Приключения Аленки. Кошачьи страсти-мордасти

  Ранним майским утром Алёнку разбудил ласковый мамин голос: «Доченька, вставай. Просыпайся, котёночек мой. Опоздаем на электричку» .

  Алёнка вспомнила, что ей сегодня не в школу - наступили долгожданные майские выходные, на которых они с мамой собирались к бабушке в гости в деревню. Ах, как она любила эти поездки!

  Поэтому, выстроив быстренько все эти мысли в своей белокурой головке,  она резво вскочила с кровати и принялась лихорадочно одеваться («А то и вправду опоздаем!»).

  Мама снова заглянула в комнату, и весело подмигнув, спросила: «Ну что, лежебока? А вещи то собрала?»

-«А как же! Вчера еще!»

-«Тогда завтракать и в дорогу! Ооооо! Девушка, да Вы еще не умылись, а уже оделись!» - смеялась мама. - «А на голове что? Поедешь непричесанной?»

  Через час они уже ехали в переполненной электричке: народу было много - люди ехали кто на дачу, кто в гости, а кто и по делам- впереди было много выходных. Аленка закрывала глаза и с удовольствием представляла себе деревню, встречу с любимой бабушкой, Наташку-соседку подружку, с которой тоже давно не виделись (ох, и порасскажут они друг дружке новостей!), старого бабушкиного кота Марсика, который заменял Аленке куклу, пёсика Трезорку, и еще много чего интересного….

  Аленке было восемь лет, она училась во втором классе, жила вдвоем с мамой в городской двухкомнатной квартире. Мама работала детским врачом, чем Аленка ооочень гордилась и тоже мечтала, когда вырастет лечить деток. Одно плохо, что мама часто дежурила сутками в больнице и даже на выходных, когда так хотелось побыть вместе. Вон, как Сашка или Танька из их подъезда, ходят по выходным всегда с родителями в горсад. Аленкин папа умер, когда она была совсем маленькой, мама вечно занята, поэтому таких радостей она почти не знала, и все каникулы и праздничные дни проводила у любимой бабушки. В деревне ей нравилось,-можно было сутками пропадать на улице, а не сидеть в четырех стенах городской квартиры, играть с Наташкой, с котом и собакой, и вообще…  У бабушки было своё хозяйство: и корова Милка, и цыплятки, и гуси. Гусей Аленка не любила - они шипели и всё время норовили ущипнуть. А вот остальную живность она рада была потискать и пообнимать. К тому же сейчас весна-всё цветет и солнышко греет.

  Добираться до деревни не далеко и не близко: через два с половиной часа они с мамой уже шли по тропинке к бабушкиному дому. Алёнка то шагом, а то вприпрыжку шествовала впереди мамы, подставляя личико ласковому теплому весеннему солнышку и весело щурясь. Ее тугие светлые косички с розовыми бантиками весело подпрыгивали и бились о спину и острые плечики.
По лугам зеленела  весенняя травка, одуванчики желтели своими нарядными головками, не успев распустить красивые пушистые шляпки. В небе приветливо напевали, порхая жаворонки, как буд - то провожали путешественниц. До чего же хорошо весной!

  А вот и бабушка хлопочет возле дома- всё гостей высматривает- не идут ли. Заждалась. Увидев,всплеснула руками, улыбнулась ласково: «Приехали,родные мои!»

  Аленка, издалека увидев бабушку, не выдержала и,  широко распахнув руки для объятий,  понеслась бегом навстречу, крепко обняла бабушкины ноги, уткнувшись носом в фартук, пропахший парным молоком, и от удовольствия зажмурилась: «Бабуленька, милая моя, любименькая моя, как же я соскучилась то…»

  Бабушка гладила ласковыми шершавыми от работы руками по волосам, по лицу, и приговаривала: «Голубка моя, Аленушка, ты моя маленькая, а я то как ждала, как скучала то…»

  Аленке было приятно и уютно в этих родных, натруженных руках, так бы век и стояла.

  Подошла мама, тоже обнялись с бабушкой, и даже всплакнули о чем- то своем взрослом и не понятном. Да Аленке было и не до того - дел куча впереди. Надо обследовать перво-наперво своё хозяйство. Всё ли в порядке.

