Спичечный коробок

Необходимое вступление

И да простят меня всемогущие писательские боги за это. Кароче как-так вышло, что я написал данный шедевр? В общем-то насмотрелся я фильмов, созданных по романам многими не любимой Донцовой. Начитался комиксов по Бэтмэну. И просмотрел много творчества связанного с Шерлоком Холмсом. А вообще-то данный персонаж был задуман мною, ещё до написания второй части секретного икса и собственно действия происходят в этой же вселенной, так что прошу любить и жаловать. А ещё попрошу не прибить автора если вы умудритесь дочитать сий "шидевр", ну или не дочитать, а мягко так, ненавязчиво объяснить ему (афтору) в чём его проблема. Вооот. Окей всё откланиваюсь и оставляю вас наедине с героями, злодеями и их проблемами этого бреда воспалённого мозга, одного перечитавшего разной чуши, как он сомого себя считает, писателя.

Глава 1. Наследие

Евгений устало сидел и ожидал когда же подойдёт его очередь. Это была многоэтажка в городском районе «общественном», скрывающаяся за небольшим скоплением ёлок. Здесь весь второй этаж снимала небольшая аудиостудия «Аккорд», для записи новых русских хитов. Они набирали перспективных подростков и студентов, которые обладали хоть каким-то голосом и слухом, чтобы сделать их в дальнейшем более или менее популярными. И ведь действительно в дальнейшем начинали продаваться музыкальные альбомы ребят, не редко новый хит попадал на радио и всё в этом духе. Парни и девушки думали, что впоследствии они станут звёздами мировой эстрады и смогут выступать наравне с всякими Киркоровыми, Басковыми и Пугачёвами. Однако всё не так просто как кажется на первый взгляд.

Евгений петь не умел, да и не хотел учиться, у него знаете ли другие жизненные приоритеты, зато он разбирался в математике и знал не слишком мало английских и русских слов. Подобрав рифмы, он подсчитал все слоги в строчках и, сложив слова связав их смыслом он, перечитав свой «шедевр», который можно было напеть на английском языке, и смысл которого можно было описать словами «любовные сопли», отправил произведение на конкурс. Как ни странно он прошёл его с первого же раза, хотя он и хотел слать свои «стихи», до победного он не рассчитывал на то, что его первое произведение окажется годным. Однако прослушав несколько песен, которые записывала эта студия, он сразу же понял, что и как от него требуется сделать. И вот он сидел в очереди перед волнующийся очкастой девочкой, бельё которой было красиво и прилежно выглажено, волосы аккуратно заплетены, а на лбе и лице виднелись почти незаметные пятна тональника. На вид ей было лет пятнадцать, но та с деловым видом постоянно посматривала на часы. Евгений старался не подавать виду как же ему страшно. А бояться было чего.

Пожалуй, всё по порядку, родители Евгения были довольно провинциального склада ума, хотя глупыми деревенщинами их назвать язык повернуться не посмел бы ни у кого. Однако пережили они лихие девяностые, как и большое количество населения, то есть не высовываясь, пытались вести хозяйство, скотину, естественно вывозя для всего этого ни кем не охраняемые припасы корма. Первой у них родилась девочка, которую молодожёны назвали Томой. Евгений родился, когда Томе уже исполнилось два годика. В своём беззаботном детстве он был спокойным хоть и немного неряшливым ребёнком. Тома стала хорошей и понимающей старшей сестрой Евгению. Это длилось, конечно же, не вечно и постепенно, дружеские отношения со своей младшей сестренкой стали постепенно охладевать, пока не перешли в стадию полное безразличье. Третьим в семье был Александр, или как его называл Евгений, Сашка. Все дети росли окружённые заботой и любовью родителей, которые пытались дать своим детям всё что могли. Каждый постепенно отходил в детский садик, за тем поступил в школу и принялся усваивать науки. Сашка решил для себя, что он станет «изобретателем» и когда-нибудь изобретёт нечто крутое, что повергнет всех в шок. Тома объяснялась тем, что пока не определилась, кем же хочет стать, однако в тайне ото всех она хотела стать фотомоделью, а Евгений, Евгений получил определённый наследственный дар, который ему оставили прапрадедушка и бабушка по линии отца. Он стал одержим идеей разгадывания тайн, секретов, загадок и головоломок. В одной только его комнате была целая стопка журналов, газет, сканвордов и тому подобной макулатуры. Все до единого они были решены и аккуратно сложены в стопочку в углу его комнаты, постольку, по сколько в ящик они не помещались, а выкидывать столь ценную коллекцию парню было жалко. Вот так и жили. Стоит отметить, что столь великая тяга к расследованиям была всего лишь последствием его необычных способностей. Так вот его родители и младшие брат с сестрой думали, что он наконец-то окончил свои странные похождения по местам не столь общественным и культурным и завязал общение с уголовниками, решившись взяться за ум, а именно заняться творчеством, наконец-то он будет ходить в музыкальный кружок. Наивные, знали бы они, в какое змеиное логово он решился влезть на этот раз, заперли бы в комнате и объявили бы о том, что отныне и навсегда он под домашним арестом. Но это бы его не остановило, а лишь задержало бы ненадолго, а в это время повесилось бы ещё пара человек. Евгений пока не знал из-за чего все эти люди опустились до жизни такой, но связать всех этих абсолютно разных людей ему удалось лишь тогда, когда узнал, что Людка из восьмого «А» оказалась в местном центре реабилитации, где в основном лечили наркоманов, а затем её перевели в приют, где недавно находился один из друзей Евгения. Приют был хорошим в этом Евгений уверился благодаря словам того самого друга, однако волновало его другое. Как бы милиция и психологи не старались, из девочки не удалось вытрясти не имён тех, кто её подсадил на наркоту и явно не имён наркодилеров. Все кто был знаком с Людой, уверяли, что она была примерной девочкой, лишний раз даже с курящим человеком находиться в одной комнате отказывалась. Конечно следствие сразу же выдвинуло предложение о том, что Людмила, решила вкусить или точнее вколоть шприц забвения по причине недавней кончины её родителей в авиакатастрофе. И в этом была доля правды, однако когда Евгений наткнулся в газете на статью Михаила Тамбуреткина, о повесившемся парне и том, что вся его семь погибла при пожаре, Евгений понял что, что-то здесь не чисто. Когда он в очередной раз пришёл к своему двоюродному старшему брату, сказав, что дома Томка снова закатила истерику и ему нужна тишина дабы, написать реферат, тот лишь хмыкнул, оторвавшись от написания отчёта, и углубился снова в работу. Иногда Евгений предполагал, что Серёга сын родного брата отца Евгения, дяди Вовы, его ненавидел. Хотя это было не так, и Евгений об этом прекрасно знал, но ничего не мог поделать со своими теориями. Да он и сам бы себя возненавидел, будь он на месте брата видящего имя и фамилию своего младшего родственничка в половине уголовных сводок местного милицейского упраления, причём фамилии у них были, отнюдь не разные. А ещё Евгения постоянно приходилось вытаскивать из разных передряг, будь то гопники недовольные тем, что недавний их налёт на лавочку «Бриллиантовый козёл» раскрыл какой-то сопляк или недовольный муженек, зарезавший свою тёщу и жену на кухне, прикопав их на заднем дворе. А однажды Евгения пришлось спасать от маньяка, которого вдруг не захотелось сдавать в милицию и он вооружившись пистолетом, стыриным собственно у Сергея, отправился уничтожать изверга. К слову тот этого заслуживал, но если бы Евгений тогда застрелил злодея, кто знает, как повернулась бы его жизнь, самосуд у нас в стране не приветствуется. Так вот Евгений, достал, поставил на соседний столик и открыл свой нетбук, уселся за него, открыл ворд и быстро настрочил какой-то бред, который намеревался выдать за реферат на следующем уроке. После чего ввёл подсмотренный недавно пароль от вайфая местного отделения и залез на сервер милицейского управления, стащив оттуда недавно обновлённую папочку с отчётами о недавних преступлениях. Проверил не оставил ли он следов в истории, даже с его программой подмена информации об айпи и железе осторожность не мешала.

Оказалось, что недавно покончили жизни самоубийством ещё трое подростков. Одного нашли в канаве со шприцом в руке, вторая повесилась на своё день рождения, в чулане, а третий был избит до полусмерти, но самое странное, то что, смертельной оказалась рана от разбитой бутылки, которую парень сам, же и воткнул в свою вену. Проведя своё собственное расследование и пораспрашивав знакомых убитых, в своей манере представляясь их другом, родственником иногда приходилось подключать Наташку, его подругу из класса, что бы та представилась чьей-либо девушкой, подругой, родственницей. Таким образом, он вывел одну деталь, которая в милицейских отчётах не упоминалась абсолютно нигде. Все жертвы, так или иначе, были певцами аудиостудии «Аккорд». Самое странное, что вышеупомянутая Наталья, подруга Евгения тоже хотела стать певицей молодёжной эстрады и тоже отправила аудиозапись своей песни в «Аккорд». И как же она обрадовалась, то, что её пригласили на собеседование, а когда Евгений сообщил ей, что он не хотел бы, чтобы та связывалась с данной студией, та надула губы и скорчила обиженную даму, мол «завидуешь ты мне». Разумеется Евгений не хотел посвящать свою подругу, которую недавно кстати говоря спас от наёмного убийцы, нанятого бизнес партнёром её отца, чтобы того шантажировать, в детали своих измышлений, постольку поскольку знал, то что та загорится ещё большим желанием «поработать под прикрытием», к тому же в то время он уже сам был приглашён на собеседование. Евгению лишь оставалось надеяться, что за Наташкой он сможет приглядеть изнутри, хотя его всё же беспокоило какое-то чувство тревоги.

Перед тем как идти на это мероприятие, Евгений всё же решился посетить места преступлений, хотя уже было всё ясно из полицейских отчётов, он всё же решил увидеть всё своими глазами. Хоть у преступлений и был не такой уж и маленький срок давности, однако Евгений не сомневался в своих способностях. Когда он пришёл на место первого преступления и, посмотрев на проходящую по всей улице вдоль яму, огляделся, конечно же, тела не обнаружил, но его воображение быстро начало проявлять в голове картинки. Вот парень проходит по тротуару. Он идёт, словно бы уже не думая о том, что его ждёт дальше. Внезапно он чувствует то, что его нога сильно ударяется по небольшой выпуклости на тротуаре, созданной благодаря проросшему под асфальтовой дорожкой корню растущего рядом тополя. Он падает, соскальзывая по рыхлой земле в яму съезжая прямо в  грязную воду, которая стекала по этой канаве прямиком в речку неподалёку. Он лежит весь грязный и даже не пытается подняться, внезапно он зачем то лезет в карман и достаёт от туда вероятнее всего шприц. Грязными и трясущимися руками он выуживает оттуда же, завёрнутую в пакетик, многократно использовавшуюся иголку. Он её нанизывает на шприц, в отчёте было указано то, что он уколол пальцы всего два раза, затем он достаёт небольшой тюбик и в резиновую крышку втыкает шприц. Игла проходит её насквозь, словно бы нож разрезал масло, а затем парень начинает поднимать поршень шприца. Жидкость, находящаяся в тюбики плавно перетекает в полупрозрачный пластиковый резервуар. Когда тюбик опустевает, а шприц наполняется полностью, парень втыкает его к себе в вену и с яростью опускает поршень до предела, наполнив свою вену наркотическим ядом. Может быть после небольшой дозы парень бы и выжил, отделавшись ломкой и заражением крови, но после такого количества вколотой в себя жидкой гадости он моментально скончался. Евгений опустился к канаве и поднял небольшой целлофановый пакетик, который упустили из виду милиционеры. Он посмотрел на него, одновременно доставая из кармана небольшой кулёк, и положил пакетик из-под иглы в него. После, как ни в чём не бывало, отправился дальше.

