Тайнопись о Старой Ладоге

Ладожанка


Тихая-тихая, древняя Старая Ладога,
 Звон колокольный летит, не тревожа тебя.
 Яркой дугою над Волховом выгнулась радуга
 После недолгой искристой капели дождя.

 Белая крепость – обломки былого величия,
 Спит белокаменно-светлый высокий собор,
 Не нарушая покоя, звучат песни птичии,
 Словно ведут сквозь века долгий свой разговор…

 Нити времён съединяются в куполе створчатом.
 Друг мой любимый, кто был ты – варяг или рус?
 Помню себя ладожанкой в наряде узорчатом
 С долгою ниткой больших сердоликовых бус.

 Помню, над Волховом друга сердечного кликала,
 Из дали синей ждала золотую ладью…
 Древние Боги и вои с суровыми ликами,
 Грозно и строго взирают на внучку свою –

 Вспомнит ли? Вспомню. И сердце забьётся от радости,
 После – заплачет, не в силах осилить тоски -
 Мёд моей памяти каплями грусти и радости
 Тает в неспешном теченье великой реки…

2009


*   *   *


Там, где, стремясь под отчий кров, луна в рассветной дымке тает,
 Волшебная река Волхвов высокий берег омывает,
 А Солнца ласкового взор, снопы лучей сплетая в вены,
 Поутру золотит собор и крепостные будит стены.

 Моя священная Земля! Живые, дышащие воды!
 Люблю я спящие поля, и солнца дивные восходы,
 Как чуден твой осенний лес в парящих первых хлопьях снега!
 Глубок и ярок взор небес, как очи Вещего Олега.

 Когда, гуляя в облаках, мне вольный ветер дует в спину,
 Я вижу в ладожских волнах далёкой древности картины:
 Под сенью доблестных знамён князей, дружины русской лица…
 В пересечении времён стоит забытая столица.

 Река Волхвов течёт, струясь, в сверкающее море Лада,
 И мы, курганам поклоняясь, идём к стенам святого Града.
 Столица древняя Руси! Открой великие святыни,
 На земли наши лад неси всегда, от века и доныне!

2009

*   *   *

Тайнопись о Старой Ладоге


Ладога-Лада! Исполнены лепости,
 Волхова волны касаются крепости.
 Шепчутся травы среди тишины
 С белыми стенами древней стены.

 Влеса обитель и тайнопись рунову
 Свято хранит здесь дубрава Перунова -
 Древней столицы надёжнейший щит.
 Ярким огнём на рассвете горит

 Солнечный шлем – позолоченный, пламенный.
 Яров собор – богатырь белокаменный
 Двери открыл к своему алтарю -
 Ныне Сварожью встречаем Зарю!

 А у Купалы под горкой зелёною
 жИвой небесной текут напоённые
 Воды – сквозь толщу столетий проник
 Макоши Вещей священный родник.

 В небе созвездий узоры вращаются,
 Память о предках в сердца возвращается.
 Освобождая свой дух от оков,
 Люди земные рождают богов!

2010


*   *   *

Ладога, летний солнцеворот


Тихо… Рассвет занимается
С песнями звонкими птах.
В Волхове зорька купается,
Косы полощет в волнах.

Справа от дуба могучего,
Солнышком ясным согрет,
Средь разноцветья пахучего
Ярко цветёт огнецвет.

Росы кольцом обереговым
Пали на землю с утра,
А под курганом Олеговым
Красные угли костра.

Пляшут Купальцы высокие -
Искры до неба летят.
С яра на воды глубокие
Очи девичьи глядят -

Понизь очелья жемчужного,
В куньем меху рукава –
Кольца латая кольчужные,
Песню поёт Волхова.

Солнце над крепостью древнею
Встало уже высоко.
Лебедь плывёт над царевною,
Грезит она о Садко,

Тот же, забыв опасения,
Перстень Бояна одев,
В воду нырнул без стеснения
Под серебристый распев.

