Откройте АмерикY! Гл. 12

                ГЛАВА  ДВЕНАДЦАТАЯ,
            где герой рассказывает  о своём невероятном пути в Америку

Не меньше, чем пёструю московскую толпу, я любил пасторальное уединение
Переславля-Залесского,  имевшего тогда  всего лишь  сорок тысяч обывателей.

Город,  обнесённый при постройке  высокими валами  с палисадом и башнями,
ровесник  Москвы,  входящий  в Золотое Кольцо,  заложил  Юрий Долгорукий
в качестве  северного форпоста столицы.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Он был уделом рождённого в нём Александра Невского,  и сюда удалился князь,
обижен  республиканцами Новгорода;  здесь  творил чудеса  и великие  подвиги
Святой Никита Столпник.
Тут  в округе  нескольких вёрст  стояло полдюжины монастырей,  до революции
привлекавших паломников  изо всей России.

Закрытые обители  превратились ныне  в заросшие лопухом руины,  где мы часто
гуляли всей семьёй,  находя порой в промоинах  грудку  мелких  обломков костей
цвета умбры, сиены и охры - следы былых  богоборческих кампаний,  когда мощи
вытаскивали  из рак и покровов,  раздробляли  и скрытно  закапывали  по  частям
в укромных уголках подворий.

Окрестности  Переславля  отличает  поразительная  красота,  ибо  он  расположен
у впадения реки Трубеж  в обширное Плещеево озеро,  древле вырытое ледником
на его южной морене,  и оттого яйцевидные валуны  всех  размеров,  от горошины
и до автомобильного кузова,  живописно разбросаны повсюду.

Разнотравьем  луга  тут богаче,  чем  даже  знакомые  мне  жигулёвские,  и цветут
с первых проталин  и пока не покрываются снегами;  в них немало  очень пахучей
дикой земляники, а смешанные леса - ель, сосна, берёза, осина, ясень, рябина, дуб -
изобилуют  малиной,  орехом-лещиной  и,  во всякий сезон - грибами.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Хотя каждый из нас  по-своему  прикипел душой  к чудесному месту,  мы всё же
рассматривали его вначале  лишь как наше  временное пристанище.
Никакого  строительства  в  крохотном  историческом  городке  не  велось  вовсе,
и квартиру от института  можно было получить,  если  только  она освобождалась
в результате внезапной смерти сотрудника,  причём одинокого,   на что,  конечно,
не стоило  особенно рассчитывать.

Нам дали комнату в хорошем семейном общежитии,  однако Мишенька подрастал,
к тому же  мы планировали  завести и второго ребёнка,  и следовало  позаботиться
о создании детям  нормальных условий жизни.

Поэтому  мы  собирались  через  пару-тройку лет  навсегда  перебраться  в Одессу,
к бабушкам, тётушкам, синему Чёрному морю,  фруктам, солнцу  и прочим благам.

Когда  оба сына Маечки  встали на ноги,  семья  разъехалась,  разменявши  огромную
ведомственную  квартиру,  ибо две младшие  из трёх сестёр-чекисток  вышли  замуж,
но протекло время,  Анюша умерла,  а тётки овдовели,  и мои родители,  естественно,
предложили пожилой родне  снова поселиться с ними вместе.

При этом  освобождалась  одна из квартир,  просторная  и в прекрасном районе,
и  семейный  конклав  постановил  подарить её  старшему  внуку,  то  есть  мне.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Правда,  персональные пенсионерки,  орденоноски  и закалённые  коммунистки,
привыкшие  сами печься о других,  не  спешили  с обменом,  стараясь  до  конца
обходиться собственными силами,  но гнёт лет и диагнозы заставили гордых дам 
скрепя сердце  принять  протянутую  им  руку  помощи  их питомицы  и её мужа.

Невзирая  на  искренние  уверения  начальства  о моей  блестящей  будущности
в грядущей  рыночной фотопромышленности,  ситуация  внушала беспокойство
и я был рад услышать от одесситов,  что вариант,  устраивавший всех,  нашёлся.
Я уже  приглядел там себе  и место  работы,  в океанографической  лаборатории,
где отыскались  несколько старых знакомцев,  надёжных друзей.

Группа  занималась  глубоко  засекреченными  исследованиями  гидроакустики,
много лет щедро и очень стабильно  финансируемыми  министерством обороны,
и в ней мне  была гарантирована  должность ведущего специалиста.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

По  советскому  законодательству,    тётка  не  могла  подарить  мне  квартиру, 
пока я проживал в Переславле,  и я должен был уволиться,  переехать в Одессу
и прописаться  к моей престарелой родственнице.

Процедура переоформления жилплощади  занимала не один месяц,  и чем ближе она
подходила  к успешному  финалу,  тем  отчего-то  большую  и большую  нервозность
проявляла Галина.

Умом   жена  осознавала   уйму  преимуществ   нашего  переселения,   и  Одесса
нравилась ей,  особенно поскольку половину года  мы бы там проводили на даче,
но её  мучили  предчувствия,  сны и голоса,  велевшие  не  покидать Переславля,
и  дабы  успокоить её,  я пообещал,  что если  когда-нибудь  семье предоставится
случай туда вернуться,  мы непременно  сейчас же его используем.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я  вряд  ли  рисковал,  дав  такое обещание,  ибо  в маленьком  городке,  где  все
знали  друг друга  хотя бы  понаслышке,  не  было  ни  единой  души,  желавшей
обменять  Подмосковье  на  юг,  и  тщательные  розыски,  проведенные  Галиной,
не выявили никого,  имевшего побуждение  к подобной сделке.

Настаивать на том,  чтобы мы  отказались от подарка  и обрекли детей в будущем
неопределённое время  жить по чужим углам,  жена,  конечно,  не могла и решила
с помощью логики  победить свою  необоснованную  тревогу,  увы,  нараставшую.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Вдруг в тот момент,  когда документы  преодолели рогатки системы  и я вступил
в полноправное  владение  двухкомнатным  кооперативом  тёти,  по  Переславлю
прокатилась  первая  волна  увольнений  и  кормилец  одной  многодетной  семьи
остался  без должности  и сбережений.

К счастью,   у бедняги  тут  объявился  потерянный  давно  бездетный дядюшка,
процветавший,  как легко догадается Читатель,  в Одессе  и принявший участие
в несовершеннолетних  племянниках,  отыскавши для их папаши  хлебное место.

Безработный,  конечно,  слышал о поисках жены  и оперативно  связался с нами,
предложив нам в обмен  свою просторную  трехкомнатную  квартиру,  и супруга
увидела в этом  перст судьбы  и напомнила мужу  о его слове чести.

Я подписал  заявление на обмен,  втайне  надеясь,  что ему  помешают  произойти
действующие  ограничения  прописки  в Одессе,  запрещавшие  варианты  обмена,
где число  въезжавших  в лимитный город  превышало  число выезжавших,  однако
новоявленный дядька  оказался важной персоной  и как-то исхитрился протолкнуть
почти безнадёжное дело.

Сначала мои родственники  навечно обиделись,  но когда поостыли,  то тётушка,
получившая при обмене значительную сумму, составлявшую кооперативный пай
её полностью  выплаченной  квартиры,  подарила  основную часть капитала  нам,
и Галина,  внимая зову  мелкопоместных  дворянских  генов,  употребила  деньги
на осуществление  своей  давнишней  мечты - приобретения  земельного  участка
с огородом,  садом,  сенником,  крытым двором  и крепко  рубленой  пятистенкой 
в сонной  дачной деревеньке у Переславля,  носившей былинное имя  Берендеево.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Молодой  энергичный администратор,  под чьим началом  я состоял в институте,
чуть ли  не боготворил автора  за  исследовательские  способности,  коих сам он
был  абсолютно  лишён,  и с радостью  восстановил  меня  в должности,  причём
с повышением  в несколько степеней.

Потеряв интерес к защите докторской,  он продолжал  свято верить  в будущее
экономики,  сотрясаемой   особым типом реформ,  которые он  и ему подобные
в своём кругу  прозрачно называли « периодом  первоначального  накопления ».

В  ожидании  следующей фазы  перехода  к рыночным  отношениям  начальник
не забывал  регулярно давать мне  прибавки  жалования,  компенсируя с лихвой
нараставшую инфляцию,  и пока  не  обременял  меня  никакими обязанностями.
Мы  завели,  как  и собирались,  ещё  одного ребёнка,  маленького Павлушеньку,
и проводили с детьми  долгие приятные часы  на даче и в прогулках.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Освобождён от работы на других,  я занялся  своей  кандидатской диссертацией,
которая пролежала без движения  после написания  десять лет.
Несмотря на то,  рецензенты  сочли её актуальной,  и я получил все белые шары
в солидном  учёном  совете  по  квантовой  радиофизике  ныне,  увы,  покойной
Академии Наук СССР.

Я участвовал  во многих  мероприятиях  Академии,  вроде  упомянутого  чудесного 
высокоумногорного симпозиума,  и вообще,  ездил куда захочу,  ибо мой начальник
подмахивал  мне  ближние  командировки  не  глядя,  и  пользуясь  тем,   я  посетил
Ярославль, Ростов, Кострому, Владимир, Углич  и другие города Кольца.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Конечно,  чаще всего я бывал в блистательной ещё столице,  где после выпуска
поселился  мой младший брат,  купив частный домик  в пригородных Люберцах,
в десяти минутах езды от метро.

Он удачно устроился  в экономическую лабораторию  института  им. Плеханова,
в просторечии « Плешки »,  и сам приложил руку  к созданию моделей перехода
от  планируемого  социалистического  производства  к  нерегулируемому  рынку.

Вероятно,  именно  потому  прогнозы  брата  относительно  перспектив  Империи
отличались  глубоким  пессимизмом,  и  в  компании  его  приятелей-экономистов
постоянно велись разговоры  о необходимости  быстрее покинуть пределы страны.

Он  и его  друзья  потихоньку  наладили  связи  с  американскими  дипломатами,
и заранее  узнав  о готовящемся  массовом  приёме  иммиграционных  заявлений,
организовали инициативную группу,  круглосуточно посменно пикетировавшую
посольство США  и державшую  списки очереди,  нараставшей как снежный ком.

Они  включили  в списки  и  меня  с женой  и детьми,  и  одесских  родственников,
мотивировав это тем,  что  разрешение  законно  въехать  в Америку  не  связывает
получившего его  ровным счётом  никакими обязательствами,  но  может  оказаться
полезным  и даже  спасительным,  если ситуация  неожиданно  станет критической.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Уcлышав о том,  я переполошился  не на шутку,  поскольку учёный  моего ранга
непременно  имел  форму  допуска  к секретным  документам  и  давал  подписку
о  несношении  с  граждан(к)ами  иностранных  государств,  и  подача  заявления
в посольство  неизбежно привела бы  к моему увольнению.

Брат,  однако,  заверил меня в полной конфиденциальности списка  и пообещал
взять на себя  все  остальные  хлопоты,  так,  чтобы  мне  не  пришлось  никогда
и ни перед кем засвечиваться  и где угодно я мог бы с чистой душой  утверждать
и доказывать  свою непричастность  к его нелояльным действиям.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я принадлежал к абсолютно « невыездной »  категории жителей Империи  и хотя
ценил желание брата  обеспечить моей семье  потенциальное убежище  на случай
предрекаемых  им  великих  потрясений,  не  видел  в его усилиях  особого  прока,
впрочем,  зная его характер,  понимал,  что ему  не требуется  ни моего одобрения,
ни разрешения.

Итак,  поставивши меня в известность,  он заполнил от моего имени прошение
на въезд в Соединённые Штаты  и убедил сотрудников посольства принять его,
в обход  существующих правил,  заочно.

Следующий этап   иммиграционной  процедуры  представляет собой  интервью
для обоснования аппликантом фактами страха репрессий,  и уклониться от него
не было уже  никакой возможности.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Очередь  на интервью  пропускали  через особый пост,  где два советских офицера
проверяли  и регистрировали,  якобы  в целях  безопасности,  паспорта входивших,
и подвергаться такого рода рентгеноскопии  я,  разумеется,  не мог  и не собирался.

Всё-таки  брат  и  его  друзья  ежедневно  держали  для  меня  место  в очереди,
пока  однажды,  в день годовщины октябрьской революции,  будочка-ментовка
с утра не оказалась  по какой-то причине  пустой.

Сразу же  за  нами  отрядили  в Переславль  машину  и провели нас в посольство, 
предусмотрительно снабдив  тёмными очками  и прикрыв  от посторонних взоров.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я не заучил никаких легенд о гонениях и предупредил наших доброжелателей,
что врать  не буду.
Принимала нас  юная  стажёрка  посольства,  впервые  проводившая интервью
и очень стеснявшаяся  своего плохого русского.

Она расцвела,  когда мы перешли на английский,  и отбарабанив ритуал присяги,
прочитала нам данные,  занесённые в анкету,  попросив подтвердить их,  а затем
заглянула в книжицу и спросила,  могу  ли  я  посещать  синагогу  в своём городе
беспрепятственно  и открыто.

Я чистосердечно ответил  « нет »,  ибо в маленьком Переславле  никакой синагоги,
да и евреев-то кроме меня отродясь не было,  и девушка,  радостно пожав нам руки,
пожелала  семье  удачи  на  земле  религиозной  свободы,  а  вечером  нам  вручили
сертификат  с  лысым  орлом  со  стрелами,  удостоверявший  наш статус  беженцев.

Дома  я спрятал бумажку  подальше,  не  полагая,  что  когда-нибудь  в будущем
получу шанс  и захочу ею воспользоваться.
При  всяком  режиме,  пускай  наидемократическом  ( а о каких  таких  беженцах
мы тогда рассуждаем ),  засекреченность военных технологий  никуда не денется,
автор же,  напомню,  совсем недавно защищал диссертацию по теории устройств,
незаменимых  при стыковке  космических  модулей,  и кроме того,  знакомые мне
по прежней работе сверхмощные газовые лазеры,  хоть и оказались бесполезными
для осуществления  управляемого термояда,  нашли  своё применение  в системах
противоракетной  и противоспутниковой  обороны.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Не  имело  смысла  даже  пытаться   получить  разрешение  властей  на  эмиграцию,
что же  касается  возможности  тайно  покинуть  пределы  страны,  то Империя вам
не  Соединённые Штаты Америки,   где  согласно  последней  переписи  проживают
одиннадцать с лихвой миллионов нелегалов,  и патрульные рейнджеры,  случись им
задержать  бедняг,  накормив  и напоив их кофе,  с миром  везут  обратно  на родину.

У нас же  нарушителей,  тех,  кого  не  укладывали  на  месте,  отправляли  гнить 
за лагерную колючку  до смерти,  и советские люди  с гордостью  всегда считали -
молодцы  в зеленоверхих фуражках  держат  границы  Союза  республик  на замке.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Не  побуждая  нас   в  обход  замаскированных  пулемётных  гнёзд   форсировать
вспаханную  контрольную полосу  и многие другие препятствия,  не  снившиеся
американским пограничникам,  брат обсудил со мной  альтернативные варианты,
так или иначе сводившиеся  к схеме невозвращения.

Повод  законно  вывезти  детей  из  СССР   давало  только  приглашение  в  гости
оказавшейся за кордоном прямой родни,  и хоть в большинстве случаев Отдел виз
разрешал  сопровождать  их   лишь  одному  родителю,  оставляя  его/её  половину
в качестве  заложника,   более  надёжного  плана  для  семьи  не  просматривалось,
и  брат  произвёл-таки  на  свет  какого-то  мифического  американского  дядюшку.

Сделавши  всё  возможное  плюс  невозможное,   он  успокоился,  и  наша  жизнь 
вошла в своё прежнее русло,   не  возмущённая  удачно  проведенной  операцией.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
 
Я не разделял  тревоги брата  относительно  опасности  тотального  взрыва
антисемитизма  в России  и  повторения  преследований  типа  нацистских.

Такое  происходит   лишь  с благословения  властей  государства,  стремящегося
к военной экспансии и опирающегося при том  на  передовую  промышленность,
которую оно,  естественно,  поддерживает  и развивает  всемерно.

У нас же наоборот,  наблюдалась  весьма недвусмысленно  инспирируемая сверху
дезинтеграция  системы   планового  производства,  подточенного  за десятилетия
прогрессировавшей коррупцией  его аппарата управления.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Капиталы,  накапливавшиеся в руках « капитанов » отраслей,  теперь с песнями
топивших  вверенные им корабли,  необходимо было  обезопасить  от инфляции,
размещая  их  за  границей,  и  оттого  правительство  постарается  не  разрушать
имидж демократических преобразований  и порядка внутри страны.
 
После долгого  периода   деконструкции   громоздкого   « народного »  хозяйства
неизбежно наступит время  безудержной эксплуатации  всех природных ресурсов
столь обширной и богатейшей территории и формирования  прослойки олигархов,
новых российских  нефтяных Рокфеллеров.
Затем,  по мере  истощения месторождений,  возникнет снова  перерабатывающая,
а потом  и прочие индустрии,  и экономика  постепенно сбалансируется.