Евгению пришлось попотеть, чтобы пробраться в дом следующей убитой. Это была обыкновенная квартирка, малосемейка на втором этаже одной из многоэтажек района «Божья гора». При взломе данной квартиры ему пришлось проявить чудеса скрытности, что бы проходящие мимо соседи не спалили его за взломом с проникновением. Когда замок поддался, он облегчённо вздохнул и быстро вошёл в квартиру. Сразу же бросалось в глаза, что здесь никто не живёт, однако Евгению было известно, что государству уже удалось найти дальних родственников этой семьи, но те жили в Америке и не собирались приезжать. Через пару недель, квартира должна была отойти в руки муниципальной собственности, однако до тех пор все вещи находились на своих местах. Именно поэтому картинки происшествия Евгений составил с такой лёгкостью. Вот девушка открывает дверь, вот она входит, бросает ключи на тумбочку в прихожей, что те задевают большое зеркало за ней, задерживается на мгновение, возможно, она что-то громко говорит, далее она проходит внутрь. Она проходит по небольшому коридорчику и заворачивает в гостиную. Включает запись, на телефоне с автоответчиком, прослушивает её. Затем берёт трубку в руки, набирает какой-то номер, что-то говорит, трубка падает у неё из рук на определённом этапе разговора. Она проходит в небольшой, но достаточно высокий чуланчик, достаёт с левой полки толстую вязаную верёвку, делает петлю, закидывает её на шею, пододвигает стоящий рядом табурет, залазит на него, перекидывает второй конец верёвки через балку и, натянув до предела, привязывает её к подпорке от полки. На пол капает её единственная слеза, после чего она сходит с табурета. Евгений вернулся к телефону и начал прослушивать все записи. Первой было сообщение от матери девочки, что они с её отцом ушли за покупками и вернуться очень поздно. Вторая запись так же была от матери гласила она, о том, чтобы дочь перезвонила и сказала какой хочет подарок, а третья и последняя запись была из местного Милицейского управления. Гласила она, что родители девочки были найдены мертвыми, и голос милиционера просил явиться девочку в отделение милиции. 

Третьего самоубийцу избили три молодых парня в возрасте от семнадцати до двадцати восьми лет, навскидку. Он шёл по Промышленной улице, внезапно кто-то затащил его за угол, дома под номером 22. Первый удар был под дых, из-за чего он согнулся, что дало возможность ударить его по спине. От этого удара он упал, и его долго пинали и били, судя по всему битой. Когда он уже и пошевелиться не мог, половина зубов лежала на земле, из левой глазницы вытекало глазное яблоко, а самого лица было невидно из-за кровавой каши, они остановились. Кто-то из них, что-то сказал, потом плюнул на лежащего истекающего кровью парня и все двинулись к выходу из переулка. Парень пошевелился, по всей видимости, он был ещё в сознании, и знали же гады куда бить, чтоб жертва не отключилась раньше времени, возможно, он хотел заплакать, но видимо это ему не удалось. Он так лежал где-то минуту, потом повертел головой, у стенки мусорного бака, что стоял рядом, он увидел зелёную стеклянную бутылку из-под пива. С большим трудом он подполз к ней, оставляя жуткий кровавый след по асфальту, взял эту бутылку и разбил её дно о камень. Осколки бутылки полетели во все стороны, а парень посмотрел оставшимся затёкшим глазом на сделанную им «розочку» и со всей оставшейся силы воткнул её в свою руку, тем самым разрезав артерии и вены в ней. Оттуда полилась кровь, мучатся, оставалось парню не долго, но умер он, испытывая дикую боль.

Наконец подошла его очередь, и Евгений поднявшись с небольшого диванчика, на котором он всё это время сидел в холе направился к двери. Он открыл дверь и оказался в небольшом кабинете, с одним окном, которое открывало вид на людную улицу. У стен стояли шкафчики, полочки и тумбочки. Посреди, стоял стол, подле него стоял стул, а за самим столом восседала, не такая уж и старая, но все, же в годах, коротко-стриженная женщина, в квадратных очках. Евгений улыбнулся и попросил разрешения войти. Та кивнула и указала ему на стул. Евгений сразу же прошёлся от двери и уселся на стул.
- Здравствуйте, – сказал Евгений, – Евгений Котов, – он протянул женщине руку через стол, та посмотрела на неё, а потом словно опомнившись, пожала её.
- Людмила Дмитриевна, – улыбнулась та, пожимая руку Евгения, – что ж Евгений, – сказала она, – я прочитала Ваше произведение, и знаете, мне оно сильно понравилось.
- Правда, я и не думал… - замялся Евгений.
- Давайте сразу к делу, – перебила та, – я вижу, Вы человек решительный, я предлагаю Вам писать песни для наших певцов, соответственно, гонорар будет зависеть от продаж.
- Звучит здорово, – сказал Евгений, думая, что теперь придётся тратить время на долбаные стихи и изучение музыкального контента этих самых певцов.
- Вот и хорошо, – женщина протянула контракт Евгению, – прочитайте контракт и если вас, что-то не устраивает, мы поговорим об условиях.

Евгений кивнул и, приняв контракт, принялся его читать. На самом деле шаблон таких контрактов самый, что не наесть стандартный, ничего преступного и не хорошего в нём не было. В основном это, обещание не распространять производственную тайну, которая из себя и представляла всё информационную часть, какой процент от продаж с песни он будет получать, ну правильно ещё неизвестно как эта хрень продастся, авось деньги уплаченные творцу, не окупят себя ну и всё в этом духе. Евгений поставил закорючку, которую гордо именовал своей подписью и, улыбнувшись, протянул три листа контракта обратно.
- А позвольте поинтересоваться, – сказал Евгений
- Да, я Вас слушаю?
- А чем Вас не устроила та девушка, что была передо мной.
- Оу, она Ваша подруга?
- Да нет, впервые её вообще-то видел, просто интересно, – Евгений понял, чем была не угодна очкастая, девчонка, как только её увидел, однако ему захотелось проверить свою догадку. В конце концов, он же должен оправдать своё прозвище «любопытная Варвара». Правда, ей зачем-то оторвали нос, но это мелочи.
- Эммм… ну как Вам сказать, мы не сошлись с временными рамками.

Евгений хмыкнул в уме, девочка реально была похожа на заучку, посвящавшую всё своё время учёбе, но это была лишь видимость. Если она реально посвящала, столько времени учёбе, то и до таких высоких и творческих вещей, у неё тоже было бы мало времени. Но нет, она нашла время на написание, стихотворения на конкурс, нашла время старательно подготовить свой внешний вид, что, кстати говоря, не свойственно таким девочкам, вплоть, до замазывания прыщей тональником и он уж явно не говорил о слишком дешёвых часах купленных в соседней лавке. Девочка, а может и девушка, была репортёром, которая, так же как и Евгений додумалась до того, что самоубийства как-то связаны с этой студией.
- А, с чего такой интерес? – поинтересовалась Людмила Дмитриевна.
- Да просто она такая, расстроенная вышла, аж жалко стало.
- Ей же будет легче, девчонка, в столько кружков ходит, что попросту не сможет уделять должное время студии.

Евгений в мыслях хмыкнул ещё раз, но улыбнувшись, сказал:
- Ладно, так, когда будет моё первое задание?
- Приходите, завтра в шесть, заодно и пообщаетесь с нашими вокалистами.
- Окей, я свободен?
- Да, да, там ещё кто-то есть?
- Да какой-то парень, он со «Старого», - чёрт зачем он сказал о районе, в котором жил тот парень, будто бы и без того недостаточно, спалил свою осведомлённость, обо всех его окружающих.

Но женщина лишь немного нахмурил и без того, уже морщинистый лоб и кивнула.
Вернувшись, домой Евгений в первую очередь направился в свою комнату, больно уж он устал, хотя тут же сменил вектор своего движения к кухне. Ага, ещё чего, устал он. Ему нужно было продумать план дальнейших действий и первым пунктом являлось «Втереться в доверие». Он зашёл на кухню, где сидела Тома и пила кофе.
- Как дела? – заметив Евгения, спросила та.

Евгений достал новенькую банку «нескафе» с полки, взял кружку, чайную ложку и сахарницу. Вобрал на чайную ложку кофейного порошка и высыпал его в кружку. Затем тоже действие повторил два раза с сахарным песком, и лишь на третий раз ложка была наполнена наполовину. Налил стоящий на плите чайник с горячей водой к себе в кружку, ровно на три четверти. Евгений перемешал созданную консистенцию и заполнил кружку до конца остывшей водой из кувшина, специально заготовленной для данных кофепитий. Конечно, на улице в данный момент была отнюдь не жар, и градусы уходили даже под минус, однако обжечь себе рот кипятком в планы Евгения не входило. Потом он взял кружку и направился к обеденному столу. И только когда уселся на вполне удобный стул ответил Томе, которая спокойно продолжала попивать свой кофе, явно зная своего старшего брата и его привычки.
- Как обычно, – промямлил Евгений.
- Как обычно? Надеюсь, это не означает, что родители снова будут волноваться и срывать свою злость на нас, пока Серёжа тебя будет вытаскивать из неприятностей?
- А что уже приготовилась наябиднечать? – язвительно спросил Евгений. – Не волнуйся мне ещё после того убийства бедной Надежды Михайловны, нотаций хватило, – соврал он, – да и не пришлось меня тогда спасать, я сам смог убежать.
- Ага, а что если б её сынок тебя прибил.

Единственное о чём не думал Евгений в таких расследованиях, так это о собственной безопасности. Когда он раскрывал очередное преступление, он настолько зазнавался, что вместо того чтобы пойти в милицию и всё спокойно рассказать старшему брату, он лишь ему звонил, а сам шёл смотреть шоу, как берут негодяя и зачитывают ему права. И, разумеется, именно в этот момент у него, что-то шло не так, его обнаруживали или же он сам обнаруживал себя до приезда ОМОНа и лишь только чудом оставался жив. Ну, точнее вся его семья так думала, он-то осознавал, что было это всего лишь раза четыре или пять.
- Я всё хорошо тогда продумал, – заявил Евгений.
- Ну, ну конечно, – иронично проговорила Томка и продолжила, попивая кофеёк переписываться с кем-то в своём смартфоне.

