Откройте АмерикY! Гл. 11

                ГЛАВА  ОДИННАДЦАТАЯ,
              где герой выгребает из глубин истории к современности

Выяснив   происхождение   ангельско-херувимской  темы  Православной  службы,
наложившей   совершенно неизгладимый  отпечаток  на  христианскую  культуру, 
я,  разумеется,  не  остановился  на  том,  а  проследил  её  непрерывное  развитие,
чудно отражающее,  будто бы в капле воды,  все перепетии мировой цивилизации.
~~~~~~~~~~~~~~
Несмотря  на  восстановление Храма  и автономии Израиля,  большинство  евреев,
как и сегодня,  не  спешило  с радостью  вернуться  в Святую землю,  но связанное
деловыми  соображениями,  предпочло жизнь  в диаспоре,  занимаясь,  в основном,
ростовщичеством  и торговлей,  и  раскинуло  густую  сеть  процветающих  общин
от Иберии на западе  до Аму-Дарьи на востоке.

Члены их  языком,  одеждой,  манерами  не  отличались  от  коренного населения,
и лишь в одних синагогах  порой можно было услышать иврит,  впрочем,  обычно
сопровождаемый  переводом;  также  и обрядовость  раввинистического  иудаизма
гибко  приспосабливаясь  ко вкусам каждого прихода,  переняла   немалую  толику
из культовой практики окружающих народов.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Традиция  толкований  и  поучений,  впоследствии  развившаяся  в  талмудизм,
закрепляла  многочисленные влияния  письменно,  и Зороастризм привнёс в неё
не  только  дыхание  древнеиндийской  ведической  мудрости,  но и столь яркое
описание  сражения сил  Бога  Света  Ормаза  с войском  Князя  тьмы  Арихмана,
в котором несложно увидать  прообраз картины битвы верных и падших ангелов,
живописно изображённой Мильтоном  в его « Потерянном  Рае ».

Черпая вслед за космогонией,  эсхатология евреев  из ирано-персидских мифов
заимствовала предречение  финальной решительной схватки вселенских армий,
окончательной  победы  добрых  духов  и заключении  злых  в тартарары  навек,
и перешла  от  сельскохозяйственной  символики   Божьей жатвы  согрешивших
и топтания  винограда в точиле  к прорицанию  катастрофического  конца  мира,
ненароком напоминая  о всесжигающей пляске Шивы  на вершине горы Кайласа.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Развиваясь  невозбранно  в синагогах  рассеяния,  иудаизм,  однако,  испытывал
довольно сильное давление  на Святой Земле  со стороны  самаритян - потомков
отпавших  северных колен,   смешавшихся  с язычниками,  но  ещё  сохранявших
начатки веры отцов,  не включая в Завет ничего,  кроме Торы в особой редакции.

Их  притязания  на  право  принесения жертв  и поклонения  во Втором Храме
были  резко  отвергнуты  партией хасидим - праведников,  основанной Ездрой,
и после  многих конфронтаций,  не дошедших  до вооружённых  столкновений
лишь благодаря  бдительному контролю властей Империи,  самаритяне возвели
собственный альтернативный храм  на горе Гаризим,  где некогда Иисус Навин
совершил богослужение  по переходе Народа через Иордан.

Закрепление разрыва  со схизматиками,  отказывавшими  в боговдохновенности
всем  современным им  писаниям,  имело  крайне  важное  значение,  ибо  евреи
никогда  не покидали  литературного  поприща,  произведя  великое  множество 
книг  духовной направленности,  из которых определённая часть  вошла в канон,
другие же,  причисляемые  к апокрифам,  тем не менее  пользовались уважением
и влияли в трудно переоценимой степени  на религиозное сознание,  философию 
и ход истории.

Иеремия,  чьи пророчества сбывались  чуть ли не с математической точностью,
предсказал и продолжительность вавилонского плена - 70 лет, и действительно,
от первой высылки  и до начала  работ  репатриантов  по реконструкции Храма
протекло  примерно столько времени.
Однако  далее  он описывает  установление  Царства  Божия  на земле,  и народ
ожидал исполнения этого  в тот же самый срок.

Иные,  среди  них  и Пророк  Аггей,  прозревали  ниспосланных  свыше  мессий 
в Зоровавеле,  давидиде  и светском правителе  Иудеи,  и в священнике  Иисусе,
иные  в царе Кире,  и всё же  жизнь  под  эгидой  персов  не  очень-то  походила
на то  ослепительное  будущее,  когда  всё  семя Адамово  притечёт поклониться
Единому  Богу Израилеву.

Затем  и  самая  Персидская  Империя,   гарант  независимости  и  безопасности
маленькой Иудеи,  вдруг в одночасье  рухнула  под  молниеподобными  ударами
стройных фаланг Александра Великого в 333 году до Р.Х.,  унося вместе с собой
в небытие  всякие  надежды  евреев  на обретение  их родиной  статуса  державы.

Александр,  ученик  Аристотеля,  был  не  просто  завоевателем,  но ставил себе
грандиозную цель  объединения человечества  в лоне боготворимой македонцем
греческой  цивилизации  и в покорённых им землях  от  Геллеспонта  и до  Инда
проводил политику интенсивной эллинизации этноса,  возводя повсюду  театры,
гипподромы и гимнасии,  библиотеки и термы  и прочие непременные аттрибуты 
культуры его мачехи-Родины.

Евреи,  как и прежде,  быстро  воспринимали  новые моды,  язык,  развлечения 
и даже  проходили операцию  хирургического  восстановления  крайней  плоти,
дабы нагими  участвовать  в атлетических соревнованиях.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
После   безвременной   кончины  тридцатитрёхлетнего Александра  в 323 г. до Р.Х.
и раздела  оккупированной им  огромной  территории  его соратниками-диадохами,
ничуть  не меньшими,  чем он,  эллинизаторами,  Иудея,  в какой-то раз,  оказалась
объектом экспансионистских устремлений  двух гигантских сопредельных империй
- Египта,  доставшегося Птолемею,  и Сирии с Месопотамией,  отошедших Селевку.

Первые  125 лет  эллинистической  эпохи  Палестиной  управляли  Птолемеиды,
превратившие Александрию  в пуп мира,  космополис,  интеллектуальный центр
трёх континентов,  и евреи образовали там колонию,  населением превзошедшую
всю Иудею,  где  мудрецов  их   питали  мысли  Платона,  Аристотеля,  Пифагора
с его моделью  концентрично-сферической  Вселенной,  идеи циников и стоиков,
а их дети учились  у Эпикура, Зенона, Эратосфена, Эвклида и Архимеда.

Однако  налоговое  бремя,  накладываемое Египтом  на данников,  было тяжёлым,
и в 198 г. до Р.Х.,  во время  вооружённого конфликта  между Египтом  и Сирией,
иудеи помогли последней  установить свой контроль  над Палестиной.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
В виде  благодарности  царь  Антиох III  уменьшил  новым  подданным  налоги
и даровал  некоторые льготы,  гарантировав также  и определённую автономию
во внутренних делах  и вопросах религии.

Этот шаг  представлялся выгодным  обеим  сторонам,  и особенно,  подчинённой, 
ибо евреи  по-прежнему  могли свободно мигрировать  и переселяться в пределах
эллинистической ойкумены,  к тому же сирийская столица Селевкидов Антиохия
мало  чем  уступала  по имперскому блеску  и престижу  египетской Александрии.

Политика эллинизации в Сирии  была не в пример более жёсткой,  чем в Египте,
впрочем,  такое обстоятельство  играло лишь на руку  верхушке священничества
и правящей светской аристократии,  кои и инициировали смену сюзерена Иудеи,
поскольку сами они  давно уж  и  глубоко  интегрировали  в греческую  культуру,
и не веря теперь ни в ангелов,  ни в грядущее воскресение мёртвых,  ни в особую
роль  дома  Израилева  на  земле,  формировали  партию  саддукеев,  противостоя
партии  фарисеев,  духовных наследников  праведников-хасидим  Ездры,  а также
ессенам - секте,  ожидавшей  светопреставления  в  поселениях  типа  монастырей.

Думается,  священники-саддукеи  горько  пожалели  о сделанном  ими  выборе 
30 лет спустя,  когда,  далеко  превзойдя  эллинизаторским пылом  их  и норму,
царь Антиох  IV Епифаний  отмёл  общепринятую  имперскую  веротерпимость
и под страхом  смертной  казни  запретил  исполнение  всех  обрядов  иудаизма
и даже  просто хранение книг на иврите,  а Храм превратил  в святилище Зевса.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Жители  эллинизированных  крупных  полисов страны,  и прежде  склонявшиеся
к мысли о тождественности Яхве и Зевса,  весьма возможно,  с течением времени
и переварили бы такие проскрипции,  но Антиох  явно перегнул палку,  приказав
всем  подданным  участвовать  в ежемесячном  пире  по поводу его дня рождения
и пожирать  мясо поросят,  принесённых  в жертву богам.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
В маленьком  северном городке  престарелый  Маттафия,  глава клана Хасмона, 
священник,  хотя и не потомственный,  обнажил  свой меч  и заклал  прилюдно
еврея,  собиравшегося  совершить  святотатство,  а затем он и его пять сыновей
укрылись  в окрестных горах.

Посланный за ними  взвод сирийских карателей  не нашёл их,  зато наткнулся
на тысячу иудеев  из местных сёл,  собравшихся  тайно  для  встречи  субботы.

Раздражённая  неудачей  поисков,   горстка  солдатни   без  жалости  перерезала
тысячу  мужей,  сидевших  в молитвенном  облачении  и не оказавших  убийцам
никакого сопротивления,  дабы не осквернился шаббат,  и так иудаизм приобрёл
своих  первых  мучеников.

К Маттафии  и к его сыновьям  стали  стекаться  со  всех  сторон  добровольцы, 
и партизаны,  принявшие имя Маккавеев (молотов ),  нанесли вскоре сирийцам 
серию дерзких  и очень чувствительных ударов.

Старый  Маттафия   умер  в  походном  лагере,   передав  командование  отрядом
своему третьему сыну  Иуде,  человеку  исключительной  отваги  и твёрдой веры,
кто никогда не взвешивал свои шансы на успех в борьбе с могучим противником,
но,  по выражению Библии,  « рыкал,  как лев молодой,  при виде добычи ».

По  счастливому  стечению  обстоятельств,   Антиох  IV  в  это  время  проводил
военную кампанию в Персии,   и тыловые  части армии  под предводительством 
далеко не лучших стратегов,  причём ошеломлённых неожиданностью,  несмотря
на своё  подавляющее превосходство  в числе,  не  сумели  остановить патриотов, 
триумфально  на марше  вошедших в Иерусалим.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Стены его,  пробитые  сирийцами  раньше  и наскоро  заделанные партизанами, 
всё же служили  довольной защитой  от оккупационных войск,  не решавшихся
предпринять штурм  и ввязаться  в уличные  бои,  и  до подхода  основных  сил,
занятых в Персии,  повстанцы были хозяевами города,  чей сирийский гарнизон
они прочно блокировали  в его внутренней  мощно укреплённой цитадели Акра.

Не занимаясь осадой изолированных сирийцев,  Иуда,  срочно  облачив  сам себя,
конечно,  ввиду  чрезвычайных  обстоятельств,  достоинством  Первосвященника,
приступил  к ритуальному  очищению Храма,  десакрализированного  Епифанием
ровно три года назад,  и в конце декабря ( 25 кислева )  164 г. до Р. Х.,  произведя
пунктуально  все установленные Торой обряды,  возобновил  в нём  богослужение.