Так Россия  повторит путь Америки,  и процесс этот  займёт век,  если  не больше,
и  в  продолжение  его  она  сохранит  определённую  политическую  стабильность, 
равно  и связи  с развитыми державами Запада.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Разумеется,  нас  ждёт  и  засилие  мафии  как  одного  из  видов  бизнеса,  и рэкет,
и шантаж с киднэпингом,  и другие прелести,  которых  полно в Америке,  и всё же
такая модель  не  чревата  революциями  и террором,  сотрясшими  прежде  Европу,
когда  буржуазии,  исподтишка  набравшей  силу  при  феодализме,  противостояла
родовая  аристократия,  и  надо  отметить,  что  проклятый  октябрьский  переворот,
грубо  прервавши  эволюцию  несколько слишком инерционной Империи,  успешно
обратил её население  в уголовно-люмпенский  конгломерат,  столь  напоминающий
первые волны  безродных искателей счастья  в Новом Свете.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Становление  капитализма  рождает  немалый  спрос  на  исследовательские  умы,
и  автор  тогда  уже  не  раз  получал  заманчивые  предложения  от  возникавших,
словно  грибы,  посреднических московских фирм,  но моя синекура в Переславле
и абсолютная свобода  не  утратили  ещё  в ту пору  для  меня  привлекательности.
Оттого  я смотрел   в  будущее   безо  всякого  страха   и  нисколько  не  помышлял
об  отъезде.
~~~~~~~~~~~~~

Не чета хваткой  настоящим учёным,  конечно,  экономисты  советской закваски
в эпоху  неограниченного  предпринимательства  рисковали  оказаться  не  у дел,
и я  вполне  понимал  настроения  брата со товарищи,   классных  программистов
и хороших исполнителей,  весьма ценимых в Штатах.

Впрочем,  не спутанные тенётами секретности  и имеющие право  в любой момент
выехать  в качестве  легальных эмигрантов,  они  не спешили  спасать  свои  души,
как можно было бы ожидать от людей,  доказавших нависшую над ними опасность,
однако  статус  беженца  не  обладал  сроком  действия,  и мои знакомцы старались
обеспечить себе  кой-какие начальные средства  на период  укоренения  за океаном.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Подобно многим жителям Империи,  все  они  владели  недвижимостью - дачами,
частными домами,  кооперативными квартирами - и стоимость  этого  имущества
росла теперь  не по дням,  а по часам,  вследствие обвальной инфляции.

Потому  они  пока  выжидали,  тщательно  следя   за  конъюктурой  и обстановкой,
отыскивая  покупателей,  способных платить  валютой  в инобанке,  которых также
в стране  становилось  больше и больше,  и  выясняя  пути  не  засветить  капиталы
перед американскими  иммиграционными властями.

Централизованное  управление  промышленностью  практически  разрушилось,
но множество планово-экономических институций продолжали существование, 
превратясь  в этакую  анархическую вольницу,  и сотрудники их  использовали
вычислительную  и другую технику учреждений  по собственному  усмотрению.

Умный брат мой,  к примеру,  демонстрируя  способности  будущего бизнесмена
и антрепренёра свободного мира,  создал под своим руководством  целую фирму,
незарегистрированную,  разумеется,  по производству потребительских программ,
собираясь ещё в Москве  приступить к завоеванию  зарубежного рынка.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Не платя ни гроша  за помещения,  электроэнергию и компьютеры,  коллектив
надеялся  выручить  сумму,  достаточную  для  открытия  компании  на Западе, 
и это служило  ещё одним поводом  не торопиться с отъездом.

Группу  назвали  « Бедные Русские Евреи »  ( Poor  Russian  Jews ),  а знаком её
избрали  употребляемую в ханукальных азартных играх  карманную юлу-дрейдл,
обращённую к зрителю  гранью с буквой « шин ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

В  развлекательных  программах   фирма  развивала  сюжеты  Шолом-Алейхема,
заимствуя богатую палитру и пластику анимаций у популярного Марка Шагала,
однако  главным  проектом  брата  была компиляция высоко профессиональной
кулинарной системы,  автоматически синтезирующей  мириады новых рецептов
на основе  компьютерного анализа  всех кухонь мира.

Членам  его  команды,  в которую  я  входил  тоже,  вскормленным  их родителями
с помощью « Книги о вкусной и здоровой пище », завсегдатаям кафе и ресторанов
идея представлялась  весьма актуальной  и многообещающей.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Хорошо знакомая нам  кухня евреев-ашкенази  соединила  в гармоничное  целое
блюда разных народов  благодаря скитальческой истории европейской диаспоры,
а уж в Советском Союзе  интернационализм насаждался везде,  включая питание,
но  системный  подход  к указанной проблеме  никто ещё  не пытался применить,
и хотя  для того  требовалось  обработать  и формализировать  горы  информации,
эмпирика свидетельствовала  о разрешимости задачи.
У каждого  из нас  дома нашлось  немало  литературы  по  поварскому  искусству,
и собрав библиотеку  в несколько сот названий,  мы приступили к делу.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Дабы  освежить  своё знание  национальных  традиций,  кулинарная  бригада  нередко
устраивала заседания  в ресторанах.
Правда,  они уже заметно сдали,  и я делился с младшим поколением воспоминаниями
о том,  как  мы,  бедные  студенты,  заказывали  в « Будапеште »  за  скромные  деньги
фирменную  « горящую  гусарскую  саблю ».

Заказ   выливался   в  небольшое  представление  -  по  знаку  метрдотеля  оркестр
исполнял  залихватский  чардаш  из оперетты Имре Кальмана  « Принцесса цирка »,
а официант в ментике  вносил  блюдо  с клинком  солидного  размера,  унизанным
кусками  вырезки,  облитой  спиртом  и подожжённой.  Снявши  жаркое  на блюдо
и гарнировав его,  он,  прищёлкнув каблуками,  отдавал нам салют своим оружием
и уносил его  лезвием  перед лицом,  уходя  парадным  шагом,  чуть было не сказал
« за кулисы ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Теперь в « Софии » уже не подавали седло молодого барашка на жаровне с углями,
в « Охотничьем »  далеко не всегда  удавалось полакомиться  медвежьим окороком,
посреди ж « Валдая » грустно смотрелся пустой орбитой глаза  мраморный бассейн,
где прежде  плескалась  живая рыбка,  заказываемая посетителями.

Несмотря  на то  и  на  цены,  неизмеримо  превышавшие  пределы  возможностей
среднего жителя столицы,  залы каждого из ресторанов просто ломились от гостей,
а очереди у их входов  день  и ночь  напролёт  растягивались  не  на  один  квартал.

Некоторые  заведения,   к  счастью,   не  самые  лучшие,   вообще  превратились
в закрытые клубы,  куда охрана пускала лишь известных им лиц и где нувориши
учились  глотать  под шампанское  устриц  ( по данным агентуры,  доставляемых
каменно  замороженными  и  вряд  ли  первой  свежести  ),  но  и в других местах
публика  качественно  заметно изменилась.

Люди не приходили,  как бывало,  поужинать парами или поодиночке,  а только 
большими компаниями  «чтоб погулять »,  занимая несколько сдвинутых столов.

Заказывали они всё подряд и сразу,  пили крепко,  напивались быстро и веселье их
заканчивалось обычно  шумной  разборкой,  требовавшей  вмешательства вышибал.

Обстановка утратила шарм и интимность,  и я получал от еды мало удовольствия,
даже  случись  ей  оказаться  не  хуже,  чем  в достопамятные  минувшие  времена.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Зато  наши  собрания  в доме у моего брата,  также  всегда  сопровождавшиеся
хорошим  застольем,  чьё меню  продумывалось и составлялось в соответствии
с обсуждаемыми  на данном семинаре  темами,  пока  меня  не разочаровывали.

В сжатые  сроки  кулинарная  программа  перестала  выдавать  полные  глупости,
вроде  безумных  предложений  гарнировать  селёдочным  форшмаком  бифштекс
или гурьевскую кашу - креветками  и чёрными китайскими яйцами,  и мы начали
потихоньку  готовить  по  синтезированным  рецептам,  приглашая на дегустации
всех знакомых  из широкого круга  московских гурманов.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Комментарии знатоков  тщательно  фиксировались  и учитывались программистами,
и вскоре экспериментальные обеды бригады  удостоились высоких оценок экспертов.

Работа расширяла мой кругозор и приносила немалое удовлетворение,  и я гордо
выходил вместе с другими в белом фартуке и колпаке из кухни  на аплодисменты
и принимал  комплименты  присутствующих.

Брат мой попросил меня  нарисовать  эмблему  фирмы,  изложив  мне  свою  идею,
заключавшуюся  в соединении  инициалов  компании  с буквой  « шин »,  которая
есть родная бабушка нашего « ша »,  введена в славянский Кириллом и Мефодием,
как и « цади », праобразовавшее « цэ », и заимствована просветителями из иврита
для передачи  варварских звуков,  блистательно отсутствующих  в греческом языке.

Три  вертикальных её элемента  легко превращались в стилизованные « P. R. J. »
и совокупно  с горизонтальной перекладиной  в исполнении автора напоминали 
то ли трехсвечник,  то ли  трехмачтовый кораблик  под парусами.

Эскиз всем понравился  и был единодушно одобрен,  однако теперь я выяснил -
в лёгшем  в основу его  замысле  таился  эстетикой  не  компенсируемый  порок.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

« Бедные  Русские  Евреи » сроду не посещали синагог  и не праздновали Хануки 
и по незнанию традиции  напрочь перепутали  значение символов на юле,  считая
выпадение « шин » выигрышем,  тогда как  оно означает  полную  потерю  ставки,
а  весь  кон  забирает  игрок,  если  дрейдл  упал  верх  гранью  с  буквой  « гимел ».

Вряд ли  ляп  остался  незамеченным,  ибо на демонстрациях,  проводимых братом
перед американскими  потенциальными покупателями его кулинарной программы
наверняка присутствовали практикующие иудеи,  впрочем,  штатские бизнесмены
никогда  не позволяют себе  никаких замечаний,  кроме  похвал,  расточаемых ими
по поводу  и без него,  и мы пребывали  в блаженном неведении  об этом  и других,
более серьёзных  наших промахах.

Сейчас  мне ясны  корни  краха  идеи  синтеза  кухонь  мира,  вроде б  имеющей
крупные шансы  принести плоды  в многонациональном обществе Нового Света.

Тому препятствуют  и особый  режим питания,  и  строгие  диетические  правила,
выработанные за океаном  и ограничивающие  потребление  сахара,  соли,  жиров, 
животные  же  отрицая  вовсе,  отчего  все рецепты советских книг,  содержавшие
цельное молоко, сливки, сметану,  коровье масло - абсолютное  табу  для здешних,
совершенно  не годились  как исходная база данных  предлагаемой  нами  системы.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~   
В конце концов брат видя,  что никого из толстосумов,  экспансивно выражавших
восхищение  « талантливыми молодыми русскими »,  не раскошелить  ни на грош,
так и не поняв  истоков  странного  поведения  чёртовых янки,  объявил  коллегам
и компаньонам  о вынужденной ликвидации  их позиций,  равно и всей  « P. R. J. »

Сразу озаботившись тем  по получении  статуса  беженца,  он  предусмотрительно
преодолел  эмиграционные рогатки  и запасся  визой,  и теперь,  оставив  надежды
заработать на открытие своего дела с помощью компьютеризированной кулинарии, 
принял не без оснований  решение  разумно поторопиться  с отъездом.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

К описываемому моменту  власть  Горбачёва  висела  уже  буквально  на  волоске,
поскольку процесс дезинтеграции планируемой экономики, разрушив « соцлагерь »
с его  бартерными  отношениями  между странами блока,  вступил в закономерную
следующую  фазу,  ослабив  связи республик Союза  настолько,  что со дня на день
можно было ожидать  лавинообразного падения  всей Империи.

Плод перезрел  и был мягок,  и я не предвидел  угрожающих  сотрясений  почвы
вследствие  естественного события,  однако беженские бумаги в результате того,
весьма вероятно,  утратили бы по формальном роспуске Союза легитимную силу.
Инфляция  довела  стоимость  люберецкого  домика   до  весьма  круглой  цифры
в долларах,  и логика подсказывала  не желать большего  и не медлить.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Как я упоминал,  старшее  поколение  моей  одесской  родни,  как-то  всех сразу,
постигли  грозные  удары,  сведшие  в могилу  бабушку  и мужей  её двух сестёр,
их же  самих  оставив  беспомощными  инвалидами  на  руках  у моих родителей,
самоотверженно  заботившихся  о столько  сделавших  для них  старых тётушках,
нуждавшихся  не только в уходе,  но и в наблюдении специалистов  и лекарствах,
что  обеспечивать  становилось  всё сложней  и сложней,  ибо  медицина  страны,
лишившись государственных дотаций,  фактически прекратила функционировать.

Ситуация,  угрожавшая  жизни  моих  бывших  нянюшек,  заставила мать и отца
согласиться  с увещеваниями  их  младшего  сына  эмигрировать  как одна семья.

Теперь  все они  уговаривали  и меня  попробовать получить разрешение выехать
якобы в гости  к потерянному и новообретённому заморскому дяде,  упирая на то,
что вероятный провал попытки  не  повлечёт  за собой  неприятных  последствий.

Действительно,  уровень  секретности  моей позиции  в Переславском институте 
был не чета тому,  который ждал меня  в одесской  военно-морской  лаборатории.

Любая отрасль промышленности достопамятного Союза  в той или иной степени
обслуживала оборонку,  и мирное моё предприятие  также  выпускало  кое-какие
фотоматериалы  « специального  назначения ».

Однако  мой начальник  намеренно  держал  меня  подальше  от подобных работ,
желая  применить   моё  владение  английским   и  эрудицию   для  налаживания
предполагаемых им  в некоем  будущем  зарубежных  связей,  отчего я обходился
3 -ей,  либеральнейшей  степенью  допуска,  и по её ограничениям  обнаружение
прежде  не известного мне  иностранного родственника,  с которым я  не состоял
и давал подписку  не состоять  в несанкционированных  сношениях,  не каралось,
при  отсутствии  обстоятельств,  отягчающих  дело,   отстранением  от должности.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Впрочем,  всё равно мои шансы выехать равнялись нулю,  ибо меня оковывали
прежние  мои  допуски,  и на мою просьбу  познакомиться  нам  лично  с дядей
в лучшем случае можно было ожидать  разрешения навестить его  только детям
в сопровождении матери.

Я сопротивлялся,  с моей точки зрения,  абсолютно  пустой  затее,  и тут  внезапно
к хору голосов,  убеждавших меня эмигрировать,  присоединилась,  и очень громко,
Галина,  русская столбовая дворянка по рождению,   и надо признаться,  автор  сам
подал ей для того  довольно значительный повод.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

После  краха  кулинарного проекта  я стал  проводить  существенно  больше
времени в Переславле,  а у меня там было немало друзей.
В  городе  находился   дом  творчества  МОСХ-а  и  мастерские  скульпторов,
занимавшие один из бывших монастырей,  в дополнение к чему,  сёла окрест,
включая  и чудную  деревеньку Берендеево,  где мы с женою  приобрели избу,
служили дачными местами  столичной интеллигенции.

Кроме того,  наши  края  полюбились  « новым  русским »,  сорившим деньгами
и снимавшим на денёк-другой дачи у старожилов,  подряжая их как своих гидов
и организаторов развлечений на широкую ногу,  куда гости вовлекали и сельчан.

Приезжая  эта  публика,  отстёгиваясь  от  рутин,  устраивала,  дав  егерям  взятки,
охотничьи  вылазки  в заповедники,  рыбалки,  пикники  на природе  с девочками,
походы  « по  грибы,  по  ягодицы »,  сопровождая  всё  обильными   возлияниями,
и герой,  прозябавший в сей атмосфере,  к тому же  не имея занятия,  требовавшего
мало-мальских  умственных усилий,  запил,  и если  не по-чёрной,  то очень крепко.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Вообще-то,  я  не  подвержен  срывам  в запои  и к алкоголю  устойчив,  будучи
сложения  корпулентного,  а не астенического.
Во времена моего детства и отрочества  считалось  позволительным  и полезным
лет с пяти порой угощать ребёнка кружечкой свежего светлого пива,  что в США
является  уголовно наказуемым преступлением,  если « дитяти »  не исполнилось
двадцати одного года.

Подобно абсолютному большинству  здоровых мужчин Империи,  пить регулярно 
я начал где-то  между  пятнадцатью  и шестнадцатью,  в старших  классах  школы.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Однако  в отличие  от своих  северных сверстников,  сразу  стартовавших с водки,
одесские  подростки  постепенно  приучались  к винам,  сначала  к  лёгким  сухим,
наличествовавшим  на всяком углу  в киосках,  торговавших  газированной  водой,
которой летом часто  вино  разбавлялось  напополам,  образуя шипучий « шприц »,
а потом  к более  плотным  бочковым - алиготе,  шабли,  рислингу,  переходя затем
к золотистым крымским  портвейнам и мускатам,  ароматной  молдавской « фраге »
и другим,  подававшимся  в уютных подвальчиках  чуть  ли  не  под  каждым домом
вместе с бесплатной нехитрой закуской - помидорками с брынзой,  сладким перцем,   
виноградом, яблочками, абрикосками - возмужав же,  юноши  могли  позволить себе
пропустить  рюмочку-вторую  коньячка  или  ликёра  с чашечкой кофе  и пирожным
