Откройте АмерикY! Гл. 6

                ГЛАВА  ШЕСТАЯ,
        где герой,  ничтоже сумняшеся,  дерзко учиняет « Сотворение мира »

Всё вокруг  благоприятствовало тому,  чтобы я  поскорее мог открыть  поточное
производство предметов искусства,  и я  почти не удивился,  когда  в ту же ночь,
по обыкновению  выйдя курнуть  на площадку для старой мебели,  сразу  увидал 
вытянутый простой стол,  больше напоминавший  верстак,  и ровно  полдюжины 
складных  деревянных  стульев  с высокими  сидениями,  легко  превращающихся
в импровизированные  мольберты.

Эти вещи,  в течение  года,  как  минимум,  находились  под  открытым  небом,
и их  светлая древесина,  никогда  не осквернённая  ни краской,  ни политурой,
говорила о том  своим совершенно нейтральным  серым тоном.
Следовательно,  их  завезли в « Дубы »  откуда-то,  скорее  всего,  из  поместья
с розовым особняком  за канавой.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Сейчас  в частных владениях  проводят  осеннюю  уборку  территории,  заодно
полностью  меняя  садовую  обстановку,  однако,  согласно  моим наблюдениям,
её принято сносить к дороге,  вместе с обрезками сучьев,  где домашние отходы, 
пригодные  в  переработку,   подбирают   комбайны   утилизационной   службы,
тут же на ходу  измельчающие древесину в крошку.
 
Впрочем,  я ни разу  не замечал  работников  за оградой  усадьбы,  хотя трава там
выглядела подстриженной  и кусты подрезанными.
Белый  конь  продолжал  гулять по ночам,  но юный  длиннокудрый  гигант-атлет,
печально смотревший в мою сторону  при погребении змеек,  с того вечера,  как я
встретил красавца  с рюкзаком  возле кирхи,  больше  не попадался  на моём пути,
равно и мёртвые  или живые змейки.

Я знал,  что с находкой ничего не случится,  ибо какого « дубовика » прельстит
подержанная парковая мебель  и, докурив сигарету,  пошёл спать,  а на рассвете, 
пока  жители комплекса,  после  барбекью с танцами  продиравшие глаза поздно,
ещё  не уткнули  в щёлки  любопытных  носов,  мобилизовав семью,  перетащил
оборудование  своей художественной мастерской  в дальнюю спальню квартиры.

Шесть картин,  которые я нашёл на свалке и собрался использовать первыми,
были  одного размера и формата  и вставлены  в одинаковые рамы,  и  потому
напрашивалась мысль превратить их  в серию  тематически  связанных  работ.
Мне хотелось  отметить  начало  моей творческой  активности  на континенте
чем-то очень значительным,  и я перебирал в уме  подходящие сюжеты.

А  пока  мы  поставили  садовый  стол  у боковой  стенки,  там,  куда  не  попадал
прямой свет  из окон,  и я,  разместив  на нём  шесть  раскладных  стульев,  достал
из кладовки  и установил на них  своих пионеров, дровосеков, индейцев и ковбоев
так,  чтоб они не отблёскивали.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Закончив эту работу,  мы  отправились  к бассейну,  и по дороге  нам  встретились
два  незнакомца.  Они  походили  друг на друга  и  ростом,  и  короткой  стрижкой,
и круглыми курносыми лицами,  но левый в паре  был негром,  чёрным  до синевы, 
а правый,  напротив,  розовокожим блондином  с рыжинкой.
Оба  носили  серые  костюмы  и  галстуки  цвета  бордо  и  явно  не  принадлежали
к обитателям  благословенных « Дубов ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Широко  улыбаясь,  молодые мужчины  представились  миссионерами,  членами
межконфессионной конгрегации  « Друзья новой правды »,  и поинтересовались,
как ранее дубовики,  нашим вероисповеданием.

Хоть я его  и назвал  по-здешнему,  то есть,  «ортодоксальным Христианством »,
казалось,  мои слова  мало  о чём  говорили миссионерам.  Парни  осведомились,
разрешает  ли  нам  упомянутая  Церковь  читать  Священное  Писание,  и узнав 
от меня,  что да,  безо всяких  ограничений,  предложили  пройти  вместе с ними
к  их  фургону,  где  всем  желающим  вручается,  абсолютно  бесплатно,  Библия
в разных  изданиях  и  на  многих  языках  мира,  и некоторая  другая  литература.

Должен сказать,  моё  нерушимо материалистическое  образование, полученное
в  лучших  Имперских  учебных  заведениях   с  конца  пятидесятых  до  ранних
семидесятых  годов,  понятное дело,  не оставляло  ровно  никакого  места вере,
и рекомендуя себя « православным христианином », я выражал тем самым лишь
своё предпочтение  данной культурной национальной традиции.

В нас  воспитывали  уважение  к этическому,  эстетическому  и философскому
наследию Христианства, и,  будучи аспирантом Академии Наук СССР,  помню,
я составлял увесистые рефераты  об Оккаме, Роджере Бэконе и Фоме Аквинате.

Естественно,  я любил  древнерусскую  икону,  очаровавшую  самого Матисса,
службу в патриаршьем Елоховском соборе,  где пели солисты Большого театра,
и религиозную музыку  Бортнянского, Рахманинова, Чайковского.

Я имел  и читал Библию,  и не только  на русском,  но  и  на славянском  языке,
и звучные строчки оттуда,  понятные без перевода  чувствующему родную речь,
нередко использовал  в своих стихах.
Наконец,  мы все  были  крещены  по православному  обряду  и даже  привыкли
носить  нательные  крестики.
    
Вышеизложенное  давало  мне  основание,  не  очень-то  лукавствуя,  звать  себя
христианином  перед  верующими людьми,  и особенно  теперь,  перед жителями
практически неведомых нам  города и страны,  столь  неожиданно  оказавшимися 
такими  набожными,  почище  оторванных  от цивилизации  тибетских ламаистов.

Мы  покидали  Родину  при  обстоятельствах,  не  позволивших  нам  вывезти
ни единой книжки,  и я с благодарностью  принял  предложение  миссионеров.

Белый  и чёрный  провели  семью иммигрантов  к автолавке,  у которой  стоял
прилавок с рядами  новёхоньких,  только что  из-под  печатного  пресса  томов.

Справившись,  откуда мы приехали,  чёрный  нашёл нам  Синодальное издание
Библии  на русском,  а белый между тем  вручил братьям  детскую её обработку
с прекрасными  цветными  картинками.  Я пробегал глазами  длинные  шеренги
великолепного качества полиграфической продукции на английском,  и чёрный,
заметив это,  порекомендовал мне  адаптированное для малограмотных  издание, 
написанное  предельно  простым  уличным языком,  близким  к « эбоник ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я, однако, вежливо отказался,  сославшись на слабое знание  местного диалекта,
и чёрный,  улыбнувшись,  протянул мне  толстую  американскую академическую
ревизию Священного Писания  с подробными  комментариями  и разночтениями.
При  этом ( или это  мне показалось )  он  отодвинул  на  край  стола  и прикрыл
каким-то буклетом  небольшую книжицу  в мягком переплёте.

Закончив листать фолиант  с массой убористых сносок  и улучив момент,
я протянул туда руку и достал версию короля Джеймса - перевод Библии, 
завершённый в 1611 году  и авторизированный  сим  правителем Англии,
владевшим  поэтическим  пером,  коим  Бог  редко  награждает  монархов
со времён  Давида и Соломона.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я  тут  же  ощутил  необычайное  качество  трехсотвосьмидесятилетнего   текста,
каждую строчку которого  можно было петь.
Чёрный  и  белый   наблюдали  за  мной   с  видимым  беспокойством,   и  бросив
какую-то  фразу  партнёру,  белый  извинился  и спросил,  хорошо ли  я  понимаю
архаическую  лексику  книги.  Получив  положительный ответ,  он попросил меня
прочесть  и  пересказать  указанный  им  параграф  Посланий,   обильный  сложно-
сочинёнными предложениями,  и когда автор  успешно выбрался  из их лабиринта,
оба  только переглянулись.

Всё  же,   дополнительно  к  версии  Джеймса,   миссионеры  всучили  мне
и академический талмуд,  и целую охапку  журналов,  брошюр  и буклетов.

После чего  пара построила четвёрку кружком  и,  присоединившись к хороводу,
вознесла краткую,  но прочувствованную молитву  Небесному(ой) Отцу-Матери,
возблагодарив  Божество  за чудесную  встречу с нами  и выразив надежду  на её
добрый плод,  и,  не обращая больше  на нас  внимания,  принялась  упаковывать
свои манатки.

В первую же  свободную минуту  я открыл  выполненный под эгидой Джеймса
перевод Библии.  Он был  снабжён предисловием,  описывающим  трагическую
фигуру короля-стихотворца,  по достоинству не оценённую ни современниками,
ни историками  последующих поколений.

Джеймс  родился  в Шотландии  незадолго  до того,  как  его  мать,  знаменитая
Мэри Стюарт,  организовала  убийство  его отца - злодеяние,  за которое  Мэри
заточили в замок  и заставили  отречься от престола  в пользу  годовалого  сына.

Когда впоследствии Елизавета I  подписала смертный приговор опасной узнице,
двадцатилетний шотландский король  не поднял своего голоса  в защиту матери,
получив благодаря тому  право наследования  английской короны.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Взойдя  на трон Англии  после смерти Елизаветы,  Джеймс  оказался  в центре 
жесточайшей  междоусобной борьбы  пуритан, лютеран, англикан и католиков,
и пришелец,  не обладавший  ни железной волей,  ни умом,  ни популярностью
своей  предшественницы,  не  имел  никаких  средств  держать  в  узде  распрю,
угрожавшую  самому существованию страны,  и лавируя  в гуще свары,  король,
в довершение ко всему,  награждённый  плюгавенькой  внешностью, невыгодно 
контрастировавшей  с  величием  Тюдоров,   заслужил  нелюбовь   и  презрение
каждой  из  бьющихся  до  взаимоистребления  сторон,  изливаемых  на Стюарта 
двадцать два  тревожных года  его правления.

