Откройте АмерикY! Гл. 5

                ГЛАВА  ПЯТАЯ,
          где герой, найдя сокровище, меняет на время род занятий

Теперь,  Читатель,  я хочу обратиться  к своему лабораторному журналу
и более подробно  изложить  факты,  позволившие тогда мне  заключить,
что в моих руках находится  открытие мирового значения.

Не бойся,  я  не  собираюсь  углубляться  в дебри  технических  деталей,
доступных только специалисту,  и,  думаю,  простой  житейской логики
и  интуитивного  понятия  о  вероятном  и  невероятном  хватит  вполне,
чтобы оценить  обоснованность моих выводов.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Первые  четыре  недели  после  того,    как  я  разработал  и  отшлифовал  методику, 
исключающую  бессознательную подсказку  испытуемому,  и ввёл  в нашу практику
ежевечерние опыты  с ассистентом,  роль  которого  добросовестно  исполняла жена, 
результаты Миши  оставались,  какими были,  а именно,  в серии из десяти попыток 
он совершал только  одну или две ошибки.

Причём  все ошибки  происходили  в конце  серии предсказаний,  когда,  очевидно,
подопытный  уставал,  к тому же  достижение  достаточного числа  верных ответов,
обеспечивших уже  успех сегодняшнего опыта в целом,  лишало мотивации ребёнка.
 
И  вообще,  сын,  доказавши членам семьи  свои необыкновенные способности,
явно  терял  интерес  к занятию,  требовавшему  немалого  напряжения.

Поэтому я  нисколько  не  удивился,  когда  результативность  его  стала  падать, 
и какое-то время  старался поддерживать её  на должном  уровне  как стимулами
вроде  дополнительного  похода  к электронным  играм  или маленьких подарков,
так и сокращением количества опытов.  Когда я ограничился одним-двумя в день, 
результаты снова стабилизировались,  хотя  и не дойдя  до прежних 85 процентов, 
однако остановившись  на вполне достойных  шестидесяти  девяти.  Тем не менее,
собрав  убедительную статистику,  я тут же  прекратил  эксперименты  с Мишкой, 
будучи,  в силу своего опыта,  крайне осторожен  с любым  неизвестным явлением, 
и теперь не нарадуюсь  на кстати проявленную предусмотрительность.

Конечно,    мне  предстояла  ещё  большая  работа  по  изучению  механизма
« видения  насквозь »,  и если бы  я не нашёл себе  другой  морской  свинки,
то, несомненно,  продолжал бы  мучить сына,  ибо воспитан  в суровом  духе 
самой передовой в мире  имперской научной мысли,  не  останавливающейся
пред принесением гекатомб  молоху прогресса.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

К счастью,  автор обрёл  мотивированного  и всегда находящегося под рукой
субъекта для своих исследований  в лице самого себя.
Об этом идеальном варианте  я подумал заранее,  и со второй недели опытов
под занавес программы  менялся  ролями  с сыном,  выясняя,  обладаю ли сам
открытым недавно мною  « шестым чувством »,  и в какой степени.

Начальные  шаги мои  на новом поприще  были  совершенно  замечательными -
из восемнадцати ответов  ни одного  верного !  Ясно было - это не случайность,
и, как впоследствии оказалось,  такая подготовительная  « отрицательная серия »
весьма характерна  для субъектов,  показывающих после небольшой тренировки
стабильные  положительные результаты.
 
По-видимому,  Миша незаметно для меня  проскочил этап самообучения мозга,
когда отыскивал  монетки  на газоне,  я же тогда,  со своим  избыточным весом,
даже и не пытался  разглядывать что-либо  в густой траве.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Период сплошных ошибок  внезапно  заканчивается,  и безо  всякого  перехода
наступает  стадия,  в течение  которой  подопытный  способен  легко  и быстро,
на одном  дыхании,  провести  длинную  серию  опытов  с одним-двумя сбоями,
как правило,  в самом конце.

Затем  у  всех  наблюдается  медленное  падение  результативности,  и  здесь  я
рекомендую начать  уменьшение числа попыток в серии,  постепенно спускаясь
до одной,  причём,  если  она  будет  удачной,  в этот  день  ею  и ограничиться,
если же нет,  разрешить испытуемому после отдыха  попробовать  взять реванш.

Все приводимые мною данные  о проценте  верных  ответов  относятся только
к экспериментам,  где всякое событие имеет  лишь два  равновероятных исхода,
ставя испытуемого  перед простейшим выбором,  как то,  есть монетка  или нет,
чёрное или белое,  крест или звезда,  и так далее.
Я безусловно  предпочитаю  дихотомию,  ибо она всегда  мобилизует  субъекта,
заставляя его отвечать  за каждое произнесённое слово.

После  стабилизации  результатов  по  изложенной  выше  схеме,  первая  попытка
давала  шестьдесят процентов  правильных ответов,  зато вторая,  предоставляемая
для исправления ошибки,  не удавалась  крайне редко,  один раз из полутора сотен.

В сумме получалось  около семидесяти процентов успешно определённых исходов, 
и эту результативность  регулярная тренировка  в дальнейшем могла поддерживать 
как  угодно  долго.

Интересно,  что  моя  система  уравнивала  в  конце  концов  и  талантливых,
демонстрировавших  чудеса  в первых  сериях,  и середнячков,  чей результат
вначале показывал   слабые отклонения   от  статистики  чистой случайности.

Применив  указанный  метод,  за  два  месяца  я  добился  воспроизводимости
и теперь был  твёрдо уверен:  выяснение  природы  открытого мной  феномена -
только  вопрос  времени.

Напомню ещё раз - я не допускал  и мысли,  будто  Академия Наук  СССР  могла
намеренно умалчивать об исследованиях в такой интригующей сфере,  тем более,
не содержавшей,  как я думал тогда,  никакой стратегически важной информации,
и поэтому  обоснованно  считал себя  первопроходцем области.

Всё же главным нашим приоритетом оставалось изучение языка;  школьный тест
приближался,  и за две недели перед ним  я свернул исследования вовсе.

Сын выдержал тест  гораздо  лучше  всех других эмигрантов  и  удивил  учителей,
рассказав им,  как научился читать  за пару месяцев. 
Мишу  немедленно  показали  школьным психологам,  которые обнаружили у него
экстраординарный  ( какой,  не сообщили даже мне )  « коэффициент  интеллекта » 
и определили сына  на некую элитную программу спецобучения,  предназначенную
для исключительно  одарённых детей.