Царь Морской кличет по имени
Манит бояна, зовёт.
Даром ли прямо из Ильменя
Волхов начало берёт?

Так бы и сгинул мой суженый
В тёмной речной синеве,
Если бы нитку жемчужную
Не подарил Волхове.

Пел над волнами бурливыми
Птичий заливистый хор,
После босыми, счастливыми
В Яров вошли мы собор,

Велесов камень приметили
У богатырских ворот,
В крепости ладожской встретили
Летний мы Солнцеворот.

Ярко раскинулась радуга,
Ветер пришёл из дали.
Древняя, древняя Ладога –
Чудо всей Русской Земли!

2010


*    *    *

Ладога. Перунов день

Зорька в Волхове косы полощет,
Велес на поле выгнал табун.
Над священной дубовою рощей
Мечет молнии грозный Перун.

Поднялся над колосьями хлеба
Сокол Рюриков в самую высь.
Как сурово над Ладогой небо –
Боги в битве великой сошлись.

Где Перуна секира летела,
Там остались угли да зола,
Мечет Яр золотистые стрелы,
Выжигая всю нечисть дотла.

Жар небесный средь звона капели
Не чинит светлым душам вреда.
Есть у Макоши вещей в купели
Ключевая, живая вода!

Всё вернётся, всё будет как надо,
Мир предстанет счастливый, другой,
И распустит над Волховом Лада
Пояс –Радугу яркой дугой.

И грозе я, и радуге рада, -
Льётся в волны с небес ярый свет.
Я из Ладоги до Невограда
Донесу этот дивный привет.

Там течёт, серебрясь и сверкая,
Огибая свои острова,
Величавая и голубая,
Синеокая дева Нева.

2010

*   *   *

Туман над Волховом и радуга,
И дождик светлый моросит.
Встречай меня, родная Ладога,
Столица древняя Руси!

Здесь в поле за Купальской кручею
Под ветром гнутся ковыли,
Курганы высятся могучие,
Как груди матушки Земли.

Ну а меж них средь трав нескошенных
Сегодня с самого утра
Для духов древних – званных, прошенных
Горит живой огонь костра.

Скрипят Стрибожичи калиткою
И сыплют огненной листвой.
Клубок волшебный с красной ниткою
Качу по тропке луговой -

Так к Чуду древнему паломником
Иду сквозь морось и туман.
Порос полынью и шиповником
Олега Вещего курган.

Над ним Всевед в парче блистающей
И Сокол Рюриков парит,
Здесь вся Земля душе внимающей
О были древней говорит.

2010

*   *   *

Серебряным снегом покрыт крутояр,
Над Волховом стылым пылает пожар.
Окончилось время метущихся бурь,
По венам небесным струится лазурь.

Закат опускается в глубь синих вод,
Чтоб утром поднялся оттуда восход,
А морок густой устремляется прочь, -
На древнюю крепость спускается ночь.

Но я этой ночью волшебной не сплю,
Счастливые звёзды в ладони ловлю,
Босою по снегу без страха хожу,
О роке своём ворожу, ворожу.

Ко мне обращён неба огненный взор -
Читаю созвездий заветный узор
И тайные знаки на белом снегу –
По ним вам судьбу предсказать я могу.

Серебряной лентой застыла вода,
Неделя всего – и придёт Коляда,
И юное Солнце растопит всю грусть,
И станет счастливой родимая Русь!

2010


*   *   *

Ладога дремлет


Ладога дремлет, и дивные сны
Тихо плывут над простором полей.
Ладога кличет своих журавлей,
Ждёт животворной, пьянящей весны.

Странное место – здесь времени бег
Вдруг замедляется, вечностью став.
Ладожский страж временных переправ
Нынче не в духе – печален Олег.

Там, где маячил небесный причал,
Заревом пламенным вспыхнула высь.
Зори багряные в небе зажглись,
Снег на кургане стал огненно-ал.

