Мерцание. Кошачьи лапки, кошачьи зубки-4

Через час, когда солнце уже заметно распалилось, Василий остановил машину у небольшого дома в тенистой глубине сада. Не успели они выйти, как на дорожке появился мужчина и заторопился к воротам. Мария и Данила уже знали, что в доме живут двое: девочка Иринка и её папа, вот этот самый мужчина, что спешил встретить их. Маленькая семья ещё не свыклась с потерей - чуть более полугода назад умерла мама Иринки.

Девочка закончила первый класс, а папе её только-только за тридцать, в городе его знают как талантливого художника.

Хозяин был рад их приезду и не скрывал этого. С искренним радушием пригласил в дом, стал уговаривать позавтракать.

- Ярослав, ты зря не суетись. Мы уже завтракали в гостинице, - остановил его Дробышев. - Я вас оставлю теперь. Ребята, нужен буду, или понадобится что - звоните, не стесняйтесь. Да я сам вечерком звякну вам.

Проводив Василия, хозяин вернулся и, смущенно улыбнувшись, сказал:

- Я, правда, очень рад вам. Ситуация такая… со стороны, может, оно и смешно даже. А мне… не до смеху, в общем. Главное, беспомощность такая. Кому говорил, - хорошо хоть откровенно пальцем у виска не крутят…

- Нам можете всё говорить, мы пальцем крутить не будем даже мысленно, - улыбнулась Мария. - А ситуация ваша не настолько уникальная, хотя случается такое и не каждый день, слава Богу.

- Да? Вы уже сталкивались с подобным? - с надеждой спросил Ярослав.
- В вариациях. А дочка ваша сейчас где?
- У бабушки, у мамы моей. Я её привезу.
- Пока лучше без неё поговорим.
- Да, я тоже так подумал… Хотите, чтобы я рассказал, как было всё?
- Расскажите, - сказал Данила.

Ярослава тяготила, с одной стороны, невысказанность, непонятость, а с другой - неприятная необходимость опять вспоминать то страшноватое, напоминающее детские страхи, но тем не менее, действительно, случившееся с ними. Данила с Марией понимали его и знали - будет лучше, если он поскорее избавится от этой тяжести.

- Мне иногда всё это такой ерундой представляется - плюнуть и забыть. Но дочка… Ладно, в общем, было это так. Вечером шло всё как обычно: Иринку спать уложил, сам допоздна работал. Около часа, наверно, лёг. Показалось, что только заснул - крик! Глаза открыл - Иринка летит из своей комнаты перепуганная, глазёнки огромные. Запрыгнула с ходу ко мне, трясётся: "Там! Он сидит там!.." Я понять ничего не могу. "Кто?" - спрашиваю. "Не знаю", - говорит и ревёт. Ну, я её на руки взял, и пошли мы смотреть, что случилось. Свет включил - никого. "Смотри, говорю, Ириш, - нету никого. Тебе приснилось что-то?" А она: "Вот тут он сидел", - говорит. Я подошел, одеяло тряхнул, и… край вроде как влажным показался. Гляжу, а угол пододеяльника весь в странных мелких дырочках, вдавлины такие мелкие. Да вы посмОтрите, я покажу. Ну и… всё, пожалуй. Да, еще. Я попытался нарисовать это существо со слов дочки, она говорит, что точно так он и выглядел.

Ярослав раскрыл большой альбом, лежавший на столе. На плотном листе был сделан карандашный рисунок. Толстенькое существо телом напоминало хомячка, но конечности были человеческими - из густой бурой шерсти высовывались маленькие ручки и ножки. Мордочка скрывалась в короткой шерсти, и как угольки горели красные глазки.

- Физиономию его она не помнит, не знает даже видно ли её было. Я делал разные варианты - нет, не помнит.

- Это и понятно, - кивнул Данила. - Даже на рисунке всё внимание притягивают глаза.

- Ярослав, с девочкой мы будем беседовать осторожно, но вы - человек взрослый, сильный, с устойчивой психикой. Поэтому вопросы будем ставить открыто. Единственное - либо не отвечайте, либо говорите искренне, и вопросам не удивляться, не обижаться. Договорились?

- Разумеется.

- Мы знаем, что недавно вы с дочкой пережили большое горе. Как девочка это перенесла? Может, тревожнее стала. Ваши отношения усложнились или наоборот?

- Вероятно, наоборот… Иришка в несколько дней как будто резко повзрослела. В поступках стала ответственнее. Она как будто больше стала понимать, чувствовать, интуитивность такая знаете… ну, как вообще женскому роду присуще. Вот приду с работы, в душе усталость… будто выжали всего - Иришке не говорю и не показываю, вроде. А она знает, чувствует. Да вы же про другое, наверное.
- Нет, не про другое. Вы с ней стали ближе?

- Да, безусловно. Только вот после этого случая она бояться стала, я хотел её к бабушке отправить пожить - ни в какую! Только дома, со мной. Хотя теперь боится в доме одна оставаться. Я диван перетащил к ней, чтоб ночью рядом быть.