Итак,   напряжённый  экспресс-курс  английского,  к облегчению  всех,   окончился, 
и  у автора  появилась возможность  посвятить себя  иным  занятиям.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Каждый день  я выходил  к почтовому ящику  и возвращался  с толстой пачкой
разноцветных  листков  и конвертов.  Помнится,  в первый раз,  когда я открыл
свою ячейку и увидел  такое обилие депеш,  то решил,  что в оффисе комплекса
мне по ошибке  дали  ключ  от чужого  ящика.  Оказалось,  все  бизнесы района,
коих тысячи,  рассылают жителям  рекламу,  купоны на скидку с обычной цены,
приглашения  посетить экспозицию товаров  или принять участие  в дегустации,
лотерее,  празднике  по  случаю  юбилея  фирмы  и прочее.  Крупные  магазины -
продуктовые,  бытовой  техники,  одежды,  автомобильных частей - еженедельно
присылают газетки  с цветными  изображениями  выставленного  на распродажу; 
парикмахерские,  рестораны,  флористы,  массажисты  шлют  изящные открытки;
от врачей, дантистов, адвокатов, банков, страховых, кредитных и других агентов 
поступают  плотные  длинные конверты,  украшенные монограммами.
 
Иногда  обнаруживаешь  и  многостраничные  красочные  каталоги  косметики,
женского белья,  шоколада,  вин,  бижутерии,  доставляемых вам  прямо на дом 
по  одному  телефонному  звонку,  а также  предложения  подписаться на газету
или журнал,  или же серию книг,  с приложением  бесплатного выпуска издания.
Кроме того,  с неумолимой регулярностью  приходят  просьбы  о пожертвовании 
в пользу какого-либо  благотворительного общества.

Американцы  всю эту  превосходную  полиграфическую  продукцию  называют
« мусорной  почтой »  и умеют  мгновенно сортировать её,  опытным  взглядом
выхватывая из пёстрой груды  важные документы,  иммигранту  же  приходится
долго потеть  над бумажками,  чтобы,  не дай Бог,  не выкинуть конверт с чеком
федерального пособия  или с билетиком  вида  на жительство,  или  с карточкой
медицинской  страховки.

Нечего  делать,  и  изо  дня  в  день,  исключая  воскресения,  когда  госпочта
не производила доставку,  я посвящал  около  часа  разбору корреспонденции.

Газетку  « Льва  еды »  я  внимательно  просматривал  сразу,  свежие  сведения
о распродажах  позволяли  экономить  время  на охоте,  однако  и все остальные
многостраничные издания  нужно было  хотя бы  перелистать,  чтобы проверить,
нет ли  внутри них какого-либо письма,  попавшего туда  по ошибке,  и тут уже,
хочешь-не-хочешь,  ты сравнивал цены,  разглядывал  девиц в ажурном неглиже
или у моря  в купальниках,  или фарфоровых кукол  и так далее.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Приглашение на работу из Пентагона  всё никак не появлялось,  и я,  удивляясь
нерасторопности  американских  вояк,  о которых был прежде  лучшего  мнения,
выуживал  раз в месяц  из  мусорной  почты  только  семейное пособие  да счета
за воду и электричество.

Конверт  ведомства,   выплачивавшего  нашей  семье  денежное  довольствие,
ничем от иных  не отличался,  зато содержал  сложенный втрое гербовой лист
с водяными  значками,  вооружёнными  молниями  орлами  и  заковыристыми
подписями  государственных казначеев.  Посреди  него  прописью  и цифрами
было  начертано  магическое сочетание чисел - триста  девяносто два  доллара
и шестьдесят один цент.

Сумма  выплаты,   контрастируя  со  стоимостью   всякого  здешнего  товара,
очень логично  оканчивалась не девяткой  ( сравни с ценами в первой главе ),
но  единицей,  ибо  по законам  человеческой  психологии,  шестьдесят  один, 
переводя счёт   в следующую  десятку  пенни,   подсознательно  нам  кажется 
намного больше  пятидесяти девяти.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Напомню,  первый месяц  проживания семьи в « Дубах » оплатили спонсоры,
откуда  у нас  образовался  запас  денег,  из которого мы  покрывали  разницу
между  размером  пособия  и реалистичным  бюджетом;   я разложил  избыток
на два месяца,  но крайне экономно используя электричество, заначку удалось
растянуть  на дополнительных три недели.  Кроме того,  нам вскоре  открылся
не предвиденный вначале  источник наличности.

Продовольственные талоны  не  выпускались  мельче  одного  доллара,  потому
сдачу в магазине давали свободно конвертируемой валютой,  и её,  естественно,
можно было получить  до девяноста девяти  центов  зараз,  для чего нужно было
лишь  правильно  рассчитать  стоимость  покупки,  включая  шесть с половиной 
процентов налога,  с чем  я  справлялся  шутя,  и такое  умственное  упражнение, 
вместе  с подобранными монетками,  приносило  две твёрдые сотни  ежемесячно, 
благодаря чему  до конца сентября,  а то  и дольше,  нам  не грозило банкротство.

« Всё же,  - рассуждал я  однажды,  куря  далеко  за полночь,  развалившись 
в кожаном кресле  на площадке для старой мебели, -  ввиду медлительности
или  особой дотошности  проверяющих  мою  благонадёжность,  неплохо бы
найти пока какую-нибудь  подработку  для поддержания штанов,  но  только
приличествующую  хорошему  физику,  временно  находящемуся  не  у  дел. »

Ночь  выдалась  пасмурной  и  небо,   закрытое  ровным  слоем  низких  серых  туч,
выглядело зачем-то завезённым в тропики,  наверное,  неким недоумным туристом, 
громадным ориенбургским платком  из мягкого козьего пуха.

Прожектора,  подсвечивавшие  розовый  дом   на  холме  за  заросшей  канавой,
заодно чуть подкрашивали тучи,  и тёплый оттенок  служил прекрасным фоном
для  ажурного  хитросплетения  кедровых  сучьев  над  головой,  будто  кованых
из чернёного серебра.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я докурил сигарету и прошёлся по площадке. Отражённый небесным экраном,
отблеск  розового дома  дошёл и сюда,  и разбавленные  карминные  рефлексы
украшали изгибы деревянных деталей кресел и рассчитанных на двух или трёх
популярных у местной публики  « любовных сидений ».

Моё внимание  привлекла  обстановка  целой  квартиры,  отсутствовавшая тут
ещё прошлой ночью  и не сброшенная  из кузова трака грудой,  а выставленная
довольно компактно  и аккуратно  у забора,  тем  самым  заставляя  подозревать
в бывшем владельце  азиата,  или,  во всяком случае,  своего брата  иммигранта,
а не урождённого  американца,  которым,  по сугубо практическому  складу ума,
претит заниматься  никому не нужной работой.

Мебель,  впрочем,  не несла  никаких  следов  чужестранного  вкуса - обычный
псевдобарочный  гарнитур  с шёлковой,  потёртой  во  многих  местах  обивкой.

Единственным  выпадавшим  из общего стиля  предметом  был высокий торшер,
издали  показавшийся  бронзовым,  но  подойдя  поближе,  я увидел  крашенную
сильно  повреждённую  гипсовую  отливку,  представлявшую  крылатую  фигуру
некоего существа  в полный рост.
 