Единственным  удачным предприятием Джеймса  показал себя  лишь перевод
Библии,  осуществлённый  им немедленно  по воцарении,  да и то  успех этот
приписывают  мастерству  известных богословов,  собранных монархом,  хотя
на каждой странице книги  видна  рука поэта,  не дающая учёности  принести
великий Дух оригинала в жертву букве,  чем и отличен сей труд от остальных,
произведенных  простым умением.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Собственные же  поэтические  опусы  короля,  равно  и  трактаты,  осуждавшие
колдовство и курение новомодного табака,  никто никогда не принимал всерьёз.

Версия Джеймса за считанные десятилетия  завоевала признание  всех церквей
и сцементировала Соединённое Королевство прочнее,  чем политические акты,
позволив  англоговорящей  Британии  почувствовать свою  языковую общность
и поставить её  выше  религиозной и культурной розни.

...Боже,  помяни царя Давида и всю кротость его.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Стихосложением,  как и живописью и рисунком,  я занимался с младых ногтей,
разумеется,  тоже  по-любительски,  ибо меня  нисколько не прельщала карьера
советского  профессионала  от  искусства,  не только  зашоренного  идеологией
и сурово  ограниченного цензурой,  но и всегда  втянутого  в сложные интриги,
неизменно  сопровождавшие  процесс  распределения  государственных заказов.
   
Пробовал  я  себя  и  в  литературном  переводе,   ощутив  тяжесть  авторитета -
то ядро каторжника,  кое должны влачить все,  бредущие тем трактом,  и теперь
мне  не  терпелось  выяснить,  каким  же  чудом   Джеймс,   оставаясь  в  рамках
точного  смыслового  соответствия  Подлиннику,  умудряется  придавать  фразе
музыкальную фактуру,  переводя её  в совершенно другое измерение  и отражая,
кроме сказанного,  и несказанное,  и невыразимое словами.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Тут  превосходно  помогало  сравнение  королевской  версии  и буквалистского
Синодального перевода,  а также изумительно дотошной американской ревизии.

Джеймс  был склонен  чаще использовать  конкретные  образы,  так например,
передавая обращение царя Давида,  восхваляющего Бога-защитника,  он писал
« Ты Скала моя и Высокая Башня моя », вместо обобщённого « Основание моё
и  Прибежище ( Убежище )  моё  »,  употребляемого  в  современных  изданиях.

Этот приём  даёт  нужную  для  аллитерации  и ритмизации  текста  свободу, 
ибо  снабжает  писателя  изрядным  количеством  синонимов;   сравни  лишь
набор  конкретных понятий  « сети-силки-тенёта-западни-ловушки-капканы »
с абстрагирующим  « уловки-хитрости ».

Потому  неподцензурный  суверен  мог аранжировать Писание,  приспосабливая
свою версию к литургическому пению,  которое  в те времена,  следуя еврейской
и первоапостольской традиции,  сохраняли  даже  ещё  и протестантские  церкви.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Синодальное издание  не рассчитано на пение либо на чтение вслух,  поскольку
Русская  Православная  Церковь  служит  на  славянском  по  переводу  IX  века,
созданному  святыми  Кириллом и Мефодием,  тем  паче  американская  ревизия,
предназначенная  для  местных  церквей,   давно  отказавшихся  от  архаического
речитатива  в пользу мелодий  сегодняшнего дня,  вплоть до рока, кантри и рэпа,
и чуткие авторы новосветной редакции Книги книг,  обладая  большей свободой,
чем  все  короли  этого мира,  смело  модернизировали  лексикон  обоих  Заветов.

Так,  во  фразе:  « ...воздвигну  Церковь Свою  и  врата  ада  её  не  одолеют »
одушевлённые  буйной фантазией древних  « врата »  мифического  узилища
были заменены  на  « силы смерти ».

И вообще,  вместо вульгарного слова « ад »,  к тому же  за океаном  обретшего
грубо-оскорбительный оттенок,  в тексте  американской ревизии  всюду стояло
звучное древнееврейское « Шеол »,  а в сносках под страницей иногда петитом
указывалось также  и греческое « Гадес ».

Чтение Библии  сразу натолкнуло меня  на мысль  почерпнуть из этого кладезя
сюжеты  своих будущих картин,  тем более,  что религиозная тематика  должна
тронуть  сердца  здешних  благочестивых  жителей,  а избранная  мною техника
живописи  яичной темперой,  как нельзя лучше  подходит  для подобных  работ,
напоминая зрителям о непревзойдённой и доныне  средневековой иконографии.

И  красиво  серию  из  шести  чудно найденных полотен,  призванную  положить
начало  моей творческой активности  в противоположном полушарии,  посвятить
шести дням,  или верней,  эонам - периодам Творения,  да будет первая буковица
новой записи  манускрипта моей жизни  « алефом »,  она же « альфа ».

Меня  немного смущало  полное  отсутствие  в галереях Тома  и мадам  картин,
хотя бы  отдалённо напоминающих  задуманные мною.
Строго  говоря,   единственные  сюжетные  произведения,  увиденные  автором
за  Университетским  проспектом,  представляли  те  же «  мир-искусственные »
пионеры, золотоискатели, индейцы, ковбои,  негры с тюками хлопка и лесорубы.

