Детки

    Пишу 28 мая, в день памяти благоверного царевича Димитрия. Десять лет назад в этот день моя бабушка Прасковья умерла. Ей уже почти 97 лет было, и к этому времени в живых из её восьми детей четверо оставалось: три дочери и сын. А троих сыновей и дочь она похоронила.

   Бабушка к смерти просто относилась, сколько помню себя, у неё на видном месте в шкафу лежало "смертное", и, наказывая, как её обряжать и хоронить, она добавляла, что покойников обряжать - дело богоугодное, сама она 12 покойников обрядила, вот они её и будут ТАМ встречать, замолвят за неё словечко.

   Одно с другим связано, только при таком полном доверии Промыслу, как у многодетных матерей, можно так к смерти относится.

   А у меня просто ум за разум заходил, когда я об этом думала и тем более непосредственно сталкивалась. В войну ввели звание матери-героини, и во время работы в "Покаянии", есть до сих пор такой фонд в Республике Коми, я составляла списки награждённых матерей для одного издания.

   Сидела в архиве и читала наградные документы. Нередко бывали случаи, когда награда не доходила, поскольку пока то да сё, один из или несколько детей у награждённой умирали от голода и болезней. А награждали только за живых.

   Бабушку почему-то не наградили, хотя маленьким у неё только один мальчик умер, семерых вырастила. Это по маме бабушка,а отец один был у матери, дед погиб в начале войны, и больше не вышла бабушка Марфа замуж.

     Медаль материнства у меня от её матери, прабабушки Елизаветы Гавриленко, есть. Серебряная, "за рождение и воспитание шестерых детей". На лицевой стороне склонившаяся к ребёнку мать, два профиля анфас, между ними пятиконечная звёздочка шлёт лучи, внизу подпись "СССР", на обороте серп и молот.

    Ну, к рождению Елизаветой Гавриленко шестерых детей СССР никакого отношения не имел, самая младшая дочь у неё как раз в последнем, 1916-м, году Империи родилась, и после войны, когда наградили прабабушку, уже взрослой была.

    Сейчас за пятерых детей дают такую медаль и, если есть 10 лет стажа (без отпусков по уходу за детьми) - в 50 назначают пенсию, остальные льготы относятся не к самой матери, а ко всей семье. Начиная с троих дают статус многодетной семьи, и государство помогает погашать кредиты за жильё (за 4-х - полностью), льготная коммуналка, бесплатное питание в школе, льготное поступление в вузы, материнский капитал в 10 тысяч долларов на каждого ребёнка с третьего.

   Если деревенская семья многодетная - дают социальную квартиру в городе до совершеннолетия детей. Кое-какие плоды такая политика даёт, в той небольшой деревенской школе, где я работаю, на пару сотен учащихся несколько десятков - из многодетных семей.

    Пособие по уходу за ребёнком до трёх лет сопоставимо с учительской зарплатой, и если в городских условиях бывает, что легче работать, чем дома с ребёнком на одну мужнину заплату сидеть (в РФ только до полутора лет платят и гораздо меньшее пособие), то здесь, в Беларуси, доярке, например, всё-таки легче сидеть дома с ребёнком, чем мотаться затемно и дотемна на ферму.

    Прочла в "Хрестоматии для соцпедагогов", что возникла эта профессия в середине XIX века в Западной Европе и США " в связи с индустриализацией и утратой влияния церкви в обществе". А в постсоветских странах в постсоветское время и появилась, до этого не было, хотя, казалось бы, оба фактора - и индустриализация и "утрата влияния церкви в обществе" - были.

   Но вот как-то справлялись. Как - я хорошо представляю, в Сыктывкаре был, да и до сих пор есть такой интернат Католикова. Сам Сан Саныч в 1996-м году умер на 55-м году жизни. Успел принять патриарха Алексия, приезжавшего в мае на празднование 600-летия кончины равноапостольного Стефана Пермского, и спустя месяц после этого скоропостижно скончался. В Сыктывкаре его все знали, в том числе и я - преподавала одно время у него православную культуру детям.