- Она часто просыпается по ночам?
- Нет. Я сплю гораздо хуже. А Иришка, обычно, вечером уснула и до утра.
- Был хоть один случай, когда она вставала во сне, ходила по комнате?

- Как лунатик, вы имеете в виду? Нет. Ничего такого не было. У них в школе есть психолог, добрый человек, тактичный и специалист знающий. В общем, я ходил к нему после этого случая, советовался. Он беседовал с Иришкой, обследование проводил, тесты там всякие. И сказал, что она очень уравновешенная. Знаете, я и сам готов был поверить, скорее, что Иринка сама это одеяло изжевала, ну, во сне, что ли… Но такие отметины… Как мелкие и очень острые зубы. Ребенку так сделать невозможно.

- Так зубами и не обязательно, - заметила Мария и на недоверчивый взгляд Ярослава ответила: - О состоянии, которое условно можно назвать лунатизмом, известно мало. Ещё меньше изучены качества, которые на короткое время приобретает "лунатик". И ведут себя люди по разному в этом состоянии. Но вот про первого в моей жизни "лунатика" я, прежде всего, подумала: движется, как автомат. Понимаете, к чему я это говорю?

- Вы хотите сказать, что автоматическим движением можно издырявить одеяло…

- Да, любым острым предметом, и это будет похоже на следы зубов.

- Так вы думаете, Иринка сама?..

- Нет, мы обсуждаем варианты, пытаемся приблизиться к истине, а не подогнать случай под первое подвернувшееся объяснение. Премию за досрочно выполненную работу нам никто не даст, - хмыкнула Мария, - и награждаем мы себя сами - докапываясь до истины. Поверьте, мы стремимся к объективности. Лучше оставить явление в области непознанного, чем прилепить к нему более-менее подходящий ярлык. Не станет же ученый подчищать результаты эксперимента, чтобы подогнать их под желаемые и сделать на этой основе открытие.

- Тогда ответьте на один только вопрос…
- Какой?
- Вы верите в эту историю или намерены вывести нас с Иришкой на чистую воду?

Мария с Данилой переглянулись и расхохотались. Сначала Ярослав глядел на них подозрительно, потом сокрушенно покачал головой:

- Вам смешно. Я сначала приятелям про это рассказал - тоже посмеялись, а потом слух об этой истории неожиданно для меня разошёлся. И представляете - явился участковый наш. Весь страшно подозрительный. Кое-как до меня дошло, что он подозревает, будто я таким образом хочу квартиру получить, мол с барабашкой невозможно жить, ребёнок психически травмирован и прочее и прочее.

- Плюньте на это, - перестав смеяться, посоветовал Данила. - Глупости вокруг хватает. К сожалению, эта не такая редкость, как джентри, к примеру. К несчастью, глупость - это не отсутствие ума, это такой ум. И с их точки зрения они совершенно здравомыслящие люди, поэтому всегда правы. Мы - исследователи аномального, Ярослав. Поэтому нас рассмешил ваш вопрос, верим мы в него или нет. Да мы же работаем с этим. И пришли не выводить вас на чистую воду, а во-первых, соблюдая собственный интерес: изучить новое явление, собрать материал. И во-вторых, помочь, объяснить, почему это случилось и можно ли на будущее застраховаться от подобного. Правда, второе, увы, получается не всегда. Мы не можем вынуть из кармана готовый рецепт, мол три раза в день по чайной ложке и все как рукой снимет. Мы это рецепт должны найти. А для этого необходим верный диагноз, согласны?

- А "джентри"? Знакомое вроде бы слово… Что это?

- Наверно вы слышали или читали. Люди испокон веку то ли знали, то ли догадывались, что рядом с ним живет Нечто. Или Некто. А как писать научились, так и стали смутные свои предположения записывать. Цитировать много можно и курьезных, и серьезных размышлений. Но вот в Византии, например, жил такой человек - Иоанн Дамаскин, с душой поэта и с пытливым разумом теолога и философа. И настолько был он замечательным, выдающимся человеком, что после смерти церковь возвела его в ранг святого. Так вот в одном из своих трудов Святой Иоанн Дамаскин очень серьезно размышляет о неких существах, которые "по естеству своему не имеют образа подобного телам, не имеют измерений, но мысленно бывают присущи".

- Перевести на язык современных ученых, так говорил он о разумных полевых формах жизни с такими тонкими структурами, что они не воспринимаются органами человеческих чувств, - вставила Мария.

- Откуда пошла такая прочная ассоциация: домовой и мягкая "кошачья" лапка? Откуда про "кошачью лапку" знал тот, кто впервые сказал об этом? "Джентри" и есть общее обозначение всех этих существ, которых вроде бы никто не видел, но все про них знают.