И потому-то  прежде,  чем приступить  к осуществлению  замысла,  я, проявляя
присущую мне осторожность  и помня о множестве приглашений  заходить ещё, 
отправился за магистраль  поделиться с торговцами своими планами.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Действительно,  Том и Лиса  встретили меня  очень радушно. Том с восторгом
прищёлкнул  пальцами,  когда  узнал  об идее  полиптиха  « Сотворение  мира »,
а Лиса лукаво заметила,  что сама Природа  велит писать картину о зарождении
всего сущего  яичными  красками. 
При этом ассистентка  поглядела  на меня  в упор  своими  зелёными глазищами
и со смешком облизнула маленький рот  острым розовым язычком.
~~~~~~~~~~~~~~~~~
Мадам Эсман,  по-прежнему  вся  в чёрном  среди  платиново-золотых  весталок,
выслушала рассказ  о моих прожектах  и  с благосклонной  улыбкой  произнесла:
«  О да,  разумеется,  разумеется.  Я и сама предполагала  нечто в подобном роде,
ведь все русские  глубоко религиозны,  не так ли ? »
Я  не стал  убеждать даму  в обратном  и,  вежливо поблагодаривши,  откланялся.

Случайно  или  нет,  но я  возвращался  в апартменты  той же  стороной дороги
и в то же  самое время,  что  и при первом  посещении галерей,  и проходя мимо
лютеранской  кирхи,  я  не мог  не вспомнить  юного  полуобнажённого  гиганта,
сложённого,  как Антиной,  грустно  сидевшего тогда  среди  алых роз  на газоне
в знакомой  классической позе,  положив  голову на плечо  и сцепив пред собою
могучие руки.

Хотя  колючие  кусты  ещё  не  отцвели,  однако  на свеженасыпанной  клумбе
впереди их  вперемешку  уже пестрели  красные,  розовые и фиолетовые астры
и мелкие ветвистые белые хризантемки  сорта « дубок ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Получив одобрение профессионалов,  я принялся  внимательно  штудировать
начальные  главы  « Бытия  »,   ибо,  разумеется,  ушлые  местные  богословы,
зная Библию  назубок,  живо усекут любую ошибку.

Даже  при  поверхностном  прочтении  было  видно -  история  сотворения  мира
излагается  дважды,  причём  разными авторами.
Лексика и стиль их  отличаются значительно,  и,  называя Творца Всего,  первый
именует Его  древнееврейским  словом  Элохим,  понимаемым  и  переводящимся
как Бог,  однако  имеющим  ивритское окончание  множественного  числа  « -им »,
без сомнения,  восходящее  к многобожию.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Второй же автор  употребляет  выработанный  явно позднее  Тетраграмматон -
сочетание  четырёх согласных,  содержащихся в имени Яхве - Сущий, Которое,
по еврейскому обычаю,   нельзя  произносить  вслух;   отчего  Оно  снабжается
гласными слова Адонаи - Господь,  и так читается,  а переводится, как правило,
не  вполне  точным  композитным  выражением-заместителем  « Господь  Бог ».

Писатель « Бытия »,  мудро  не утруждая себя  согласованием  обоих рассказов,
переходит  без  интерлюдий  к следующему  прямо в середине  4 стиха II главы,
тем  самым  представляя их  двумя  вариантами  предания,  дошедшего  до  него
из глубины времён,   и открывая  весьма широкий  простор  для интерпретаций.

В первом рассказе события  инициируются  Словом Бога,  однако  происходят
естественным путём,  то есть,  Бог сказал,  и стало так,  и геологические эпохи
описаны правильно:  период,  когда всю поверхность планеты  покрывал  один
праокеан - Панталасса;  «  отделение  вод  от вод  »  -  интенсивное  испарение
и образование сплошного покрова облаков;  потом возникновение суши в виде
единого материка - Пангеи;  разрежение  облачного слоя  вследствие  усиления
турбулентности  атмосферы,  отчего  насущный  для  фотосинтеза  свет Солнца
достигает поверхности Земли  ( « сотворение  светил »  и появление  растений ).

При заселении планеты,  воды Океана прежде,  чем суша,  порождают животных, 
причём  классы  их  приведены  в  последовательности  « рыбы-рептилии-птицы », 
соответствующей  теории эволюции.
 
И,  контрастом  ко всему предыдущему,  произведенному  той или иной  средой -
создание лично Демиургом,  хоть и нигде  не упоминается,  из какого  материала,
но по Собственному Его  Божественному Образу и Подобию,  людей обоего пола,
отчего,  вследствие сопоставления,  у читателя  невольно  возникает мысль о том,
что мужчина  есть  Образ,  а женщина - Подобие.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Впрочем,   идея  мужского  превосходства  первым  автором   не  педалируется,
в отличие  от использующего  грозное Имя  « Яхве »  второго,  по чьей  версии
животные созданы вслед за мужчиной,  а женщина - только после того,  как Бог
не  нашёл  среди  сотворённых  Им  скотов и зверей  пары,  подходящей  Адаму.

« Яхвист »,  не углубляясь в космогонию,  концентрирует внимание  на сложных
отношениях  Господа  с людьми,  убирая из фокуса повествования  материальное,
отчего противоречие  двух вариантов  акта Творения  относительно  очерёдности
создания земной фауны и человека  разрешается  предположением  об автономии
духовных  сущностей  вещей,  суть  замыслов  Божиих,  рождённых  вне  времени
и пребывающих  отдельно  от их  земных  отражений  в параллельной  сфере мира.

И  согласно  с тем,  во втором  библейском рассказе  Бог  предстаёт  не  Режиссёром
и Организатором  глобальных  процессов,  но  Производителем  конкретной  работы:
Скульптором,  формирующим Адама  из праха;  Садовником,  возделывающим Эдем;
Ирригатором,  залагающим  оросительную  систему  Рая  и сопредельных ему земель; 
Хирургом,  проводящим  первую операцию  под общим  наркозом.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Теперь  я готов  был  взять  кисти в руки  и отправился  во львиный гастроном
купить  яиц  для изготовления  темперы.  Удача  мне  сопутствовала  и  в  этом,
и я обнаружил  в углу холодильного шкафа  баночки  с яичным  боем,  который
прежде никогда не выставляли на продажу.  Бой стоил куда дешевле целых яиц,
кроме  того,  сами  баночки  с крышками  являлись абсолютно необходимой мне
художественной принадлежностью,  ибо разводимые  малыми  разовыми дозами
сохнущие в мановение ока  пигменты  приводили  в состояние  неотмываемости
горы  мелкой посуды.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Итак,  день  первый,  сотворение  света.  Весь  человеческий  опыт  показывает -
свет испускается  каким-либо источником.  Существование света без источника
должно было казаться  вопиющей нелепицей  древним,  чаще нашего видевшим
светила на небосводе или живое пламя.  Тем не менее  автор,  называющий Бога
« Элохим »,  пишет о том,  что лишь недавно  стало известно  благодаря  теории
Большого Взрыва - в начале  Вселенную  наполнял  один только свет,  и остатки
первозданного сияния,  так называемое  « реликтовое излучение »,  не связанное
ни с какими телами,  регистрируют современные телескопы.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Замечая  в  первой  главе  « Бытия »  вспышки  сверхъестественной  интуиции
и  не  имея  пока  тому объяснения,  я сосредоточился  на довольно прозрачном
символическом  смысле  отделения света  от начальной тьмы  как утверждении
противостояния  добра  и зла  и их  взаимопорождения,  подчёркнутом  фразой:
« И увидел  Бог свет,  что он  хорош »,  содержащей  также  намёк  на  опасную
непредсказуемость  произведенного Создателем действия.

Сообразно концепции,  я разделил полотно на два одинаковых прямоугольника, 
канонически написав  справа  свет,  а слева  тьму,  причём  обе  области  бытия
в моей трактовке  кишели  прообразами  будущего,  и правые  из них  не всегда
казались  безусловно  благими,  равно  и левые - не однозначно  злокозненными.

Там были  змеи, драконы, единороги,  крылатые гиганты и кони,  птицы, рыбы
и даже явно техногенные  роботоподобные устройства,  аппараты и механизмы.

Ниже,  точно  на  границе  света  и  тьмы,  я легко  наметил  фигуру  Демиурга,
витавшего  над глянцем  девственно безучастной воды  в развевающихся ризах,
ибо Он,  как указано,  Дух,  или же иначе,  Руах - Ветер.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

На  картине  « День  вторый »  пар,  клубившийся  над  поверхностью праокеана,
собрался  в огромные столбы,  увенчанные  шапками кумулюсов  и упирающиеся
в многоярусный  облачный  покров,  отчего  тёмная  и светлая  части мироздания 
стали  напоминать  интерьеры  египетского  и античного  храмов  соответственно, 
с их  рассеянным светом,  лишающим  вещественности,  и не материализованные
ещё твари построились в когорты  по родам их в пространствах между колоннами.

На следующей картине столбы исчезли,  а из воды,  по-прежнему в призрачном
свете ниоткуда,  поднялась  коническая Гора  с кудрявыми рощицами,  ручьями,
водопадами и лугами;  вершину её  укрывал  нижний слой облаков.
 
Когорты  двух  начал  дуалистической  Вселенной,  слившиеся  в  два  легиона,
выстроились походными порядками,  соблюдая иерархию:  авангард  составили
бесплотные дети эфира;  воплощения взыскующие - обоз,  и войска потянулись 
к новорождённой Земле,  нисходя диагонально  незримыми  нам  серпантинами
справа и слева.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

На  четвёртом  полотне  облака  над  волшебной  Горой  рассеялись  и  с тверди
воссияли все светила и звёзды,  по воде побежали  солнечная и лунная дорожки,
волны  оживились бликами,  краски  стали ярче  и у предметов  появились  тени.

Воздушные  армии  разделились - духи  обитателей  Океана  спустились  к воде,
образы  сухопутных  вытянулись  вдоль склонов,  светлые же  и тёмные  ангелы
собрались над открывшейся вершиной,  усеянной камнями  и увенчанной тремя
зубцами скал  неравной высоты.

На пятой картине  морские  твари - плезиозавры, акулы, кашалоты, кальмары,
крабы, угри - обрели плоть  и наполнили воды,  пожирая  друг друга,  а в небе 
над Горой,  где полетели  стаи встревоженных  птиц,  тёмные  и светлые силы
вступили в битву.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Шестая картина  показывала  финал  создания,  когда  небесные рати,  временно
прекратив  сражение,  смотрят вниз,  на райскую Гору,  в кущах  которой  мирно
сожительствуют  всякие звери,  и между них  юная прекрасная пара,  чью одежду
составляют  лишь  венки на головах,  влюблённо  и  по-детски  держится за руки.

И заняв  господствующую  высоту,  центральную  из трёх скал  вершины Земли,
на границе Дня и Ночи  благословляет идиллию Сам её Автор,  над Коим  парит
белый сияющий голубь;  справа от Него  стоит  предводитель  Божьего воинства
Архангел Михаил  в красном плаще и латах,  а  с ночной стороны,  чуть  пониже,
сидит, задумавшись,  острокрылый обнажённый гигант, сцепив пред собою руки.


Когда  картина  складывается  у меня  в мозгу,  я пишу её  довольно   быстро,
и за неделю  полиптих был готов. 
Неожиданно  я приобрёл  поклонника  моего художественного таланта  в лице
Романа  Бронштейна,   кто  по-прежнему  в  каждый  полдень  являлся  ко  мне
с бутылкой охлаждённой смородинной смирновки  и какими-нибудь изысками,
вроде постромы,  шейки  или балыка  из Нью-Йорка,  для приготовления обеда
на две семьи.

Он заметил мастерскую  в задней спальне квартиры,  откуда я  порой выходил
в рабочей блузе,  вымазанной  красками,  и несколько  раз  намёками  выразил
интерес  к моим новым занятиям.

Пришлось  показать  ему  « Сотворение »,   к  счастью,  тогда  уже  практически
завершённое,  и сосед принял его с большим энтузиазмом,  при том удивив меня
толковыми  замечаниями,  неожиданно обнаружившими  в бывшем  аппаратчике
периферийного  ведомства  покойного  Союза  отнюдь  не  профана,  но  тонкого
ценителя  и знатока искусства.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

После обеда Роман  впервые пригласил меня  подняться  к нему  в апартменты.
Они с Миррой  занимали  три  просторные  комнаты  на  галереях,  с торцевой
внешней стороны замка,  подальше от бассейна и корта,  в уголке,  затенённом
старыми орехами хиккори.

Поверх  обычного  мохнатого  синтетического  покрытия,   комнаты  устилали
чудные бирюзовые узбекские ковры,  и я почтительно оставил туфли у порога.

Роман  достал из шкафчика  бутылку  настоящего « Курвуазьё »,  а из горки,
мерцавшей хрусталём - две высоких  толстеньких рюмочки  ручной  огранки
и усадил меня  за овальный стол,  покрытый  бархатной скатертью с кистями.
 
Мирра  принесла из кухни  тарелку  красиво  нарезанного  сыра  ассорти - бри,
рокфор,  камамбер,  козий монтраше - и  Роман  торжественно  возгласил  тост,
предрекая  мне  большое  будущее  как  художнику  и,  по восточному  обычаю,
осыпав меня и мою работу  цветистыми комплиментами.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Мы выпили по первой и повторили,  соблюдая весь ритуал,  приличествующий
такому  доброму  произведению  лозы Шаранты,  то есть,  мелкими  глоточками,
согревая  рюмку  в ладонях  и вращая напиток  для усиления  аромата,  и хозяин,
откинувшись на спинку стула,  попросил жену  включить  полный верхний свет.
Ярко вспыхнула  бронзовая люстра с подвесками,  озарив  два дубовых кабинета
с фарфором  и  картины  в толстом багете,  висевшие на стенах.

Впрочем,  это  не  было  для меня  неожиданностью,  поскольку  я сразу  заметил
резкого  дихроматического  письма  холсты,  несмотря  на  тень,  укрывавшую их,
ибо они  буквально лучились  грозящей  вот-вот взорваться  энергией  застывших
в напряжённом  противостоянии  вулканически рубинового кармина  и льдистого
лазурного индиго.

Картины  изображали  мужчин,  собравшихся  вокруг  достархана,  чьи чалмы,
рукава  халатов  и шаровары  пузырились  какими-то  космическими  сферами,
возводя  банальное чаепитие  во вселенского масштаба  действо.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Роман спросил,  известно ли мне  имя автора  наполненных  тревожным блеском
неукрощаемой силы  полотен,  и,  конечно  же,   я  знал  его - Александр  Волков,
скромный,  нетитулованный преподаватель живописи Ташкентского худучилища,
где ему  странным образом  удавалось-таки  пересидеть  все регулярные кампании
по искоренению  формализма в искусстве.

Некоторое время  мы потягивали коньяк  молча.  Волковские работы,  намеренно
лишённые  даже малейшей  литературной  подоплёки,  ради чего и лица сидящих
обозначались  только  условно,  безносыми, безглазыми и безротыми овалоидами,
наглядно показывали преимущества подобного подхода,  выключавшего сознание
для непосредственного воздействия  на подсознание зрителя.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Словно в ответ  на мои мысли,  Роман  заговорил  о живучести  русского  гения,
умудрявшегося  творить   при  любом  режиме,   обходя  все  цензурные  рогатки
и достигая  величайших глубин,  однако лично ему,  Роману,  всегда  не  хватало
крепкой сюжетной живописи,  аппелирующей к нормальному,  а не задуренному
имперской пропагандой разуму.

Мы выпили  за обретение вновь  сюжетной почвы  русским искусством  вообще
и за  « Сотворение »  в частности,  я похвалил  сыры и коньяк,  а Роман заметил,
что, конечно,  предпочёл бы  старый « Варцихи »  под сухую армянскую колбасу, 
и разговор сам собой  перешёл  на воспоминания  о временах  расцвета Империи.

Брат,  разве  забыть  нам  холодное  пиво  и горячих  раков  Сандуновских бань,
пахучие  шашлыки  в уютном  подвальчике  « Арагви  »  или  отварного  осетра 
на поплавке  у Котельнической набережной !

Хозяин  вспомнил  инспекционные  поездки,  гость его - научные  конференции,
неизменно заканчивавшиеся  посещением специализированных угодий и обедом
