Встреча с норвежскими писателями в России литерату

•           Сначала я  хотела сесть поближе, чтобы  рассмотреть  норвежцев.  Да  и вообще   сидеть в первых рядах  выгоднее -  и  ты видишь, и тебя видно, это уж всегда  так. Ничего не упустишь.
•     Но, увидев  открытое  настежь окно, я  подумала, что простужаться  ещё раз мне совсем не нужно. Да  и что такое:  жители  Норвегии? Чего на  них  смотреть – такие  же люди. Итак, сев   подальше, я вяло готовилась к тому, чтобы наблюдать за происходящим.  И не ошиблась.
•     В какой-то момент – минут через пятнадцать, шумная   аудитория  немного  притихла, и перед большим количеством собравшихся филологов  быстро, чётко и организованно уселись четыре  человека -  трое  мужчин и женщина.  Сидевший  с краю мужчина - норвежский посол.
•     Лица  норвежцев  выражали скуку.  Время  в   аудитории для литературного  вечера тянулось для  них и  было бесконечным; и, в то  же  время все  четверо чётко  осознавали, что раз они уже уселись в  эти кресла, такого учреждения , в  России, раз они влипли  в эти кресла, то придётся  отсидеть это мероприятие. Если  его можно назвать мероприятием. Они сидели с безукоризненным  внешним терпением, свойственным северной Европе, пока  что вежливым; и  в  то же  время   внутреннее нетерпение переполняло их изнутри. Оно было  безграничным  и  смешивалось в  их душе со скукой, по своим  размерам  и качеству  аналогичной  нетерпению.
•    Симпатичнее  других казался посол. Один только раз  он зевнул с откровенной досадой  в кулак. Самой  оживленной, хотя и менее вежливой была  женщина- переводчица  с русского. Волосы, крашеные в чёрный  цвет, не сочетались с её  блёклым, выцветшим лицом, характерным  для северных европейцев.  Громко, не допускающим возражений   и сомнений  голосом  она  заявила:
• - У нас  писатели обеспечены. Продавцы заставляют покупать их книги вместе  с другими товарами  - в  нагрузку.   Ваше государство не даст вам  заработать.     Мы  - живём хорошо, вы – живёте плохо.
• Никто не возразил.  Студенты  сидели  как  заворожённые.  Иногда в зале  раздавались взрывы  их простодушного  смеха  от того, что  перед  ними  сидят высшие  существа: из той страны, которая считается  самой  цивилизованной и  благополучной.  Эти, недосягаемые для  общения  с  ними  писатели успешно  печатаются и так  же качественно живут. Озабоченно открыв  рты,  сморщив   брови, некоторые  из студентов  жадно впитывали сказанную норвежкой информацию  об образе  жизни западных  писателей. Мысли  о писательском будущем ещё не успели сформироваться в их головах, но  они  уже чувствовали свою причастность  к этой  высшей  правде.     Организаторов  встречи с норвежцами, в свою очередь, беспокоило только то, чтобы  всё прошло гладко  и  нужные   люди  остались   довольны.  Их  ссутулившиеся  фигуры суетливо  ходили  мимо, и как   в их беглых взглядах, которые  они  бросали  на учеников, так  и в  их улыбках,  адресованных   иностранным  гостям,  сквозил страх.
•      Организаторы  сказали русским  студентам, что  те могут задать  вопросы норвежским  гостям. Можно только по одному:  время гостей ограничено. Конечно, те , кто владеет английским , может спросить  даже  у посла. А кто хочет -  может обратиться к той госпоже, которая переводит  с  русского. Вопросов, произнесенных на английском, было мало и были они несложными :  о том, как пишется  писателям  Норвегии, снова  об их  образе  жизни и о том, нравится  ли им  русское гостеприимство. Ответы  были столь же односложными.  На последний вопрос  посол из Норвегии  утвердительно  кивнул головой. 
•     Три студентки устремились к  переводчице.   Возможно, как женщины – к женщине, да и потом:  творческие  представительницы слабого пола вообще активнее, энергичнее. С доброй, благоговейной  улыбкой первая студентка сказала переводчице одно…или два слова. Но она сказала ! Она поговорила! Гостья из Норвегии  отвечала, делая  над собой усилие: её взгляд выдавал полное неприятие тех , с  кем она говорит.  Вторая  студентка подошла, скорее,  для самоутверждения, для преодоления  себя и  для того, чтобы блеснуть:  выглядеть в своих и чужих глазах красиво. К тому же,  общение с иностранцами поднимает   тебя в собственных глазах.
• - Я люблю Эдварда  Грига, -  сказала она, - я играю на фортепьяно его произведения…
• Она осеклась под направленным на неё уничтожающим взглядом  норвежской гостьи.  Переводчица  спокойно и демонстративно молчала,   совершенно не пытаясь скрыть ни своего отношения, ни   того, что ответа  не последует.   Понявшая это студентка точно также резко и демонстративно отвернулась, показав   представительнице  культурной страны свою спину.  В такой  позе: спиной, облокотившись на  стол она  постояла несколько секунд.  Следующая студентка  оживленно говорила, помогая себе руками. Переводчица также   смотрела  на неё, как  на кого-то   недостойного  внимания, но что-то ответила, приторно улыбнувшись.  Третья  студентка возвращалась на своё место радостная.   
•       Сидевший справа от переводчицы   норвежский писатель источал презрение всем  своим существом. Оно  было  не менее  ледяным, чем то, что содержит в себе Ледовитый  океан.  Поистине, это было  то отрицательное  чувство, которое  испытывает  упорядоченный  человек  крайнего севера Европы к  хаосу,  бурному  выражению эмоций и  ко многому  другому.   Плоский  живот норвежского  писателя  неожиданно  вздувался  внизу, образовывая глыбу. Его по - северному  бесформенное, похожее на картошку лицо внизу, в районе  челюсти, также  расширялось, как будто превращаясь в глыбу или камень.
•      Он поднял гладко выбритую, светлую голову, и, заведя бесцветные глаза вверх, погрузился  в своё  ледяное высокомерие  настолько, насколько  житель юга  -  индийский  йог,  бывает погружён  в  медитацию и созерцание  божественного.   
•      В своей  доходящей  до самоотречения медитации житель знойной  Индии   впадает в транс или  останавливает собственное сердце.  В данном  случае,  пренебрежительное  отношение скандинавского  писателя было настолько  же самозабвенным.    Он  будто  бы возводил себя  в  высшую степень спиритуализма.  Полные розоватые  губы  жителя  Севера  брезгливо  оттопыривались, и  в  то же время  это  безграничное  презрение  было обоснованным, рациональным  и   безукоризненно вежливым   внешне, хотя  сила  и  отрицательность его заряда  была  такова, что казалось, что оно образует над головой своего хозяина северное сияние.    