На  плечах  его  помещалось  подобие  куба,   переднюю  грань  которого  занимал
барельеф  лица  антропоида  без  признаков  пола,  из боковых  сторон  выступали
орлиная  и львиная  головы,  а  на реверсе  ( или  аверсе ? )  скульптуры  оказалась
рогатая бычья морда.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Статуя  была  точь  в  точь  с меня  высотой,   и  четыре  лика  её  глядели  автору
прямо в глаза, однако все по-разному:  человеческий - доброжелательно, львиный -
гордо и благосклонно, орлиный - гордо и презрительно,  а задний, бычий - грозно.

Он  явно  выигрывал  игру  в гляделки,  и  когда  я  сдался  и  отвернулся  от  взгляда,
упертого в меня  из-под покрытых завитками шерсти  бугров низкого лба,  то заметил
в  узком  тёмном  пространстве  между  спинкой  софы,  стоявшей  рядом,  и  забором
тусклое мерцание золота.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я втиснулся туда и,  покряхтывая,  извлёк  одну за другой  и прислонил к забору
шесть картин  кабинетного формата  в багете.
Тщательно  детализированная  лессировочная  масляная  живопись  представляла
любимых  героев  американского фольклора - повозки пионеров чредой на марше, 
индейцы возле вигвамов,  гарцующие ковбои,  лесорубы или старатели  у костров.

Полотна,  блестевшие ровной толстой густой лакировкой,  казались написанными
одной  рукой  и  буквально  вчера,  и яркая  свежая  позолота  на  рамах  даже  ещё
чуть  липла  к пальцам.

Аналогичные  произведения  заполняли  витрины  маленьких галереек  в моле,
продаваясь  по триста  долларов  за штуку,  и чего б им  не приобрести у меня
новёхонькие  холсты.   С  такими  мыслями  я  перетащил  находку  в квартиру,
сперва решив было захватить и облупленный торшер, явно не представлявший
коммерческой ценности,  однако  чем-то притягательный,  но зная  вкусы жены
и её неприятие  диссонансов  любого рода,  поколебавшись,  отказался  от идеи.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Наутро  я пожалел об  этом  и вернулся к забору.  Крылатая  гипсовая  фигура 
лежала, повержена,  на асфальте,  и её четырехликая голова  была старательно
расколочена  на мелкие осколки.
 
Дети  на рассвете  уехали в школу,  да и вообще,  они тут  никогда  не  играли,
и я не понимал,  кому  могло  понадобиться  учинить  столь странное действие.

Светло-серые  низко нависшие тучи  по-прежнему  закрывали  небо,  и  погода,
не грозя ни жарой,  ни ливнем,  благоприятствовала задуманному походу в мол.

Мне,  разумеется,  не терпелось узнать,  сколько  предложат  за партию  товара,
розничная  цена  которой  -  тысяча  восемьсот.  Перед  выходом  я внимательно
осмотрел  все шесть картин  и  не  обнаружил  дефектов,  и даже  если исходить
из грабительских  пятидесяти процентов комиссионных,  оставалось  девять  сот -
больше нашего  двухмесячного содержания !
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Правда, возникали некие вопросы  из области этики,  а именно,  по какой причине
прежний владелец не потрудился выручить крупную сумму ? не рассчитывал ли он,
вероятно,  совершив  очень  срочный  переезд,  возвратиться  позже  за  картинами,
которые  аккуратно  устроил  в укромное  место  между  спинкой  софы  и забором ?
и не его ли гнев  обрушился  сегодня рано утром  на неповинную  гипсовую статую,
не устерегшую клада ?

Впрочем,  я  не  собирался  сейчас  ничего  продавать,  а только  предварительно
поговорить  о цене  в нескольких  галерейках,  и если  в течение  двух-трёх  дней
на доске объявлений  у оффиса « Дубов »  не появится просьба  вернуть находку,
значит,  бывшего владельца  не беспокоит пропажа - может,  получил наследство
или страховку,  или выиграл миллионы в казино,  или неожиданно умер,  и не он
вдребезги разнёс нынче голову  бедной скульптуре.

Стены  магазина,   называвшегося  « Мир  искусства »,   заполняли  такие  же
пионеры и индейцы, кони, повозки и вигвамы,  лесорубы, старатели и ковбои, 
какие  стояли сейчас  и у меня  в кладовке,  но плакат  оповещал  посетителей 
о возможности  заказать  любые  гамму,  сюжет  и формат,  материалы  и багет,
выполненную  точно в технике оригинала  репродукцию  или портрет  по фото,
образцы каковых работ  помещались рядом.

Клерк  за  кассой,  узнав  о  моём  предложении,  удалился  в заднюю  комнату,
и оттуда вышел поджарый и высокий,  загорелый до красноты старик с карими
маленькими глазками.  Он упёрся ладонями в стойку и глянул на меня, склонив
грубой лепки лоб  с крупными надбровьями,  живо напоминая  бычью ипостась 
четырехликого торшера,  и,  чуть помедлив,  растянул губы в улыбке.

« Сынок, - сказал он  по-деревенски протяжно  и в нос, - мы  вовсе  не  берём
проклятых  картин,  мы  завалены  проклятыми  картинами,  и знаешь,  парень,
я плачу  проклятым  художникам  проклятые  пенни  из  той  проклятой  цены,
которую нужно запросить.  И ежли у тебя  есть  лишь такие  проклятые штуки, -
он ткнул  коричневым  пальцем  в стенки,  -  загони  их  на  гаражной  продаже
по проклятой  пятёрке  каждая. »

Я поблагодарил  владельца « Мира  искусства »  за  полезную  консультацию
и поинтересовался,  где можно найти  упомянутую им  « гаражную  продажу ».
   
Старик посмотрел на меня с изумлением и объяснил,  что гаражные продажи 
проводят  хозяева частных домов,  по субботам и воскресениям освобождаясь
от ненужных вещей;  объявления  о таких продажах  висят  на  любом  столбе.

В грудах старья,  выгребаемого из чердаков и сараев,  дошлые скупщики  часто
находят бесценный антиквариат,  а предметы домашнего обихода и обстановки
выгодней всего покупать  на распродажах  по случаю переезда,  когда  и  новое,
и старое  спускают подчистую  за гроши.

Сообщив мне  всё  это,  галерейщик  осведомился,  откуда  я буду  сам,  и узнав,
что недавно из России,  посоветовал заниматься  торговлей русским искусством,
которое сейчас тут  очень хорошо идёт,  затем  пожелал  удачи  и,  взяв за плечи,
поворотил меня  к выходу лицом  и на прощание хлопнул по спине,  воскликнув:
« Добро  пожаловать  в Америку ! ».

Я медленно шёл по молу  в сторону «Дубов »  и размышлял  над услышанным. 
Ясно,  оказавшиеся в моих руках картины  не представляют  особой  ценности,
поэтому  мне вовсе  не стоит  беспокоиться  о попрании  права  собственности
их бывшего владельца.
А  вот  сказанное  стариком  относительно  популярности  русского  искусства 
заслуживает  всяческого внимания.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Видит Читатель,  мне  не чужды  музы,  среди  физиков  это бывает  нередко, 
вспомним  скрипку  Эйнштейна,  и в прошлом  Имперскую  Академию  Наук
отмечал  особый  артистизм  её учёных.  Так, Институт Физических Проблем, 
где царил  великий Капица,  гордился  обширным выставочным залом  и даже
обладал должностью  референта  по изобразительному  искусству.

