Крест всегда побеждает!

«А я говорю вам: возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве… Я послал вас жать то, над чем вы не трудились: другие трудились, а вы вошли в труд их»

Эти слова Спасителя, кажется, обращены к нам. Мы трудимся на ниве православного просвещения, но зерна этой нивы были посеяны  более одиннадцати столетий тому назад, именно тогда было положено начало того, что святейший патриарх Кирилл  называет базовыми ценностями русского мира. Сей мир вышел из киевской купели крещения. Несмотря на различные исторические испытания, эти ценности были неизменными ориентирами для национальной жизни на все времена, поэтому народ наш, говорит патриарх Кирилл, и стал называться народом-богоносцем. Не потому, что весь народ был святым ; грешников у нас было не меньше, чем в других странах, ; а именно из-за этой ценностной ориентации нашей истории. Именно потому и земля наша стала называться Святой Русью.

Слово "просвещение" имеет христианское происхождение, и в старые времена оно связывалось с Церковью, с крещением. На Руси с принятием христианства люди стали получать доступ к книгам, знанию, образованию, то есть просвещаться в современном смысле слова.

Никита Алексеевич Струве, известный русский писатель и книгоиздатель, проживший свою жизнь в Париже в эмиграции, писал: "Крещение дало России все, вернее, создало ее. Нация, государственность, культура родились в крещальной купели. Христианство дало образ, лепоту, смысл разрозненным, кочующим, бесформенным племенам, оно их соединило, включило в исторический процесс, оплодотворило. Всеми своими высшими достижениями Россия обязана христианству, от Софии Киевской, от иконы Троицы Рублева - до великой пророческой литературы XIX и XX веков…»

Личность святого князя Владимира – ключ к пониманию национального лица России. Глубина нравственного падения отдельного человека и народа в целом преодолевается через крещение и покаяние, которое русские люди называли вторым крещением, крещением слезным.

Промыслительно в наказание князю Владимиру была послана слепота, после крещения же он прозревает, тем самым смысл слова «просвещение» оказывается явленным зримо, буквально: великий князь прозревает не только телесными, но и духовными умными очами.

Святой князь Владимир совершает равноапостольный подвиг – крестит весь русский народ, и тем самым закладывает фундамент христианской государственности, образования и культуры. После крещения Руси начинает рушиться языческий русский мир, Это мир рабства, насилия, произвола и лжи, мир беззакония и страха. На его месте  нарождается совершенно новый мир, мир христианский, православно-русский.
Языческие взгляды на право и на природу власти, носившие на себе печать грубости и жестокости, уступают место христианским правовым принципам, основанным на  любви к ближнему. В сознание русичей входит понятие духовной вертикали, всеобщего божественного закона, управляющего миром. Власть есть иерархия, восходящая к Богу (слово «иерархия» буквально переводится как «священнвя власть»).

Протоиерей Георгий Флоровский пишет: «Русь приняла крещение от Византии. И это сразу определило ее историческую судьбу, ее культурно-исторический путь. Это сразу включило ее в определенный и уже сложившийся круг связей и воздействий. Крещение было пробуждением русского духа, — призыв от «поэтической» мечтательности к духовной трезвости и раздумью. И вместе с тем — через Христианство древняя Русь вступает в творческое и живое взаимодействие со всем окружающим культурным миром»...

Духовная и культурная связь с государством, хранившим в своих недрах плоды античной цивилизации, предоставила древнерусскому народу обильный источник знаний и просвещения.

До Крещения в общественной жизни Киевской Руси изобиловали все пороки, присущие древним языческим обществам: процветало рабство, угнетение "сильными мира сего" слабых и обездоленных, воровство,  разбой, варварская жестокость. Церковь боролась с этими серьезными общественными недугами, не политическими и не административными мерами.  Единственным ее оружием было слово увещевания, молитвы и вразумления.

Чрезвычайно велика роль Церкви в повышении авторитета женщины в семье вместо прежней рабской приниженности она приобрела положение полноправного члена семейного союза. Церковь уничтожила многоженство и приступила к устроению положения женщины, как жены и матери, согласно с духом христианской семьи. Внушая высший христианский взгляд на достоинство женщины,  Церковь систематически содействовала преодолению языческого пренебрежительного взгляда на нее, возвышению женщины, как полноправной личности, и тем возвышала нравственную атмосферу всей русской семьи. В женщине общество училось видеть мать, заботливую хранительницу семейного очага, советчицу мужа.

Церкви и монастыри, появившиеся на Руси после крещения, несут с собою письменность и просвещение. Первыми учителями на Руси были священники, и это навсегда наложило отпечаток на русскую педагогику, на отношение нашего народа к званию учителя.

