Апостолы. 1. 8. Первосвященники и книжники

   Бог избрал Моисея вождем израильского народа, а его старшего на три года брата Аарона - первосвященником.
   Каждый из них по отдельности не обладал той полнотой лидерских качеств, чтобы сдвинуть с места и повести за собой огромную массу людей, но вместе братьям, - с мощной поддержкой самого Бога, -  удалось возглавить успешный исход евреев из Египта.
   Моисей пылал верой к Богу, твердо исполнял Его Заветы, но был косноязычен, резок, а потому часто не находил общего языка с народом.
   Аарон же,  красноречивый, добрый, был любим и почитаем людьми, но характер имел настолько мягкий, уступчивый, что порой доходило до безволия, - как потом получилось с золотым тельцом...
   Братья являлись потомками Левия, третьего сына Иакова - Израиля,от его первой жены Лии. Из этого колена и образовалось израильское священство - коэны, а все представители этого рода назывались левитами.
   Так вот, когда Моисей долго беседовал на горе Синай с Богом, народ, изнывая в ожидании, собрался вернуться в Египет и принудил уступчивого Аарона изготовить для них "нового бога" - золотого тельца.
   Спешно вернувшись с Синая, Моисей приказал убить особо активных отступников, и те левиты, кто остался верен своему вождю Моисею, а значит - и Богу, вооружившись мечами и рассыпавшись по лагерю, казнили три тысячи своих соплеменников, независимо от того, брат это был или друг. Потому то Бог и избрал левитов для служения в Скинии и для религиозного воспитания народа.
   Жили левиты на десятину от всех произведений народа Израиля, поскольку, в отличии от других колен, не имели своего удела. А когда евреи стали жить оседло, Левину колену было отведено 48 городов для жительства, причем расположены эти города были в уделах прочих колен, чтобы распостранялось религиозное знание и его влияние. Шесть городов из них было отведено под убежище убийц,где те могли скрываться до суда от мести родственников убиенных, а 13 городов с предместьями достались священникам.
   Еще во время странствования в пустыне, некоторые колена, недовольные избранием Левина колена на служение Богу, заявляли притязание на такую же привилегию.
   Чтобы окончательно разрешить спор, решено было прибегнуть к суду Божьему, и жезлы всех начальников колен были положены на ночь в Скинию. Поутру оказалось, что среди них жезл Аарона дал ростки и расцвел миндалевидным деревцем, что и послужило доказательством богоизбранности левитов в их священном назначении.
   
   Особое положение среди всего священства занимал первосвященник - машиах, - он помазывался при посвящении, что свидетельствовало об особом избранничестве.
   Двоих старших Аароновых сыновей Надова и Авиуду Бог испепелил огнем за то, что те, напившись вина, допустили халатность в священнодействии перед Ковчегом Завета.
   Моисей лично снял с умершего Аарона одежды первосвященника и облачил в них его третьего сына Елиазара.
   Последовательность передачи первосвященства в Аароновом роду продолжалась, за некоторым исключением, до прихода к власти династии Хасмонеев в 140 году до н.э. Тогда первосвященство и царская власть сосредоточились в одних руках. Предводителями воставших против гнета империи Селевкидов стали священники- коэны из поселения Модиин,что на границе Иудеи и Самарии. Первым вождем - священником был Маттафия Хасмоней,затем - его сыновья Иуда, Ионотан, Маккавей и т.д.

   С утоплением брата своей любимой жены, молодого первосвященника Аристобула 3, царь Ирод замкнул цепь первосвященников из рода Хасмонеев в 37 году до н.э.и вообще покончил с династической передачей этой высочайшей, теперь уже, должности, взяв на себя право назначения первосвященников.

   Ирод, развалившись на троне, с презрением смотрел на входивших первосвященников.
   "Ползут, как большие крысы, - подумал он. - Передавить бы их всех..."
   Зрелище, действительно, было странным, - первосвященником мог быть только один человек, а тут сразу несколько. Чтобы свести на нет роль духовного лидера у народа Израиля, каким должен являться первосвященник, Ирод самолично назначал и смещал первосвященников,- должность ускользала, а сан и привилегии оставались, - к тому же царь избирал послушных его воле и, главным образом, евреев вавилонского и сирийского происхождения, а не местных гордых "чистых" , коих не затронул некогда позорный вавилонский плен, пользовавшихся авторитетом у народа.
   Когда первосвященнники вошли и выстроились в шеренгу вдоль одной стены крытой террасы, Ирод,легким наклоном царского скипетра, приказал им сесть на устланный коврами и мягкими тканями широкий парапет, игравший роль скамьи.
   Воцарилась тягостная минута,а затем на террасу потянулись из другого входа, согбенно семеня,книжники, - им было отведено место по другую сторону, напротив первосвященников, - и сидения для них были выстланы поскромнее.
   А что же представляли из себя в то время в Израиле, так называемые, " народные книжники" ?