Воспитанник  Физпроблем,  я  весьма  успевал  в живописи  и  выставлял  её 
не  только  там,  но  и  в  других  местах  ослепительной  тогда  ещё  столицы, 
имел постоянный,  хоть и небольшой круг поклонников  и,  когда вздумается, 
продавал свои полотна  по неплохой цене.
И  теперь,  кажется,   наступило  самое  время  попробовать  заработать  этим,
таким приличествующим  человеку большой науки  хобби.

Кроме  галереек  с  индейцами  и  ковбоями,   в  моле  находилась  и  другая,
называвшаяся « Мастерская  изящного »,  голый цементный пол её витрины
был художественно запятнан  и на нём стоял мольберт с написанным яркими
и плоскими акриловыми красками  абстрактным панно.

Большинство работ внутри  относилось к различным течениям экспрессионизма, 
обычно, нефигуративного, однако попадались пейзажи, портреты и натюрморты,
выполненные  в этакой лёгкой манере  a la prima.

Ещё моё внимание привлекли симпатичные композиции-коллажики,  собранные
из потемневших  металлических пуговиц и пряжек,  подёрнутых  патиной  монет,
потёртых  кожаных портмоне  и прочего.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Навстречу  мне  из-за столика  с табличкой  « Лиса Мэй,  продавец-ассистент »,
поднялась  медноволосая  девица  в  крошечном  платьице  изумрудного  шёлка
и вышколенно справилась,  есть ли у меня  вопросы  или просьбы.  Я попросил
позвать хозяина,  и ко мне вышел  тучный  вальяжный усач  с курчавой  гривой,
зачёсанной  назад;  чёрные  радужки  и  блеск  его  больших  глаз  не  позволяли
видеть зрачков  и понять,  в какую точку  он смотрит,  и оттого казалось,  будто 
лучащийся  улыбкою  взгляд его  беспрерывно  движется  по  лицу  собеседника;
галерейщик  назвал себя Томом  и спросил,  чем он может служить.

Я  представился  художником  из  России,  и  Том  очень  оживился.  Он  тут  же
принялся расспрашивать меня  про сюжеты  моих картин,  технику  и материалы,
и я  подробно  рассказал  обо  всём.  Том  всё  одобрил  и заметил,  что  хотя  ему 
самому  никогда в жизни  не приходилось  продавать  русского  искусства,  но он
знает  одно место,  и совсем  близко  отсюда,  где им  определённо  интересуются.
 
Рыжая  протянула  своему  боссу  планшетку,   и  толстяк  быстро черкнул
цедульку  владельцу  той  галереи,  положил  её  в конверт  и  заклеил  его,
и, надписав адрес, подал мне,  сопроводив рукопожатием и приглашением 
заходить к ним без стеснения  всякий раз,  когда я буду нуждаться в совете
или какой-либо  помощи.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Место,  действительно,  оказалось неподалёку  на Университетском проспекте,
и я по горячим следам отправился туда.  Однако  на полдороги  к номеру  дома
указанному на конверте,  я  увидел  вывеску,  заворожившую  меня,  поскольку
на ней стояло  волшебное  слово,  вызывавшее  из глубин  врождённой  памяти
образ  утраченного тысячелетия назад Сада,  где меж мраморных колонн бродит
грустный  Аристотель  и твердит,  что Платон-то  ему друг,  но  истина  дороже.

Да,  на  непримечательном  одноэтажном  строении  с подслеповатыми  окнами
было обозначено « Академия Изящных Искусств », и,  конечно,  я никак  не мог
преодолеть желания  заглянуть внутрь  хоть одним глазком.

Вход был открыт,  и пройдя коридором, я попал в зал,  где в ряд у стола сидели 
девять глубоких старух  и рисовали пастелью  на листах,  лежавших перед ними,
плетёную корзину  с восковыми  яблоками,  помещённую  на железной  треноге
подле  белёной  стены.  Наблюдал  за  их  действиями  костлявый  седой  старик
с острыми усами и бородой-эспаньолкой.  Он поднял голову  и взглянул на меня
тёмным  печальным  взором,  и я  поспешно  закрыл  дверь  и  тихо  ретировался, 
избегая  ненужных вопросов.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Галерея,  куда  меня  направил  Том,  занимала  обширное  отдельное  здание
и называлась  « Эсмановское  искусство », очевидно,  по имени  её владельца.

В центральном фойе  за полукруглым  прилавком,  напоминавшим стойку бара,
возвышались три  совершенно одинаковые  крашеные  платиновые  блондинки
с короткими  стрижками,   в  белых  свободно  падающих  платьях,  схваченных
золотыми  поясками.  Я подал  сёстрам  в искусстве  записку  Тома,  и девушки,
прочтя послание,  сказали,  что  мадам Эсман  должна  через  минуту  появиться
и предложили пока  осмотреть экспозицию.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Здесь царил  совсем другой стиль,  воскрешавший  времена  импрессионизма,
и стены были полны  видов Елисейских полей,  уличных кафе под маркизами, 
лодочных причалов,  заросших неньюфарами прудов  и лугов  со стогами сена.

Попадались  и сидящие ню,  сработанные под Ренуара,  обращавшие к зрителю
пышные  кремовые зады,  и голубые  танцовщицы  в духе  Дега,  и натюрморты
с  как  бы  рубленой  моделировкой  формы,  пре-кубистическим  изобретением 
великого  аналитика  Сезанна.   
 
Реже ощущались  более поздние веяния,  вроде  гротескно изломанной графики,
украденной у богатого калеки Тулуз-Лоттрека,  или  древнеегипетских  мотивов, 
популярных  в краткий период « ар нуво »,  или  типичной для Кес-ван-Донгена
стыдливо-порочной грации  яркоротых гризеток,  или трагической клоунады Руо.

Быстро пробежав  пять или шесть залов,  ярко освещённых искусственным,
чуть холодноватым светом,  я вернулся к началу осмотра,  где за прилавком
впереди  трёх  блондинок  уже  стояла  мадам  Эсман - вся  в чёрном,  сухая
горбоносая дама  с огненным,  не по возрасту,  взглядом.
Она приветствовала меня  с истинно  царственным  английским прононсом
и спросила,  как мне понравилась  её выставка.   

