Рижская свиная кожа

Предстоящая командировка в Ригу обещала быть лёгкой и приятной. На тамошнем заводе РОЗТО (Рижский опытный завод технологической оснастки) мне надлежало открыть заказ на вставки, получаемые методом гальванопластики.

В советскую эпоху редко какой завод оборонного профиля не выпускал товары народного потребления, сокращённо ширпотреб. Наше предприятие тоже не осталось в стороне и выпускало любимые народом изделия – магнитолы. При этом ставилась задача практически невыполнимая в реальной действительности – если и не достичь, то хотя бы приблизиться по качеству к лучшим зарубежным образцам. Это было равнозначно соревнованию мухи и слона, но мы не унывали и упорно двигались к своей цели. Вовсе не означало, что мы просто копировали зарубежные образцы, а шли своим путём, хотя без заимствования отдельных удачных решений не обходилось. Наш коллектив был молодой, задорный и работал с огоньком. Не скажу, что всё у нас получалось, однако наши магнитолы в отсутствии реальной конкуренции пользовались огромным спросом. Следует добавить, что за свою продукцию нам не было стыдно, и она в конечном итоге вплотную приблизилась к японским образцам, а по отдельным параметрам их превосходила.

В отделе я занимался технологическим контролем, то есть приведением смелых конструкторских решений к возможностям нашего производства. При этом я находил решения, которые устраивали и конструкторов, и производственников.

При разработке новой модели магнитолы у меня возникли вопросы по корпусу – много было мест с имитацией под кожу. Мои более изящные решения были отвергнуты на том основании, что дизайн модели выполнен солидной организацией и уже утверждён. Скрепя сердце, мне пришлось согласиться. Детали корпуса должны повторять фактуру свиной кожи, которая по привлекательности уступает только крокодиловой.

Так вот, за такими вставками для оснастки я и собрался в Ригу.

Перед отправлением в командировку у меня состоялась беседа с главным технологом завода по фамилии Бойко.

- Если рижане спросят у тебя, знаком ли ты с Андреем Гончаровым, то отвечай, что не знаком, - удивил он меня, поскольку это не правда. 
- А для чего нужна такая секретность?
- Ты же прекрасно знаешь, что он не дурак выпить. С заданием, подобным твоему, он ездил в Ригу в прошлом месяце. Оттуда он позвонил, что для подмазки тамошних аборигенов требуется определённая сумма денег, которые мы ему и выслали. Эти деньги Андрюша спокойно пропил, а вставки забрал с завода обманным путём.
- В таком случае в Риге меня пошлют подальше.
- Игорь, ты им скажи, что расчёт будет произведён после выполнения этого заказа.

Прибалтика для советских людей была вроде заграницы, и даже своей ментальностью её жители отличались от остальных. Благодаря ей советским кинематографистам не было необходимости ездить в настоящий зарубеж. Большинство таких фильмов снималось в Риге. Вспомним хотя бы профессора Плейшнера на Блюменштрассе, которая на поверку оказалась рижской улицей.
 
Технический директор Иварс Тилманис принял меня в кабинете. Он живо заинтересовался, когда узнал, откуда я и с чем прибыл.

- Что-то у меня плохая память о вашем заводе, - медленно произнёс он, а потом безо всякого перехода продолжил. – Вы знаете Андрея Гончарова?   
- Нет, не знаю. Только слышал о таком. А почему вы спрашиваете?
- Он сюда приезжал. Ну, ладно об этом не будем говорить. Заказ я у вас принимаю, но пусть его забирает ваш начальник. Так ему и передайте.
- Передам обязательно. А когда заказ будет готов?
- Через месяц при условии, что вы предоставите образцы кожи.
- А их как раз у меня нет. Что же делать?
- В нашем городе есть кожгалантерейная фабрика. Поезжайте туда и купите у них кожу.

Мне ничего не оставалось иного, как направить свои стопы на фабрику. Специалистка по коже приняла меня с вежливой улыбкой. Когда я рассказал о своей проблеме, она предложила посмотреть альбом с образцами кож. Вскоре я нашёл свою свиную, после чего заговорил об её приобретении. Для этого надо было получить разрешение заместителя директора.

Чтобы долго не изъясняться, кто я и откуда, сказал заму, что пришёл из РОЗТО. Причём, сказал по-русски. На это зам стал говорить мне по-латышски. Я не стал его перебивать, изобразив внимательное слушание, и понимающе кивал головой, хотя только головой и можно кивать. При этом я ровным счётом не понимал ничего. Может быть, он просто рассказывал мне анекдоты. Сам же напросился, сказал, что пришёл из рижского завода. Вот и слушай латышскую речь! А она и в самом деле звучит мягко и мелодично. Мне ничего не оставалось иного, как дожидаться окончания монолога словоохотливого замдиректора. Наконец фонтан слов иссяк. Хозяин кабинета взял трубку телефона и что-то сказал. Перед уходом я изрёк «до свидания». Разумеется, по-русски, хотя с моей стороны вежливо следовало сказать по-латышски. Жаль, что мой словарный запас не включал ни одного латышского слова.