Северных рун изучают узор
Серые очи – варяжская сталь.
Снегом устелена дальняя даль,
Мрачен и холоден витязя взор.

Князя тревожит кровавый рассвет.
«Много ли крови ждёт божьих внучат?» -
Молвит он волнам, но волны молчат -
Волхов в броню ледяную одет.

Вещего стража виденье гнетёт:
Путаны символы выпавших рун,
Нет, не проснулся великий Перун,
Дева Марена по полю идёт.

Просто идёт – без путей, без дорог,
Тонкие нити срезая серпом.
Много пожнёт до весны, а потом
Весть о тепле принесёт нам Стрибог.

Льды нерушимы. Закаты красны.
Зори рассветные тают в огне.
Ладога дремлет. Но даже во сне
Ждёт с нетерпением новой весны.

2011


***


Грусть вечерняя нежна

староладожская зарисовка



Грусть вечерняя нежна.
Убаюкивая раны,
Крепость, светлая княжна,
Тихо смотрит на курганы.

И печаль её легка,
Мне близка и так знакома…
В небе звёздная река
Разлилась до окоёма.

От закатного костра
Искра алая осталась.
Только витязи-ветра,
Что не знают про усталость,

По-над Волховом летят,
Под собой взбивая воды,
Будто вновь глотнуть хотят
Неизведанной свободы.

Как красив их быстрый бег
Вдоль зари по виднокраю!
А в долине тишь. И снег
До весны лежит, не тая.

И пока не возвестит
Час восхода песня птичья,
Крепость белая грустит
О несбывшемся величье.

Нам отрадно с ней вдвоём
Знак искать в рассветной вязи:
Обе верим. Обе ждём.
Я – Тебя. А Крепость - Князя.


2014

***

Ладожские росы

Зеленели нивы за деревней,
Наклонялись по ветру дубравы.
О Земле моей, родной и древней,
Шелестели ладожские травы.

Я проснулась солнечною ранью
На ковре цветов, медово-хмЕльных.
Вещий Волхов в тайном волхованье
Мне играл напевы колыбельных,

И не сбросив плена сна чудного,
Не забрав тугою лентой косы,
Белым полем рушника льняного
Собрала я утренние росы.

А когда в лучах зари явился
Солнцебог, открыв небес ворота,
Чистый лик Земли моей умылся
Зоревой росой Солнцеворота.

2011


*    *    *


Утро над Волховом


Рано, рано, слишком рано! Тухнут искорки костра.
На Морьёвщине курганы. Над курганами ветра.

Взор всевидящий Олега не становятся теплей,
И кружит, белее снега, пух высоких тополей.

Я одна в своей печали. В волны прячет от людей
Очи в цвет варяжской стали мой прекрасный чародей.

Волхов славный, княже дивный, усмири мятежность бурь!
Покажи свой лик былинный, под веслом яви лазурь!

Над тобой легендой древней, распахнув свои крыла,
Белокаменной царевной лебедь-Лада замерла.

Я гляжу с Купальской кручи, там, где в травах рос хрусталь,
Как сыны Стрибога тучи гонят в призрачную даль.

Сколько мощи, сколько силы в песне ладожских ветров!
Вот уже горит Ярила меж высоких облаков,

И опять чисты и алы надо мною небеса –
Славься в светлый день Купалы, трав жемчужная роса!

2011


*   *   *

Утро над Волховом… Тихо, не гневно
Волны поют. А над ними, светла,
Крылья взметнула, как лебедь-царевна,
Белая крепость и так замерла.

Трещины в камне, как руны, как вены,
Мхами покрыты, травою лесной.
Тянутся поверху древние стены -
Гордые плечи брони крепостной

И обрываются резким изломом…
Там, где цветут меж камней васильки,
Яр-богатырь золочёным шеломом
Воду черпает из вещей реки,

Стены белей хлопьев первого снега.
Облачной вязи читая узор,
Синие, вещие очи Олега
Смотрят с кургана на Яров собор.