Глава 2. Больной на всю голову

На следующий день в школе Евгений, как обычно не выспавшийся шёл по коридору на второй урок, которым являлась химия. Вообще-то сейчас у них должен был быть русский язык, но учительница заболела и поэтому всю неделю у них вместо русского была химия. Евгений понимал, что терял не многое, тогда как училка русского Роза Михайловна, была, скверной характером пожилой дамой, вечно красящей свои волосы под цвет своего имени и вечно пытающаяся докопаться до кого-нибудь, то химию Евгений просто не понимал. Он шёл в вестибюль, откуда можно было, не проходя мимо кабинета директора, которую Евгений, кстати, тоже недолюбливал, постольку поскольку та была той ещё змеёй, подняться на второй этаж в кабинет химии, как увидел любопытную сцену. Трое парней прижали какую-то девчонку к стене и вели себя по отношению к ней не слишком прилично, а вернее по хамски пытались её облапать. Евгений никогда особым гуманизмом не страдал, хоть ежедневно и находил приключений на свою голову, пытаясь расследовать зверские преступления, но всё равно не стремился заступаться за всех подряд, к тому, же попристают да перебесятся, в конце концов, что они сделают в коридорах школы? Возможно, Евгений так бы и прошёл мимо если бы не заметил, что объектом внимания молодых спортивно-выглядевших парней стала, Наталья, а точнее Наташка, близкая подруга Евгения, о которой упоминалось выше и которая постоянно его выручала при допросах свидетелей или ну в делании домашки например. Точнее это она делала домашнюю работу, а он у неё потом перед уроком списывал у её, у самого него никогда не было времени на всю эту чепуху с учебой. Он резко повернулся к тусовке и направившись к ним громко произнёс:
- Эй, Генрих восемнадцатый, – проговорил наш герой, явно обращаясь к Геннадию, собственно являющемуся авторитетом у местных ребят, Витька и Лёхи, у которых были вместо голов футбольные мячи. Они были из параллельного класса, вечно донимали одного его знакомого. А ещё Гена был одним из близких дружков Виктора, местного авторитета-старшеклассника, который на самом деле такой взрослый лишь потому, что оставался пару раз на второй год и Евгений удивлялся, как он ещё вместе с ними на одном потоке не оказался, – что за даму Вы выбрали в этот раз? – поинтересовался он.
- Тебе чё надо шмакодявочный, опять по носу получить захотелось? – в тот раз Евгений сам нарвался, однако сражался как мужчина и, в конце концов, их удалось разнять только учителю физкультуры, который проходил неподалёку.
- Хмм… сказал прихлебатель тупого дяденьки, который остался учиться дольше, чем положено нормальному высокоинтелгентному учащемуся. Вы чего к Наташке пристали?
- Твоё какое дело?
- Она моя подруга, – ровно проговорил Евгений, – правда, Наташ?

Та нервно закивала и поползла вдоль к стенке в сторону Евгения.
- Ладно, пацаны, пошли отсюда, – Гена, отпрянул от щемящейся в сторону Евгения Наташи и что-то попытался всунуть ей в карман, однако Евгений заметил этот жест и даже разглядел, что это было.

Он быстро подошёл к Геннадию и, схватив его руку, вывернул её так, чтобы стало видно её содержимое. А содержимым был небольшой наполненный прозрачной жидкостью тюбик с резиновой крышечкой, такой же, как и в полицейских отчётах о первом самоубийстве и Людки из того же класса что и Геннадий со своими друзьями.
- Откуда, это у тебя, – прошипел Евгений.
- А тебе-то чё за дело, тоже захотелось? И отпусти мою руку, – сказал Гена, выдёргивая запястье из захвата Евгения. Тот отпустил его руку, но проговорил:
- Ты какого хрена девчонкам наркоту подсовываешь?
- Да не наркота, это, – начал Гена, – и вообще чо пристал, вали отсюда пока по морде не получил.
- Ну, уж нет, ты мне лучше скажи Людка Арлагина, тоже твоих рук дело? Кто поставщик? Если ты мне сейчас всё не расскажешь, придется о тебе рассказать моему брату… - на этом слове Евгений почувствовал резкую боль, которая обожгла его лицо. Евгений отшатнулся, но не упал, он быстро встал в стойку.
- Прекратите! – услышал он громкий возглас Наташи, но Евгению было не до того.
- Ребята, давайте покажем этому недоноску, что стучать не хорошо! – проговорил Геннадий.

«Ребята» противно залыбились, ну вот трое на одного, очень круто. Не подумайте Евгений не был слабаком и даже корчить из себя его не пытался, но против троих он выстоять не мог. Поэтому он только и успел ударить по лицу Генке, прежде чем ему с обеих сторон больно заломили руки и дали коленкой под дых.
- Если ты уёбок, кому-нибудь скажешь, то нам придётся тебя прибить, – проговорил Гена ему в ухо, – а сейчас мы просто поучим тебя уважению, - и Геннадий вмазал свой кулак по челюсти Евгения. Та неприятно хрустнула и отдалась болью по всей ротовой полости.

Затем он почувствовал сильный пинок по колену, что вывело его окончательно из равновесия, и он начал падать на кафельный пол. Лёха с Витей сразу же отпустили руки столь тяжёлой ноши позволяя упасть. Евгений попытался встать, но внезапный удар по ребру не позволил это сделать, затем ещё один и ещё. Евгений вопреки ударам перевернулся на спину, за что получил удар по животу и тут же заметил как, Наташка с криками пытается вцепиться в спину Лёхи, который был ближе всех к ней и пинал вместе со всеми. Тот лишь её оттолкнул, что та упала и ушиблась обо что-то. Евгений был зол, он был очень зол, он ненавидел этих ублюдков всем сердцем и пока его пинали в его голове зарождался план, лёгкий до предельного, жестокий, как и всегда. И в этот момент его начали пинать ещё сильнее и это произошло не по тому, что злодеи совсем озверели, а по тому, что как будто бы они решили уничтожить его, сломать, чтобы он перестал быть таким устрашающим, чтобы даже когда его избивают, не смотрел на них таким взглядом, будто бы это он их сейчас бьёт. Чтобы не был таким как волк, которого загнала в угол стая антилоп. И тут кто-то отшвырнул Геннадия от Евгения, а затем оттолкнул и Лёху с Витьком. Евгений повернул взгляд в сторону спасителя и с удивлением обнаружил там Владимира, своего друга и одноклассника.
- А ну-ка смылись отсюда быстро, – проговорил он, - а иначе ща весь класс позову, и мы Вас мигом разукрасим.
- Пошли ребят, – услышал Евгений голос Геннадия, я думаю, мы его научили манерам, с этим позже разберёмся.
- Я бы и сам справился, – пробормотал Евгений пытаясь подняться и посмотреть на, в спешке покидающих коридор, хулиганов.
- Ага как бы, ты с того света справился, – проговорил Владимир.
- Натаха… с ней… она ударилась головой, – проговорил Евгений и отключился.

Очнулся он в муниципальной больничной палате, рядом с ним сидела его мать, а на её лице виднелись засохшие слёзы.
- Да неужели, - проговорил Евгений, – со мной всё в порядке Ма, вот только суставы болят. Ну, зачем ты плакала?
- И всё-то ты знаешь, – тихо проговорила мать, – ну за что же мне такой непоседливый ребёнок.
- Да они же к Наташке приставали! – возмутился Евгений.
- Я знаю, Наташенька мне всё рассказала.
- Ага! Я так и знал, что ты на моей стороне, – проговорил он, – вот только… Вы уже подали заявление на этих хулиганов?
- Да, но прокурор сказал, что родители этого Гены наняли хороших адвокатов и нам не выиграть судебный процесс.
- Даже, если нам поможет Сергей? – спросил Евгений.
- А он вообще рискует работой, помогая нам.
- Понятно, что ж я думаю тогда не стоит себя этим утруждать, – довольно по обыденному проговорил Евгений.
- Что? Но они же…
- Знаю, знаю, переломали мне пару костей, поставили кое-где синяки и кажись, разбили губу.

И тут он вспомнил, что обещал Людмиле Дмитриевне, руководительнице аудиостудии прийти сегодня к шести.
- Ма сколько времени? – торопливо спросил Евгений.
- Почти пять.
- Отлично, позвони, пожалуйста, в «Аккорд» и скажи, что я сегодня не смогу прийти и скажи, что завтра обязательно буду.
- Завтра? – строго поинтересовалась та, – да тебе же костыли только через неделю дадут.
- Ладно, позвони и объясни ситуацию, надеюсь, меня из-за этого оттуда не выпрут. Как глупо, первый же день пропустил встречу, очень круто.
- Ладно, Жень поправляйся, я позвоню твоему руководителю и всё разъясню.
- Номер у меня в мобиле, – проговорил Евгений.
- Я знаю, но у меня есть свой.
- Ха, как будто тебе больше заняться нечем как следить за тем, где я тусуюсь.
- Ну, я же должна была понять, что ты не пытаешься влипнуть в очередные неприятности.
- Ну, ну.

Следующие дни Евгений пролежал в больнице, когда он делал хоть какое-то движении, всё тело резко отдавало болью. Пару раз его навещал Сергей, который спрашивал о том, что точно ли он не хочет подавать заявление на Геннадия с его дружками, на что все два раза получал, строгое «нет». Постоянно приходили родные, приносили ему фрукты и разные другие сладости, которые были личным наркотиком Евгения, хотя и не вызывали никакой ломки после их приёма. Однако принимать лечебный препарат под названием «мармеладки» ему мешала всё та же боль. Однажды к нему всем классом пришли его одноклассники и пообещали сильно проучить злодеев, на что Евгений строго заявил, чтоб и пальцем ни к кому из них не прикасались. Когда все ушли, после слишком уж прозрачного намёка, «а не пора ли им всем валить и не мешать больному, лечиться», который сам же больной и произвёл на свет, остались только четверо его друзей они пообщались ещё немного, после чего Евгению резко захотелось спать и он и их мягко, но все, же тоже послал.  Мда кровь грубого, педантичного и самоуверенного аристократа в него передалась вместе со всеми другими качествами. Однако его друзья никогда не увидят того кем он был на самом деле, а вот кое-кто другой…

Когда его выписали и прописали ему костыли, он был вне себя от счастья. В первую же очередь он договорился о встрече с руководительницей «Аккорда», которой была  всё та же Людмила Дмитриевна Очарова, как раз та женщина в годах, что и проводила собеседование. В четверг в половине двенадцатого, он сказал семье, что скоро будет, вышел из дому и поковылял на своих костылях к автобусной остановке.

Придя на студию, Евгении в первую очередь поговорил с Людмилой Дмитриевной, которая познакомила его с несколькими девочками, которых Евгений по одному только взгляду окрестил истеричками и тут он заметил Наташку, вот чёрт он совсем и забыл, что его подруга тоже мечтает стать суперзвездой, Евгений подошёл к ней и прошипел.
- Лучше бы ты послушала меня.
- Жень ты о чём? – удивилась та.
- Да ладно, разве ты не понимаешь, что здесь далеко не пробьешься?
- Конечно, – рассердилась та, – а ты-то, что тут в таком случае забыл?
- Я? Ну… эм… - рассказывать кому-либо о своём расследовании Евгений до сих пор не хотел.
- Я поняла, – произнесла та, – ты пытаешься избавиться от конкурента! То есть от меня!
- Что? – возмущению Евгения не было предела, вот она бабская логика, если чего-то не понимают то всё, ты ей попросту завидуешь, – да я здесь даже не пою, а стихи придумываю, поэт я, а не певец, мне как-то в детстве один медведь по ушам прошёлся и…
- Я тебя не понимаю Женя, – проговорила Наталья, – чего тебе не нравиться.

«Допустим то, что данная контора замешана в доведениях до самоубийств, а возможно и убийствах различных людей, в особенности подростков твоеге и моего возраста» - пронеслось в мыслях Евгения, однако вслух он сказал – да я просто боюсь за тебя, ты же знаешь какие эти все «звёзды» завистливые твари, ненароком покалечить могут. Я за тебя волнуюсь вот и решил приглядеть за тобой – что не говори, но все слова, которые произнес Евгений, были правдой, конечно частью правды, но всё же. Одной из теорий Евгения было то, что кто-то из юных певцов, попросту избавлялся от конкурентов, однако в этой теории было множество изъянов.
- Не волнуйся, – улыбнулась Наташа, – со мной всё будет в порядке.