на веранде кафе  или прямо на улице  под маркизами.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Такая  закалка  предохраняла  от потери  контроля,  и спустя два года  на Физтехе,
где  среди  студентов  мне  не раз  приходилось  браво  глушить  стаканами  водку,
в любом состоянии  мне удавалось  не нарушать  определённых приличием границ.
Платой  за то,  разумеется,  была   зависимость  от сухого вина  и пива,  вошедших
неотъемлемой частью  в ежедневную диету автора.

По  американским  стандартам  я бы считался  хроническим  алкоголиком,  но у нас
признаком болезни  служили лишь отклонения поведения от нормы при опьянении,
и оттого  при заполнении  иммиграционных бумаг  я безо всякого  зазрения совести 
отметил крестиком в соответствующей графе - алкоголизмом  не страдаю.

И впрямь,  врачи  такого  диагноза  мне  никогда  не ставили,  сверх того,  мои почки,
печень  и прочие  внутренние  органы  ( исключая  сосуды,  мозг  и нервную систему )
доныне пребывают в почти идеальной,  конечно,  с возрастной поправкой,  кондиции.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

К моменту,  когда я в Москве  защищал  кандидатскую  диссертацию  и  участвовал
в кулинарной программе,  вследствие  распада  соцлагеря  с прилавков гастрономов
пропали  всегда украшавшие их  венгерские токай и рейнвейны, болгарское каберне
и даже алжирские столовые  типа бургунди и кьянти.
За ними  последовательно исчезли  грузинские,  молдавские,  крымские  и узбекские,
и остались  одни только  дорогие коньяки.

Ими-то мы  и обходились  некоторое  время  на банкетах  и симпозиумах,  но и они
канули в небытие  по скором  истощении  российских  запасов  коньячного  спирта, 
купажируемого  в союзных  республиках,  однако  выдерживаемого  и разливаемого
винзаводами  метрополии.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
С пивом  также  начались  перебои,  ибо главными производителями хмеля в Союзе
являлись Украина и Молдова,  по стопам  прочих провинций  показывавшие  гонор,
и каждый был счастлив,  если,  выстояв очередь,  удавалось купить  обычной водки.

По неимоверно возросшему спросу  теперь её производили  не  из  пшеничного  зерна,
а  из  гидролизного  этанола,  получаемого  переработкой  простых  древесных  опилок, 
и продукт  рвотного запаха и вкуса  в разговорной речи  звался насмешливо « сучком ».

У меня  к водке  двойственное  отношение.  С одной  стороны,  она  впитывается
в кровь  чрезвычайно  быстро,  и если применять её,  как был вынужден сделать я,
в качестве  единственного  источника  алкоголя в диете,  то потреблять её следует 
лишь  хорошо  замороженной,  ибо  холод  замедляет  усвоение  этанола,  и только
крошечными  рюмочками,  тщательно  соизмеряя  количества  выпивки  и закуски,
поскольку  при  несоответствии  их объёмов  сразу же образуется  порочный  круг -
не связанная пищей водка провоцирует безудержный рост аппетита,  а оставшиеся
не усвоенными  труднорастворимые  компоненты  съеденного  в кишечном  тракте,
приученном  к облегчаемому  приёмом спиртного  пищеварению,  без промедления
взывают к едоку  о новом глотке интоксиканта.

Пожирательно-питьевая перемежающаяся лихорадка поражает  неожиданно,  и мне
случалось,  увы,  не  раз  превосходить  разумную  и безопасную для здоровья  дозу
после затевавшегося  вроде б  весьма невинно ужина.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Впрочем,  в России  один мой знакомый нарколог,  сам  большой  не дурак  выпить,
утверждал,  что жор  per se  подавлять ни в коем случае не надо.
Эта  нормальная  реакция,  объяснял он,  свидетельствует  о физиологическом  типе
алкогольной зависимости,  контролируемой  без применения  психотропных средств,
её ж отсутствие говорит  о разрушающем личность  наркотическом характере недуга,
обуздать который удаётся  лишь не менее разрушительными  медикаментами.

И впрямь,  в изобильной всем Америке  мне не составило особого труда вернуться
к умеренному  ежедневному  потреблению  бургундских вин,  и слава Богу,  водка
до сих пор  вызывает у меня аппетит  поистине волчий.

Конечно,   безостановочная  еда  в  период  запоя  перегружает  сердце  и  печень,
чревата  ожирением,  диабетом  и  прочим,  а главное,  на  неопределённое  время
вырывает  человека  из  регулярного  течения  жизни,  и на основе  личного опыта
я не советую Читателю  волей  избирать  водку  его  предпочтительной  выпивкой.

С  другой  стороны,  что  в  состоянии  заменить  её   как  уникальный  возбудитель
вкусовых  сосочков,   отчего  правильно  подобранная   простая  закуска - селёдочка
с  лучком,  политая  ложечкой  нерафинированного  подсолнечного  масла,  холодец,
плотно  сваренный  из одной говяжьей  и пары свиных ножек  с чесночком и перцем,
солёные грузди и рыжики, квашеная капуста, редька  и немало иного в сходном духе -
внезапно воспринимаются  на уровне  самых высоких достижений кулинарии.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Разумеется,  за тем  должен  последовать  суп,  и если это,  скажем,  двойная уха
на курином бульоне с осетриной,  подавать к ней нужно  белое сухое,  но можно
и добрый херес,  медвяного цвета  и с ореховой нотой.

Тогда  в качестве  второго блюда  пойдёт  говядина по-клубски  или  в горшочках
под старое красное вино,  на десерт же - сыры и коньяк,  чай с чёрной коврижкой
или бабкой,  вареньями и ромом.

К сожалению,  идея  подобного  сбалансированного  обеда,  кстати,  заложенная
братом  в погибшую  кулинарную программу,  совершенно  чужда  американцам.

Также водка пьётся лучше всего остального  на лоне природы  в солнечный день
ясной прохладной осенью,  заедаема корюшкой в томатном соусе прямо из банки
и толсто нарезанным  розовым  салом  на ломте  ржаного  хлеба,  а то и грибками,
зажаренными на угольках,  либо пропахшей дымком  пшённой кашей с тушонкой
a la  кулеш,  нагребаемой в алюминиевые миски  через края закопчённого котелка,
и именно  такая  погода   установилась  в последнем  сентябре,  который я провёл
в граде Переславле и кущах окрестности,  в злате их дубрав и багреце рябинников.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

« Сучок »,  в сравнении  с надлежащим  образом  ректифицированной  водкой,
индуцирует  более  длительные  запои и неуправляемый жор,  и вероятно,  был
одной из причин,  по коим  полки магазинов  удручали теперь взоры  пустотой.
Потому  монетарная  система  пришла  в  упадок    и  только  бутылка  « сучка »
оставалась  твёрдой  конвертируемой валютой.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Народ,  в общем-то,  не голодал,  живя  картошкой и капустой  со своих огородов
и приладившись  гнать самогонку  из картофельных очисток и рябиновой бражки.

Качеством « самтрест »  нередко превосходил « сучок »,  однако умельцы порой
настаивали его  на махорке, мухоморах, паслёне, красавке  и  секретных  травках,
« чтобы  шибче  с ног сшибало ».

Не  заесть  это самоделье-зелье,  доступное  днём и ночью  в подпольных шинках,
выросших повсеместно,  равнялось практически самоубийству,  и оттого мужики,
те,  кто ещё  не спился полностью,  рыскали  повсюду  в поисках  любой  закуски.

               В октябре того года зарядили бесконечные дожди,  и редко удавалось
               выбраться  в лес по грибы  и даже  на близлежащую  затонь  Трубежа
               натаскать  вёдрышко  рыбной  мелочёвки.

Мы подъели  домашние запасы  картошки и капусты,  и хотя  у любого  местного
оставалось их,  и преизрядно,  в подполах загородных изб,  никому  не улыбалось
полдня  месить  сапогами  грязь  по раскисшему просёлку  с рюкзаком за плечами,
и я с друзьями  мрачно пил  мутный первач,  без особого вожделения  поглядывая
на стоявшее перед нами  «  лошадиное  лакомство  » - чёрный  хлеб,  обсыпанный
крупно молотой солью,  чьи кристаллы  таинственно поблёскивали  из глубин пор
ноздреватой поверхности.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Разговор,  как обычно  в подобных  случаях,  вертелся  вокруг  съестного,  и автор
делился с присутствующими,  заядлыми и опытными грибниками,  впечатлениями
о грибной охоте в Жигулях,  где  встречались  чудеса  наподобие наростов на пнях,
доходивших  весом  до нескольких десятков килограммов,  кровянистых на разрезе
и в жарке  по вкусу  напоминавших говядину.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Затем я похвастался  новоприобретённым  толстым справочником  по микологии,
изданным в братской Праге  на чешском языке,  который я помалу  мог разбирать,
употребляя  свои познания  в украинском  и славянском,  галинины -  в польском, 
а также  описанный выше  всемогущий метод  « глокой  куздры ».

Случайно  фолиант  открылся  на цветной таблице с рисунком навозника белого,
и бегло скользнув глазами по тексту,  я наткнулся  на строчку « едла добра хуба ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Переведя всю статью,  я узнал,  что  навозник  считается  деликатесом  чешской
и итальянской кухонь,  однако  использовать  его  надо  только  очень  молодым,
пока шляпка плотно закрыта  и пластинки не успели порозоветь.

Он  утрачивает  аромат  и  вкус,  едва  немного  перерастёт,  снятый  же  вовремя,
без немедленной кулинарной обработки  сохраняет качество  лишь в течение часа.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Он также  совершенно  не переносит  заморозки  и оттого  не продаётся в магазинах
или на рынках,  но свежетушёный,  обладает  особой изысканностью,  ради которой
самые  фешенебельные  рестораны  не  ленятся  выращивать  его  в ящиках с почвой
в оборудованных специальной техникой  подсобных микопитомниках.

Этим грибам  требуется температура  от умеренной до прохладной  и много влаги;
в соответствии со своим именем,  они предпочитают  щедро  унавоженные  земли
либо вызревавший столетиями  перегной лугового типа  и в природе  встречаются
весьма большими группами  на местах  открытых,  но затенённых  высокой травой.

Когда я  справился с переводом,  на улице  ненадолго просветлело,  и  выйдя  из  дому,
я  возвратился  на  кухню  через  минуту  с дюжиной  крепких  отборных  навозничков.

Осенью в Переславле  они растут  в неимоверных количествах  буквально всюду,
поскольку тут,  в противоположность Америке,  никакие газоны  никто не косил
и не обрызгивал химикатами  целых восемь веков.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Местным,  избалованным  великим  изобилием  в ближних лесах  боровиков,
подберёзовиков, подосиновиков,  груздей, маслят, опят,  рыжиков и лисичек,
и  в голову  не  приходило  собирать  и сразу  бежать  готовить  эти странные
вездесущие  создания,  один вид которых  даже  у голодного  отбивал аппетит
и желание  до них дотронуться.

       Взрослый  раскрывшийся плод  стоял на высокой  тонкой ножке,
       показывая  всем  ещё  недавно  чисто  белые,  а теперь  угольные
       бахромчатые пластинки,  истекавшие  чёрным соком  со спорами,
       откуда  второе  имя  рода - «  чернильный  гриб  ».

         Да и молодой и плотненький,  он явственно напоминал формой
         мужской  половой  орган  и на научной латыни  носил название
         « мутинус  канис »,  то есть  « хрен  собачий ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Впрочем,   нарезанные  кольцами   белоснежные  мясистые  пенисы
не вызывали  неприятных  ассоциаций  и брошенные на сковородку
сразу выпустили море  вкусно и свежо пахнущего  прозрачного сока.

Друзья мои  следили  за мною  с подозрением,  не  поверивши  то ли  переводу,
то ли книжке,  и резонно упоминали о большой склонности грибов к мутациям,
отчего,  к примеру,  зонтики,  прежде  употребляемые в жаркое,  начали кое-где
аккумуляцию  ядовитых алкалоидов.

Живущие невемо в какой дали чехи нам не указ,  и раз неглупые русичи за века
не сочли ихние мутины  « едлой хубой »,  думается,  к тому имеются основания.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Я  и сам  не собирался  рисковать  и  осторожно  проглотил  несколько  ложечек
быстро протушившейся  чуть маслянистой  нежной массы,  и  по такому поводу
гости мои,  закупив у соседей-шинкарей довольно самогонки,  остались на ночь,
и достав из аптечки  таблетки активированного угля  и приготовивши в туалете
воду  и всё нужное для промывания желудка,  принялись  пристально наблюдать,
не появятся ли  у отчаянного хозяина  признаки отравления.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

До утра  мы попивали первач,  закусывая  чёрным хлебом и солью  и вспоминая
опасные  опыты  учёных,  и,  в частности,  недавний  Чернобыль,  а на рассвете,
доказав  при помощи несложных тестов,  что кондиция вашего покорного слуги
практически неотличима от состояния других присутствующих,  вышли во двор
и за каких-то полчаса  набрали полное ведро  молодых навозничков.
Затем я помыл их и стушил  для всей честной компании,  и мы  прекрасно заели
шибавшую  тяжёлой сивухой  выпивку.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Так была  открыта закуска  буквально  у нас  под ногами,  благодаря  чему  автор
и его знакомые,  закладывая безбожно,  всё ж не докатились до стадии патологии,
в которой организм  извлекает калории  не из еды,  а из алкоголя.

Мутины проявляли  свои  самые  лучшие  качества  тушёные  в собственном соку
немедленно после сбора,  не требуя тогда  никаких  приправ,  кроме щепоти соли,
но и консервированные  поджаренными в масле,  отварными или маринованными
на  безрыбье  сходили  куда  как  неплохо,  и предвидя  межсезонную  бескормицу,
я мудростью  усмотрел запастись ими  в изрядном количестве.

Мутины,  каковое  красивое  латинское  имя  мы предпочитали  для навозников,
росли  баснословно  большими  семьями  на  каждом  газоне,  клумбе  и пустыре,
и я набирал их  громадными сумками,  вызывая  удивление  и смех окружающих,
поминутно справлявшихся,  кого собираюсь я  попотчевать супчиком из поганок
 - любимую тёщу  или супругу.

Я охотно  рассказывал всякому,  кто  хотел  слушать,  о вкусовых достоинствах
и простых приёмах готовки  уродливого чуда природы,  но на весях Переславля
до конца  моего  пребывания  в нём  не  отметил  присутствия  иного  сборщика.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Зато популярность моя в городишке,  где все знали друг друга  хотя бы шапочно,
возросла в результате того  невероятно.
Малознакомые люди  начали каждый день звонить мне и напрашиваться в гости
с целью попробовать появившийся недавно  иностранный деликатес.

Каждый  приносил,  разумеется,  бутылку « сучка »  или « самтреста »,  которую
приходилось  тут же  и починать под грибки,  наглядно  доказывая  на самом себе
безопасность  пропагандируемой новой закуси  в сочетании с алкоголем.
Оттого-то бедный автор  перестал просыхать  вовсе,  что заставило  дорогих моих
жену и родичей  серьёзно встревожиться  за моё здоровье.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Тут  Галина  и принялась  убеждать меня  подать  прошение  на  выезд  за рубеж
якобы в гости  и в случае  положительного ответа  присоединиться к семье брата
и одесситов,  уже занимавшихся подготовкой к отлёту,  назначенному на 1 июня
будущего  года,  ибо  без  их  помощи  и базовой квартиры в Москве  нам  самим
преодолеть везде разбросанные рогатки процесса  практически  нет возможности.

Я  ни на минуту  не  сомневался  в получении  отказа,  однако  чтобы  отвязаться
от назойливых просьб глупой женщины,  рассказывавшей про свои предчувствия
и  сны  о жизни  за океаном,  подмахнул  однажды  по  пьянке  требуемые  бумаги.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Каково же было моё удивление,  когда вскоре  отдел виз и разрешений области
прислал в Переславль  иностранные советские паспорта  для всех нас !
Как я выяснил позже,  крайне  маловероятное событие  произошло в результате
ювелирно  точного  согласования во времени  длиннейшего  ряда  случайностей.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Увольнение  из  института  и  прописка  на  жилплощади  в Одессе  автоматически
лишали меня допуска к секретной информации,  который по моему приёму обратно
надлежало  восстановить  в течение  предписанного  инструкциями  жёсткого срока.

Для того личное дело такого сотрудника по спецпочте  переправляли в Ярославль,
где местная служба госбезопасности  расследовала его связи  за период выпадения
из поля зрения  областных особистов.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Мой же начальник,  верующий  в скорое рождение рынка из окружающего хаоса
и вытекающую отсюда  свободу  отношений  с вожделенным  Западом,  старался
не связывать  путами допуска  единственного  своего подчинённого,  способного
разговаривать  с капиталистами  на их  родном языке,  и,  превышая  полномочия,
сколько  мог,  откладывал  пересылку моего досье  в соответствующие инстанции.

Несколько  раз  он  повышал  меня  в  должности   с  изменением  перечня  моих
по-прежнему абсолютно фиктивных обязанностей и под предлогом того получал
новое продление срока  сбора необходимых отзывов,  составления характеристик, 
заполнения  многих листов анкет  и прочего,  и тому подобного.

Так он  динамил органы  около  двух лет,  надеясь,  что  система  вот-вот  рухнет