Белая Ладога спит летней ранью,
Но через миг перед солнечным днём
Красная Зорька в своём волхованье
Стены раскрасит рассветным огнём.

2011


*    *    *

Покров.Ладога.


Золото клёнов и Волхова сталь.
В небе зарницы, как свежие раны.
Осень, накинув багряную шаль,
Медленно ходит вдоль спящих курганов.

Все мои слёзы, сомнения, страх
Рядом с прекрасным – такая нелепость!
В млечных туманах, как будто в мехах
Ласковых, спряталась белая крепость.

Яркие искры прощальных костров
В небо летят. Мне не страшно, не больно -
Запахом жарких берёзовых дров
Дышится радостно, сладко и вольно.

Ладога, осень… Души моей храм-
Снова стою у начала дороги -
Той, по которой спускаются к нам
Души младенцев и древние Боги.

Носятся понизу стаи ветров,
Пересекая миров порубежье.
Среча Осенняя, Макошь, Покров.
Всё обеляет твоё первоснежье!

2011


*   *   *


Ладожский воздух прозрачнее льда,
Стылых ветров холодней.
Тучи в закате – свинец и руда
Льются на пустошь полей.

Грезя ладьями, что рвут на бегу
Все паруса, как крыла,
Спящей царевной на том берегу
Крепость моя замерла.

Осень над Волховом. В синей волне
Листьев предсмертная дрожь.
Теплится свечка на тёмном окне –
Ты меня помнишь и ждёшь;

Ждёшь, когда бурная минет гроза,
Горние стихнут бои.
Верные руки, родные глаза
Благословляю твои!

2011


*   *   *

В Ладоге осень


Жёлтое поле. Тихий пейзаж осенний
В старенькой раме маленького окна.
Солнце заходит, и на краю деревни
Красные сосны дремлют под властью сна.

Небо всё ниже. Медленно кони-тучи
Ходят по краю, щиплют траву с полей.
Алый шиповник, что на Купальской круче,
Тонет в закате. Ближе к земле теплей;

Чёрную землю дождика прочно нити
К небу пришили. И, говоря со мной,
Горечь не бывших, память былых событий
Волхов смывает вольной своей волной.

Рано темнеет, вновь улетают птицы,
Каждый взмах крыльев преумножает грусть.
В огненном злате, словно сама царица,
Их провожает в поле осеннем Русь.

А над рекою белых берёзок свечи
Тщетно сгорают в ярком зари огне.
В Ладоге осень. Тёплый дождливый вечер,
Словно целитель, душу врачует мне…

2011





*   *   *

Неба тонкие вены
Льют лазурный покой.
Гладит Ладоги стены
Солнце жаркой рукой,

Лик в бойнице старинной
Яр и неугасим.
Островок той былинной,
Синеокой Руси,

От которой ты ныне
Не получишь вестей.
Но остались святыни
Храмов и крепостей,

Где не сгинули вои
Под холстами знамён,
Где остались герои
Прежних, славных времён.

Как дойти к ним? Одною
Из незримых дорог -
Вот тропой ледяною
Замер Волхов у ног,

Перейди эту млечность
Отвердевшего льда –
Нашу древность и вечность
Сохранила вода.

2012


*   *   *

Рассвет на Олеговом кургане

  Нет горы – глубокая воронка,
  А над нею реет вороньё.
  Только луч скользит светло и тонко -
  Золотое, острое копьё -

  И лаская вымерзшую рану,
  Топит снега белого ковёр.
  В самом сердце древнего кургана
  Пышет жаром жертвенный костёр.

  Небо тонет в золоте червонном,
  С каждым мигом жарче и светлей;
  И горит над жальником поклонным
  Серебро заснеженных ветвей.

  Над водой, у Волховского брега
  Тихо песнь протяжная гудит,
  То проходят воины Олега
  По туману – навьему пути.

  А о чём его дружине пелось,
  Как летела песня по холмам,
  Знает только многомудрый Велес,
  Да и то, навряд ли скажет нам.