из кабанятины, оленины, лосятины,  а то и медвежатины.

А какие  выставки,  какие  гастроли  знала тогда  столица !  Лучшие  музеи мира,
лучшие театры ! « Ла Скала »,  Венская опера,  Джоконда,  золото  Тутанхамона !

И  не  то,  чтобы  наслаждалась  одна  элита - магазины  ломились  от яств,
каждый работяга  позволял себе запросто заглянуть в ресторан,  послушать,
если захочется,  концерт,  отправиться  летом  на взморье  и многое  другое.

« Ты  ведь,  я думаю,  не  станешь  отрицать  очевидного, - вздыхал  Роман
( мы  с ним  спонтанно  перешли  на  « ты »  ), -  в  стране  на  протяжении
четырёх десятилетий поддерживался по многим показателям более высокий,
чем тут,  уровень жизни.

Бесплатное образование и здравоохранение,  доступное  жильё -
городское,  правда,  оставляло  желать,  зато  почти  у  каждого
имелась дача.

Следовательно,  плановая экономика  выполняла  свою  функцию,
и система,  в принципе,  могла бы существовать  бесконечно долго.

И  какая  же  напасть   погубила  Союз ?   Кто-то  валит  на  Брежнева,   кто-то
на Горбачёва,  на поддержку Кубы,  на поражение в Афгане.  Здешние считают,
что победили нас  в холодной войне,  разорив  гонкой вооружений.  Но всё это
хренота,  и историкам  придётся  признать  факт - свергли строй  подобные мне 
незаметные герои,  управленцы среднего звена,  мелкая  министерстская сошка,
такие же  технари,  как инженеры.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Мы, экономисты,  каждый год разрабатывали план отрасли,  и рассчитывали его
безо всякой туфты,  поверь мне.  Но промышленники  имели наверху  свои ходы,
и нам начинали спускать  так называемые корректировки.
 
Этому  убавить - он  чей-то  сват  иль  брат,  тому  добавить - мы  его  не знаем.
А  у  каждого - обязательства  по  поставкам,  и  поехало,  латать  не  перелатать.
 
Неувязки  копились,  пока  планирование  не  потеряло  всякий  смысл  и  на нём
просто  поставили крест.  И что было делать ?  Идти в диссиденты ? Диссиденты
горланили  совсем не о том,  их нисколько не беспокоил развал промышленности.
 
Потом объявили « прихватизацию », производство вовсе остановилось, а теперь
пришли  « новые »  и спешно  растаскивают  ресурсы,  где  какие  ещё  остались.»

Я не в состоянии  точно передать стиль излияний Романа,  ибо он пространно
описывал  внутриминистерстские склоки  и борьбу интересов,  часто уснащая
свою речь  непарламентскими выражениями.  В утешение бывшему референту
я заметил,  что и сам немало способствовал падению Империи,  создав не одну
дутую репутацию,  беря в соавторы статей бездарных « организаторов  науки ».

Также мне трудно сказать,  сколько часов прошло за нашим разговором,  но мы
явно досидели  до наступления вечера,  когда Мирра,  испросивши  разрешения,
зашла в гостиную  и,  приглушив  свет люстры,  поставила на стол перед мужем
три свечи  в серебряных шандалах  и четвёртую,  маленькую,  от которой зажгла
остальные лучинкой.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Затем  она  прикрыла  глаза  ладонями  и пропела  звучную  молитву  на иврите:
« Барух Ата... »  и помедлила, глядя на Романа,  пока тот не отозвался: « Аминь ».
« Жена  любит,  чтобы  всё   было  по  правилам, - заметил  он, - и  я  тебе скажу,
нас тут  к этому приучили.

Спонсоры могут  неожиданно приехать  и проверить,  как ты соблюдаешь обряды.
Американские евреи  берутся  за новоприбывших  круто,  и мгновенно  заставили
всех  русских мужиков  обрезаться.  Не хочешь - катись  из общины,  но одиночки
здесь не преуспевают. »

Он  разлил коньяк  по рюмкам  и добавил: « На  Димочку,  я заметил,  процедура
повлияла  особенным  образом -  сын  перестал  встречаться  с  девушками  вовсе. »

Мирра принесла  круглый фарфоровый чайник и пиалы,  расписанные цветами,
такие  же,  как  на картинах  Волкова,  рубиновые  краски  которых  при  свечах
словно б отделились от полотен  и парили сами по себе в полумраке.

« Завтра Йом Киппур,  Судный день, - сказал Роман, - и сейчас уже положено 
поститься, молиться и раскаиваться в грехах.  Ну,  поститься не по моей части,
а вот покаяться и помолиться  у нас получилось кстати.

С утра  нас  повезут  в хоральную  синагогу,  там  будут  петь  известные  канторы
из Нью-Йорка,  голоса совершенно бесподобные,  не хуже,  чем в миланской опере,
вход  строго по пригласительным билетам.
Однако  ты,  если  хочешь,  можешь  поехать  с  нами,   у  нас  есть  лишний  билет,
община присылает  на Димочку тоже. »

Я никогда в жизни не бывал в синагоге  и охотно принял предложение Романа,
справившись только,  какая форма одежды в Судный день.
Роман ответил,  что парадная - костюм,  белая рубашка с галстуком,  и что они
ждут меня  к восьми часам  у себя дома.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Когда я  поднялся  наутро  к Роману,  он вышел ко мне  в халате,  посоветовал
снять пиджак  и деликатно справился  о моём самочувствии  после вчерашнего.      
Голова  была  слегка  смурной,  в чём  я признался,  и  хозяин,  испытывавший,
полагаю,  то же самое,  велел жене  принести « поправку ».

Мирра  поставила  перед  нами  блюдо  дымящихся  свиных  ножек,  сваренных
с лавровым листом  и  обильно  приправленных  толчёным  чесноком  и перцем, 
тарелку квашенной капусты с луком и маслом  и запотевший  графинчик водки,
а сосед мой  вспомнил,  как я некогда  помог ему разыскать в дебрях гастронома
« кислого  немца »,  и мы  грамотно выпили и закусили,  растворивши  спиртом
и связав желатином  сивуху.

При этом Роман  философски заметил,  что, конечно,  Моисей запретил свинину,
но и водку  тогда ещё  не изобрели.
И вообще,  если уж соблюдать букву Ветхого Завета,  то каждого,  совершившего
супружескую  измену,  следует  вывести  за городскую черту  и  побить  камнями.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Потом Роман объявил,  что  во искупление  наших  грехов  мужчинам  предстоит
перед синагогой пройти обряд очищения,  и повёл меня в ванную.  Там он налил
каждому  по  полстакана  ядовито-зелёной  жидкости,   которую  довольно  долго
пришлось  держать во рту,  пробулькивая  через  неё  воздух.  Затем он  разрешил
её  выплюнуть  и  сбрызнул  рот  мне  и  себе  аэрозолем.  В  завершение  ритуала
он щедро  окропил нас  шибающими в нос  очень стойкими духами  и вручил мне
коробочку  мятных  драже  «  Тик - так  »,   посоветовав  держать  их  под  языком
всё время  на людях.

« Если  американцы  учуют  запах  спиртного -  конец,   гражданская  смерть », -
объяснил он.
Мирра  в открытом  шёлковом  платье  и  шляпке  проверила,  как  мы  пахнем,
поцеловав нас в щёчки,  и одобрила:  « Всё о-кей,  мальчики. »
Вскоре под окном квартиры  во дворе « Дубов »  бибикнул автобус « Альянса »,
и мы втроём  торжественно спустились  по лестнице с галереи.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

В  мраморном  вестибюле  синагоги  мужчины  надели,  а  верней,  положили 
на макушку  крошечные круглые шапочки-кипы,  наполнявшие чашу у входа,
и накинули  на шеи  талесы - узкие  и длинные  полосатые шарфы  с кистями,
отчего все приобрели  несколько легкомысленный  французский вид.

Служба  в просторном  светлом зале,  чьё  сходство  с театральным  усиливало
наличие впереди  помоста,  где  на  креслах  с высокими  спинками  восседали
почётные члены общины,  гордо взиравшие на прочих в течение всего действа,
представляла  из  себя   сочетание  музыкальных  номеров  с  чтением,  которое
явно  вызывало  у публики  куда меньше интереса,  чем выступление  солистов,
действительно,  отличавшихся  превосходными голосами.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

В общем,  атмосфера  была либеральная,  и только дважды  я почувствовал дух
богоизбранного прежде народа.
Первый раз,  когда аудитория  поднялась при исполнении  простого и краткого
гимна  « Слушай,  Израиль ».

Древняя строчка « Шема, Исраэль, Адонаи элокейну, Адонаи эхад ! » обладала
удивительным  потенциалом.
Она легко ложилась  на маршевый ритм,  и воображению представали повозки,
сопровождаемые пешими отрядами.  Она могла звучать,  словно военный клич,
и пред глазами возникала лавина загорелых и курчавобородых мужей,  летящих
со склона горы  на врага.
И вместе с тем она оставалась  убеждением,  полным  нездешних  покоя и силы
увещеванием пророка,  сподобившегося  свышнего откровения.

Второй раз меня поразил  хриплый звук  изогнутого  бараньего  рога-шофара,
совершенно немузыкальный,  похожий на стон  раненого зверя  и вселяющий
в человека подсознательный,  почти сверхъестественный ужас.

Впрочем,   кажется,   только  я  так  воспринимал  трубные  звуки,  может  быть,
просто  от  отсутствия  привычки  к  ним,  остальные  же  на  них  не  обращали
особого  внимания  и вели  себя,  как на обычном концерте.  Также  и в одеждах
я не заметил  ничего неординарного,  равно  не увидел в зале  ожидаемых  мною
бород,   и евреи « Эц Каим »,  в отличие от гостя,  оказались гладко выбритыми,
включая  и самого раввина,  кто в небольшой,  зато  горячей проповеди  призвал
паству  сопротивляться  процессу  ассимиляции  светским  обществом,   умолчав,
почему-то,  о том,   в чём конкретно должно состоять это сопротивление.

Чтение  в  синагоге  проходило  на  двух  языках,  и  я  впервые  мог  услышать
звучание Подлинника.  Иврит, заметно сразу, создан для литургического пения,
ибо  изобилует гласными,  причём,  длинными  и чистыми,  не  объединёнными
в дифтонги,  какими отличается  английский язык,  к тому  же  часто  ударными
и завершающими  открытые слоги.

Я  вытащил  блокнот  и записал  транскрипцию  нескольких  отрывков,  а потом
законспектировал  их  переводы  и  ссылки  на  первоисточник  по  двуязычному
молитвеннику,  лежавшему на каждом сидении зала.

Впоследствии,  сравнивая свои записи  с версией  Джеймса,  я  оценил  точность
передачи поэтической фактуры оригинала в переводе  и,  самое главное, ощутил
те нити,  из которых соткана  тонкая материя  этого  невозможного  соответствия.

Однако я с удивлением обнаруживал  во многих местах  применяемого евреями
английского  текста,  явно  не  отягощённого  художественными  сверхзадачами
и призванного,  по всей очевидности,  лишь буквально  передавать  содержание
Книги книг,  очень важные  смысловые отклонения  от Ветхого Завета христиан.

Загадка  долго не давала мне покоя;  я должен был  узнать,  кто проявил такую
недобросовестность,  и почему она  до сих пор  не исправлена.
Наконец,  когда я получил возможность  пользоваться приличной библиотекой,
небольшое исследование фактов истории  прояснило  подоплёку  расхождений.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Вслед  за  падением  Иерусалима  и разрушением  Второго  Храма  римлянами
в 70 г. от Р.Х.,  евреи,  среди других усилий по сохранению единого иудаизма,
предприняли  учреждение  общества  массоретов - коллегии  учёных  раввинов,
призванных выработать стандартный вариант Писания.
 
Труд растянулся  на восемь  сотен лет,  и где-то  в конце девятого века  приняв
унифицированную версию  Ветхого Завета,  евреи  по всему миру  уничтожили
более ранние  его списки,  так что  все существующие  манускрипты  на иврите
абсолютно  идентичны  и содержат  один  и тот же  текст,  и старейший  из  них
датируется  916 годом  новой эры.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Хотя  ортодоксальным  иудаизмом  утверждается,   что  современная  редактура
точно соответствует  проверенным древним свиткам,  спасённым из хранилища
во время пожара  Второго Храма,  имеются   документированные  свидетельства
об исключении массоретами мест,  признанных ими « вставками переписчиков »,
и критики  выдвинули гипотезу  о явно тенденциозном  устранении  пророчеств,
указывающих  на  Иисуса Христа Назореянина  как  на  предсказанного  Мессию.

Логичное это предположение,  ибо трудно ожидать беспристрастия от адептов
столь нещадно искореняемой религии,  обретает подтверждение при сличении
массоретского текста  и гораздо более древней  Септуагинты.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Последняя  представляет  собой   перевод  Ветхого  Завета   на  греческий  язык,
выполненный в III веке до нашей эры  семьюдесятью лучшими иерусалимскими 
знатоками Писания  по заказу  царя Египта Птолемея  и по просьбе влиятельной
и обширной еврейской общины Александрии,  утерявшей к тому времени иврит.

Созданную  за века  до Рождества Христова  в либерально-скептическую эпоху
просвещённого эллинизма,  снисходительно  принимавшего  любые  верования,
и к тому же под эгидой царя,  снискавшего славу широтою взглядов,  её трудно
заподозрить в преднамеренных искажениях  ради пропаганды некой концепции.
 
Септуагинта  дошла  до  нас  в хорошем  состоянии,  и христианское прочтение
Ветхого Завета  практически ничем  не отличается  от списков этого памятника.

После Судного дня  я снова  погрузился  с головой  в работу.  Теперь  меня
уже  не вполне  удовлетворяла  прямолинейная  диалектическая  символика
« Сотворения мира »,  и я размышлял,  не  изложить  ли  в шестой  картине
заодно и трагедию  соблазна и грехопадения,  расположив главные её сцены
в хронологическом порядке  среди райских кущ  кругом  по часовой стрелке,
следуя  иконописному канону  средних веков.

Такое решение, во-первых, подчеркнуло бы относительность времени,  показав
различие  в его масштабе  в Космосе  и  на Земле,  где  длинная  вереница  дней,
сиречь,  оборотов  планеты  -  часть,  и  наиничтожнейшая,  одного  вселенского.

Во-вторых, явилась бы новая Ипостась Бога,  контролирующего любое событие
быстроизменчивой  круговерти бытия Своих тварей  и даже  берущего  на Себя
труд человеческий,  и я бы изобразил Его  с лопатой,  насаждающим Сад Едема,
с пастушеским  посохом,  прогоняющим стада перед Адамом,  с мерной  лентой,
нитками, иглами и портновскими ножницами,  сооружающим  кожаные одежды
для  будущих  изгнанников.

Но как мне ни импонировала идея,  от неё пришлось отказаться,  ибо и без того
переусложнённая  и перегруженная  деталями  шестая картина,  чудом каким-то
ещё  не разрушившая вовсе  единства  серии,  оснащённая  таким  дополнением,
сразу бы убила  своих пятерых сестёр.

Напротив,  теперь мне следовало подумать о создании подходящего полиптиху
контрапункта,  который в совместной экспозиции смог бы объединить полотна.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Непростая задача  требовала  кардинальной смены  материала и техники,  и я
приступил  к запланированным прежде  скульптурным  настенным  коллажам.

Кроме того,  я решил написать  за два  месяца,  остававшиеся  до лишения нас
беженского пособия,  с десяток живописных  и графических работ, желательно, 
экспрессивных  и менее литературных,  чем « Сотворение мира ».

Таким  образом,  к  рождественским  каникулам  у  меня  сложится  небольшая,
но впечатляющая выставка,  и профессиональные маршаны  будут  в состоянии
представить меня Америке  как новое имя.

Конечно,  мне слегка  действовало на  нервы  выглядевшее  странно  отсутствие
предложений от работодателей,  однако каждый будний день при разборе почты
мысленно  выматерив  дураков  пентагонцев,  я всё  же  благодарил  Провидение
за  дарованный  кстати,  хотя и скудно  оплачиваемый отпуск.

И  не только  потому,  что  он  давал мне  редкую  возможность  выделить  время
для упражнений  по  зримому  отражению реальности,  занятие,  которое я всегда 
расценивал как приятное,  полезное,  но отнюдь не наиважнейшее в своей жизни.
    
