Странное происшествие с сэром Томасом Прендергаргс

Странное происшествие с сэром Томасом Прендергарстом


Когда-то в Лондоне не было человека, не слышавшего о сэре Томасе Прендергарсте. О, как неумело порой храним мы память о благородных рыцарях нашего славного отечества! Впрочем и сейчас, в беседах истинных джентльменов можно услышать фразы: "Увольте, сэр Томас никогда бы не надел такое!", или "Как бы это понравилось достопочтенному сэру Томасу!" ( хоть и подслушивать нехорошо, но в целях сохранения истории, мы, старые дамы, пойдём и на такое ).
И действительно, не было в Лондоне в середине прошлого века человека более сведущего в головных уборах, чем сэр Томас Прендергарст. Помнится, когда он был ещё совсем молодым человеком, его приятная наружность и изысканные манеры настолько поразили королеву, а его рассуждения о ленточках на её шляпке привели её в такой милый восторг,что она пожаловала мистеру Прендергарсту рыцарский титул. С тех пор сэр Томас стал постоянным консультантом Парламента не только в вопросах шляп. Сэр Томас отлично знал, что нужно делать, чтобы вся страна не накрылась большой шляпой и не села в большую галошу ( и в галошах сэр Томас был большим авторитетом, так что однажды даже ввёл их в моду. Но потом, во время бала по случаю дня именин одной светской дамы, сэр Томас ужаснулся и выступил в Парламенте с речью, в которой обвинил галоши в государственной измене. После этого джентльмены и вообще все верные короне граждане стали носить галоши только в грязную погоду, в знак презрения к ним. Таков сэр Томас! )

Но любовью всей жизни сэра Томаса были, конечно же, шляпы. Каждый свой выход в свет знаменитый законодатель мод обязательно ознаменовывал новой шляпой. Какими только они не были! Но всякий раз, были ли то высокие, чёрные как вороново крыло, блестящие цилиндры, изящные широкополые шляпы с павлиньими перьями, вставленными за атласную ленту, или скромными котелками ( сэр Томас был весьма эксцентричен ), появление сэра Томаса в обществе вызывало настоящий фурор! Сам Красавичик Бруммель, к тому моменту уже весьма потрёпанный господин, хоть и не утративший своей привлекательной наглости, краснел при появлении сэра Томаса, а затем начинал хватать воздух ртом, как выловленная щука, и спешил ретироваться, чтобы залить своё горе очередной порцией виски.
 
Все хотели быть похожими на сэра Томаса. Ведь он был высоким, белокурым, как Аполлон, и атлетически сложенным. Его манеры и изысканная речь, с которой он всегда делал ненавязчивые комплименты, влюбляли в него абсолютно любого человека. А шляпы делали его знаменитостью и за предлами Британии. Говорят, что сам Бонапарт кричал в гневе: "Если и стоит захватывать Англию, то только из - за шляп Прендергарста! Как мне осточертела эта треуголка!". Шпионы всех мировых держав проникали в женских нарядах на светские вечера, где бывал сэр Томас, чтобы предугадать курс внешней политики Британии по тому, какую шляпу он надел.

Но сейчас я хочу поведать вам, мой читатель, одну увлекательную историю, приключившуюся с сэром Томасом Прендергарстом.
Однажды в сырой туманный вечер сэр Томас вышел из здания Парламента и посмотрел на Биг Бен ( сэр Томас очень пунктуален! ). Он спешил к пяти часам в джентльменский клуб "Стенли", что располагался тогда на Пикадилли. Пройти нужно было совсем немного, но сэр Томас решил воспользоваться услугами кеба, и чуть под него не попал ( кебмены в Лондоне в те времена всегда появлялись вовремя ).

- Вы как никогда взволнованны, сэр Томас, - произнёс кебмен, знавший, куда везти известного джентльмена.

- Да уж, есть немного. - ответил тот.