« Многие полотна  весьма верно  воссоздают  сошедшие  со сцены  стили, -
сдержанно ответил я, -  однако  моя  собственная  манера  самовыражения,
хотя  и не чужда  влияний,  требует  от меня  большей  самостоятельности. »

« О  да,  помню,  это  ваш  обычай  -  улыбнулась  мадам.  -  Не  волнуйтесь,
русское искусство идёт хорошо, надо лишь знать,  где и кому продавать его. »

Я сказал,  что  был  вывезен в Джексонвилль  два  месяца  назад  как  беженец,
мне не было позволено  забрать из России  ни одной своей картины,  и прежде
чем начинать  работать здесь,  хотел  бы  уяснить,  какие  именно  направления
изо  всего  многообразного  русского  искусства,  в котором  по сей день  живы 
традиции  и абстрактного экспрессионизма,  созданного Василием Кандинским,
и супрематизма,  детища Малевича,  и конструктивизма,  изобретения  Татлина, 
и сюрреализма,  творения  комиссара  живописи  Марка Шагала,  не  говоря  уж
об иконографии, эмали, лубке,  куклах,  керамике,  лаковой росписи,  ювелирии -
какие из них  имеют шансы  найти сбыт в Америке.

Мадам  снова  улыбнулась.  « Русское  всегда  будет  русским, - заметила она, - 
даже  не стоит  и беспокоиться.  Советую вам  работать  в привычной  для вас
манере,  как вы зовёте то,  гм, « самовыражения » и  с удовольствием  взгляну
на ваши полотна,  если вы их напишете.  Желаю успехов. » 
И  по  её  знаку  три  девушки  в  белом  проводили  меня  до  дверей  галереи,
приглашая заходить  ещё раз.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Когда я  шёл назад в апартменты  по пустому Университетскому проспекту,
произошла  последняя за день,  внешне  ничем  не  примечательная  встреча,
о которой мне  пришлось вспоминать позднее.

Среди кустов  ярко-красных роз  на газоне  островерхой  лютеранской кирхи
сидел обнажённый по пояс  молодой гигант  пропорций редкостной красоты, 
достойных увековечения  резцом Праксителя.

Пепельные  густые  вьющиеся волосы юноши  стекали вдоль его  длинной шеи
на могучие плечи,  одежду его составляли  зелёные шаровары с камуфляжными
бурыми и чёрными пятнами и армейские кожаные бутсы.  Рядом с ним на траве
лежал рюкзак.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Он  бы  мог  показаться  мне  просто  бродягой,  осенью  мигрирующим
через город  к югу,  если бы я  не видел его  на  протяжение  всего  лета
вблизи « Английских дубов »,  причём  всякий раз  при одном  и том же
стечении  обстоятельств.

Иногда  у дверей  квартиры  я находил  мёртвых  маленьких  изумрудных  змеек,
точно таких,  как та,  на которую  переселенцы наткнулись  в первый день здесь,
во время  столь неосмотрительной прогулки  по парку частной школы;  их то ли 
роняли коршуны,  жрущие рептилий,  то ли подбрасывали дворовые мальчишки, 
переставшие принимать  моих пацанят в компанию.

Смутное  чувство  почему-то  не  позволяло  мне   без  церемоний   выкидывать
безжизненных  красавиц  в мусорный бак,  и  сметя  змейку  в бумажный  пакет,
я огибал забор мебельной свалки « Дубов » и там,  где кончался бетон,  щепкой
вырывал  для неё  могилку,  и,  совершая  погребение,  всегда  видел  на  откосе
за канавой и сеткой,  обносившей  усадьбу с розовым домом,  фигуру  сидящего
обнажённого по пояс  высокого  длинноволосого  парня,  мимо которого  теперь
проходил по проспекту.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Как и тогда,  он сидел  в той же самой позе,  сцепив  перед собой  пальцы рук
и чуть  наклонив  голову,  и на его  правом  предплечьи  я заметил татуировку
в виде змеи,  обвивающей дерево.

У незнакомца  были большие  голубые  глаза,  слегка на выкате,  полные губы
и короткий нос,  и несмотря на чисто арийский генотип,  и лицом,  и фигурой
он чем-то напоминал  чёрного Рича.

Вечером  я хорошенько обдумал  увиденное и услышанное  и решил потратить
определённое время, силы и даже некоторые средства на проверку потенциала
здешнего рынка изобразительного искусства.  Заработок в творческой области,
который вполне к лицу учёному,  позволил бы  не только безбедно дожидаться 
окончания  затянувшихся проверок,  но  и  предоставил бы потом  возможность
более селективно подходить к предложениям нанимателей  и  оговаривать  себе
свободу  для проведения  своих  собственных  исследований,  ибо  имея в руках
открытие  мирового масштаба,  было бы крайне глупо  оставить работу над ним.

Без ложной скромности  должен  сказать,  что  моя  живопись  на  голову  выше
всего,  заполняющего  стены  трёх  галерей,  однако  по  языку  довольно близка
фигуративному экспрессионизму,  который представлен у Тома,  следовательно,
часть его клиентов  заинтересуется и моими картинами.

Ergo,  нужно быстрей  приниматься за дело,  пока  меня  не  рвут  на части
научные  заведения  страны,  и вначале записать  посланные Провидением 
шесть полотен в рамах,  праздно занимающих полезную площадь кладовки.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Утром  в дверь постучали  и появилась  давно  не навещавшая  нас  грациозная
толстуха  Кори.  Скоро осень,  известила она  ( сентябрь  уже наступил,  но  тут
считают  началом  весны  и  осени  дни  равноденствия,  то  есть  21 - 22  числа
марта и сентября ),  жара спадает,  и стоит  проводить больше времени вне стен,
используя  краткую передышку  перед сезоном  дождей и ураганов.

На  завтра,  субботу,  прогноз  обещает  чудную  для  прогулок  на  воздухе  погоду,
облачную, с небольшой вероятностью недолгого ливня,  и она,  раз всё так совпало,
приглашает  семейство своих подопечных  посетить  исторический  Сэйнт-Огустин,
удобно расположенный  всего лишь в сорока милях отсюда.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Я был наслышан  об этом,  заложенном  испанцами  четыре века назад  городе,
о его  почтеннейшего возраста  католических соборах  в стиле высокой готики, 
и обрадовался возможности  переменить обстановку.

Искренне  поблагодарив  необъятную  волонтёрку,  я справился  у неё,  как  нам
надлежит одеться в поездку,  и она воскликнула:  « По-пляжному, по-пляжному !
Нас ждут  исключительные пляжи. »
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Затем  патронесса  спросила,   каковы  мои  успехи  в  деле  трудоустройства,
и я ответил,  что рассчитываю вскоре  получить первые предложения,  а пока
хочу попробовать  свои силы в живописи.

Кори  очень  понравилась  эта  мысль,  и она  загорелась  идеей  прямо сейчас 
отправиться  со мной  в магазин  художественных  принадлежностей,  чтобы я
познакомился  с американскими  изопродуктами,   в которых  она разбирается -
недавно закончила  артистические курсы - и может быть  полезна мне советом.

Действительно,  магазин « Майклз »,  или,  в переводе, « Мишин » превосходил
по количеству товара  всех продовольственных левиафанов,  и без помощи Кори
я бы  потерялся в нём  навек.  В таких  запасах  не  нуждался  даже  сам  великий
худфонд  Империи !