Восьмидневное событие  с тех  пор  празднуется  иудеями  как  весёлая  Ханука
( Перепосвящение ), и только в эту неделю,  видимо,  в память о великом риске,
связанном с предприятием Иуды,  евреям  разрешены  азартные игры  на деньги.

На следующий год  архиэллинизатор Епифаний,  завершив  персидский  поход,
повернул полки  к Иерусалиму,  но по дороге  умер.
Короновав  его малолетнего сына  Антиоха V  Эвпатора  и  получив  регентство,
генерал Империи  Лисиас  решил  одним  ударом  расправиться  с мятежниками
и двинулся в Иудею во главе самых элитных подразделений,  включая дивизион
из 32 боевых слонов.

Осенью армия подошла к Иерусалиму,  и Иуда  отважно вывел свой отряд из города
ей навстречу.
План был захватить мальчика-императора  заложником,  и один из братьев,  Елиазар,
прорубился сквозь ряды врагов  к самому большому и по-царски украшенному слону
и,  поднырнув под его брюхо,  смог пронзить копьём  сердце  гигантского животного,
рухнувшего на него  всем весом.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Но  жертва  сына  Маттафии  оказалась  напрасной,   ибо  император  находился
на безопасном расстоянии  от поля битвы,  и разъярённые  сирийцы  разгромили
евреев  наголову.

Остатки  маккавеев  забаррикадировались  в Храме  и  приготовились  достойно
встретить смерть,  когда,  как  не  один  раз  уже  случалось  в истории  Израиля,
Лисиасу  вдруг пришла депеша  о созревшем  заговоре  против него  в Антиохии,
и генерал  наспех заключил мир с Иудой,  гарантировав стране  свободу религии,
а затем возвратился  с гвардейскими полками в Сирию.

Так было заложено начало царской династии Хасмонеев,  и хотя упорная борьба
за политическую самостоятельность Иудеи  на  том  не  закончилась,  и в ходе её
погибли  все пятеро сыновей Маттафии,  последний  из братьев,  Симон добился
если  не полной,  то существенной  независимости,  за что всенародное собрание
провозгласило  его  «  этнархом,  Первосвященником   и  Благодетелем  Израиля ».

Сын Симона  Гирканий  (  Ypкav'oc  ),  пользуясь  временной  слабостью  Сирии,
осуществил успешную экспансию государства  на север,  прежде всего разрушив
на горе Гаризим  храм,  в котором поклонялись раскольники-самаритяне,  а затем
овладев их столицей  и сравнявши её с землёй.

Кроме  того,  он  распространил  свой  контроль  на  Идумею,  жителям  которой
было ультимативно предложено  либо  принять иудаизм,  либо же  эмигрировать.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Впрочем,  в следующих поколениях  династия не отличалась фанатизмом веры,
не стремясь ни искоренить греческую культуру,  столь ненавистную маккавеям,
ни изолировать Израиль  от внешнего мира.

Эллинизация страны  продолжалась,  ныне уже  не  составляя  опасности религии,
саддукеи вновь приобрели влияние,  и Хасмонеи,  лавируя с переменным успехом
между претендентами на престол Сирии,  продержались  у власти  до 37 г. до Р.Х.,
когда  при  поддержке  грозной  Римской  Империи,  чья  длинная  рука  в  67 году
дотянулась  и до Палестины,  на трон Давида  взошёл  идумеянин Ирод.

Успех акции сопротивления,  возглавленной сыновьями сельского священника,
и возобновление службы во Храме,  вне сомнения,  подняли  престиж  религии,
и многие  считали это  исполнением  пророчеств,  и всё же  ортодоксы-теологи
не  могли  признать  ни  одного  из Хасмонеев  Мессией,  поскольку те не были
ни потомками Садока,  ни давидидами,  и вообще,  узурпирование  власти царя
и Первосвященника  одним лицом  находилось  в непримиримом противоречии
с духом  и буквой Закона.
Ситуация требовала  немедленного разрешения  кризиса мессианских упований,
и разные социальные группировки  подошли к проблеме  по-разному.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

В  1947 г. ( по Рождестве Христовом )  бедуины,  водившие,  как  всегда,  стада
у  Мёртвого моря  близ  Вади  ( сухой  ложбины )  Кумран,  заполняемой  водою
только  в сезон  дождей,  нашли  в глубине  пещеры,  где  укрывались  от ливня,
запечатанные в кувшины  древние манускрипты,  которые они захватили домой
в качестве  превосходной растопки для очага,  что от века  делали все их предки,
и несколько свитков  успели сгореть в тануре,  пока кто-то из молодых пастухов
не решил  проверить  достоверность  россказней  о продаже  клочков пергамента
в городе  за большие деньги.

За старьё хорошо заплатил некий священник Сирийской Православной Церкви,
и предприимчивые бедуины  вскоре отыскали в окрестных пещерах  около 1000
подобных первым  рукописей  на коже и папирусе.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Библиотека,  по видимости,  принадлежала  насельникам иудейского монастыря,
чьи развалины  находились в местности Кирбет (  руины  )  неподалёку,  однако,
исходя  из её размеров  и разнообразия  стилей  письма,  не  могла  быть  создана
исключительно членами  небольшой общины,  и она  содержала сведения о секте
за один-два века до Р. Х. веровавшей  в уже пришедшего  обетованного  Мессию.

Раскопки  Кирбет Кумрана  позволили  установить  как дату  закладки  монастыря
- 138 г. до  Р.Х. - так и разрушения -  68 год по Р. Х.,  во время оккупации региона
римлянами  в ходе Иудейской войны,  и обилие  стрел и копий в последнем уровне
говорит  об упорном сопротивлении,  оказанном легионерам кумранцами.

Но  в промежутке  в жизнь общины  никто  не  вмешивался,  и летописцам  её
было бы естественно составить подробную биографию Мессии,  Которого они
считали основателем их секты,  как впоследствии поступили  все Евангелисты.

В  разрез  обычной  логике,  язык  мессианских  документов  Кумрана  намеренно
затемнён  и предельно  абстрагирован,  и фигура  Мессии - Учителя  праведности
не  вписывается  ни в один  из  исторических  периодов,  вместо того,  черты  Его
поразительно напоминают  Иисуса из Назарета,  тогда ещё  не  рождённого.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Подобно будущему Спасителю,  легендарный Учитель  возглавлял  конгрегацию,
предавшую Его  в руки  Злого  Первосвященника,  принял мученичество  и умер,
хоть  и неясно,  какою  смертью,  может быть,  в ссылке,  но должен  воскреснуть
и повести  членов  сектарианского  сообщества Яхад  ( Единство ) - сынов  Света, 
союзно с ратью Князя ангелов Михаила,  в битву против бесовской орды Велиала.

Отрасль Давидова  по Его земной линии,  Учитель имел  и небесную генеалогию
и называется  « Сыном Божиим,  рождённым Им  прежде всех ».
В довершение ко всему,  некоторые речения новозаветного Христа,  в частности,
притча о смоковнице  или « Блаженства » Нагорной проповеди  почти  дословно
совпадают с текстами,  найденными в кумранских рукописях.

Литургическая служба  Яхада  включала  специальные  литании  изгнания злых
и призывания добрых духов,  и уклад жизни монастыря  был крайне эзотеричен.

Вступавшие в него  исполняли послушание  в течение трёх лет,  проходя обряды
водного крещения и многие иные,  а затем,  принеся обет целебата,  ещё два года
поднимались  по ступеням  инициации,  и лишь после того  узнавали об Учителе
и о спасении,  уготованном Им  исключительно  для сынов Света.

Монахи  клялись  не посвящать  мирян  в свои догматы,  согласно которым они
пребывали  в ежеминутной  готовности  к сражению  с неким народом  Киттим,
кое  предоставит  casus  belli   Михаилу  Архистратигу  и  святому  воинству  его
и тем зачнёт  предречённый вселенский Армагеддон.

Потому у их современников  римлянина Плиния,  евреев Иосифа Флавия и Фило,
описавших ессенов  довольно подробно,  равно и у раннехристианских историков
мы не находим  ни слова об Учителе праведности,  и когда вся кумранская братия
полегла  в самоубийственном противостоянии  несокрушимым римским когортам,
предварительно  замуровав  свою  библиотеку  в  пещерах,  тайна  веры  их  секты
скрылась от поколений земнородных  почти что на два тысячелетия.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Наблюдая  извращение  начинаний  людских  на примере  монархии  Хасмонеев,
так быстро  преобразившихся  из вождей религиозно-патриотического движения
в политиков, а затем и в обычных восточных тиранов ( сын Гиркания Аристобул
взошёл на трон Давида,  уморив голодом  родную мать  и убив одного из братьев,
а трёх остальных  заключив под стражу ),  не  только  лишь  затворники Кумрана,
но и многие,  не искавшие спасения  за монастырскими стенами,  были убеждены
в неотвратимом приближении  катастрофического конца света и Страшного Суда,
и умонастроения подобного рода отражались потоком апокалиптических писаний,
создаваемых  иудеями  со  II века  до Р. Х.  и  вплоть  до второго века  новой  эры.

Известнейшее среди них,  канонизированная книга Пророка Даниила,  датируемая
165 г. до Р.Х., переосмыслила  предречённые Иеремией  70 лет,  интерпретируя их
как  « семьдесят  седьмиц  годов »,  то есть,  490 лет,  и,  таким  образом,  перенеся
время  ожидания  явления Христа Израилю  удивительно  точно  к моменту  въезда 
одного незначительного Равви ( Учителя )  из провинции  на осляти  во Иерусалим.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Другая книга,  называемая « Эфиопский Енох », ибо полный текст её сохранился
лишь  в переводе  на   древнеэфиопский,  и представляющая  собой  пятичастное
собрание  апокалиптических  трудов  разных авторов,  подходит  с иной позиции
к  проблеме  кризиса  мессианских  надежд,  сопоставив  семьдесят  лет  Иеремии
с тем же  числом  ангелов-покровителей  Дома Иаковлева,  предрекая  столько  же
периодов  истории  Богоизбранного Народа,  чей характер  определяет поочерёдно
каждый из незримо охраняющих его  крылатых святых патронов.

Теме  бесов  и ангелов  уделяется  много внимания  в иудейских  апокалипсисах,
и связанный с эфиопским  « Славянский Енох »,  списки  которого  обнаружены
в библиотеках России и Сербии,  рисует впечатляющую картину  небесных сфер,
с пятым  небом,  где  молчаливо  томятся  Григории (  Наблюдатели ),  повинные
в передаче смертным людям  запретных для них знаний.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Книги,  написанные от лица Еноха,  жившего  до Потопа  праведника,  который
«  ходил ... пред  Богом,  и  не  стало  его,   ибо  Бог  взял  его  »   (  Бытие  5, 24  ), 
дабы познакомить  с тайнами Вселенной,  нередко принципиально противоречат
средневековым представлениям,  были отнесены к апокрифам  и исчезли из вида
на целое  тысячелетие,  пока недавно  учёные-палеографы  не открыли их заново.

Тучи над Иудеей сгустились ещё больше  после падения династии Хасмонеев
и воцарении  Ирода Великого.
При поддержке Рима  на трон Давида  впервые  взошёл  Идумеянин,  потомок
не пастыря Иакова,  заключившего Завет с Яхве,  но брата его охотника Исава,
чьё семя  всегда доставляло Израилю  немало хлопот.