После этого ответа кеб сразу остановился. Сэр Томас протянул извозчику шиллинг и поспешил в клуб. На своём привычном месте он нашёл своего друга и постоянного партнёра по игре в бридж мистера Мэтью Стюарта - пожилого благообразного джентльмена с внимательными и добрыми голубыми глазами. Мистер Стюарт был известным школьным учителем, прославившимся оригинальными и гуманными методами образования, так что теперь к его услугам прибегали и самые знатные аристократы, желавшие чтоб их чада вышли во взрослую жизнь настоящими патриотами и преобрели весь спектр необходимых в обществе манер. Но несмотря на это мистер Стюарт продолжал работу в школе для бедняков, что делало его большим авторитетом в кругах прогрессивных людей той эпохи. Впрочем, мистер Стюарт старался не для поднятия себя в глазах современников. Нет, мистер Стюарт был глубоко порядочным и скромным человеком. Всего себя он отдавал своей профессии, и лишь один час в день выкраивал для себя, чтобы посетить клуб на Пикадилли. Сэр Томас очень уважал мистера Стюарта, так как тот был образцом прекрасного собеседника и превосходно разбирался в шляпах.

- Что - то случилось, сэр Томас? - участливо поинтересовался мистер Стюарт, отложив в сторону свежий "Таймс".

- А по мне это видно, мистер Стюарт? - спросил Пренднргарст, любивший иногда блеснуть своей флегматичностью.

- Честно говоря, да. Вы забыли сдать зонт в гардероб.

Сэр Томас посмотрел на свой зонт, крепко сжимаемый им обеими руками, и подивился проницательности мистера Стюарта.

- Да, мистер Стюарт. Вы правы. Это просто какая - то мистика! Впервые я сталкиваюсь с загадкой, которую не могу объяснить! Это просто мистика какая - то!

- Мистика?! - воскликнул проходивший мимо полковник Трессилиан, недавно вернувшийся из Индии. Это был высокий, худощавый и лысый мужчина лет 60-ти с большими седыми бакенбардами. Говорил он хриплым громовым голосым. - Это очень интересно, сэр Томас. Расскажите нам! Я насмотрелся на этих брахманов в Индии, а вчера побывал на спиритическом сеансе. Так что я кое - чего понимаю в мистике!

- Хорошо, господа. Мне повезло, что среди моих друзей есть самые здравомыслящие люди Британии! Всё началось с неделю назад. Утром я собирался на заседание в Парламенте и заглянул в Шляпную комнату - вы знаете, это зал в моём особняке на Сент - Джеймс - стрит, где я храню мои шляпы. Ещё с предыдущего вечера я собирался надеть шляпу с гусиным пером - я думал, что гусиное перо будет очень дерзко и в то же время изящно. И что бы вы думали? Шляпа исчезла!

Полковник издал сдавленный звук.

- Не может быть!

- Да, полковник! Я и сам вначале не поверил! Но это было так! Я допросил всю прислугу в доме, начиная от кухарки и заканчивая моим камердинером - они клянутся, что не брали шляпу, и у меня нет оснований не доверять им! Никто не входит в Шляпную залу без меня, это неуклонная традиция. Но дальше дело запуталось ещё больше. Вечером, когда я вновь заглянул в залу, шляпа была на месте абсолютно целая и невредимая! Я не мог найти этому никакого объяснения, разве что шляпа ожила, побегала по дому, и совершенно не запачкавшись, вернулась на место!

- Очень занятно, - пробормотал мистер Стюарт.

- Но это ещё не всё! - продолжал сэр Томас, активно жестикулируя. - Следующим утром я решил надеть французскую широкополую шляпу с бантом. И чтобы вы думали? Утром и она исчезла таким же образом!

- А вечером вернулась? - спросил мистер Стюарт.