и вместе с нею  исчезнут  нелепые ограничения на интернациональные контакты.

Отсутствие  допуска,  как я  уже говорил,  нисколько  не  облегчало  мне  выезда,
поскольку моё личное дело  содержало  сообщение  о моих  предыдущих  работах,
чей уровень секретности  препятствовал  предоставлению автору зарубежных виз
едва ль не до самой смерти,  и никто из администрации института не имел власти
снять с него  налагаемые наследниками железного Дзержинского  ковы.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Офицеры службы,  надзиравшей за соблюдением государственных тайн  повсюду,
формировали   на  каждом  предприятии   особое  подразделение,   Первый  отдел,
не подчинённый  никому из производственников.

В начале  « перестройки »  влияние  их  пошатнулось  вследствие общего разброда,
однако гэбэшники оперативно очистили и сомкнули ряды  и принялись искоренять
наблюдавшиеся прежде  послабления режима.
Теперь стало небезопасным  играть с ними дальше,  и моё представление к допуску
направилось наконец  куда ему следовало.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Потому образовалось  крошечное  окошко  возможностей,  несколько  дней,  пока
папка путешествовала с курьерами  в стольный град области  и обратно,  и запрос
отдела виз  по  поводу  моего прошения  о разрешении  на  выезд  угодил  как  раз
в эту щёлку.

В  довершение  ко  всему,   опытная  начальница  Первого  отдела  отсутствовала,
кажется,  из-за  гриппа,  и замещавшая  её  молоденькая  сотрудница,  не очень-то
досконально  освоившая  регламент  и забывшая  заглянуть  в список  документов,
находящихся  в пересылке,  отбарабанила  ответ о том,  что  на  работника  имярек
не заведено  никакого личного дела.

По коей причине  ярославские чиновники  и сочли  меня  выездным,  и выписали
разрешения  выехать  в  гости  и  зарубежные  паспорта  членам  семьи  заявителя,
всем  без исключения.

Явную ошибку ОВИР  могли усечь и исправить  каждую минуту,  однако Галина,
держа наконец в руках  красно-золотые ксивы  на французском и русском языках,
окончательно  поверила  в мышцу  Божию,  расчищающую  нам  дорогу  на Запад, 
и с помощью брата  отважно  ринулась  форсировать  преграды  на пути  в Штаты.

Одесситы,  к  тому  времени  продавшие  дачу  и  большую  часть  их  имущества,
переселились в Люберцы,  и  Майечка,  постаревшая,  но  очень  ещё  энергичная,
сходу включилась  в работу по подготовке отъезда.

Женщины взяли на себя  все хлопоты,  я ж,  в глубине сердца  предвидя результат,
уже известный Читателю,  должен  признаться,  запил  пуще  прежнего,  прощаясь,
хотя  никому  не  открывая  того,  с родиной,  Переславлем  и  со  всеми  друзьями.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Зима стояла в полном великолепии,  и просёлок,  замёрзнув,  снова открыл доступ
к нашей дачной деревне.
Гости из Москвы  начали  опять  наезжать к нам,  пусть и не так часто,  как осенью,
устраивая  по свежему снегу  охоту  на  лосей  или  браконьерский  подлёдный  лов
огромных  сонных  пятнистых налимов,  чьи  тут же  изжаренные  раздутые  печени
бесподобно шли  под охлаждённую в сугробе водку.

Затем  наступила весна  с её распутицей,  когда  мои  консервированные  мутины
составили  чуть ли  не  единственную  нетривиальную  закуску,  но вскоре в лесу
на проталинах появились  морщинистые  сморчки,  по Трубежу в Плещеево озеро
косяком  пошла  всяческая  мелкая рыбка,  которую  ребятишки  таскали  вёдрами,
и борщики  из майской  крапивы  и щавеля  также  приятно  разнообразили  меню.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Жена и мать,  понимая моё настроение,  не  вмешивались  в мой  последний загул,
проходивший под нежно-зелёными кронами на молодой травке,  и лишь  однажды
женские руки  вынули  меня  из моего  буколического окружения  и препроводили
не  вполне  протрезвевшего  автора  под  локотки  в одно  частное  медучреждение,
где мне проделали  конфиденциальное  обследование,  анализы  и рентгеноскопию,
необходимые  всякому претенденту  на поселение в США.

Результаты  их  ни  у кого  из  нас  не  представляли  препятствий  к  иммиграции,
впрочем,  остававшейся  весьма  и весьма  проблематической,  и не только потому,
что выданные нам  по ошибке  визы  власти могли аннулировать  в любую минуту.

Вряд ли кому-либо удастся вспомнить  время  более  неблагоприятное  для выезда
за пределы  судорожно доживавшего последние дни Союза,  чем начало 1991 года.

Миллионы людей  всеми фибрами их чемоданов  изо всех сил  стремились прочь,
и билеты  на зарубежные  рейсы  советского воздушного монополиста Аэрофлота
были официально распроданы  на несколько лет вперёд.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Билеты,  разумеется,  имелись на чёрном рынке,  куда попадала броня госаппарата,
однако их  расхватывали  замешкавшиеся в прибыльных для них  российских краях
и  теперь  второпях  « делавшие  ноги »  барыги Кавказа, Азии, Молдавии и Крыма,
которым  падение Империи  сулило  особенные трудности  в переправке капиталов
через  покуда не освоенные ими  новые границы.

Тайные базарные богачи  считали купюры мешками,  и « чёрные »  цены на перелёт
четырёх человек за океан  взлетели на высоту,  нами никоим образом  не досягаемую.

Брат,  подробно рассмотрев ситуацию,  нашёл  единственно возможный  вариант
нашего выезда  и готовно предложил  помочь в его осуществлении.
План  заключался  в том,  чтобы  подкараулить  « горящие »  билеты,  от которых
какие-то отъезжанты  отказались  в самый  последний  момент,  и оттого  шедшие
в срочную  реализацию  за часть,  и скромную,  их текущей  рыночной  стоимости.

Он  постарается  отыскать  кассира  Аэрофлота,  кто  согласится  ловить  возврат,
потребную же  нам сумму,  по  его  подсчётам,  обеспечит  продажа  нашей  дачи.

Конечно,  никто не в состоянии  гарантировать  того,  что нужный нам комплект
появится в кассе  до его отъезда,  пока он может посредничать в деликатном деле,
и есть  немалая  вероятность  потерять все деньги,  так ничего и не обретя взамен,
честно предостерёг нас брат.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Супруга  моя  тем  не  менее,  осознавая,  как  я  выяснил,  в  полной  мере  риск,
не задумываясь  поставила на кон  достояние,  о коем жена и её предки  мечтали
два  поколения  - собственное  землевладение,  куда  она  вкладывала  всю  душу.

Дача  очень  много  значила для Галины,  каждый  прутик  на ней  обхаживавшей
своими руками.
Лишь недавно  она закончила  осенние работы в саду,  посадив несколько яблонь,
подрезав деревья,  окопавши  и обвязав стволы,  и в преддверии  весенней страды
запасла семена,  удобрения  и прочее.

Огород нам давал превосходный набор овощей и в нынешние тяжёлые времена
служил  абсолютно  незаменимым  источником   снабжения  детей  витаминами.

Намерение  отказаться  от  всего  этого  ради  призрачных  шансов  на эмиграцию
вызывало у меня уважение,  заставив  поверить  в серьёзность предчувствий моей
безусловно лучшей половины,  и я  не стал чинить препятствий  на пути продажи,
хотя  с  дачей  в Берендеево  меня  и связывало  столько  приятных  воспоминаний.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Всякая недвижимость  расхватывалась  пуще  пирожков,  и  на  нашу  избёнку
покупатель в Москве  нашёлся  вмиг,  предложив за неё  в десятки раз больше,
чем я уплатил  пару лет назад.

Владея участком земли в деревне,  мы формально  состояли членами колхоза,
и для продажи жилья и надела  нам  прежде  требовалось  получить  согласие
общего  собрания  коллектива.

Как  правило,  сделка,  подобная  нашей,  не  вызывала  у сельчан  возражений,
напротив,  ибо денежные москвичи  чинили за свой счёт общественные дороги,
чистили пруды и колодцы,  устраивали развлечения  и так далее.

Однако я был слишком заметной фигурой в городе и окрестностях,  и наверняка
кто-то  из  числа  знакомых  мне  колхозников  справится  о  причинах  продажи
такого исключительно полезного поместья,  и к ответу  следовало подготовиться.

Получение Яцкарями  иностранных  паспортов  на  всю  их  семью,  разумеется,
не могло не привлечь внимания переславцев,  на чьи вопросы пришлось лепить
заученную легенду  о дядюшке,  обнаруженном намедни за океаном.
Одна  ложь,  как  водится,  повлекла  за  собой  другую,  и  продажу  дачи  жена
решила объяснить  нашим желанием  купить за рубежом иномарку.

Сие выглядело логично,  ибо собственное средство передвижения в то время
являлось под Москвой  ещё лучшим капиталовложением,  чем недвижимость.

Я не присутствовал на собрании  и не видел реакции зала на уверения супруги,
но думаю,  крестьяне похмыкивали в кулачок,  впрочем,  сделку нам разрешили.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Выручку  переправили  « левому »  кассиру   и  потянулись  томительные  дни,
в каждый  из которых  инфляция  пожирала  часть  покупательной способности
вложенных  в немыслимо шаткое дело  наших кровных.
Наконец брат  передал нам  требование кассира  или доложить  немалую сумму,
или же  выходить из игры.

Я имел  тяжёлое объяснение  по этому поводу с Галиной,  продолжавшей видеть
обнадёживающие сны  и не внимавшей голосу разума,  и уступив её настояниям,
дал скрепя сердце  согласие  на продажу  домашней библиотеки.

Мы с женой  не пропускали   ни единой  букинистической  лавки  или  развала
во всех местах,  где нам  случалось оказываться,  и  вместе  любовно  составили
коллекцию  в тысячи  томов,  известную  всему  городу,  зане  ею  пользовалось
преизрядное  количество  его жителей,  знакомых нам  порою  весьма отдалённо.

В отличие от недвижимости  или автомобилей,  книги  в те  неустойчивые  годы
не представляли надёжного капиталовложения,  и реализация собрания  целиком
по оценкам  не могла обеспечить  необходимой нам доплаты.

Оттого пришлось пустить библиотеку в розницу,  расклеивши об этом объявления
на стенах, столбах и заборах,  и наши раритеты разошлись практически мгновенно:
академическое  издание « Махабхараты »,  антология  восточной  поэзии  и  прозы 
с тонкими  « Записками  у  изголовья »  Сэй-сёнагон,   Плиний,  Плутарх,  Геродот,
« Смерть Артура »  Мэллори  с иллюстрациями Бёрдсли  в духе « ар нуво »,  Чосер,
Псалтирь и Евангелие на славянском,  напечатанные в XVIII веке,  и многое другое.
Все  книги,  исключая  антикварные,  несли  мой  экслибрис  на  титульных  листах, 
и городок,  само собой,  наперебой судачил  о наших планах.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Судя  по тому,  что  автор  увидел  на медобследовании,  где  громадные  толпы
темнокожих гортанных людей  на руках  носили по кабинетам  не проявляющих
никакой реакции на окружающее  полумёртвых стариков и старух,  заставить их
отложить  эмиграцию  навряд ли могли  такие  причины,  как  болезнь  и  смерть.

Исход  из южных провинций  нарастал  экспоненциально  по  мере  приближения 
очевидно  близкого  краха Империи,  и  шансы  на  появление  возврата  на рынке
падали  так  же  стремительно,  как  и  увеличивались  цены,  и вскоре  от кассира
поступило через брата  требование новой доплаты.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Теперь жена  взялась  распродавать  последние  наши  ценности - старый фарфор
и столовые серебряные приборы,  дар  одесситов  нам  на свадьбу  вместе с парой
пасхальных  кубков,  украшенных  виноградными лозами,  ориенбургские  платки
и павлово-посадские шали,  кунью шубку,  сапожки  и  даже  обручальные кольца,
дав переславцам  немало  информации к размышлению.

Увы,  ввиду  обвальной  инфляции  и  бешеного  спроса  на  билеты  в  Америку
денег  достало ненадолго,  и когда кассир  в  третий  раз  предъявил  ультиматум,
продавать нашей семье  уже было нечего.

Как раз в это время  я пьянствовал  с одним  « новым русским »,  крупным тузом
нефтедобывающей промышленности,  отмечая его удачную охоту,  на которой он
добыл на весеннем току  красавца тетерева.

Я  больше  не  владел  дачей  в  Берендеево,   и  гость  отдыхал,   а  я  готовил  обед
на моей городской квартире,  в чём имелись  и преимущества  в виде  горячей воды
и оборудованной всяческой электроникой новой печи с духовкой на кухне,  не чета
деревенским  чугунным плитам.

Я ощипал  и выпотрошил  тушку  косача,  и в ожидании,  пока  она  промаринуется 
с ягодами можжевельника  и пряностями,   мы  потихоньку  потягивали  арманьячок
под сезонное лакомство,  поданное женой - чуть припущенные на сковородке песты
( молодые побеги хвоща )  вместе с жареными потрошками дичи.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Нефтяной барон  приезжал  к нам  развеяться  на протяжении  уже нескольких лет,
и я неоднократно  принимал его у себя дома.
Конечно,  он  держался  в курсе  всех  сплетен  города,  и  теперь,  обводя  глазами
голые  стены  со  светлыми  пятнами  на месте  ковров  и декоративных  тарелочек,
опустевшие  книжные  полки  и посудные  шкафы и горки,  гость  наш,  используя
конфиденциальность обстановки,  поинтересовался,  как идёт подготовка к отъезду.

Я посетовал  на  провал  всех  планов  и  потерю  денег,  добавив,  что дядюшка
крайне  огорчится  по поводу отмены визита.
Похоже,   ушлый  магнат  ни  на  минуту  не  поверил  в  мифического  дядюшку,
ибо  ещё  раз  оглядев  обширную  гостиную,   он сказал:  « Хорошо,  я  дам  тебе
сколько  требуется... - и,  немного помедливши, -  а ты  мне  оставишь  квартиру ».

Большой  площади  трехкомнатная  с  балконом  и  лоджией,  раздельным  санузлом,
неспаренным  телефоном  и паркетом,  в отличие  от  обмененной  на  неё  одесской,
была не кооперативом,  а государственной  собственностью,  состоящей  в жилфонде
моего родного фотопредприятия,   и  как  таковая  открытой  продаже  не  подлежала.

Однако нефтяной туз  указал мне на лазейку в правилах,  позволявшую  практически
продать  её,  если  только  квартиросъёмщик  выезжает  по гостевой  и  возвращаться
не  собирается.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Жилищное  законодательство  Империи  складывалось  в  те  ещё  времена,  когда
за железный занавес  отправлялись надолго  лишь дипломаты  да военнослужащие
оккупационных сил  Варшавского пакта.

Оттого  выезжающим  по  иностранным  паспортам  всей  семьёй  предоставляется
право  с целью обеспечения охраны имущества  поселить на оставляемой площади
кого им вздумается,  просто выписав  доверенность  в домоуправлении.

Мало  кто  знает   о  действующем  указе,    погребённом  во  множестве  уложений
в глубине неподъёмного кодекса,  и потому  мы доставим в домоуправление  лично
близко знакомого ему  главного  прокурора  города,  кто сможет найти и разъяснить
соответствующие параграфы  управленцам.
Но акцию  требуется  провести  безотлагательно,  ибо  дела заставляют  моего гостя
завтра же  вылететь  в длительную командировку  в Сибирь.

Я внимательно посмотрел  на  вальяжно  развалившегося  в низком кресле  барона.
Он  поднял  рюмку  в дружеском  салюте,  и  на среднем пальце  его руки  блеснул
странной формы  массивный перстень  светло-серебристого металла,  не  похожего
на серебро  или платину.
Его  курносое лицо  с большими  голубыми  глазами  навыкате  и полными  губами
излучало добродушие.

« Насколько  я  разбираюсь  в юрисдикции, - сказал я, -  выписавший  доверенность
может и отменить её в любой момент,   и я это несомненно сделаю,  если мой выезд
по каким-то причинам  не состоится,  не оставлять же семью  на улице. »

Затем  я  раскрыл  перед  покупателем  все  карты,  рассказав  о  визах,  выданных
вследствие явной ошибки гэбэшников,  и о мизерных своих шансах на эмиграцию.

« Я  детально  осведомлён  о  твоей  ситуации, - отвечал  с улыбкой  мой  визави, -
и давай-ка  рискнём на пару.  Отчего-то  мне кажется,  что  всё  у тебя  получится.
Если не выедешь,  ты мне  ничего  не должен.  Как  оно ? »
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Предложение  было щедрым,  и я не мог  отклонить его.  К тому же,  разговор наш
слышала Галина,  теперь бросавшая на меня  умоляющие взгляды.
Выпив ещё рюмочку под песты,  я согласился,  и мой приятель  мгновенно  набрал
номер своего московского оффиса  на сотовом телефоне  и приказал  подчинённым
срочно разыскать  моего брата  по такому-то адресу  и,  вручив ему искомую сумму,
немедленно  соединить его со мной  для подтверждения  получения денег.

В ожидании того  гость  вызвонил  прокурора  и начальника  жилищной  конторы,
отсутствовавшего  тогда  на работе  по  причине  законного  отгула,  и велел  всем
находиться  на месте,  пока он  за ними не явится.

Через  неполные  полчаса   я  услышал  в  трубке  голос  брата,   после  чего  мы,
подхватив прокурора,  подскочили  в домоуправление,  а  оттуда  в  госнотариат,
где заверили  подписанную мною и завизированную домоуправом  доверенность,
и официальная часть процедуры  была закончена.

Явление  русского Рокфеллера  в любом  учреждении  ускоряло,  будто рапидом,
каждое  движение  наших  обычно  невозмутимых  чиновников,  и мы уложились
как раз  в то время,  за которое  обрадованная Галя,  пользуясь  указаниями  мужа, 
отдаваемыми им с дороги  по телефону барона,  извлекла из маринада,  заправила