 Выдающийся русский писатель Иван Васильевич Киреевский в своей статье «О характере просвещения Европы и его отношении к просвещению России» дает очень содержательную и точную характеристику истоков русской мысли и культуры: «Обширная Русская земля, даже во времена разделения своего на мелкие княжества, всегда сознавала себя как одно живое тело и не столько в единстве языка находила свое притягательное средоточие, сколько в единстве убеждений, происходящих из единства верования в церковные постановления. Ибо ее необозримое пространство было все покрыто, как бы одною непрерывною сетью, неисчислимым множеством уединенных монастырей, связанных между собою сочувственными нитями духовного общения. Из них единообразно и единомысленно разливался свет сознания и науки во все отдельные племена и княжества. Ибо не только духовные понятия народа из них исходили, но и все его понятия нравственные, общежительные и юридические, переходя через их образовательное влияние, опять от них возвращались в общественное сознание, приняв одно, общее, направление».

Появление центров, распространявших грамотность и просвещение, стало одним из ключевых условий для консолидации древнерусской народности, для её культурного развития, для формирования традиций, позднее закрепившихся в культуре трёх братских народов - русского, украинского и белорусского. Период христианизации Руси характеризовался подъёмом во всех сферах общественного бытия, был героическим временем в жизни восточных славян, временем формирования и расцвета русского мира.

 Замечательный русский историк Василий Осипович . Ключевский указывал:
«Последующие поколения вспоминали о Киевской Руси как о колыбели русской народности. Народ доселе помнит и знает старый Киев с его князьями и богатырями, с его Святой Софией и Печерской Лаврой, непритворно любит и чтит его, как не любил и не чтил он ни одной из столиц».

Вместе с тем никак нельзя и не следует представлять себе Крещение Руси, как единичное событие,  которое можно раз и навсегда связать с определенной датой. Это сложный и очень многообразный процесс, длительный, порою прерывающийся,  продолжающийся многие века. Можно сказать, что этот процесс продолжается и сейчас.

В этом отношении чрезвычайно характерным является освоение русским языком древнего церковнославянского кирилло-мефодиевского наследия. После Крещения на Руси в обращении оказывается вдруг целая литература на церковнославянском, близком и вполне доступном языке. Как известно, этот язык был создан в процессе перевода Священного писания с греческого языка. Это потребовало, по замечанию Георгия Фроловского, внутренней христианизации и воцерковления славянского языка, преображения самой стихии славянской мысли и слова. Мы можем с уверенностью говорить также и о преображении русского национального языка. Наш современный литературный язык возник в результате слияния русской разговорной речи с церковно-славянским языком.

Великий русский мыслитель, государственный муж, писатель и лексикограф А.С. Шишков  в своей книге «Рассуждение о любви к Отечеству» изданной в год нашествия Наполеона, писал: «Народ Российский всегда крепок был языковой верою: язык делал его единомысленным, вера единодушным».

Понятие «языковая вера» исключительно глубоко оно указывает на глубинную, сущностную связь русского языка с православными истоками. Шишков говорит об огромной моральной силе отечественного языка,  обладающего способностью нести истину.   У Шишкова любовь к отечеству непосредственно связана с родным языком. Именно в языке, утверждается народная гордость, народный дух, то совокупное знание, которое составляет единство народной души.

Согласно Шишкову, где нет в сердце веры, там нет в языке благочестия. Язык, лишенный нравственного стержня, не может обеспечить народной целостности, не может стать источником народной силы, как и не может стать основой истинного просвещения. Добровольный отказ от веры и отечества, подчеркивает Шишков, привел западное общество к падению, разврату, лжи. Наоборот, сохранение высокого духовного начала в русском языке, глубинной связи его с православными истоками  является залогом непобедимости русского народа. В языке - гарантия исторической правоты, процветания и славы. Таким образом, слово родного языка оказывается символом веры, причем в той степени, в какой язык хранит свою религиозную чистоту, свою способность быть языком истины, хранителем и носителем благодатной силы крещения.
 
Говоря о силе и плодоносности крещальной традиции, вместе с тем надо сказать, что история нашего народа дает немало примеров нехранения религиозной чистоты, забвения своих благодатных истоков.

Россия падала в своей истории много раз.
Пережитки язычества, поклонение идолам самости, гордости, сластолюбия и сребролюбия становились причинами междоусобиц, братоубийственных войн, распыления общегосударственных сил, идейных, общественных, экономических кризисов и потрясений.

Много раз в своей истории падала Россия, но каждый раз восставала.

Она восставала через обращение к светлому своему духовному истоку – Православию.

Избавление от татаро-монгольского ига, и угрозы еще более страшного Ливонского ига, нависшего над самой душой народа, преодоление смутного времени, когда угроза потери национальной независимости была реальна как никогда, победа в двух отечественных войнах, сохранение русской государственности в условиях небывалого развала и хаоса  90-х годов прошлого столетия, когда многие уже похоронили Россию, - все это зримый плод и результат крещения и тысячелетней просветительной работы Церкви.