- Да! Вечером она вернулась! И каждый день на протяжении всей этой недели каждое утро у меня пропадала какая - нибудь из моих любимых шляп: с павлиньим перьями, соломенная с лентами, белый цилиндр, даже сомбреро! Что говорить, у меня все они любимые! А вечером они неизменно возвращались!
Я решил сам во всём разобраться. Пару дней я даже спал в Шляпной зале! Но шляпа всё равно исчезла! Никакая засада не помогла. А потом она опять вернулась! Я ничего не могу понять. Поймите меня правильно, господа, хоть это и дело государственной важности, но в Скотленд - ярд с ним не пойдёшь. Они не смогут в нём разобраться, при всём моём уважении к британской полиции. Они смогут виртуозно задержать любого жулика, но такое дело им не под силу.
- Зачем нам полиция? - воскликнул полковник Трессилиан. - Мы сами во всём разберёмся, не так ли, мистер Стюарт? Пусть шляпы ворует сам Бонапарт или сам сатана - видал я их немало в Индии, и всегда британская армия выходлиа победителем!

Мистер Стюарт кивнул.

- Для начала поспешим к вам домой! Осмотрим место происшествия и поищем эти, как их там, улики. Вперёд!

И полковник выскочил из залы, словно ведя свою полк в атаку. Сэр Томас поспешил за ним, последним залу покинул мистер Стюарт.

- Джентльмены даже не притронулись к чаю, - удивлённо рассказывал потом официант Питер своей тётушке Мэри.

- Неужели традиции поколеблены? - в ужасе восклицала она.
Так что скоро об ужасном происшествии в клубе знал весь Лондон... но это уже другая история.

А полковник Трессилиан заметил кеб, остановил на ходу лошадь и запрыгнул в него.

- Скорее сюда!

Сэр Томас еле поспевал за ним, мистер Стюарт с трудом догонял обоих. Когда все трое разместились в кебе, полковник приказал:

- Гони на Сент - Джеймс, приятель! И чем быстрее, тем лучше для Империи!

Не удивительно, что кебмен гнал взмыленную лошадь на пределе её скорости. Наконец, они остановились у богатого особняка, построенного в восточном стиле ( его построил специально приглашённый сэром Томасом архитектор из Баку ).

Здесь и проживал сэр Томас Прендергарст. Полковник налетел на массивную дубовую дверь, расписанную арабесками, и чуть не вышиб её.

- Мистер Трессилиан, ну есть же звонок! - взмолился сэр Томас, когда полковник принялся барабанить в дверь, так что та жалобно затрещала.

- Ах, звонок!

Половник дёрнул за шнурок, и он остался в его жилистой руке. Сэр Томас стиснул зубы, но заставил себя успокоиться: на какие жертвы не пойдёшь ради разгадки преступления государственной важности? В конце концов можно заказать из Милана новый шёлковый шнурок.

Но усилия полковника увенчались таки успехом: за дверью послышались шаги, дверь открылась и в проёме возникла чёрная фигура Алибабы - дворецкого сэра Томаса, также приглашённого из Баку. Это был худощавый высокий мужчина со скуластым лицом, пергаментной кожей, холодным рыбьим взглядом и маленькими усиками под орлиным носом, облачённый в тёмный фрак, турецкую феску и мягкие восточные тапочки с заострёнными носами. Потому ходил Алибаба бесшумно и был почти незаметен. Благодаря чопорной манере он сливался с интерьером - персидскими коврами и причудливо искривлёнными вазами, которыми сэр Томас обставил весь свой особняк.
 
Так произошло и на этот раз - полковник просто не заметил дворецкого и стремительно ворвался в квартиру, пройдя сквозь него, как через призрак ( ничего сверхъестественного, просто Алибаба ловко, как рыба, увернулся от столкновения ).

- Это мои гости, - пояснил сэр Томас и проследовал за полковником.
А мистер Стюарт в отличие от них задержался и перекинулся с дворецким парочкой на первый взгляд ничего не значащих фраз.

Тем временем полковник, как ураган, пронёсся по дому, оставляя следы на коврах ( в порыве он не заметил, как наступил на улице в лужу ), и лишь когда они с сэром Томасом вернулись в холл, где мистер Стюарт беседовал с дворецким, спросил:

- А где этот ваш Шляпный зал?

- Я вам покажу... - ответил сэр Томас и указал полковнику на лестницу. - Алибаба, позовите Седрика. Наверно, он нам понадобится.
Дворецкий почтительно кивнул и скрылся за восточной шёлковой занавеской, отделяющей зону прислуги от покоев хозяина. Сэр Томас провёл гостей наверх, затем остановился у тяжёлой металлической двери, напоминавшей огромный, встроенный в стену сейф.