и запекла  в меру  пропахшего  ягодами  можжевельника  тетерева,  и  вернувшись
вместе  с прокурором  и домоуправом  в  ещё  принадлежавшую  автору  квартиру,
мы по-приятельски  скрепили застольем  заключённую нынче сделку.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

На чужой роток  не накинешь платок,  и вся власть  нефтемагната в Переславле,
мнилось,  пасти гладных львов заградить способная,  не могла укоротить язычки
девчонкам  из нотариата и жилконторы,  и  новость  о полученной скоробогачём
бессрочной  доверенности  на пользование  квартирой  отъезжающего семейства,
распродавшего  всё  имущество,  тут  же  разлетелась  по городу  и окрестностям,
и  наши  намерения  не  возвращаться  из гостей  стали  предельно  ясны  любому,
даже  и не отличавшемуся  особой смёткой.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Надо заметить,  моя  богемная  фигура,  выглядевшая  весьма  одиозно  на фоне
добрых  урождённых местных жителей,  раздражала многих,  а беспрецедентный
свободный  режим,  предоставленный мне начальством,  приводил  в бешенство
не одного несчастного исполнителя,  обречённого  томиться  на службе  от  и до.

Теперь  каждый  из  них  имел  основания,   проявляя  гражданскую  бдительность,
поинтересоваться  анонимным  звонком  в ярославском Комитете госбезопасности,
законно иль нет  столь подозрительно ведущий себя индивид  получил разрешение
со всем своим кагалом  навестить  их некую  зарубежно-капиталистическую родню.

Всякий учил в школе рассказ про Павлика Морозова,  и мораль общества считала
стукачество  делом  уважаемым  и  достойным,  поощряя  к нему  людей  повсюду,
и немало  моих  компатриотов  состояли  сексотами  Комитета,  за плату  и льготы
регулярно  сообщая  о сомнительных  настроениях  и поступках знакомых,  и  этим 
недоносительство грозило  крайне  неприятными  последствиями.

Я знал  вокруг себя  тайных осведомителей,  и их реакция  на  городские  слухи
обещала  быстро положить конец  нашим безумным надеждам  обыграть органы.

Со дня на день  я ждал вызова в райотдел милиции  с иностранными паспортами,
но какие-то силы не давали переславцам заложить нас,  уж не те ли самые голоса,
которые продолжали  ободрять супругу.

Впрочем,  на нас капнули,  хотя и не в Комитет,  что было бы,  конечно,  вернее,
однако и так  недоброжелатели  воздвигли на пути семьи  солидное  препятствие.

Выше  я неявно  сознался в том,  что Галина  не  первая  моя жена,  и  действительно,
до неё  восемь лет  я был женат на Лене.
Небо судило нам сблизиться стремительно,  когда я и она оба заканчивали институты.

       Лена  получала  специальность инженера-химика  в Институте стали и сплавов
       (  раньше  им. Сталина )  и  расположенном  на  том  же  Ленинском проспекте,
       на углу которого c Воробьёвским шоссе ( дом 2) стоял и мой базовый Институт
       физических  проблем  имени Вавилова.
                ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Уходила дивная весна 1973 года,  но мы,  выпускники,  не могли наслаждаться ею,
в поте лица завершая  свои дипломные проекты.
Мой  увлекал меня  немало,  ибо он  представлял собой  серьёзный  научный вызов
самому  « деду » - академику  Петру Капице,  основателю и директору Физпроблем
и куратору 22-й группы Физтеха,  обожаемому  и даже  боготворимому  всеми нами.

Наш седой,  сухой и крепкий ментор,  ходивший с большим деревянным посохом,
служил живым подтверждением  высокого статуса науки,  сохраняемого в России
при любом режиме,  ибо  новорождённая Совдепия,  по  примеру  Петра Великого,
рукой,  обагрённой кровью,  отправила  сметливого украинского парубка  учиться,
и не куда-нибудь,  а в старую Англию,  в  самую  престижную  лабораторию  мира -
знаменитый Кавендиш  в университете Кэмбриджа,  да  ещё  к наиболее  крупному
физику нашего времени - Сэру  Эрнесту  Резерфорду,  прославленному  открытием
строения  атомных ядер.

Резерфорд происходил из Нельсона,  микроскопического села на южном острове
пастушеской  Новой Зеландии,   в сравнении  с коим  Переславль  показался  бы
чуть не столицей,  и видимо  в силу  стойких  провинциальных  комплексов,  он,
даже  получивши  Нобелевскую премию  и титул  " барон Нельсон I "  от короны,
оставался привержен  идее социального равенства,  и поэтому с охотой  включил
в  число  своих  учеников  посланца  республики,   сражавшейся   за  воплощение
чаяний  всего  « прогрессивного » человечества.

Более того,  когда  Капица  закончил курс  и собирался  возвращаться на родину,
Резерфорд отправил с ним  в дар коммунистической Империи  полный комплект
наилучшего лабораторного оборудования,  и послуживший основой для создания
Института физических проблем.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Ученик  оправдал все надежды,  изобретя детандер - устройство для получения
экстремально низких температур,  приближающихся  к холоду пустоты космоса
и позволивших  сжижить  благородный солнечный газ гелий,   изо всех веществ
не переходящий в твёрдую фазу  ни при каких обстоятельствах.

В погружённом в него металле  почти  полностью  прекращалось  беспорядочное 
тепловое движение ионов -  узлов кристаллической решётки,  отчего  электроны,
до того свободно парившие меж ними,  связывало  удивительное  квантовое поле,
устранявшее  все препятствия  на их пути  и лишавшее  материал  сопротивления.

В этом  сверхпроводящем  состоянии  электроны образца,  как  угодно  большого,
реагировали  на  всякое локальное воздействие  все  сразу,  в противоположность
всем известным раньше  процессам распространения возбуждения,  протекавшим
только благодаря какого-либо рода волнам,  переносившим энергию со скоростью,
не  превышающей  световой.

Тут же  индивидуальная  частица  воспринимала  событие,  произошедшее  вдали,
даже и не моментально,  а фактически  немного загодя,  ибо квантовое поле  имеет
неограниченную протяжённость  в прошлое и будущее.

За  наиважнейшее  открытие  Пётр Леонидович  получил  Нобелевскую  премию,
тем поднявшись на уровень  своего учителя Резерфорда,  хотя  труды последнего
и привели  уже  к созданию  ядерных  бомб,  а затем  и атомных  электростанций,
тогда как сверхпроводимость остаётся ещё  в стадии лабораторных исследований,
и « дед » двигался дальше,  презирая недовольство « великого учёного » Сталина,
один осмеливаясь возражать  страшному вождю в глаза.

Он спас от репрессий  блестящего аналитика  еврея  Ландау,  бабника и ёрника,
склонного к эпатажу и риску,  и тот занял пост  главного  теоретика  института,
выясняя механику и разрабатывая модели физических явлений,  большей частью
обнаруженных его покровителем  с помощью лишь  интуиции гения.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Но  однажды,  изобретя  сверхмощный  генератор  электромагнитного  излучения
под названием « нигатрон », « дед » решил показать,  что и ему  не чужда теория,
и слепил её  для своего детища  собственноручно.

Устройство функционировало  паче всякого чаяния,  создавая в пучностях поля
колоссальные потоки энергии,  позволявшие получать  идеально чистые сплавы,
однако опубликованное математическое описание процесса генерации  пестрело
грубыми ошибками и натяжками,  заметными каждому специалисту.

Тем  не  менее,  четверть  века  никто  из  теоретиков  не  решался  устранить  их,
возможно,  испытывая  гнёт  авторитета академика,  покуда  ваш покорный слуга,
зелёный  студент,  не  возложил  эту миссию  на  себя  в виде дипломного проекта.

Я разработал  алгоритм  и приступил  к отладке  программы  расчёта  нигатрона
на Вычислительном центре Академии Наук СССР,  которым тогда пользовались
все до одного  институты столицы,  ибо  персональные  компьютеры  были  ещё
превеликой  редкостью.

Непосвящённых  к вычислительной технике,  огромным  шкафам,  начинённым
электронными платами,  даже и близко не подпускали,  и операторы разносили
и раскладывали  многометровые распечатки выдач  и толстые  пачки перфокарт
по  персональным  ящичкам пользователей,   установленным  сплошной  стеной
в полутёмном  коридоре вычцентра.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Совершенно  случайно  мой  ящичек   оказался  рядом   с   ящичком  Лены,  тоже
проводившей расчёты  для своей дипломной работы.
Наши расписания машинного времени  также почти совпадали,  и  оттого  я часто
встречался  с этой  красивой  девушкой,   статной,   с большими  карими  глазами
и  густыми  каштановыми  волосами,  стекавшими  до  того  самого  места  спины,
где она,  после  значительного сужения,  расширяется  до максимума,  не  намного
превзойдя ширину плечей,  и начиная  округлое схождение,  должна бы,  пожалуй, 
уже потерять старое  и приобрести иное название.

Коридорный сумрак располагал к доверительности,  и мы обычно  обменивались
между делом  одной-двумя  беглыми фразами  и кое-что  выяснили  друг  о друге.

Милое  тёплое грудное придыхание в речи Лены  очевидно указывало  на землю,
её произрастившую - Западную Украину,  с населением настолько своеобразным,
что  изо всех  славянских  только  этот народ  антропологи нацистской Германии
признавали  настоящим арийским.

Став,  наряду  с итальянцами,  венграми  и румынами,  европейскими  союзниками
Третьего райха,  западноукраинцы формировали  эсэсовскую дивизию « Галичина »,
сдерживавшую  до последней капли крови продвижение Советской армии,  а затем,
в детские  годы  моей  будущей  жены,  долго  и упорно  вели в Карпатских отрогах
партизанскую  войну  против оккупантов-москалей.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Отец Лены рано умер,  и детей воспитала мать,  энергичная и волевая женщина,
служившая  главным эпидемиологом Луцка,  контролируя санитарное состояние
всякого предприятия  города и района.

Вначале  она  противилась  решению  любимой дочери  ехать учиться в Москву,
но та настаивала,  и мать Лены  в конце концов отпустила её,  поставив условие,
чтобы жила она  не в общежитии,  а у родной тётки,  жены  генерала  в отставке,
в их собственном доме  в режимном  « звёздном »  городке  на станции  Монино,
куда приходилось  добираться электричкой  чуть ли не целый час.

Все школы Империи устраивали для старшеклассников туристические поездки
по провинциям Союза,  в соответствии  с политикой  поддержания в молодёжи
интернационализма,  и Лена успела  посетить Одессу,  а я -  Западную Украину,
поразившую меня  дивной красотою Карпат  и абсолютно  нерусской культурой,
и нам было интересно  обмениваться впечатлениями.

Кроме того,  в темах наших дипломных работ  обнаружилась определённая связь,
ибо проект моей соседки по коридорному ящичку касался технологий получения
высокой  чистоты  сплавов,  для  чего  использовался  и  нигатрон,  и  замечания,
походя  высказанные мною,  вылились  в полезные  дополнения  к проекту Лены.
Всё же  наше знакомство  оставалось  весьма  поверхностным  и вряд ли обещало
продолжиться  по завершению нами  последних расчётов.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Не могу сказать,  что мы не испытывали сексуального возбуждения,  если вдруг 
в темноте  наши руки или колени  случайно соприкасались.
Ленин ящичек  располагался  на  самом  нижнем  ярусе,  и  когда  она приседала,
доставая из него  распечатку и перфокарты,  платье  обтягивало  всю  её  фигуру,
и я с удовольствием художника незаметно обозревал очень ладно скроенное тело.
Впрочем,  девушка  явно была  для меня крупновата,  и понимая это,  она иногда
по-дружески  подтрунивала  над моим незадавшимся ростом.

Мы закончили  сбор численных данных  и перестали  встречаться на вычцентре,
приступив к построению графиков,   диаграмм и схем,  составлению отчётности
и оформлению проектов - занятия,  требовавшие сосредоточенности,  и я решил,
с благословения  и при финансовой поддержке родителей,  съехать  на это время
из  общежития,   предоставляемого  старшекурсникам-стажёрам  Физпроблемами,
и снять отдельную  тихую комнатку  неподалёку.

Мне  просто  немыслимо  повезло,  и на нелегальной  квартирной бирже столицы,
чуть  ли  не  от  начала  века  бурлившей  в Банном  переулке  у проспекта  Мира,
военный советник,  отъезжавший  на три месяца  на Кубу,  сдал  мне  не  комнату,
а целую самостоятельную квартиру  как раз на Ленинском проспекте,  на полпути
меж Физпроблемами  и Институтом стали и сплавов,  напротив  кафе « Паланга »,
славном  своими  натуральными  куриными  котлетами  и хорошим  выбором  вин.

Там в покойной обстановке,  не отвлекаем  всегдашними картами и попойками,
неизбежными  в общежитии,  я дописывал диплом,  лишь изредка поощряя себя
за ударный труд  соточкой-другой коньячка  у стойки  в заведении  через дорогу.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Обработка расчётов  разворачивала пред моими глазами  интригующую картину.
Электроны,  испущенные эмиттерами  в резонаторных прорезях  катода прибора,
не  начинали,  как  полагали  все  модели,  немедленно  методично  подниматься
к аноду,  концентрически окружавшему катод нигатрона,  словно небесный свод,
но по пути  неоднократно  устремлялись  не  вверх,  а вниз,  и ударяли  с разгону
в медные ламели  родившей  и отталкивающей  отрицательные частицы « земли ».

Каждое  такое  падение  было  счастливым,  ибо  освобождало  другие  электроны,
заключённые в толщу металла,  благодаря чему они размножались  лавинообразно
в скрещенных  между « небом »  и « землёй »  электрическом  и магнитном  полях,
и синхронно  черпая из них энергию,  вместе преображали её  в мощное излучение.

Причём  генерация  становилась  возможна  лишь  при  ювелирном  согласовании
величин  постоянных  полей  и  геометрических  размеров устройства,  поскольку
если заряды  влекло к аноду  слишком быстро,  то они  не успевали размножиться,
с другой стороны,  их чрезмерная приземленность  и частые соударения с катодом
создавали  вокруг него  облачко  невысоко  взлетевших  частиц,   не  позволяющее
многим иным  подняться выше  и достичь цели.

И тут  возникала  самая  большая  загадка.  Никто,  находящийся  в здравом  уме,
не  смог  бы  предположить,  что  точного  согласования  параметров  генератора
кому-то  удалось  достичь  простым перебором вариантов,  для чего б  не хватило
не только жизни одного человека,  но и истории цивилизации  и всей Вселенной.

Итак,  изобретателю  нигатрона,   безусловно,   требовалось  понимать  механику
функционирования  прибора,  и тем не менее Капица,  разрабатывавший  модель
своего  детища  с очевидным желанием  утвердиться  как  теоретик,  не  включил
в  её  описание  процесс  размножения  электронов,   иначе,  вторичную  эмиссию.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
По обычаю Физпроблем,  перед защитой студент  представлял выводы диплома
на открытом для гостей  общеинститутском семинаре,  и весть о том,  что автор
собрался обнародовать свидетельства  полной теоретической несостоятельности 
самого великого « деда »,  с быстротой молнии  разнеслась  по  научному  миру,
и доброхоты советовали мне  не выносить на публику  особо  вопиющие  факты,
дабы не дразнить  могущего академика,  страшного во гневе.
Однако я не прислушался к ним  и не утаил ничего  из обнаруженного расчётами.

В день защиты  в большом конференцзале института  негде  было  иголке упасть
и присутствующие учёные  оживлённо обсуждали  возможные варианты реакции
патриарха физики  на инвективы  зелёного выпускника  и,  сдаётся,  кое-кто даже
заключал пари,  словно в тотализаторе  на скачках.

Но Нобелевский лауреат  выслушал  мой  доклад  с невозмутимостью олимпийца,
а на вопрос  кого-то  из пришлых  профессоров  о том,  как  ему  удалось  попасть
в крайне узкую область оптимальных параметров генератора,  по всей видимости,
не имея  никакого представления о вторичной эмиссии,  с царственным величием
обронил,  свысока улыбаясь:  « По вдохновению Божию ».

Затем « дед » похвалил меня,  и укорив своих младших коллег за чинопочитание,
призвал их в будущем  не взирать на личности  в утверждении  научной  истины.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Товарищи поздравили меня  и мы традиционно  отправились  отмечать событие.
Защита  проходила  с  утра,  все  мы  изрядно  проголодались  и  оттого  решили
заскочить  ненадолго  в близлежащее  кафе « Паланга »  и наскоро подкрепиться
холодными закусками  со стаканчиком винца  или рюмкой коньяка,  а затем  уже 
переместиться в центр  к нашим любимым  « Софии », « Праге » и « Будапешту ».

Неожиданно  в  кафе   оказался    незауряднейший  выбор  вин  с  весьма  редким
и мною очень ценимым  рейнвейном « Высокий замок »,  и мы под него заказали
сначала  по куриной котлетке « Балтика », в тот вечер  удавшейся  на  удивление,
а потом,  расслабившись,  и полный праздничный ужин в сопровождении батареи 
длинных и узких бутылок рейнского,  рассудивши,  что  от  добра  добра  не  ищут.

Разумеется,  в  рестораны  центра  нас  влекла   не  только   превосходная  кухня,
но  и  царившая  там,   в окружении   роскошных  столичных  отелей,  атмосфера
скоротечного амурного приключения,  и искательницы его,  местные и приезжие,
заходили  туда  без  мужчин,  и бросая  из-за столиков  жаркие  взгляды  юношам,