Как я и предполагал, тот звонок был женщине по коже.

- Сколько вам надо кожи? – спросила она.
- Немного. Примерно размером с мой портфель.
- А у вас есть доверенность?
- Чего нет, того нет.
- В таком случае я ничего не смогу вам продать.
- А за наличные можно?
- Вы с ума сошли? У нас что, частная лавочка? Нам оплачивают только по безналичным счётам.
- Что же мне делать?
- Сходите в цех. Возможно, там есть обрезки кожи. Скажете им, что образец номер тринадцать.

В заготовительном цехе я долго блуждал между прессами, прежде чем нашёл мастера, блондина с голубыми глазами. Кратко объяснил ситуацию, а в ответ услышал:

- Много вам нужно кожи?
- Примерно как мой портфель.
- Жаль, что вам не требуется больше. У меня есть обрезок на два ваших портфеля.
- Я готов заплатить и за такой.
- Вы хотите, чтобы я продал за наличные? Но это незаконно. У нас в Латвии строгие законы, а мы, латыши, законопослушные.
- А вот это сможет вас примирить с суровыми латышскими законами? – с этими словами я достал из портфеля бутылку коньяка.
- Это меняет дело! Будем считать, мы с вами обменялись подарками, - согласился мастер.

Дальше всё пошло как по маслу. Я отнёс кожу на завод и стал свободным как сокол. Облетал весь центр Риги, не минул Домский собор с органом, после чего двинул в Юрмалу на Рижское взморье.

В Риге я купил подарки: жене – духи «Дзинтарс»,  дочери – янтарные бусы, а себе – рижский бальзам. Командировка завершилась благополучно.

На этом можно было бы и закончить рассказ, но он имел неожиданное продолжение.

Спустя три месяца после моей командировки в Ригу к главному технологу Бойко пришёл необычный посетитель. Он представился следователем прокуратуры города Риги и в подтверждение своих слов показал служебное удостоверение. Бойко сразу почувствовал что-то неладное.

- Вы ездили в командировку в Ригу в августе этого года? – задал вопрос следователь.
- Да, - кратко ответил он, а сам думает, куда клонит следователь.
- Встречались там с Иварсом Тилманисом?
- Конечно. Он технический директор завода, поэтому я обсуждал с ним технические вопросы.
- А решали вы с ним финансовые вопросы?
- Нет. Это не входило в мои функции. А почему у следователя из Риги такие вопросы ко мне?
- Давайте договоримся, что вопросы задаю я, а вы на них отвечаете.

Мысли у главного технолога бешено завертелись. Видимо, тот техдир где-то прокололся. А теперь могут выплыть деньги, которые ему давал. Надо выкручиваться. Но как? Что известно следствию и как самому не подставиться? Если выяснится, что он давал взятку, то это наказуемо. Кроме того, будут выяснять, откуда брал деньги. Тогда к ответственности привлекут и других. Пожалуй, самым правильным будет идти в отказ.

- А вы давали Тилманису деньги? – наседает следователь.
- Нет. Никаких денег я ему не давал.
- Вы это твёрдо помните? А подследственный дал показания, что получал от вас деньги.

Что тут ответить? Определённо, берёт на понт.

В это время в кабинет входит главный инженер со словами:

- Простите, товарищ следователь, мне срочно надо решить с Юрием Сергеевичем один производственный вопрос.

Оба вышли из кабинета.

- Я только что позвонил в Ригу, и там сказали, что на Тилманиса завели крупное дело. Тебе отпираться бессмысленно. Говори, что давал деньги, но свои собственные. Рассчитывал получить премию. Всё понял? – закончил инструктаж главинж.
- Да, так и скажу, - произнёс Бойко с облегчением.

Все его честные признания следователь внёс в протокол и убыл восвояси.

Впоследствии дошли слухи, что рижского техдира судили и дали ему срок. Сумма взяток была незначительной, а срок короткий. Современные взяточники и казнокрады при ознакомлении с тем делом обхохотались бы до слёз.

Ту модель магнитолы с отделкой корпуса под свиную кожу завод выпускал несколько лет, и она оказалась не очень удачной. По-видимому, именно отделка подложила свинью.
             


Рецензии
Олег, как масштабы за это время изменились!!
Какая там свиная кожа на портфель, стадо свиней вместе с обслугой могут подарить
и ... тишина.
А методом гальванопластики мой приятель на дому делал копии известных объемных чеканок чуть ли не музейных.

Владимир Байков   20.07.2015 08:56     Заявить о нарушении
До сих пор осуждают за мелкие хищения, а ворующие миллиарды свободно гуляют на свободе. Так было, есть и ещё долго будет.
Спасибо за отклик!
Всего Вам доброго!

Олег Маляренко   21.07.2015 10:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.