Женат на принцессе  последней законной линии,  Ирод в приступе ревности 
приказал  казнить  свою любимую Мариамн,  и девять  последующих  браков
не избавили царя  от жестоких мучений совести.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Осознавая   стойкую  неприязнь  к  себе  общества,   Ирод  пытался  заигрывать
со  всеми  слоями  его:  с  чернью,  обеспечив,  по  примеру Рима,  раздачу  еды
и  бесплатные  развлечения  для  плебса;  с  эллинистами,  возводя  амфитеатры,
гимнасии, гипподромы, библиотеки  и  учредив  игры  наподобие  олимпийских;
с верхушкой священничества,  затеяв беспрецедентную программу  грандиозной
перестройки Второго Храма,  что и стяжало ему  прозвище « Великого ».

Раздираем  желанием  одновременно быть  и стопроцентным иудеем,  и эллином
и преследуем призраком убиенной жены,  Ирод,  к тому же  страдавший запоями,
в последние годы жизни  практически впал в безумие.

В завещании он разделил государство,  потом и кровью созданное Хасмонеями,
на  четыре  тетрархии,  назначивши  в них  соправителями-четверовластниками
трёх  из многих своих сыновей,  младших Иродов.

Архелай,  воссевший  на престол  в Иерусалиме,  показал себя  таким  тираном,
что делегация евреев  обратилась к самому Божественному Августу  с просьбой
упразднить вовсе  тысячелетний  монархический строй в Иудее.

Глава  республики  выслушал  vox populi  и оперативно  удовлетворил петицию, 
введя пост прокуратора области  с целью надзора за светскими властями этноса.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Юрисдикцию теперь,  как некогда во времена Судей,  осуществляли
духовные лидеры - Синедрион и Первосвященник,  а также раввины,
книжники  и старейшины кланов.

Это,  равно  и  возрождение  Иродом  былого  великолепия  Иерусалима  и Храма,
роскошью, пожалуй,  затмившего Соломонов,  несомненно, дало мощный импульс
религиозной  жизни  страны,  однако  свергшая трон Давидов  железная рука Рима
не  оставляла  надежд  на  приход  Мессии  естественным  путём,  и простой народ
в большинстве  своём  ожидал  чудесного  установления  Царства  Божия  на  земле.

Оттого  когда  прокуратор  Иудеи  Понтий  Пилат  в 33-м  году  был  принуждён
утвердить  смертный приговор,  вынесенный Синедрионом  одному из пророков
апокалиптического толка,  вызвавшему возмущение во Храме  в праздник Пасхи,
слова  горстки  Его сподвижников,  проповедовавших  Воскресение  их  Учителя
и искупленье  Кровью Агнца  всех грехов человечества,  начиная  c первородного,
и скорое  второе пришествие Создателя  во славе на облаках  с ангельской  ратью, 
пали  на  хорошо  подготовленную  почву.

Уважаемый  голос в Синедрионе,  Равви Гамалиил  убедил коллег
оставить  в  покое  немногочисленное  новое  течение,  тем  более,
что члены его  придерживались  весьма ортодоксального иудаизма.

Вследствие чего  обретя легитимный статус  и вместе с ним  положенное от века
неотъемлемое  право  каждого  иудея  выступать  во всякой  синагоге,  движение,
называвшееся вначале просто « Путь », за короткое время раскинуло густую сеть
небольших,  служивших  по-гречески  мессианских  общин  в полисах  ойкумены, 
включая  Антиохию, Александрию, Рим  и другие  крупнейшие  центры Империи.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Иудея,  внезапно преобразованная  из монархии в теократию  приказом Августа
и  переживавшая  религиозный  подъём,  именно  потому  была  глубоко  задета
языческим присутствием  в Святой Земле  и действиями  римских прокураторов,
по незнанию обычаев  нередко оскорблявших чувства верующих.

В  горных  районах  страны  активизировались  партизаны-зилоты,  а  в  городах -
террористы-сикхарии ( кинжальщики ),  ярые  истребители  коллаборационистов.

Сопротивление вдохновлялось  примером  отважных маккавеев  и подобно тем
уповало  на споспешествование небес  поражению  великодержавного Голиафа.

Война вспыхнула в 66 году,  и в самом начале её  христиане,  помня пророчество
их Учителя  о грядущем скоро  разрушении града и Храма,  покинули Иерусалим,
дав евреям  повод  обвинить их  в предательстве.

Восставшие  невероятным  образом  сдерживали  легионы Императора Веспасиана
целых  четыре года,  однако  чуда  на сей раз  не произошло,  и в 70 г. генерал Тит
вошёл в Иерусалим   и не оставил  от роскошных строений Ирода  камня  на камне.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Сразу же после того  мудрый Равви  Иоханан бен Захария  испросил у генерала
разрешения  основать школу иудаизма в Ямнии ( иначе Явнеел, « Бог строит » ),
городе на побережьи Средиземного моря  недалеко от Яффы.

Там,  в тишине  и покое,  учёные  книжники-фарисеи,  либералы  и реформаторы,
освобождённые теперь  от гнёта священников-саддукеев,  приступили к созданию
поворотного  в развитии их религии  документа - Талмуда,  собирая и компилируя
многочисленные  записи  комментариев  к Библии  и  речений  на  духовные  темы,
закрепляя письменно  возникшее отчуждение  иудеев от христиан.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Раскол завершило восстание 132 г.,  глава которого Бар-Кохба,  с благословения
великого Равви Акибы,  объявил себя  Мессией,  отчего христиане,  естественно,
демонстративно порвали отношения  с мятежными компатриотами.

Разгромив  повстанцев,  римские  власти  изгнали  всех  иудеев  из  Иерусалима,
но не тронули  христиан-евреев,  утвердив официальным эдиктом схизму де-юре.

Двусмысленная милость победителей  привела  христиан  в смятение,  ибо  она
лишала  их  привилегий,  положенных  исповедающим  иудаизм,  и  вынуждала,
как всех прочих  подданных  Рима,  выражать  лояльность Императору  клятвой,
жертвоприношениями  и участием в языческих фестивалях.

Потеряв  своё  положение  одного  из  течений  иудаизма  и кафедру  в синагогах
и  преследуемые,  согласно  закону,  властями,  небольшие христианские общины,
по логике вещей,  не имели  ни малейшего шанса выжить.

Символика  их учения  была  понятна  лишь  тем,  кто штудировал  Ветхий Завет,
концепция  воскресшего Бога,  вера  в Коего  гарантирует  блаженство  за гробом,
не составляла ничего нового  и присутствовала во многих мистериальных культах:
Изиды  и Озириса,  Афродиты  и Адониса,  Иштар  и Таммуза,  Кибелы  и Аттиса,
а  ежеминутное  ожидание  конца  света,   не  приходившего  уже  более  столетия,
эллинизированному  уму   наверняка   казалось    просто   несусветной  глупостью.

К тому ж  в борьбу за души  вскоре  вступил  гностицизм,  синкретическая  вера,
дитя  космополитов-александрийцев,  использовавших  терминологию  христиан
для  объединения  элементов   египетской,  вавилонской,  греческой  мифологий, 
античной философии  разных школ,  индуизма,  буддизма  и  всех  религий  мира.

И  всё  же,  по  совершенно  тогда  мне  неясным  причинам,  церкви,  как  искры,
раздуваемые  ветром,  вспыхнули  вдруг повсюду одновременно,  и Христианство
охватило метрополию и провинции Римской Империи  с удивительной скоростью.
Ко  дню,  когда,  как  повествует  предание,  Св. Император Константин  увидел
на солнечном диске скрещенные буквы « хи » и « ро » и уверовал в Сына Божия,
Христианство  бесповоротно стало  доминирующей  религией  всей цивилизации.

К  приверженцам  его  принадлежал  подавляющий  процент  населения  Египта,
в Армении,  несмотря на преследования,  обратились  царская семья  и вся знать,
а в сильной Эфиопии,  независимой,  но находившейся  в сфере интересов Рима,
покровительство новому вероучению составляло уже государственную политику.

В  313  году  в  Милане  вышел  имперский   указ   о  полной  свободе  исповедания
любой  веры,  не  подрывающей  основы  строя,  а в конце IV в.  Феодосий Великий
искоренил нехристианские обряды  по всей Империи,  столицу которой Константин
стратегически перенёс из Рима  в древний город Византию.

Под  эгидой  центральной  власти   Христианство  смогло  очиститься  от  ересей,
в частности,  опровергнув соблазн построений александрийского скопца Оригена,
последыша гностицизма  и проповедника идеи реинкарнации.

Однако именно в процессе того зарождавшаяся Православная теология усвоила
крайне важные  для её дальнейшего развития  мысли о множественности миров
и незримом присутствии  ангелов и злых духов  повсюду.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Центр  Христианства,  несмотря  на  все  старания  императоров  утвердить  его
в новой столице,  переименованной в Константинополь  ( нынешний Стамбул ),
оставался  в тысячелетнем городе на семи холмах,  где претерпели мученичество
Апостолы Пётр и Павел  во времена Нерона.

Рим  и папский престол,  оказавшись на периферии Империи,  были весьма слабо
защищены  от иностранной интервенции,  и в 410 году  вождь  визиготов  Аларик
ввёл своё войско  в практически не сопротивлявшийся город.

Христианизированные  визиготы,  пожалованные  Феодосем  легальным  статусом
« конфедератов »  и рекрутируемые в армию,  формально не порывая с Византией,
показали  себя  превосходными  хозяевами  западной  части  Европы,  способствуя
обращению  и остальных  идолопоклонников-тевтонов,  и впоследствии  послужив
щитом Европы  от мавров,  оккупировавших Пиренейский полуостров и Сардинию.

Крещёные германцы  и раньше  занимали  самые высокие посты  в государстве,
по слову  Нового Завета,  не  дискриминировавшего  «  ни  Еллина,  ни  Иудея  »,
но  обретение  власти  над  Вечным  Городом  варварами,  этими « бородатыми »,
весьма уязвляло  самолюбивых латинян,  обвинявших в неумеренном пацифизме
и отстранённости  от злобы  дня  насаждённую  сверху  идеологию  Православия.

Ответом  на эти инвективы  стал  фундаментальный труд  Августина Блаженного,
озаглавленный  « Град  Божий »,  где святой  подробно  излагает  и обосновывает
немедленно принятую Церковью  христианскую  ангелологию.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Политическое падение  земного Рима  он рисует  как  наказание  за его гордыню,
противопоставляя ему  Горний Град,  объединённое  самоотверженной  любовью
великолепное  симбиотическое существование  Самого Творца,  верных  ангелов
и спасённых  человеческих душ.

Причём  этот коллективный  космический  Суперинтеллект,  замысленный  Богом
до акта Сотворения мира,  ещё  не  функционирует  адекватно,  ибо его структуру
нарушило низвержение во ад возмущённой Люцифером трети ангелов,  и их места
призваны  заполнить  люди,  дошедшие  до ангельского  совершенства  в процессе
их  земного  познания  добра и зла,  инициированном в Раю  грехом Прародителей,
который Августин  смело называет  « счастливым ».

Получивши  солидную  логическую  основу  и внедряемо  прямо  в подсознание 
виртуозно тонкой  литургической  поэзией,  восходящей к еврейским  литаниям,
обнаруженным  недавно  в свитках  Мёртвого  моря,  понятие  о сонмах  ангелов
и тьмах  демонов,  ищущих контактов с людьми,  прочно  укоренилось,  породив
и монастыри как имитацию в земной юдоли « Града Божия », и сожжения  ведьм,
и легенду о докторе Фаустусе,  и произведения Данте,  Микеланжело,  Мильтона,
Гёте и многое другое,  без чего невозможно представить себе  нашу цивилизацию.

