Таёжные тропы

Г.А.Федосеев. Фото из интернета. Автор неизвестен

Впервые «Роман-газету» я выписал по совету капитана П.А. Ананских, настоящего любителя книг, когда служил  врачом топографического отряда на Дальнем Востоке. Потом, много лет, вплоть до переезда в Москву в середине 70-х годов прошлого века, я постоянно подписывался на неё.

Подписка на газету стоила тогда гораздо дешевле, чем, так называемая «обязаловка». Что это такое? Во время подписной компании каждого офицера и военнослужащего сверхсрочной службы  обязывали выписывать газеты «Правда», «Красная Звезда» и, как «довесок», газету военного округа «Суворовский натиск». Остальные газеты или журналы (если на них не было лимита), можно было выписывать свободно.

 Печаталась «Роман-газета» на серовато-желтой газетной бумаге низкого качества. Твердого переплёта не было. Кроме портрета автора на обложке других иллюстраций в газете не было. Возможно, поэтому она стоила гораздо дешевле остальных изданий. Раньше я часто видел её в киоске «Союзпечати» в Хабаровске, библиотеке отряда, но она почему-то не привлекала моего внимания.

Своей домашней библиотеки, кроме детских книг сына, тогда у нас ещё не было. Книги, «толстые» журналы - «Новый мир», «Знамя», «Октябрь» и другие мы брали в библиотеке отряда или у товарищей. В маленьком книжном отделе военторга на полке пылились Уставы Вооруженных Сил, труды классиков марксизма-ленинизма и другая макулатура.

 Когда мы начали получать первые номера «Роман-газеты», вся семья с интересом стала читать повести, романы советских и иностранных авторов, публиковавшиеся в газете. Читать в нашей семье любили все. Начиная с 1957 года, газета выходила два раза в месяц тиражом несколько миллионов экземпляров.

Коротко об истории газеты. Идея организации литературного журнала для пролетарских писателей пришла в голову В.И.Ленину, а инициатива в появлении на свет этого издания принадлежит А.М. Горькому. Первый номер вышел в 1927 году. Журнал «Роман-газета» постоянно издавался в СССР, издается в России и получил статус народного издания.

 За годы своего  существования в журнале выступило более 700 авторов. Опубликовано около 1200 романов, повестей, рассказов. В газете печатали свои произведения Шолохов, Леонов, Твардовский, Распутин, Белов, Ахматова, Солоухин. Отдавали в «Роман-газету» свои романы и повести Проскурин, Солженицын, Пикуль, Алексеев, Дудинцев, Астафьев и многие другие писатели.

 Романы, повести, рассказы о рабочем классе, великих полководцах,  простых колхозниках и героях космонавтах, известных ученых, прочитали миллионы людей на страницах этого доступного народу уникального издания. В газете, издававшейся миллионными тиражами, были опубликованы такие  произведения, как удостоенный Нобелевской премии роман «Тихий Дон» М.Шолохова, поэма «Василий Тёркин» А.Твардовского, повесть «Один день Ивана Денисовича» А. Солженицына и сотни других известных произведений.

 Однажды мы получили очередной номер газеты, в котором была опубликована повесть Григория Федосеева «Злой дух Ямбуя». Лично мне фамилия автора ни о чем не говорила. Раньше я о нем не слышал. Газета несколько дней пролежала на этажерке, заменявшей нам книжный шкаф. Все члены семьи занимались другими делами, и несколько дней никто её не читал.

 Как-то вернувшись домой, после беспокойного суточного дежурства по части я прилег на кушетку и взял с этажерки газету. Подумал, что немного почитаю и, возможно, скорее смогу заснуть.

Начал читать и сон, как рукой сняло. Я не мог оторваться от книги, настолько повесть захватила меня. Во-первых, я служил в топографическом отряде и хорошо знал особенности работы военных топографов, а автор по профессии оказался  инженер-геодезист. Во-вторых, наш отряд тогда работал не очень далеко от тех мест, которые Федосеев описывал в повести.

Естественно, мне захотелось узнать о нем, как можно больше. Но тогда про интернет мы еще ничего не знали - пришлось довольствоваться краткой биографической справкой, помещённой на обложке газеты.

