Сказка про то, как царь Петр в Европу ездил...

               







               СКАЗКА  ПРО  ТО,  КАК  ЦАРЬ  ПЕТР  В  ЕВРОПУ  ЕЗДИЛ


                (Пьеса для театра  кукол в двух действиях)



                ДЙСТВИЕ  ПЕРВОЕ

                Часть 1. Скука

 Длинный корявый Петр сидит на троне, подперев голову. Рядом в шубах и шапках потеют бородатые бояре-чурбачки. Скука...
  Издали доносится протяжная песня. Муха, жужжа, усаживается на барабан, что висит на поясе у царя. Он берет палочку и с громким стуком убивает насекомое. Увлекается и начинает отбивать марш. Бояре не реагируют. Петр прекращает играть. Вздыхает. Зевает.
 Выходит Кукольник и начинает представлять «Петрушку». Скучно... Кукольника прогоняют.
 Царю подают огромную кружку. Петр выпивает, оживляется, куражится... Шатаясь, подходит к боярам и выстукивает на их головах музыкальную партию, как заправский ударник.
  Трещат лбы, но бояре безмолвствуют. Снова слышна протяжная песня. Петр бросает палочки и выходит из хором на двор. Соломенные безликие придворные кланяются царю. Не приветствует его только один пьяный мужичок. Горланя песню, он идет на царя. Удивленный Петр бьет его. Мужик падает, встает и бросается с руганью на обидчика. Царь разъярен, из глаз - «искры»: мужичок вспыхивает и сгорает.
  Петр зевает, перешагивает через догорающего пьяницу и идет к ручейку. Достает из-за пазухи маленький кораблик с белым парусом и пускает его в плавание. Кораблик тонет. Петр слышит сверху крики птиц. Поднимает голову. В облаках плывут большие корабли. Царь трясет хмельной головой, умывается из ручейка и снова глядит в небо. Там летят большие птицы, похожие на тех, что вырезают на Беломорье.
  Вдруг слышится свист, и… на царя что-то капает. Петр трогает голову и восклицает, как греческий мудрец: «Эврика!»
  Забегали соломенные фигурки и князья-пеньки… Карета появилась, маленькая, как сама Европа без России. Петр возвышается над деревянно-соломенным окружением.
    - Отправляем Великое Посольство Московское в иноземные страны! - вещает царь и указывает на придворных. - Со мной поедут… ты… ты… и ты.
    - А можно я? – выходит из толпы «двойник» сожженного соломенного мужичка.
    - Ну, и ты… -  милостиво соглашается Петр.
 Мужичок пристраивается на карете, но его оттуда изгоняют вельможи. Тогда он, повздыхав, впрягается в оглобли вместо лошади. Царь усаживается и пробивает головой крышу. Полтуловища торчит снаружи.
    -  Аз есмь инкогнито! – кричит Петр.
  Народ в ужасе восклицает.
    -  Это значит, что меня не смогут узнать!
    - А-а-а… -  вздыхает народ с пониманием.
    -  Поеду, как Петр Михайлов! Никто в Европе не должен знать, что в Посольстве едет царь!
  Процессия трогается. Напевая, выходит Кукольник. На его накидке нарисованы березы, избы, колоколенки. Кукольник крутится, и карета Петра «едет» по стране. Вся Россия провожает царя. Столпившиеся люди-игрушки - гжельские, каргопольские, хохломские и другие - проплывают мимо Великого Посольства.
  Наконец, карета упирается в шлагбаум. Затихает русская песня…Звучат непривычные балтийские мелодии.