В то же время  Ислам,  возникший  в VII  веке  как ответ  на  стремление  арабов
к политическому объединению,  но  в некоторой  степени  являвшийся  реакцией
на  эксцессы  молодого  Христианства,  поспешил  отречься  от смущающей идеи
о вездесущих духах  и  низвёл  ангелов  до эфирных  созданий,  славящих  Аллаха
и  несколько  раз  в прошлом  изъявлявших  волю  Его  семи  великим  Пророкам:
Адаму, Ною, Аврааму, Моисею, Давиду, Иисусу  и Магомету,  откровением коему
завершена  до  Дня  Воскресения  история  общения  Всемогущего  со  смертными.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Вслед за тем  и иудаизм,  расцветший под рукой  веротерпимых тогда мусульман,
в лице Моисея бен Маймона,  или Рамбама  ( 1135-1204 гг.),  жившего в Кордове
и писавшего по-арабски,  постулировал невозможность физического присутствия
бестелесных  в нашей  материальной Вселенной  и объяснил  все явления ангелов,
упомянутые  Ветхим Заветом,  видениями  находившихся  в молитвенном  экстазе.

По  стопам  сим  Фома Аквинский,  цитирующий  в  своих  опусах  бен  Маймона,
почтительно именуя его « Равви »,  рационализировал католическую ангелологию,
но  ни ему,  ни потом протестантам,  в массе  своей  отвергающим  существование
Ангела-хранителя  каждой окрещённой души,  так и не удалось  подорвать в корне
четырёхтысячелетнюю веру людей  в действующих  среди них  незримых созданий.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Не добился этого  и Эмануил Сведенборг,  обрисовав  открывшуюся ему в трансе
жутковатую картину ада  с грязными трущобами,  игорными домами и борделями,
где тени грешников  эффективно терзают себя и друг друга  безо  всякой  помощи
смехотворных копытоногих чертей с вилами.

Взлелеянное Христианством стремление  к личной связи с духами,  на которое
налагают запрет  остальные библейские религии,  и сегодня не ограничивается
узаконенными  для  того  классической Церковью  литургическими средствами,
как,  впрочем,  было всегда,  даже под бдительным оком Инквизиции.

На полках библиотеки  я обнаружил  целую коллекцию пособий по колдовству
с развёрнутыми инструкциями  желающим испробовать его на деле.
Все  до  одного  новые  маги  утверждают,  что  их  практика  не  богопротивна,
но напротив,  помогает человеку находиться в гармонии с природой и Творцом.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Симпатичная  старушка  Дороти  Маклин  учит  использовать  помощь  духов
для культивирования растений,  каждый из видов которых,  по её заключению,
охраняет  специально  назначаемая  « Гением  ландшафта »  огромная  « дэва » -
артишоки  особо,  аспарагус  особо  -  а нью-йоркская красавица Суза Скалора
делится со всеми секретами  своей удачной фотоохоты  на фей.

Суза устраивает засады  на пугливых  лесных и озёрных дев,  полупрозрачных,
судя  по её фотографиям,  кстати,  являющим  высокий  художественный  вкус, 
и привлекает их  к её замаскированному укрытию  приманками.

Охотница  установила,  что  интерес  у  фей  вызывают  садовые  цветы,  иногда же
искры,  куклы Барби,  наполненные гелием шары,  а одну из них на острове Мальта
отчего-то  очаровала   декламация  стихов   чилийского  коммуниста  Пабло Неруды.

Кроме богатейшей истории  и непревзойдённой  поэзии  Православной Литургии
меня  пленяла,  конечно,  и  великая  её  театральность - многоплановое  действие,
синхронные  передвижения  и  часто  сменяемые  необычные  одежды  участников, 
использование  эффектов освещения,  стереофоническое  звуковое сопровождение
и наличие элементов  любимого мною  хэппенинга.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Надо сказать,  я совсем не профан  в лицедейском искусстве,  прежде занимавшем
немаловажное место  среди разнообразных  увлечений автора  в тот период,  когда
общедоступные  зрелища  по всей Империи  заместили  третируемую  ею  религию.

Люди погружались в атмосферу цирка,  праздника,  карнавала  с раннего детства
благодаря  системе  государственного  дотирования  « культурных  учреждений »:
дошколят  водили  в уголки Дурова  и на кукольные  представления,  школьники
посещали  вначале  театры  юного  зрителя,  а  затем  драму,  оперу,  филармонию
и даже  оперетту.

До  сих  пор  я  помню  эти  еженедельные  культпоходы  в  пополуденные  часы,
мраморные  лестницы,  застланные  красными коврами,  позолоченную  лепнину,
расписанные  плафоны люстр  и капельдинеров,  тщетно  пытавшихся  сохранить
положенный им вид суровой важности  в присутствии возбуждённых подростков.

Одесса,  где я родился и вырос,  всегда  была  признанным  театральным  центром,
с её  шикарным  оперным зданием,  построенным в XIX в.,  подобно всему городу,
в  стиле  позднего  итальянского барокко   и  щедро  украшенного  изображениями
пляшущих  голоногих  муз  и  гротескных  фавнов,  полудюжиной  других  театров,
десятками т. н. « очагов культуры »,  имевших сцены,  и бессчётным  количеством
шапито и открытых эстрад  в городских садах,  парках,  санаториях  и домах отдыха.

Но  разумеется,  лавры  « столицы  театра »,   как  и  всего  остального  на  свете,
никому не уступала  Москва,  тем более,  что цензура там  не особенно лютовала,
поддерживая  имидж  Империи  в глазах  зарубежных дипломатов,  и в 60-х годах,
когда я жил и учился  в ближнем Подмосковье,  в часе езды от Красной Площади,
режиссёры метрополии  пользовались  прежде не виданными свободами.

Особенную славу стяжали дерзкие постановки Юрия Любимова на Таганке,  и я,
тогда ещё  юн и полон сил,  выстаивал  многокилометровые очереди за билетами
в загончике,  выгороженном на углу Волхонки,  не пропуская ни одной премьеры.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

В Куйбышеве ( Самаре ),  куда автор  по стечению обстоятельств  был  направлен 
после  выпуска,  меня  весьма удручала  игра  провинциальных трупп,  чей состав
далеко  не дотягивал  до любого московского,  ибо стоило лишь актёру  подняться 
чуть выше общего убожества,  как его тут же переводили в столицу,  а режиссёры,
мучась  комплексом  неполноценности   и  зажаты  тисками  цензуры,   часто  шли
на рискованные  эксперименты с классикой.

Так  самарский  музыкальный  слабыми  голосами  портил  не  воспроизводимую
белыми  певцами  оперу  Гершвина  « Порги и Бэсс »,  а приехавшая на гастроли
таганрогская драма  поражала зрителей  смётанной на живую нитку  постановкой
обеих частей « Фауста » Гёте,  несомненно,  предназначенного только для чтения,
о чём свидетельствуют сотни и сотни якобы участников,  постоянно меняющиеся
планы,  время и место действия,  колоссальные  массовые сцены  и многое другое.

Вивисекция таганрожцев больно задела меня как физика,  поскольку лейтмотив
книги  ироничного веймарца - изначальная опасность познания  и обречённость
попыток  её преодоления - так  или  иначе  затрагивает  сердце  любого  учёного.

Вероятно,  я заразился  провинциальной  наглостью,  потому что замыслил тогда
написать  собственную адаптацию гётевского « Фауста » для сцены и худо-бедно
скомпоновал  на заданную тему  весьма  компактную  пьесу-коллаж  в двух актах.

Надо  сказать,  раньше  того  в институте  я  приобрёл  небольшой,  но  полезный
опыт  в драматургии, сочиняя  репризы  для Клуба весёлых и находчивых ( КВН ),
телевизионной  игры,  где  команда Физтеха  всегда  пребывала  среди  фаворитов.

Писал я пьесу  безо всякой мысли о постановке и публикации,  просто восполняя
некоторую  недостаточность  моего бытия в г. Куйбышеве,  пренебрегая не только
нормами цензуры,  но и общественным вкусом  и мешая  для своего удовольствия
высокий слог  и ёрный слэнг,  « серебряную »  латынь  и советские канцеляризмы.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Вскоре  после  завершения  моего  хулиганского  « Самого  последнего  Фауста »
проводимыми мною  ради  куска  хлеба  насущного  рутинными  исследованиями
неких  сверхвысокочастотных устройств,  используемых для навигации в космосе,
неожиданно глубоко заинтересовался  крупный московский учёный,  и я получил
предложение  продолжить  работу  под его руководством  в заочной  аспирантуре
Академии Наук СССР.
Теперь  я часто  наезжал  в столицу,  по которой  крепко  скучал  и где в то время
по счастливому совпадению  учился мой младший брат.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Он  заканчивал  экономический  институт,  но,  конечно  же,  увлекался  театром
и вместе  с молодою женой  удобно  снимал  просторную  квартиру  на  Сретенке,
и  в одну  из  командировок  я  по  просьбе  его друзей  устроил  читку « Фауста »
на непринуждённом застольи,  собранном по такому поводу.

Среди  гостей  брата  был  ассистент-режиссёр  Театра  на  Таганке  Ефим  Кучер,
и тут же  за столом  он  спросил меня,  не  согласен  ли  я  написать  по его заказу
сценическую обработку заметок А. П. Чехова  о поездке на каторжный о.Сахалин.

Я вообще-то  тихо  ненавидел Чехова  за  гнусный  тон  журнальных рассказиков,
карикатурными скетчами знати являющих  мелкое  нутро  парвеню  их кропателя,
сына розничного торговца,  признавая,  впрочем,  некоторое новаторство его пьес,
намеренно  тягомотных  и  бессюжетных  и  в  таком  качестве  предвосхищающих
произведения  великих абсурдистов  Бэккета и Ионеско,  но,  скажите,  кто бы мог
отказать режиссёру  самого знаменитого  театра Москвы,  и я не думая  согласился.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Таганка,  как оказалось,  пребывала  в кризисе,  вызванном  решением  Любимова
задержаться  на неопределённое время  за границей,  где он,  ободрённый успехом
поставленного  им  с иностранным  составом  « Годунова »,  собирался  утвердить
своё имя  в системе антрепризы  свободного мира,  и осиротелый коллектив искал
новых лидеров  и новых авторов.

Впрочем,  театр  не терял ещё популярности,  очередь  в кассу  не  уменьшалась,
и  Ефим  расплачивался  со  мной,  бронируя  для  меня  и  моих  друзей  билеты
на какие угодно спектакли,  а также помогая мне  не  упустить  важные гастроли
и  поддерживая  в  курсе  всех  событий  бурной  артистической  жизни  Москвы.

Главное же,  Ефим  не  раз  проводил меня  в служебные  помещения  через  вход,
защищаемый бесстрашными вахтёршами  от экзальтированных поклониц актёров,
стремившихся  всеми  силами  отдаться  своим  кумирам,  для усмирения которых
в критических  ситуациях  привлекался  на помощь  начальник  пожарной охраны,
рыцарственной стати  убийственно вежливый  пепельногривый мужчина в тройке,
готовно отзывавшийся на имя  Ричард Львинович.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Наблюдение  вплотную  актёрского  племени   с  его  внутренним  соперничеством,
истериками,  резкими перепадами настроения  и  никогда  не  прекращаемой  игрой
позволило мне глубже проникнуть в сущность  второй древнейшей,  но  безусловно
первой  по вредности  профессии.

Понимание  психологии  лицедейства  очень  помогало  вести  работу  с Ефимом,
и хотя прогресс её  прочно  блокировало   наше полярное отношение к материалу,
тонкий  этот  нерв,  совокупно  с известным  притяжением  противоположностей,
немало лет  удерживал  наш постыдно бесплодный союз  от распада.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

В  процессе  длительного  взаимодействия  кое-что  нашлось  у  нас  и  общее.