Спорить с этой девицей было крайне трудно, она даже аргументов привести достойных не могла, но до конца стояла на своём, вот и сейчас Евгений решил махнуть на всё это не благодарное занятие рукой и отправиться выполнять намеченный план. Изначально он подошёл к мусорной корзине, достал пачку сигарет из кармана, взял из неё одну сигарету, поджёг её зажигалкой, которую также достал из этого же кармана, и кинул её в корзину. За тем Евгений прошёл в кабинет Людмилы Дмитриевны, с которой начал обсуждать детали своего задания. В основном Евгений спрашивал, в каком стиле поёт певица, тембр её голоса и прочую лабудень, которую ему всё равно нужно будет узнавать самому. Где-то минут через пять зазвенела пожарная сигнализация, и Евгений взволновано оглянулся.
- Ничего страшного, – проговорила Людмила Дмитриевна, – это, наверное, что-то попало в пожарные сенсоры, я на минуту, – сказала она, поднялась из-за стола и, пройдясь через весь кабинет, вышла за дверь.

Евгений произвёл на свет довольную ухмылку, и не теряя ни минуты поднялся со стула, не обращая внимания на дикую боль в ногах, обошёл стол Людмилы Дмитриевны. Достал флешку из кармана и воткнул её в USB-порт, включенного руководительницей компьютера, для того чтобы дать послушать Евгению, одну из песен певицы для которой ему требуется написать немного немало три песни. Как только флешка была воткнута на экране, появилось окошко с полоской загрузки. Первый раз полоска быстро стала зеленой, а во второй раз оно долго заполнялось. К счастью, Евгений рассчитывал на это, и как только полоска дошла до половины, Евгений выдернул флешку, и быстро уселся на своё место. В этот момент дверь открылась и в кабинет вошла Людмила Дмитриевна, она прошлась с деловым видом и спросила:
- Вы случайно не курите?
- Было один раз, пацаны взяли на слабо, я тогда чуть не задохнулся… А что кто-то накурил в помещении?
- Да. Не стыда не совести у нынешнего поколения.
- Ну, я бы так не сказал…
- Ладно, так на чём мы там остановились?
- Кажется, Вы хотели дать мне послушать певицу.
- Ах, да, - и женщина прошла на своё место.


На самом деле в студии работали отличные звукорежиссеры и продюсеры. Она была оснащена двумя комнатами для аудиозаписи, залом отдыха и кабинетами персонала. Сама Людмила Дмитриевна как, оказалось, тоже была режиссером, но за это дело бралась крайне редко. Помимо Евгения здесь числились в штате ещё трое писателей, но все они сейчас были дома и возможно ломали голову над рифмами. У Евгения такой проблемы не было, как только, он пообщался с певицей лично, он сразу же понял, что, как и зачем будет писать, но это его не волновало. Сейчас он просто постарался беглым взглядом изучить большинство помещений и побыстрее смыться отсюда. Разумеется, пообещав Наташке проводить ту до её дома. Чем она занималась, Евгения не интересовало, однако из вежливости потом когда они шли по улице спросил. И та начала трещать безумолку, что с ней работает такой замечательный режиссер, Валерий Палыч, как он говорил ей, что у неё отличный голос и то, что она будет петь песню для одного из альбомов, выпускаемых студией. Евгений лишь хмыкнул и больше не заикался по этому поводу. Они дошли до подъезда дома, где жила Наташка и на предложение зайти к ней, «мама как раз поставила чайник», он вяло отнекнулся и потащился на своих костылях, к остановке. У него были ещё кое-какие не законченные дела.

Евгений знал, когда и где пойдёт этот тупой идиот. Он знал, то, что сегодня  была вечеринка у Дудочкиной которая училась в 11 классе и была девушкой местного школьного авторитета – Виктора. Её родители были достаточно состоятельны, чтобы приобрести квартиру своей дочери даже в таком возрасте. Та и закатывала вечеринки и девичники. В основном это были небольшие посиделки с подружками, но на дни её рождения и окончание учебного года здесь собиралась почти вся школа. Ну, точнее старшая и самая глупая её часть. Евгений не понимал, как в таком возрасте можно было так нажираться и почему родители так вяло реагировали на то что их деточки приходят домой бухие. Наверное, потому что те говорили, что они уходят к своим друзьям на ночь или что-то типа того, а потом просто возвращались, уже с похмелья отговариваясь тем, что всю ночь вместе с другом делали уроки и поэтому не выспались. Но если бы Евгений, что-то такое затеял, то ему бы пришлось пройти строгую проверку, которая состояла бы из звонка родителям «друзей», детальный допрос во всех подробностях, что они будут делать и строгие указания не употреблять ничего спиртного и что если он солгал они устроят ему такую взбучку, что конец света единственное что его спасёт. На самом деле это были всё предположения, так как обычнее всего, когда Евгению это требовалось, он просто вылезал через окно в своей комнате, и по тихому покидал своё жилище. Конечно, делал он это отнюдь не для того, чтобы погулять на вечеринке. Сейчас Евгений стоял за многоэтажным домом, опёршись на костыль, и тушил очередной бычок, когда наконец-то заметил нужного ему человека. Он натянул козырёк своей кепки получше и стал из под него наблюдать за идущим к переулку парнем.
- Эй чувак, – обратился тот к Евгению, подходя ближе, – закурить не найдётся?

Евгений кивнул и полез в карман за пачкой, и когда парень подошёл ближе Евгений поднял лицо, до этого скрываемое тенью от козырька кепки, ухмыльнулся своей пугающей улыбкой, которая чутка, напоминала улыбку Чеширского Кота из той детской сказки, и произнёс
- Конечно Геночка, у меня найдётся что закурить, – после чего поднял костыль и что есть сил, ударил им по удивлённому лицу Геннадия, что тот отшатнулся и упал без сознания.

Глава 3. Кто о чём, а у нас свои тараканы

- Жека ты это слышал! – настырно пытался отвлечь Сашка Евгения, от мирного попивания кофе, – говорят у него огромные когти, которые растут из рук, он весь в шерсти и у него растёт хвост из позвоночника! – мелкий положил газету на стол перед Евгением, с фотографией на первой странице какого-то прыгающего через крышу существа.

Евгений продолжал жевать булочку, смотря на младшего как на дурачка.
- Тут написано, что учёные ставили эксперимент над одним зоопарковским барсом, и он эволюционировал в разумное существо и теперь он вершит правосудие, нападая на бандитов!
- Дай угадаю, – проговорил Евгений, когда проглотил очередной кусок булочки и запил его большим глотком кофе, – бандитами ты называешь банду «крыс»?
- Ага!
- А причём здесь барс?
- Он выглядит как барс, только красный.
- Понятно, – скептически проговорил Евгений, – очередной любитель комиксов, который возомнил себя супергероем, ни чего скоро его задержат правоохранительные органы и назначат штраф, ну или назначат полгода исправительных работ.
- Но он, же… - начал, было, Сашка.
- Ряженый, скорее всего подросток, хотя по фотке не скажешь, существует даже вероятность, что он учиться в нашей школе.
- Да, ну тебя, – махнул Сашка на Евгения рукой и, забрав газету, пошёл прочь с кухни.

Евгений усмехнулся:
- Если хочешь, могу специально для тебя вычислить кто это.
Сашка злобно оглянулся на своего занудного старшего брата и вышел из комнаты.


Этот день в школе был самым, что ни наесть обыкновенным, вот только он припёрся в учебное заведение на костылях, хоть и должен был сидеть дома, как никак он на больничном. Однако он должен был закрепить результат, позавчерашнего обучения уму-разуму, поэтому он спокойно под интересующиеся взгляды учеников ковылял к своему классу.
- Ты чё тут делаешь, – услышал он знакомый голос его друга Андрея, – я думал ты на больничном.
- А чего дома-то делать? – заявил Евгений, – всё равно сегодня четыре урока.
- Странный ты, – проговорил Андрей.
- Не страннее любого другого сумасшедшего избитого параноика.

Андрей усмехнулся и последовал вместе с Евгением в класс. В классе как всегда были шум и гам, все что-то громко обсуждали, а тем для этого было предостаточно. Во первых Евгений с не удовольствием для себя подметил, что тоже является одной из этих тем. Во вторых обсуждали появившегося супергероя «Красного барса», ну а в третьих самой главной темой для обсуждения был вчерашний взрыв старого пожарного склада на окраине города.

Евгений и не заметил когда появился Егор хорошо знакомый Евгения и Андрея.
- Вы слышали, – заявил тот, - вчера склад взорвали, говорят, что это утечка газа.

Андрей заинтересованно произнёс.
- Склад? Да вчера по Еденичному каналу передавали.
- Интересненько, – проговорил Евгений, - а не замешан ли здесь наш новоявленный герой?
- Неа, – проговорил Егор, – он вчера останавливал налёт на банк, милицейские его чуть не поймали, гнали по крышам почти весь день, а потом он скрылся.

Евгений хмыкнул, а Андрей проговорил:
- Короче, вообще не понятно о чём вы, ладно мне ещё тетрадь достать надо и домашку списать  у кого-нибудь, что нам вчера задавали?
- А тебя разве вчера не было? – нахмурившись, спросил Евгений.
- Ну, это да… я вчера Кристине помогал, там у неё на работе ЧП произошло.
- Какой-то насыщенный у всех вчера денёк был, – заявил Владимир, бесцеремонно влезая в разговор, – я вот ногу на каратэ подвернул.
- Ладно, я так понял, домашку никто из вас не удосужился сделать? – проговорил Евгений.

Все помотали головой, и тут внезапно Владимир отошёл от компании и через полминуты приволок Наташку.
- Наташ, – проговорил он, – как дела?
Та лишь вздохнула и произнесла:
- Опять? Вы вообще учиться когда-нибудь собираетесь, я понимаю Евгений, я понимаю Андрей, я даже Владимира понимаю, но ты Егор?
- А чё я? Вчера столько всего интересного происходило, что просто времени на ненужную чушь, представляющую из себя абсолютно-утомительное решение уравнений, не оставалось.
- Ага, – протянула та, доставая из своей сумки тетрадь, - чтоб через пять минут вернули.

Ребята приняли протянутую им тетрадь и, рассевшись вокруг одной парты, принялись списывать. Как выяснилось потом, не зря, озверевшая математичка проверила тетради и понаставила, всем тем беднягам у кого не обнаружилась домашняя работа, двоек. После чего начала урок в свойственной ей манере: отвлекаться на любой звук прямо посреди фразы.
- Самой последней у них была физкультура, спаренный урок с ашками. Евгений даже в раздевалку не стал заходить, а просто сразу же прошагал в спортзал и уселся на скамейку. Весь урок он смотрел на то, как его класс играет с ашками в футбол.

Он с чересчур безэмоциональным лицом смотрел на всё происходящее, про себя порадовавшись, что вчерашнее разъяснение Геннадию, о том кто он такой, в каком он и его друзья находятся положении и что Евгений может с ними со всеми сделать подействовали. Генка, при одном только взгляде на Евгения, попытался куда-то самоустраниться. Что уж говорить, когда тот на него мрачно посмотрел в ответ. Не прошло и половины минуты, как тот оказался в другом конце зала, пытаясь уговорить физрука отпустить его с урока, по какой-то важной причине. Причём просил он его так настойчиво, что физрук, в конце концов, сдался и, сказав чтобы, тот принес, завтра записку от матери, отпустил его.
- Что, ты с ним сделал? – заметившая поведения Генки, Наташка и оторвавшаяся от какого-то важного разговора о новой коллекции туфелек с Танькой и Викой подсев к Евгению спросила его.
- Просто напомнил ему, что деньги не всегда решают всё, – сказал он и снова пугающе ухмыльнулся.
- Зачем? – спросила та.
- Одним идиотом меньше, – по обыденному ответил Евгений.
- Ты его не покалечил?

