Опасные приключения новорожденного Хоттабыча

 Написать сказку (пошалить немного) предложил Кандидыч, за что ему я весьма благодарен. 

 Все события и персонажи вымышлены, любые совпадения с героями других сказок случайны.


Итак...
 

        Жила на свете одна женщина. У нее не было детей, а ей очень хотелось ребеночка. Вот пошла она к старой колдунье и говорит:

        - Я по объявлению. Вот здесь написано, что вы лечите бесплодие народными средствами. Гарантия 100% .   Мне так хочется, чтоб у меня была дочка, хоть самая маленькая!..

        - Самая маленькая? Первый раз такое слышу! - от удивления старуха даже выронила огниво, которым она пыталась разжечь трубку.  - Все хотят, чтобы  дети росли не по дням, а по часам. Вырастали  стройными, высокими, с внешностью фотомоделей. А тут…
 Ну, раз хотите маленькую, можно и маленькую, желание клиента - закон. Правда, это дороже будет.

        -  Что вы, что вы! Я не настаиваю, можно и высокую. Это я так…Мне, право, все равно, – спохватилась женщина.

         - Нет уж! Первое слово дороже второго! – грозно заявила старуха. -  На двести у.е.!

        - Но позвольте! Я передумала!

        - О детях, дорогая моя, до того думать надо, а не после того как пришла! Раз сказала маленькую – значит, маленькую, тем более сама сказала, что  тебе все равно, – отрезала колдунья.

Она подошла к шкафчику, открыла дверцу и достала старинную черепаховую табакерку.

        - Замечательная вещица! В ней целый городок упрятан! И для тебя кое-что найдется.

 Колдунья открыла пестренькую крышку. Динь- динь –  тоненько зазвенел серебряный колокольчик, дон- дон – вторил ему колокольчик из бронзы. Табакерка наполнила мрачную, прокуренную комнату чудесной светлой мелодией. Мелодия завораживала, убаюкивала, уносила в сладкую сказку...

       -   Вот тебе ячменное зерно.    Это зерно не простое, не из тех, что зреют у вас на полях и годятся птице на корм. Возьми-ка его да посади в цветочный горшок. Увидишь, что будет.

        - Да вы что?  За полную идиотку меня принимаете? – очнулась от навалившегося было гипноза женщина.

         - Ну почему же? Фигура у тебя вполне стройная, ладная. А по поводу IQ ничего определенного сказать не могу – не моя область.  Я честный предприниматель.

Возмущению бедной женщины не было предела. Она  захотела сейчас же уйти, но тут в дверях появилась огромная собака. Глаза ее были величиной с блюдце или даже с мельничные колеса! Недаром говорят, что у страха глаза велики.  Женщина очень испугалась!

       - Если будешь скандалить, - ехидно произнесла старуха, – я на тебя Секьюрити натравлю.

Что тут поделаешь? Пришлось взять зернышко.

Потом она, ругая себя на чем свет стоит,  пошла домой и посадила ячменное зернышко в цветочный горшок.

Только она его полила, зернышко сразу же проросло. Из земли показались два листочка и нежный стебель. А на стебле появился большой чудесный цветок, вроде тюльпана. Но лепестки цветка были плотно сжаты: он еще не распустился.

– Ну, хоть тюльпан редкого сорта -  и то хорошо! - вздохнула женщина и дотронулась до красивых узорчатых лепестков.

В ту же минуту в сердцевине цветка что-то щелкнуло, и он раскрылся. Это был в самом деле   тюльпан редкой красоты, а в чашечке его сидел маленький мальчик в тюрбане, расшитом золотом халате, атласных шароварах и туфлях с загнутыми вверх мысками. Он  был  маленький-маленький, всего в дюйм ростом.

      - Но я же хотела девочку!  - еле слышно пролепетала женщина, теперь настала ее очередь удивляться. - Ты кто? Как тебя зовут, мальчик?

        - Трах! Тибитох - тибитох - тибитох! - несколько раз чихнул  маленький мальчик  и произнес тоненьким голоском: - Я Гассан Абдуррахман ибн Хаттаб .

       - Но я же хотела девочку! - чуть не плача повторила женщина.

       - Сама виновата!  Это тебе урок! Когда делаешь себе ребеночка, думать надо только о хорошем, тогда точно получится задуманное, а ты бранилась! – с видом знатока заявил  кроха.