   Католиков был последователем Макаренко: труд делает человеком, а не одни благочестивые разговоры. Под Сыктывкаром, в Межадоре, у школы-интерната при нём появилось своё опытное хозяйство, где дети всерьёз работали на поле, на грядках, на ферме и в свинарнике. Что-то продавали, но в основном на их же стол всё и шло, то есть воспитание трудом у Католикова было - как в традиционной крестьянской семье. Вот откуда, казалось бы? Сам он был горожанином из Новосибирска, отец на войне погиб, растила мать, закончил физмат в Москве.

   Со школы подрабатывал пионервожатым в летних лагерях, в институте стройотрядом командовал, и вот быстро дошёл до мысли, что интернатовским детям надо самим себя кормить учиться. Интересно, кто его без отца учил мужским навыкам, может, дед. Мне этот вопрос и с отцом Павлом Адельгеймом не раз в голову приходил. У  него отца с дедом расстреляли, тоже мать одна растила, да и то не сразу, отсидела срок, а батюшка в детдоме был.

   А оба они - и отец Павел, и Александр Католиков - несмотря на свою безотцовщину, городское происхождение и соответствующее образование, всё сами умели: и за рулём, и за прочими инструментами, - и мальчишек могли этому научить, необходимым считали.

   Это я к тому, что льготы многодетным семьям - это прекрасно, но не панацея, на практике, когда нет вот таких мужчин, как о. Павел или Католиков, отцов по сути своей, получается, что многодетная мама замужем за государством.

   Опишу типичную ситуацию. Живёт в деревне (агрогородке) молодая женщина, рожает детей. С сожителем не расписывается, одинокой маме больше льгот. При форсмажорных обстоятельствах сожитель может и "установить отцовство"(это без оформления брака можно сделать),а потом умирает (от спида, например), и мама получает на каждого ребёнка пенсию по потере кормильца, что в деревенских условиях делает её вполне обеспеченной женщиной - так что вскорости находит она себе нового сожителя, начинается новый виток.

   У одной такой мамы семеро детей, старших её мать к себе забрала, с ней остались четверо мальчишек, двое от прежнего сожителя, двое от нового. Пенсия на старших и пособие на младших позволяют и сожителю на работать, казалось бы - будь доволен и помогай с детьми. Ан нет, периодически вдвоём запивают.

   Учительница, с которой шли мы в эту семью, говорит:

 - Никакие государственные меры тут не помогут.

    Я:

 -  Да. Страшное зло алкоголь. Я посмотрела однажды в сети, как пьяная крыса после шампанского не может найти выход из лабиринта, а трезвая - сразу нашла, и раз и навсегда сделала выводы.

   Учительница:

 - Это точно. Хочешь жить - умей вертеться. То есть быстро выход из лабиринта находить.

    Я:
 
 - Видела где-то намедни тест "Проверьте себя на алкоголизм", первый пункт: что вы делаете, когда у Вас возникает проблема?

     Учительница:

 - Вот то самое и делают. Поднятием цен тут ничего не добьёшься, самогонку будут гнать. Стерилизовать надо. А то невозможно потом учить их детей.


    С диагнозом "отставание в развитии" сейчас только "трудности в обучении" дают, то есть несколько дополнительных часов с дефектологом и два года в первом классе, а потом - как хочешь, так и учи. И я понимаю эту учительницу, сидела у неё на уроке математики: работает она отлично, ведёт урок в таком темпе, что расслабиться некогда, даёт детям подвигаться на уроке, на чётное - нечётное то приседали они у неё, то прыгали. Вообще симпатичная.

   Но в классе у неё половина детей вот из таких многодетных, со всех сторон обложенных льготами, пьющих семей, некоторые уже отсидели два года в первом классе, больше не положено на второй год их оставлять, и со следующего года, с третьего класса, хочешь - не хочешь, а надо какие-то оценки выводить (первые два класса не ставят оценки), хотя бы единицу. Единица переводная, не переводят только с нулём (система оценок десятибалльная).

   На практике - не на второй год оставляют, а отправляют в коррекционный интернат, хотя в основном стараются дотянуть до 9 класса, а там - пусть идёт в училище получать рабочую специальность.

   Стерилизация - это фашизм, ну а что делать-то? По-моему - нечего развращать народ льготами за одно рождение, нужно ввести какие-то критерии ответственного родительства. В идеале. А на практике - не знаю.