- Ключи у Седрика. Сейчас он откроет нам. - пояснил сэр Томас.
Наконец появился Алибаба вместе с рыжеволосым молодым человеком. У него было приятное открытое лицо с веснушками, и вообще он напоминал прилежного школьника. Разве что ему оставалось немного подучиться вести себя в обществе: его движения были несколько суетливы для джентльмена.

- Это Седрик, мой камердинер. - представил его сэр Томас.

Молодой человек приблизился к двери, и с благоговением, словно исполняя какой - то ритуал, вставил огромный ключ в скважину. Потом он стал также поворачивать его, и когдя лязгнули железные засовы, он с заметным усилием потянул на себя тяжёлую дверь.

Полковник, которого эта торжественная медлительность заставила немного понервничать, тут же влетел в комнату. За ним вошли и все остальные. Алибаба зажёг лампу, и перед их взорами предстала очень длинная комната, конца которой не было видно. Вдоль стень стояли стеллажи, где и обитали шляпы всех форм и цветов, существующих на земном шаре. Потолки были очень высокими, потому к некоторым шляпам сэр Томас должен был подниматься на стремянке. Такому уникальному собранию мог позавидовать любой коллекционер и любой музей мира. Даже торопливый полковник на короткое время опешил и изучал обстановку, раскрыв рот. Сэр Томас и Седрик смотрели на всё это горящими глазами, любовно приветствуя взглядом каждую любимицу, и их было ( согласно строгому учёту сэра Томаса ) более девяти тысяч!

Невозмутимым оставался только Алибаба. Мистер Стюарт оглядывал комнату с неподдельным любопытством.
 
- Как видите, окон нет, - констатировал сэр Томас. - Можно проникнуть лишь через дверь. Ключи находятся у Седрика...

- Сэр Томас, я никому их не давал, клянусь вам! - воскликнул камердинер.

- Я вам верю, Седрик.

- Ну, с ключей можно сделать и дубликат, - заметил полковник. - А это мог сделать любой, кто находится в доме, либо проник в него шпионским образом.

- Никто не может проникнуть в этот дом из посторонних, - холодно заметил Алибаба. - Я заставляю всех слуг чтить неукоснительные моральные правила, и никто не приведёт в дом незнакомца. Все слуги должны быть верны только своему хозяину.

- Да, Алибаба держит всех в строгости, - согласился сэр Томас. - Да я и уверен, что никто из слуг не пошёл бы на такое преступление.
Конечно! Ведь с одной стороны над отступником довлел бы страх предать Родину, а с другой Алибаба.

- Мне тоже бы не хотелось, чтобы вором оказался англичанин, - согласился полковник. - Вот если это агент Бонапарта... Ох, уж этот Бонапарт! Его агенты очень хитры и коварны! Они обладают высоким уровнем подготовки, и тайными знаниями ( мне поведал об этом дух Нельсона вчера на спиритическом сеансе ). Бонапарт так и мечтает вернуться со Святой Елены и продолжить завоёвывать мир, а без магии ему это не удастся. Ничего нельзя исключать...

- Мне очень интересно, почему шляпы всякий раз возвращаются, - подал голос мистер Стюарт. - Ведь если принять вашу версию, уважаемый господин полковник, мы не находим ответа на этот вопрос. Зачем агенту Бонапарта проникать в залу и для того, чтобы украсть шляпу, и для того, чтобы вернуть её на место? Это двойной риск, плюс трата попусту времени.

- Ну, хорошо, мистер Стюарт. Но мы, англичане, никогда не поймём логику француза. Потому чёрт его знает, этого лягушатника, зачем ему возвращать шляпу? - ответил полковник. - Может это такой особый кодекс чести шпиона, если он у есть у этих подлых негодяев.

- А если шляпа просто становилась не нужна?

- Интересная версия... Послушайте... А если в шляпе сокрыто некое секретное послание? Вы ведь выписываете шляпы со всего мира. Что, если в одной из них, содержится что - то такое, что очень нужно шпионам? Они похищают шляпу, осматривают её, ничего не находят, и повинуясь остаткам совести, возвращают её на место и крадут следующую?