 *   *   *

 Тумана легло полотенце
  На снежные ветви дерев,
  Рождению Солнца-младенца
  Внимает весь мир, замерев.

  Блестят ледяные узоры,
  В преддверии нового дня
  Рассветного неба озёра
  Полны синевы и огня.

  Небесная эта дорога
  Чудесней и краше всего.
  Я Солнце встречаю как Бога,
  Как Бога, я славлю его!


2012

*   *   *

Зимнее утро в Ладоге


Вспыхнул свет над тёмной чащей -
Запалил костёр
Полный зорь и звёзд слепящих
Голубой шатёр.

Спят в серебряном тумане,
В блеске чистоты,
На Олеговом кургане
Снежные кусты.

Нет нигде чудесней места -
Даль светла, тиха…
Крепость, нежная невеста,
Жаждет жениха -

Близок, близок наречённый!
Освещая лёд,
Шлем могучий, золочёный
Над горой встаёт,

И от солнечного взора -
(Вот он, светлый князь!) -
Тают снежные узоры,
Ледяная вязь.

Каждым утром снова вместе
Сотни зим подряд!
Золотится на невесте
Свадебный наряд.

Друг мой верный, будь же смелым,
Выйди за порог!
Рушником волшебно-белым
Волхов лёг у ног.

Посмотри, как Яр лучится,
С башни крепостной,
Волхов-батюшка струится
Лентой ледяной.

Сердца вечная отрада -
Милые края.
Как прекрасна ясна-Лада,
Ладога моя!

2012


*    *    *

Над крепостью рубиновый закат,
Вода красна от солнечного сока.
Над речкой рдеет острая осока
И терпкий источает аромат.

Сколь много в этом месте красоты!
Не вырваться из сладостного плена.
Как лодочки, печальница Елена*
Несёт в волнах багряные листы.

А в рощице – рябиновый пожар:
Надели бусы девы-древяницы.
Зимой сюда вернуться с юга птицы
И с радостью рябины примут дар.

Застыл мой край в багряном, сладком сне,
Зарёй горит кора высоких сосен,
Я вижу, как в ладье царевна Осень
По Волхову плывёт навстречу мне.

Мой тихий дом, мой яблоневый сад
Ведёт в тиши задумчивые речи.
Зажгись в ночи серебряные свечи -
Готовит Серпень новый звездопад.

А значит, всё исполнится, мой друг!
Всё будет ладно, правильно и ясно.
Смотри, как наша Родина прекрасна,
Смотри, как ослепительно вокруг!


----------------
* Елена – речка в Старой Ладоге

2012




*    *    *

Течёт с рассветной высоты
Зари елей.
В плену бескрайней красоты
Твоих полей

Под ветра свист, под ранний звон,
Иду, легка.
Мне дарит самый вещий сон
Твоя река.

Родные, милые края,
Высокий брег.
Вот крепость белая моя,
Мой оберег.

За дальний лес уводят сны,
На тихий плёс.
Все тропы утром холодны
От первых рос.

Ах, сердце бедное моё!
В груди – пожар!
А за курганами встаёт
Горячий Яр.

Пылают в небе облака -
Рдяная вязь.
Куда ведёт меня река?
К тебе, мой Князь!

2012


*   *   *

Крепости


Как крепости прекрасны и стары,
И в то же время бесконечно юны!
Хранители опять творят миры,
Растят сады и зажигают луны.

Иду по грани скрещенных времён,
Под песни волн и бурные раскаты.
Полотнами потерянных знамён
По небу развиваются закаты…

О, здесь под каждой новою луной
Теплеет мох от самой лёгкой ласки,
И камень оживает предо мной,
И стены мне рассказывают сказки.