   Рассказывала коллега, соцпедагог из городской школы, что для неё шоковым был случай, когда одна "мамаша", у которой старших детей уже всех забрали, рожала очередного ребёнка в состоянии сильного алкогольного опьянения, чуть не родила на улице, но когда появился-таки на свет это малыш, успела приехать "Скорая" и довезти до больницы - то автоматом оставить его в роддоме не получилось, надо было сильно побегать с бумагами по инстанциям, чтоб ребёнок остался в роддоме до лучших времён, а не вернулся с мамашей в её логово.

   Вот это слабое место белорусской системы: нет реабилитационных центров для алкоголичек с детьми. Ребёнка забирают сначала в больницу, потом в приют на полгода, и если за полгода мама не социализируется, то есть не приведёт в божеский вид квартиру (дом) и не устроится на работу - передают ребёнка до совершеннолетия в приёмную семью, где платят родителям не только пособие на него, но и зарплату как педагогам (полную за двоих, за одного полставки).

    В 18 лет ребёнок или возвращается в семейное жильё (даже при лишении родительских прав жильё закрепляют за ребёнком и пропить его родители не смогут, разве что загадят), или, если оно признано непригодным для проживания на момент изъятия ребёнка - ставят его на очередь и дадут государственное. Если детей несколько и всех вместе их никто не берёт - разлучают, раздают по разным семьям.

   Вот такая система.  Примеряла её к себе - нет, лучше я буду на работу ездить чужие проблемы решать, чем возьму к себе в дом двоих чужих детей, у которых рядом будут пьющие родители, и я  обязана буду обеспечить общение ребёнка с ними.


   На работу я в электричке езжу. В каждом вагоне висит плакат, картинка та же, что и в "Save Donbass children", подпись другая : " Мама и папа, перестаньте пить! Я боюсь вас потерять", - реклама платного нарколога.

   У меня одна мама ездила к такому. Девочку чуть не забрали у неё, с предыдушей работы не раз за пьянство увольняли, в доме ещё трое пьющих мужчин (два старших сына и новый муж), и первое впечатление жуткое у меня было от дома и семейства. Но потом присмотрелась, увидела, что к дочке мама привязана, и для девочки потрясением будет в приюте оказаться. Общими усилиями маму закодировали и устроили на работу.

   Как-то названивала мне эта мама и показалась нетрезвой, пришла я к ним: во дворе никого, в доме никого, всё настежь, собака брешет, ничего не пойму.

   Потом откуда-то вынырнул новый мамин муж, пьяный, и стал меня стыдить:
 
  - Я прораб, вот расписался с ней, закодировал её. Оставь ты нас в покое, мне стыдно, что ты в контору ходишь (а я ходила в совхозную контору за справкой, что они взяли её на работу, и просила девочке на лето, если можно, дать в санаторий путёвку, она очень слабенькая и худенькая). Сколько тебе надо дать, чтобы ты от нас отвязалась? Я пьяный, да, работа такая...

   Мне показалось, что мама успела от меня спрятаться и выслала его на переговоры, но не пойман - не вор, а объяснять пьяному прорабу, что у меня тоже работа такая, что порой тянет выпить - не стала.

    Хотя трезвому могла бы ему объяснить, какую я нахожу замену. В церковь иду. Читаю. Когда лето и тепло - еду в парк на велике и читаю у реки или на пристани. Смотрю экранизации классики, на ютубе сейчас всё можно найти. Вожусь по хозяйству под музыку, со школы я собирала класссику на виниле, потом на кассетах и дисках, а сейчас скачиваю в сети или просто радиоканал "Культура" слушаю. С Тишкой гуляю. Изредка в бассейн хожу.

   А прежде-то всего - всем этим со своими детьми занимаюсь. Или просто играю с ними, у меня был приятель - детский психиатр, он мне и объяснил, что есть  целое направление реабилитации взрослых - вспомнить себя детьми, детские занятия повышают стрессоустойчивость. И поэтому когда у меня болела голова, что мы завтра есть будем, я на последние деньги раскраски или мультики покупала, и всё как-то образовывалось, удавалось дотянуть до лета и зарплаты.

   Но пьяному всё это не объяснишь, да и трезвому - вряд ли, мужчины не любят, когда их женщины поучают. Если и есть надежда - так только на Бога, что управит всё как-то.
 
   Хотелось бы, чтобы не так, как на Донбассе, там-то, думаю, нет сейчас столько пьяниц, как в Беларуси. Но на всё, Господи, воля Твоя.
   


Рецензии