Тёплые люди... Рассказ второй

Порой судьба дарит нам встречи, от которых на долгие годы в сердце остаётся тепло. Шёл одна тысяча девятьсот девяносто первый год. Ветер перемен менял мировой порядок. Всё менялось вокруг так быстро, что трудно было осознать и понять происходящее.

В доме, построенном в городе Алма-Ате, где уже шли к завершению отделочные работы, мне вдруг отказали в прописке и дали совет уехать в Российскую Федерацию, получив взамен все строительные материалы, с доставкой их на новое место жительства. Отказываться было глупо, слишком серьёзные люди давали этот совет. Сказано это было без враждебности. Работали мы тогда всей семьёй на нефтяном месторождении. 

Первым уехал муж, выбрав Краснодарский край. В его семье часто вспоминали город Новороссийск, куда он, малолетним ребёнком, был эвакуирован из горящей Одессы. Морской транспорт тогда спас много народа. Потом был долгий путь в Казахстан, где после института работал глава семейства, получивший позже звание заслуженного строителя Казахстана. Отца мужа уважали и помнили его вклад в развитие Казахстана.

Февраль на юге бывает очень тёплым. Кое-где начинает цвести миндаль. Край покорил сердце своим солнцем. Мы не просто переезжали жить, мы предложили городу новую технологию строительства высотных домов и городские власти дали добро на наш переезд.  Муж, пару месяцев прожив в городе, возвратился за нами. С ним уезжал и старший сын, а меня ещё не отпускали, подыскивая замену. Экономика и финансы не любят скоропалительных решений. Мой профессионализм ценился высоко и мне предложили ещё поработать с год одной.

Возвратившись за нами, муж всячески расхваливал небольшую совхозную гостиницу в Мысхако, а особенно, его хозяйку Нину Михайловну. Такой похвалы в адрес представительницы женского пола от него я не слышала раньше, отметив серебряный юбилей совместной жизни. Мне и не думалось провожать своих мужчин, но после рассказов мужа, я изменила своё решение. Что-то настораживало. Еду, решила я, собирая и упаковывая наши вещи, которых набралось на здоровущий Камаз, За годы жизни на месторождении "обросли" вещами мы основательно.

Поездка была запоминающаяся. Четверо взрослых людей в тесном "Жигуле" шестой модели, впереди Камаз. Ехали через города Гурьев, Астрахань, Элисту, Ставрополь, Краснодар. Гурьевскую область прошли без проблем. Нас хорошо знали, достаточно было показать удостоверения.

Астраханская область встретила разливом Волги. Камаз пошёл в объезд, а мы решили сократить путь, перебравшись на утлом судёнышке через разлив. До сей поры не могу понять, как мы не пошли на дно вместе с нашим жигулёнком. На каждом километре нас ждал милицейский патруль. Шёл май месяц, ловили любителей чёрной икры. Водитель наш был весельчак. На вопрос инспектора: - "нет ли у нас икры",  ответил вопросом: -"а что, надо?". Ну досталась ему потом работёнка. От него потребовали разбортировать все пять колёс, включая запаску. Наши вещи трясли поштучно.  Молчал потом парень до самого Мысхако, страшась новых подзатыльников от нас. Водитель Камаза уже не чаял нас увидеть. Все другие города мы прошли по объездным дорогам.

К гостинице подкатили ночью, при лунном свете. Я увидела женщину, вышедшую нам навстречу. Седая, с тугим пучком волос на затылке, с красивыми карими глазами. Посмотрела на меня с улыбкой и сказала, что все разговоры перенесём на завтра. Встретила нас Нина Михайловна теплом и уютом в номерах.