И я неотвратимо чую тех,
Кто надо мной склоняется незримо,
И вот уже струится лёгкий смех,
И чей-то зов влёчёт неодолимо…

Под месяцем волнуется трава,
И нервов жгут сжимается в пружину.
Плывёт в ладье царевна Волхова,
И Волхов кличет вновь свою дружину…

И даже звёзд привычных ярче блеск,
И шёпот волн иного полон смысла.
Мы вместе отправляемся в Словенск,
Везём поклон седому Гостомыслу.

2012


*   *   *

Светла дерев осенняя тревога,
Дрожат листы перед полётом в смерть.
Спиралью завивается дорога,
И мне по ней так хочется успеть…

Бегу в осенний свет последним кругом,
На плавных поворотах не скорбя,
И снова обретаем мы друг друга,
В друг друге обретая и себя.

Над крепостью, над стылыми волнами
Горит румянец розовой зари,
Застыли грозовыми валунами
По тёмным берегам богатыри.

Рассвет плывёт на крыльях лебединых,
В туманах дремлет ранняя роса,
И нас, таких влюблённых и единых,
Сегодня охраняют небеса.

2012


*   *   *

Осенний день


Хрустальным ожерельем паутинки
Дрожат на чёрном кружеве ветвей,
И узкие замшелые тропинки
Ведут меня в мир сказок и теней.

Там дремлет дуб, и светятся берёзки
Горит в лесу рябиновый пожар,
И капают серебряные слёзки,
И вороны над лесом ворожат…

Не жаль душе умчавшегося лета,
Я снова вижу чудо наяву:
Как золото осеннего рассвета
Сочится сквозь ажурную листву,

А небо серебристою косынкой
Накрыло камни ладожской стены,
И дикий вереск розовою дымкой
Окутал вековые валуны.

Как ласточка, слетает лист багряный
И крепости ложится на плечо…
И в этот день, от красных зорь румяный,
На сердце и светло, и горячо.

2012


*   *   *

Всё любуюсь опустевшим садом,
Астры собираю и пою…
Осень засыпает листопадом
Крепость величавую мою.

Тихо гаснет день, темнеет рано.
Сыплет дождик слёзы мне в ладонь.
В травах за Олеговым курганом
Поздний загорается огонь.

Снова грань всё тоньше с каждым мигом,
Бродят духи в сумрачных лесах.
Ло`дьи, управляемые Стригом,
Мчатся сквозь века на парусах…

Чьи звучат таинственные речи,
Кто придёт к осеннему костру?
Всех ночных гостей радушно встречу,
Чтобы в путь отправить поутру.

Красен под осенними ветрами
Волхов в искрах тлеющей зари.
Зыбка переправа между нами...
Огнь мой яркий, солнышко, гори!..

2012



*    *    *

Русский мир похож на древний храм.
С алтарём в честь матушки Земли.
Солнце-жеребёнок по утрам
Щиплет на курганах ковыли;

Рать крепка - дубов высокий строй -
Гимн поёт под песнь небесных струн.
Даже листопадною порой
В силе здесь наш батюшка Перун.

Леса позолочены шатры.
Ты кружися, Коло, без конца!
Пусть горят осенние костры,
Пусть поют горячие сердца!

Стынет от дыхания зимы
В жилах кровь, но стоит ли тужить?
Коли пережили время тьмы,
Как зимы родной не пережить?!

Вам, сердца, гореть да не сгорать!
Даром ли всю жизнь для вас пою?
Держит на ладони Лада-мать
Землю вдохновенную мою…

2012



*   *  *

Метель гуляет средь полей,
Душа предчувствием объята.
Там снег, и золото заката
Горит над крепостью моей.

Спешу к вечернему костру,
Зову потерянного друга.
Листва, как медная кольчуга,
Звенит тихонько на ветру.

Стихает ветра круговерть,
Взмывает сокол над курганом,
Давно пора старинным ранам
Уснуть, забыться, отболеть.

Но где замешкался мой свет?
Ладья взлетает над волнами…
И лишь виденьями да снами
Зима приносит твой привет.

