мила Бачурова   31.10.2016 18:53   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.