Тегер

               
       Солнечным сентябрьским днём мы ехали по долине Арагаца в деревню Агарак, на дачу . Мы не предполагали, что это была наша последняя загородная поездка. Перед нами расстилалось живописное предгорье. Вдали на высоком  холме  виднелась церковь. Скоро мы доехали до деревни.
      “Хочешь посмотрим эту церковь”- предложил он, словно угадывая мои мысли.
     “ Да “ – с радостью согласилась я.
Мы проехали через нашу деревню и по крутой дороге устремились к церкви.  Я готова была ехать с ним  вот так, сидя рядом  долго долго , всю жизнь.    Нам было хорошо. Впереди два выходных дня вдвоём, что очень желаемое явление, может быть потому, что не частое.
    Дорога вилась серпантином, поднимая нас всё выше над долиной. Деревья и высокий кустарник плавно сменялись низким кустарником, а затем зелёными лугами на которых паслись овцы и коровы,  одни без пастуха. Воздух становился прохладней и это было приятно после городской жары. Наши взгляды встречались, мы улыбались друг другу, жизни и окружающей нас красоте.
   Дорога закончилась и мы оставив машину и взявшись за руки, по молодому, легко поднялись по склону. Перед нами посреди просторной площадки стояла большая церковь из тёмного базальта с двумя часовнями на кровле и никого вокруг. Обрыв окаймляла полуразрушенная крепостная стена.
    Из небольшой постройки, что стояла поодаль, вышла пожилая женщина . Мы купили у неё свечи и вошли в притвор. Внутри был прохладный полумрак и специфический запах старины. Пол представлял собой надгробные плиты с полустёртыми надписями или без надписи  с изображением силуэта лежащего человека. На серых камнях стен была копоть, и как мне показалось, со следами запекшейся крови.  Меня охватило какое-то неприятное чувство , резко заболела голова. Из притвора мы поднялись по ступенькам  в саму церковь и зажгли свечи.
   “Чтобы краски нашего чувства никогда не меркли” – это было нашим обоюдным желанием.
Головная боль усиливалась и  я  поспешила выйти. Во дворе стало легко дышать и боль прекратилась так же резко как и началась.
     Пожилая женщина сидела на скамейке под большим развесистым дубом, тут же был наскоро сколоченный из досок стол. Она угостила нас вкусным домашним мацуном.
Мы побродили вокруг, обнаружили старинную постройку с навесом прилепившуюся к крепостной стене со стороны долины. Там же открывался прекрасный вид на город Бюракан и Бюраканскую обсерваторию с радиоастрономической станцией и телескопом  Шмидта,  одним  из крупнейших в мире.
 Мы сделали несколько фотографий и уехали.
      Через несколько  месяцев у него обнаружилась тяжёлая болезнь. Смерть разлучила нас в земной жизни.
     Прошло девять лет. Я опять оказалась в этих местах теперь уже с автобусной экскурсией. Нас привезли  в другой монастырь Сахмосаванк.  Я вспомнила  ту церковь и странную головную боль. Захотелось найти тот монастырь, информацию о нём . Тогда,  девять лет назад  мне была важней не история достопримечательности, а наши отношения .   
Как же назывался тот монастырь?  Приехав домой , я стала искать его в интернете по сохранившимся у меня фотографиям. Вот он! И текст к нему:
“Монастырский комплекс Тегер.  Комплекс состоит из купольной церкви и притвора. Согласно надписям фасадного камня притворного входа - монастырь был построен по распоряжению жены князя Ваче Вачутяна, архитектором Ахбайрик вардапетом. Комплекс воздвигнут на небольшом холме, из тёмно-серого базальта. Церковь (1213-1232гг.) принадлежит к типу купольной залы с двухэтажными приделами в четырёх углах. Церковь выделяется своим строгим видом и полным отсутствием декоративных украшений. С запада примыкает притвор, который своими размерами больше церкви.
Исключительное явление в армянской архитектуре представляют две часовни, построенные над кровлей притвора в северо-западном и северо-восточном углах. Эти часовни непосредственно связаны со стремлением увековечить память усопших, захороненных в притворе, и по замыслу аналогичны распространенным в те века двухэтажным церквам-гробницам.
                * * *
В старину деревня Тегер славилась лечебными травами, которые росли в округе, и называлась Дхер или Дехер, что в переводе с армянского означает лекарство. У стен монастыря и по сей день сохранилось здание старой лечебницы - Дхратуна, где лечились  армянские воины.”


Рецензии