2012



*  *  *

Крепости как кольца у кольчуги

Снова ворожат седые вьюги,
Каждая зима неповторима…
Крепости, как кольца у кольчуги,
Все друг с другом связаны незримо.

Звеньями иду цепи единой,
Мечу путь от места и до места:
С верностью и верой лебединой
Ждёт с весной нас Ладога-невеста.

Новую тропу себе пророча,
В воду лью ручьи златого воска,
И уже встают в июньской ночи
Стены величавого Изборска.

Память рода пламенем заветным
Теплится в душе любого руса.
Манит Белоозеро рассветом,
Путь лежит на земли Синеуса.

Русь моя, преданием богата,
Свято чтит закон гостеприимства.
Три пути, три крепости, три брата,
Три ключа к загадке триединства…

2012


*   *   *

Ладога. Водокрес

По заснеженным курганам алой птицей первый луч
Проскользнул. Светлеет рано, Яр выходит из-за туч,
И качается приветно в снежных шубах древний лес,
Звон летит в огне рассветном. Стужа. Утро. Водокрес.

Прорубь пышет зимним жаром – искра Сварожья жарка!
А над Волховом пожаром занялися облака,
Здесь на севере окошко в ясном небе, солнце в нём,
А на юге звёздной крошкой весь усыпан окоём.

Ай да праздник! Что за утро! Даль полей белым бела.
Розоватым перламутром блещут леса купола,
Льнёт к огню замёрзший голубь, снег серебряный пошёл.
Мы с тобой сигаем в прорубь… До чего же хорошо!

2013


*   *   *

До Ярилина дня...

Солнце крестики-строчки кладёт на полей рушники,
Тянет к брегу лучи и приветствует давнего друга.
Под бронёй ледяной слышен голос великой реки –
Богатырь сероглазый весною меняет кольчугу.

До Ярилина дня три денька, значит, будет тепло,
Половодьем залечатся рваные зимние раны.
Вижу крепость мою – на её вековое чело
Одевает венец золочёный хранитель кургана.

Здравствуй, Ладога-дева! Будь славен и ты, князь Олег!
Вот и цветень в разгаре, а дни всё бегут чередою.
Серебристые льдины, как щепки, швыряя на брег,
Волхов Землю кропит пробуждённой живою водою.

Словно шёлк, под ногами былинками всходит трава,
Изумрудная дымка листочков парит над кустами.
На весеннее солнце глядит и глядит Волхова,
А Ярила целует её огневыми устами.

2013


За миг до рассвета над Волховом стылым
Огни зажигает заря,
И всё, что казалось чужим и унылым,
Светлеет в тепле янтаря.

Ладьёю Светило плывёт по туманам,
Лучась, как желток в молоке,
Осенняя Ночка по спящим курганам
Уходит, спеша, налегке.

Последние звёзды осыпались в травы,
И на окоёма межу
Выходит блистательный Яр златоглавый.
А я с упоеньем гляжу,

Как тянется с неба светло и раздольно
Луча золотистая нить.
И смотрится – ясно, и дышится – вольно,
И хочется, хочется жить.


* * *

Восток явил рассвета лепость,
Но нерушима тишина.
Так завоёванная крепость
Стоит, покорна и нежна, -

Врата раскрыты, как объятья,
И ей, похоже, всё равно,
Благословенья иль проклятья
Дождаться ныне суждено.

Воитель ищет перемены,
Он не падёт пред нею ниц.
И только ветер гладит стены,
Да Яр глядит в глаза бойниц.

Но знает луч, попав случайно
В обитель доброй старины:
Не все ещё раскрыты тайны,
Не все сокровища видны.

Сверкают грозы, мчатся кони
То в новый путь, то в новый бой…
А мир лежит в её ладонях,
Ещё непознанный тобой.


Рецензии
Очень красиво получилось у Вас! Замечательные сравнения!

Наталья Катаева-Вергес   23.05.2016 10:41     Заявить о нарушении
Спасибо Вам сердечное!

Марина Царь Волкова   25.05.2016 17:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.