Ефим  произошёл  из какого-то  местечка  в самой  глубине  черты  оседлости, 
где с детства впитал  крепкий там  дух атеизма  и социализма  ( отсюда  и  его
пристрастие к Чехову ), и не знал никакого богослужения,  ни синагогального,
ни,  тем более,  церковного.

И всё-таки,  может быть,  подчиняясь  голосу генной памяти,  он,  как и я тогда,
тяготел к созданию в театре глобального священнодействия,  подобия литургии,
и даже предлагал устроить в нашей инсценировке  ритуальное поедание балыка
зрителями и актёрами  ( автор же,  разумеется,  настаивал  на добавлении к тому
причащения всех желающих  рюмкой холодной водки ).

Так мы,  сами того не понимая,  старались открыть  и показать  в лице театра
унаследованные им  и искажённые  его почтенным возрастом  черты  религии,
праматери  всех искусств.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Увы,  скреплявший мозаику эпизодов  облик вояжёра,  кто,  соответственно идее,
не  появлялся  на сцене физически,  но кого  непрерывно  играли  все  персонажи,
не  годился  мистериальному  герою,   ибо  то  и дело  из  текста  популярнейшего,
но  смертельно  больного  литератора  предреволюционной  Российской  Империи
вылезала  затаённая  змейская  злоба  на всех  и вся,  трудно  представимая  в виде
простительной преходящей слабости  бренной аватары высокого духа.

В конце концов  мы  устали  от наших потуг  и  работа  сошла  на  нет,  к тому же
Любимов,  подозреваю,  полным лаптём  хлебнувший  западных рыночных свобод,
возвратился  в  Москву,   и  его  театр  остыл  к  экспериментальным  постановкам.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Сейчас,  по  слухам,  Ефим  проживает  в Израиле,  я ж  осел  в Джексонвилле,
где рукопись незавершённой инсценировки,  опрометчиво брошенную в сарай,
с корками сожрали всеядные местные термиты,  и всё же трёхлетний мой опыт
здесь весьма и весьма пригодился,  ибо Православная служба открывает глазам
множество  достоинств  её драматургии,  однако  только  намётанному  взгляду.

Лишь аналитическим  и сугубо  профессиональным подходом  удаётся выявить
принципиальное отличие  службы  в американской  православной конгрегации 
от служения собраний  инославных деноминаций,  поскольку  плохой  перевод,
равно и типичная  обстановка  во храме - скамьи  и полное освещение,  в угоду
протестантской привычке паствы  следить за текстом гимна  и петь его с хором,
вне зависимости от наличия музыкальных талантов,  разваливают  композицию,
но вспоминая  знакомую мне,  хоть  и крайне поверхностно,  русскую традицию
с её  ритмическим  речитативом  и умелым использованием  световых эффектов,
создаваемых  движениями в полумраке со свечами  и растворением-затворением
врат иконостаса,  и проецируя эти приёмы  на теперь  мне доступный  оригинал,
я мог восстановить  великолепие  первоначального  замысла - и убедиться  в том,
что мы-то с Ефимом по необразованности  пытались изобрести  давно  известное.

Поднимаясь к истокам литургии в древности и листая Библию,  я натолкнулся
на имя « Ицгар »,  очевидно походившее   на мою родовую фамилию « Яцкарь ».

Я знал, что мягким знаком снабдил её мой дед в первые годы советской власти,
просто  ради  удобства произнесения,  и это добавление  отсутствует в надписи
на могильном камне  моей прабабки.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Далее,  начальные  звуки « Я » и « И »  изображаются в иврите  одной и той же
буквой « иод »,  а центральный  согласный фамилии  передаётся буквой « коф »,
произносимой  как некая интерполяция  между  « г »  и  « к »,  и  с  учётом  того,
оба имени  практически  совпадают.

Догадавшись позвонить в синагогу,  я спросил  об истолковании слова « ицгар »,
и раввин  уверенно  и мгновенно  продиктовал мне  его перевод  на английский:
challenge  - « требование доказательства правоты »,  или « вызов ».

Ицгаром звали  потомка  Авраама  в пятом  поколении,  дядю  Моисея и Аарона,
правнука Иакова ( Израиля )  и внука Левия.
Во время  Исхода  Моисей  по воле Яхве  отделил колено Левиино  от остальных
для  службы  в Скинии  Завета  и при Ковчеге,  однако  прерогатива  исполнения
священнических обязанностей принадлежала лишь ааронитам,  другие же левиты
должны  были  содержать  в  порядке,  охранять  и  переносить  священные  вещи,
в частности,  роду  Ицгара  надлежало  заботиться  о Ковчеге,  столе, светильнике,
жертвеннике,  служебных сосудах  и завесе.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Такая дискриминация  возмутила  сына Ицгара Корея,  кто  поднял  восстание
против Моисея и Аарона,  и,  по Библии,  его с домочадцами  поглотила земля.

Однако род его  не пресёкся,  и потомки его служили  при Соломоновом Храме,
где разделение меж левитами  сохранялось  также,  техническими  работниками -
сторожами, певцами и музыкантами - и десять псалмов канонической Псалтири
принадлежат перьям  « сынов Кореевых ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Итак,  моё любительское исследование литургии  принесло  свои  первые  плоды,
неожиданно подарив мне ценную информацию  относительно возможных корней
моего генеалогического древа.

Добравшись  до этого места,  теперь  и ты,  мой Читатель,  достойно вознаграждён,
ибо,  скорей всего,  тебя давно уже  беспокоит вопрос,  каким таким образом автор,
не  будучи,  если верить  его словам,  ни  евреем,  ни  армянином  из Азербайджана,
ни баптистом-пятидесятником,  умудрился очутиться в Америке  в статусе беженца.
Возможно,  ты  и продирался  сквозь дебри повествования  лишь  с целью выяснить,
как бы тебе и самому  осуществить подобный  головоломный трюк.

Если это так,  то ты  с разочарованием  прочитал  несколькими строками  выше
моё признание  в своём  ветхозаветном  происхождении,  и  всё  же,  видит  Бог,
я не лукавил  перед американцами,  утверждая,  что я  не еврей  ( тебе я никогда
не говорил ничего похожего, правда ? ), поскольку слово  jew  употребляется тут
исключительно  в качестве  обозначения  вероисповедания,  и  английский  язык
не располагает  никаким термином,  характеризующим по этническому признаку
приверженцев  иудаизма,  сегодня  распространённого  не только  среди семитов,
заметная часть которых  исповедует ныне  Ислам  и Православное Христианство,
но и в народах других рас,  например,  в типично негроидном племени « лембо », 
обитающем на территории Южноафриканской Республики  не одно  тысячелетие
и исполняющем  ритуалы Торы  с бурным  плясом  под аккомпанемент барабанов.

Дорогой  мой  друг,    не  покидай  меня,    ведь  ты  преодолел  уже
большую  часть пути,  и поверь мне,  та информация,  коей я сейчас
окропляю тебя,  лишь  мелкий  дождичек  в сравнении  с водопадом,
тяжело обрушивающимся  на голову  каждого переселенца.

Смысл же моих действий - не только  крещение,  облегчающее,  словно прививка,
течение  типичных иммигрантских болезней,  буде  ты изберёшь  или  уже избрал
такую судьбу,  но и предоставление тебе  сведений,  необходимых для понимания
устройства  этого из миров  и общества,   что сослужит  хорошую службу  любому.

Здешнее население  не  является  народом  в прямом смысле,  как и евреи вообще,
представляя собой  конгломерат  наций, этносов и культур.
Много ль сходства  между евреями-ашкенази,  воспринявшими  столько от мавров
и изгнанными из Испании Великим Торквемадо после её реконкисты,  караимами,
потомками  хазар,  тех  « неразумных »,  которым собирался отмстить Вещий Олег,
и татами,  в незапамятные времена  осевшими на Кавказе.

A  propos,  грузины  также   издревле  заявляли  об  их  иудейском  происхождении, 
считая  царей  династии Багратиони  стопроцентными  давидидами,  и не случайно
Равноапостольная Нина,  просветительница Грузии,  была еврейкой-миссионеркой,
прибывшей  к иверийскому двору  из Александрии.

Подобно тому,  и  императоры  Эфиопии  возводили  свою  родословную  к Соломону,
имевшему,  согласно апокрифическим писаниям,  сына Менелика от Царицы Савской,
кто  после  смерти  отца  и развала  его Империи  вывез  из Иерусалима  Ковчег Завета
на родину матери  и воссел на её трон.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Но,  конечно,  всех  переплюнули  упомянутые  «  лембо  »,  сказаниям которых
о долгом пути,  проделанном их прародителями из Палестины через некую Сану
к южной оконечности Африки  не  верил  никто,  поскольку  по виду  это племя,
занятое примитивным скотоводством,  ничем  не  отличается  от  своих  соседей -
ни  угольно-чёрным  цветом  кожи,  ни  широким носом  и вывернутыми губами,
ни  пропорциями черепа  с выдающимися надбровьями  и низким  покатым лбом -
а присутствие  в их  религии  элементов  иудаизма  легко  объяснялось  влиянием
приплывавших сюда  еврейских купцов из Йемена.

Всё ж антропологи недавно решили проверить утверждение пастухов,  тем паче,
что анализом ДНК нетрудно установить истину,  ибо Моисеев Закон  запрещает
межродовые  браки ааронитам,  и оттого у наследственных священнослужителей
подлинно  иудейских  народов  сохраняется  характерная структура  генного кода.

Племя  охотно  предоставило  исследователям  образцы  слюны,  анализ  которой,
проведенный  одной  из престижных  английских лабораторий,  точно установил -
негроидные « лембо »,  все до единого,  обладают неизменёнными генами Аарона,
сохранёнными  куда  лучше,  чем  в знаменитых  священнических  родах  Израиля,
являясь,  таким образом,  не  только  евреями,  но  и  чистокровнейшими  на свете.

Раса и этнос - разные  вещи,  и  надо  избегать  стереотипов,  особенно  в Штатах,
где негры из "нации Ислама"  вовсе не такие,  как христиане,  певцы "спиричуалз",
не  говоря  уже   о  чёрных  эмигрантах  из  Бразилии  или  с  Карибских  островов,
практикующих  магико-некромантские религии  вроде « ву-ду »,  и  в то же  время
расово  близкие  им  выходцы с о-вов Тринидад и Тобаго  глубоко  энглизированы.

Они посещают  англиканские церкви,  одеваются скромно  и чуть старомодно,
имеют  неплохое  общее  образование   и  разговаривают  на  « роял  бритиш »,
вызывая своим  « акцентом »  злобно-завистливые насмешки  уроженцев США.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Никто  никогда  не  исследовал  мои  хромосомы,  но  навряд ли  они  настолько же
безупречно еврейские,  как у « лембо »,  ибо мои предки  не  отгородились  от мира
множество  веков  назад,  предпочтя ему  пасторальную  жизнь  вдалеке  от  родины
и всякой цивилизации вообще  под солнцем Африки,  лучи которого  снабдили б их,
путём  естественного отбора,  достаточной для защиты от радиации  концентрацией
меланина  в эпидерме,  а жаркие  ветры  с песком - плоскими  носами  и  развитыми
лобными пазухами черепа,  и оттого Ицгары остались  горбоносыми,  высоколобыми,
с типичным  скорбным взором,  вполне  соответствуя  генотипу  европейских  жидов.