Это также результат скрывающейся в глубине души внешне мягкого, уступчивого, податливого народа твердой самостоятельности, суровой своеобразности и верности раз и навсегда сделанному христианскому выбору. Очень наглядно эту суть характера русского народа, истоки силы русской государственности выразил в своих заметках архидиакон Павел Алеппский, посетивший Москву с Макарием, патриархом Антиохийским, при патриархе Никоне:

«Творец даровал русским царство, которого они достойны за то, что все заботы их — духовные, а не телесные. Таковы они все»

Другой иностранный автор курляндский дворянин Яков Рейтенфельс писал о русских:

«В несчастье они тверды духом, не поддаются скорби, а к счастью равнодушны, ...что бы ни случилось, утешают себя словами: “так Богу угодно, Он так все устрояет к лучшему»

Вы скажете это слова о прошлом, не о настоящем. Но лицом к лицу лица не увидать. Приведу только одно свидетельство из-за рубежа. Священник из Лос-Анджелеса Сергий Соколов пишет о современной России:

«Москва – это при всех ее отрицательных проявлениях, сейчас не второй, а первый Иерусалим. Верующих в ней безусловно больше. Есть люди, стоящие в храмах – это сонмы святых. Живя на западе, невозможно представить такую картину. Я знал людей, которые с Запада приезжали сюда и становились подвижниками веры, раз побывав в соборе посмотрев на молящихся»

Подлинным знамением времени стало проведение многодневных тысячекилометровых крестных ходов, посвященных духовному возрождению нашего отечества. Эти шествия, проходящие по земле России, Украины и Белоруссии, пересекающие восточнославянскую ойкумену вдоль и поперек, выступают формой своеобразного крестного знамения, символом Крещения. Участники этих шествий являют собой, христианское мужество и твердость в сочетании с горячей молитвенной ревностью.

 Приведу в этой связи слова одного из участников многодневного крестного хода в память победы в Отечественной войне Андрея Бариджа из его интервью для орловской православной газеты «Вера отцов»: «Примерно через тысячу километров движения люди отрываются от мира и врастают в ритм Крестного хода, который начинает жить своей духовной жизнью. Эти внешние обстоятельства позволяют нам осуществить  главное – поиск Царства Божия внутри себя. Наши предки воевали с татарами мечами, с Гитлером – пушками, а наше оружие – молитва. Со злом можно бороться только молитвой. Господь и попускает беззакония, чтобы встряхнуть людей, чтобы научить их молитве. Взрослеем. Кто раньше, кто на склоне лет, а кто – никогда».

В русском языке появилось новое слово для  названия участников таких крестных ходов  – крестоходцы. Это слово и эти люди свидетельствуют о сохраняющемся в нашем языке и нашем народе живоносном благодатном потенциале, истоки которого находятся в  киевской крещальной купели.

Мы верим в победу христианского идеала на нашей земле.

Мы верим в несокрушимость православной основы русского мира, неразрывными частями которого являются Россия, Белоруссия и Украина.

Приведу замечательные слова профессора Ивана Андреева, опубликованные в 1948 году в церковно-общественная газете «Православная Русь», которая до начала 90-х была  рупором  религиозно-общественной мысли  РПЦЗ в Америке, а также  мирового рассеяния православного общества:

«Залогом нашей веры является прообраз судьбы народа русского: в колыбели русской духовной культуры, городе Киеве, на Владимирской горке, ясно и высоко стоит памятник святому равноапостольному князю Владимиру с крестом в руках .
А крест – всегда побеждает!»

Эти слова, произнесенные эмигрантом, жившим далеко от нашей страны, но ощущавшим глубокую кровную и, главное, духовную родственность с нами, сегодня звучат не менее волнующе и пронзительно.

 Симеон Богоприимец пророчествуя о Богоматери,  говорит: «О нетленная Мария, знай же, что через твое сердце пройдет оружие, некий нож, обоюдоострый нож». Эти слова можно отнести сегодня и к нашей Матери – Святой Руси. Через наше сердце проходит нож, обюоюдоострый нож. Наше сердце обливается кровью, видя страдания наших братьев. Но мы не можем дать над собою власти черному унынию и по-прежнему с упованием взираем на прообраз судьбы народа русского – ясно и высоко стоящий в Киеве памятник равноапостольному князю Владимиру с крестом в руках.

И мы повторяем вслед за приснопамятным профессором Иваном Андреевым, вслед за миллионами живших и живущих в мировом православном рассеянии  братьев и сестер наших, вслед за многострадальной православной Украиной:

«Крест всегда побеждает!»


Рецензии