   Когда после вавилонского плена в народе Израиля надолго исчезли пророки, то некоторые люди из разных колен стали ревностно охранять и изучать имевшиеся Священные Писания. Их стали называть книжниками.
   Первым в Библии под этим именем встречается священник Ездра, "книжник, сведущий в законе Моисеевом". После него законники стали появляться один за другим, причем каждый собирал вокруг себя учеников, прилагая свои толкования и объяснения к толкованиям предыдущих учителей. Несмотря на запрещения во Второзаконии 4:2, к заповедям Господним таким путем прибавилось множество заповедей и постановлений самих книжников. Эти добавочные заповеди, - их насчитывалось до 613 (248 повелений и 365 воспрещений), -  постепенно сделались главными и стали важнее слов закона Моисеева, которые диктовались тому самим Богом.
   Постепенно книжники приобрели такое высокое влияние в народе Израиля, что их именовали уже богословами, законниками, юристами. Вместе с первосвященниками и старейшинами они составляли синедрион, который судил самые важные дела. Книжники объединялись в партии и делились на различные течения и школы.
   До времени они не имели особенного титула, но после стали называться раввинами - наставниками, учителями, отцами. Ходили в длинных одеждах, любили приветствия в народных собраниях, избирали лучшие места в синагогах и пиршествах, вообщем, требовали себе почета от народа.
   Талмуд, составленный теми же книжниками, внушает и по сей день, что человек должен почитать своего учителя более, чем отца, со всеми вытекающими отсюда последствиями...

   Ирод в последний раз обвел собрание мрачным взглядом, тяжело поднялся с трона и пошел по террасе, как бы прогуливаясь, не обращая более внимания на присуствующих.
   Проходя мимо мраморной вазы с цветами,что была на краю парапета, он остановился, подумал и ткнул в нее скипетром. Ваза исчезла, и, через какое-то время, далеко внизу, послышался звук разлетевшегося вдребезги камня.
   Это взбодрило царя и напугало его подданых.
   - Где до'лжно родиться Машиаху? - спросил он на удивление громко,ни на кого не глядя. Под Машиахом Ирод подразумевал  Мессию - Помазанника.
   - В Вифлееме Иудейском, - робко послышался один голос, его поддержал второй, третий, и не осталось человека, который не подтвердил бы этого вслух.
   Собравшиеся на тот момент перед царем, когда получали уведомление о собрании Синедриона, уже догадывались о чем пойдет речь и, проштудировав необходимую часть Писания,были готовы незамедлмтельно отвечать.Ведь накануне весь Иерусалим был встревожен тем, что в город, буд-то бы, явились волхвы и расспрашивали: " Где родившийся Царь Иудейский? Ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему,"
   Затем волхвы куда-то по-тихому исчезли. Пожалуй, самый глупый житель Иерусалима и тот догадывался, куда они могли "укрыться", и кто их туда упрятал, но все принимали вид людей несведущих. Волнения ,тем самым, все же продолжались, и царь решил как-то официально отреагировать на это, собрав внеочередной Синедрион.
   Ирод прошествовал к трону, сел, прислушиваясь к своему внутреннему состоянию: действие опиума заканчивалось, и предчувствие наступающих болей неприятно затронуло сознание.
   - На основании чего это утверждение ? - спросил он уже тише,чем прежде.
   Один из первосвященников, официально исполнявший на тот момент обязанности первосвященника, торжественно поднялся и с неподдельным достоинством процитировал заготовленный заранее отрывок из Священного Писания:
   - ...Ибо так написано через пророка Михея, за семьсот лет до сего дня: и ты , Вифлеем, земля Иудина, хотя ты мал и малолюден среди других городов, однако же имеешь великое преимущество, по коему ничем не меньше воеводств, среди воеводств и городов Иудиных, ибо из тебя произойдет Вождь, всемогущий Владыка вселенной, который упасет, как пастырь добрый, народ Мой, Израиля, всех верующих в Бога, ибо не все те Израильтяне, которые от Израиля...
   Наступила такая тишина, как буд-то мир в одно мгновение был проглочен исполинским чудовищем, и еще все подумали, что скоро кто-то новый заступит на должность действующего первосвященника.
   Но Ирода, давно знавшего ответ, это ничуть не расстроило, а,как буд-то, даже обрадовало. Он театрально, словно в религиозном экстазе, благодарно вскинул руки к небу и что-то там прошептал.
   Одобрительный шорох прошелестел по обеим шеренгам Синедриона.