                Часть 2. Рига


   Балтийское море. Волны с шумом разбиваются  о берег. Петр бежит по песку, радуется, как ребенок, кружится среди чаек. Вдруг он замечает крепость. Достает линейку и очень серьезно начинает измерять башню, стены. Часовой-салака, высунувшись из башенки, кричит на русского царя, грозит ружьем.
  Посольство отправляется дальше и вскоре приближается к Риге. Петр уходит смотреть старую площадь.
    - Где обед? – рычит он, вернувшись с прогулки.
  Придворные молча указывают на купца, позади которого висит дощечка с цифрами. Петр указывает на хлеб. Купец подрисовывает к цифре один нолик. Царь указывает на фрукты, на мясо. Купец добавляет ноли...
  Злой Петр разворачивается и идет в таверну. Её  хозяин приглашает Петра к бильярдному столу. Царь с удивлением рассматривает кий, ударяет по шарам... После каждой его неудачи хозяин хохочет. Царь выходит из себя: бьет хозяина и загоняет его под стол. Погрозив ему, он ломает кий и исполняет на барабане боевой победный марш,  будто обещая расплатиться с этим городом за все унижения! Что и сбудется впоследствии...
  И снова выходит Кукольник. Карета с торчащей головой Петра приближается к Восточной Пруссии. Об этом нам говорит  накидка Кукольника, на которой изображены крепости, форты, кирхи, краснокирпичные домики...


                Часть 3. Друг Фридрих


  Карета с царем на площади Кёнигсберга. Подходит Фридрих – это две гильзы со шпорами, над которыми торчит голова в треуголке с косичкой. Остальные придворные пруссаки также сделаны из гильз, ядер и т.п.  Они в почтении замерли поодаль. Фридрих обращается к Петру:
    -  Царь?
  Петр отрицательно мотает торчащей головой.
    - Аз есмь инкогнито. Петр Михайлов...  -  неуверенно говорит он.
    - Ай-ай-яй,  -  стыдит его Фридрих.
  Петр вылезает и, потупившись, признается:
    - Ну, царь... царь...
    -  Виват, царь Питер! – кричит Фридрих, и музыканты тут же начинают играть  торжественный марш.
 Приносят поднос с двумя маленькими рюмочками. Фридрих, взяв одну, другую предлагает Петру.
    -  О-о-о... - разочарованно тянет русский царь и хлопает в ладоши.
  Приносят две большие полные кружки.
    -  Виват, Фридрих! – говорит Петр и выпивает.
    -  Ой-ё! – крякает Фридрих, осушив кружку, и сразу же палят пушки.
  Петр в восторге бежит к ним, поджигает фитили и стреляет. Одно из ядер попадает в часы на башне. Царю вручают аттестат.
   -  Виват, царь Питер! – снова кричит Фридрих, и небо тут же расцвечивается огнями фейерверка.
  Петр восклицает от радости, бросается в огни и кружится в разноцветном вихре. Его «верхняя оболочка» сгорает, и мы видим обновленного царя.
    - ЗдОрово! – кричит Петр.  -  Виват, царь Фридрих!
  Фридрих опять выпивает и заметно шатается. Ноги–гильзы постукивают друг о друга.
    -  Битте, «зоо»! - приглашает он Петра на звериную забаву.
  За маленьким ограждением дерутся лев и носорог. Фридрих показывает на льва. Петр, разобравшись, что к чему, - на носорога. Ударяют по рукам, заключив пари. Носорог бодает льва. Петр радуется. Приносят кружки. Пьют. Лев, вскочив, отбрасывает носорога. Фридрих кричит от восторга. Большие кружки тут, как тут.  Фридрих допивает и, вывалившись из сапог, падает за ограждение.
  Лев приготовился броситься на тщедушное тельце Фридриха. Петр бросается вниз, и, прижав друга к груди, выносит его из зверинца. Пруссак тронут до слез.
    - Ах, брат Питер...
Вельможи короля аплодируют шпорами: "Браво, браво!"
Фридрих запрыгивает в свои сапоги-гильзы и лично поджигает фитиль пушки.
  Грохот. Ядро вычерчивает в небе: «Виват, царь Питер!»   
   - Ах, брат Фридрих, -  говорит Петр и тоже поджигает пушечный фитиль.
 Холостой выстрел. Петр сердится, подзывает к себе соломенного мужика из свиты, запихивает его в пушку и снова стреляет. Горящий мужик летит в небо, и там появляется огненная надпись во славу короля. 
    - Херр Питер, - недоуменно и даже осуждающе говорит Фридрих, - у тебя характер твоей страны: ты и очень добрый, и очень злой.
    - Да, ла-адно... - отмахивается Петр.
    - Виват! - кричат все хором, чокаются и пьют.
 Кружки исчезают и появляются вновь.
    - О, найн, - просит Фридрих.
    - На посошок, - говорит Петр, - по-вашему, на-ауфвидерзейн!
    - А-а-а...  - собирается с силами Фридрих.
  Петр садится в карету, машет Фридриху и уезжает. Прусский король, оставшись один, икает, затем поочередно выливает из сапог-гильз «водку». С облегчением вздыхает и падает, шепча перед тем, как уснуть:
    - О, как русские любят много дринкен...
  Кукольник, покрутившись, без слов представляет дальнейшее путешествие. Звучит красивая музыка... Германия.