  Трезорка, который выбежал навстречу гостям из своей будки, вильнув пару раз хвостом для порядка, зевнул, потянулся и залез от солнышка обратно, равнодушно и как бы извиняясь, покосился на пришедших.

  Из-за угла, квохча, вышла наседка, за которой гурьбой выкатились, как пушинки желтые цыплятки. «Ой,какие хорошенькие!!!»-взвизгнула Аленка и захлопала в ладошки. Хотела поймать, подержать одного цыпленка, но наседка угрожающе закурлыкала и приподняла перья, при этом целясь клювом в Аленкину тонкую ручку. «Ууууу, злюка! Ну тебя… Клеваться собралась." -обиделась Алена, развернулась личиком к сараю и побежала проведать корову. Но сарай был пуст.

  «Алёнааа, иди кушать!» - раздался мамин голос.

  «Бабуль, а где наша Милка?» - спросила Аленка, уплетая кашу с молоком, и при этом энергично мотая ногой под столом.

  «Так в стаде. Где же? Тепло же уже, травка. Вечером пойдем с тобой встречать ее вместе. Ты что же? Забыла уже всё, внученька моя?»

  «Ох, - подумала Алена. - «Вот про стадо и забыла уже. вот растяпа. вот и я дожила до склероза». Задумалась  она над своими годами, ковыряя в носу.

  Мама быстро поела, расцеловала обоих, и с наказом дочке во всем слушаться бабушку и помогать ей, пошла к послеобеденной электричке. Маме сегодня надо успеть еще на работу, - ей в ночь дежурить.

  «Бабулечка, спасибо!» - прощебетала Аленка, вылезая из-за стола.

  «На здоровье, птичка моя!»

  В двери кухни заплыл старый кот Марсик. У Марсика не было пол уха, наверное, отморозил в крепкие морозы. За то сам он был пушистый и красивый, хоть и очень старый.

  «Оооой, Марсик! Как мы давно с тобой не виделись! Пойдем-ка, я понянчию тебя, маленький мой».  И Аленка подхватила Марсика на ручки, прижимая к себе, понесла его в комнату. Наверное, Марсик при этом раздумывал, что же будет дальше. Одной рукой держа под мышкой кота, другой расстилая большущий платок на кровати, Алена приговаривала: "Ах ты мой пупсик, сейчас мамочка завернет тебя, приласкает». Марсик испуганно озирался, кряхтел, пытаясь выкарабкаться из цепких Аленкиных рук. Но она крепко держала его, а оцарапать он не решался свою хозяйку,- то ли из-за старости своей, то ли от лени, а может из-за доброты кошачьей.

  Тем временем Аленушка крепко запеленала кота в платок и завязала спереди крепкий узел, чтобы не вылез, уложила заботливо на кроватку. «Лежи, малыш, смирно. Мамочка приготовит тебе кушать, и покормит тебя, а потом мы будем купаться". Кот извивался в своих «Пеленках» червяком и пытался вылезть. Когда Аленка вернулась с мисочкой, наполненной водой, и ложечкой в руках, на полу валялся платок, а Марсика и след простыл. Видно, выпрыгнул в раскрытое окно.

  «Вот ты - несносный ребенок! Вот непослушный! Убежал совсем голодный!»

  Пришлось возвращать посуду на кухню, и придумать себе новое занятие.

  «Бабушка,  пойду-ка я на речку, книжку почитаю».  - чмокнула бабушку и побежала к своим сумкам за книжкой. «Иди, иди. Погода жаркая, только на солнышке не сиди долго, и не подходи близко к речке!» «Хорошооооо!» - прокричала Аленка, уже с книжкой в руках прыгая по дорожке от дома.

  Речка была совсем рядом - всего в двух минутах ходьбы от дома.

  На тропинке сидел Марсик и умывался, крепко зажмурив глаза от солнышка. «Ах, вот ты где, бесстыдник!»- вскрикнула Алёна, нагнувшись и протягивая к Марсику руки, чтобы поймать его. Марсик с ужасом смотрел на Алёнку.  «Пойдем со мной. Будешь, как кот учёный ходить вокруг дуба!». Но кот не захотел быть ученым, вскочил и в несколько прыжков скрылся в кустах сирени от преследовательницы.