Неужели  в Джексе  больше  художников,  чем  в достославном Союзе  во  времена
самого расцвета соцреализма ?!! (  я  не  подозревал  тогда  о существовании  здесь
легиона карликовых студий,  обещающих превратить в Рембрандта всякого,  у кого
завелась лишняя  тысчонка-другая долларов ).

Масло оказалось  весьма разорительным,  и при моей  пастозной манере письма 
мне  потребовалось бы  его  на добрых  два-три  десятка  долларов  для картины
кабинетного формата.  К тому же,  судя  по легковесности тюбиков,  эти краски
продавались  уже сильно разведёнными,  в расчёте  на  живопись  лессировками -
тонкими  прозрачными слоями.

Не очень кусались  акриловые,  однако  новомодную синтетику  я не выносил, 
из-за её мёртвой,  лишённой фактуры поверхности мазка.  Оставалась темпера, 
но и она была у них  невообразимо  жидкой.
 
Правда,  тут же стояли банки совсем дешёвых грубо молотых сухих пигментов,
и я  вполне мог,  по образцу  мастеров  средневековья,  растирать их  потоньше
и смешивать  с яичными желтками.

Я  на  всякий  случай  спросил,  не  производится  ли  краска  большей  густоты,
и Кори ответила,  нет,  эта  максимальная.  Не  шибко  расстроившись, я  набрал
немного порошков  основных  цветов,  кистей  и покрывного  лака,  уложившись
в выделенную мной на то двадцатку,  и потому гордо  расплатился  на кассе  сам,
не дожидаясь Кори,  потянувшейся было  за чековой книжкой.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Следующим  утром  волонтёрка,  как  и обещала  накануне,  вывезла всю семью
в Сэйнт-Огустин.  Мы быстро домчались до него по бетонке,  но  там  пришлось
поколесить изрядно,  в поисках места для парковки.  На огороженных паркингах
и гаражах-многоэтажках  висели плакаты  « Вакансий нет »  и оставалось  ждать,
когда  кто-нибудь  отъедет  от обочины тротуара,   где  частоколом  возвышались
автоматические счётчики,  принимавшие  по  квотеру  за  десять  минут  стоянки.

Кори  была готова  к такому  варианту  и,  приметив  человека,  открывающего
дверцу машины,  выбрала  точно  исходную позицию  и,  медленно вписываясь
впритирку за отъезжающим  на освобождаемую площадь,  обошла конкурентов,
и достав  из  ящичка  за рулевой  панелью  мешочек  монет,  накормила  таймер
серебряными квотерами  до отказа.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Устройство  продаёт  свободу  пешего  передвижения  на  час,  а  потом  его
надо кормить опять,  иначе оно выбросит красный транспарант,  и работник
особой  патрульной  службы,  совершая обход,  прилепит на ветровое стекло 
требование об уплате штрафа  размером  больше  нашего месячного бюджета.

Потому  посещение  готического  храма,   расположенного  в  получасе  ходьбы,
пришлось отменить,  зато мы  остановились  удачно  близко  от самой  главной
туристической приманки - узенькой  торговой улочки,  заполненной лавочками, 
кафе и лоточниками,  вливавшейся  в набережную  с видом  на старинный форт.

Тут бурлило пёстрое многолюдие,  и я  почувствовал себя  не в пример лучше,
чем  на пустынных  весях Джексонвилля.
Я ведь  вырос и жил  в уличной сутолоке,  толчее базаров,  трамвайной  давке,
и после переезда  мне их  остро  не  хватало.  Толпа  заряжала  меня  энергией,
пребывание в ней было мне так же необходимо,  как и одиночество,  и именно
столпотворение  современного метрополиса,  сюрреалистичную  густую  пасту
столкновений  всех типажей на свете,  частиц  и античастиц,  между которыми 
то и дело проскакивают  искры  мгновенной  взаимной аннигиляции,  я обожал
изображать на своих полотнах.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Дети,  увидев,   что  американцы  любого  возраста  во  время  пешей  прогулки
держатся  за руки,  как  в детском  садике,  сами  подали  руки  взрослым,  и мы
вступили в людской поток,  огибавший уличных певцов и музыкантов, клоунов,
мимов  и фокусников,  художников  и торговцев украшениями  из  экзотических   
раковин и кораллов,  тележки  мороженщиков,  переносные жаровни с барбекью
и  шиш-кабобом  на  палочках,  грили  с  « горячими  собаками »  и  громадными 
вращающимися  бубликами-претцелями.

Течение  заносило  нас  в  сувенирные  лавочки,  букинистические  магазины,
картинные галереи  и антикварные развалы,  или на веранду,  где танцовщица
исполняла фламенко с кастаньетами  или  греки под бузуку плясали цепочкой,
в которой ведущий приседал и крутился,  поддерживаемый следующим за ним
за поднятый первым в руке над собой платок.

На миг  нашу команду  прибило  к помосту  со сдобной  белокурой  демуазель
в мини-бикини,  туго  прикрученной  цепью к столбу  и закатывавшей глазки,
пока злобного вида факир  готовился пронзить  её дрожащие телеса клинками,
затем  к пьедесталу  человека-статуи,  выкрашенного золотом  с головы до ног
и застывшего в абсолютном оцепенении,  и наконец,  вынесло на набережную,
где чредой  мерно  ступали  вороные  кони,  запряжённые  в чёрные  пролётки,
чьи  усатые  кучера,  несмотря на духоту  носившие  тёмного  сукна  крылатки,
сапоги-бофорты, шляпы и перчатки с раструбами,  щёлкали длинными бичами.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Силуэты  пролёток  эффектно  вырисовывались  на  светло-серой  воде  залива,
охраняемого  громадой  старого  форта,  и  человечий  поток  тут  коагулировал,
слипаясь в плотные  и разноцветные  группки-кластеры,  запечатлевавшие себя
на этом  почти монохромном фоне.

У Кори в руках  тоже откуда-то  появилась  маленькая камера  и она  сняла нас,
попросив  присоединиться  к нашей компании  клоуна,  выступавшего  с тремя
чёрно-белыми далматинцами.  Пожилой актёр  был одет  в такую же,  как у них,
пятнистую шкуру  и держал коробочку с надписью « На пропитание собачкам »,
куда Кори потом положила  несколько долларов.

Глаза  мои  радовались  обилию  лиц  вокруг,  но я,  всегда чувствовавший себя
в толпе  словно рыба в воде,  здесь  ощущал  какое-то  неприятное  напряжение,
причину которого  никак не мог понять,  пока не отметил,  что моё подсознание
пытается осмысливать  любой обрывок фразы,  ненароком выхваченный слухом 
из общего шума - задача,  не посильная  иностранцу,  даже хорошо владеющему
чужим языком.  Жена и,  особенно,  дети  устали ещё больше,  и мы  попросили
закончить прогулку,  тем паче, что и один час,  отпущенное нам время паркинга,
почти  уже  истекло.  Волонтёрка  приобрела для каждого  в передвижном  гриле
по пакету с гамбургером и картофельными палочками,  а также по баночке питья,
и мы,  как все,  закусывая и припивая на ходу,  вернулись к её машине.

