Испытание страхом. Часть 1-я Поколение 1937 г. р

                Его годом рождения был 1937-ой. Его месяцем рождения был холодный вьюжный февраль, в который люди из черного «воронка» увели его отца от беременной матери и старшего братишки Вальки. Днем его рождения стал именно этот день. Роды были трудные, после них мать находилась в состоянии клинической смерти – дети могли бы остаться круглыми сиротами  - но, видимо, высшие силы сжалились над ними: дежурный врач оказался врачом от Бога и  спас её.
                Его первое воспоминание детства – голод. Хлеб съедали до последней крошки, а есть все равно хотелось. Как-то под кроватью он нашел заплесневелый сухарь, завалившийся ещё с довоенного времени. Даже не очистив от плесени, сунул его в рот и долго сосал, пока сухарь не превратился во вкусную, слегка горьковатую кашицу, а потом и она исчезла в голодном детском желудке. Даже в сытые 70-е годы осталась у него привычка обирать крошки с одежды и отправлять в рот.
                Отцу удалось передать матери записку, в которой он прощался с ней и просил срочно развестись с ним, выйти замуж за Петра Ивановича Яблонского, перейти на его фамилию, а так же записать на новую фамилию ребенка и старшего сына. Тот, кто передал записку, подтвердил опасения отца – её и детей могли отправить в ссылку, а то и похуже. Мать послушалась отца, и это их спасло.
                Петр Иванович был однополчанин отца по гражданской войне, очень порядочный, но одинокий человек. Его семьей долгие годы и были: отец, да его жена Лиза. Петр Иванович вскоре получил назначение на ГАЗ (Горьковский Автомобильный Завод). Быстро собрав нехитрый скарб, они уехали. И вовремя, не то соседи, зарившиеся на их комнату в коммуналке, могли донести на Лизу.
                На ГАЗе все складывалось удачно. Петр Иванович стал начальником смены, Лиза устроилась участковым врачом в поликлинику. Семье дали квартиру – две комнаты в шлакоблочном доме – счастье по тем временам, да и по нынешним тоже. Мальчику дали ясли, а потом и садик. Сына назвали в честь отца Игорем. Игорь Петрович Яблонский. Лиза надеялась, что когда-нибудь сможет рассказать сыну о его родном отце, а пока следовало молчать, чтобы не накликать беду. Мальчики звали Петра Ивановича папой.
                Его первый страх он испытал во время бомбежек. Они с Валькой прятались в бомбоубежище и вечером с тревогой ждали родителей:  придут или не придут никогда?
                И вот уже День Победы золотит небо салютами , и все люди на улицах обнимаются как родные, и, казалось бы, со страхами  покончено навсегда.
                Но страшнее всего был второй страх, когда ему исполнилось 14 лет. Маму Лизу арестовали  по доносу. У неё было две вины: хороший врач, которого любили больные и уважало начальство, и дефектная пятая графа, она была еврейкой. Он слышал о деле врачей. За маму хлопотали  Петр Иванович, как герой гражданской войны, и главврач поликлиники. Мама вернулась исхудавшая,  почерневшая и седая. Потом всё наладилось. Но страх остался навсегда: где-то в НКВД сидят люди, которые могут искалечить жизнь и его маме, и папе, и Вальке, и ему, Гошке Яблонскому.
--//--

                Шло время. Наступила «хрущевская» оттепель. Когда Игорь был в школе, Валентин сказал матери, что пора рассказать все Игорю и  подать на реабилитацию отца. «Не смей,Валя! Они забыли о нас. Оттепель ненадолго, а потом всё опять вернется, опять репрессии и всех нас посадят. Я побывала там, я знаю. Там люди кричали  нечеловеческими голосами от пыток. От этого я поседела. Это настоящие средневековые изуверы».

                Когда Игорь поступил в университет, старшему брату уже было 28 лет, он работал сборщиком на автозаводе, женился, получил отдельную комнату. Документы о посмертной реабилитации отца получил Валентин и рассказал всё Игорю: «Брат, теперь нам нечего бояться. Всех репрессированных сейчас возвращают. Надеюсь, дядя Петя не обидится, но я верну фамилию отца, так многие сейчас делают. Ты тоже можешь вернуть. Это славная русская фамилия, нам нечего стыдиться своей семьи». Игорь отмолчался, фамилию Яблонский оставил, он больше верил матери, чем брату. Лиза, теперь уже Елизавета Семеновна, учила сыновей осторожности - даже близким друзьям и подругам не говорить о репрессированном отце и о том, что мама у них еврейка. Она не была типичной еврейкой, носик маленький, изящный, светлые волнистые волосы и большие ласковые карие глаза, которые унаследовал от неё только Игорь.