Евгений снова ухмыльнулся, а затем сказал:
- Не волнуйся, он получил лишь столько, сколько заслуживал, в конце концов, он всего лишь пешка во всём этом.
- В чём?
- Забудь… в общем он будет в порядке, а к тебе больше никогда не полезет, со своей наркотой и всё же бросила бы ты эту студию.
- Да, что не так-то со студией?
- Плохое у меня предчувствие по отношению к ней. Ладно, проехали, ты сегодня сразу домой?
- Ага, а вечером к нам приедут мои дядя и тетя, и мы поедем в кинотеатр, на новый фильм о супер-человеке. Пойдёшь с нами.
- Неа мне ещё стих для твоей чёртовой студии писать.
- Ну вот опять ты…
- Да, да, да, а ещё кое-какие документы проверить надо, у меня тут намечается интересное расследование, – залыбился Евгений.
- И что на этот раз, убийство, ограбление, пьяная драка.
- Если скажу, то ты не поверишь.
- И не нужно, а то и меня втянешь в это.

Какая Натаха всё же была непонятная. И ведь реально если б он ей рассказал об «Аккорде», она бы против своей же воли поспешила бы помочь Евгению и обязательно спалила бы его раньше времени, а это была бы крайняя не удача. Да и помимо того ещё бы и мозги все вынесла бы, что это он её втянул в это, хотя на самом деле просто не смог остановить. Помним, проходили всё это пару раз.

Когда он вернулся домой и, поев приготовленного матерью рисового супа с курицей, Евгений зашёл в свою комнату и открыв нетбук, мирно покоющийся на письменном столе, воткнул в его USB-порт флешку. Программка, которая на неё была установлена, быстро распознала нетбук хозяина и открыла папку с недавно скачанными файлами. Эту прогу разработал его троюродный дядя, который был хорошим программистом и у которого Евгений её позаимствовал, ну а точнее просто скопировал exe-шник и установил его на свою флешку. В основном он её использовал, чтобы влезать на сервера милиции, но когда он установил на свой нетбук ещё одну дядину программку, необходимость во флешке отпала. Ну да, дядя создавал программы, предназначенные не для слишком легального применения, но ведь ни чего плохого не случилось. Евгений быстро просмотрел файлы и как же был рад, что помимо моментального, обхода всей антивирусной защиты, программа позволяет себя настроить, так как это необходимо. Допустим в первую очередь, она копировала, браузерные файлы со всей историей, паролями, кэшэм и т.д. Конечно, Евгений не надеялся на, что-то хорошее получить из этой информации, ведь в браузере всегда можно отключить сохранение таких вещей, однако всё же рассчитывал хоть на что-нибудь. За тем она копировала вордовские и пдфные документы, хранящиеся на компьютере, а только затем мультимедийные файлы. Таким образом, вся информационная часть диска скопировалась в первую очередь, а весь остальной не такой уж и важный для расследования контент остался на потом. Хотя там могли быть какие-нибудь провокационные видеозаписи, однако зачем кому-то такое хранить на компьютере, который может быть проверен милицией. Но на самом деле, Евгений уже давно понимал, что в милиции есть какой-то свой человек, причём занимающий далеко не последнее звание, и покрывает эту шарагу. Иначе как объяснить отсутствие в отчётах любых упоминаний данной студии? Как и ожидалось, браузерные файлы были пусты, а документы в основном все были о деятельности студии. Но нарыть кое-что Евгению, все, же удалось – это было письмо из МГУ с выражением благодарности и поздравлением об окончании с отличными оценками их университета, госпоже Очаровой и отдельно её брату. В письме упоминалось, то, что руководство университета, послало рекомендательное письмо в Оксфорд, а также в ряд других знаменитых университетов. Проверив дату создания файла, Евгений понял, что файлик был скачан давно, году эдак в 2003, тогда Евгений ещё пешком под стол ходил и, по всей видимости, скачан файл был через электронную почту. Видимо с тех пор он затерялся на компьютере и его обладатель про него забыл. А постольку поскольку Людмила Дмитриевна была человеком не сильно нуждающемся в компьютерных технологиях, то и компьютер был довольно-таки старым. Хотя кто его знает, как этот файл мог оказаться на том компьютере, факт остаётся фактом, нужно проверять этот МГУ, на наличие упоминаний чего-либо. А ещё лучше найти кого-нибудь в сети студентов того же года выпуска и попробовать их расспросить. Этим Евгений и занялся.

Для начала он зашёл на официальный сайт этого университета и просмотрел всю информацию по учащимся. Разумеется, открытых данных по студентам не оказалось. Тогда он начал с простого, просто представившись выпускником данного университета, воспользовался обратной связью. Он написал письмо, о том, как он закончил универ, о том, как он иногда сожалеет, что был не очень хорошим учеником и о том, что хочет устроить своего сына в университет, на платной основе. Ведь дурачок совсем учиться не хочет, троечник несчастный! Через минут тридцать ему ответили (какие отзывчивые), что это было бы не плохо, пусть они со своим сыном приходят летом на следующий год, на вступительные экзамены. В своём ответе Евгений выразил своё счастье по этому поводу и благодарность, а также поинтересовался какие преподаватели ещё остались в университете с момента его выпуска, а именно с 2003 года, чтоб знать, кому написать, чтобы те помогли его сыну в случае чего. Ответ последовал опять спустя какое-то время, но, похоже, его письмо тронуло сидящего там оператора, из прочтения Евгений сделал вывод, что на том конце провода сидит женщина. Она написала о том, что знает одну преподавательницу, которая работает у них ещё с 96, года написала её имя и фамилию и пожелала всего самого наилучшего. Евгений с деловым выражением лица, открыл страницу в Одноклассниках и тут же нашёл страничку довольно-таки старой женщины, однако на пенсию всем своим видом, что был изображён на фотографии главной страницы, она выходить не собиралась. Вот так, знай наших преподавателей, преданы своему делу до конца! Евгений написал ответ, где возрадовался, что Валерия Николаевна, до сих пор ещё работает в этом университете и, высказав своё большое спасибо, закрыл почту МГУ. Затем он в друзьях преподавателя поискал людей закончивших университет в 2003 и, исходя из полученной информации, создал фейковую страницу, с которой написал одной из выпускниц. Судя по содержанию её стены, а так же публикации слишком большого количества личных данных, она не очень то и разбирается в сети. Представившись одним из её сокурсников, имя и фамилию которого взял у друзей, друзей того преподавателя, он быстро выманил из неё, женскую фамилию её матери и подсмотрев её электронный ящик в личной информации взломал его, а за тем и её страницу. Разумеется, надолго он не собирался забирать личную страницу глупенькой дамочки. Теперь Евгений мог официально понадыбать информации из сокурсников и той самой преподавательницы, разумеется, действовать нужно было аккуратно, но Евгений умел работать с людьми. Потихоньку он вытащил из доверчивых мужичков и женщин очень большое количество, слухов и фактов. Большинство из них конечно Евгению были не нужны, однако для отвода глаз он забредал в такие далёкие дебри от нужной ему темы, что никто и никогда не догадался бы, что ему нужно на самом деле. Затем сохранив всю переписку к себе на компьютер, он почистил список контактов и сообщений, а также вернул старый пароль от страницы, чтобы дамочка, которую он взломал, подумала, что это она сделала, что-то не так. Затем он с чистой совестью взглянул на время и понял, что засиделся допоздна, поэтому выключил свой нетбук и улёгся спать. А о том, что его планы идут под откос он ещё не догадывался.

Глава 4 Сбой

Утро не задалось с самого начала, точнее Евгений сначала упал с кровати, затем, встал, начал идти к двери и снова упал. На этот раз от боли в ногах, Евгений забыл про боль в коленных чашечках. Подполз к кровати, взял свои костыли и потащился по намеченным им обыкновенным утренним делам. Одно из них пришлось отложить, на неопределённый срок постольку поскольку выяснилось, что ванну заняла Томка, тогда он пошёл на кухню, чтобы узнать, что чайник вскипятить так никто и не удосужился. Евгений взял чайник с остывшей водой, перелил её в опустевший до половины кувшин, а затем набрал из крана новой. Повернув один из вентилей газовой плиты, он поднёс к соответствующей конфорке зажженную спичку. Газ быстро подхватил пламя спички и образовал, красивый синий цветочек, на который Евгений не замедлил поставить чайник. В школу идти решительно не хотелось, он и решил воспользоваться правом, которое предоставляла справка.

Когда позвонили с «Аккорда», Евгений был удивлён, ведь стихи он должен был отправить по емэйлу завтра. Однако его просто пригласили на собрание участников, сегодня вечером, он согласился и продолжил бороздить интернет дальше.

В шесть часов Евгений надел свою куртку и направился к остановке. И, правда, в комнате отдыха было огромное количество народу. Евгений вошёл в кабинкт Людмилы Дмитриевны, та привычно сидела за своим столом, а возле неё чуть за спиной стоял огромный двухметровый короткостриженный мужик, больше похожий на вышибалу. Евгений сразу же догадался, кто это но лишь мило улыбнулся и сказал, что стихи уже готовы.
- Проходи Евгений, – проговорила Людмила Дмитриевна, Евгений прошёл внутрь, – знакомься это мой сын Алексей, – она указала на «вышибалу».

«Я знаю», - чуть не сказал Евгений, но во время, остановившись, проговорил:
- Очень приятно, – Евгений протяну Алексею руку, – Евгений Котов. Я вижу, сегодняшняя сделка прошла на ура, – добавил он, обращаясь к Людмиле Дмитриевне.
Евгений подошёл к мусорной корзине и выкинул листочки со стихами.
- Что? – непонимающе проговорила Людмила Дмитриевна
- Да нет ни чего, я вижу, Вы кого-то ждёте.
- Да, мы ждали тебя, нам бы хотелось поговорить о твоих привычках.
- Ох, ну так как?
- Чем ты любишь заниматься? Почему ты решил вступить в «Аккорд»? - продолжала Людмила Дмитриевна.
- Знаете ли, – сказал Евгений, потихоньку пятясь к двери, – раньше меня мама называла «педантичным», я тогда понятия не имел к чему это…
- Евгений, давай не будем ходить вокруг да около, – говорила Людмила Дмитриевна, – это ты установил шпионскую программу на мой компьютер? Ну и как, нашёл какие-нибудь сведения?
- Вы знаете, – уже открыто повернувшись и пройдя к двери, заявил Евгений, – у меня утюг в доме внезапно стал не выключенным, лучше мне уйти.

Евгений повернул ручку двери и уже намерился её толкнуть, для того чтобы выйти, как почувствовал резкий удар и боль по спине, который ему помог вылететь за дверь. Он пролетел коридор  и упал прямо на ковёр открытого напротив зала отдыха, где все участники уставились на Евгения. Тот поднялся, не без помощи костылей, которые всё это время держал в руках и, отыскав взглядом, нужную ему девушку хромая подошел к ней.
- Наташа, пошли – сказал он Наталье – нам нужно…

Но его перебили, резко схватив за плечо и повернув к себе. Его держал тот самый бугай-Алексей. А к нему подходила Людмила Дмитриевна.
- Вот господа, наглядный пример, – проговорила она, – что с вами будет, если попытаетесь рассказать, что-нибудь из увиденного сегодня.
- Да, – протянул Евгений, – я отличный пример для подражания, в отличие от этой дамочки, – обратился он к удивленным не вольным зрителям. -  Наркоторговля, убийства, а чем Вы мне собираетесь угрожать? Вы же даже не удосужились ничего обо мне узнать. А Людмила Дмитриевна? Или может быть мне Вас называть Вероника Очарова? Или какая там у Вас была фамилия, до переезда вашего дедушки в Россию?

