Стрелок

                Викулов хорошо понимал, что сегодня ему вновь придётся убить человека. Сколько раз он это делал за свою   жизнь он и не припомнит. Много их было на его совести. Первого он зарезал ножом в рукопашном бою, ещё в Афгане, когда под покровом ночи на их блокпост напали «духи». Нападение было таким стремительным и внезапным, что ребята, его друзья, не успели нажать на спусковые крючки, как были сверху накрыты неведомой силой, в виде летучего отряда противника. Нападавшие, словно серые камни, свалившиеся с неба...

                Бой был неравный, но вовремя подоспела подмога... Он выжил. Потом долго тошнило. Всего–то восемнадцать лет, а столько на его голову всего свалилось: перед самым призывом девушка бросила - не сошлись характером. Решила, что не выдержит долгого ожидания парня... но он и вспылил - разошлись. Да и родители свои игры не вовремя затеяли, - развелись за несколько дней до того, как повестка из военкомата пришла. В общем, всё одно к одному, так что в армию уходил "свободным",- ничего его не связывало с гражданкой. Сколько времени прошло с тех пор, - считай жизнь целая...

                Накрапывал дождь. Викулов нахлобучил на себя капюшон. Поправил за спиной футляр музыкальной приставки, в который была вмонтирована снайперская винтовка типа «Орсис». Он доверял этой модели, а может быть, просто привык, а менять привычки не в его характере... Но, что с ним случилось, что произошло сейчас? Как он мог снова взяться за старое?..    Ведь уже лет десять, как он поставил на этом крест, как поклялся сам себе, больше не возвращаться к старому ремеслу...

                И люди, которые раньше были связаны с ним, давно отошли в мир иной. Он полностью "ушёл на дно", замаскировался: имя сменил, женился - в общем, добросовестный налогоплательщик - носа не подточишь... Жить бы и жить, но болезнь жены, которая в одночасье перечеркнула размеренный ход их жизни, вновь вытолкнула Викулова на тропу охотника... А всё оттого, что на операцию жены нужны деньги, а где их столько взять, как не заняться старым ремеслом... Одна поездка в Германию, сколько стоит, а дорогущая операция в Мюнхене, а лекарства? Откуда, он, скромный инструктор по стрелковому делу, всё это возьмет? Вот и пришлось старые связи поднимать. Все, кто его знал, давно похоронили и имя его затёрли в памяти. Хорошо, что хоть кто-то вышел на контакт...

                Ещё остались те, кто ему был нужен. Сразу работу предложили. И деньги хорошие, это, по крайней мере, половину всех расходов может покрыть. Отказаться от «работы» он не мог – вопрос жизни и смерти... А излечение жены, дело его чести?!.. Много раз она его спасала, вытаскивала из трясины пьянства и безысходности. Что делать? Но другого не дано...

                Давно он не держал в крестовине прицела человека. И опять, как всегда, как это было и раньше, когда он только начал заниматься этим делом, его пронзал вопрос:«Какое я имею право убивать человека? Что он мне сделал плохого, а если даже и сделал, то почему я должен лишать его жизни? Одно дело война, когда стенка на стенку. Брат за брата, друг за друга. А тут, в чём он виноват этот обречённый, только в том, что не захотел поделиться деньгами или не подписал какие-то бумаги. Или просто много знал»...

                Дождь продолжал моросить. Иван прибавил шагу. Он знал, что до намеченного места осталось совсем немного, не больше квартала. Вдруг, вспомнилось детство и такой же моросящий дождь. Как они с друзьями бегали на речку купаться. Они любили плавать в дождь и даже, когда     из воды, а дождь продолжает поливать сверху, не давая возможности просохнуть - это им тоже нравилось. Но так радостно и весело было только в беззаботном детстве, когда ни о чём не думаешь, когда ни за что не отвечаешь. Лишь бы домой вовремя прийти, да поесть хорошенько.

                Почему-то в голове мысленно нарисовалась Катька, его первая девчонка, как они гуляли до первых петухов, как он провожал её домой, а потом они долго целовались под ракитой. Как с дрожью в сердце, он ощущал лёгкое прикосновение девичьей груди, через тонкий шёлк летнего платья. И этого было достаточно, чтобы мысленно улететь на небо.

                Викулов очнулся от нахлынувших воспоминаний. Надо было поворачивать за угол, там дом, на чердаке которого находилась окно, из которого он уже давно решил поражать свою мишень. Как всё было знакомо, как будто вчера он последний раз держал в руках винтовку, а сколько воды утекло с тех пор, но такое не забывается...

                Когда и как всё началось, он хорошо помнил. Помнил, как поступило первое предложение. В то время он работал охранником в ночном клубе. И деньги вроде неплохие платили. Да, всё мало казалось. Девяностые уже запускали свой маховик и требовали неординарных решений. Машину хотелось крутую купить и за рубеж съездить. Вот бес и попутал...

                Он вспомнил, как его к себе вызвал хозяин на приватный разговор. Иван думал, что по работе какие проблемы. Но разговор был серьезным и носил в себе предложение использовать феноменальные данные снайпера, которые он приобрёл на войне. Скольких духов Иван оставил в горах безмолвно лежать среди камней. А, когда поступило предложение и он узнал, сколько денег за это платят, вот тут-то у него крыша и поехала. Где он ещё столько заработает? Да и злоба его на всех и на всё переполняла. Никак он не мог отойти от военных будней. По-прежнему ему снились незахороненные трупы, с выколотыми глазами, все покрытые толстым слоем пыли... Зло его разбирало, почему именно его кинули в эту мясорубку, а некого-то другого. По сей день трескотня от «калашей» в ушах стоит.