Кори  помчалась  по шоссе  назад  и,  немного  не доезжая  Джекса,  свернула
на плавный съезд  и подрулила  к домику  с полосатым шлагбаумом.  Тут она
заплатила в окошко по доллару с человека и,  запарковавшись в тени падубов
на охраняемой будочниками площадке  и повесив через плечо дорожный баул,
повела путешественников  к плещущему в двух шагах  Океану,  отделяющему,
согласно вере древних,  мир,  пригодный  для жизни,  от  земли,  со  временем
обращающей  в чудовищных монстров  её обитателей.

Мягкий  пляж,  где глубоко утопали ноги,  отчего  сразу же  пришлось  разуться,
переходил  в очень  отлогую отмель,  и потому  стена высоких  рокочущих волн, 
потрясающих  белыми  гребнями,  стояла  далеко  от подвижной  границы  суши,
которую теснил и гладил  только  бессильный  и шепелявый накат,  исходивший
лентами тёплой пены.

Раздевшись  до купальных костюмов,  жена и дети  упали во влажный песок,
лицом к берегу  и,  смеясь,  подставляли  тело  набегавшему  и  отбегавшему,
будто газированному потоку,  а я,  поднырнув под прибой,  отплыл подальше
покачаться на крутых валах.

Купание  в открытых водах,  когда над головой пловца  лишь  небо  да чайки,
а берег  скрыт  от взора  за белопенной грядой  и  неизвестно,  есть ли он там,
или уже  провалился в тартарары,  разумеется,  не идёт  ни в какое сравнение
с полосканием  в  бассейне,  откуда,  при  точке  зрения  ниже  уровня  земли,
видны,  как из могилы,  в ненатуральном ракурсе,  который любил  эль-Греко, 
постройки, деревья, кусты  и человеческие фигуры.

Это было приятно, хотя и никак не освежало, поскольку у здешнего побережья,
омываемого Гольфстримом,  вода на исходе лета  типично куда теплей воздуха,
к тому же  безбожно солона,  щиплет глаза  не хуже хлорки  и после высыхания
оставляет на коже  белые пятна,  напоминающие проказу.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Искупавшись в океане,  следует  вмиг  сменить  одежду,  пропитанную рассолом
и быстро дубенеющую  на воздухе,  и волонтёрка,  достав  из баула  широченные,
способные охватить даже её талию, полотенца  и галлон дистиллированной воды,
предложила  нам  пойти  в кустики  обтереть  соль  и переодеться,  рекомендовав
при  том  внимательно  смотреть  под  ноги,  чтобы не наступить на экскременты,
ибо пляжники  справляют естественные нужды  там же.

Обнажать  интимные  части  тела  на общественных  землях Флориды  запрещено
везде,  кроме мест,  отведённых нудистам,  и  переодеваясь,  необходимо  следить,
не появятся ли  конные  рейнджеры,  иногда  объезжающие парк, и если мы вдруг
заметим  их  из  кустов  или  услышим  её  предупреждение,  то должны  поскорее   
прикрыть  срам  хотя бы полотенцем,  ибо иначе  патрульные полисмены  обязаны
нас подвергнуть  аресту.

Порой  в иных штатах  сохраняют  силу  допотопные  законы,  которые  вовремя
забыли упразднить,  извинительным тоном добавила девушка,  но всем известно,
как обходить  без риска  реликтовых динозавров.

Во время  нелегальной  процедуры  смены  костюмов  пляж  и подходы  к нему,
на которых до того  перед нашими глазами  не прошло  ни единой живой души,
оставались  по-прежнему  абсолютно  пусты,  и я  спросил Кори,  где находятся
те посетители,  чьи машины,  числом  около  двух  дюжин,  стоят  на  площадке.

Большинство  приезжает  сюда  поудить  рыбку  в  реке,  текущей  неподалёку, 
ответила волонтёрка,  и она собирается сейчас  повести нас берегом к её устью, 
образующему  живописный  болотистый лиман.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Трусиха  Галя  сразу же  заволновалась  и спросила,  не опасно ли  удаляться
от охраняемой парковки,  но Кори сказала, что все въезды в парк  перекрыты
пропускными  пунктами,  на которых  при сборе платы  обязательно снимают
скрытыми видеокамерами  лица  всех посетителей  и номера  их автомобилей,
и засветившись таким образом,  ни один головорез не решится тут совершить
что-либо  противозаконное.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Кроме  того,  она  изучала  японские  военные  искусства  и  знает,  как  дать
нападающему  достойный  отпор - и толстуха  продемонстрировала  на месте
несколько  впечатляющих приёмов,  с криком свалив  незримого противника 
мощным ударом  босой ноги в голову,  после чего  сломала ему позвоночник, 
подпрыгнув и рухнув на песок  всем своим немалым весом.

И,  конечно,  она  всегда  носит  с  собой   средства  самозащиты,   без  которых
не должна путешествовать одинокая женщина. Открыв сумочку, Кори показала
пистолет среднего калибра, « булаву » - аэрозольный флакон,  выбрасывающий
жгучую струю  перечной суспензии  в лицо нападающего,  и миниатюрное теле-
радиоустройство,  при включении  непрерывно шлющее  по спутниковой связи
сигнал тревоги  в ближайшее полицейское управление.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Единственная  реальная  опасность,  угрожающая здесь -  это солнечные ожоги,
и хотя сегодня выдался подходящий день для прогулки,  и солнце лишь пятном
угадывается за тучами,  в тропиках  с ним шутить  нельзя никогда,  и особенно,
если пасмурно - именно в такую  коварную погоду  поражение ультрафиолетом
наблюдается гораздо чаще.

И покровительница,  вынув тюбик  солнцезащитного крема,  помогла всем нам
нанести его  густым слоем  на не защищённые одеждой  участки кожи.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Слова гигантессы несколько успокоили мою Галину,  и мы отправились в путь.
Сразу за  пляжем  простиралась большая устричная отмель,  где отлив обнажил 
отмёршую часть колонии  со сросшимися  в причудливые  капители  и гротики,
покрытыми  нежнейшим перламутром внутри  и бугристыми натёками снаружи 
парными створками - ложечка  и её крышка.