  «Марсик, Марсик! Кыс-кыс-кыс!»- расстроенно зазывала его Алена. Но всё безуспешно. «Ну и ладно…»,- надула губы Аленка. «Предатель!»- добавила она погромче и зашагала к речке.

  У реки действительно рос большой старый дуб. От его кроны падала огромная тень, как спасение от жгучих солнечных лучей в жаркий день. Аленка расстелила плед под дубом, легла на него и с наслаждением вытянулась во весь рост. Глубоко вздохнув, в предвкушении интересного, открыла свою любимую книжку «Алиса в стране чудес», прочитанную уже несколько раз. Но прочитав несколько строк, она отложила книжку в сторону - от жары клонило в сон, легкий теплый ветерок ласково обдувал ее  со всех сторон. Алена посмотрела в небо. Оно было голубым-голубым, и, то там, то сям, громоздились и плыли куда-то белые пушистые облака. Вот одно облачко похоже на ее Марсика. Вернее - на его пушистую мордочку. А другое- на черепаху. Алена закрывала глаза, потом открывала и пыталась рассмотреть в облаках новые фигуры, а где то угадывались целые картины: острова, леса, горы. В голове рисовались и выплывали из памяти замки из прочитанных сказок. Она так увлеклась, что долго пролежала в одном положении, не зная, сколько прошло времени. Тело неприятно затекло и заныло. Захотелось перевернуться.

  Подняв руки, она вдруг увидела, что ее руки вовсе и не руки… «Ах! Что это?! Что происходит?!» Алена зажмурила глаза покрепче, и резко их открыла, надеясь, что наваждение пройдет. Но… вместо ручек она снова увидела лохматые лапки! «Ааааааааа!!! Мамочкаааа!!!!»- закричала она. Но вместо этих слов изо рта вырвались странные бессвязные звуки. А дуб над головой как будто вдруг вырос! Он стал больше в несколько раз. Алена попыталась вскочить на ноги, но не получилось,- ноги не держали ее. Поэтому пришлось встать на четвереньки. Одежда оказалась очень большой и соскользнула с тела. Глянув на свои ножки, девочка пришла в еще больший ужас-они тоже были лохматыми и похожими на кошачьи лапки. В ее голове мелькнули страшные догадки. Она подбежала к реке и с ужасом взглянула на свое отражение в воде. «Ой!!! Мамочка родненькая!»,- на Аленку из воды смотрела вовсе не Алена, а…. котенок. Маленький беленький пушистый котенок…. «Мааа…Маааамааааа….Ооооууу…..»-заплакала она. Но вместо этого раздалось жалобное тонкое «Мя…Мяяяуууу….» Аленка попятилась от реки, повернулась и побежала  домой. Она спешила с мыслями: «Надо быстрее к бабушке. Она взрослая, и, наверняка знает, что делать. Вместе мы сразу что-нибудь придумаем!»

  Подбегая к двери,  Аленка увидела на ней большущий замок. Бабушки нет. Это сразу ясно. Куда- то ушла.

  «Буду ждать. Здесь я в безопасности. Я дома,»- подумала Алена, усевшись на порожке возле двери.

  Сколько она просидела так, неизвестно, так как часов у нее не было, а время тянулось, кажется, как резиновое. С наступающими сумерками стало прохладнее. Солнышко покатилось за горизонт, а бабушки всё не было.

  «Ну, куда же она запропастилась? Стадо коров в это время уже  пригоняют, и Милку давно пора доить. И кушать уже хочется…Полдня просидела у двери, а ее всё нет… Ни Трезорки не видно, ни цыплят, ни Марсика. А ведь он мог бы пообщаться со мной даже лучше, чем все остальные. Ведь мы теперь так похожи… И язык общий-кошачий…» Аленка жалобно замяукала и попробовала на вкус травку, растущую у порога, которую тут же выплюнула. «Фу, какая гадость…Кашки бы, или котлету…Или Милкиного молока.. Бабушкааааа!!!!-Мяяяууууу!!!!» Но никто не появился. Кругом было тихо и начинало темнеть…. Только невидимые глазу сверчки «сверчали» где то в траве.

