Не фонтан

В Одессе моего детства, если дела шли не очень, на простой вопрос "Как ты?" отвечали молчаливой жалобной гримасой или короткой доверительной фразой "Не фонтан".
Куда же исчез этот фонтан счастья, здоровья, любви и изобилия, которого лишился несчастный?

В майском волшебном городе цветет акация.
Её нежный и пьянящий аромат напрочь отшибает всякую рациональную логику.
И лениво ведет нас к неожиданным и, конечно, опасным поступкам.

Девятнадцатого мая меня приняли в пионеры.
В дружине имени несчастного героя-пионера Павлика Морозова.
Я был на седьмом небе.
Смотрел как зачарованный на свой красный галстук.
И, казалось, готов был на все.
Даже на то, чтобы рассказать правду. Какой бы горькой она не была.
Если была вообще.

Представился случай. Завуч по воспитательной работе (кличка "Косой" - узнал позже от ребят постарше) проводил с нами беседу о подвиге Павлика.
Который не побоялся рассказать о преступлениях своего отца и деда.
Мы тянули руки наперебой, стараясь как можно скорей рассказать Косому о том, что в наших семьях или у соседей мешает всей стране оказаться в светлом будущем.
Косой ласково трепал нас по голове, гладил по спине, касаясь треугольника красного галстука, и, иногда, делал пометки в затрепанном блокноте.

Мне тоже хотелось отличиться. И рассказать нечто такое, о чем не говорили другие дети. Настоящую тайну. Страшный секрет.
О том, что я променял боевые награды отца на шоколадные медальки в серебряной и золотой фольге. Пионеры были в восторге. Потом вспомнил, что терпеть не могу шоколад и для пущего эффекта добавил "и три большие пачки жвачки" (так мы называли жевательную резинку).
Косой побагровел и спросил "жвачка - американская?".
Я с огромным удовольствием подтвердил догадку завуча и почувствовал себя чемпионом.

Через три дня отца вызвали в военкомат. В повестке было предписано явиться со всеми наградами и удостоверениями.
Нужно сказать, что папа всегда с огромным уважением относился к военному прошлому, всему, что с ним было связано, но о войне рассказывал мало.
А награды хранил так, что добраться до них я никак не мог - да и не пытался.
Через несколько лет отец получил серьезный орден мирного времени  - приятный факт, но за пределами временных рамок этой истории.

Из военкомата папа вернулся мрачным, но ничего не рассказал.
Зато Косой, перехватив меня за уголок галстука около учительской, елейным голосом посоветовал умерить фантазии и не отнимать время у серьезных людей.

Через пару лет я узнал, что военком дал отцу знать кто на него настучал.
И что это за человек.
Косой во время войны был не на фронте, а лагерным начальником - кумом.
Выйдя в отставку, он со всем рвением и старыми привычками взялся за воспитательную работу среди детей, создавая среди нас, почти несмышленышей, подобие агентурной сети.

Хороший урок на всю жизнь.
Не фонтан...


Рецензии
Хорошо, что для нас это кануло в прошлое.
С уважением,
Владимир

Владимир Врубель   25.05.2015 11:15     Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир.
Боюсь, что эти времена не канули в прошлое.
Они возвращаются.
И иногда приходят.
В любую точку мира...

Нортон Басседо   25.05.2015 21:08   Заявить о нарушении
Вот этого не хотелось бы.

Владимир Врубель   25.05.2015 22:37   Заявить о нарушении