- Это звучит убедительно. Но всё же... Почему бы не украсть следующую шляпу в тот же вечер, что и вернуть ненужную? Но вор проникал в Залу два раза в день: утром, чтобы украсть, вечером, чтобы вернуть.
 
- Не знаю. Всё эти ваши учёные штучки, мистер Стюарт. Мы люди простые, военные, и победа зависит от нашей решительности, а не от блестящих рассуждений. Вот что, сэр Томас, если в шляпах действительно содержится что - то секретное, то для нас есть только один способ найти его раньше шпионов. Алибаба, тащите ножницы!

- Нет, полковник! - возмутился сэр Томас. - Зачем? Мы живём в век прогресса, неужели нет других технологий?

- Увы, сэр Томас. Все эти новшества не приносят тех результатов, какие дают старые проверенные, пусть и жестокие методы.
 
- Но, мистер Трессилиан! Нежели... неужели вы сможете сделать это?

- Я присутствовал при операциях прямо на поле сражения. Да, и у меня, старого вояки, будет обливаться кровью моё огрубевшее сердце, но что поделать, когда стоит национальный интерес? Вы только подумайте, сэр Томас, от этого зависит благополучие Империи!

Сэр Томас был готов заплакать, но он стиснул кулаки, сжал зубы и процедил:

- Хорошо! Действуйте...

- Вот это поступок, достойный рыцаря! Британия гордится вами, друг мой! Ну давайте, Алибаба, что вы там копошитесь?

Дворецкий вернулся с огромными ножницами, покоящимися на шёлковой подушке. Полковник схватил их и подскочил к стеллажу, словно бы это была дивизия сипаев.

Сэр Томас отвернулся и закрыл лицо руками. Алибаба с каменным лицом следил за тем, как полковник лихо разделывается с очередным шедевром модельеров головных уборов, затем бросает остатки на пол, недоумённо бормочет: "Надо же, пусто!", и принимается за следующую жертву. Мистер Стюарт вывёл Седрика из залы, решив, что это зрелище может дурно сказаться на психике молодого человека.
Через час всё было кончено. Когда Седрик и мистер Стюарт вернулись в залу, они нашли полковника Трессилиана, стоявшего с недоумённым видом посреди комнаты, окружённого грудой бесформенной ткани, с ножницами в руках. Это напоминало картину только что окончившейся кровопролитной битвы.

Сэр Томас смотрел на это, раскачиваясь из стороны в сторону, и напевая мотив давно забытой деревенской песенки. Казалось, будто он пытается убедить себя, что всё происходящее - кошмарный сон, и он сейчас проснётся. Только Алибаба, продолжал стоять как статуя, таращась рыбьим взглядом прямо перед собой.

- Ну, надо же было проверить... - виновато протянул полковник, от греха подальше пряча ножницы за спину и шаракая ногой.

Быстрее всех среагировал мистер Стюарт.

- Седрик, принесите пожалуйста сэру Томасу водички. - мягко сказал он. - Алибаба, отнесите ножницы на место.

Оба слуги вышли, и тогда почтенный учитель заложил руки за спину и вышел на середину комнаты.

- Видите ли, господа. Я извиняюсь, что не предупредил вас об этом раньше... Хотя и пытался вас предупредить. Но всё оказалось куда прозаичнее, чем вы предполагали, полковник. Никаких шпионов в этой комнате никогда не было.

- Откуда вы знаете?

- Всё дело в том, что так называемый преступник признался в содеянном. Прежде, чем я назову вам его имя и причину, толкнувшую его на это деяние, я обязан взять с вас, сэр Томас, слово джентльмена, что вы не сдадите его в полицию и даже не станете его ругать, не то что бы увольнять. Я дал ему такое слово, и не буду называть его, если этот человек пострадает.

- Я даю это слово! - воскликнул сэр Томас. - Полковник Трессилиан свидетель! Кто же этот негодяй?