Внезапно, Евгений почувствовал, как Алексей схватил его за шею и начал поднимать вверх. Евгений сал задыхаться от нехватки кислорода, но всё равно говорил.
- Я бы не советова… кх… Лёшенька. Если я умру, то видеозапись, которую транслирует моя мини-камера прямиком на доверенный компьютер, окажется в руках правоохранительных органов, и тогда-то вам даже свои люди там не помогут. Конечно, я мог бы отправить эту запись и потом, но доставлять вам трудности я не планирую, однако если вы меня убьёте, то тут будут не только трудности, согласитесь, да? Полагаяю… кхе… кхе… я…
- Полагаю, он уже победил, – услышал Евгений голос Наташки.
- Отпусти его, – проворчала Людмила Дмитриевна и тут же Евгений, словно бы рыба, оказавшаяся в море начал судорожно глотать воздух.
- Натаха, – глубоко дыша и еле держась на костылях, которые он и сейчас всё это время не отпускал, проговорил Евгений, – мы уходим, – и направился в сторону выхода, а Наталья быстро последовала за ним. У выхода он остановился и, оглянувшись на опешившую толпу певцов, музыкантов и писателей проговорил, – вам бы следовало сделать тоже самое. А Вы Верочка, – он оглянулся на Людмилу Дмитриевну, – передавайте привет Леору, говорят ему, там доставляет неприятности какой-то ряженный, пусть хоть о Вас не беспокоится, Вам их больше никто не будет доставлять, – Евгений улыбнулся той самой получеширской ухмылкой и они с Наташкой вышли из помещения на лестничную площадку.


- Серьёзно? – спросил Евгений Наташку, когда те пришли к нему домой и ввалились в его комнату. – Слова Раса сказанные его убийцам которых он же и послал?
- Я вижу, ты тоже читал этот комикс, – обрадовано улыбнулась Наташка, – ты не замечал, мы с тобой интересуемся одними и теми же вещами.
- Вот, только я читал эти комиксы исключительно в познавательных целях.
- Ну, ну… конечно.
- Ну, должен же я знать, кому подражает этот Ваш Красный Барс и другие похожие неадекваты.
- Ладно, что ты планируешь делать с видеозаписью? – спросила Наташка.
- С какой?
- Ну с той, которой ты угрожал этой…
- Ааа… - Евгений рассмеялся - … я блефовал.
- Что?
- Ну да, я не планировал, что меня раскроют так рано, видимо, госпожа Очарова очень догадлива.
- Ты не возможен. Ну и что ты собираешься делать?
- У меня есть, кое-какие мысли, однако я в них не уверен… Так, ладно слушай, для начала она знает, что ты со мной заодно, а это значит, что тебе может угрожать опасность
- Не волнуйся за меня…
- Я и не волнуюсь.

И пока Евгений и Наталья обсуждали, как же им быть в это время их сверстник, Генка сидел в кабинете Очаровой и как на допросе отвечал на заданные ему вопросы.
- Так значит, ты говоришь, что он заметил, то когда ты пытался подсунуть наркоту той девчонке?
- Ага, и пообещал рассказать своему брату, который работает в милиции, ну мы с ребятами и решили его поучить.
- Так, а что потом?
- Я… я…
- Почему ты его так боишься?
- Я Вам говорю он не человек.
- То есть, ты хочешь сказать, что Евгений Котов инопланетянин?
- Эээ… я не знаю, я только знаю что он чудовище.
- С чего ты это взял.
- Когда, я вышел с вечеринки, которая в очередной раз закатила Дудочкина, ну обещал я родокам домой пораньше вернуться, я увидел парня ну я и спросил у него сигаретку, а он кивает мне и в карман лезет. А когда я к нему подошёл, он поднял лицо, которое до этого я не видел, а это он Котов и лыбиться так стрёмно, а потом берёт один из своих костылей, которые я до этого не заметил, и прям мне по башке им заезжает.
- И всё?
- Конечно же, нет. Когда я очнулся, то оказалось, что эта тварь меня в подвал приволокла. Ну я попробовал пошевелиться, оказалось что он меня привязал к стулу, а сам стоит о чём-то по телефону базарит, а когда заметил что я очнулся, повернул ко мне голову и сказал:
- В общем, я скоро буду, – потом он убрал телефон и продолжил, – привет Геночка, а я-то жду когда ты очнешься.

Ну, я такой на него посмотрел, а потом говорю.
- Ты чё, сука, проблем захотел!
- О, никаких проблем, я их никогда никому не доставляю.
- Блять, развяжи меня!
- Не, не, не чтоб ты потом совершил, аморальный поступок и напал на инвалида, – он посмотрел на свои грёбанные костыли и снова ухмыльнулся той стрёмной улыбочкой, а затем сказал, – откуда у тебя наркотики, хотя можешь не говорить я всё знаю, как там твоего дружка звали, вроде бы Анатолий, ну тот, что сидит за изнасилование Катьки.
- Он мне не друг больше.
- О да, конечно, после того, как он тебя избил и того что сделал с твоей девушкой. Вот только меня этим не обманешь, – он пододвинулся ближе и взглянул прямо в мои глаза, я клянусь, он так в них смотрел, будто бы что-то оттуда считывал, я Вам говорю, он не человек!
- Так о чём я, ах да это же он тебе предложил дать ей наркотики, да? А потом ещё и отвалил тебе кругленькую сумму, что бы ты молчал, вот только не от всех можно скрыть правду деньгами, Катька не стала молчать и сдала его, а тебя героем посчитала. Вот только чё ты так её боишься, а? Да не рассказывай ты я всё и так знаю. Как знаю, то что твой приятель Лёха, тот что мне левое ребро сломал и Наташе чуть голову не отшиб, на прошлой неделе угнал крутую иномарку, угонщика так и не нашли, но я могу помочь следствию. Ах, ещё Витёк да, а ты знал, что он месяц назад в банду крыс вступил, не отвечай, конечно же, не знал, вам же правильным пацанам они противны. Хотя да, дибилы ещё те, но я не об этом. Я просто о том, что я всё про вас знаю, и я хочу, чтобы вы держались от меня и от моих друзей подальше.
 - В этот момент его зрачки словно у демона из того сериала, побелели и я понял что он просто считывает мои мысли, как книжку какую-то, а потом он снова взял костыль и снова отправил меня в бессознанку. Очнулся я в том же переулке где он меня и схватил, а на следующий день я его в школе видел, у нас тогда урок, спаренный по физре с их классом был и он там, на скамейке сидел, я как его увидел сразу свалить захотел, а он ещё так на меня посмотрел, что я не выдержал и побежал умолять физрука отпустить меня.
- Ладно, Гена можешь идти, – сказала Очарова, Геннадию, а затем, когда он вышел, обратилась к рядом стоящему сыну, – хм, значит, мы имеем дело с ещё одним сверхчеловеком, который мысли умеет читать, что ж я думаю, если  мы надавим на него там, где нужно, он сам к нам на коленях приползёт. Тем более я знаю отличный сплав, защищающий от проникновения в мозг посторонних.


Спустя пару дней Евгений хоть и не без боли в ногах, свободно перемещался уже без костылей, он шёл по улице, говоря с кем-то по мобильнику
- Хорошо, Мария Андреевна, это Вам спасибо, – он выключил телефон и, положив его в карман, достал ключи и открыл дверь своего дома.

Сегодня дома никого не должно быть, однако, только взглянув на прихожую, он понял, что в это не так. Он закрыл дверь, положил ключи и направился в гостиную. Картина, которую он увидел в гостиной показалась ему досадной. На его любимом диванчике сидела госпожа Очарова, а подле неё стоял её сынок. Оба были одеты по-осеннему и даже шапки не сняли. Заметив Евгения, Очарова встала и сказала:
- Ну, здравствуй, Женя.
- Ага, и Вам не хворать.
- Ты должно быть, очень горд собой раз думал, что сможешь нас перехитрить.

Евгений хмыкнул и проговорил:
- Вам чего? Проникновение на чужую собственность является преступлением, да я вообще-то Вас сейчас убить имею право.

Госпожа Очарова удивилась, а затем рассмеялась, когда же она заметила, как Евгений бесцеремонно прошёлся по комнате и кинул куда-то в сторону, сумку она сказала:
- Женечка, неужели ты не понимаешь, с кем ты связался?
- Неа, объясните же мне.
- Ты думаешь, что я всё так оставлю? Мы о тебе всё выяснили. Мы выяснили то, где работают твои родители, мы выяснили где учатся твои брат и сестра, мы выяснили всё о твоём двоюродном старшем брате, неужели ты думаешь что сначала они не лишаться всего того что нажили непосильным трудом, а за тем ты лишишься их.
- Чего Вам от меня-то нужно.
- Геночка, твой школьный приятель, нам многое поведал о твоих способностях.

Евгений поперхнулся.
- Да, да, – заметив это проговорила Очарова, – мы всё о тебе знаем и нам бы не помешали твои способности, так что я дам тебе пару дней на размышления, а затем если ты не придёшь к нам в офис, то я лишу тебя всего, что тебе дорого, а потом мои люди убьют и тебя.
- Это всё? – поднял бровь Евгений, – спасибо я подумаю над Вашим предложением.
- Ах да, твоя подружка Наташенька, хорошая певица, думаю, ей стоит держать язык за зубами, но мы ещё к ней наведаемся.
- Не смейте,  - прошипел Евгений, – она здесь не причём.
- Если ты не выполнишь наш уговор, то резко станет причём. Пошли Лёша.

И эти двое вышли в прихожую, а затем Евгений услышал хлопок входной двери. Евгений бухнулся на диван, прикрыл глаза, затем открыл их, достал свой мобильник и, набрав номер, проговорил.
- Алло Андрюх, позови, пожалуйста, Кристину.

Когда Евгений услышал голос сестры Андрея, произносивший «Что такое Жень?», он ответил:
- Помнишь, ты рекомендовала моей маме психолога из вашей больницы, он точно знает своё дело?
- Да, а что-то случилось?
- Можешь помочь мне кое с чем.

Глава 5. Мафия

Как же он ненавидел самого себя, за то, что подвергает своих родных опасности. Как же он ненавидел, самого себя за то, что подвергает своих друзей опасности. Но что он мог поделать, он должен был сидеть как обозлённая на всех госпожа Очарова становиться новым городским мафиози? Как вся городская милиция становиться подконтрольной ей? Как честные милиционеры оказываются безработными? Как при помощи детей она продаёт сильнодействующие наркотики? Или, в конце, концов, доводит до самоубийства тех кто, узнав об этом, побежал бы в милицию? Он отчётливо помнил те картинки, которые его воображение создавало в его мозгу. И вот госпожа Очарова шантажирует и Евгения. Евгений сразу же понял - поистечению двух дней он явиться в офис Очаровой, он понятия не имел, чего та хотела от его способностей, но он сделает это. Но перед этим нужно поговорить с друзьями и кое-кого предупредить, а к кое-кому наведаться в первую очередь.