Женщина была очень умной и  начитанной. Она вспомнила, что в каком-то гламурно - научном журнале ей попадалась заметка об одном работнике оригинального жанра; он буквально творил чудеса, и звали его также Гассан Абдуррахман ибн Хаттаб, а по-простому -  Хоттабыч. Вдруг этот малютка  и есть знаменитый волшебник? Конечно, это никак не вписывалось в рамки официальной науки, но на то оно и чудо! Это шанс!   Следует только Хоттабыча хорошенько попросить и он все для тебя сделает.
 Она улыбнулась и ласково  сказала:

        - Сделай мне ребенка: девочку - красавицу с  большим глазами и голубыми волосами, мы назовем ее Мальвиной!

Хоттабыч тяжело вздохнул и грустно произнес:

       -  Я не могу! Я еще совсем маленький! У меня еще не произошла гормональная перестройка, не выросла борода мудрости, а без нее я не умею! С бородой очень редко когда рождаются. Правда, с  крайней формой гипофизарного нанизма тоже нечасто.
Хотя лилипутов все же больше, есть даже микропуты. Говорят, что еще нанопуты появились, но мне в нано верится с трудом – болтовни больше.

Женщина, конечно, огорчилась, но материнские чувства взяли верх, и она начала обустраивать быт крохи.
Колыбельку  сделала из блестящей лакированной скорлупки грецкого ореха. Вместо перинки туда положила несколько фиалок, а вместо одеяльца – лепесток розы. Ей казалось, что такое ложе произведет на Хоттабыча должное впечатление, и она не ошиблась: мальчик, как только увидел это, замахал руками и жалобно пропищал:

        -  Клянусь  своей будущей бородой и всеми ее чудесами - смерти моей хотят! У меня аллергия! Я от одного-то цветка чуть не задохнулся! Убери сейчас же эти жуткие аллергены!

Пришлось убрать чУдную колыбельку и постелить обычный льняной лоскутик. Спать на нем, правда, было не очень удобно и жестко, но зато отпадала необходимость в антигистаминных препаратах.

Однажды ночью, когда Хоттабыч крепко спал, через открытое окно в комнату пробралась большущая старая жаба, мокрая и безобразная. 

       –   Хорош! – сказала старая жаба. – То, что надо для моего сына!

Она схватила  лоскутик с крохой и выпрыгнула через окно в сад.

Возле сада протекала речка, а под самым ее берегом было топкое болотце. Здесь-то, в болотной тине, и жила старая жаба со своим сыном. Сын был тоже мокрый и безобразный – точь-в-точь мамаша!

        – Коакс, коакс, брекке-ке-кекс! – только и мог он сказать, когда увидел крохотного мальчика.

       – Тише ты! Еще разбудишь, чего доброго, и он убежит от нас, – сказала старая жаба. – Ведь он  колдовать может - это у него наследственное от колдуньи. Давай-ка отнесем его на середину реки и посадим там на лист кувшинки – для такой крошки это целый остров. Оттуда уж ему ни за что не убежать, никакие чудеса не помогут. А я тем временем устрою для вас в тине уютное гнездышко.

В реке росло много кувшинок. Их широкие зеленые листья плавали по воде. Самый большой лист был дальше всех от берега! Жаба подплыла к этому листу и положила на него ценную поклажу.

Ах, как испугался бедный маленький Хоттабыч, проснувшись поутру! Да и как было не испугаться! Со всех сторон его окружала вода, а берег чуть виднелся вдали. 

А старая жаба сидела в тине и украшала свой дом камышом и желтыми кувшинками, – она ничего не знала об аллергенах.  Когда все было готово, она подплыла со своим гадким сынком к листу, на котором сидел Хоттабыч. 

Сладко улыбнувшись, старая жаба низко присела в воде   и сказала:

      – Вот мой сынок! Он будет твоим учеником! Вы славно заживете с ним у нас в тине. Ты научишь его чудесам. Я слышала, что ты настоящий волшебник. Когда мой ненаглядный сынок выучится, то станет мудрым царем – жабой и женится на царевне – лягушке. Славная будет парочка! И жить они будут в Тридевятом царстве, в Тридесятом государстве на острове Буяне. Вот тогда я тебя  и отпущу.

     – Коакс, коакс, брекке-ке-кекс! – только и мог сказать сынок.