Г.А. Федосеев родился в Карачаево-Черкесии. Окончил Кубанский политехнический институт. В 1930-х годах переехал в Новосибирск, где работал инженером, участвовал в полевых геодезических работах в Забайкалье и Восточных Саянах. Вскоре был назначен начальником отряда. Руководил топографическими работами на реках Ангаре, Средней и Нижней Тунгусках. Исследовал Яблоновый и Становой хребты, Охотское побережье, Джуджурский хребет.

В 1948 году Федосеев окончил Новосибирский институт инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии. Стал инженером-геодезистом, участником и руководителем экспедиций, задачей которых было составление карт малоисследованных районов нашей страны. Его маршруты пролегали по Хибинам и Забайкалью, по Саянам и Туве, по горам и ущельям Приангарья. Он работал с картографами, уточнявшими южные границы страны.

Во время многочисленных экспедиций, Федосеев собрал и передал в дар Академии наук большую коллекцию - экзотические растения, птицы, шкуры и рога представителей флоры и фауны Сибири,  Дальнего Востока. Прежде чем стать профессиональным писателем, Федосеев около тридцати лет проработал инженером-геодезистом.

...Вернемся к повести. Она настолько поразила всех нас, что когда «Роман-газету»  прочли  жена, тёща и сын, я перечитал её снова. Рассказал о повести офицерам отряда, сын - товарищам в школе, жена - сотрудникам на работе, тёща - соседкам по дому. И поскольку «слухами земля полнится», наша газета и библиотечный экземпляр, на полке больше не валялись. Библиотекарь вела список читателей, желающих прочитать повесть.

 Но активность читателей быстро привела к тому, что листы книги из газетной бумаги стали рассыпаться. Она стала ветхой. Сначала  листы своего экземпляра после каждого читателя я просто клеил, потом решил прошить толстыми нитками и, в конце концов, жена предложила переплести повесть. К этому времени мы уже освоили с ней примитивную технологию переплёта книг.

 А через некоторое время какой-то «злой дух» нашу книгу потерял или присвоил – сказать трудно. Но о книгах Федосеева мы не забыли, и я при каждом удобном случае искал их в библиотеках, магазинах, на книжных развалах. Очень хотел собрать все книги, написанные Федосеевым. Но это оказалось не так просто.

Забегая вперед, скажу, что за собрание сочинений в трех томах, куда, к сожалению, не вошли многие произведения Федосеева, я недавно отдал подписное издание книг Джека Лондона (приложение к журналу «Огонек»). Не хотел расставаться с Д.Лондоном, но Федосеев оказался для меня дороже.

Первый сборник рассказов Федосеева — «Таёжные встречи» — опубликован в 1950 году. Используя записи своего дневника, он в дальнейшем стал сотрудничать с журналом «Сибирские огни», в котором под рубрикой «Записки бывалых людей» стали печататься его рассказы.

 Годы, проведенные в неизведанных и тяжелых климатических районах тайги, не прошли даром. Федосеев тяжело заболел и в 1956 году по состоянию здоровья переехал в город Краснодар, где продолжил писать свои основные произведения. Писатель хорошо знал о своем долге перед своими героями. В романе «Смерть меня подождет» Федосеев пишет: «Это не роман и не повесть, а документальный рассказ о подвиге советских людей…».

Он просто напоминал читателям: «Я не выдумал этих людей! Они и в самом деле такие прекрасные — преданные друзья, бесконечно благородные!» Он мастерски  нарисовал удивительные портреты своих спутников по экспедициям, и в их числе своего постоянного проводника эвенка Улукиткана.

Известная писательница Мариэтта Шагинян утверждала: «Г.А. Федосеев создал незабываемый образ старика-проводника Улукиткана — один из лучших образов нашей советской литературы».

Думается, что эта высокая оценка мастерства Федосеева не нуждается в каких-либо пояснениях и комментариях.

Для читателей, кто пожелает ознакомиться с творчеством Федосеева, любителей приключений, увлекательных таёжных историй  и тех, кто любит необычайную природу Дальнего Востока, приведу краткий список, написанных им книг и короткие заметки к некоторым из них.