Я  ведь  физик,  Читатель,  хороший  физик,  и ощущал остро  волнующий  азарт,
исследуя  открытое  мной  явление,  да  не  какое-нибудь,  а  овеянное  легендами
« шестое  чувство » !
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

К моему  глубокому  сожалению,  на  моём  единственном  субъекте - самом себе -
в день  я мог провести  крайне ограниченное  число экспериментов. 
Разработанная  мною  методика  требовала   высочайшей  степени  концентрации 
и после  каждой  утомительной  попытки - длительного  периода  восстановления,
причём активного,  заполненного эмоциональной,  однако не умственной работой,
и,  кстати,  по моим долгим наблюдениям,  все виды  изобразительного творчества
превосходно  для того  подходят,   обеспечивая  умеренную  физическую  нагрузку,
обучая  тонкому анализу  визуальных  впечатлений  и,  главное,  умению при этом
раскрепощать  подкорку,   без  чего  не  создать  сильного  художественного образа,   
действующего  на подсознание зрителя - так же,  как  и  не  « увидать невидимого ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Теперь,  удостоверившись  в реальности  эффекта,  я мог  исследовать его один,
лишь изредка привлекая жену в качестве ассистента и выясняя,  не скажется ли 
применение  полного набора  мер предосторожности  на статистике результатов.

Удобства  ради,  я определял  не  наличие  или  отсутствие  монетки  под чашкой,
а положение  черты  на кружке обычной  белой бумаги,  закрытом  с обеих сторон
картонными дисками  диаметром не больше  моей ладони.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я  собирал  стопку  из  трёх  кружков,  не  глядя  на  неё,  и  при  каждом опыте
вращал её  достаточно  долго,  чтобы  положение  черты  на  внутреннем  диске
было  вполне случайным.

Кроме того,  каждый день  я вырезал  новые  кружки,  опасаясь неосознанного
запоминания наощупь каких-либо их нерегулярностей,  которые позволили бы 
закладывать внутренний кружок  в одном  и том же  положении  относительно
закрывающих его от меня  наружных дисков.

Эти  и другие хитрости  по предотвращению самообмана  никак  не  повлияли
на распределение удачных и неудачных попыток,  сохранявшее  свой прежний
и явно неслучайный характер,  хорошо совпадавшее с данными,  полученными
в контрольных сериях  при участии  второго лица,  и потому  метод  следовало
признать  удовлетворительно  чистым,  согласно  строгим  научным критериям.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Конфигурацию  в виде  стопки кружков  не составляло труда  заэкранировать
от определённого вида излучения;  например,  прикрывая её торцы  металлом,
я не дал бы проникнуть внутрь  электромагнитному полю;  введя поглотители
из пористого материала,  ослабил бы  ультразвуковые  колебания  и так  далее.

Подобные эксперименты  должны были составить  главную часть исследований,
и резкое  падение результативности  при  устранении  одного из потенциальных
носителей  информации  раскрыло бы  основу,  на  которой  построен  механизм 
таинственного  « зрения  насквозь ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Напомню,   результативность  моя  слегка  превышала  семьдесят  процентов
для простых событий с двумя равновероятными исходами,  типа « чёт-нечет »
или  « орёл-решка »,   которые  я всегда  предпочитал  многоальтернативным
как обеспечивающие  лучший контроль.

Я решил,  что отсутствие влияния выбранного фактора на статистику  должно
подтверждаться с вероятностью  случайного совпадения  меньшей,  чем  0,1 %,
и раз  навсегда  установил  строгое  правило:  сопровождать  любое  изменение
условий эксперимента точно 55-ю попытками,  рассчитывая на удачу минимум
в тридцати девяти.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Не  очень  полагаясь  на  твоё  знание  математической  статистики,  о любезный
моему сердцу Читатель, поясню,  какое везение нужно,  чтоб тридцать девять раз
угадать,  скажем,  выпадение  орла  или  решки  в серии  из  55  честных  бросков
несверлённой монеты.  В среднем,  это случается  в одной из 1200 серий,  то есть,
при умеренной удаче  тебе потребуется  всего  66 000 бросков.

Совсем не впечатляющее  с первого взгляда  двадцатипроцентное превышение
над наиболее вероятной  половиной  удачных  угадываний  случайного  исхода
в достаточно длинной серии происходит крайне редко.
 
Для 120 попыток  такая серия  одна  на 245 тысяч,  для 170 -  на 18 миллионов! 
Если хочешь,  можешь начать  проверку  приведенных цифр экспериментально,
правда,  хватит ли  остатка жизни тебе - не  знаю,  поэтому  лучше  поверь  мне
и отправимся дальше,  ибо нас ожидают  удивительные вещи.

При подтверждении существования  « шестого чувства »  мой сын и я  провели
более  трёх  сотен  опытов  с  результативностью  выше  семидесяти  процентов,
и вероятность  случайности этого  настолько  мизерна,  что даже не заслуживает
никакого усилия  по её вычислению.
   
Теперь же  шла речь  о том,  чтобы  не  пропустить  резкого  падения результатов
тогда,  когда будет заблокировано поле,  переносящее информацию,  и 55 опытов
должны были сработать  вполне надёжно.
И, понятно,  если вдруг,  по  ужасному  невезению,  я  не замечу  такого  падения,
ничто не помешает мне  повторить исследование снова.

На 55 попыток  уходило  около  сорока дней;  казалось бы,  и  не слишком долго,
но  в моём положении  любой  лишний час  мог лишить меня  множества  лавров,
причитающихся первооткрывателю явления,  способного  кардинально  изменить
ход мировой истории.

Нет сомнений,  всякий  активно  практикующий  учёный,  едва  ухватив  за хвост
эту жар-птицу,  тут же соберёт  коллектив  исследователей - физиков,  инженеров,
психологов, нейрофизиологов,  найдёт и задействует  немалые денежные средства,
составит  команду субъектов,  получит оборудование  высшего класса  и так далее, 
и была бы  жива  Академия Наук СССР,  меня  давно б уж  назначили  директором 
нового  её института.
 
Ибо  значение  феномена  вовсе  не  в  даре  некоторых  не  совсем  достоверно
различать предметы  через непрозрачную преграду,  для каковой цели  имеются
ультразвуковые  и другие локаторы.

Главный  вывод,  вытекающий  из факта « видения насквозь »  и затрагивающий
важные  основы  нашего понимания  высшей нервной деятельности,  следующий: 
мозг  постоянно  испытывает  влияние  одного  или  нескольких  из  окружающих
нас полей  и непрерывно  отвечает  на  него  слабыми  зрительными  импульсами, 
в обычных ситуациях  не осознаваемыми как образ.

Незаметное,  но пожизненное возбуждение  может  быть  причиной  старческих
заболеваний,  а то  и самой  смерти,  и отнюдь  не исключено,  что оградив себя
от всех вредоносных полей,  человечество  обретёт   б е с с м е р т и е.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Если тебе такое предположение  кажется  слишком  смелым,  дорогой Читатель,
то,  забегая вперёд,  скажу - как мне впоследствии удалось выяснить,  механизм
« шестого чувства », и впрямь,  имеет непосредственное отношение к проблеме
вечного  физического  существования  индивидуума,  хотя  и  несколько  другое, 
и тайна сия,  естественно,  оказалась крепенько запечатанной,  поэтому-то автор
и не вполне уверен,  успеет ли сам  ею воспользоваться.

Во всяком  случае,   учёному  понятно - реакция  организма  на  раздражитель
доказывает  серьёзность  производимого  последним  воздействия,  поскольку
природа жизни  per se  категорически исключает бесполезную затрату энергии.

Тут же  наблюдаем  не просто единичную реакцию на некий фактор,  вышедший
за  порог  безопасности,  установленный  эволюцией  вида,  но  чувство,  то  есть,
постоянно работающий  детектор,  неусыпный страж,  призванный  предупредить
особь  о смертельной опасности,  могущей возникнуть  неожиданно  из  ниоткуда,
для чего служат  зрение, осязание, обоняние, слух и вкус.
Так  что  готов  побиться  об  заклад -  открытие  « шестого  чувства »  неизбежно
повлечёт  колоссальный скачок  в нашем,  человеческом развитии.

Первая забота совершившего открытие - утверждение  его приоритета,  и для того
нужно как можно скорее опубликовать  воспроизводимую  методику  регистрации
описанного эффекта  в официально признанной научной периодике  или получить
засекреченное авторское свидетельство,  если открытие  подлежит классификации.

Представляемая  информация  должна,  разумеется,  прежде  пройти  экспертизу
лидирующих  специалистов  соответствующей области,  призванную  исключить
всякую  возможность  фальсификации  и подтвердить  квалификацию  заявителя.

В системе  советской Академии,  где обширный круг экспертов  всецело доверял
моей репутации,  у меня с тем никогда не было затруднений,  и вкратце изложив
старому  знакомцу  содержание  своей  работы  за ужином  в хорошем  ресторане,
я неизменно получал  акт экспертизы,  подписанный  прямо на столике.

В нынешнем же моём положении,  от меня наверняка потребуют публичной
демонстрации явления  под строгим контролем  независимых  наблюдателей.

Проводить её,  по  всей  логике,  придётся  перед  врачами-нейрофизиологами,
и,  зная научный мир изнутри,  я понимал,  насколько  сложно  неспециалисту
организовать  кропотливую  многомесячную  проверку  гипотезы,  выглядящей
полным абсурдом  с точки зрения биологии - существования  скрытого чувства,
не проявляющего себя никак  и неизвестно для чего предназначенного.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Шансы мои  повысило б  только  изобретение прибора - генератора того поля,
которое переносит зрительную информацию через непрозрачные препятствия
и  в естественных  условиях  не  обладает  интенсивностью,  обеспечивающей
вполне уверенное восприятие.

Генератор,  вырабатывая  более сильное поле,  позволил бы  любому скептику
самому  « увидеть  невидимое »,  воочию,  или каким  другим  органом,  в чём
предоставим  разбираться медикам.

Именно поэтому я и должен был  за краткое время,  пока мне  ещё не начали
поступать приглашения на работу,  выяснить природу носителя информации 
в обнаруженном  интригующем процессе.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

По сравнению с открытием явления,  исследование его - дело  даже  не второе,
т.к. намного важнее  определение  стратегии поиска,  чем обычно и занимался
научный руководитель группы;  рутина же - плановый эксперимент,  выпадает
на долю чёрной косточки,  подразумевая лаборантов, аспирантов, соискателей, 
которыми я прежде располагал  в неограниченном  количестве.  Оттого я слабо
знаю лабораторную технику,  ибо  почти четверть века  практическую  сторону
моих идей  разрабатывали другие.
И теперь, при конструировании генератора, мне, теоретику,  никак не обойтись
без приличной команды  толковых помощников.

Однако  физическая сущность  любого  феномена,  даже  чрезвычайно  сложного,
определяется  очень простыми, буквально,  домашними средствами,  и вооружась
этим  знанием  загодя,   я буду  сразу же  выбирать  подходящую  работу,  которая 
позволит мне,  имея в своём распоряжении нужное оборудование и специалистов, 
продолжить мои исследования  « шестого чувства »  и довести их  до публикации.

И не страшно,  если  для того  придётся  отвергать  предложения,  прельщающие
моментальной карьерой в иных областях,  зане  награда  первопроходца  не  идёт
ни в какое сравнение  с потным куском хлеба  всех его последователей.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Природа поля,  переносящего информацию,  может быть электромагнитной,
тепловой  или звуковой.
Более  экзотическая  возможность  -  что  оно   представляет  из  себя  поток
элементарных частиц,  и тем полностью исчерпываются  разумные гипотезы.

Я решил  начать проверку  со звуковой  модели  процесса  как  самой  простой,
и вырезав поглотители из пенопластовых подносиков,  на которых продавались
многие продукты в универсамах,  приступил к запланированным  55-ти опытам.
На это  должно было уйти  сорок дней,  и ускорять процедуру  ни в коем случае
не  следовало.

Стабильные результаты  достигались  только  при  совершенно  выматывающих
затратах психической энергии,  когда я  по многу раз подносил  стопку кружков
к плотно зажмуренным глазам,  пока ясный образ  черты  на внутреннем кружке
не возникал  в красном тумане  под закрытыми веками.

Но я  уже знал,  что первому впечатлению  никогда  нельзя  доверять,  и нужно
продолжать вглядываться,  преодолевая головную боль,  и через какое-то время
воображаемая мною линия  станет  вращаться,  неизменно  по часовой  стрелке,
чуть задерживаясь в одном положении,  которое  чаще соответствует реальному, 
чем  любое  другое.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я пробовал  проводить эксперименты  легко,  без напряжения,  и выяснилось,
что они также могут быть успешными,  однако при применении иной,  вернее,
прямо противоположной техники.

В специальной  серии  опытов  я указывал  положение черты  не  задумываясь
и не ожидая  появления  зрительного  образа,  но  по  наитию  и без перерывов
на восстановление сил,  и после четырёх-пяти, обычно, неправильных ответов,
количество удачных  существенно возрастало.

Таким  способом  всегда  удавалось  в  течение  получаса  набрать  примерно
на пять-семь точных попаданий больше среднестатистических двадцати пяти
из пятидесяти возможных  и за неделю показать  математически чрезвычайно
убедительную статистику.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Правда,  для того необходимо выдавать предсказания со скоростью пулемёта
и не обращать никакого внимания на результат,  который должен записывать, 
разумеется, не сам субъект, а помощник.  Неудобство составляла и обработка
длинных  серий  с  невысокой  результативностью,   крайне  затруднительная
вручную,  без компьютера.

Но самое главное,  в будущем  предстояла  демонстрация эффекта,  призванная
убедить любого скептика,  и она обязана быть наглядной безо всякой обработки,
если не стопроцентно  безошибочной.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Поэтому мне пришлось отказаться,  скрепя сердце,  от красивого,  артистичного
и неутомительного метода  в пользу  тяжёлого  и долгого,  зато результативного,
по которому я проводил в день один или два,  изредка три опыта,  перемежая их
занятиями  изобразительным искусством.

Вырисовывающееся  взаимодополнение   художественного  и  аналитического
способов познания,  а также  « шестого чувства »,  само по себе  представляло
немалый научный интерес и не только показывало,  где искать перспективных
субъектов для дальнейших моих исследований,  но и освещало тёмную фигуру
подсознательного,  вечного статиста  на сцене мышления.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Возле мебельной свалки у канавы  в траве я нашёл  клещи и большой молоток,
возможно, тот самый,  которым некто с неизвестной целью  расколотил голову
четырехликого  торшера.

Старую мебель со свалки  вывозили регулярно,  однако  некоторые вещи  явно
пролежали тут  не один год,  и с помощью найденных инструментов  я отодрал
от них множество великолепно выветренных досок розового, красного, а порой
даже и редкого чёрного,  иначе,  эбенового дерева.
~~~~~~~~~~~~~~~~~
В магазине  слесарных принадлежностей  за весьма скромную цену  я приобрёл
ножовку  по металлу,  а во « Льве еды » - дюжину  мохнатых кокосовых орехов,
целых, а не распиленных на две чашечки,  и попотев изрядно,  распилил их сам,
не поперёк,  но вдоль,  получив из каждого  две изящные лодочки.