                Часть 4. В Германии

  Петр, прикрыв лицо, едет по старому городу. Из переулков выбегают немцы-пивные банки и зазывают:
    - Битте биер, херр русиш царь!
    -  Найн, - отвечает Петр, - я есть Петр Михайлов, десятник.
    - Хер Питер, - окружают его немцы-банки, - битте айнц биер!
  Появляется разодетый немец-пивная бутылка. Рявкает на толпу. «Банки» разбегаются. Знатный немец-бутылочка провожает Петра в замок, приглашает к столу, но в этот момент входят две курфюрстины - флакончики с духами - и приветствуют Петра. Царь, сконфузившись, закрывает лицо руками.
    - О, шённэ, шённэ, - в восторге шепчет одна из дам ароматным облачком.
  Курфюрстины берут царя под руки, беседуя, проводят в галерею. Петр с восхищением рассматривает скульптуры и картины знаменитых мастеров. Довольные дамы ведут его за стол. Перед царём лежит салфетка. Петр вертит её в руках. Начинает вытирать лицо, шею, руки... Курфюрстины качают головами:
   - «Найн».
 Петр чистит салфеткой сапог. Женщины опять качают головами:
   - «Найн».
 Петр шумно сморкается в салфетку. Курфюрстины в ужасе:
    – «Найн!!».
 Только теперь они прикрепляют свои салфетки, куда положено.
   - А-а-а… - доходит до Петра, и он запихивает край грязной салфетки за воротник.
  Одна из дам падает в обморок. Приносят кушанье. Петр начинает громко чавкать. Вторая дама падает в обморок. Царь конфузится. Дамы поднимаются, и одна из них делает знак рукой. В зале появляется  пучок макарон – это хор итальянских певцов. Как только они начинают петь, дамы утирают глаза от восторга.
  Петр, скучая, глядит то на них, то на итальянцев. Вдруг его осеняет какая-то мысль:  он встаёт и идет к певцам, растопырив руки, как для объятий. Дамы радостно подпрыгивают:
   - Ах, русский царь полюбил итальянские песни!
  Петр проходит сквозь макаронный строй, сломав парочку солистов. За хором в углу лежит его барабан. Петр начинает вдохновенно играть на любимом инструменте, а слуги – на рожках.
  Итальянцы ретируются из зала. Дамы разочарованы.
   - Ах, он любит свою варварскую музыку...
  Петр стучит в барабан, как шаман, и бросается в пляс, увлекая дам в зажигательную вакханалию. Вдруг замирает, ощупывает женщину, стучит по талии: звук барабана! Петр потрясен.  Курфюрстины смеются:
   - Дас ист корсет!
  Петр снова бросается в пляс, ударяя не только в барабан, но и по талиям танцующих. Наконец, все устало садятся в кресла.
    - Это наша музыка! – гордо говорит Петр, и наливает всем в огромные кружки водку.
 Дамы, пошептавшись с главным молчаливым вельможей, ведут гостя в храм.  Маленький человечек в закрытом капюшоне проходит мимо длинного Петра. Царь начинает хохотать над этой козявкой, но первые же звуки органа заставляют его окаменеть. Руки человечка порхают над клавиатурой, как белые чайки над морскими волнами. Слетает с царя очередная корявая оболочка. И вот уже мощные аккорды органа подхватывают Петра, и он, невесомый, парит в воздухе...


                ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

                Часть 5. В стране теплых мельниц

  ...И вот уже мощные аккорды органа подхватывают Петра, и он парит в воздухе.
  Приземляется царь уже в Голландии, где его встречают неторопливые, важные мужчины – ветряки мельниц с длинными трубками, одетые в нарядные камзолы, шляпы и башмаки.
    -  Кунсткамера! – говорит важный господин.
 Гостя приглашают посетить собрание редкостей и показывают чучела крокодила, меч-рыбы и других чудищ.  Петр кричит:
    - В Россию!
 На кирхе красный петух сидит - в Россию!
  Царя подводят к микроскопу. Он рассматривает увеличенных насекомых. Потрясенно шарахается от палочек-бактерий... 
  Царь петляет по улицам, разговаривает с торговцами и возвращается, нагруженный покупками, среди которых картины, курительная трубка, микроскоп, коньки и живая обезьянка. Петр в восторге!
 Все приходят на верфь. Падает с Петра ещё одна оболочка, а под ней - тельняшка. Петр бросает купленные вещи слугам, поднимается на недостроенный корабль и начинает работать. Мастер-ветряк приказывает:
    - Питер Михайлов, помоги донести якорную цепь!
  Царь кивает и бежит помогать другим работникам. Толпа на верфи удивляется:
    - Это, правда, русский царь?
 Петр, не замечая любопытных, плотничает, измеряет, чертит... Наконец,  корабль готов. Царь и его свита поднимаются на палубу и отплывают. Тепло машут на прощанье ветряки-мужчины и тюльпаны-женщины. Прощается с ними  и Петр, попыхивая длинной трубкой. Даже дикая обезьянка машет мастеровым людям.
  В духе страхов той эпохи, Кукольник представляет полное опасностей морское путешествие царя: то кит хочет проглотить кораблик, то огромный спрут навис над силуэтом петровского судна.


                Часть 6. В тумане

  Знаменитый лондонский туман. Утро... Русское посольство, побеждённое «зелёным змием», спит вповалку. Кругом следы вчерашнего возлияния. Кто-то храпит, кто-то, приподняв голову, жадно пьет воду, кто-то  охает. Всю эту картину видит английский король Вильгельм, пришедший поприветствовать русского монарха. Свита короля застыла в недоумении. Кто-то из русских пукает. Англичане шумно и возмущенно направляются к выходу, зажав носы. От их криков просыпается Петр. Он вскакивает и, неодетый, обнимает Вильгельма. Тот нехотя присаживается на стул. Сделать это ему трудно, ведь англичане – это клюшки для гольфа и чайные чашки.
    - Ваше величество, пора пить чай! – докладывает пузатенький чайничек и начинает  разливать в министров чай.
 И тут  громко бьют часы. Перепуганная обезьянка прыгает на короля, вцепляется ему в голову и срывает парик. Вильгельм в бешенстве. Петр успокаивает его, затем бежит к сундуку, достает бумажный кулек и протягивает королю. Тот разворачивает подарок, а там - еще сверток. Разворачивает. Разворачивает... Вильгельм недоумевает, потом сердится.
    - Это что, шутка? – раздраженно спрашивает он.
  Наконец,  развернут последний кулек, а в нем - огромный рубин. Все поражены. Король доволен  и, подобрев, уже радушно прощается с русским царем.
  Петр, надев красные ленты и костюм на голландский манер, знакомится с Лондоном. Вот перед ним запрыгали перчатки-боксеры. Царь укладывает их двумя ударами в нокаут и приказывает:
     - «В Россию!»
 Бегают по полю футболисты. Петр забирает мяч:
    – «В Россию!»
 Монетный двор. Работает машина, катятся новенькие денежки. Петр восхищен:      
    - «Машину – в Россию!»
 Царь приглашается в парламент. Жаркие дебаты смешно одетых людей непонятны Петру. Он скучает, не слушая тарабарщину сотен париков. К нему подходит вельможа из посольства:
    - «В Россию?»
   - Нет... -  зевает Петр. - Скушно, как с моими боярами.
  Перевернув парик, засыпает, храпит. Голова Петра гулко ударяется о стол. Парики радостно поздравляют друг друга – закон принят, а председательствующий недоуменно смотрит на свой молоточек, которым он не стучал!
 Петр просыпается и выходит из парламента. Навстречу – похоронная процессия. Петр с удивлением рассматривает гроб, приоткрывает крышку. Покойник раздраженно бурчит на Петра, вскакивает и убегает. Петр бросает свите, кивнув на гроб:
    - «В Россию!»
  Царь идет в театр, где его поджидает английский король. Занавес открывается. На сцене танцует прекрасная балерина. Потрясенный Петр бежит к ней, и они танцуют вместе, затем летят  над городом... Похожие на ручейки крови, с ног Петра слетают красные ленточки-подвязки и, подгоняемые ветром, улетают куда-то...
 В Лондоне туман, такой же, как в голове Петра. Идут дожди... Падают желтые листья... Закружился снежок... Петр забыл о времени.
 Король и его свита раздраженно обсуждают роман русского царя, но тут выходит Кукольник и представляет интермедию:  «Стрельцы взбунтовались».
  Петр, озверев от известия, крушит в доме всю мебель и начинает собираться к отъезду.  Он грузит купленные вещи на корабль.  Вертит петуха, крокодила и других тварей, не зная, куда их пристроить. Открывает крышку и кидает всех в гроб. Корабль отплывает. Над берегом парит печальная балерина. Больше царя никто не провожает.