- Домовой? - с сомнением покачал головой Ярослав. И усмехнулся: - Я тогда в школе ещё учился, и была святочная неделя, ну - гадают когда. Мой друг рассказал мне один способ. В полночь при свече надо сесть на край подполья и свесить в него голую ногу. И домовой должен погладить её. Если лапа будет тёплая и мохнатая - жена добрая попадется, а если холодная, неприятная - злюка.

- Гадали?
- Да ну! Посмеялся только, что мол, если меня и вправду кто погладит, то мне уже всё равно будет - я тут же и помру.

- Ага, в домового не верили, но ногу в подпол сунуть побоялись, - подвела итог Мария.
- Пожалуй, вы правы, - пожал плечами хозяин.

- Ну что ж, Ярослав, вы посмотрели на нас, немножко узнали. Не будете против нашей работы, какими бы странными не показались вам наши методы? Надеемся, что не производим впечатления шарлатанов, - сказала Мария.

- Не производите. А что до странных методов… Так сам случай такой. Действуйте, как считаете нужным. Только я очень прошу - с Иришкой поделикатнее…

- Это лишнее, мы и без просьбы будем с ней осторожны. Нам ведь нужна правда, - сказал Данила и пояснил: - В состоянии стресса человек невольно искажает информацию, даже не осознавая этого. А кому это надо? Нам это надо? Поэтому мы постараемся, чтобы девочка была абсолютно спокойна, чтобы ей было комфортно с нами.

- Вы дочке говорили о нас?

- Нет… Я стараюсь вообще поменьше говорить о чём-либо, связанным с той историей. Нет, не избегаю, конечно, - мы обсуждали, строили предположения… Но стараюсь, чтобы не вертелось у нас всё вокруг этого происшествия. Вроде бы иллюзия создаётся: ну что - было и было, ничего такого…

- А можно представить нас просто знакомыми вашими? Например, я - дочь вашего старшего друга. А Данила - мой друг. Мы приехали в ваш город отдохнуть, зашли по поручению папы.

- Да, разумеется, почему нет.

- Но вы должны быть радушным хозяином, - улыбнулась Мария. - Приглашать нас заходить еще, может быть, вместе пикничок устроить. Нам нужна возможность общаться с девочкой.

- Я понимаю.
- А теперь, прежде чем вы за дочкой поедете, покажите её комнату.

* * *

Мне писали - кто? я уже не знала, потому что человек, который представлялся мне хорошо знакомым, перестал быть таковым. Так вот, с заметной иронией он писал о том, что может понять причину моего молчания. И предлагал: почему бы мне не представить дело в несколько ином ракурсе. Мол, вот он, владелец материалов, простой незаметный человек, позволил себе проявить некоторую фантазию, в результате чего родилось "тайное общество экстрасенсов". Но из чего видно, что оно и вправду существует? А если даже существует-таки, то для меня контакты с ним чем чреваты? Я ведь не получу никаких доказательств его деятельности, никаких реальных имён и адресов. Реально единственное: малая часть архива, в котором собраны случаи, действительно имевшие место в жизни. "А работали с ними люди, входящие в Организацию, или некто всю жизнь вырезал и складывал в папку статейки из жёлтой прессы, или вы сами вспомнили заметку, прочитанную лет десять назад - какая, собственно, разница? Материалами этими вы можете распоряжаться по своему усмотрению, и писать всё, что подскажет вам фантазия".

Вот такова предыстория у цикла "Мерцание".

Существует ли эта организация на самом деле? Я не знаю. Хотя - почему бы и нет? Если существует Уфологическая ассоциация страны во главе с академиком Ажажа. Если ведутся серьёзные исследованиями в сфере знаний, существование которых многими просто не признаётся.

Так академик Казначеев Влаиль Петрович из сибирского отделения Академии медицинских наук возглавляет институт клинической и экспериментальной медицины. И эксперименты его насколько фантастичны, настолько же и реальны - группа ученых исследует феномен телепатии. Они успешно передают информацию на расстояние в тысячи километров без помощи каких-либо технических устройств.

Можно назвать ещё десятки имен и сообществ - в том, присланном мне архиве их достаточно. Так почему не может существовать ещё одна организация, к которой я стала причастна таким странным и неожиданным образом.


Рецензии
Когда умерла моя бабушка, отец находился на даче в 104 км. от города. Мобильных телефонов ещё не существовало. Проводная связь - только в сельсовете. И вот в день смерти к нему в окно ударилась синица, полетала вокруг дома и снова ударилась в окно.

Известное дело, птица бьющаяся в окно, к покойнику. Любопытно, что ни в его, ни в моей жизни такого никогда не случалось. Ни до, ни после! Только в день смерти бабушки.

Спасибо, понравилось.

Михаил Сидорович   25.09.2015 20:22     Заявить о нарушении
Удивительно. И вот как это объяснить? Только тем, что душа на время вселилась в птицы, чтобы подать знак. Другого я ничего не могу предположить.
У каждого в жизни случается такое, необъяснимое, но почему-то мы все равно считаем: то ли оно есть, то ли нет.
Спасибо, что поделились.

Раиса Крапп   25.09.2015 21:05   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.