  Аленка решила сбегать снова к реке, к дубу. Вдруг бабушка пошла искать ее, и ходит там вдоль речки, зовет, плачет-ищет внучку. При этих мыслях она встала, встряхнула шерстку, и побежала к реке. Но и у реки было тихо и никого не было видно. Только лягушки пели  дружным хором  своё протяжное: «Кваааааа…» Возле дуба был расстелен ее огромный плед, лежала книжка про Алису и легкий ветерок время от времени перелистывал ее белые странички… «Ну что же делать… А полезу- ка я на дуб. И буду смотреть с высока на домик- как засветится свет в окошке-так значит бабушка пришла, значит пора домой».

  На дуб Алена вскарабкалась на удивление быстро, даже лучше, чем соседский Димка. Вот бы он позавидовал такой ловкости и скорости. Но вот именно теперь Алене было не до Димки, и хвастаться ничем не хотелось вовсе… Да и чем тут похвастаешься? Выбрав сучок повыше, она уселась на нем, и принялась мыть маленьким розовым язычком свои лохматые лапки. Дом отсюда было видно очень хорошо, - уж здесь -то она ни за что бабушку не прозевает. Усевшись поудобнее, Аленка стала внимательно следить за домиком, не сводя с него глаз. Но уже совсем стемнело, а свет в окошках так и не появлялся. Теперь хотелось не только есть, но и спать. Она прилегла, крепко обхватив лапками сучок дуба, на котором сидела, и положила на него голову, прикрыв глаза. Сон окутывал Аленку, как одеялом, потому что в это время она всегда уже спала, посмотрев по телевизору своих любимых Хрюшу со Степашкой.

  Ей снилась бабушка, мама, потом Алиса из Страны Чудес с Чеширским котом в руках, который стал расти на глазах и, при этом смеясь, и крича человеческим голосом: «Аленка! Лети!» Аленка подумала: «Вот глупый кот. А еще чеширский. Как же я полечу, если у меня нет крыльев?». И, вдруг, она почувствовала, что на спине у нее шевелятся маленькие крылышки. Она захлопала ими в воздухе и полетела, но почему то вниз.

  В испуге она проснулась и поняла,что падает, вовремя ловко перевернувшись в воздухе по кошачьи, упала , встав на лапки.

  Было темно и холодно. Аленке хотелось рыдать, хотелось к маме и в теплую постельку. Она снова взобралась на дуб, потому что на земле было страшно, - казалось, что из темных кустов вылезет чудище и непременно съест ее. Взобравшись на тот же сучок, на котором спала, она грустно посмотрела в сторону дома. Огонька не было видно ни в одном окне. Даже в окошке на кухне, где бабушка не гасила свет на ночь, было темно. Аленка жалобно замяукала и закрыла глаза, но уснуть уже не смогла, потому что ей было очень страшно, одиноко, грустно и ко всему еще,- к утру становилось еще холоднее. Она ежилась от холода, прижимаясь поплотнее к дереву. Но теплее от этого не становилось.

  Так просидев на дубе до рассвета, она больше не сомкнула глаз.

  С восходом солнышка Алена снова побежала домой: «Бабушка сейчас будет провожать Милку в стадо и увидит меня».

  И действительно, по дороге вдоль села шли на луг деревенские коровы, которых провожали хозяева, позади стада шел пастух, который то и дело щелкал кнутом по зеленой травке и пыльной дороге. Аленка внимательно вглядывалась в проходящих мимо людей, ища глазами бабушку. Но бабули не было… Не было видно в стаде и Милки. На Алену даже никто не обратил внимания. Наверное, потому, что она была слишком маленькой, и ее не было видно среди травы. Вдруг, она услышала позади себя грозное рычание, повернулась и увидела страшную большую собаку. Она рычала, оскалив острые зубы, и виляла хвостом в предвкушении игры. Аленка очень испугалась, выгнула дугой спину, как это делают все кошки, поставила хвост трубой, подняла на спинке шерстку дыбом и зашипела.Собака заскулила радостно и озорно затявкала.Аленка задрожала всем своим маленьким тельцем, подпрыгнула и бросилась бежать,куда глаза глядят со всех своих кошачьих ног.