Отца госпожи Очаровой действительно звали Дмитрием, но его род происходил, совсем не из России. Он был наследником, одного английского рода аристократов, которые сделали своё состояние сначала на первой мировой войне, а затем на второй.  Евгений понятия не имел, какой из сторон они продавали своё оружие, возможно даже обеим, Евгений знал только одно, именно они были одними из тех, кто начал жить очень хорошо после войны. После войны дедушка Дмитрия, Джек взял новую фамилию, постольку поскольку старая была слишком всем знакома. Фамилия была невзрачной, и до боли обыкновенной – Смит. Так вот Джек Смит повстречал свою первую настоящую любовь, которой и являлась богатая эмигрантка из России. Они быстро сыграли свадьбу и родили дочку, которую впоследствии назвали Аделаида. Жили они, не тужили, и вот как-то в один из прекрасных дней повзрослевшая Аделаида Смит сбежала в Россию в маленький городишко, который был, воздвигнут между реками Волгой и Черемшаном, вместе с каким-то обычным работягой, оставив своих родителей и младшего брата. Где-то во время холодной войны и родился Дмитрий, который тут же стал самым хулиганистым мальчиком. Впоследствии он связался с дурной компанией и к тому моменту как он с одной из юных красоток зачал Веронику, которую, счастливые родители решили назвать в честь прапрабабушки. Росла Вероника умной девочкой, к тому времени их богатые родственные корни дали о себе знать и когда Веронике исполнилось десять, к ним приехал её дядя сын брата бабушки. Приехал не один, а вместе с женой и сыном. Он пообещал помочь семье Вероники, которая и без того жила неплохо. Он рассказал, что его назначили советником мэра одной английской области, которая волею судьбы находилась в России. Там было всё совсем плохо, так как город и пара прилегающих к нему деревень были английскими, а находились они в центре России. Закон там был не властен, постольку поскольку властям Англии было слишком затратно управление в нём, а самоуправление обычно ведёт к неприятным последствиям. К тому же не желающее создавать на почве вмешательства в дела другой страны конфликтов, правление России решили оставить всё как есть. И вот в этот город дядя Вероники со своей семьёй направлялись. Со своим двоюродным братом Вероника сдружилась быстро, они долгое время общались, и даже когда родственникам пришло время, уезжать, они всё равно не теряли связи.

Когда Веронике исполнилось двадцать, наступили лихие девяностые и тут-то её отец, Дмитрий почувствовал что сейчас можно поднять популярность в глазах родственников и быстро, не без помощи связей, поднял огромное состояние и стал современным олигархом. Дочь он отправил учиться в Москву, где при поддержке своего уже тоже повзрослевшего брата она быстро получила три высших образования. Экономическое, юридическое и педагогическое. Ещё с самого детства Вероника мечтала управлять своими сверстниками и на протяжении всей жизни вынашивала план, за осуществление которого она взялась, вернувшись из Москвы. Погибший к тому времени в тюрьме отец оставил ей и её матери всё своё наворованное состояние. Мать Вероники, которая по молодости была женщина не очень заботившаяся о своём здоровье, спустя пару лет постиг сердечный приступ, и Вероника осталась одна. Ну, точнее не одна ещё в Москве она обзавелась стройной очередью красавчиков. Но выбрала из всех них - Валентина. Когда она вернулась в Димитровград, то на руках у неё уже был сын – Алексей. К тому времени её двоюродный брат Леор крепко обосновался в том городишке и под началом отца взял власть в Фотефелсити в свои цепкие руки. Они продолжали общаться, но уже не так часто как в юности. Вероника, взяла новую фамилию, сменив невзрачную отцовскую на ту, которая больше нравилась ей. В первую очередь она была очень созвучной с фамилией её прапрадеда, который как рассказывал отец Леора, умер при весьма загадочных обстоятельствах, то дело не смог распутать даже самый на тот момент известный сыщик. Но она всё равно гордилась историей своей семьи, хоть многие бы и осудили бы эту самую семью.

Свой план она начала приводить в действие, когда ей стукнуло тридцать два. Она организовала студию «Аккорд», в которую привлекала молодые таланты. Ребята, которые хорошо писали музыку и стихи или имели хороший голос, сразу же увидели в этом отличные возможности. Прикрытие было готово, а так же потенциальные распространители наркотических веществ. Вот тут-то и помог Леор, который был очень обрадован тем, что его сестрица решила захватить город. И так был налажен торговый наркотический маршрут. Препараты, которые изготавливали в Фотефелсити, были запрещены во всём мире, и их распространение могло закончиться плачевно. Однако к тому времени, Веронике, которая вместе с фамилией взяла, и новое имя, удалось обрасти связями, которые и помогли её человеку занять хорошую должность в местном управлении. Из всех документов волшебным образом исчезала любая информация о студии, а хорошие слова и деньги, подсунутые куда нужно, заставляли держать рты закрытыми.

Естественно догадливых было не так мало и те, кто не затыкался при помощи денег или угроз, в один день уверялись то, что те самые угрозы не были пустыми. А после того как они получали отворот поворот в милиции, где их во время встречали нужные люди и вовсе понимали то что жить больше не смогут. И Евгений когда это понял, уже не смог остановиться.


Генка познакомился с Анатоликом в пятом классе. И хоть Анатолий учился в то время в седьмом, они стали друзьями не разлей вода. Когда Генка понял, что Анатолий возжелал его подружку Катьку, тот ему чуть морду не разбил. Однако когда Геннадий осознал, что та залетела от него и что скоро станет отцом, так и не достигнув совершеннолетия, чуть с крыши не сиганул. И тут пришёл на помощь Анатолий. Генка знал наклонности друга к девочкам младше его, к тому же Катька уже давно достигла возраста согласия, однако это не уберегло Анатолика от тюрьмы, но зато у неё случился выкидыш. Генка прослыл героем, который пострадал от рук маньяка, которого считал другом, да ещё и денег получил от этого маньяка. Когда с ним связались люди Очаровой, по рекомендациям того же Анатолия, Генка очень удивился. Однако когда те предложили заняться бизнесом, подсаживая ребят на наркоту, а затем продавать её им же, Генка согласился. Он даже некоторых хорошо знакомых пацанов привлёк к этому делу и так у него начали водиться свои деньги. Он очень испугался, когда Евгений обнаружил то, что он пытался подсунуть товар Наташке и когда тот сказал, что всё расскажет брату, работающему в милиции, то понял, что нужно хорошенько его напугать. Только потом он осознал, то, что Евгений мог подать на него в суд, но человек Очаровой пообещал его родителям, что наймёт хороших адвокатов, что странно со стороны Евгения не последовало никаких действий. Однажды его в пустом коридоре поймал Владимир и пообещал их с его дружками хорошенько искалечить, если они ещё раз полезут к его друзьям. А ещё что он этого не сделал прямо сейчас, Геннадию нужно благодарить Евгения, который строго настрого запретил всему классу трогать мерзавца. И только потом Генка осознал, что Евгений сам хотел отомстить и мстил он изящно. Ударил Евгений Геннадия только два раза и оба раза для того чтобы нокаутировать своего обидчика. Евгений просто рассказал Генке всё, все его грешки, все грешки его друзей. Но, конечно же, это было не так, грешков у них было намного больше, Евгений лишь перечислил, то, что было недавно. А этот идиот взял и проболтался об этом Очаровой, ну ни чего он поплатиться за свою ошибку.

Генка шёл в школу, ему капец как не хотелось этого, но он все, же тащился по холоду. Сейчас как раз пошёл первый снег, и была жуткая холодина. Внезапно его окликнули:
- Генрих восемнадцатый, мне не очень понравилось твоё поведение.
Генка оглянулся на возглас и обнаружил парня в длинном чёрном пальто, на голове его красовалась украшенная красно-фиолетовыми полосками синяя шапочка, с белыми лямками и красным бубенчиком на затылке. Это был Евгений, который стоял уже без своих костылей и смотрел прямо в его глаза.
- Ну, я ж поставил тебе условие, – сказал он, – если кому-нибудь проболтаешься, то мне придется тебя отдать в руки правоохранительных органов. Вот я и держу обещание.
- Чего? Я ни кому…
- Заткнись и стой на месте! Если будешь сотрудничать со следствием, то я договорюсь о том, чтобы тебя оправдали. Если же нет… а знаешь, бывал я как-то в детской колонии, да, да я сидевший, там не плохо кормят и даже погулять во дворике разрешают.
- У тебя на меня ничего нет!

Евгений лишь громко хохотнул и сказал:
- Знаешь, если знать где, зачем и что капать, можно так много нарыть. Свидетель там, свидетель здесь. На углу Лермонтовой, да, да это там где тебя побил Анатолик, есть небольшой магазинчик, который был не замечен милиционерами, ну кто их упрекнёт, вину они и без этого доказали, так вот магазинчик оснащён системой видеонаблюдения и одна из камер направлена на вход, и… о, угадай что она ещё захватила в своё поле зрения. Как же тебя бьёт злодей, а потом бедная Екатерина пытается тебя заслонить от него, а что делаешь ты? Не отвечай всё на камере видно, ты поднимаешься с тротуара и подходишь к девчонке сзади, прижимаешь небольшую тряпочку к её рту и Вы вместе утаскиваете её к машине Анатолика, – Евгений натянул ту самую ухмылку, – попал ты Геночка, и ты у меня будешь сотрудничать, я тебе обещаю.

Внезапно, Генка услышал звук милицейской сирены и, поняв, что его ждёт, быстро помчался прочь, лишь слыша звонкий смех Евгения позади себя, который перебивал приближающийся звук сирен. А потом его схватили.


Евгений возвращался домой поздно и по пути зашёл в небольшой магазинчик купить лимонаду, он подошёл к продавщице, купил у неё небольшую бутылку колы и вышел на улицу. Он прошёл вдоль живописного фасада и, пройдя мимо целующийся парочки, открыл бутылку. Они, наверное, очень радовались, ведь Евгений ещё с утра смог умело ускользнуть из-под их глаз, а сейчас, когда он вернулся и они обнаружили, что их объект на месте их счастью не было границ. Евгений устало повернул замок двери дома и, пройдя в свою комнату, улёгся спать. Завтра ему нужно будет снова идти в змеиное логово, хоть сегодня он немного отдохнёт. Но уснуть у него не получилось, внезапно зазвонил его телефон, а когда он ответил, то услышал голос Очаровой:
- Остался ещё один день Евгений, не подводи своих близких
- Я их не подвожу, – проговорил Евгений, – а, то - что Вы мне ими угрожаете, делает Вас ещё ниже. Я выполню Ваше условие, и не думайте, что я принесу Вам неприятностей, я никогда никому их не приносил.
- Это мудрое решение, Евгений.
- Не сомневаюсь.

Евгений выключил мобильник, но уснуть смог только ближе к двенадцати ночи.

Глава 6. Не помеха

Владимир встретил Евгения, как раз тогда когда он направлялся к остановке, чтобы сесть на автобус, маршрут которого пролегал через «общественный» район.
- Да именно эти точки, – говорил Владимир.
- Ладно, спасибо Вов, – ответил Евгений и набрал номер Наташки, – Натах я пересылаю.
- Ладно, Жень, но ты точно уверен, что хочешь пойти?
- Да по-другому никак.
- Хорошо до связи, - сказала Наташка и отключилась.

Евгений спокойно сошёл с автобуса, но идти, никуда не спешил. Когда из автобуса вышел мужчина, он подошёл к нему и заявил.
- Дядь, зажигалки не найдётся, а то я свою посеял, когда был на проспекте Марка Твена, ох Вы может, видели это? Ведь Вы тоже там были и всю остальную дорогу, где я б не был. Так что прекратил, следить за мной или я разобью твою башку вот об этот булыжник, – Евгений показал на булыжник, лежащий рядом с левой стенкой остановки и демонстративно развернувшись, пошёл прочь.

Зайдя в здание, где снимала помещение студия «Аккорд». Он поднялся на второй этаж и даже не постучавшись, вошёл в кабинет Очаровой. Там были Очарова, собственной персоной и её сын Алексей, на обоих были напялены те дурацкие шапочки, в которых они были дома Евгения.
- А вот и ты Евгений, а мы тебя ждали.
- Окей, чё надо?
- Нам, нужны твои необычные способности?
- Какие из? – поднял бровь Евгений.
- Те, которые помогают тебе знать мысли людей.

Евгений создал удивлённое выражение лица
- Что?
- Ну ты же как-то читаешь мысли ведь так?
- Чтение мыслей? Вы в курсе, что это научная фантастика?
- Да ладно тебе Евгении, нам Геннадий рассказал, как ты с лёгкостью прочитал его мысли. Сейчас сюда войдёт одна девочка, и ты нам продемонстрируешь, на ней свою способность.