        - Вы не понимаете о чем говорите! Я не волшебник! Я только учусь!  И я никогда не смогу научить чудесам вашего сына!  - запротестовал было Хоттабыч.

       -  Глупости! Никогда не говори никогда! Я все сказала. Хау! – И жаба, отвратительно перебирая бородавчатыми лапами, поплыла к своему дому.

 
Маленькие золотые рыбки, которые плавали под водой, услыхали, что сказала старуха жаба. Сына с матушкой они видели и раньше. Теперь они высунули из воды головы, чтобы поглядеть на Хоттабыча.

Взглянув на кроху своими круглыми глазками, они ушли на седьмое дно и стали думать, что же теперь делать. Им было ужасно жалко, что такому  маленькому мальчику придется жить вместе с этими отвратительными жабами где-нибудь под корягой в густой жирной тине. Не бывать же этому!  Он же, как и мы, будущий волшебник! Рыбки со всей речки собрались у листа  злополучной кувшинки, и перегрызли стебелек листа.

И вот лист кувшинки поплыл по течению. Течение было сильное, и лист плыл очень быстро. Теперь-то уж старая жаба никак не могла бы догнать его.

Хоттабыч плыл  все дальше и дальше, а маленькие птички, которые сидели в кустах, смотрели на него и пели:

      – Какой миленький маленький мальчик!


Это услышал голубой мотылек, беспечно порхающий рядом. Он с любопытством посмотрел на кроху и подумал:

      - Какой хорошенький мальчик! Просто душка! Жаль только, что он не одет подобающим образом. Босиком, в одном халате  явно с восточного базара, без украшений, и путешествует на каком-то жалком листе кувшинки. Фи! Не нашего круга!

И мотылек скрылся из виду. Ничего удивительного, ведь встречают по одежке. 
  В это время мимо пролетал майский жук. Он увидел кроху, схватил его и унес на дерево. 

 Как испугался бедный Хоттабыч, когда рогатый жук обхватил его лапками и взвился   высоко в воздух!  Ужас!

А майскому жуку и горя мало. Он уселся на ветке большого дерева, усадил рядом пленника и, довольно больно хлопнув его по плечу, сказал:

       - Мужик! Ты мне нравишься! Ты не поверишь, кругом одни жуки!  Такие жучилы, что ты! Так и лезут из всех щелей во все щели. Шагу ступить невозможно! Впору хоть по воздуху летай! В-ы-п-и-т-ь по-людски не с кем! Давай на брудершафт! Я угощаю!

         - Как можно?! Я же  совсем маленький, –  запротестовал будущий волшебник.


        - Размер значения не имеет! - авторитетно заявил жук - Давай  накатим по маленькой!


        - Нет, нет! Не буду! Мне вера не позволяет! - взмолился Хоттабыч.

 
         - Не уважаешь, значит? К тебе, как к человеку, а ты? Ну, ты и жук! Жучила! Катись отсюда!

И жук больно наподдал крохе. Хоттабыч, кувыркаясь полетел вниз, и упал на цветок ромашки, это его и спасло.

        Бедный, бедный Гассан Абдуррахман ибн Хаттаб, ведь у него ничего не было:  ни скатерти – самобранки, чтобы подкрепиться, ни ковра – самолета  или хотя бы сапог – скороходов, чтобы скорее покинуть этот страшный – престрашный лес,полный опасностей.  Еще бы, здесь жили Баба-Яга и Серый Волк, леший и кикиморы, Соловей-Разбойник и просто разбойники (человек сорок).  Да что там разбойники! Обычные грибники гораздо опаснее – они, обшаривая каждый куст в поисках какой-нибудь сыроежки, легко могут раздавить любую маленькую личность.

        Хоттабыч от горя рвал на себе волосы, произносил заклинания и горько - горько плакал. Но сколько не вырывай волос из головы, чудо все равно не произойдет. И оно не произошло!
 Пришлось ему  есть  сладкий цветочный нектар, от чего у него появился диатез,  и пить росу, которую каждое утро находил  на листьях -  от нее разыгрался гастрит.
 Но горше всего то, что не было у него сильного, надежного друга - Мальчик - с -  пальчик бродил в другом конце леса. Они бы наверняка  подружились, можете не сомневаться. 
Так прошло лето, прошла и осень. Близилась долгая холодная зима. Птицы улетели, цветы завяли.
Холод пробирал кроху насквозь. Красивый шелковый халатик  весь изорвался, как тут не мерзнуть! Пошел снег, и каждая снежинка была для Хоттабыча то же, что для нас целая лопата снега. Мы-то ведь большие, а он  был ростом всего-навсего с дюйм. Он  завернулся было в сухой лист, но он совсем не грел, и бедняга сам  дрожал, как осенний листок на ветру.