  Она мчалась вдоль улицы, не разбирая дороги к ближайшему дереву.Ей казалось, что всё ее тело превратилось в одно большое сердце, потому что стучало везде: и в ушах, и в глазах, и даже в хвосте. Клацанье собачьих зубов раздавалось совсем рядом и Аленке подумалось: «Ну, всё. Конец  мне». Но всё -таки до дерева ей удалось добежать целой и невредимой. Аленка взлетела на грушу, как на крыльях, уцепилась покрепче за сук и посмотрела вниз. От быстрого бега кружилась голова. Собака пыталась подпрыгнуть повыше, и отчаянно тявкала. У Аленки с испуга дрожало всё тельце.

  Просидела она так недолго: собаку вскоре окликнул хозяин, и она убежала, а с неба загрохотал гром и начал накрапывать дождик, который был холодный и неприятно мокрый. Пока Аленка спускалась с дерева, дождик припустил сильнее, и редкая Аленкина шерстка стала промокать. Нужно было куда - то спрятаться от дождя. Как оказалось, дерево стояло возле дома, и Аленка побежала к нему, а по пути нырнула в коробку, которую принесло откуда - то ветром. Коробка перевернулась на бок и была хорошим временным укрытием. Алена забилась поглубже и сжалась в трясущийся от холода комочек. В животике урчало от голода.
 
  Дождик вскоре кончился, оставив после себя большие болота, росу на траве и большущую радугу. Снова выглянуло солнце и стало тепло.

  Из дома выбежала девочка в зеленом сарафане, в которой Аленка узнала свою соседскую подружку: «Ой, это же Наташка! Это же ее дом!» С этими мыслями Алена выскочила из коробки навстречу девочке и жалобно замяукала.
 
  «Ой, какой маленький котеночек! Весь мокренький. А какой хорошенький-то! Иди ко мне, маленький! Ты, наверное, ничейный. Как же тебя назвать то? Интересно, мальчик ты или девочка? Папа! Посмотри-к нам котенок пришел! Посмотри, мальчик это или девочка?» - и с этими словами она подхватила Аленку на руки и потащила ее в гараж, где отец ремонтировал свою старенькую машинку.
«Девочка это»,- повертев в руках котенка, ответил дядя Слава (так звали Наташкиного папу). «Папа, а можно я ее оставлю у себя? А?»,- умоляюще посмотрела Наташа на отца. «Оставляй…»,- махнул рукой отец и полез под машину с ключом в руке.

  «Ураааа!», - запрыгала от радости Наташа и побежала в дом с котенком в руке. - «Я назову тебя….мммм…..Муркой пожалуй…сейчас я тебя выкупаю и буду кормить,дочечка моя маленькая.»-приговаривала она.

  «Наконец то я поем. ",-подумала Аленка.

  «У тебя, наверное, блох полно? Да?»,- нахмурившись, спросила Наташка.

  «Сама ты блохастая!»,- пробормотала Аленка полурычанием вслух.

  Чего только не претерпела она до вечера. Ее мыли с шампунем в противно мокрой воде. От едкого запаха пены першило в горле и резало в глазах. Затем туго пеленали полотенцами и пытались причесывать корябающей нежную кожицу расческой, и, наконец, кормили. Но кормила Наташка вовсе не вкусной едой, о которой Аленка так мечтала, а каким - то жутко противным месивом из воды, какой - то травы и цветов, пытаясь втиснуть сквозь сжатые зубы в кошачий маленький ротик чайную ложку, приговаривая при этом: «Ну, съешь хоть ложечку за маму этот вкуснючий супчик!». Алена отчаянно вертела головой, стискивала крепче зубы, чтобы увернуться от ненавистной ложки. В конце концов, изловчившись, Аленке удалось укусить Наташку за палец, выскользнуть из рук мучительницы и выпрыгнуть в окно.
 
  Она бежала к своему дому и думала: "Какой ужас! А ведь я с Марсиком так же играла! Я думала, что играла, а на самом деле просто мучила его…».
 