                Часть 7. Дома...

 Петр стоит перед кремлевской стеной, в руках - топор. Внимают царю бояре, стрельцы-топорики да соломенные простолюдины, а среди них – все тот же мужичок, которого царь сжигал уже не раз.
  Начал Петр бить в барабан, затем по знатным головам прошелся. Отвалились у бояр бороды, но никто и слова не вымолвил. Подошел царь к стрельцам, зарычал на несчастных и топором взмахнул... Красные ленты-ручейки потекли по земле и вскоре слились в широкую реку.
 Стали выползать из гроба разные чудища, что  в Европе были куплены для просвещения Отечества. Вот и красный петух выскочил, поднял клюв, прокукарекал и над городом полетел. На дом опустится – загораются хоромы. На человека сядет – и тот вспыхивает, как костер. Крови уже столько, что образовалось целое море. Побарахтался в красных волнах соломенный мужичок да и сгинул...
  Сидит Петр в гробу, по крови людской плавает. Старые корявые оболочки царя откуда-то появились, возле черного «кораблика» закачались.  Больше – никого и ничего. Пусто... Страшно...
 Увидев, что натворил, завыл человек. Один остался... Только диковинные чудища, для блага привезенные, рыщут вокруг, добычу ищут. И вдруг в небе появилась балерина. Увидел ее Петр, руками потянулся. Качнулась лодка, и... упал царь в море. Набросились на него заморские твари и разорвали на части. Ухватила балерина море-покрывало за край и подняла его в небо.  Зависло над Москвой красное зарево...
  Лежат в разоренных палатах куски бояр да слуг. Тишина. И тут, перемазанный кровью, поднялся «утопленник», все тот же соломенный мужичок, покряхтел, огляделся, пошел к ручейку, взял сеть и закинул её в воду...
  Вытащил маленький кораблик, тот самый, что Петр перед своим путешествием в плавание отправил. Нашёл чурбачок с головой царя и положил в него вместо сердца тот кораблик, а потом прикрепил оторванные руки боярина. Подумал, подумал и от соломенного слуги ноги взял... Так и собрал  новое тело царя.
 Ожил Петр, сел, вздохнул. Рядом мужик примостился, штоф достал, Петру протянул. Выпил царь. Мужичок выпил. Помолчали. Мужик затянул протяжную душевную песню да вдруг испугался, на Петра посмотрел. Петр тихо подхватил напев. Еще выпили и опять запели... 
   Поднялись бояре да соломенные люди, песню подхватили, танцевать стали.  Закружился над ними красный петух, выбирая новую жертву...
   А высоко под облаками  плывут белые птицы, улетающие туда, где тепло... Или это снова клин кораблей?

                1998-2004



                КОНЕЦ


Воеводин Виктор Петрович
Москва.
8-909-998-70-87
viсtorvoevodin@yandex.ru


Рецензии