«Таёжные встречи», «Загадки леса», «В тисках Джугдыра», «Злой дух Ямбуя», «Последний костёр», «Меченый», «Мы идём по-Восточному Саяну», «Пашка из Медвежьего лога», «Смерть меня подождёт», «Тропою испытаний», «Поиск». Каждую из этих книг можно перечитывать не один раз и всякий раз вы будете находить в ней что-то новое. Они не надоедают читателю. Это не те книги, прочитав которые один раз, навсегда забываешь о них.

 В интернете практически можно прочитать или даже скачать многие из них. Почти все книги Федосеева вполне самостоятельные, хотя и родственно близки предыдущим. Но внимательный читатель заметит, что, ни и в одной книге имя Григория Федосеева не упоминается. Это почти документальные рассказы о приключениях небольшого отряда геодезистов в первозданной тайге, где порой не ступала нога человека.

 Ни в одной книге Федосеев даже не пытался изменить имена  и фамилии своих героев. Он писал: «Пусть простят мне мои спутники, что в книгах «Тропою испытаний» и «Смерть меня подождет» смещены многие фактические даты и некоторые места событий… По мотивам литературного  характера мне пришлось уплотнить материал…». Он извиняется перед соратниками и читателями.

Из многих прекрасных произведений Федосеева меня особенно тронула повесть  «Последний костер». Она целиком посвящена верному и мудрому другу – эвенку Улукиткану. Это повесть – прощание, повесть реквием. Печален конец, когда пути-дороги  Федосеева  и эвенка расходятся, как потом окажется навсегда.

 Улукиткан погиб. Он прожил девяносто лет, но не в чуме, в родном стойбище, а скитаясь по тайге, у таежных костров. Он и умер у затухающего костра. «Последний костер» оказался последним и для автора этих изумительных книг.

Известно, что повесть о волчьей стае «Меченый» Федосеев не успел закончить. Издание было подготовлено  М. Л. Гофманом, материалы к которому попали уже после смерти автора. «Местами приходилось писать самому вместо автора, — вспоминает Гофман, придерживаться его стиля. Рукопись состояла из разрозненных кусков. Автор не успел привести её в надлежащий вид».

Основные произведения писателя многократно издавались за рубежом – в Болгарии, Германии, Венгрии. Польше и других странах. Книги Федосеева выходили на  многих языках, и интерес к ним был огромный.

Узнав о трагической смерти своего верного друга проводника Улукиткана, писатель, уже, будучи тяжело больным, решил поставить ему памятник. Незадолго до своей смерти Федосеев поехал в далекий таежный посёлок и собственными руками установил на могиле Улукиткана геодезический знак.

 Улукиткан погиб в тайге. Непросто было найти в глухой тайге могильный холмик; еще труднее было доставить туда чугунные плиты, отлитые по заказу — ведь проехать туда на машине было невозможно.
Но Федосеев  выполнил свой долг.
На четырех плитах надгробья — четыре надписи:
Улукиткан
1871—1963
Мать дает жизнь, годы — опыт.
Улукиткан
С тобой, Улукиткан, геодезисты штурмовали последние «белые пятна» на карте Родины.
1947—1953 гг.
Ему были доступны тайны природы.
Он был великим следопытом, советчиком, другом.
Гр. Федосеев

Так появился памятник лучшему другу — от друга, литературному герою — от писателя. Эта верность в дружбе лучше всего объясняет, почему так тепло отзывались читатели на строки Г. Федосеева о своих спутниках.

Скончался писатель скоропостижно в июне 1968 года, не дожив до 70-летия. По завещанию, одна из двух урн с его прахом была захоронена в Саянах, в отрогах высочайшего пика Восточного Саяна — Грандиозного, на перевале Идэн, получившем впоследствии имя Григория Федосеева; другая — на Краснодарском кладбище.

 В Саянах друзьями и соратниками Федосеева был поставлен обелиск из золотистого оксидированного металла, в восьмигранном основании которого была замурована одна из урн с прахом писателя. Геодезисты выполнили последнюю волю товарища.