  Издалека она увидела, что на двери всё так же висит большой замок, а возле дома никого нет…. На сердце снова навалилась тоска, а к горлу подкатили рыдания. Тут вдруг из-за угла вышел ей навстречу Марсик, красиво покачивая хвостом, держа его гордо и высоко, словно красуясь. Он подошел к Аленке, приветливо обнюхал ее носик и зажмурился (то ли от удовольствия, то ли от яркого солнышка, а то ли от того, что добрый). Аленка не выдержала и расплакалась. Она сквозь плач-мяуканье говорила и говорила своим кошачьим языком - рассказывала Марсику о своем горе, и о том, какая она голодная, решив излить всё, что накопилось в маленьком сердечке. Марсик, казалось, внимательно слушал, рассматривая ее своими мудрыми глазами и молчал. "Наверное думает»,- решила Алена. Но Марсик, всё так же молча, повернулся к ней задом и скрылся за тем же углом, из-за которого появился…
«Ааааааааааааа!!!!!»,- закричала Аленка в отчаянии. -«Все! Одна…Даже Марсик бросил меня! Я совсем одна, и никому не нужная! Аааааа….Не хочу ничего я больше..И не пойду никуда….Лягу и умру здесь на травке»,- подумала она,легла и закрыла глаза,приготовившись умирать. Но, услышав рядом кошачье мурчание, вскочила. Рядом снова стоял Марсик, держа в зубах мышку. Мышка уже не шевелилась. Марсик положил ее перед Аленкой на травку, как бы предлагая съесть. Аленка не представляла себе, как можно вообще есть такую мерзость. Но все- таки решила попытаться, потому что голодное урчание в животике сменилось режущими болями. Закрыв глаза, чтобы не видеть мышку, Алена ткнулась  с отвращением в серую шерстку носиком, но ее тут же сташнило прямо на мышку, и она снова зарыдала от жалости к самой себе…

  Тогда Марсик направился к речке, взглядом приглашая Аленку с собой и озорно прищуриваясь, как буд то подмигивая. "Может он накормит меня рыбкой? Наверняка он умеет ее ловить",-подумала Алена,следуя за пушистым другом.

  Вот и тот злополучный дуб, и плед лежит цел целехонек, даже от дождя просохнуть успел. Марсик пошел к реке, минуя дуб, а Аленка села на свой плед его дожидаться. Слабость валила с ног, веки были тяжелыми и сами собой закрывались… Она свернулась клубочком, зажмурилась и задремала.

 Ей снилась бабушка с ведром парного молока в руках. Бабушка улыбалась и звала Аленку.

  Тут вдруг что мокрое и теплое коснулось ее носика. Аленка проснулась от этого прикосновения и открыла глаза. В ее лицо тыкался своим носом Марсик и мурчал. "Марсик,щекотно же!»-засмеялась Аленка, с удивлением услышав, что она смеется по настоящему, по человечески.
  Окинув себя взглядом, она увидела снова вместо лапок руки и ноги. Девочка вскочила, отодвинув в сторону Марсика, и быстро побежала к реке, чтобы посмотреть на свое отражение в воде и удостовериться в том, что снова все в порядке. Она смотрела на свое лицо и плакала от радости, что это она. Это ОНА! Аленка! А не котенок, и не щенок, и никто другой. «Ах! Мне же это всё приснилось! Господи, как же хорошо!». О ее ноги терся Марсик. Алена схватила его на руки и помчалась домой, позабыв про плед и книжку.

  Бабушка всплеснула руками со словами: "Внучечка, ну где же ты запропастилась? Я уж идти за тобой хотела, заволновалась. Пропала где то, голубка моя».

  «Да спала я,бабушка,спала!»-приговаривала Аленка, крепко обнимая бабушку.

  «Марсик, прости меня за всё….Я больше никогда-никогда не буду тебя мучить…Никогда…»,-шептала она Марсику на ухо, ласково прижимая его к себе, закутавшись в теплое одеяло. А Марсик преданно и влюбленно мурлыкал в темноте, убаюкивая свою маленькую хозяйку.


Рецензии
Интересная сказка и воспитывает при этом!
У меня у знакомой внучка пыталась выковырять глаз у котенка, мне чуть дурно не стало, когда я это увидела!
Пишите дальше, у Вас получается.

Галина Санорова   15.05.2015 12:14     Заявить о нарушении
Спасибо Вам большое,Галина! Для меня очень важно знать мнение читателей и нравится ли детям.Хочется,чтобы это приносило пользу деткам...

Людмила Пронина   19.05.2015 10:10   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.