Рано утром я вышла из своей комнаты  в ухоженный двор гостиницы. Кусты красивейших роз, синева морской глади в лучах восходящего солнца покорили моё сердце навсегда. До моря рукой подать. Я подошла к берегу, присела на корягу, выброшенную морем. Не хотелось никуда спешить, время будто остановилось. Гостиница была простенькой, с удобствами в коридоре, но аромат чайной розы, наполнявший всё вокруг, делал её пятизвёздочным отелем. Голос Нины Михайловны прозвучал неожиданно для меня:

- Любуетесь морем? Оно у нас здесь самое красивое. Я тоже каждое утро спешу сюда на свою любимую корягу. Пока постояльцы досматривают свои сладкие сны, сижу под лучами солнца.

Передо мной стояла пожилая женщина лет шестидесяти, в простеньком ситцевом платье, с натруженными руками и тёплыми, искрящимися светом, глазами. Всё окружающее наполняло её облик необычайным теплом.

- Вчера, как только увидела ваши глаза, то сразу поняла - жена примчалась на соперницу посмотреть. А потом гляжу, глаза подобрели и дыхание стало тихим, как у дитя. Лет поди на пятнадцать меня младше, не меньше. Прошло моё времечко, пролетело в соперницах быть. Рано овдовела, на этом месте скоро двадцать годков. Но и в молодые годы шашни с жильцами не водила. Много здесь мужиков перебывало. Знамо дело - винзавод. То наладчики оборудования приедут, то перевозчики вина со всех концов страны. Не хотелось мне в чужую жизнь встревать. Но вы, голубушка, не обольщайтесь. На вашего мужа здесь многие заглядываться стали. Он мужик строгий и ничего не замечает, а я вижу, что добром не закончится. Приезжать вам надо быстрее. Нельзя такого видного мужика одного оставлять. Юг - место опасное.

- Чему быть, того не миновать, Нина Михайловна! Не один он будет здесь. Сейчас сын остаётся, а потом невестка с внучкой приедут. Муж у меня человек разумный, дорожит семейными традициями, -ответила я.

Прошло несколько месяцев, осенью женился младший сын. Несколько месяцев молодожёны прожили в гостинице. Нина Михайловна окружила их теплом и заботой.

За своими делами мы не заметили о переменах в жизни этой славной женщины. Постарела и ей предложили уволиться. Своего угла не было. Она возвратилась в родительский дом, в котором жила долгие годы со своей семьёй младшая сестра Екатерина, овдовев, была уже одна.  Приезд Нины Михайловна не обрадовал сестру.  Однажды, заехав в гостиницу  навестить Нину Михайловну,  узнали, что уже несколько недель она живёт у сестры. Мы попросили её новый адрес.

Станица Анапская достаточно большая. На въезде женщина продавала фрукты и овощи. На наш вопрос о нужном адресе отвечала нехотя. Разный бывает народ.

Нина Михайловна сидела во дворе дома. Сестра, уходя по делам, закрывала дом на замок. Нина Михайловна жила в летней кухне. Не роптала и ни о чём не просила. Наши подарки разглядывала повлажневшими глазами. Подаренную блузку стала примерять, оглядывая себя в зеркале. Пришла домой Екатерина, это была женщина у которой мы уточняли расположение улицы. Не разговаривая, ушла к себе в дом. Поняв обстановку, мы решили походатайствовать об устройстве Нины Михайловны в дом престарелых. Не успели, её вскоре не стало...

Угас тёплый человек, а следом и розы пропали, что росли во дворе гостиницы.
Новые работницы сетовали, что увела их за собой Нина Михайловна. Только море и выброшенная коряга напоминали о той, которой не стало.


Рецензии
Сколько судеб перемолола та самая "перестройка", начатая Горби и законченная Ебэном!..

Анатолий Бешенцев   30.06.2015 23:17     Заявить о нарушении
Воровать не научены были, а заработанное было утрачено.
Четыре года в условиях пустыни Каракумы - всё прахом.
Не жалею! Свободные мы люди от всякого финансового краха.
Главное - мы живём! Есть ценности выше денег.
С теплом.

Надежда Опескина   30.06.2015 23:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.