До Евгения минуту доходило сказанное, и всё это время у него было наитупейшее выражение лица, после чего он заржал во весь голос. Смеялся он долго, так долго, что Евгений сам не мог сказать сколько, но когда закончил, проговорил:
- Ну и шутки у вас, – он посмотрел на серьёзные лица Очаровых, которые выглядели достаточно тупо в этих шапках, – вы серьёзно? – изумился он. А затем снова начал смеяться и сквозь смех прорывались слова, – серьёзно и я считал её противником… телепатия блин… и шапочки эти дурацкие вы напялили, чтобы защититься от моих «сверхспособностей», ой бляха… Умора-то, какая…
- Ну, всё хватит! – рявкнула Очарова, Евгений пару раз ещё хихикнул, но смеяться прекратил, – ты считаешь меня смешной?
- Ну, учитывая всё это… Ладно давайте я вам докажу, что ваша «сверхзащита», не работает.

Очаровы переглянулись.
- И так, Верочка, сегодня Вы проснулись не свет не заря, предполагая, что Ваша жизнь просто прекрасна, Вы разогрели вчерашнюю гречку и, разбудив Лёшеньку, который мерно спал в соседней комнате, начали трапезу. Затем, Вам позвонил один из Ваших инвесторов, который почему-то что-то Вам сказал про то, что он решил прекратить Ваше финансирование. Вы лишь усмехнулись и направились к выходу. Вашу пуховую курточку, которая пришла к Вам неделю назад, по специальному заказу из Италии, фирма кажись «Вестити ве билеца», если я правильно знаю испанский, Вам помог одеть Лёшенька. Затем он, как и обычно довёз Вас до вашей работы, Вы попросили его остаться и тут к Вам на мобильник позвонил ещё один инвестор, который прекратил финансирование и смска от сбербанка, что ваши счета заблокированы. Вы подумали, что это какая-то ошибка. Потом Вам позвонил Ваш человек, который сообщил, что я направляюсь к сюда, и Вы решили, что разберётесь с этим потом. В дверь вхожу я, и Вы такие здесь сидите в дурацких, -  Евгений хихикнул ещё раз, – шапочках, думая, что вот сейчас разберётесь с очередной помехой и прижмёте всех этих инвесторов и наругаете руководство сбербанка.

Обозлённая Очарова стянула с себя шапку и произнесла:
- Как?
- Да всё просто, я знаю то, что Вы развелись со своим мужем ещё десять лет назад. А Лёшу вырастили сами и поэтому логично предположить, что он живёт у Вас. На счёт гречки, ещё понятнее, вон у Вас на кофточку одна крупица упала, куртка… тут вообще всё просто Вы бирку забыли с неё снять, да даже если бы и не забыли, то у моей тёти такая же. А вот на счёт звонков и блокировки счетов, то это я постарался, видите ли, инвесторы и банки не работают с уголовниками.
- Что, ты…
- Это называется «индуктивно-дедуктивное мышление», Артур Конан Дойл в своих книгах это называл «дедуктивным методом».
- Ты… ты… - протянула Очарова и сказала, – ты не должен был мешаться, теперь вся твоя семья… - Очарова тыкнула какую-то кнопочку на своём телефоне и проговорила, – устраните цели. Ну что Женечка, – обратилась она к Евгению, – теперь ты не такой смелый? Твоя мать, которая только, что выходила с автобуса была нечаянно столкнута, на проезжую часть, где её сбила проезжающая мимо фура. На твоего отца было произведено нападение в переулке Менделеева, где его избили до смерти. Твою сестру, Тому убил её парень, с которым она познакомилась пару дней назад. У твоего младшего братика, было найдено сильнодействующее наркотическое средство. А твой старший двоюродный брат был вызван в кабинет начальника и был странным образом убит. И о… да, у тебя дома, что-то с газовой проводкой, а там как раз твоя подруга Наташенька, – Очарова ухмыльнулась. - Ну что ты теперь скажешь умник? Ты уяснил, что ты мне не помеха, я могу отнять всё у любого человек!

Евгений стоял молча. Свой грозный взгляд он устремил на Очарову. А затем натянул свою фирменную улыбку и пообыденному спросил:
- Вы всё?

Очарова аж закашлялась от такого заявления.
- Можно теперь я расскажу, что случилось? Молодой человек, который долгое время ожидал кого-то на остановке, возле парфюмерной фирмы, где работает моя мать, сегодня утром был задержан отрядом ОМОНа, как и его друг, угнавший с соседнего завода грузовую фуру. Группа гоповатых подростков, что-то бурно обсуждающих в переулке Менделеева, с утра была поймана недавно проезжающим мимо патрулём. Мимо с тем ресторанчиком, в который решил пригласить свою новоявленную подружку один парень, которая и была моей сестрой, проходил мой друг Владимир, он быстро научил парня уму разуму, когда тот попытался прирезать сестру его друга. Юлия Александровна, учитель младших классов, которой я позвонил накануне и попросил присмотреть за Сашкой, вдруг обнаружила, что кто-то из его одноклассников, понятия не имею кто, думаю, скоро узнаю, что-то засунул ему в портфель. Думаю, она не замедлила вызвать правоохранительные органы. Сергею Котову поступила информация, о том, что его начальник Валерий Николаевич, работает на террористическую организацию и тот сообщил в вышестоящие инстанции. К слову сейчас там проходит глобальная проверка и выявляется, кто брал у Вас взятки и кого Вы заставляли помалкивать. И да, Вы гордитесь тем, что взорвали мой дом? Я Вас огорчу, у молодой парочки, которая вчера там стояла весь день, что соседи вызвали милицию, обнаружили взрывное устройство, которое они зачем-то таскали в своей сумке. Ни кого не забыл, ах да. Вчера Генка Паромов, дал против Вас показания милиции. А с Людкой Арлагиной, поработал хороший психолог, которого порекомендовала мне, сестра одного моего друга. А и ещё кое-что, у Вас в компьютере интернет есть? Да знаю, что есть, – Евгений достал телефон и произнёс в него, – Натах включай. Вы видимо не в курсе, что не все вирусы, можно удалить Касперским? Программа, что я Вам установил одна из таких.

Из колонок компьютера Очаровой донёсся голос Марии Меловой корреспондента Единичного канала.
- Позавчера вечером надёжный источник сообщил нам о мафиозной организации, которая начала свою деятельность в небольшом городишке, в Ульяновской области. Эти шокирующие кадры к нам прислал очевидец, который стал жертвой главы этой организации.

Колонки воспроизвели разговор, дневной давности, когда Очарова и Алексей, проникли в дом к Евгению и пытались ему угрожать.
- Вы думали, что если в первый раз я блефовал, то во второй раз я этого не учту? Вы действительно считали, что я не смогу рассекретить всех Ваших людей? Конечно, я лишь предположил, где они могут быть, а вот мой друг, о котором Вы и не подозревали, уже проверил мои теории мест расположения засад на практике. И Вы знаете, почти все они оказались верными, мне лишь оставалось передать данные Наташке, которая сделала пару наводок в милицию и вуаля, преступники пойманы и задержаны. И вот что самое странное, из их гарнитуры, которая была изъята при обыске, вдруг не с того не с сего раздаётся Ваш голос, который приказывает устранить цели. Представляете, какое это производит впечатление вкупе с предоставленными мной данными?

Евгений продолжал ухмыляться.
- Да, я Вам не помеха и я не люблю никому мешать, если я кого-то хочу устранить, я этого добиваюсь, я иду к цели напролом, пока она не будет достигнута. Понимаете, я не кому не доставляю проблем или неприятностей, любую проблему можно решить, с тем, что я делаю справиться не возможно, запомните это на будущее.

Из компьютера продолжал раздаваться голос Меловой:
- Оказалось, то, что госпожа Очарова, принимает поставки запрещённого наркотика из Фотефелсити, от своего брата преступного авторитета известного как Леор.

Уголки губ Евгения поползли ещё выше.
- Ну а Вы доставили, конечно, проблем, этому городу, этим детям и мне. Ах, ну да, ещё своему братику Леору, совсем чуть, чуть. Как это ни по-родственному, у него там и без Вас проблем хватает…

Евгений оглянулся на дверь и проговорил.
- С минуты на минуту, здесь будет…

Но договорить он не успел, он почувствовал сильный удар по носу и упал. По лицу потекла горячая струйка какой-то жидкости, которая попала ему на губы, а за тем капнула на, так и не снятое Евгением, пальто. Он посмотрел на обидчика. Над ним возвышался Алексей.
- Я сотру эту поганую ухмылку с твоего лица, – услышал он голос Очаровой, – Лёша прибей его.

И Евгений почувствовал ещё один удар и ещё один, но он не переставал ухмыляться, а наоборот пытался растянуть улыбку ещё шире. В этот самый момент дверь кабинета вышибли, и наряд милицейских схватил Алексея и Веронику Очаровых.
- В соответствии с пятьдесят первой статьёй конституции, – услышал Евгений усталый голос Серёги, – вы имеете права не давать никаких показаний против себя или своих родственников. Так же Вы можете вызвать своего адвоката на допрос, если у вас не хватает средств, то государство вам предос…
- О господи избавьте меня от этих подробностей, – прошипела Очарова, – просто заканчивайте скорее.
- Ребята выведите её, – Серёга подошёл к Евгению и помог тому подняться, – ну как ты? – спросил он.
- И с чего это ты в американских копов разыгрался? – еле слышно пролепетал Евгений.

Серёга лишь посмеялся и сказал:
- Ладно, пошли домой умник, ни на секунду тебя без присмотра оставить нельзя, твои родные уже распереживались.

Эпилог

- Ты как? – спросила подсевшая к нему за парту Наташка
- Норм, а что? – сейчас была перемена перед дурацкой алгеброй, а все мысли Евгения были забиты чем-то непонятным
- Опять, что-то надумал?
- Нет, – соврал Евгений.

 С тех пор как он разобрался с Очаровой, прошло два месяца, и Евгений умудрился влезть в дела одной террористической организации, называющей себя «Тень». Он долго продумывал ходы и решил ударить по ней, но не учёл кое-чего одного, они вычислили, что ими интересуется кто-то из этой школы и поэтому Евгений раздумывал план.
- Ладно, ща математичка припрётся, орать начнёт, давай уже к уроку готовиться.

На следующей перемене они шли с Андреем в библиотеку и Евгений пытался доказать своему не слишком умному другу теорию возникновения жизни, а тот пытаясь спорить приводил абсолютно глупые доводы, но внезапно в коридор ворвались люди с оружием и в масках и стрельнув пару раз, закричали, что бы все находившиеся в помещении быстро легли на пол. И удивлённые Евгений и Андрей, последовали примеру всех остальных напуганных учеников.

Евгению удалось вывести этих террористов на чистую воду сразу же, как их всех взяли. Оказалось, что за ними стояли далеко не последние люди страны. Дело было передано в ФСБ, а за тем и в международные службы. Евгений предпочёл не светиться на таком уровне, поэтому быстро умыл руки и на какое-то время притих. А то, что он пытался выяснить, в это время, окажется выше даже его понимания.

Конец


Рецензии
пока молча уползаю. вернусь, однако. Трудно читать сплошной текст. А не пробовали разбить на абзацы?

Ольга Вересова   02.07.2015 02:31     Заявить о нарушении
Дык, вроде бы всё по абзацам, только длинным, но всё же совет хороший пойду исправлю.

Гаврилов Святослав   02.07.2015 09:56   Заявить о нарушении