Внутри,  под белым  съедобным  слоем,  по вкусу  напоминавшем  лесной орех,
оказалась,  как я и предполагал,  изумительной красоты поверхность  глубокого
каштанового цвета  с тонкими ветвистыми прожилками.

Лёгкая и прочная  скорлупа ореха  величиной  с детскую голову,  укреплённая
на морёных досках,  служила  превосходной рамкой  композициям,  склеенным
из кусков плавника,  коры и раковин.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Китайская  рыбная лавка,  расположенная  поблизости в моле,  снабжала автора
ещё одним  уникальным  художественным ингридиентом.
Я регулярно покупал в ней  тушки  кальмаров,  которых  меня  научил  готовить
самарский знакомый, репатриированный из Шанхая,  в те странные годы,  когда
Хрущёв переводил страну  то на цыплячью монодиету,  после визита в Америку,
то исключительно  на дары моря,  посетив Японию.
 
Экономии ради,  я  брал  их  неразделанными,  не  брезгуя  самому  снять  с них
скользкую пятнистую кожицу,  отсечь дюжину щупалец,  усеянных присосками, 
вырезать попугайский острый клюв  и наполненные чернилами  глазные мешки.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Однажды  мне пришло в голову  высушить  белёсые  мутные  сферические  глаза,
размером от булавочной головки до крупной горошины,  плававшие в противной
тёмной жидкости,  и результат получился  совершенно потрясающим.