                Так и стал он убивать ни в чём неповинных людей, хотя среди них и были люди не без греха, но Бог им судья...

                Он легко поднялся на пятый этаж. Люк был открыт, это он давно подготовил. Голуби метнулись в разные стороны. Они ему не мешали, с ними было даже веселее. Не так одиноко со своей винтовкой и тяжёлыми мыслями, которые никак не уходили из головы. До выхода из дверей банка главного действующего лица оставалось ещё целых пять минут, а это целая вечность. Движения Ивана были отточены до мелочей. Через несколько мгновений оружие убийства в полной боеготовности было в его руках. Он установил станину винтовки на подоконник окна и стал рассматривать в прицел происходящее на улице.

                Там было пустынно и даже как-то буднично. Ничто не предвещало той трагедии, которая должна была разыграться у всех на глазах минутами позже. Какой-то служащий скрупулёзно протирал стёкла входных дверей. Процокали на высоких каблуках две молодые дамы, весело разговаривающие между собой. Потом прошла мамаша с маленьким ребёнком. На скейтбордах вихрем промчались два паренька, проделывая замысловатые выкрутасы. Всё это Иван рассматривал в прицел своей винтовки...

                «И все они хотят жить, и никто даже не подозревает, насколько же хрупка человеческая жизнь», – размышлял Викулов. – «И что закончиться она может в любую минуту. Когда этого совершенно не ждёшь. Сколько надежд планов, которым не суждено будет сбыться. А все думают, что жизнь бесконечна и что-то можно оставить на завтра. Но «завтра» может уже и не быть».

                Перед глазами появился образ жены. Совсем лысая, это ещё в онкоцентре на Каширке, с большими круглыми чёрными глазами. Вся белая, совсем беспомощная, а глаза чёрные. Она чем-то напоминала подбитую птицу, которая хочет взлететь, но не может. И этот взгляд, пронзающий насквозь, как будто говорящий - «Ну почему я»?

                Что бы с нами ни случилось, этот вопрос подспудно возникает у всех нас? Но ведь когда-то и с кем-то обязательно должно что-то произойти... Вот и приходит твоя очередь, - сейчас, через час, может, через год, но приходит... и надо принять это достойно. Чему быть - тому не миновать...

                Наконец, двери банка открылись и на улицу вышли два охранника, монотонно поворачивая головы, то влево, то вправо, затем ещё двое, всем своим видом показывая значимость своих персон, значимость своей работы и преданность хозяину. Их повадки внешне смахивали на бультерьеров, которых хозяин вывел на поводке, чтобы справить свою нужду.

                И вот, наконец, появился Он. Его практически не было видно за зонтом, который нёс перед ним охранник. Они направились к «Бентли», стоящему у центрального входа...

                Выстрел выбил зонт из рук охранника, наделав немало переполоха в рядах свиты банкира. Кто-то упал на асфальт, кто-то собою прикрыл хозяина. Вся это возня, происходящая внизу, напомнила Викулову стаю испуганных ворон, после того, как он со своими друзьями сорванцами запускал в них камни для острастки, чтобы те не обижали маленьких воробьёв, но это уже не волновало его. Он понял главное, что он не сделает больше этого – не лишит человека жизни…, ну, если ещё только раз... В нём что-то переключилось, дало сбой...

                Он всё успеет, пока эти тупоголовые определят откуда стреляли?.. он уверен в этом... Иван спокойно расшнуровал ботинок на правой ноге и снял носок. Он знал, что делал и это было неотвратимо... Вавилов укрепил приклад винтовки в выбоине на полу, при этом ствол её крепко сжав зубами. Поднял глаза кверху. Ему суждено было последний раз увидеть солнце. В дырочке на крыше, он увидел луч солнца, проникший в темноту чердака, дождь уже закончился, ветер разогнал тучи, но уже ничего не могло изменить его решения. Большим пальцем правой ноги он нажал на спусковой крючок... так было надо...

                2015г*

( Я никогда не писал детективы и не буду писать - это не моё. Пусть этим занимаются бывшие работники органов. Все мое творчество направлено на одно - на разговор человека со своей душой, читай с совестью. Наша  совесть и есть Бог в нас. И именно он отстраняет людей от необдуманных поступков, но так ли часто мы слушаем то, что говорят нам Свыше?..)


Рецензии
Всего доброго Сергею!Прочитала и перечитала ещё и отзывы и ваши ответы на отзывы....интересно... Хочется и своё мнение оставить....
Всё же я думаю,что если бы ГГ имел Бога в разуме,он бы никогда не пошёл на последний шаг-самоубийство.А так,конечно,его проснувшая совесть и была ему судьей...
Спасибо за ваши труды ✍🏻

Милка Ньюман   05.01.2019 00:10     Заявить о нарушении
Понимаете ли, Миланья, если бы у Ивана был Бог в голове - он изначально не стал бы - убийцей. Второе - он никогда бы уже не пошёл добывать деньги таким путём. Это типично человеческий путь, который нам постоянно подкидывает дьявол - "кредит за 10 минут", а потом всю жизнь расплата.Вот он и пошёл на это. Когда он шёл под дождём, он ещё не думал о самоубийстве и только попав на чердак, увидев голубей - он понял, что убивать больше не будет. Но, как это остановить?.. Вот только так! По-другому бесполезно - рука будет постоянно тянуться к пусковому крючку... Попейте чего-нибудь успокоительного и приходите вечером Вас будет ждать "Исповедь ревнивца" - там хоть не убивают. Вам моё почтение!

Сергей Вельяминов   05.01.2019 09:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 38 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.