      - Нужно найти какое-нибудь убежище и как можно скорее, – высказал про себя мудрую мысль Хоттабыч и пошел куда глаза глядят.

За лесом  было большое поле. Хлеб с поля уже давно убрали, и только короткие сухие стебельки торчали из мерзлой земли.
В поле было еще холоднее, чем в лесу, и крохотный мальчик совсем замерз, пока пробирался между высохшими жесткими стеблями.
Наконец он добрел  до норки полевой мыши. Вход в норку был заботливо прикрыт травинками и былинками.

      Полевая мышь жила в тепле и довольстве: кухня и кладовая у нее были битком набиты хлебными зернами. Будущий могущественный джинн, великий маг и чародей, как последний нищий, в лохмотьях, босой и окоченелый остановился у порога и осипшим голосом произнес:

        -  Сим - сим, откройся!

Заклинание подействовало. На зов вышла хозяйка и,  трясущийся от холода малыш, попросил подать   хоть кусочек ячменного зерна – вот уже два дня во рту у него не было ни крошки.

        – Ах ты, бедняжка! – сказала полевая мышь (она была, в сущности, добрая старуха). Ну иди сюда, погрейся да поешь со мною!

И Хоттабыч спустился в норку,  обогрелся и поел. А что делать? Голод не тетка! Будешь и мышиное есть.

        – Ты мне симпатичен, – сказала ему мышь, поглядев на него блестящими, как бисер, черными глазками. – Оставайся-ка у меня на зиму. Я буду кормить тебя, а ты прибирай хорошенько мой дом да рассказывай мне сказки – я до них большая охотница.

        -  Тоже мне, блин, Золушку нашла, - подумал Хоттабыч и... согласился. Когда на дворе минус, то и такое предложение плюсом покажется!

Он  делал  все, что приказывала старая мышь, и жилось ему в общем-то совсем неплохо в теплой укромной норке.

     – Скоро у нас будут гости, – сказала ему однажды полевая мышь. – Раз в неделю меня приходит навестить мой сосед. Он очень богат и живет куда лучше меня. У него большой дом под землей, а шубу он носит такую, какой ты, верно, и не видел, – великолепную черную шубу. Одна беда: он слеп и не разглядит такую кроху, как ты.  Ну, уж ты зато расскажешь ему самую лучшую сказку, какую только знаешь, лучше всего про репку или курочку Рябу, а про Вольку ибн Алешу не надо – глупый он, от богатств отказывается.

 На что уж Хоттабыч был смышлёным мальчиком, но он не смог себе представить крота в богатой шубе, копающего когтистыми лапами землю в поисках червяков. Сумасшедший, не иначе!

Вскоре сосед и в самом деле пришел к ним в гости и, не раздевшись, плюхнулся за стол  и сразу стал говорить, что под него  копают оборотни из налоговой полиции, но он докопается до истины.

        - Я чувствую:  это  их происки!  Сейчас столько нечистый на руку силы развелось. Тьма  тьмущая! Представляешь: семь гномов под видом  гастарбайтеров из ближнего зарубежья все время  у меня под боком  роют ямы. Один прикинулся Иванушкой - дурачком и заявил, что они археологи и ищут золотой ключик от служебного входа в кукольный театр! Причем, вход этот находится в каморке попрошайки, выдающего себя за музыканта, а у самого одна мелодия да и та в записи на чем-то очень допотопном. Мало того! Вход этот скрывает, находящийся в розыске, всемирно известный шедевр  времен Карабаского короля: полотно с изображением очага, на огне которого в котелке варится похлебка. Неподражаемая живопись! Так все мастерски выписано, что один заядлый театрал даже проделал носом дыру в картине, пытаясь понюхать блюдо!
        Ну, круглый болван! Зубы заговаривает, сказки сказывает! Простофиля!
 Это они под меня ключик ищут. Ничего, ничего, мы еще посмотрим кто кого!
        Выкопали  лишь пустую бутылку. Уродцы! Я вижу их насквозь.   Я всех выведу на чистую воду, тем более  что она рядом! – размахивая грязными лапами, грозно шептал крот. Вид его был ужасен!

