Пионерия

Рассказ о сути понятий, да стих о главном.


Я из поколения тех, кому не надо объяснять, откуда это: «Пионер - значит ПЕРВЫЙ! Честный и верный товарищ, всегда смело стоящий за Правду». И по сей день в период «судьбоносных изломов», крепко сжав кулаки, повторяю слова: «Торжественно клянусь: горячо любить свою Родину; жить, учиться и бороться, как завещал…», - и не стыжусь продолжать: «Великий Ленин, как учит Коммунистическая партия!» Потому что сейчас, как и раньше, воспринимаю эти понятия, как часть ИСТОРИИ великого государства Союза Советских Социалистических Республик. В основе основ своего существования, всегда стоящего на страже Мира и Добра, за очень редким исключением.

Никогда не обижался на тех, кто всех нас «чохом и оптом» окрестил с подачи «лепших друзей» Запада презрительным словечком «совок». Когда-то прочитал слова, сказанные ещё свидетелями подвигов воинов Пелопонесской войны: «Нельзя обижаться на врага. Его надо ненавидеть!» Может быть, и не совсем толерантно, но зато честно. Понимал всегда, что большинство из обзывающих так огромную часть народа, повторяют это «по неведенью», да отсутствию, на уровне генов, ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ.

«Не бойтесь врагов - они могут только убить. Не бойтесь друзей - они могут только предать. Бойтесь людей равнодушных. Именно с их молчаливого согласия происходят все самые ужасные преступления на свете», - это сказал ЧЕЛОВЕК, который в апреле одна тысяча девятьсот сорок втором году был арестован гестапо. Находясь в тюрьме, он написал самую известную свою книгу «Репортаж с петлёй на шее». Именно в ней есть такая пронзительная строка, обращённая ко всем оставшимся жить, к тем, кто пришёл в этот Мир позже: «Люди, я любил вас. Будьте БДИТЕЛЬНЫ…» Его убили фашисты. Имя ему Юлиус Фучик.

Грустно, что и сегодня периодически, то там, то сям подвергается уничтожению, гонению самое СВЯТОЕ. Память пытаются стереть. И вслед за «оратором и хулиганом» Владимиром Владимировичем Маяковским хочется громко рыкнуть в ответ: «Кто более МАТЕРИ – ИСТОРИИ ценен?»

Эти нелюди точно знают, что единственная возможность победить, это сделать из наших ГЕРОЕВ - манкуртов. Помните в романе Чингиза Айтматова «Буранный полустанок», «И дольше века длится день», так назывался взятый в плен человек, превращённый в бездушное рабское создание, полностью подчинённое хозяину и не помнящее ничего из предыдущей жизни.

В переносном смысле слово «манкурт» употребляется для обозначения существа, потерявшего связь со своими корнями, забывшего о своём родстве. Согласно утверждению МАСТЕРА слова – Айтматова: «Пленнику, предназначенному в рабство, обривали голову. И надевали на неё «шири» - кусок шкуры с выйной части только что убитого верблюда. После этого ему связывали руки и ноги и надевали на шею колодку, чтобы он не мог коснуться головой земли, и оставляли в пустыне на несколько дней. На палящем солнце «шири» съёживалась, сдавливая голову, волосы врастали в кожу, причиняя невыносимые страдания, усиливаемые жаждой. Через какое-то время жертва либо гибла, либо теряла память о прошедшей жизни и становилась идеальным рабом, лишённым собственной воли и безгранично покорным хозяину. Рабы - манкурты ценились гораздо выше обычных».

Так уж получилось, что и наша страна с великим народом, как и многие другие в мире, не раз в далёком и близком прошлом, уж точно до начала двадцать первого века. Попадала в управление тем, кто когда-то позволил, за якобы «красивую мечту о золотом тельце», что ожидает каждого из них «за бугром», произвести не то физическую, не то моральную операцию. А потом и сами стали других делать по своему подобию. Ведь люди, не помнящие своего прошлого, ценятся очень дорого. Они обладают целым рядом преимуществ с хозяйственной точки зрения.