                В школьные годы Игорь девчонкам не нравился: худой, долговязый, лицо плоское, бледное и на нем бесформенной картофелиной улегся нос, настоящий рубильник, как называл его про себя хозяин. Но большие карие глаза и блестящие успехи в науках, особенно точных, привлекли некоторых особей женского пола на предмет списания контрольных и домашних заданий. Игорь был слишком умен, чтобы принимать это за влюбленность. А вот к нему первая любовь пришла в виде стройной отличницы и красавицы Юли Гольденберг. Они даже ходили вместе на каток, но когда он попытался её поцеловать, Юля поспешно ретировалась и больше к нему не подходила.  А потом её вдруг перевели в другую школу. « Не переживай, сынок. Всё это пока несерьёзно. Главное – успехи в учебе и работе, тогда девушки сами за тобой бегать будут» , -- сказал Петр Иванович.
                Сентябрь 1955-го Игорь встретил в просторных аудиториях радиофизического факультета Горьковского Государственного Университета. Будущая профессия Игорю нравилась, нравились профессора, преподаватели практических занятий, нравились лаборатории. Студенток было мало, красивых и того меньше, но несколько красивых глаз ему улыбнулись. Одна симпатичная блондинка, её звали Лида, предложила ему делать вместе лабораторные работы ( студенты разбивались на пары, так быстрее было сдавать допуск к работе  лаборанту, да и рабочие места экономнее использовались).
                «Игорь, я слышала, как Лидка вместе с подругами смеялась над твоим носом, -- сказала тихая Аля Сухина, скромная неказистая девушка в школьном коричневом платье, -- Давай делать лабораторные вместе». Аля оказалась очень полезным человеком. Тихая и незаметная она подслушивала, что говорят об Игоре однокурсники и сообщала ему. В основном сплетничали девушки, парни -- народ немногословный, хотя изредка встречались и болтуны.
                На место возлюбленной Аля не претендовала. Она была детдомовской: круглой сиротой осталась в четырехлетнем возрасте после одной из бомбежек Автозавода. Сначала её воспитывала бабушка, но вскоре она умерла. Невестка  наотрез отказалась принять Алю в семью, и дядя отвел девочку в детдом. По выходным её иногда приглашали в гости, но не более того. В послевоенном детдоме девочки ходили в одинаковых выцветших платьях, передававшихся из поколения в поколение. Новое нарядное платье получали только отличницы и выпускницы, окончившие школу с медалью. Медаль стала целью Алиной жизни. Особых способностей у неё не было, она просто вызубривала уроки наизусть, но выше четырёх баллов не получала, а нужны были круглые  «пятерки».
                Её рвение заметила пожилая классная руководительница Анна Ивановна, нуждавшаяся в осведомителе о проделках шалунов и о недозволенных разговорах. За стукачество дети могли устроить темную, поэтому Аля тайно являлась к Анне Ивановне на дом, пила чай и докладывала о всех «новостях». Руководство детдома и школы не препятствовало этим чаепитиям, так как у Анны Ивановны были полезные связи в райкоме партии и даже в горкоме. Анна Ивановна «провела работу» с учителями Алиного класса, многие из жалости к сироте стали с ней заниматься дополнительно, не подозревая о её тайной службе. «Пятерки» стайками полетели в Алин дневник. Наиболее несговорчивым педагогам пригрозили: кому заморозить очередь на квартиру, кому - продвижение по служебной лестнице, кому выговор по партийной линии.
                К выпускному классу Алин аттестат стал полностью отличным, и долгожданная золотая медаль была вручена зардевшейся от счастья обладательнице. Золотая медаль давала право поступления без экзаменов в любое высшее учебное заведение Советского Союза. Из общения с Анной Ивановной Аля уяснила, что любая мечта может стать явью, если оказывать определенные услуги  людям, имеющим власть. Анна Ивановна посоветовала ей выбрать радиофизический факультет университета. «Партии необходимо знать, что делается в головах будущих ученых. Ты нам необходима. И партия тебя не забудет» , -- напутствовала Алю Сухину её менторша.
--//--

    Часть 2-ая   "Птицеловщица"  http://www.proza.ru/2015/07/09/834




 


Рецензии
Заинтересовали жду продолжения.

Успеха и лёгкого пера!

С уважением.

Лилия Петрова 2   09.10.2019 20:06     Заявить о нарушении
Лилия, а повесть закончена: в ней 4 части, в конце каждой части есть переход на следующую. С уважением, Галина.

Идеалистка   11.10.2019 13:52   Заявить о нарушении
Спасибо, Галина я обязательно прочитаю.

Удачи Вам.
С уважением,

Лилия Петрова 2   11.10.2019 20:39   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.