Знакомо всё, знакомо!

                "От писем таких покраснеет шкатулка –
                Самой Королеве любовник писал.
                Сыск рыщет теперь по любым закоулкам,
                Но кто Он? Об этом никто не узнал".

                Уже лейтенант пред таинственной дверью...

                *   *   *

     Из-за крыш домов и крон деревьев три трубы, едва угадывающиеся сквозь пелену мелкого моросящего дождя. Иногда порывы ветра развеивают, на мгновение, кружевную занавесь дождя, и трубы сразу проявляются своей угадывающейся монументальностью. И будто подпирают, вертикальным взлётом клубящегося дыма, сощурившееся небо. Кажется, что это они породили и баюкают на своих верхушках необъятные свинцовые громады туч. Но вот дождь начинает утихать и вдали сквозь угасающую морось, в расходящихся и вновь сходящихся грозовых каруселях небосвода, появляются небольшие синие проталинки, разливающие свою синь всё дальше и дальше к горизонту. И вдруг! солнечные лучи будто выныривают в зарождающиеся прямо на глазах озерца. Поднимая каскад золотистых брызг, оседающих на кромках туч, вплывают ярким сиренево-бордовым газовым шифоном на землю – удивляя своей утонченностью цветов. Кажется, каждое мгновение от этой волшебной палитры воздушных красок отслаивается многоцветье одного набора, обнажая новое. Когда наблюдаешь такое, то, невольно, ловишь себя на мысли: вот она! Картина зарождения жизненного начала. Именно в таком разливе красок и всплеске восприятия вышли мы из вселенского зачатия. Я неразумный и все остальные не всегда умные, что кружат и обитают вместе. Да и сама Земля своей непредсказуемой природой. Поговаривают, что Земля женского рода, потому она родит. И если это так, – то кто же её оплодотворяет? С кем она делит невидимое для нас брачное ложе?.. Что это происходит в моменты солнечных затмений, когда на обеих половинах земного шара ночь, сомнений нет. Иначе при дневном освещении нашлись бы олухи в любой частичке земного шара, которые этот момент не упустили бы и разнесли на весь белый свет! И мы, частица и порождение этих Вселенских гульбищ, не осуждаем тебя Земля: гуляй себе на здоровье, лишь бы не сошла с орбиты. Если носишь на себе таких, как мы, – гуляй себе! И я тоже, верный сын твой, лишь часто удивляюсь себе: почему это я, сын Земли осёл! до сих пор вращаюсь в городских коловращениях? где, чуть ли не каждый твой кусочек упрятан под асфальт и бетон. Каждый свободный участочек, занесен в книгу индивидуальных заборов и официальных строений. И лишь моя преданность тебе, Земля, позволяет находить твою свободу в самых привилегированных местах. На этот раз – океанский причал. И я не потерял веры в возможность такого опыта, но меня постоянно, как взрывной волной. Ребята, которые меня окружают. Их можно слушать, а можно не слушать. Это не изменяет результат. Они, как рыба среди знаний. Занырнёт - рыба, выныривает – опять рыба! Я лишь удивляюсь – сколько же гардеробов можно износить в голове? И это только перевезти, перенести, провезти и не свалить. Она (Земля) необыкновенной красоты!  И каждый раз, пока  носит нас, Она  сочетает в себе все формы древнейшего и настоящего мира. Как бушующий водопад в космическом коловороте. Сама Вселенская изысканность. Глаза разноцветьем соцветия солнечного сияния в сочетании с цветом морской волны маренго. И заглядывая в них, я в один момент остаюсь в одной набедренной повязке. Остальной Её облик я дорисовываю с помощью ЛЕОНАРДОВСКОЙ пропорции. Это целый сонм созвездий повстречавшихся на жизненном пути, непознанных, но любимых. Но самое главное, что удивляет больше всего, – это то, что Её характер не изменяется во все времена. Она и как изысканная жрица, и, как утонченная особа, и, как провинциалка, и, как уличная хулиганистая. Но чаще проявляется независимый хулиганистый характер. Ух, и красивая Она! Ох, и понимает Она! И я стараюсь собрать побольше складок на межбровье. Чтобы у Неё было больше времени походить по высотам – повыбирать места получше. Подольше нам! Как только накрывается свадебный стол Там во Вселенной, я сразу же отменяю все свои удовольствия и представляю, как Она, подхватывая нас на руки, всё же носит вкруг в Круге Вселенского пира. Так долго. Думаю об этом, а перед глазами маленький наивный беспомощный, вне Земли, человек. И всё, что нужно, – невольно спешно. Пиры моих друзей и не другов на Земле. Опустошаются рюмки, фужеры, стаканы, кружки, наполненные различными соками, водами, водкою и винами. Жаркое и копчености. Потом овощи. Затем фрукты, ягоды, плоды, зелень, – ах! стол уже пуст. Извини, Дорогая! Ищу слова извинений, – чтобы нежно и вдохновенно. А тут и не други и друзья раззявы: «Ты-то чего рот раззявил?». Не видите, воздух ем! Перевожу дыхание и открываю глаза.  И вновь, как ни в чём не бывало, продолжаю раскачивать маятник прошлого минувшего, настоящего происшедшего, будущего предшествующего... И если этому маятнику дать долгий перерыв, – такое у меня подозрение, – жизнь мгновенно остановится. И я не могу согласиться, чтобы так. Вперёд, мой друг, да здравствует Земля! Да здравствуем мы, человеки, и всё живое материально видимое и невидимо материальное нематериальное в этом Мире!..