«Манкурт - это некто, не обремененное сознанием собственного «Я», привязанное к хозяину, как собака. Его единственная потребность - пища. Он равнодушен к другим людям и никогда не помышляет о бегстве. Только манкурты, не помнящие родства, могли выдержать бесконечное безлюдье, не тяготились одичанием, не нуждались в отдыхе и помощи. И могли долго, неуклонно, монотонно выполнять самый грязный, нудный, тягостный труд. Повеление хозяина было для них превыше всего. Манкурт был равноценен десяти здоровым невольникам. Известно, что за случайное убийство такого раба в междоусобных войнах, чтобы возместить ущерб, виновная сторона выплачивала выкуп в три раза больший, чем за уничтожение свободного соплеменника», - это опять же у Чингиза Торелкуловича Айтматова – советского и киргизского писателя, дипломата. Героя Республики, Народного писателя, Героя Социалистического Труда, Лауреата Ленинской и трёх Государственных премий СССР.

И вот уже не далее, как несколько недель назад такой же вот, но только современный манкурт летит к «хозяевам» далеко за океан. И «ради могущества демократии» предаёт своих братьев и даже требует их наказать. Хотя они представители другого государства, да ещё и журналисты, чьё право «говорить честно и беспристрастно» охраняется уставом ООН. А другой, такой же манкурт, поёт песни, которые и мы когда-то слушали в его исполнении, в зале с портретами Бандеры и с флагами приспешников фашистов, а потом им же приносит извинения. Ладно бы от своего лица, тут, как в старину люди баяли: «А у подлеца нет лица, нет души, одна мотня». Так ведь возомнил себя невесть кем и пытается, что-то вещать от имени НАРОДА. Есть и другие, чьи имена даже называть не хочется. У них, у манкуртов, их нет.

В одной из библейских притч таких выродков рода человеческого называют «безумцами, то есть тех, в которых вселился бес». На обращенный вопрос: «Как зовут?» НЕКТО из них ответил: «Имя мне - легион», - что надо понимать так: «Во мне живет не один бес, а множество». Поэтому, у таких манкуртов, чаще всего бывают либо номера, либо «кликухи», типа «Миша два процента».

Всегда старался ответить для себя на вопрос: «Когда происходит перерождение человека в манкурта?» Может быть тогда, когда перестаёт щемить сердце от слов РОДИНА, РОССИЯ, ПОБЕДА, ПРАВДА, ЧЕСТЬ. Не знаю. Да и судить - рядить, не уполномочен. Имею право, как когда-то мои предки, во главе с Александром Невским, возгласить громко: «Иду на ВЫ!» И защитить, то, что дорого всем разумным, то, на чём слово «ГРАЖДАНИН» базируется. Вот они бы точно вместе со мной в этот день - ДЕВЯТНАДЦАТОГО МАЯ, день рождения Пионерии, встали в круг бы и спели:
Взвейтесь кострами, синие ночи!
Мы - пионеры, дети рабочих!
Близится эра светлых годов,
Клич пионеров - Всегда будь готов!

Только вот не надо заполошно кричать «сталинисты», плеваться в ненависти оскорблениями: «ватники», «колорады», и бить нас, когда повернёмся спинами. В рядах воинства ДОБРА от великого Рюрика до нашего Путина. И «во фрунт» вытянувшись, стоят: Илья Муромец, Владимир Мономах, Дмитрий Донской, Кузьма Минин, Дмитрий Пожарский. Василий Чапаев, Георгий Жуков, Александр Матросов, Юрий Гагарин, Сергей Королёв, Сергей Крикалёв. И многие- многие другие - миллионы россиян. Чьё имя мудро определил один из СВЕТОЧЕЙ, духовный лидер Руси, Сергий Радонежский - ПАТРИОТЫ ОТЧИЗНЫ.