После  высыхания  твёрдые,   будто жемчужинки,   сферы  распадались  надвое,
обнажая плоскую,  словно полированную поверхность,  откуда  в упор смотрел
таинственно мерцающий  фосфоресцирующий зрачок. 
Глаз  обладал свойством  ярко  светиться  в темноте,  и  выражение  взгляда его,
казалось,  меняется  каждую минуту.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Так  мои  композиции  ожили  и  стали  глядеть  на  зрителя.  Из  морёных  досок
я  сбивал  решётчатые структуры  свободной  формы  и  крепил  к ним  овальные
половинки  кокосовых  орехов,  а внутри них  помещал  свои  глазастые  коллажи.

Сам собой  в них наметился общий сюжет,  рассказ  о художнике,  потерпевшем
кораблекрушение  и выброшенном  на необитаемый остров.  Еды  там оказалось
предостаточно,  но художник  не  может  не  работать,  и вот он собирает у моря
обломки корабля,  плавник,  раковины  и воздвигает  подобие алтаря,  желая тем
возблагодарить  Провидение  за спасение  и надеясь  на  освобождение  из плена.

Маленькие скульптурки  в ореховых скорлупках  составили  связную  повесть-
воспоминание  о его прошлой жизни,  а  композиционный центр алтаря заняла
створка крупной раковины в виде рассечённого пополам человеческого сердца,
которую я нашёл  вечером первого дня в Америке,  идеально вписавшаяся туда
и по объёму  и форме,  и цвету.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Также я  не оставлял  занятий  живописью,  и вспомнив  совет  хозяина  галереи
« Мир искусства », использовал для неё  полотна старых картин,  приобретая их
за гроши  на гаражных распродажах.

Рачительные владельцы  частных домов округи  по субботам  и воскресениям,
перетряхнув  содержимое чердаков,  сараев и кладовых,  устраивали в гаражах
выставки  безносых статуэток,  потёртых  плюшевых  медведей,  поржавевших
велосипедов,  разрозненных наборов посуды,  заплесневелых книг  и так далее.

Иногда там встречались вещи,  наверняка бы доставившие  целое состояние
на приличном  аукционе,  вроде  барочного секретера  из карельской берёзы,
блюда итальянской старой майолики или лёгкого конструктивистского стула
школы « Баухаус ».

Увы,  сейчас  я не мог  разрешить себе  вложить в это дело  даже пару долларов,
и походив кругом,  повздыхав,  поцокав языком  и справившись о цене,  обычно
совершенно  демпинговой,  покупал только  обрамленные  полотна,  чаще всего,
тех же вездесущих  ковбоев, индейцев, пионеров,  лесорубов  и золотоискателей.

Наступила  осень,  изнуряющая жара  спала,  и  в нередкие  ясные  дни  погода
напоминала  о конце  августа  на  родном  северном  побережьи  Чёрного  моря.

Я ощущал определённый прилив сил,  и мои занятия живописью,  композицией
и научными опытами  помогали мне  преодолевать  уже  накатывавшие  на меня 
приступы той тоскливой болезни,  коя неотвратимо поражает любого эмигранта
через пару-тройку месяцев  после его переселения  и  держит  железной  хваткой
вплоть  до  самого  смертного часа - малоизученной  и  неизлечимой  ностальгии.

Корни же её - в механизмах  защиты,  используемых  подкоркой  для  смягчения 
разрушительного действия психических нагрузок,  сопровождающих эмиграцию.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Мы  недооцениваем   существенную  роль   привычек  в  нашей  жизни,  однако
знакомые с детства  запахи, образы, звуки, вкусовые ощущения  каждую минуту
сигнализируют мозгу  об обстановке,  много раз  нами прежде изведанной,  ergo, 
не чреватой  неожиданной опасностью.

Когда ж вокруг  буквально  всё  другое - речь и музыка,  форма бутылок и банок, 
сладкая ветчина,  пластиковая посуда и др.- чуткий  незримый страж в подкорке
не  засыпает  ни на миг,  и пытаясь  успокоить  его,   подсознание  вырабатывает
какую-нибудь  связанную  с прошлым  приятным опытом  в похожем окружении
небольшую  обонятельную галлюцинацию,  внешне бы  совершенно безобидную.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Теперь  кроны  деревьев  заметно  поредели,  ибо  и  в тропиках  многие  породы
сбрасывают листву,  однако,  не  желтеющую,  а ещё  на  ветках  приобретающую
ржавый цвет  жжёной сиены,  пятипалые листья лиан  покраснели,  трава газонов
потеряла  былую  яркость,  и автора  начал  преследовать  острый  грибной  запах,
типичный  осенью  в лесистых  местах,  где он  обитал последнее время,  хотя  тут
воздух пах  абсолютно  непохоже,  приторно-сладко,  солоновато  и пряно.

Другим  симптомом  недуга  было  впечатление   выморочной  игрушечности,
призрачности  всего вокруг,  влияние которого  ты,  внимательный  Читатель, 
полагаю,  уже успел заметить   в бледных описаниях моей книги,  страдающих
недостатком плотной,  наполненной кровью материи.

Упомянутую  реакцию  исследовал  В. Набоков,  и юная  героиня  « Подвига »
искренне удивляется,  как это можно всерьёз воспринимать жителей  Англии,
где её семья  нашла  убежище  после октябрьского переворота,  и безжалостно
третирует,  полагая  « невсамделишними »,  ухажёров  из уроженцев островов.

Моё мировоззрение физика,  воспитанного  в материалистических традициях
имперской  идеологии,  восставало против чувства,  подрывающего постулат
о реальности - « действительности,  данной  нам  в ощущения » - фундамент,
на котором тысячелетия  незыблемо стоит  зиккурат науки.

Змей,  нашёптывающий ересь  об иллюзорности  сей юдоли,  отползал,  едва я
подымал могучее оружие логики,  но скепсис,  источаемый древнейшей ложью, 
и в умеренной дозе  жизненно необходимый  естествоиспытателю,  принуждал
подойти критически  даже к определению  понятия материи,  принадлежащему
непогрешимому великому основоположнику - " данная "  в ощущения,  а  Кем ?

Словно  по  заказу,  атмосфера  нереальности  начала  сгущаться,  что в Штатах
происходит  каждый  год  по мере приближения  31 октября - Дня  Всех  Святых.

Протестантская культура,  не признающая за человеком  ни  малейшей  святости,
превратила  праздник молитвы  к небесным  покровителям  в шутовской  шабаш,
посвящённый  колдовству, магии, некромантии,  призыванию духов, чертовщине
и всяческому  злодейству.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Прилавки магазинов  загодя  заполнили  страшные маски,  вымазанные кровью,
флюоресцирующие,  воющие и хрипящие;  саваны, косы, цепи;  груды  черепов
и специальные наборы накладок и грима,  с помощью которых  можно,  причём,
весьма  натурально,  изобразить  ужасные раны.

Бензоколонки, гастрономы, универмаги, оффисы,  частные дома  украсились
паутиной,  висельниками в лохмотьях,  пляшущими  скелетами  и осветились
жёлтым светом  фонарей из тыквы  с вырезанной на ней  оскаленной мордой -
Джеком О'Лэнтерном.

Телевидение,  каждый день  и без того  транслировавшее сериал про вампиров -
кажется,  популярнейших  у американцев  монстров - теперь  почти  полностью
переключилось на фильмы,  где,  вооружась новейшей компьютерной техникой,
режиссёры  правдоподобно и талантливо  воплощали  самые  жуткие  кошмары 
своей  психоделической фантазии.