ожидали  приглашения на танец,  во время которого  они весьма недвусмысленно
выказывали свои желания  при помощи прижиманий,  пожатий и томных вздохов.

Предприятие  второго разряда,  « Паланга »  не  располагала  эстрадой,  и хотя  тут
негромко  наигрывал  автомат  с недурным  подбором пластинок,  присутствующие,
по преимуществу,  пары,  и в нашем представлении,  пожилые,  не танцевали вовсе.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Правда,   в  самом  дальнем  от  нас  углу  затемнённого  зала  мы  сразу  отметили
группу  девушек,  похоже,  нашего возраста,  но  никто  из нас  не отваживался бы
подняться,  пройти  между  всеми  сидящими сиднем,   и  свершив   немалый  путь 
по узким проходам,  пригласить кого-либо на танец,  не обменявшись,  как обычно,
незаметными знаками взаиморасположения  и рискуя  получить  неприятный отказ,
и  оттого  мы  передали им  через официантов  предложение  объединить компании.

Девушки,  подобно нам,  очевидно скучавшие,  согласились,  и когда официанты,
расторопно  сдвинули  столики,  выгородивши за ними  пространство для танцев,
и пересадили кавалеров  поближе  к общительным девицам,  я увидал  среди  них
улыбавшуюся  мне   прежнюю  мою  соседку  по  ящичку  в  коридоре  вычцентра.

Лена и её однокурсницы  зашли в кафе  по  тому же  самому поводу,  что и мы -
подкрепиться,  отдохнуть и расслабиться  после долгого дня  защиты дипломов,
и металлургини  были  одеты  празднично  и возбуждены  не  меньше  физтехов.

За время,  пока мы не виделись,  моя знакомая  сбросила  несколько  килограммов
и похорошела  ещё больше,  и теперь,  в узком платье  и с роскошными  волосами,
каштановыми волнами  стекавшими ниже некуда,  привлекала взоры  всех парней.

Однако  она  танцевала  только  со  мною  одним,   несмотря  на  то,  что  носила
туфельки  на  высоких  каблуках  и посматривала  на меня  немного  сверху  вниз.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Лене  не нужно  было,  как  раньше  к исходу  вечера  на  вычцентре,  торопиться,
чтобы успеть на последнюю электричку в Монино,  поскольку по случаю банкета
тётка её,  в  порядке  исключения,  дала  ей  разрешение  заночевать  у соученицы.

Мы гуляли до полуночи,  и когда от официантов  пришла просьба  закруглиться,
расставаться никому не хотелось,  и я пригласил  желающих продолжить веселье
в ту  отдельную  квартиру,  которую  крайне  удобно  снимал прямо через дорогу.

Мы доели закуску  и допили  рейнское,  захваченное  из « Паланги »,  поплясали
и попели хором  студенческие песни,  а затем я сварил кофе на всех  и мы вышли
на проспект  ловить  проезжающие мимо такси.

Лене и её товарке удивительно не везло,  и странным образом  никто из таксистов
не направлялся в нужный им,  обычно  весьма оживлённый район,  и другие гости
все  разъехались,  пока мы  отыскали шофёра,  чей маршрут  пролегал  через пункт,
в разумной близости от которого  проживала сокурсница,  обеспечивавшая сегодня
ночлег  моей  знакомой.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
На беду,  в ехавшей туда машине оставалось  лишь  одно  свободное место,  и Лена,
шепнув что-то  на ухо  своей подруге,  отправила её   домой c попутчиками,  а сама
вернулась  вместе  со  мной  в квартиру,  и  только  я успел  закрыть  за нами  дверь,
сбросила  туфли  и прильнула  ко мне,  дрожа  всем  телом,  и  после  показавшегося
чуть ли  не  бесконечным  поцелуя,  обмякла  и  позволила  проводить себя в постель.

Как Читатель  может умозаключить  из  изложенного  выше,  причины и чувства,
повлекшие  меня  и  мою  будущую  жену  в объятия  друг  друга,  не  отличались
особенной  глубиной  и  серьёзностью,  и большинство  подобных  связей  рвутся
безболезненно  после утреннего кофе.

Но вследствие хорошо известного  и широко применявшегося в древности,  а ныне
почти забытого психологического эффекта,  описанного Шекспиром в его трагедии,
первая ночь  изменила нас  и определила  дальнейшие наши судьбы.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Ибо в 22 полных года,   проведя  пять последних из них  в Москве,  среди соучениц,
давно уже пустившихся во все тяжкие,  Лена,  воспитанная  в традиционно  строгом
духе Западной Украины  и под  бдительным  надзором тётушки  до той  самой  ночи
сохраняла  невинность,  о чём и шепнула  мне  на ухо,  когда я раздевал её в спальне.

О,  если бы я  проявил зрелость  и отступил  в тот же самый момент !  многие  жизни
не были б сейчас  безнадёжно изломаны.
Увы,  возбуждён событиями дня,  обильной едой и возлияниями,  я,  конечно,  не мог
отстранить  полуобнажённую  девушку,  чьи  руки  крепко  обнимали  меня,  а  груди,
покинув  чашечки  лифчика,  вздымались  пред  моими  глазами  от  частого  дыхания.

К тому же,  наверняка  она  обиделась бы  на меня  досмерти,  и автор,  не  встречая
ни знака сопротивления,  снял с подруги  скользкую комбинацию ацетатного шёлка
и кружевные трусики,  и то,  чему не миновать,  свершилось.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Мой  сексуальный  опыт  ограничивался  несколькими  краткими  приключениями
с женщинами много старше меня  и довольно лёгкого поведения,  и ни я,  ни Лена
не ведали  о том,  что в силу  непостижимых  уму  психо-физиологических причин
дефлорация  мгновенно  связывает  молодую пару  удивительно  прочными  узами,
из-за  которых  на рассвете  сияющий  взор  моей  любовницы  больше  не  замечал 
ни скромного моего роста,  ни картавости,  ниже наметившихся  лысины и брюшка.

Нечто  похожее  испытывал  и я сам,  и о расставании,  даже  на  короткое  время,
никто из нас  не мог и подумать.
Однако  разлука  нам  грозила,  и очень скоро,  поскольку  Лене  через две недели
предстояло  распределение на работу.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Плановая система Империи,  обеспечивая  бесплатное  обучение  на любом  уровне,
в качестве компенсации за то  страхом лишения диплома принуждала выпускников 
отрабатывать образование  на определённом властями предприятии  целых три года.

Только законный брак,  заключённый срочно,  позволил бы нам остаться вместе,
зане  супруги-выпускники,  распределённые  в  разные  города,  обретали  право,
причём по их выбору,  поселиться в одном из них  оба два.

По  действующему  законоуложению  страны,  браки  регистрировались  не  сразу,
а через месяц после подачи заявлений,  но Лена надеялась обойти это препятствие
с помощью дядюшки-генерала,  чьё слово имело немалый вес в поселковом совете.

Терять  нельзя  было  ни  минуты,  и мы  на  скорую  руку  привели себя в порядок
и побежали  через улицу  к метро,  торопясь  на ближайшую  электричку в Монино.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Долгие полчаса мы томились в полосатой будке у « звёздного » городка,  проходя
непростую процедуру  оформления  гостевого пропуска,  а потом солдаты охраны,
проверив наши паспорта,  отворили дверку в серой бетонной стене,  ограждавшей
часть корабельного соснового бора  с двухэтажными  коттеджами  военачальников,
каждый  за забором  в личном саде-огороде  и в отдалении  друг от друга.

Узнавши  о цели моего визита,  тётя принялась было  уговаривать нас  подождать
и проверить наши чувства,  вспомнив,  как во время войны  девушки,  и она тоже,
ждали возвращения суженных по четыре года и больше,  пока Лена не пригрозила,
если нам не помогут,  плюнуть  на свою карьеру  « человека огненной профессии »
и отказаться  от металлургического диплома  вовсе.

Тут уж дядюшка,  до того помалкивавший,  оценил  военную обстановку  и принял
командование  на себя,  и первым делом  велел супруге  слазить в кухонный подпол
и начерпать из бочек  огурчиков, помидоров, грибков  и прочих  домашних солений
и  организовать  нам  в гостиной  застолье,  приличествующее  мужскому  разговору,
а когда это было исполнено,  отослал женщин продолжать беседу наверх,  в спальни,
и вынул  из бара-холодильника  непочатую  бутылку  редкой  « Посольской »  водки.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Я описал генералу  свою семью чекистов,  рассказал  о послужном  списке  отца
и ответил  на его вопросы  о моих научных интересах и планах,  задавая которые
мой интервьюер  проявил  глубокое  понимание  дела,  ибо оказался  ракетчиком
и имел опыт курирования  некоторых оборонных исследований.

Затем он  пригласил женщин  вниз  и по штабной линии связи  заказал  разговоры
с Одессой  и Луцком,  а  когда  родители  освоились  со  внезапным  оповещением
о матримониальных планах детей,  позвонил регистратору ЗАГСа  посёлка Монино
и назначил день и час  нашего бракосочетания.
 
После чего дядюшка  объявил  помолвку  состоявшейся,  хлопнул рюмку водки,
крикнул  « Горько ! »  и приказал жене  постелить мне и Лене  в одной комнате.

На следующее утро  Лена  собрала вещички  и переехала  в квартиру,  которую я
снимал на Ленинском проспекте,  и  в ожидании  близкой  свадьбы  мы  провели
чудесный  « медовый  полумесяц ».

Вторая половина мая,  пожалуй,  лучшее  время  в Москве,  и  хотя  мы  с невестой,
сознаюсь,  большую часть его не покидали постели,  я познакомил её с окрестными
любимыми  мною  местами прогулок - мало  кому  известными  парком Физпроблем
и старым кладбищем  Донского монастыря.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Почти все физики  склонны предаваться размышлениям на ходу,  и удовлетворяя 
перипатетические потребности сотрудников, « дед » разбил за основным зданием
этакий « сад Академа »,  с тенистыми аллеями  и даже озерком,  посреди которого
на  насыпном  островке  в честь Резерфорда  стояла  бронзовая  статуя  крокодила -
лукавый  украинский  паренёк  так прозвал учителя,  сказав,  что  в русском языке
имя рептилии  символизирует  ум,  и весь Кавендиш  радостно  подхватил  кличку,
превосходно шедшую  новозеландскому барону.

Здесь,  единственная  на всю Москву,  росла  купка  старых  конских  каштанов,
и из криогенной лаборатории,  расположенной рядом, вечером всегда выносили
серебристые  дымящиеся  дюаровские  сосуды  с отработанным  жидким  азотом
и ритуально сливали его под корни деревьев,  именно оттого,  то ли удобряемые,
то ли  закаляемые холодом,  росшие  просто  на диво  мощными,  и как раз тогда
они буйно цвели,  навевая Лене воспоминания  о ридной Украйне.

В Донском же монастыре,  на  кладбище,  густо  заросшем  черёмухой  и сиренью,
я обращал  её внимание  на обнаруженные  мною  раньше  интересные  надгробья
и небрежно брошенные  под задней стеной подворья  циклопические  скульптуры,
снятые с первого Храма Христа Спасителя перед его разрушением,  среди которых
выделялась экспрессией  фигура пророчицы Деборы.

Свадьбу  по нашей просьбе  сыграли в « Паланге »,  нанявши туда  на один вечер
инструментальную группу и певицу,  и на торжество съехалось  множество родни
с обеих сторон.
Родственники Лены относились  к двум разным национальностям,  ибо  жена моя
была  метиской - русской по покойному отцу  и украинкой по матери.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Я посещал Галичину,  по пакту с Гитлером аннексированную Союзом в 1939 г.
и ещё  не утратившую  в котле народов  обычаи и веру отцов,  и  оттого  меня
не удивило,  что западники,  приступая к трапезе,  перекрестили лбы.

Одна из них,  старая  пани  Мария  в чёрных кружевах  долго  смотрела  на нас,
а потом подошла к нам,  взяла за руки и сказала: « Дiти, ой,  не буде вам щастя,
коли ви  не повенчаэтесь в церквi ».

Впрочем,  тёща моя,  услышав её слова,  резко  осекла  свою доистматовскую тётку
и велела  не приставать к молодым  с их закарпатскими сельскими благоглупостями.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Незначительный эпизод  никак  не  омрачил  общего веселья,  оркестр исполнял
украинские, русские и еврейские песни  на трёх языках,  москальская водка  шла
нисколько  не  хуже  горилки,  котлетки « Балтика »  отличались от « Киевских »
лишь соусом  внутри обжаренной в сухарях  трубочки из куриной грудки,  и  еду
одинаково хорошо утрясали  гуцульский  чардаш  с подпрыгиваниями  и быстрая
всем известная полечка « Семь-сорок », написанная к открытию железной дороги
Санкт-Петербург - Одесса  и названная так  по времени прибытия  первого поезда
из града Петрова  в южный центр Империи.
Все нации общались непринуждённо,  гости восклицали « Горько ! »,  мы с женой
готовно целовались  и были на седьмом небе от счастья.

На следующий день  состоялось распределение  в Институте стали и сплавов,
и Лена получила назначение хуже некуда - в забытый Богом  Красный Сулим,
заштатный  угледобывающий посёлок  Донбасской области.

Но  теперь  она  как  замужняя  женщина  могла  потребовать  от  министерства
разрешения  отрабатывать образование  по месту распределения мужа,  которое
обещало быть  несравненно лучше,  правда,  о том  главе  семьи,  то есть автору, 
следовало  побеспокоиться  самому.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Физтехов,  штучных  специалистов,  одних  среди всех остальных  не  вынуждали
три года их жизни  трубить в глуши  по указке  безликих  чиновников  наробраза,
руководствовавшихся  очень приблизительными оценками планирующих органов,
отчего свежие кадры советской промышленности  часто занимались  вовсе не тем,
чему их выучили  за счёт государства.

Нам  же  на  последних  курсах  предоставлялась  возможность  подобрать  самим
подходящее для начала научной карьеры заведение,  и большинство,  естественно,
оседало или в Москве,  или  в близлежащих  уютных  исследовательских городках.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Я также  загодя  присмотрел  себе  местечко  в закрытой  лаборатории,  причём
в черте  столицы,  ограничивающей приток новых жителей  куда  более  строго,
чем пригороды.

После женитьбы  мне нужно было  без промедления  подыскивать что-то другое,
поскольку  госразнарядка  позволяла выбранному мной предприятию  в том году
прописать по лимиту  только  холостого  мужчину.

Я начал  поиски в Подмосковье,  но на них  оставалось  уже не много времени,
и для страховки  я решил ознакомиться  с иногородними  заявками на физиков,
обычно мёртвым грузом  оседавшими в анналах администрации.

Декан факультета  сразу обратил моё внимание  на одну  из  них,  поступившую
от  некого  конструкторского  бюро из  Куйбышева,  занимавшегося  необычным
для провинциальной организации  проектом  небывалой  амбиции  - получением
управляемой  реакции  термоядерного  синтеза,  инициируемой  лучами  лазеров.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Осуществление   управляемого  термояда   обеспечило  бы  человечество  навеки
неисчерпаемым источником экологически чистой и дешёвой энергии,  и конечно,
создатели его  стяжали бы  все мыслимые  лавры на свете.

Каждый учёный  мечтает  участвовать  в чём-то подобном,  и хотя  меня  смущала,
как и моего декана,  отдалённость  места исследований  высочайшего  приоритета
от Москвы,  точки сосредоточения всех наук Империи,  оставаться  равнодушным
к редчайшему шансу,  выпадающему  не  всякому,   я,   разумеется,  не  мог  никак.

Войдя  в  ситуацию,  бессменный  декан  Факультета общей и прикладной физики,
известный всему учёному миру Радкевич,  желая помочь мне,  попробовал навести
хоть  какие-то  справки  о Куйбышевской  фирме,  однако  никто  из  его  знакомых
не сообщил нам о ней  ничего  определённого.

Делать  нечего,  декан  велел  секретарю  соединить  его  с  бюро,  и  назвавшись,
попросил к телефону  руководителя проекта  и переговорил с ним лично.
Тот,  видимо,  произвёл на него хорошее впечатление,  и Радкевич рассказал ему
о выпускнике факультета,  проявляющем интерес к заявке.

Затем декан  передал  трубку  мне,  и я  услышал  от Генерального  Конструктора
краткий обзор их работ  и приглашение  мне и моей супруге  посетить их молодое,
но перспективное предприятие  в любое удобное для нас время.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Ознакомительную поездку  и дорожные расходы  оплачивало  бюро,  предложение
ни  к чему  не  обязывало,  и обсудив его с Леной,  я телеграфировал  в Куйбышев
наше согласие.

Нам  заказали  двухместное купе  на экспресс « Жигули »,  где мы приятно провели
вечер и ночь,  а наутро встретили нас на вокзале  и на легковой машине начальника
доставили  к нему самому.

Генеральный Конструктор Игорь Бережной,  элегантный,  улыбчивый,  галантный,
первым делом   заверил нас в том,  что бюро  не задержится  в Куйбышеве надолго
и скоро  переберётся  в Подмосковье,  в уже  строящийся  научный  городок,  а тут
проводит пока  подготовительный этап исследований,  используя имеющиеся здесь
достаточно мощные газовые лазеры,  разработанные прежде  для иных применений.

Предварительные результаты  весьма  обнадёживают  и проект  финансируется
очень щедро,  и оттого  они могут  предлагать  молодым  специалистам  оклады
чуть ли  не вдвое  выше московских.

Моей очаровательной супруге  тоже найдётся  хорошее место  на предприятии,
в химической лаборатории,  занимающейся  глубокой очисткой лазерных газов.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Потом  нас провели  по подразделениям,  показав ангары,  наполненные  до крыш