   Отпустив собрание, Ирод сделал знак и ему принесли опиума. Понадобилось еще какое-то время, чтобы он сумел востановиться.
   Вновь сделав нужные распоряжения, и,окружив себя соответствующими на тот момент людьми,в том числе и писцами,он велел позвать волхвов.
   Вошли Мельхиор, Каспар и Валтасар. Видно было, что их изрядно потрепали и не только в дороге, а уже и в Иерусалиме. Но держались они с достоинством, как и подобает особам царского происхождения.
   Ирод оценил это и улыбнулся. Ему было приятнее видеть перед собой инородцев чужеземцев, чем евреев соотечественников.
   После всех подобающих по этому случаю поклонов и приветствий со стороны "непрошенных" гостей, царь даже попросил их сесть и повел с ними разговор образованного человека, каким он на самом деле и являлся, обладая широкой эррудицией и различными знаниями, в том числе и в области астрологии. Беседа велась без восточной вычурности.
   - Что привело вас в мою страну?
   - Мы видели рождение новой звезды на востоке, что означает приход в мир нового Спасителя, - смело ответил мавр Валтасар.
   - Разве Палестина по другую сторону от Персии, что вы видели звезду на востоке? - именно этим вопросом Ирод хотел сразить пришлых "смутьянов", что устроили переполох в еврейской столице, но ответ юноши Каспара обескуражил его самого:
   - Мы пришли из Египта.
   Ирод в неподдельном удивлении приподнял черные густые брови:
   - Как? Что вы там делали?
   - Мы там живем. Зороастрийские поселения есть и в Египте, у нас там сильная диаспора.
   Ирод,несколько сбитый с толку, помолчал,потом задал очень существенный вопрос:
   - Одной звезды мало, должно быть какое-то религиозное или пророческое объяснение всему этому.
   Тут уже старец Мельхиор посчитал нужным взять на себя честь поведать Истину:
   - По нашему учению этот  мир будет существовать 12 тысяч лет. Вся его история условно делится на четыре периода, в каждом по 3 тысячи лет. Первый период - предсуществование вещей и идей, когда Бог всего сущего, у нас он называется Ахура-Мазда, создает идеальный мир абстрактных понятий. На этой стадии небесного творения уже существовали прообразы всего,что позднее было создано на Земле. Это состояние духовное,невидимое...
   Цепкий ум Ирода быстро сориентировался, - он за тридцать лет управления Израилем,не хуже,чем книжники,знал Священное Писание.
   - Рай, да? - спросил он. -Ну, вот этот духовный мир - Рай?..
   Мельхиор тоже мгновенно смекнул, о чем толкует еврейский царь и почтенно кивнул.
   - Вторым периодом, - продолжал маг - зороастриец, - считается сотворение тварного мира, тоесть реального нашего мира, зримого.
   - Изгнание Адама и Евы из Рая...- хмуро, едва слышно прошелестел губами Ирод.
    Старец замер, чутко внимая грозному собеседнику, и продолжил далее, на ходу нещадно редактируя свое учение, доводя до примитива, лишь бы оно было понятно сейчас царю Ироду.
   - Третий период существования мироздания охватывает время действий мифологических героев... Один из которых у нас - царь золотого века Йима Сияющий, в царстве его нет ни жары, ни холода,ни старости, ни зависти. Этот царь спасает людей и скот от потопа,построив для них специальное убежище...
   Царь Ирод, со свойственным ему перепадом настроения, неожиданно радостно преобразился:
   - Ной! У нас это Ной!
   Доволнее Ирода был только сам Мельхиор,понимая, что беседа идет, как надо.
   Но вот он повел речь очень осторожно:
   - Последний,четвертый период,будет длиться 4 тысячи лет, на протяжении которых, в каждом тысячилетии, людям должны явиться три Спасителя. Последний из них решит судьбу мира и человечества. Он воскресит мертвых, победит зло, после чего наступит очищение мира потоком расплавленного металла, а все, что останется после этого, обретет вечную жизнь.
   Наступила гробовая тишина. Ирод ушел в глубокую задумчивость, перебирая  в  памяти
имена известных ему пророков , и считая время от сотворения мира.
   Волхвы сидели,опустив головы, ожидая свой участи.
   Наконец царь глубоко вздохнул и сказал:
   - Вифлеем...Город Его рождения Вифлеем...Вам вернут все, что у вас отобрали. Я дам вам надежного провожатого, с ним вас больше никто не тронет...Пойдите,тщательно разведайте о Младенце и, когда найдете, известите меня; чтобы и мне пойти поклониться Ему.
     Доброта Ирода растрогала волхвов. Они со слезами на глазах стали благодарить его за содействие в поиске Спасителя.
   - А сколько прошло времени с того момента , как вы увидели звезду на востоке? - спросил царь,как бы ненароком.
  И волхвы, немного подумав, ответили:
   - Да уж два года как...

   Когда на террасе никого не осталось, к Ироду тихо подошел Идумей.
   - Ты все слышал? - страшно, по-змеиному прошипел Ирод и криво улыбнулся.
   Идумей молча кивнул.
   Ирод с трудом поднял на него чужие свинцовые глаза и впервые повелел охотнику, как своему рабу:
   - Поведешь их в Вифлеем. Тебе дадут особую охранную грамоту,с ней тебе обязаны будут открывать все двери и оказывать содействие... Найдете Младенца, доставишь Его ко мне...Волхвов убьешь.
   ...Идумей невозмутимо кивнул.

   


   


Рецензии