Был у меня в жизни такой интересный случай. Рядом с нашей семьёй долго, по крайней мере, сколько себя помню, жила бабушка. Тихая. Улыбающаяся. Добрая. Причём всем было понятно, что она этакая не от того, что ей сие выгодно, а такая вот от природы и есть. У неё никого из родных не было. И так сложилось, что она стала «НАШЕЙ». Никто не давал таких указаний, не выражал письменных просьб. Просто однажды мама сказала: «Позови Татьяну Павловну чай пить. Пироги у меня готовы». Она «платила» всем, из нашей большой семьи – ЛЮБОВЬЮ. Больше всех её досталось мне. Она сидела рядом и талдычила правильное использование грамматики, когда «не шёл немецкий», а «на носу» экзамен. Она растолковывала особенности и тонкости великой русской классики, а на заявление, что не люблю стихи, стала читать: поэтов «серебряного века», Ахматову, Есенина, Цветаеву. Совершенно по-новому открыла Маяковского. Представляете, наизусть его стихи о любви. Я вообще в тот момент был уверен, что он ничего кроме стихов о советском паспорте, ну это там где: «Я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза. Читайте, завидуйте, я – гражданин Советского Союза», не написал. Благодаря ей стал не только знать, но и понимать, и даже сочинил свои – первые…, и, стыдясь ей декламировал. Она из того поколения, о котором так образно недавно услышал: «Человек исключительной личной порядочности и благородства!»

Татьяна Павловна родилась в одна тысяча девятьсот двадцатом, а умерла в две тысячи десятом.
Это было в тот год, когда я окончил институт. Воображал себя таким взрослым и много повидавшим, типа, как лорд Байрон. Встретившись, после возвращения домой, стал бравировать. Якобы «запрещёнными знаниями», а на самом деле глупостью, и даже очень резко критиковать всё и всея. Как-то даже не заметил, как «из милой старушки», героини сказки Шарля Перо «Красная Шапочка» произошло преображение. Передо мной сидела «железная леди», боец, вождь за которым надо безоговорочно встать и идти. Дальше разговор был таким насыщенным, что мои институтские профессора ей «в подмётки не годились» по силе убеждения, по значимости сказанного слова. Все, якобы «умные доводы», были разбиты «в пух и прах». Осознав ИСТИНУ, сидел поверженный…, и мне было стыдно. Этот урок Гражданственности и Патриотизма смял мой юношеский нигилизм навсегда и стал примером ДОСТОИНСТВА. Выводы этого жизненно – важного разговора актуальны для меня и сегодня.

А дальше вообще был шокирован, её спокойным рассказом о себе, хотя за каждым словом такие страсти кипели. И выяснил, что в семнадцать лет, по глупости, попала туда, куда «Макар телят не гонял».
Шёл одна тысяча девятьсот тридцать седьмой год.
На одной из вечеринок у завалинки её подружка спела частушку:
Калина – мАлина,
Калина – мАлина,
А какой там «петух»,
В штанах у Сталина?
Она громче всех засмеялась, хотя и частушки не слышала, ей Петька – сосед, в любви в этот момент признавался. На следующий день забрали обеих. Куда увезли горе - певицу? Не знает никто. А её - на десять лет отправили на поселение.

Это - не санаторий… Это - тяжело… И… это - страшно...

А «стуканули куда надо» кто-то из своих, чужих то на той вечёрке не было. Вот так и вышло, что подружки да приятели сдали. Знакомые, с которыми жили рядом, с коими по одним улицам ходили и помогали им всем миром. А они, выбившись, на волне событий, «в верхи», оперативно среагировали. А то, «не дай бог, в волости узнают», их самих привлекут «за пособничество врагам» и потеряют тёплое и хлебное место, да кресло начальника...

Таким образом и порушили жизнь двум молодым глуповатым девчушкам - простушкам…

Может быть, и сломалась бы, да рядом оказались старые большевики – истинные революционеры. Они стали для неё «академиками лагерного университета». Благодаря им знала два иностранных языка, прекрасно разбиралась в русской словесности и литературе. А попали они в лагеря только за то, что всегда оставались честными и принципиальными партийцами. Но никто и никогда из них не произнёс и слова призрения, или ненависти к своей ОТЧИЗНЕ.

Теперь и я жизнь прожила. А в начале перестройки, которую в народе назвали «укатайкой», ко мне пришла делегация новых демократов, которые с порога заявили, что «они истинные последователи борцов за справедливость» и «носители великой идеи Свободы, Равенства и Братство».
А потом, так основательно, с записью на бумажке стали выкладывать для меня, сколько буду «иметь зелени лично в карман» если помогу получить им американский гранд. На вопрос, что же для этого надо делать, заявили, что мне, как «жертве сталинского террора», естественно, «надо обличать и ругать Советский Союз».
Я их выгнала. Для меня, эти субъекты, слегка напоминающие людей, суетливо считающие полученные из-за бугра «тридцать серебряников», навсегда стали «дерЬмократами».
Кстати, тот, кто у них был «идеологом». Ну, который при посещении,  так быстро считал денежки и потирал руки. А, затем, радостно верещал, что «так ловенько обжулит американских лохов и разведёт их ни за что ни про что на кругленькую сумму». Теперь возглавляет  известную оппозиционную партию в Москве и «поливает нечистотами страну». В которой родился. Которая выкормила. Дала образование. И которая терпеливо сносит подобную хулу. В надежде, что образуется непутёвый свин и снова станет любящим сыном.