 Перепуганному Хоттабычу совсем не хотелось развлекать такого гостя сказками. Он попытался было скрыться в кладовке, но старая мышь на корню пресекла попытку.

        - Если не будешь делать то, что тебе говорят, вылетишь отсюда ласточкой! – заявила она сурово.

 Пришлось рассказывать сказки, петь песни и даже  плясать, хотя крот ничего и не видел.

 
       Побывав в гостях у соседки, крот, не снимая  дорогой шубы, прорыл под землей длинный коридор от своего дома до самой норки полевой мыши. Теперь он почти каждый день приходил в гости и все время ворчал о гномах и поборах, а Хоттабыч был вынужден его развлекать.

 Подумайте! Разве так должен жить маленький мальчик? Разве для того он родился в чУдном волшебном цветке? Нет! Не бывать этому!

         - Лучше забвение, смерть, чем всю жизнь провести  в заточении под землей в мышиной норе! Что я, аббат Фариа или Шушера какая-нибудь? – так все ночи напролет думал о себе бедный Хоттабыч   - О! Как медленно растет борода! Чтобы выбраться в свет, стать большим человеком хватило бы одного волоска! Как мало надо для счастья! Но…
 
 Однако недаром говорят: мал да удал!   Нашел все-таки кроха выход, казалось из безвыходного положения. Он уговорил крота выбросить отрытую бутылку в воду, сделать это было нетрудно – она только мешалась и вряд ли ее приняли бы на пункте приема стеклотары. Гастарбайтеры так неаккуратно работали, что горлышко оказалось все в щербинах.
 
         - Пусть я засну богатырским сном, впаду в анабиоз, просплю тысяча один   день или тысяча один год или даже много больше, все равно для меня это будет лишь одна короткая ночь. За это время у меня вырастет борода, и я стану могущественным джинном! Я же потомственный колдун! И меня найдут, непременно найдут и освободят! 
    
 Сказано – сделано! Хоттабыч пролез в узкое горлышко бутылки и потянул за ниточку, привязанную к пробке.  Пробку он заранее взял из мышиной кладовки, а нитку выдернул из шубы крота (все равно от небрежного ношения она начала расползаться). Было очень трудно закупорить себя в бутылке, хотя некоторые взрослые это легко делают.
 Это было сделано поздно вечером, когда мышь уже спала, а рано – рано утром крот взял бутылку и бросил ее в чистую воду, на которую он собирался вывести гномов. Крот всегда просыпался затемно – света он все равно не видел. Разумеется, не заметил  он и Хоттабыча.

 Сколько воды утекло с тех пор точно неизвестно. Доподлинно  известно лишь, что бутылка эта, обросшая речной травой и ракушками, попала в Москва – реку, откуда ее и выловили...

      Говорят,   в некоторых письменных источниках есть упоминание о продолжении тех далеких событий, но я о них ничего не знаю, а небылицы рассказывать не приучен.

Самое печальное в этой грустной истории то, что лучшие свои годы одаренный от природы Гассан Абдуррахман ибн Хаттаб провел в бутылке.

 Очень прошу вас не лезьте в бутылку, тем более не закупоривайтесь! Вы скорее всего не джинн и можете не дождаться своего освобождения.  Вот так!

P.S.  Мышь долго не горевала – она вышла замуж за крота.
 Женщине помогли в центре акушерства и гинекологии. У нею растет чУдная белокурая девочка с большими в дюйм голубыми глазами – назвали Дюймовочкой.


Иллюстрация из интернета.

Соратники по шалости:
Ольга Колузганова http://www.proza.ru/2015/05/25/828
 
 Евгения Козловская http://www.proza.ru/2015/06/01/2127

 Любушка 2 http://www.proza.ru/2015/06/03/545
 
 


Рецензии
Очень смешно, интересно, увлекательно!
СПАСИБО, Прочла с большим удовольствием!
С уважением,

Галина Фан Бонн-Дригайло   06.08.2019 21:30     Заявить о нарушении
Рад, Галина, очень рад!
Спасибо, что заглянули на страничку!
С уважением, В.Д.

Владимир Дементьев 3   06.08.2019 21:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 55 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.