     *   *   *

     Зачем и почему на поле вспашка?
     Пласты Земли – линованным дерном!
     Нарезанные вверх корнями, удивляюсь:
     Земля ковром…

     И – на распашку!
     Коренья вверх. Какие-то ростки.
     И пахарю уподобляюсь.
     Но не понять, мне не с руки:

     Знать – не гадать,
     Кто почву начал поправлять…

     От звёзд можно так же быстро удалиться, как и приблизиться, от Бога-Творца  нет. Три трубы, наконец-то освободившись от туч, рельефно подчеркивают свою непреклонную обособленность от мирской суеты – выбрасывая вверх клубы сизого дыма. В расходящихся и вновь сходящихся пурпурно-оранжевых громадах туч разливаются сине-сиреневые озера небесной твердыни. Оно, небо, как будто избавляясь от случайных нарядов, тщетно пытается скинуть последние одежки. Багровеет, окрашивая тучи в особые цвета предстоящей линьки вечернего заката. И с каждым мгновением, меняя цвета из пурпурно-розового в пурпурно-красный, необъяснимой силой сгоняет их все ближе и ближе к горизонту, к солнцу. О, мы тут! Мы тут как тут – со своими различными от чрезмерной любви к жизненному началу – лицами. Наверное, и мы есть порождение свадебных кружений Земли. И мои друзья, лучшие образцы детей Земли, верные поклонники твои, уже успели поприжиматься к тебе, Земля, собрав самые красивые образцы твоей одежды. А в волосах, на лицах, руках, ногах  и в телах столько частиц твоих, Земля…

     Но вот всё вокруг потемнело, сгладив и сравняв сопки, деревья, дома, причал, океанский залив, корабли на рейде – в сплошное очертание ночи. Где-то эти очертания, встречая реальный цвет тьмы, сейчас высвечивает Земля, идя наощупь по Вселенским просторам. И я уже слышу в шуме крон деревьев, шелесте бамбука кустарниковых зарослей и шелесте высоких трав, в рокоте волн морского прибоя о берег, как она шепчет мне ласково: «Зря милый бежишь от обычной людской жизни нормальной. Приземлись! Не витай в облаках!». Вон оно как. Слушаюсь, моя Царица! И тут, я понимаю, что Она рада моему появлению в этом мире, такому: каков я есть. Как и всему, что есть явленное в этом мире. Вроде как – появился на свет, так повернись к нему лицом. И я уже готов. Но мои мысли случайно цепляются за лозунг «Учение свет». И я долго любуюсь на свою догадку, какого цвета свет. Белый? Но почему-то выходит, что сам белый цвет видим чётче лишь на фоне тьмы. А может быть тьма - это глубина света?  Какого же он цвета, свет? Прозрачного? Но такого же не бывает. Сначала я представляю его в зелени цвета «хаки», потом я купаюсь в цветах морской волны «маренго», но все пустое. И свет, по моим соображениям, безмерен, прозрачен, призрачен и пуст. Кто же тогда рождает свет? Если тьма, то кто рождает её? Свет не материален? Что тьма материальна только на ощупь, подтверждается многими догадками. Людей. Особенно идя ночью и спотыкаясь. И в подтверждение моих догадок слышу, как кто-то из ребят матерится, оступившись на деревянном тротуаре, ведущем к морскому пирсу. В разрывах туч замерцала одинокая звездочка. И из чернильной тьмы, обнимающей Землю, – это мерцание донеслось до меня, источая лучики фиолетового призрачного света...

                *   *   *

                Метался я как атом
                В обезжизненном пространстве...

                *   *   *

                ПОКОЙ ДОЖДЯ

                В режиме убаюканный
                Умиротворенный,
                Покой дождя...

                Капелью – созданного фона,
                Под звуки – пасмурного тона,
                И протяженностью – во времени спеша,
                Как будто материнской суетою дома,
                Мелодикою кухонного звона,
                Знакомо все – знакомо.

                И скатывается за слезой слеза,
                Потеками вспотевшего стекла:
                Знакомо все – знакомо...

     Да, свет, видимо, рождается из фиолета и он его праматерь? А белый чистый порождает, что? Он праотец невидимости тьмы? Долго рассуждая: кто рождает жизнь всего безмерного и сущего: белизна света или фиолет невидимой тьмы, или оба вместе, задремал. Ну что ж, приятно. Я, Человек! И чувствую, как во мне всё согревается, окутываюсь теплым фиолетовым ночным светом, и снится мне уют домашнего дневного. Но  заканчиваются сны тем, что я просыпаюсь и во сне. Земля, как бы отстранилась от меня. И я в полёте сна. А со мной мои лучшие друзья, мои герои. Она, так! старается, чтобы я узнал, побольше. Ах, какие красивые и любимые мы! Но вот брезжит рассвет. Из тьмы медленно проявляются очертания нашего дневного бытия. Да, уже утро. Пора вставать...

    Свет. Какого же цвета свет? По космическим измерениям: тьма и свет порождаются в безмерности пространственного…


Побережье Тихого океана. Южно-Курильские острова.



© Святов А.Б. 2010 г.
«Грамматические сферы: избранное» ISBN 978-5-72210944-9 C25


         


Рецензии
не был я на островах Курильской гряды
с папашей как-то заходили на Кунашир (он бы старшим конвоя) но не более того
но я не о том
АНАТОЛИЙ!
да ты не просто мистик ты МИСТИК
читая тебя чувствуешь себя в плену нереальной эйфории о нереальной красоте жизни которой не бывает
прости
я типа под этим как всегда
С ПРАЗДНИКОМ ПЕРВЫМ И СЛЕДУЮЩИМ!!!

Герман Дейс   01.05.2021 20:45     Заявить о нарушении
Рад тебя слышать брат. Куда мы не заходили я бы тебе сыграл на баяне рядом с тобой. Надеюсь, она тебе слышна..Я звучу на вселенских Mаршруmac

Анатолий Святов   02.05.2021 01:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 105 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.