Когда настаёт этот праздник,  предваряющий  сезон каникул,  ибо вслед его идут
один  за  другим  День Благодарения,  Ханука,  Кванза,  Рождество  и Новый год,
хотя он  и не входит  в список  официально  отмечаемых  страной  и предприятия
не прекращают  работы,  повсюду  устраивают  костюмированные  ланчи и обеды
для сотрудников и клиентов,  поэтому в банке вас  вполне  может  принять  клерк
с накладными  острыми зубами  и кровавым  ртом  и предложить  вам  освежиться
карамельными  глазными яблоками  или мармеладными  червяками и скорпионами.

Вечером  в местах  публичных увеселений  кипят  пирушки  взрослых,  ряженых
колдунами, покойниками, зомби, цыганами, дракулами, пиратами,  а малолетние,
так  же  наряженные  и загримированные,   группами  бродят  по  жилым  улицам
и  стучатся  во  все  двери  с  шуточным  вопросом-угрозой  « Трик  ор  трит ?!! » -
« Угощение  или  проказа ?!! ».

К детям положено  выйти за порог  и,  изобразив ужас,  откупаться  от каждого
чем-нибудь вкусным, обычно, сладостями или фруктами,  которые те собирают
в большие мешки.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Американцы  к этому дню  готовятся  заранее,  закупая  совершенно  несметное
количество  конфет,  леденцов на палочках,  пузырящихся жевательных резинок 
и чёрного  шоколадного  сухого  печения  в форме  кошек  или  летучих  мышей.

Как я заметил  в гастрономе,  местные жители  запасались,  преимущественно,
наборами  сладостей ассорти,  специально  предназначенными  для ублажения
юных вымогателей  и упакованными  в запаянные  пакетики  с изображениями
летящих  по небу  ведьм  и каббалистических знаков.  Стоили  они,  однако же,
не дёшево,  и необходимые  несколько десятков их  пробили бы зияющую дыру
в семейном бюджете.  Фрукты  обошлись бы  ещё дороже,  шоколадные плитки 
кусались тоже,  и я бродил между полок  в тяжёлых раздумьях.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Вдруг  за день  до  наступления  праздника  « Лев  Еды »  объявил  распродажу
красивых  и очень  вкусных  золотисто-румяных  яблок,  фунт  которых  прежде
шёл за полтора доллара,  почему мы баловали ими детей  лишь изредка.

Теперь же цена их  упала  в семь с половиной раз,  до девяноста девяти центов
за пятифунтовый  полиэтиленовый мешок !
Удивившись и обрадовавшись,  я купил сразу пять мешков,  больше полусотни
наливных  ароматных  плодов,  чтобы после  неизбежного угощения побирушек
осталось бы  и самим хозяевам.

Назавтра под вечер  мы вымыли  несколько дюжин яблок  и стали  ждать  гостей.
С наступлением темноты  в дверь постучали,  и открыв её,  я увидел  маленькую,
хорошенькую  и застенчивую девочку  в монисто  и цветастой  шали  с бахромой.
 
Чуть сзади неё  стоял  молодой  мужчина,  наряженный  покойником - на лбу его
красовался  глубокий пролом,  обнажавший мозг,  из которого  торчал  огромный
ржавый болт.
~~~~~~~~~~~~~~~~
Крошка,  запинаясь,  пролепетала  положенную  угрозу,  и я,  нагнувшись  к ней,
улыбнулся  и протянул ей  большое  яблоко.  Но малышка  испуганно  отпрянула
и укрылась от меня  за спиной своего спутника.

Я протянул  яблоко  мужчине,  тот  аккуратно  ухватил  его  за хвостик,  и достав 
откуда-то  герметичный  пакет,  быстрым  движением  фокусника  сунул его туда
и задёрнул  застёжку-змейку.

Затем  нас  посетили  две  группы  подростков - латинов,  которые  изображали
пиратов,  размахивая  бутылками рома  и палашами  под « Весёлым  Роджером »,
и чёрных,  одетых мумиями  и висельниками  и предваряемых  Смертью с косою,
пляшущих  под  барабаны,  гремевшие  из портативного  магнитофона-бумбокса.

В общем,  визитёров оказалось  не  так  уж  много,  и хотя  ещё  несколько  раз
по двору с громким смехом проходили ряженые,  к нам больше никто не стучал,
и  заключив  отсюда,  что  семья  с честью  исполнила  роль  в туземном  обряде, 
я дал  отбой по квартире  и погасил свет.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Поутру,  собравшись,  как обычно,  на прогулку по комплексу  и выйдя за порог,
мы  увидели  все  наши  сладкие  сочные  яблочки  возле  дверей,   раздавленные
в кашу  и разбитые  вдребезги о стенку.  Мы кинулись убирать скользкое месиво, 
недоумевая,  чем невинные дары Помоны  так разгневали дубовиков.

Недоразумение  выяснилось в обед,  когда Роман рассказал мне о телепередаче
местного вещания, состоящем из уголовной хроники и происшествий, отчего я 
игнорировал  мрачные городские новости  в пользу программ повеселее.

Полицейское управление выражало тревогу  по поводу циркулирующих слухов
о запланированном  неизвестными террористами  массовом  отравлении  детей
с помощью  инъекций яда  в раздаваемые ими подарки  и советовало  опасаться
незапечатанных  подношений,  и особенно,  свежих фруктов.  Видно, потому-то
« Лев » и произвёл коварную супер-уценку завезённых  специально к празднику
чудных  золотых  плодов,  словно  сошедших  с натюрмортов  малых  голландцев.

Помимо  карнавальной  мистики  Дня  Всех  Святых,  живо  вызвавшей в памяти
дух  рассказов  Эдгара А. По,  первый  октябрь  нам  запомнился  ещё  ураганами.

Они  неожиданно  обрушивались  на  Джексонвилль  несколько  раз  в  столетие,
и город напряжённо следил  за медленным  дрейфом на север каждого из одного-
полутора десятков их,  ежегодно рождавшихся  в низких широтах.

Телевидение  передавало  подробные  репортажи  с островов,  на которые обычно
приходился  жесточайший удар стихии,  причём журналисты,  с риском для жизни,   
выходили  к самой  кромке  океана  и позировали  на фоне  злобно  ревущих  волн
и жалобно скрипящих  тридцатиметровых пальм.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
За  трое  суток  до  прохождения  урагана  через  ближайшую  к Джексу  точку
прогнозируемой  метеорологами  траектории,   местные  средства информации
объявляли  предупреждение,  и горожане  спешно запасались  питьевой  водой,
консервированными продуктами,  бензином,  сухим спиртом,  углём  для гриля, 
батарейками  для  фонариков  и  радио,  на  случай  отключения  электричества,
липучей лентой и фанерой,  чтоб заставлять оконные стёкла,  и многим  другим.

Если  вероятность  превышения  силы  шквального ветра  порога,  возводящего
ненастье в категорию шторма,  по расчётам достигала 10-ти процентов,  школы,
к нескрываемой  радости  их учеников,  закрывались,  и бизнесы,  не связанные
с предоставлением услуг населению,  также  распускали  сотрудников по домам.

В тот сезон  ураганы  прошли  далеко  от суши,  сообщив о себе  лишь  резким
изменением  погоды.  Однако  малым  судам  в такое  время  не  рекомендуется
покидать  акваторию бухты,  о  чём  водные  патрули  напоминают  владельцам
катерков и яхт.  Зато высокий прибой  радует сёрферов  и собирателей раковин.

Кори,  помня  о моих  занятиях  композицией,  улучив  хороший день,  вывозила
меня  на  берег,  и  обильный  улов  нужных  мне  вещей  был  всегда  обеспечен.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Накат  нередко  вымывал  кости   и  куски  железа  странной  формы,   которые
вполне  могли  быть  обломками  шлемов,  клинков,  акербуз,  алебард  и кирас,
и я вспоминал об испанцах,  упрямо строивших форты на этой земле,  несмотря
на отчаянное  сопротивление местных племён.

В  моём  воображении  возникала  трехбашенная  каравелла,  спустившая  якоря
в устье реки,  тогда как  отряд  на прибрежном холме  воздвигает  прямой  крест
под пение « Te Deum »  и монах с эскортом латников  обходит и освящает место.

Корабельные  плотники  сразу  же  приступали  к  работе,  первым делом строя
маленькую часовенку Божией Матери,  а затем  вокруг неё  временный палисад,
чтобы отражать  неизбежные набеги индейцев.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Прогулки по ветреному пляжу  и купание  в тёплом,  как парное молоко,  океане
помогали мне одолевать ипохондрию,  становившуюся  всё  большей  проблемой.

Я уже понимал истоки болезни,  излечить которую могла лишь немедленная
изоляция  от  инородной  среды,   отторгающей  и  отторгаемой  непрерывно.
 
Раньше пришельцы всегда оседали национальными колониями,  что,  похоже,
единственный способ сохранения личности и разума  в таких обстоятельствах.

И если только  некая  сверхъестественная  сила  не  изменит  ход событий,
жизнь моя,  равно  и карьера за океаном,  весьма  закономерно  закончатся
в Нью-Йорке,  на  Брайтон-Бич,   где,  согласно непроверенным сведениям, 
прохожие дивно пахнут рыбой,  несвежими носками и чесноком  и говорят
по-русски.

                ST.AUGUSTINE, FL

                Сталь толедского закала
                И набор свинцовых блях.
                Каменный цветок портала.
                Звук латинского хорала.
                Кружевные покрывала,
                Гребни в чёрных волосах -
                Содроганье черепах.
                Юбки взмах - держись, монах ! -
                Реплики мадридских мах,
                Взоры, что кинжалов жала.
                Своды мрачного подвала.
                Кабальеро на часах.
                Монтильядо в черепах.
                Впечатленье карнавала.
                Тёмная вода канала.
                Дым буддистского сандала.
                Красны глазоньки мангала.
                В безвоздушных небесах -
                Резкий хохот ярких птах
                И тремоло кардинала.
                Пальмовые опахала
                С их японскими перстами
                Нереальнее реала...

                А в стране моей судьбы
                То ль Голгофскими крестами,
                То ль бесовскими верстами
                Телеграфные столбы
                Над полей сухим быльём
                По заснеженным просторам
                Страшной вести семафором
                Всё бегут за окоём:
                « Падает снег
                Который уж век.
                Майн либер Аугустин,
                Аугустин, Аугустин,
                Майн либер Аугустин,
                Алес ист вег.»*)
                _________________________________
                *Мой милый Августин, всё прошло, всё (нем.)


Рецензии