Рецензии
Очень мило и даже живописно. А-н не любите вы норвежцев. По крайней мере, эта четвёрка вам не понравилась). Ну что ж, может и не зря. Читать было интересно. Много важных мелочей для себя почерпнул из текста. И про отрешённое высокомерие и про безграничную самоуверенность представителей северной Европы.
Интересными показались и организаторы мероприятия, снующие туда-сюда пригнувшись. Наши студентки тоже молодцы. Более себя показать, чем по делу вопросы задавали.
Но в общем, знаете, мне вот кажется, что пусть это и очаровательно, - такой взгляд на произошедшее, но всё же и субъективно очень. Убеждён, что у этих несчастных норвежцев, которых вы так прекрасно "под орех" разделали, тоже есть свои хорошие качества. Их не может не быть. Но они, конечно, запрятаны где-то глубоко внутри, под "холодным покровом северного океана". А не как у нас, - душа на распашку.

Тима Феев   07.09.2016 09:48     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Тима Феев.
Рада Вашему отзыву. Он - такой живой, и, в то же время, по существу.
Я изначально отношусь к другим людям и странам хорошо и с интересом. Но есть те, которые выставляют себя и свою страну в неприглядном свете.
Есть и другая проблема - которую я хотела показать: отношения между русскими и другими странами. Так, в быту. А национальное достоинство?
Конечно, в каждом человеке есть хорошее, отрицательное, и т.д. В русских, в скандинавах. Везде есть люди более открытые и более сдержанные.
Литература состоит из мелочей. Они дают возможность увидеть образы, характеры. Субъективно? Пусть так. Показать правду хотя бы с одной стороны - вот что важно для меня как для автора.
Татьяна Харькова

Татьяна Харькова   07.09.2016 20:10   Заявить о нарушении
Думаю, что субъективность очень важна. Главное не перебрать. Но без неё читать будет совсем не интересно.

Тима Феев   07.09.2016 20:24   Заявить о нарушении
Если под субъективностью иметь в виду свой взгляд на мир, то - да.
Татьяна Харькова

Татьяна Харькова   08.09.2016 21:35   Заявить о нарушении