Все мы немножко бёрдвотчеры!

Оказывается, этим загадочным и сложно выговариваемым словом называют тех, кто любит наблюдать за птицами, а процесс наблюдения за пернатыми называется бёрдвотчингом: от английских слов bird (птица) и watching (смотреть). Ох уж эти англоговорящие народы – всему дадут свое название!
 
Интересно, что это увлечение – наблюдение за птицами – представляет собой целое движение. Особенно это характерно для жителей мегаполисов, которые устраивают кормушки на своих балконах или около домов, бросают крошки голубям и воробьям, кормят уток и лебедей у городских водоемов. Наиболее продвинутые сидят в засаде – в надежде сделать интересный снимок. Я уже не говорю об иностранных любителях-орнитологах, которые монтируют видеокамеры в скворечниках и подглядывают потом за птичьей жизнью или каждый год свой отпуск тратят в поисках птицы, которую еще не засняли на свою фотокамеру. И уже существуют специализированные фирмы, которые организовывают такой отдых.

До видеокамеры я, конечно, не дошла, но однажды летом на даче, сидя в саду, записывала на диктофон щебет птиц – так понравилось подслушивать птичьи разговоры! Рукодельничала себе в удовольствие, сидя в шезлонге на воздухе, и думала о том, что за этим щебетом – совсем другая жизнь… А самое интересное было потом – когда там же, в саду, я стала прослушивать сделанную запись: птица, которая «выступала» громче всех, услышав свой собственный голос, так засуетилась и заволновалась, стала переговариваться с записью. Птица явно нервничала, долго пыталась понять, в чем же дело – улетала, прилетала, садилась на столб, громко взывала к чему-то… Наверное, она задавала какой-то вопрос записанному «собеседнику» и никак не могла сообразить, почему на ее вопрос не отвечают. Она так искренне не понимала, что происходит, что мне ее стало немного жалко. Не добившись ничего, в сердцах, она в конце концов улетела.

Вообще птицы любят наш дачный участок. Одно время у нас под крышей жили ласточки. Как мы радовались этому! Но потом гнездо стало оставаться пустым весной – наверное, ласточек спугнули осы, которые тоже устроили свое гнездо в стене дома. Ос потом осторожно выкурили (это была серьезная и небезопасная операция), но ласточки так и не вернулись, увы… Пару раз какие-то неизвестные птички вили гнезда в ветвях можжевельника, но эти гнезда разоряли окрестные коты. Дрозды однажды свили гнездо на соседской березе, и мы наблюдали за тем, как они кормят своих детишек. Трясогузки каждое лето вьют гнездо где-нибудь недалеко от нашего дома и выводят птенцов. Однажды они совсем осмелели: свили гнездо прямо под крышей террасы, около крыльца, и мои родители (живя на даче все лето), чтобы не разрушить «семейную идиллию», старались во время кормежки птенцов реже ходить по участку и гоняли соседских котов, которые быстро разведали о гнезде и пытались его разорить.

А уж когда мы однажды приехали со своим «хозяйством» – котом Филиппом и собакой Фунтиком, – воскресный отдых превратился в кошмар! Птицы галдели не переставая. Они долго не подлетали к гнезду – сидели где-нибудь рядом с очередным червяком в клюве, и выжидали момент, когда, на их взгляд, можно будет безопасно (надо полагать, чтобы мы не увидели) сунуть еду в разинутые клювы птенцов. К маленькой собачке они, в общем, отнеслись спокойно, но кот стал источником и их, и нашей тревоги. Конечно, наш Фил – городской житель, и за птицами он наблюдает абстрактно, из-за балконного или оконного стекла. Но трясогузки-то этого не знали. Не знали и мы, сколько времени понадобится нашему коту для «прозрения» и пробуждения природных инстинктов. Надо сказать, что гнездом он заинтересовался лишь через сутки… Но мы были настороже, и трагедии не случилось. Птенцы выросли и улетели, даже не подозревая, какие страсти бушевали вокруг них.


Рецензии