Это был  прекрасный  материал  для коллажей,  гораздо  более  выразительный,
чем старые пуговицы, монеты, кожа и пряжки,  использованные в композициях, 
которые я видел у Тома.
Я выломал  дюжину  гроздьев   самой  разнообразной  формы  и сложил кучкой
под приметным деревом,  чтобы захватить по дороге назад.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Вскоре мы пришли к лиману реки,  выносившей в океан  струи  мутной взвеси.
Низины берега  затапливала  жёлтая  жидкая грязь,  возвышенности  покрывала
корка глины  в сеточке  кракелюров,  по которой  сновали,  передвигаясь боком,
тысячи и тысячи  сухопутных  крабов  размером  с ноготок.  Тут  накапливались
груды  лесного валежника,  приплывавшего по реке,  и просаливаясь приливами
и  высушиваясь  ветрами,  древесина его  за годы  приобретала  прочность камня
и устойчивость ко всякой гнили,  и я набрал  немало кусков дерева для коллажей,
от мраморно-белого и розового  до серого и угольно-чёрного.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я справился у Кори,  чем питаются несметные орды крабов,  и она ответила,
что, большей частью,  дохлой рыбой,  поскольку здесь постоянно случаются
заморы,  вызываемые  вспышками  размножения  одноклеточной  водоросли -
так называемые  « красные  приливы ».

Вода тогда  будто  окрашена кровью,  и находиться  на берегу  в такое время
небезопасно - микроскопические  создания  переносятся  ветром  и,  попадая
в дыхательные пути,  поражают  лёгкие  животного или человека  токсинами.
Разложение  погибшей  рыбы  также заражает  воздух водорослями,  и крабы
выполняют  очень важную в экологии функцию,  очищая пляжи.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Мы подобрали на обратном пути  прежде собранные мной устричные соцветия
и,  довольно тяжело нагруженные,  вернулись к машине.
Укладывая добычу в багажник,  я с удовлетворением  отметил,  что располагаю
хорошей палитрой и завидным набором фактур.  Но для композиций не хватало
мелких  деталей,  и взяв пакеты из-под гамбургеров,  мы отправились искать их
на литорали.
~~~~~~~~~~~~~~~~~
Бродя  вдоль  колеблющейся  границы  между  водой  и  сушей,   где  пауконогие
рачки-отшельники  в спешке  погребали себя  при каждом откате волн,  оставляя
крошечные воронки на песке,  можно было найти  немало интересных предметов.

Кроме обломков раковин,  тщательно  обкатанных  и  отшлифованных  прибоем
и оттого чрезвычайно прочных,  встречались бусины  и, реже, веточки кораллов,
камешки,  в кружево источенные моллюсками,  частички губок,  морские звёзды,
а  также  вещи,  сотворённые  руками  человека,  но  нёсшие  следы  длительного
пребывания на дне океана,  например, красные керамические черепки,  обросшие
беленькими уточками,  пористые косточки  или  проржавевшие насквозь  монеты,
непонятно  какой страны  и достоинства.

Эта стихия преображала  даже осколки ординарного стекла,  скругляя им края
и,  матируя зёрнами песка грани,  наделяла  утилитарный аморфный материал 
тёплой опалесценцией  внутреннего отражения.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Среди иных встречались объекты,  не  поддававшиеся  идентификации автором -
равные секторы дисков,  словно спрессованные  из порошкообразного вещества 
типа  вулканического пепла;  поверхности  серых  пластин  испещряли  борозды,
напоминавшие  загадочные письмена.

Кори сказала,  что  на такие  фрагменты  обычно  распадается  после  смерти
его владельца  внешний  скелет  « песчаного  доллара »,  донного животного,
родственного морским ежам и звёздам,  и  тот,  кому удастся найти на берегу
целый  « песчаный  доллар »,  считается счастливчиком.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Увлёкшись охотой,  мы  и не заметили,  как набежали  тяжёлые  низкие  тучи,
и подняли  глаза  к небу  только тогда,  когда оттуда  хлынули  потоки  дождя,
мгновенно  не оставившие на нас  ни единой сухой нитки.

Жена  в панике  схватила  детей  за руки  и собралась было  бежать  к машине,
однако Кори  велела  с пляжа не уходить  и лишь держаться от воды подальше.

Основной  фактор  опасности  при  тропической  грозе  составляют  молнии,
объяснила она,  поэтому  во время неё  нельзя  ни  купаться,  ни  укрываться
под сенью  или же подле растений,  хорошо проводящих ток.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Действительно,  тяжёлая  артиллерия  небесного  войска  лупила по парку
без  устали,  и несколько  внушительной  силы  разрядов  угодили  в чащу
совсем  рядом  с  парковкой,  и  оттуда,  перекрывая  свежий  запах  озона,
явственно  потянуло дымком.

Хотя  на  открытом  пространстве,  где  путешественники,  сбившись в кучку,
видели прямо у себя над головой клубящиеся,  словно живые,  мохнатые тучи,
озаряемые синими вспышками,  и  казалось,  будто  каждый  огненный  штрих
незримого Художника,  разветвляясь,  летящий вниз,  перечеркнёт  именно их,
отчего  Галина   взвизгивала  чаще,   чем  от  раскатов  запаздывающего  грома, 
укрываться под кронами было не только опасно,  но и лишено смысла,  так как, 
во-первых,  все  мы  промокли  до  предела,  не  успев ещё  стронуться  с места, 
и, во-вторых,  тёплый  обильный ливень  мягкой  водой  из горних сфер  кстати
прекрасно промыл нам волосы,  слипшиеся после купания от соли.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Гроза  продолжалась  недолго,   в  соответствии  с прогнозом;   вскоре  солнце
уже  проглядывало  сквозь тучи,  бегущие  прочь  от его  побагровевшего  лика,
и наша одежда и песок  стали высыхать на глазах.

Здорово  пахло гарью,  и я спросил у Кори,  не  следует  ли  опасаться  пожара.
В это время года, отвечала волонтёрка,  молнии могут поджечь один подлесок,
состоящий,  в основном,  из пальмет - низеньких пальм  с широкими листьями, 
полными  эфирных масел.

Такие пожары  не распространяются далеко  и не опасны,  однако сухим летом
огонь выжигает во Флориде  сотни и сотни квадратных миль.
Впрочем,  тропическому лесу  раз в несколько лет  необходимо гореть,  и  если
подлесок разросся  слишком уж  сильно,  специальное пожарное подразделение
искусственно устраивает  контролируемый поджог.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Последние тучи убегали за окоём Океана,  названного именем простодушного
титана Атланта,  которого боги  обманом завлекли  за предел обитаемого мира
и взвалили  ему на плечи  планету.
Мы уже полностью высохли  и,  подобрав пакеты с добычей,  медленно пошли
в сторону заходящего солнца,  к парковке.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

                ЗАНЯТИЕ  НА  ПЛЕНЭРЕ
               
                Сначала, сыне, научись смотреть.
                Запомни ( зарисовывать не надо )
                Кисть в воздухе и винограда плеть
                С изгибом соблазняющего гада.

                Бродить в садах с душою налегке -
                Куда как замечательная школа.
                Там бабочка-балетница в пике
                Спешит к сухим объятьям богомола,
                Тут пауки раскинули музей,
                В нём панцири и крыльев перепонки,
                А ниже - муравьиный Колизей,
                Миг - и личинкой съеден ротозей,
                Скользнувший по песку на дно воронки.


Рецензии