При маврах они,  вероятно,  занимались  врачеванием,  науками,  расцветшей тогда
еврейской литературой,  философией,  приспосабливая аристотелевские концепции 
к  современности  и  закладывая  фундамент  Ренессанса,  а  потом,  не  имея  места
в построенном  на  землевладении  феодальном  обществе  и  лишены  возможности
вступать  в  средневековые  гильдии  торговцев  или  ремесленников,  зарабатывали
на  кусок  хлеба   запрещённым  добрым  католикам   презренным  ростовщичеством
и скитались  по Европе,  ненадолго порой  попадая  под  покровительство  монархов,
заинтересованных  в оживлении  экономики  страны,  как это  произошло  в Польше
в правление  Казимира  Великого (  1333 - 1370 гг. ),   но  затем,  обычно,  изгоняемы
или  сурово ущемляемы  декретами власти.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Впрочем,  не  исключено,  что  прародичи  мои  кормились  при  общине,  где они, 
судя по всему,  занимали некое  особое  положение  по наследству,  ибо сохраняли
родовую  фамилию  Ицгар,   тогда  как  остальные,   даже  очень  важные  персоны,
традиционно обходились  именем и отчеством,  к чему порой  прибавлялось только 
название  места рождения,  для идентификации  наиболее  широко  известных  лиц,
например,  Иегошуа бен Мариам  ха-Ноцри ( согласно  мусульманским источникам,
Шестой Пророк звался не по отцу,  а по матери,  поскольку Иосиф не сумел скрыть,
хотя и старался,  беременности Марии  до замужества ).
 
Фамилиями  евреев  решила  облагодетельствовать  Австро-Венгрия,  и её писцы,
сочиняя  их  по-немецки,  старались  придать им  благозвучие,  однако  не делать
похожими  на  общеупотребительные,  и производили  методом  склейки  корней
неологизмы-химеры  типа  « Розенблюм » ( Цветок  розы )  или  « Зильберштейн »
( Серебряный  камень ).

Древнееврейское  слово,  да  ещё  с  таким  подрывным  значением  ( см.  выше ), 
наверняка вызывало  немало подозрений  в каждой инстанции многоступенчатой 
бюрократической  системы  Империи,  и моим  прадедам,  полагаю,  приходилось
не  раз  выдерживать   неприятные  объяснения  с австрияками  по  этому  поводу
и,  разумеется,  платить взятки.

Наполеоновские  войны  принесли  в Европу  дыхание  Французской революции,
все  граждане  получили  равные  буржуазные права,  и система  крупных общин,
позволявшая евреям  выживать  в условиях  дискриминации,  начала  разлагаться.

Оттого мои предки,  как и многие евреи,  овладели ремёслами  и,  покинув  гетто,
двинулись в поисках работы  на восток Молдавии,  недавно  освоенной  молодым
российским  капитализмом,  и поселились  в бессарабском  Григориополе,  откуда
через  небольшое  время  перебрались  в Одессу,  космополитичный порто-франко,
третий  город Империи,  уступавший по населению  и аристократическому блеску
только Санкт-Петербургу  и Варшаве.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Оторванные  от  исторических  центров  своей  религии  и  потому  практически
утратившие её,  но  сохранившие  принципы  социалистической  взаимопомощи,
выработанные  ими  за века  рассеяния,  евреи  стали  главной  движущей  силой
зревшей  в России  революции,  и всю  подготовку её  провёл пламенный трибун
Лейба Бернштейн  ( Лев Троцкий ),  у которого  лишь в самый последний момент
хитрым  приёмом  вырвал  из рук  знамя  восстания  ушлый  симбирский  адвокат.

Впрочем,  в рядах  соратников  помянутого  также было  немало видных вождей,
вышедших из черты оседлости - Свердлов,  Урицкий,  Бухарин,  Якир,  Каменев,
Лариса Рейснер  и другие.

Мои предки Ицгары,  переселившись  в Российскую Империю  довольно  поздно,
держались  в стороне от революционного движения,  исполняли обряды иудаизма
и продолжали  ремесленничать.

Дед мой  по  отцовской  линии,  носивший  непопулярное  имя  Аарон,  скорнячил
и шил головные уборы,  умудряясь  оставаться  частником,  невзирая  на  давление,
налоговое  и  моральное,  оказываемое  советской властью  на  « чуждый элемент »;
жил он в беднейшем районе города Молдованке на Госпитальной улице  и снабжал
меховыми воротниками и муфтами  жён  биндюжников  и налётчиков,  а  их  самих -
клетчатыми кепочками  форсистого « английского » кроя.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Однако  восемь  детей  « тёмного »  шляпника  поднялись   до  вполне  достойного
положения  в наигуманнейшем  обществе мира.
Отец  мой  в  сорок  пятом  году  закончил   Военно-Воздушную  Академию  Связи,
ставши  специалистом  по аэродромному  оборудованию,  и  хотя  он  сам  не летал,
щеголял  в умопомрачительной форме лётчика  из тонкого синего сукна с погонами,
галунами, шевронами, кантами, латунными знаками и украшениями,  надевая к ней
в праздники  золотой пояс  и внушительного размера  кортик.

Что и говорить,  сразу после войны,  когда мужчины,  да ещё не искалеченные,
были наперечёт,  симпатичный лётчик  пользовался  вниманием  нежного пола,
и ухаживаниями молодого офицера  не пренебрегали  лучшие  девушки  города.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Он  женился  на одной из них,  красавице  Майе,  несмотря  на  сопротивление
её семьи,  принадлежавшей  к высшей коммунистической элите  и занимавшей
не тесную каморку с низеньким потолком  в двухэтажной коробке Молдованки,
а просторную квартиру с лепными бордюрами и паркетом  в барочном особняке
бывшего  дворянского  квартала,   где  балконы  над  подъездами  поддерживали
оштукатуренные  коры  и атланты  из ракушечника.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Дед мой со стороны матери  служил комдивом  железной  когорты  Дзержинского,
обеспечивая охрану  Страны Советов  от происков  боярской Румынии,  и хотя он
однажды был вызван в Москву,  откуда,  как случалось порой тогда с военкомами, 
не  возвратился,  имя его  осталось незапятнанным.

Бабушка  моя,  состоявшая  при штабе  деда,  получила  депешу  о гибели  мужа
при  героической попытке  спасти ребёнка из-под колёс поезда  и одновременно
приказ  о своём назначении  на весьма высокую должность  в одесском  Губчека.

Там она,  вместе с двумя незамужними сёстрами,  а потом и подросшей Маечкой,
которую воспитывали  все трое,  работала  до почётной отставки  по выслуге лет,
организовав  немало успешных акций  и удостоившись  множества боевых наград.

Штамп в паспорте их дочечки  принудил чекисток примириться с произошедшим,
и молодым  отвели одну из комнат квартиры,  а появление  вскоре  на свет Божий
вашего покорного слуги  связало всех женщин  ещё больше.

Выбор имени для меня  проводили  демократически,  пригласивши на обсуждение
бабушку  и  дедушку  с Молдованки,  и  когда  они  предложили  назвать  ребёнка
Гришей  в  честь  их  сына,  комсомольского  лидера,  рано  умершего  от  чахотки
( вообще-то Герша ), три фурии революции,  вспомнив чтимого ими Г. Котовского,
без особых возражений  согласились.

Вдова комдива  и её  бездетные сёстры,   конечно,  души  не  чаявшие  во  внуке,
проводили со мною  дни и ночи,  в то время как  неблагонадёжным родичам отца
дозволялось видеться с их « принцем »  только под бдительным надзором первых.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Уж не знаю,  коим  образом  удалось  провести  профессионалок,  но герой романа
был  похищен  и тайно обрезан  по Закону Моисееву,  « яко человек осмодневный ».
Секретная  операция   требовала  от  злоумышлявших   тщательного  планирования
и тонкого знания  приёмов конспирации.

Дом,  где проживала моя семья,  относился к ведомственным,  и населяли его лишь
сотрудники  местного  Комитета  Госбезопасности,   в  немалом  числе - отставные,
по привычке  собиравшие  сведения о соседях  и коротавшие  долгие часы  их дней
с цейсовскими биноклями  за плотными шторами окон.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Появление  бородатого раввина  в нашем  дворе  сразу  красноречиво  открыло бы
намерения заговорщиков,  и оттого ритуал совершили  в доме деда на Молдованке.

Путь туда  из центра  занимал  значительное  время,  тем  более,  что  похитители
не могли пользоваться такси,  редкими тогда и заметными на улицах « Победами »,
и запелёнутого младенца,  вероятней всего,  везли  двумя трамваями  с пересадкой.
Мать  меня  кормила  грудью,  и технически  совершенно  невозможно,  чтобы она
не принимала участия  в моём дерзком киднэппинге.

Тут встаёт вопрос,  отчего же Майечка,  комсомолка и секретарь КГБ,  устроила
такое испытание  своим чадолюбивым родственникам.
Замечу,  действия её,  по законам  сталинского  времени,  подпадали  под  состав
немалозначащего преступления  и могли повлечь за собой  не только увольнение
всего их  чекистского клана  из КГБ  и лишение  моего отца  офицерского звания,
но  и заключение  в трудовые концлагеря Сибири.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Навряд ли  ею двигали  религиозные убеждения,  поскольку  через восемь лет,
когда родился мой младший брат и моя семья жила отдельно,  а все наказания
за исполнение традиционных обрядов  были  отменены  полностью,  ей и отцу
и в голову не пришло  обрезать второго сына.

Возможная подоплёка событий,  которую я,  их невольный участник,  подозреваю,
предполагает желание молодых супругов  обрести больший вес в семейном совете,
превратив старшее поколение  в своих соучастниц,  ибо чекистки,  несмотря на их
крепкую  дзержинскую  закалку,  не имели всё же духа  заложить  любимую  дочку.

Вообще,  к религии,  этому  « опиуму  для народа »,  относились в моей семье 
всегда  безоговорочно  отрицательно.
Бабушка и внучатые тётки  хранили пыл безбожных синеблузников 20-х годов,
передав его и своей воспитаннице,  и никогда даже не употребляли « спасибо »
как сокращённое « спаси  вас  Бог »,  заменяя  его  нейтральным   « благодарю »,
а гостю,  случайно воскликнувшему  « Боже  мой ! », напоминали : « Бога  нет ».

Другим табу в семейном кругу  были  любые разговоры  на национальные темы.
Не  то,  чтобы  кто-то  стеснялся  своего  происхождения,  просто  коммунистам
следовало  беспощадно  искоренять в сознании  вредные пережитки,  связанные
со всеми различиями,  насаждаемыми проклятым капитализмом,  и считать себя
членами  единокровного  всемирного братства  пролетариата.

В доме никогда не звучало  ни  слова  ни на идиш,  ни на иврите,  и я  оставался
в полном неведении  о нашем еврействе  до довольно зрелого возраста.
Не ощущал я  гнёта его  и потом,  получив  краснокожий паспорт  с пресловутой
пятой графой,  и не скрывая своей национальности  ни от кого из моих знакомых,
не замечал к себе,  ни при каких обстоятельствах,  ни  малейшего  предубеждения.

Я помню себя  с года  и нескольких месяцев,  и  к тому  времени  вдова комдива,
которую внучка  приучили звать  не « бабушка »,  а  « Анюша »,  поскольку она
выглядела  гораздо  моложе  своих лет,  и  обе  её  младшие  сестры  уже  вышли
в отставку из "органов",  получив персональные пенсии,  намного превышавшие
положенные  простым смертным,  приобрели  уютную дачу на Большом Фонтане,
где я  неизменно  проводил  каждое  лето,  вплоть  до  отъезда  семьи  в  Америку,
и до кончины их  пеклись обо мне,  словно о своём собственном чаде.