высоковольтными изоляторами  и некими устройствами,  напоминающими пушки,
а  по  завершении  рабочего  дня   отвезли  в  центр,   и  разместивши  в гостинице,
угостили  доброй рыбной солянкой  в ресторане,  где пел цыганский хор.

В следующие дни нас познакомили  со старой  купеческой Самарой,  выстроенной
из красного  кирпича  вдоль  правого  берега Волги,  достигавшей  в этом  течении
в ширину  около восьмиста метров.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Лене  понравились   продовольственные  магазины,   изобиловавшие   копчёной,
солёной и свежей рыбой,  включая осетрину  и знаменитую волжскую стерлядку,   
а  по разнообразию  мясопродуктов  превосходившие  даже  гастрономы Москвы; 
интерьер их украшали  коричнево-белые  в полоску  пласты  корейки и грудинки,
висящие на бечеве грозди шариков буженины  и поленницы каких угодно колбас,
я запомнил экзотические  мозговую, печёночную, языковую и утиную.

Также  я отдал должное  отличному  местному  пиву,  продававшемуся  в розлив
буквально  на каждом  углу,  причём  не  одного,  как  в столице,  а  трёх  сортов -
« светлое », « жигулёвское »  и плотное « бархатное ».

В конце же недели « конструкторы »  устроили  в нашу честь  пикник,  вывезя нас
в живописнейшие  Жигулёвские горы,  и  в полностью  неформальной  обстановке
мы  могли  расспросить  сотрудников  предприятия  о их  работе  и жизни  в городе
и собрали  только самые лучшие отзывы.

Вместе  с молодёжью бюро,  которая  составляла  в нём большинство,  мы с женой
нарвали в заливных лугах  черемши,  наловили  рыбы и раков  бреднем в протоках
и сварили обед  на костре,  запивая уху  изумрудным  настоем  смородинных почек,
изготовленным  на химически чистом спирте,  выписываемом  для  научных  целей.

Мы с Леной  грелись в лучах  всеобщего  к нам  внимания,  и нас,  новобрачных, 
не  покидало  несколько  легкомысленное  настроение  свадебного  путешествия.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Затем нам показали квартиру,  где в больших  раздельных комнатах  проживали
две симпатичные супружеские пары молодых специалистов,  одна из Молдавии,
а другая  из украинского Ровно,  города,  расположенного  неподалёку от Луцка.

Третья комната квартиры, светлая,  полностью  обставленная  мягкой  мебелью,
с цветным телевизором,  оставалась пока ещё свободной,  и мы могли занять её,
как только  подпишем  бумаги о распределении.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Мы  с Леной  переехали  в Куйбышев,  и я  приступил  к теоретическим  оценкам
возможности получения  положительного  выхода  термоядерной реакции синтеза,
индуцированного лазерным излучением,  сфокусированным на таблетке дейтерия,
ради чего  меня бюро и наняло.
Это была  не моя область,  ибо  по  образованию  я  криогенник,  и  мне  пришлось
некоторое время вникать  в новую для меня проблематику.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Однако  физтеховская  закалка  учила  быстро  входить  в  суть  задачи,   и  скоро
предо мной одна за другой  стали открываться технические трудности,  о которых
никак не подозревали  воодушевлённые « конструкторы ».

Сил инерции  явно  не  хватало,  чтобы  удержать  крошечную  капельку  плазмы,
разогретую  до солнечных  температур,  в точке-фокусе  схождения лучей лазеров,
и  большей  части  материала  предстояло  выплеснуться  оттуда  протуберанцами,
не успев превратиться из водорода в гелий  в результате ядерной цепной реакции.

Между тем  я подружился  с работниками бюро  и увидел  его жизнь  изнутри.
Я оказался  единственным  физиком  на всём предприятии,  а остальные были
инженерами,  и весьма неплохими,  к их чести.

Финансирующие организации  обещали  перевести  проект  в Подмосковье,  если
исполнителям его  удастся достигнуть  генерации  энергии,  то есть,  превышения
получаемой  в ходе реакции  над вкладываемой  в процесс.

К  тому  лежал долгий  и нелёгкий  путь,  на  котором  требовалось  преодолеть
множество  препон,  возникающих  в самых  разных  областях  науки и техники.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Инженеры же занимались  лишь одним  из бесчисленных  аспектов проблемы -
доведением коэффициента полезного действия газовых лазеров  до максимума.

Эта  деятельность  вполне  удовлетворяла  главных  спонсоров  бюро  -  военных,
планировавших  применять лазеры  в качестве оружия « звёздных  войн »,  и они
бесперебойно финансировали подопечных,  разрешая  тем  тешить себя надеждой
на эпохальное открытие  мирного термояда.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Бюро  процветало  и позволяло  себе  содержать  флотилию  катерков  на Волге
и даже небольшой аэродром с несколькими самолётами и постоянно устраивало
развлекательные поездки в разные точки Союза для отличившихся сотрудников,
а в Международный женский день 8 марта всегда отправляло один из самолётов
на Кавказ,  где его доверху заполняли  свежей  мимозой,  предназначенной в дар
всей прекрасной половине  штата предприятия.

Всё ж  молодой Генеральный Конструктор,   крепко  державший  синицу  в руке,
заглядывался и на журавля в небе  и выписал физика-теоретика,  чтобы выяснить,
нет  ли  не особо хлопотного способа  наряду  с техническими вопросами  решать
и принципиальные - фокусировки излучения,  стабилизации плазмы  и др.

Я не скрывал ни от кого  своих неутешительных выводов,  и вскоре,  как я и ждал,
секретарь Генерального,  улучивши момент,  когда  вокруг автора  никого не было,
вызвала  меня  в кабинет  к Игорю Бережному  для  конфиденциального  разговора.

Босс высказался  в том смысле,  что  не  сомневается  в моей  добросовестности,
однако ему  не хочется  занижать планку  перед сотрудниками,  и если я обещаю
не распространяться  о результатах своего анализа,  то он готов,  буде я пожелаю,
отпустить  из бюро  меня и жену  прежде  истечения  срока  отработки дипломов.
Я с радостью  дал ему  такое слово,  ибо мог,  получив официальное открепление,
отыскать себе место в Подмосковье  и заняться  настоящей работой.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Незадолго до того,  как Бережной  даровал нам волю,  в моей семье произошло
радостное  и влекущее многие счастливые хлопоты  событие - Леночка  родила
моего  сына-первенца,  замечательного крепыша Максимку.

Жена ещё находилась тогда  в послеродовом отпуске,  и прежде его завершения
ей было невыгодно  покидать бюро,  теряя законную льготу.
Я  же  уволился  и собрался  было  приступать к поискам,  как  вдруг  случилось
нечто,  чего никто  не мог предвидеть,  и тот,  с кем я заключил  устный договор,
Генеральный  с треском сгорел,  да-да,  сгорел  в буквальном смысле этого слова.

По  слухам,  он вступил  в конфликт  с оборонщиками,  потребовавши у тех  денег
на полноценные научные изыскания,  а не только  на усовершенствование лазеров,
и не исключено,  что выводы автора  сыграли в том определённую роль.
К тому,  вообще говоря,  босс  имел  основания,  поскольку  именно  идея термояда 
оправдывала избыток средств,  отпускаемых военным из госбюджета.

Расследование  не  выяснило,  кем лимузин Бережного,  которым он пользовался
во время своих  частых  поездок  в столицу,  был  заминирован  и  отчего  шофёр, 
он же  денщик и телохранитель,   предоставляемый Конструктору покровителями,
отлучился  по малой нужде,  когда  тот  вместе с автомашиной  взлетел  на воздух
и покинул сию земную юдоль  в клубах дыма и пламени.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Новый начальник бюро,  назначенный на место погибшего,  потихоньку  спустил
на тормозах исследования по термояду  и перевёл их в более практическую сферу.

Он,  конечно,  не собирался выполнять  упомянутое джентльменское соглашение,
устно  заключённое  его предшественником,  и рассудил  не отпускать  мою жену
из химлаборатории,  где она занимала  ведущую позицию.
Впрочем,  работа  Лене  нравилась,  и получала  она  тут  гораздо больше,  чем то,
на что могла рассчитывать  в Подмосковье.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Так я обрёл свободу,  а жена моя  осталась узницей распределения,  закабалена
ещё на существенный срок,  и мысли о переезде  нам следовало  пока отложить.

Я нашёл себе  совсем  не  плохую  работу  в Куйбышевском электротехническом
институте связи,  на кафедре физики,  заведующий которой жаждал закрепиться
навеки  на этой должности,  защитивши обязательную  докторскую диссертацию, 
и ему  позарез  требовался  дефицитный в провинции  теоретик.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Затем,  как уже знает  внимательный Читатель,  мне  представился  редкий шанс
поступить  в заочную  аспирантуру  Академии  Наук  СССР,  и моё  переселение
в ареал  притяжения  центра  Империи  задержалось  добавочно  на  четыре  года.

В лучшем  из временных миров  обнаруживается во всём  что-либо  позитивное. 
В Куйбышеве я сразу использовал своё совершенно исключительное положение
для устранения  всех рамок и ограничений  и создания себе в институте  режима
наибольшего благоприятствования,  чего вряд ли мог бы требовать под Москвой.

Я в корне пресекал  вмешательства  в мои исследования,  оттого приносившие
весьма недурные плоды,  и защищён эгидой  влиятельного завкафедры физики,
проводил рабочие часы  где угодно  и как хотел,  никому  не давая  отчёта.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я гораздо  активней,  чем  раньше,  занялся  живописью и литературой,  задумав
и написав своего « Самого последнего Фауста », и вокруг меня собрался кружок
ободрявших и поддерживавших автора  поклонников и друзей,  один из которых
даже  предоставил  безвозмездно  в моё  распоряжение  отдельную  комнату,  и я
обустроил  там  собственную  художественную мастерскую,  о чём  давно мечтал.
Диалектически в падшей юдоли  всё имеет  и тёмную сторону,  и моя свобода
и весьма раскованный образ жизни вызывали глухое недовольство моей жены,
также  ревниво поглядывавшей  на прекрасных волжанок,  окружавших автора
в его ателье  и на выставках  ( клянусь,  ни с кем из них  я не заводил  амуров ).

Наши отношения с Леной стали постепенно натягиваться,  а надо сказать,
в них  изначально  присутствовали  и  неуклонно  накапливались  детали,   
способные  серьёзно  обеспокоить  всякого  сведущего  в семейных  делах.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Сильное  чувство,  связавшее нас в первую ночь,  не  остывало,  но очень скоро
наши акты  интимной близости  затруднило  никак не проявлявшее себя прежде
физиологическое несоответствие  столь неопытных любовников.
 
Сообща  мы взялись  преодолевать  его;  я раздобыл  экземпляр  самиздатовского
русского перевода « Кама сутры » с иллюстрациями,  и мы  принялись пробовать
экзотические приёмы и позы,  рекомендуемые этим  древнеиндийским трактатом,
единственным  доступным в те времена  учебником секса.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Начало регулярной половой жизни,  после дефлорации,  обычно,  интенсивной,
приводит  к разработке  связок  малого  таза  женщины  и несколько  расширяет
её генитальные органы.

Лена была  почти с меня ростом  и крупновата в кости,  и оттого  её влагалище
перестало плотно охватывать  мой ниже средних размеров пенис.
Трактат  предлагал  великое  число  способов   компенсации  этого  недостатка,
не полагая его  препятствием  к совершению  полноценного акта.

В нём описывалось  множество  прижиманий живота,  ягодиц и промежности,
придающих   достаточную  силу   фрикциям,   равно  как   и  способствующих
тому  позиций.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Из них  мне больше всего нравились  положения на боку,  очень  шедшие Лене
с её пышными бёдрами,  тонкой талией  и изумительными  тёмными  волосами,
и классическая поза  энгровских одалисок  ещё доныне преследует меня во снах.

Иногда же  мы проводили акт  в хитроумно-сюрреалистических  сплетениях тел,
наподобие « Объятий аспары ( небесной  девы )»  или « Змеи на дереве », когда
женщина обнимает  плечи мужчины ногами,  а тот  поднимается высоко над ней,
опираясь  на одну прямую руку,  и наложивши  ладонь свободной  на низ живота
участницы этого  чуть  не акробатического этюда,  придавливает  область у лобка
и проникает членом,  даже  и небольшим,  в сокровеннейшие  глубины гениталий.

Эксперименты  увлекали  нас,   каждый  старался  доставить  своему  партнёру
максимум наслаждений,  и я освоил технику  долгих ласк перед совокуплением,
совершенно  необходимых  моей жене.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Такие игры давались мне нелегко,  ибо я впечатлителен  и вспыхиваю как порох,
но используя аналитичность ума  и наблюдательную  отстранённость художника,
присущие мне  по  натуре,  совместно  с элементами  йогического  самоконтроля,
философски изложенными « Сутрой », я научился удерживаться на тонкой грани
довольное  для возбуждения моей подруги  время.

Лена  оказалась  восприимчива  и  талантлива  в  новом  для  неё  роде  искусства,
и совместными усилиями  мы оба синхронно генерировали  психическую энергию,
пока  в точно выбранный момент  не  позволяли  накопленному в нас  разрядиться
длинной  серией  управляемых  взрывов  эмоций,  приближавшихся  по  мощности
к тому  запретному  пределу,  за которым,  кажется,  уже  вовсе  стирается  разница
между болью  и радостью.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

На самом деле « Кама сутра », созданная  тысячелетия  назад,  ни сном  ни духом
не предназначалась  для просвещения широкой публики,  и рукописные копии её
с выразительными несколько шаржированными миниатюрами,  надёжно укрытые
от взоров  непосвящённых,  употреблялись  только  в качестве  учебного  пособия
для  храмовых  проституток ( прославленных баядерок ),  хотя  в них  описывались
все  вообразимые,  маловообразимые   и  вовсе  не  вообразимые  способы  соитий,
включая  и небольшое число  помеченных сноской  « супружеские ».

Правда,  последние совсем не годились для коррекции физической дисгармонии,
и,   не  осознав  специфику  исторического  документа,   мы употребляли другие,
заключая  без  достаточного  обоснования,  что некоторые семейные пары  могли
использовать  и такие.

Однако  по индуистской традиции  невесте  не  полагается  даже  видеть  жениха
до первой брачной ночи,  и суженного для дочери  выбирают  опытные родители,
учитывающие   все   аспекты   совместимости,   и  оттого  составителям  трактата
и в голову не приходило,  что супруги  могут испытывать проблемы  в этом плане.

Методы же,  предписанные  баядеркам,  чьими  услугами  мужчины пользовались
лишь  несколько раз в году  и  в чьи обязанности  входило  не только  восполнять,
а и претворять  во преимущества  любые  физиологические  недостатки клиентов,
именно  с  их  помощью  достигая  затяжного,  многократного  и  острого  оргазма,
при ежедневном применении  оказываются  весьма опасными.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Экстраординарные  процессы  и средства  возбуждения,  практикуемые  жрицами   
бога  любви  Камы,  вооружённого  цветущим  луком  с  тетивой  из  живых  пчёл, 
приводят к созданию в мозгу  критических концентраций серотонина,  и организм
быстро  впадает  в автонаркозависимость   от производимого  им же самим  агента.

Обычно сразу по успешному завершению близости  это « вещество наслаждений »
нейтрализуется так,  что уровень его  опускается  немного ниже нормы,  и человек
впадает в особую  лёгкую светлую меланхолию,  способствующую  размышлениям
о добре и зле и неизбывной порочности всех людских вожделений,  но мы с Леной
не испытывали  известной  смиренной печали  « post coitum ».

Частота  наших  соитий   возросла  сначала  до  двух,  а  затем  и  до  трёх  в  сутки
и продолжала  увеличиваться,  однако ни я,  ни жена  не встревожились,  напротив,
с гордостью  сравнивали  себя  с другими  парами,  многие  из которых  находились
в плену  безнадёжной фрустрации.

Юноши  и девушки  моего  поколения  зачитывались  и  « Мудищевым »  Баркова,
и дневником Казановы,  и « Гавриилиадой »  и описаниями похождений Пушкина.

Общественное  сознание  полагало  укрощение  похоти  насилием  над природой
и отрыжкой  самоистязания  тёмных  монахов,  а необуздываемую  сексуальность -
признаком  превосходного  телесного и душевного здоровья.
Так мы с женой  отравляли себя  своим собственным ядом,  не  подозревая  о том.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Мы  не  прекращали  половой жизни  ни в периоды  женских месячных очищений,
ни в последние дни беременности Лены,  когда  во время оргазма  созревший плод
судорожно  пытался отодвинуться  от влагалища  к задней стенке матки.

Мы возобновили сношения,  как  только  мою жену  с видимо здоровым ребёнком
выписали из роддома,  несмотря на не зажившие ещё разрывы,  довольно тяжёлые
после первых родов.  Но она отдавалась мне радостно и охотно,  преодолевая боли
с наслаждением  и считая анальгезию  следствием не болезни,  а завидной для всех
силы воли  и крепости  тренированных мышц.

К проявившейся  в сексуальной гиперактивности  физиологической нестыковке
добавлялись  и важные  наши  психологические различия.