- Дело в том, что он отнюдь не негодяй. Он сам тяготится своим поступком, понимает, что поступил нечестно и раскаивается. Но я сказал ему, что его действия нельзя считать преступлениями, потому как он в целости и сохранности вернул вам вашу собственность, при чём в срок. И уж простите, полковник, вреда от вашего расследования оказалось куда больше, чем от его преступления. Шляпы брал Седрик, ваш камердинер.

- Седрик? Зачем?

- Сэр Томас, много ли вы знали о своём камердинере?

- Конечно. У него хорошие манеры и воспитание, он вообще очень милый мальчик... Но...

- А вы знали о том, что он родился в Дублине в очень бедной аристократической семье? Его родители были вынуждены работать за каждый шиллинг, его мать стирала соседям бельё, а отец стал сапожником? И это при том, что у них был свой фамильный герб, а род их был одним из самых знатных и древних в Ирландии? Сам Седрик продавал газеты на улицах Дублина, а потом, через несколько лет, ему вообще предстояло отправиться в работный дом. Но аристократическая кровь дала о себе знать, его родители хранили традиции и воспитание истинных дворян. Совсем мальчишкой он перебрался в Лондон, где проявил своё тонкое чувство вкуса и стиля. Да, это большое спасибо вам, сэр Томас, что вы распознали его и взяли к себе на работу. Он благодарен вам, и очень вас уважает. В вашем доме ему некомфортно только из - за сурового Алибабы, требующего от слуг абсолютного аскетизма и самоотречения! Но он готов терпеть всё, потому что знал нищету, да и из - за вас, сэр Томас. Ведь он считатет вас образцовым джентльменом, достойным человеком не только из - за манеры одеваться.
Но недавно он встретил девушку - дочь лорда Уоррена, очень влиятельного политика, члена Парламента. Настоящего пуританина. Он не позволял дочери общаться с людьми с наследственным титулом ниже лорда. А она, как и он, простая и добрая девушка. Они непременно поженились бы, не будь отец таким строгим. Он очень требовательно относится ко всем возможным претендантам на сердце своей дочери. Потому спасти положение и помочь добиться его расположения могла помочь только... ваша шляпа, сэр Томас. Седрик должен был появляться на приёме у возможного тестя каждый день, для этого он и брал без спроса ваши вещи. Надо сказать, за неделю это принесло некоторые плоды, и ещё бы чуть - чуть... Потому я и настаиваю на том, чтобы "преступник" не был наказан.

- Господи! - воскликнул сэр Томас. - Да почему же он прямо не сказал мне об этом? Разве я не позволил бы ему брать любую из этих шляп? - Он указал на груду тряпья, над которой, словно обелиск, возвышалась понурая фигура полковника. - А всё Алибаба, со своей суровостью! Я поговорю с ним, так больше никогда не будет! Но что же мы натворили? У меня же теперь нет шляп... как же теперь добиться согласия Уоррена?

В комнату вошёл Седрик со стаканом воды. Большими испуганными глазами он смотрел на хозяина, словно бы ожидая, что тот вонзит в него ножницы. Но неожиданно сэр Томас Прендергарст подскочил к нему и схватил за руку:

- Скорее! Мы едем на Бонд - стрит, к моему портному! Мы что - нибудь придумаем, мой мальчик! А потом к Уоррену! Мы сним в приятельских отношениях, и, думаю, моей рекомендации будет вполне достаточно. Поедете с нами, мистер Стюарт?

- С удовольствием.

- Тогда поспешим. Алибаба, быстро найдите кеб!

И сэр Томас выскочил из залы, таща за собой не верившего в своё счастье Седрика, благодарно посмотревшего на мистера Стюарта. Вскоре оба исчезли, забыв запереть Шляпную залу.

- Мистер Стюарт... - хрипло произнёс полковник Трессилиан. - Мне жутко неловко...

- Ничего страшного, полковник. Мы все знаем, что вы действовали на благо отечества. Но только, уж простите меня, порой для блага отечества нужно действовать не только оружием. Пойдёмте, кеб, наверно, ждёт нас.

И оба джентльмена покинули залу.


2012


Рецензии