Как только начинался  купальный сезон,  одна из них рано утром  обязательно
вела мальчика к морю  « для оздоровления ».
Благодаря их  красным книжечкам  персональных пенсионеров КГБ,  мы могли
пользоваться замечательными спецпляжами,  закрытыми для обычной публики.

Я плавал,  нырял  и загорал в своё удовольствие,  а потом,  когда южное солнце
поднималось к зениту  и песок перекалялся,  мы совершали  длинные  прогулки
в старых тенистых парках  на береговом обрыве.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Няньки мои  рассказывали мне  о годах своей молодости,  полных  энтузиазма,
и о моём покойном деде,  и из их воспоминаний  возникала  эпическая фигура
человека  безупречнейшей  чекистской морали.

Многие враги народа  тогда пытались  уйти за Буг,  в боярскую Румынию,  унося
свои сбережения,  обращённые в драгоценности,  и горы конфискованных вещей,
бывших у перехваченных  неудачных  перебежчиков,  проходили  через руки деда.

Ни разу  не исчезло  и колечка,  но как-то  жена комдива  утаила  из конфиската
не представлявшую  ни малейшей  ценности  начатую коробочку пудры « Коти »,
обнажив тем  скрытую под личиной коммуниста  буржуазную сущность.

Дед,  председатель ревтрибунала,  самолично  осудил  свою  любимую  Аннушку,
и только  вмешательство  командарма,  случайно  узнавшего о приговоре,  спасло
красавицу штабистку,  беременную моей матерью,  от расстрела.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Воспитательницы  открывали мне  и некоторые  эпизоды  их работы,  в частности,
охотно описывали,  пожалуй,  наиболее впечатляющую её страницу - организацию
партизанского  Сопротивления  немцам  и  румынам  во  время  оккупации  города.

Одесса  стоит  на  циклопической  платформе   лёгкого  и  прочного  ракушечника,
великолепно  подходящего  для  барочной  архитектуры  со скульптурой  a la prima,
и камень для строительства добывали тут же,  образовавши тем  сложный лабиринт
катакомб  наподобие римских.

Моим  родственникам  принадлежала  идея  укрыть  в  них  партизанскую  армию,
и чекистки  заранее позаботились  о составлении карты части катакомб,  создании
подземных  складов  продовольствия  и  оружия  и  разветвлённой  сети  агентуры,
направлявшей удары  внушительного отряда Молодцова-Бадаева.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

К двум часам дня  мы возвращались на дачу,  где  на веранде  нам  подавала  обед
наша  расторопная  домработница  тётя Нюся,  прекрасная  кулинарка,  к тому  же
покупавшая  недоступные  другим  продукты  в специальных  магазинах  гэбистов.

Ах,  какие она готовила  украинские борщи  и вареники,  фаршированные  перцы
и кабачки,  говяжьи  мозги  в сухарях,  курники,  кулебяки  и пирожки  с ливером !
( В жарке  она  применяла  исключительно  чистое  коровье  масло,  для  тушения -
 густейшую  сметану,  и диета наша  привела бы  в ужас  американцев,  превосходя
 нынешнюю  норму  калорийности  раза  в три,  а жиров  чуть ли  не  десятикратно,
 тем  не  менее  родня  моя   достигла  преклонного  возраста  в  завидном  здравии.)

После обеда  полагался часовой сон,  а когда солнце  спускалось ниже,  мы шли
на причал  и морской трамвайчик  отвозил нас  в места  городских  развлечений -
Аркадию и Ланжерон,  или в морвокзал, откуда на фуникулёре  мы поднимались
к старому  центру  Одессы -  Приморскому  бульвару,  Опере  и Дерибассовской.

Я  катался  на  пони  и  аттракционах,  стрелял  в тире,  ел  мороженое  в кафе,
а затем  семья  смотрела  кино  или  живое  представление  на  свежем  воздухе,
в одном из многочисленных  приятно прохладных  зелёных театров.

Причём по красным книжечкам  нас везде пропускали без очереди,  и даже если
билеты  были распроданы,  администраторы  всегда  услужливо ставили для нас
дополнительные кресла  или проводили  в так называемую  « служебную » ложу.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Используя влияние  их орденов и титулов,  три опекунши  добились от наробраза
зачисления  внучка  в  наиболее  престижную  школу  города  (  тридцать  пятую  ),
где учились  отпрыски  секретарей обкома  и известный повсюду  повеса Ванечка,
сын самого генерала Потапова,  бывшего крупного полководца,  защитника Киева,
а в те годы  начальника одесского военного округа.

Для  этой  школы  отбирали   старых  и  опытных  учителей,   преподававших  ещё 
до революции в классической гимназии  и владевших умением кнутом и пряником
вкладывать  солидные  познания  даже  в таких,  как  Ванечка,  кто  после  выпуска
наравне с остальными  смог поступить  в серьёзный московский ВУЗ,  выдержавши
немалый конкурс,  и,  главное,  закончил  его,  невзирая  на все  соблазны  столицы,
кое-каким из которых  мы,  сокашники,  признаюсь,  подпадали вместе.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

К последнему  году  обучения,  дававшего  крепкую  основу  по  всем  предметам,
учащиеся  en  masse  успевали определить своё призвание,  и пожалуй, средь всех
один лишь я  продолжал испытывать колебания  в выборе  между  гуманитарными
и популярными в то время  точными дисциплинами.

Всё  же  я  присоединился  к  большой,  по  масштабу  нашей  маленькой школы,
группе  выпускников,  по многолетней традиции  отправлявшихся каждую весну
поступать   в  обладавший  тогда   высшим  академическим  рейтингом  в  Союзе
бастион  противостояния Америке -  Московский Физико-Технический Институт.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Конкурс туда  был  совершенно  фантастический,  выше  даже  чем  во  Всесоюзный
Институт Кинематографии,  готовивший звёзд экрана,  однако попытка поступления
не несла  в себе  никакого  риска,  поскольку  приёмные экзамены  МФТИ  проводил
намного  раньше   всех  остальных  ВУЗ-ов,   и  завалившие  их   имели  возможность
в том же году  поступать  в любое  другое  место,  а тех абитуриентов,  кто  выдержал,
но  получил   недостаточные  для  зачисления  баллы,   тут  же   наперебой  вербовали,
без  новых  экзаменов,  эмиссары  университетов  и  институтов  страны,  занимавших
следующую  за физтехом  ступень  в табели о рангах.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Я-то  не мог надеяться  даже на все « тройки », однако имел иные,  очень личные
стимулы  для поездки.
На физтехе было  немало  студентов  из выпускников нашей школы  прошлых лет,
составлявших  неформальный рыцарский орден  « одеколон »  ( одесская колония ), 
ежегодно избиравший  особый комитет встречи,  предназначенный исключительно
для работы  с абитуриентами  из нашего города.

В ту весну  новоприбывших встречал  мой закадычный друг  и старший соученик,
с которым  я давно мечтал увидеться,  и я знал,  что после провала  мне предстоит
приятнейшее  утешительное турне  по ресторанам столицы.

В год моего выпуска,  1966-й,  наробраз  прекратил  свой эксперимент  в школах,
состоявший в обучении  какому-либо полезному ремеслу  и практике  на заводах
и для того добавивший  к прежним  десяти годам учёбы  одиннадцатый,  и теперь 
десятый класс  выпускали вместе с моим,  одиннадцатым.

Вытекавший отсюда  двойной конкурс  уменьшал вдвое  и так небольшие шансы
поступления в МФТИ,  и товарищи мои единодушно решили подавать заявления
на физико-химический,  наименее престижный из факультетов,  где конкуренция
была не столь острой,  и я,  конечно,  присоединился к ним.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Друг мой  встретил меня  замечательно,  и мы  проводили  все  ночи  за  водкой,
преферансом  и бесконечными  разговорами,   после  чего  я нехотя  отправлялся
сдавать экзамены,  пренебрегая чем лишился бы права проживания в общежитии.

Результаты  их  поразили  всех,   и  прежде  всего,  самого  меня,  до  изумления !
Одноклассники мои  с треском проваливались,  причём в разделах,  считавшихся
их  наиболее сильной  стороной,  мне же  невообразимо  везло,  и верные ответы
независимо от меня  как-то  возникали  в мозгу,  расслабленном  и затуманенном
затяжными  бессонницей и похмельем.

Я получил  « четвёрки »  по письменным  и « пятёрки »  по устным  экзаменам -
отметки,  не  оставлявшие  сомнений  в моём  будущем  зачислении  на физхим !
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я принял  поздравления  и мы  с моим другом  совершили  планируемое турне,
только уже  не утешительное,  а в честь моей  неожиданной  победы.
Однако через бурно проведенные полтора месяца,  когда в институте вывесили
утверждённые списки принятых,  фамилии автора  там  отчего-то  не  оказалось.

Я видел,  что те,  кто набрал даже на целых три балла меньше меня,  зачислены,
и почёл случившееся  явным недоразумением,  но учёный секретарь факультета,
приёма у которого я добился,  сухо напомнил мне  о советском  законе,  дающем
право институциям  отклонять любые заявления  без объяснения причин.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Это был сокрушительный удар  ниже пояса.  Я пропустил  все  сроки,  когда бы мог
держать  экзамены  в другие  ВУЗы,  и  многочисленные  прежде  бойкие  агенты их,
вербовщики троечников,  давно покинули  ставший странно тихим  городок физтеха
между Новодачной и Долгопрудной.

Я  вернулся  в  Одессу  и  остаток  лета  убивал  в томительном  ничегонеделаньи
один  без  друзей  на раскалённых  пляжах,  заплывая  километра  за два  от берега
и часами качаясь  на лёгких волнах,  глядя в безоблачное небо.

Каждый день  я ожидал  грозной  повестки  из военкомата,  поскольку  закончив
одиннадцать  классов  и  никуда  не  поступив,  подлежал  в  том   году  призыву.

Надо сказать,  военная казарма  того времени  с её дедовщиной  и беззаконием
была  губительна  для мальчиков  домашнего воспитания  и солдатская  служба
наверняка  калечила их,  морально и физически,  а то  и сводила в гроб.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Мои чекистские родичи  приободряли меня,  однако же  проявляли непонятную
скованность  в общении с потерпевшим,  уходя от обсуждений  моего будущего.

Как  вдруг  из ректората физтеха  пришло  письмо  на  бланке  с  массой  извинений
за допущенную  грубейшую ошибку,  во исправление которой  они  предлагали  мне
занять  в последний момент  случайно освободившееся  из-за болезни поступившего 
место  на  ведущем  их факультете,  Общей и Прикладной Физики,  да ещё  в группе,
составлявшей   предмет   сокровенных  вожделений   каждого  абитуриента  -  22 -ой,
находившейся  под  прямым  кураторством   самого  великого  нобелевского лауреата
Петра  Капицы !
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Через много лет  мать открыла мне  детективную историю  моего поступления,
взяв с меня клятву  никому  никогда о том   не рассказывать,  впрочем,  думаю,
сейчас  рассекречивание  тайны  вряд ли  серьёзно заденет  чьи-либо  интересы
и оттого собираюсь  нарушить обет молчания.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

В 60-е годы  холодная война  пошла на убыль,  отношения между СССР и США
слегка  оттаяли,  и по настоянию последних  евреи Империи  получили впервые
право выезда  на свою  « историческую  родину ».