Памятник возвели верные, испытанные в совместных походах друзья, герои его книг. Их знали читатели в разных концах Земли по книгам, которые выходили на разных языках. В книгах они были выведены под собственными именами. Построить памятник Федосееву, помогли вертолетчики, доставившие их и грузы к перевалу. Помогли друзья, сыновья, совсем незнакомые люди, которым была дорога память о писателе-геодезисте. Над прозрачным горным озером, где когда-то горел походный костер изыскателей, поднялся обелиск из серебристого сплава. Он виден издалека и может служить ориентиром для путников и топографическим знаком для геодезистов.

Писатель Смердов так описывает памятник:
«На одной из металлических плит пьедестала отлиты барельеф, даты рождения и кончины вожака землепроходцев-современников и певца этих суровых и величавых вершин, на другой — его мужественные, сильные своей жизненной убежденностью слова:
«… Карта… Как просто на нее смотреть и как не просто, порою мучительно трудно создавать ее!..».

Кроме того, в честь писателя названа вершина одного из хребтов. Перевал носит имя героя произведений Федосеева — Улукиткана. В Краснодаре открыт музей всемирно известного писателя, одна из улиц краевого центра, перевалы в горах Западного Кавказа и Памира носят его имя, а могила, согласно постановлению Правительства Российской Федерации, нанесена на карту российских достопримечательностей.
 
Писателя давно нет с нами, а книги его продолжают жить. Они рисуют героические характеры таежных следопытов, поэтически отображают природу Сибири, снова и снова заставляют переживать драматизм событий, выпавших на долю изыскателей.

Пожалуй, точнее всех сказала о книгах Федосеева Мариэтта Шагинян: «Книги бывают разные. Одни подобны окнам, сквозь стекла которых (светлые или мутные) читатель лишь наблюдает людей и природу, какими их описывает автор. Другие — словно раскрытые двери, и вы сразу, с первой страницы, входите в них: дышите свежим воздухом, ощущаете землю под ногами, слышите говор людей, птиц, шум реки, шум леса, словно вступили в реальную жизнь — не читателем книги, а ее участником. Вот таким свойством вовлечения в свой мир обладает Г. А. Федосеев, свойством, надо сказать, очень редким и драгоценным у рассказчика. Я раскрыла его книгу «Тропою испытаний», стоя у письменного стола, с намерением только посмотреть, полистать… Но… пахнуло ледяной свежестью, снежным бураном на далекой маленькой станции, кинулись навстречу собаки Кучум и Бойка, заскрипели полозья под грузом экспедиции, все задвигалось, ожило, потянулось вперед — и я, потянувшись вместе с ними в мир настоящих, захватывающих приключений, так и осталась стоять у стола, погруженная с головой в книгу…».

Лучше сказать невозможно…


Рецензии
"...Ко мне подошла Бойка и смотрит упрямо в лицо, как бы старается разгадать мои мысли. Я подтаскиваю её к себе, обнимаю, и мне почему-то вдруг становится неловко перед этим существом за то, что мы часто не ценим по-настоящему его преданности и само слово "собака" произносим иногда с презрением"... /Таёжные тропы/

На это произведение, Анатолий Ефимович, обратила своё внимание прошлый раз!
Сегодня вернулась к нему вновь. Пройти нет возможности мимо изложенного Вами в память о Григории Анисимовиче...
Соглашусь с М. Шагинян:"Книги бывают разные..."
Эта -путь первопроходца должна быть - настольной!

Спасибо Вам огромное за память.
С глубоким уважением, теплом,

Надежда Лисовская   26.08.2017 15:11     Заявить о нарушении
Надежда!Хотите верьте, хотите нет... Когда меня достают болячки, я беру с полки один из трех томов собрания сочинений Г.Федосеева, открываю на любой странице и читаю, читаю и... мне становится легче. Его повести действуют лучше любого лекарства - проверил за много лет... Удивительный писатель! Спасибо за визит и теплый отзыв! Самые наилучшие пожелания -Анатолий

Анатолий Комаристов   26.08.2017 15:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.