А дальше сказала то, что несу в себе, как ИСТИНУ, как ПРОЗРЕНИЕ, как ЗАВЕЩАНИЕ: «Родина - это не дойная корова. А Отчизна - не шматок сала, чтобы ею торговать. Да и МАТЬ нельзя корить, за то, что обучая Правде, подзатыльник дала. Если такое Лихо для тебя наступило, то собирай манатки и мотай отседава, иначе горе будет – себя потеряешь. Умрёшь раньше смерти. Душа то уйдёт, а тело неприкаянное будет бегать по весям и городам за призрачным блеском злата да серебра. Тело без души – мёртвое. А сам ты – покойник, которого небеса не берут. Тяжки твои поступки…
Нельзя жить «без корней животворящих». Потерял тут. Уезжай. Ищи в другом месте. Прикопай себя там, в новой земле, полюби и сделай родной. Но ни смей ПРЕДАВАТЬ. Грех - это великий. Не простят ни тебя, ни потомков твоих до сотого колена. Вот так то, мой юный друг!»

Я уехал. Когда вернулся в очередной раз, она уже умерла.
Купил охапку гвоздик и пошёл к ней, как к генералу на доклад, или как к Батюшке в храм на исповедь. На чёрной небольшой плите крупно выбиты слова: «Петровская Татьяна Павловна. 08. 0V.1920 – 09.0V.2010. СОЛДАТУ РЕВОЛЮЦИИ и ПАТРИОТУ ОТЧИЗНЫ», - а более мелкими, сбоку: «Ученики».

И мы обязаны ПОМНИТЬ. Не забыть ни добрых, ни злых. Терпеливо собирать свидетельства о тех, кто пал за себя и за нас. Потому что: «Отдельные личности могут: морально разложиться, народ – никогда!»

Вот и хочется в такой день «высоким стилем» сказать о ГЛАВНОМ. Простите, уж, как умею, как могу.

Пионерия. Пионерия.
Моя ты страна – ПРИМЕРия!

Где каждый один за всех,
Где Радость одна, Успех,
Где Равенство, Братство, Честь.
И нет – «Не хочу», лишь – «Есть!»
Где Первым обязан быть,
Где Родине - долг служить!
И делать Добро. Помогать.
Себе и другим – не врать.
И лучшим, мечтаешь стать.
А жизнь - Народу отдать.
Где на призыв моих дедов, отцов,
Гордо ответить:
«ВСЕГДА ГОТОВ!»
За Правду стойко стоять.
Родную страну защищать.
Героем стремиться жить.
РОССИЮ – вечно ЛЮБИТЬ!

Пионерия. Пионерия.
Моя ты страна – ПРИМЕРия!

13 мая 2015 года.


Рецензии
То время...
Пожалуй, оно было РОМАНТИЧНЫМ, сегодня рынок, то есть базар. И кто кого перекричит, как зазывала. Тогда стеснялись кричать и ходили строем, чувствуя плечо товарища.

Феликс Бобчинский   24.02.2016 15:48     Заявить о нарушении
Благодарю.
Ностальгия по ушедшему это плата за возраст...
Да, мы не вольны выбирать время своего пребывания на Земле, но у каждого есть ПРАВО нести собственные принципы, как знамя. Верить в призвание, друзей - товарищей, не предавая не их и не себя.
И тогда можешь жить с уверенностью, что своё предназначение, определённое тебе, исполнишь с Честью и Достоинством.
Не сожалея о прошедшем, радуясь тому, что есть сегодня, надеюсь, что буду понят в будущем.
Вот где-то так и пребываю я в Мире согласия, понимания и добра...
Владимир Семёнов.


Семенов Владимир   29.02.2016 10:32   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.