Воспользовались им  немногие,  но оставшихся  охватила  паника,  ибо  среди них
циркулировали слухи о брошенной лидером их  « доисторической родины » фразе:
« Мы  не  станем  готовить  кадры  для  Израиля »,  и все ожидали  введения неких
неофициальных  мер  по  преграждению  доступа  евреев  к  высшему  образованию.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Такие настроения  играли  на  руку  нечистоплотным членам  приёмных комиссий,
вымогавшим  взятки  у  родителей  не  уверенных  в себе  абитуриентов,  особенно
в Одессе,  известной криминальными склонностями её жителей,  бравшими начало
в традициях  дерзких контрабандистов  периода « порто-франко ».
Некоторые  же  авантюристы  действовали  крупномасштабно  и  собирали  данные
и обрабатывали  перспективную клиентуру  загодя.

Один из них  имел  неосторожность  приблизиться  к моей состоятельной родне
с предложением  содействовать  моему  поступлению  в лучшие одесские ВУЗы.

Вымогатель занимал  значительный  пост  во  всесоюзных  министерских  кругах,
и,  в соответствии с веяниями эпохи,  мог и впрямь обладать  решающим голосом
в органах  упомянутых им  заведений города.

Если бы  персональные пенсионерки  просто отшили негодяя,  он,  скорей всего,
перестал бы  досаждать  почтенным дамам,  однако  бывшие  чекистки,  конечно, 
задумали  обезвредить  наглого преступника  и  вступили  с ним  в  хитрую  игру,
привлекше к ней друзей  из числа отставных разведчиков.

Мне эти люди были хорошо знакомы,  поскольку тогда,  когда я предпочитал уже
посещать  пляжи  и места развлечений  в компании  сверстников  и  у моих нянек
освободилось немалое число часов,  гэбисты на покое  собирались вечерами у них
за чаем,  рюмочкой коньяка  и обязательным преферансом по копеечке.

Нередко и я присоединялся к ним,  особенно,  если за столом не хватало партнёра,
и вскоре  играл с ветеранами  почти на равных,  отвечая за себя выделяемыми мне
специально для того  ежемесячно  пятью рублями.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Старики  блестяще  владели  стратегией и тактикой,  и лишь моя  спонтанность
уберегала меня порой от разорения,  а иногда даже и давала кой-какую прибыль.

Догадываюсь,  они  превосходно  знали  психологию  и законы  уголовного мира,
и конечно,  дилетант из министерства  не имел против них  ни малейших шансов.

Группа собрала  достаточно компромата на шантажиста,  однако  не торопилась
выступать против него с обвинениями,  понимая обстановку  и резонно полагая,
что человек,  очевидно  ворочавший  большими деньгами,  имеет  покровителей
во всех эшелонах  советской власти.

Точный  расчёт  был  внимательно  следить  за действиями опекаемого  и ждать,
пока они не позволят навлечь на него  гнев более могучих персон  и,  как всегда
в подобных играх,  « жадность фраера погубит ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Взяточничество  при  приёме  процветало  в провинции,  московские же  ВУЗы
пресекали злоупотребления  гораздо строже,  а уж физтех  отличался и гордился
совершенно  незапятнанной  честью мундира.

Впрочем,  именно это  открывало возможности  для иной махинации,  которую
и попытался провести  упоминаемый мною выше  вымогатель из министерства.

Узнав,  что я набрал баллы  более чем достаточные для поступления на физхим,
он пожадничал  и,  дабы  не терять  обещанной ему чекистками  мзды,  задумал
воспрепятствовать  моему зачислению.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Того  он добился  до  смешного  примитивным  образом,  просто-напросто  позвонив
из  министерства  в  деканат  физхима  и  сообщив  об  имеющихся  у  них  сведениях
о факте подкупа неких членов приёмной комиссии,  произведенного родственниками
абитуриента имярек.

Чиновники  бросились изучать  мои письменные работы  и подробные протоколы
устных испытаний,  и хотя не обнаружили  никаких  подтверждений  инсинуации,
всё  же,  руководствуясь  популярным  советским принципом: « Лучше  перебдеть,
чем  недобдеть »,  на всякий  пожарный  случай  вычеркнули  моё имя  из списков.

Только чего-либо такого  и  дожидавшиеся  отставные  пинкертоны  немедленно
отрядили  мою  мать,  снабдив её  всеми  доказательствами  шантажа,  в столицу
и устроили ей аудиенцию  у ректора МФТИ,  академика  О. М. Белоцерковского.

Честный Олег Михайлович,  как то и предполагали конспираторы,  рассвирепел
и обрушил громы и молнии  и на авантюриста,  и на министерство.
Неизвестно,  какие пружины задействовал академик,  но проходимец и его жена
в те же дни  покончили жизни самоубийством  (  не исключено,  что их патроны
помогли им в том,  во избежание  скандального  расследования ).
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Восстановление  справедливости  и  избавление  автора  от  призыва  требовали
моего  немедленного  зачисления  в студенты,  ставя  администрацию  института
перед неприятной необходимостью  увеличить в одной из групп число учащихся,
по традиции  ограниченное двумя десятками,  как  вдруг  случайно  открывшаяся
и  к тому  же  чуть ли  не  самая  престижная  вакансия  разрешила  их  проблемы.

Так окончилось,  вполне  благополучно,  первое  и последнее событие,  в котором
национальность моя  оказала некое влияние  на моё положение в покойном Союзе.

Вряд  ли  я  мог  использовать  его  в  качестве  доказательства  «  дискриминации
со стороны государственных институций или организованных групп,  угрожавшей
жизни  и  свободе  аппликанта  и / или  членов  его семейства  »,  что  требовалось
для получения  статуса беженца  в посольстве Соединённых Штатов.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Разумеется,  при  четырёх миллионах  заявлений,  поданных на выезд из Империи
как только приоткрылась дверка,  дюжина сотрудников американского посольства
не проверяла ничьих показаний,  отвергая лишь  изобиловавшие  противоречиями, 
и не верящие ни в Бога,  ни в чёрта евреи,  воздев правую руку горе и поклявшись
говорить «  правду,  одну правду  и ничего,  кроме правды  »,  не  моргнув  глазом
лепили на интервью  заученные истории  об избиении бандой чернорубашечников.

Я-то  как  раз  жил  в самом  гнезде  русских  фашистов,  с которыми  встречался
в ресторанах  и барах  Переславля-Залесского  и  нередко  даже  выпивал  вместе,
однако моя профессия физика  привила мне  просто органическое неприятие лжи.
Кроме того,  надо было  и детей  заставить  вызубрить  мамину  и папину  врачку,
а уж это казалось мне  хуже всего на свете.

Собственно  говоря,   я  не  имел  серьёзных  причин  для  эмиграции,  включая
Штатами не считавшиеся уважительными,  но двигавшие большинством наших
побуждения  экономического характера.
После окончания аспирантуры,  утративши повод  к частым поездкам в Москву,
я решил перебраться  поближе к столице.

Галина,  возможно,  в силу своих  мелкопоместных генов,  на  дух  не  выносит
сутолоки и атмосферы метрополисов,  которую я,  грешник,  люблю.
Компромиссный вариант  предоставил нам  древний  и изумительно  красивый,
и по-домашнему уютный  Переславль-Залесский,  отстоящий  от черты Москвы
в часе езды с небольшим.

Там оказался  завод и филиал  Всесоюзного Института  кино- и фотоматериалов,
охотно принявший автора  на пустовавшее место старшего научного сотрудника,
а его жену-журналиста  определивший  главным редактором  радио предприятия.

Выгодные условия и хорошая зарплата  объяснялись тем,  что начальник отдела,
взявший меня  к себе на работу,  поступил недавно  в отраслевую докторантуру
и нуждался срочно в человеке,  способном написать ему диссертацию.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я приступил к исследованиям  и успел  нащупать  несколько любопытных вещей
прежде,  чем босс и вся отрасль  полностью потеряли интерес к науке.
В конце 80-х годов начались реформы промышленности,  призванные постепенно
преобразовать  плановую экономику страны  в рыночную.
Правда,  проводились они  слегка странно,  так,  в качестве первой фазы перехода
предприятиям разрешили  утилизировать их отходы  где и как угодно  и продавать
сделанное из них  по свободным ценам.

Вследствие того  заводы и фабрики  сейчас же  перестали производить  что-либо,
кроме отходов,  приносивших теперь  не слыханную прежде прибыль.
Я запомнил сцену,  когда  работяги  с ёрными прибаутками  крошили  кувалдами
огромные  пакеты  готовых  рентгеновских фотопластинок,  из боя которых затем
изготовлялась  очень симпатичная  облицовочная плитка для душевых и туалетов.

Отрасли  сократили  научно-исследовательские заведения  на добрые  две трети
их состава,  однако элиту,  куда  входил  и автор,  оставили,  увеличив  намного
её заработок,  несмотря  на то,  что  она  состояла  покамест  несколько  не у дел.

В уже недалёком будущем  всем откроется выход  на международный рынок
и тогда  услуги  экспертов  остро  понадобятся,  намекали нам руководители,
особенно мне,  с моим  незаурядным  знанием английского.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

А пока авангард советской науки,  со времён октябрьского переворота впервые
предоставлен  самому себе,  затевал  совершенно  замечательные  конференции,
семинары и симпозиумы,  проходившие порой  на немыслимой высоте,  как тот,
у вершины  гордого красавца Эльбруса,  где мы  обсуждали  отвлечённые  темы,
наслаждаясь шашлыками,  вином  и видом  на грозный и дикий мощный ледник,
весь густо усеянный  обломками чёрно-красных вулканических скал  и отчего-то
называвшийся  « Мир ».

« Всё же страна  уважает науку  и отношение это,  заложенное  Петром Первым,
никогда  и ни при каких обстоятельствах  не изменялось.
Кажется,  исторический путь России вновь готовится повернуть  довольно круто,
но надо  возделывать свой сад,  и беспокоиться нам нечего - здесь  любой  режим
поддержит  настоящего  учёного  » - рассуждал я  над  стаканом  « Кинзмараули »
за столиком кафе  у обрыва  ущелья,   разглядывая  базальтовые  стены  пропасти
с надписью и крестом  в память погибшего тут  альпиниста Шоты.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

                ВОСПОМИНАНИЕ

                Сей дом, исполненный прохладой,
                И монолитные шары,
                И сад за каменной оградой
                Манят безгрешностью игры,
                Где феи, крошки и шалуньи,
                Покличешь - а они уж тут,
                Табак белеет в полнолунье
                И граммофончики-петуньи
                До поздней осени цветут.

                У  МОРЯ

                И вот свободная стихия
                Последний раз передо мной.
                Кто я ? Зачем пишу стихи я ?
                Мир утонул. Я старый Ной.

                * * *
                Юг...
                Ночной цикады пиццикато
                И Маданы цветочный лук,
                И тихо каплют ароматы.
                ...Юг.

                И между побледневших звёзд
                Огнём в торце чуть видной нити,
                Кометой, потерявшей хвост,
                Ползёт беззвучный истребитель.

                Не немца ли какого трюк
                ( Весь перекошенный сюртук
                И рукава коротковаты ) -
                Ручного зеркальца Гекаты
                Опалесцирующий круг
                Глядь белым оком буйной Аты !..
                И холодом пахнуло вдруг.

                Как плечи девичьи покаты !
                Ах, Вероника, милый друг,
                Меняй волос тяжёлый пук
                На Марса красные караты.
    
                * * *
                И я на линии огня
                Поглаживал винтовки ложе,
                И военрук учил меня
                Бить неприятеля по роже.

                C налёту брал преграды век,
                И в терпком запахе зверинца
                Вскочил наездник Али-бек
                На белого ахалтекинца.


Рецензии