По конституции я и Лена  оба склонны к полноте,  а так уж устроено мудростью,
что полные любят худеньких  и наоборот,  чтобы  не скапливались  в поколениях
генетические факторы тучности.

Зная о том  и стараясь нравиться мужу,  Лена соблюдала диету и следила за весом,
и во время совместных прогулок над Волгой  героически  преодолевала  соблазны,
предоставляемые  кондитерскими на набережной.

Наделённой от природы пышностью женщине  благоприобретённая  стройность
придаёт совершенно особый шарм,  и жена моя в моих глазах выглядела чудесно,
чего  и  добивалась.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Также ей,  взращённой одинокой  и крайне авторитарной матерью  и усвоившей
модель её поведения,  теперь  приходилось  оставлять за мужем  последнее слово
в любом,  даже и в маловажном вопросе,  ибо тогда я  категорически не допускал
в семье никакого матриархата.

Лена  явно не рассчитала груз,  взятый ею на свои плечи,  но гордость  мешала ей
признаться мне в этом,  и скрытое  напряжение  наших отношений,  усугубляемое
обоюдной зависимостью от секса,  начало  взрываться  меж бурных любовных ласк
не менее бурными  ссорами по пустякам.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Автор  первый  устал  от неуклонно учащавшихся сцен  и съехал однажды жить
в свою мастерскую.
Я не думал ещё порывать с женой  и объяснил ей своё решение необходимостью
несколько остыть  и на трезвую голову вместе осмыслить  прошлое нашей семьи
и распланировать  её будущее.

Я посещал их с Максимкой  несколько  раз  в неделю,  и во всякий такой визит
мы с Леной  неизбежно оказывались в постели,  где каждый  вознаграждал себя
за  длительный  период  воздержания,  мало  уже  заботясь  о партнёре,  а  затем
взаимообвинения наши всегда разжигали скандал,  и даже безобразнее прежних.
Намучившись вдосталь,  я почёл за благо  прервать агонию одним  coup de grace
и скрепясь яко можаху,  прекратил садомазохистские свидания вовсе.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я полагал,  что сойду с ума  и/или покончу жизнь самоубийством,  поскольку меня
так и подмывало  кинуться на любую женщину,  коих было  море  кругом,  готовых
отдаться  лишь за улыбку,  однако ж  какая-то сила  не позволяла мне сделать этого.
Следовало как можно скорее  вырваться из пут позорной зависимости,  и интуиция
подсказала мне правильный путь  к свободе от падшей плоти.

Точно  в это  время   в институтах  начались  летние  каникулы,   и  на  кафедре
в течение двух месяцев  никто б обо мне не спохватился.
Я оставил в бухгалтерии  письменное распоряжение  перечислять большую часть
моей зарплаты  на адрес Лены,  а остальное  на мой  счёт  в сберкассе  и свернул 
все работы  по расчётам  для диссертации шефа.

После  чего  я  занял  у  друзей  немного  денег   и  закупил  двадцать  килограммов
дешёвых  и до черноты копчёных свиных щёчек,  не подверженных  никакой порче,
сорок буханок ржаного хлеба  и полдюжины  банок аджики,  злого азиатского зелья,
состоящего  из красного жутко горького перца, чеснока, соли  и ароматических трав.

Также я запас  три полных ящика водки ( 60 бутылок ) и достаточное количество 
холста, рам и подрамников, кистей, красок, растворителей и лаков для живописи 
и заперся в своей мастерской  от мира и от людей.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

В ателье моём  стояла  железная  койка  с матрасом,  а холодильника  не было,
и я обмазал щёчки  толстым  слоем  аджики  ( она  и приправа,  и консервант ), 
хлеб же  изрезал  и высушил на газетах.
Этим  я питался  два  месяца,  запивая  водкой  и  сырой  водой  из-под  крана,
и никуда не выходил  и никого не впускал к себе.

За  период  моего  вольного  заточения  я написал  большую  серию  обнажённых
в экспрессионистической  намеренно  грубой  пастозной манере,   одновременно
вульгарно-отталкивающих  и,  несмотря на то,  а может,  именно  благодаря тому,
остро  сексапильных,  и  к  началу  учебного  года  психика  моя  пришла  в норму.

Я заметно  похудел  и отпустил  бороду,  которая  мне  идёт,  и многие дамы вокруг
выказывали мне  знаки благорасположения,  но я  холодно  игнорировал  их авансы.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

В сентябре  в Самаре  традиционно  проходят  осенние  вернисажи,  и  в том  году
в  них   впервые   пригласили   участвовать  и  нон-конформистов,  и  я  выставил
несколько ню,  резко выделявшихся на фоне официально признанной серой скуки.
Новшество это  весьма  взбудоражило  не избалованную событиями  прессу города,
и все местные газеты  прислали на открытие  своих обозревателей.

Меня представили одной из них - стройной,  очень изящной,  безупречно одетой
и отличавшейся  тонким,  очевидно,  врождённым  аристократизмом  в разговоре
и пластике жестов  Галине,  и мы сразу же  понравились друг другу.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Мы стали встречаться каждый день,  проводя долгие часы  в прогулках и беседах,
но сближение наше  шло медленно и осторожно,  и обнял я Галочку  первый  раз
по истечении  целых восьми месяцев  самого досконального знакомства.

Тогда мы с ней,  вслед  за недавно  весело  отмеченным  первомаем,  праздновали
в более узком кругу  5 мая,  День советской печати,  который  между  нами  двумя
с той поры называем  «  Днём  снятия  печати  »,  и к тому моменту  бедный автор
после  разрыва  с Леной  не  дотрагивался  до  женщин  полный  битый год,  о чём
прежде  не мог бы  даже и помыслить.

Как ни невероятно,  Галя,  дожив до конца третьего десятка,  фактически  никогда
не знала мужчины.
Много  лет  назад  в туристическом  походе  ею  только  однажды  и  крайне  грубо 
овладел  ухлёстывший за нею  инструктор,  видно,  опоив её  вином  с наркотиком,
ибо событие  произошло  в Кавказских горах,  где пастухи  приторговывают  опием.

Девушка помнила  лишь обездвиживающую боль  и чувство глубокого унижения, 
и теперь любое прикосновение к её телу  влекло рефлекторное сжатие влагалища,
препятствующее  вхождению.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Мне пришлось применить  всю разнообразную технику  предварительных  ласк
и  йогические  приёмы  самоконтроля,   почерпнутые  мною  из  « Кама  сутры »,
и  изрядным  терпением  нам  удалось  добиться   нужного  расслабления  мышц.

Правда,  Галина сходу  точным чутьём  отвергла  несупружеские позы трактата,
впрочем,  оргазм у неё  был  многократным  и  не  менее  сильным,  чем у Лены.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Спазмы  влагалища  не  прошли  полностью  и  сохранялись  в первой  фазе  акта,
однако они не вызывали  ни боли,  ни дискомфорта,  наоборот,  устраняли нужду
в действующих  подобно удару хлыста  прижиманиях мягких тканей.

Мы съехались,  и хотя  в начале совместной жизни  доставляло мне  беспокойство
то,  что Галочке  вовсе не хотелось  ежедневной  близости  и она подпускала меня
к себе два раза в неделю максимум,  постепенно  я приспособился к такой частоте
и стал получать  большее  удовольствие  от удовлетворения  скопленного желания.

В центре города  я иногда  ненароком  встречал  одну  из прежних  своих соседок
по квартире  молодых специалистов,  говорливую молдаванку,  сообщавшую мне
новости  о моём  оставленном  семействе,  и однажды  она  сказала,  что  у  Лены
наконец-то  завёлся постоянный,  и по наблюдениям,  серьёзный  любовник.
Пользуясь тем,  я подал  немедленно  на  развод,  надеясь  теперь  легко  получить
на то согласие  строящей новые отношения Лены.

Действительно,  она по первой повестке  явилась в суд  и с презрительной миной
подмахнула  все необходимые бумаги,  гордо  отказавшись  от предложения судьи
подать исковое заявление  о назначении алиментов.

Я,  однако ж,  и  без  принуждения  не  забывал  о своих  отцовских  обязанностях
и как часы посылал на имя Лены сумму,  весьма существенно превосходившую ту,
которую с меня взимали бы  по закону.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Пока я не заперся в мастерской,  я проводил  довольно  много  времени  с сыном,
гулял с ним  в парке,  читал  ему  книжки,  учил  английскому,  и мы  с ребёнком
сильно  скучали  друг за другом,  и я  полагал,  что мать его,  поостынув  и  поняв
необратимость  произошедшей  перемены,  не  будет  препятствовать,  а наоборот,
проявит  заинтересованность  в сохранении этой связи.

Лена  вроде  бы  не  возражала,  но  когда  я  явился  на  запланированную  встречу,
оказалось,   она  уже  успела  порвать  с первым  любовником,   и  отославши  сына
после  краткого  общения со мной  погулять  с приятельницей,  бывшая моя супруга
попробовала  снова  увлечь  меня  в  постель,   мобилизуя  все  свои  немалые  чары.
Безнадёжную попытку,  конечно же,  завершил  сокрушительнейший  взрыв эмоций,
и это был  последний раз,  когда я видел  своего первенца.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Молдаванка,  хотя я  и  не просил  её  о том,  продолжала  информировать  меня
обо всех  перепитиях,  взлётах  и  падениях,  в бурной  сексуальной жизни Лены.

Мужчины  липли на неё,  как мухи на мёд,  однако  никому  из  её  поклонников
так  и  не  посчастливилось  удовлетворить  в  достаточной  степени  её  аппетит,
молва о котором  мгновенно  распространилась  по городу,  и я  корил себя  за то,
что некогда  по  преступному  легкомыслию  приучил  молодую неопытную жену
к плохо освоенным  селадонами  провинции  древнеиндийским  способам  соития.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Вскоре  после  моего  развода  мы  с  Галочкой  сыграли  свадьбу,  и  новобрачная
организовала празднество  для друзей и родни  скромно и со вкусом,  безо всякого
купеческого шика и разгула,  а остальное Читателю  в общих чертах  уже известно.

В  Куйбышеве  у  нас  родился  старший  сын,   нами  наречённый   Михаилом,
ибо  однажды Галина  увидала во сне  крылатого  красавца  в латах и алой тоге,
произнесшего посвящённый ей стих,  из которого,  проснувшись,  она помнила
лишь  завершающие строчки:   «...Твой вечно юный друг  // Архангел  Михаил ».
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Затем,  после окончания мной заочной аспирантуры,   мы переехали  в Переславль,
и неподалёку от него,  в Ростове  Великом  с его  дивным  белокаменным  кремлём
и коллекцией северных икон явился на свет Павлуша,  потому что в нашем городке
временно  был  закрыт  роддом,  по случаю  заражения  золотистым стафилококком.

В Переславле  мы  прожили  восемь  лет,   разве  за вычетом  того времени,  когда
мне ненадолго пришлось уехать в Одессу для не очень-то законных  приобретения 
и обмена  тётушкиной квартиры.

Теперь же  моя вторая жена,  распродав  дачу,  библиотеку  и семейные  ценности,
собиралась перебраться отсюда в Америку,  а автор и герой нашего повествования
беспрецедентно  крепко  запил горькую.

Инфляция лютовала,  люди старались получить заработанное  как можно скорее,
и в первые дни  выдачи месячной зарплаты  в моём институте у окошечка кассы
вытягивались  длиннейшие очереди.

Я же,  в отличие  от остальных,  прикованных  к столу  или пульману  режимом,
не был расположен  столь  бездарно  проводить часы,  и всегда  получал  деньги
не в шеренгах сплочённого коллектива,  а много позже.

Всё же я не желал, чтобы Лена терпела оттого убытки,  и оставил в бухгалтерии
письменное  распоряжение  перечислять  ей  треть  моего оклада  автоматически.

По той причине  почтовый адрес  моей экс-жены  содержался в моём личном деле,
и одна из девушек-расчётчиц,  думаю,  та,  которая строила мне всякий раз глазки,
написала ей  в приватном письме  о подготовке нашей семьи к отъезду.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Лена  отреагировала  мгновенно  и вскоре  сообщила мне телефонным звонком
о том,  что приехала навестить монинскую тётку,  а заодно  желает видеть меня,
назначивши мне свидание  там,  где мы  любили гулять вместе  на продолжение 
нашего « медового  полумесяца » -  на кладбище  Донского монастыря в Москве.

Очевидно,  эти  прогулки  запомнились Лене  в  мельчайших  деталях,  ибо  она
велела ждать себя не у главного входа,  а внутри,  возле интересного памятника,
который я показал ей  девятнадцать лет назад,  смотревшегося по-современному,
однако изваянного  неизвестным  скульптором  семнадцатого века  лаконичного
серого мрамора дерева  с отрубленными ветвями.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я  явился  загодя,  и  поплутавши  совсем  немного,  нашёл  его,  и  в  ожидании
встречи  со своей  первой  и столь несчастной любовью,  рассматривал стоявшее
прямо напротив дерева  позабытое  мною  трагическое  распятие,  со Спасителем,
приоткрывшим рот  в мучительном последнем вздохе,  напрягши грудную клетку
над оттекшим,  будто беременным,  шаром живота  и поправ опухшими ступнями
череп  Голгофы,  сверлящий  зрителя  в  упор  глазницами  из-под надбровных дуг.
 
Так же,  как и перед нашей свадьбой,  кончалась первая половина мая  и держалась
похожая,  редкая в такое время для широт Москвы  абсолютно  безоблачная  погода.

Солнце светило вовсю,  крепко пахли сирень и доцветающая черёмуха,  и вокруг
ничего  из  видимого  не  изменилось,   но  вот  женщину,  подошедшую  ко  мне,
я ни за что бы  не узнал,  если б столкнулся с ней  случайно.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Лена  остригла  так  украшавшие  её  длинные  волосы  и очень  располнела,  хотя
полностью не расплылась,  и формы Юноны,  особенно бюст и реверс,  наверняка
воодушевляли подавляющее большинство кавалеров провинции,  где по традиции
ценится,  когда у дам  « имеется  за что подержаться ».

Правда,  она,  вероятно,  учитывала мой вкус,  и её благоприобретения скрадывало
чёрное  свободного  покроя  платье  до щиколоток  и туфли-лодочки  на  шпильках.

Я поглядел ей в глаза  и предложил  беседовать без экивоков.  Лена,  к чести её,
не стала скрывать  своей осведомлённости  о моих довольно прозрачных планах
и прямо сказала,  что  не даст  им  осуществиться.

Она  не  боится  лишиться  моей  финансовой  помощи,  если я  удеру за океан,
и способна,  и даже предпочитает,  содержать своего сына  сама.
Мотивы  её  иные - Максим  закончил  школу  и  его  влечёт  карьера  военного.

Дядюшка-генерал  обещает  помочь ему  своими  связями,  но  если  отец  парня
окажется за границей,  допуска к секретным работам  ему не видать вовек,  а это
стопроцентно  губит  всякую  будущность  офицера,  о чём  я  не  могу  не  знать.

Потому-то она меня  не  выпустит,  и для того ей  не придётся  ложиться костьми,
ибо  задачка без труда,  как мне известно,  решается  одним  анонимным  звонком
куда  следует.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Насчёт костей  получилось к месту и обстоятельствам,  и я незаметно улыбнулся.
Её внушительная  фигура в чёрном  на фоне  позеленевших  надгробных  камней
выглядела  весьма  импозантно,  и мне  вспомнились  пышнотелые дивы Милана,
играющие Дездемону или Джильду,  или умирающую от чахотки Виолету.

Я проводил  свою бывшую супругу  и  первую  любовь  до метро,  а сам вернулся
в Переславль,  догуливать  чудные деньки с друзьями  и ждать скорого появления
нарочного милиционера  с приказом  срочно прибыть в райотдел,  имея  при  себе
свой  заграничный  паспорт.

Невзирая  на явную невозможность  выезда  всей семьи,  Галя упорно продолжала
готовиться к отъезду,  и я спросил её,  не  думает ли  она  эмигрировать  без  меня,
благо власти  не имеют явных  либо скрытых оснований  не выпустить её с детьми.
Жёнушка отвечала,  мол,  муженька никогда не бросит и прекратит приготовления,
как только  аннулируют мою визу.

Однако Лена  не  спешила  с выполнением своего обещания,  и зная её характер,
я полагал её бездействие  мстительным умыслом  держать нас как можно дольше
в подвешенном состоянии  и наблюдать  за бессмысленным  трепыханием жертв.

Галина,  кажется,  уже  не способна  в остром психозе  остановиться,  укладывала 
и  распродавала  последнее,  я  же  проводил  большую  часть  времени  вне  дома,
и глядя на озеро и заедая самогонку дикой уточкой,  печёной под костром в глине,
по-философски  раздумывал  о хорошей  стороне  измотавших нам нервы событий.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Разорив гнездо в Переславле,  жена,  когда безумный  прожект эмиграции  рухнет,
наверняка прекратит  противиться переезду в Москву,  куда меня давно уже звали
и где  вовсю идёт  « первоначальное накопление капитала ».
Процесс  этот  естественный,  без него невозможно  дальнейшее  развитие  страны
и разве постыдно  умному человеку  в нём участвовать.

Об  отказных  билетах  нет  и  слуху,  до  отлёта  брата  и родителей,  назначенного
на 1 июня,  остаётся  одна неделя,  и скоро всё  так или иначе  должно разрешиться.

Брат запланировал  на 30 и 31 мая  грандиозную  отвальную,  куда,  разумеется,
был  приглашён  и я  с домочадцы  и  где  предстояли  трогательные  прощания,
а также,  конечно,  богатый  стол  и малодоступная  по тем  временам  выпивка,
доставленная заранее  к проводам  знакомым из Грузии.

И тут,  словно  гром  с ясного  неба,  пришло  сообщение  от « чёрного »  кассира
о возврате комплекта  из четырёх билетов  на 29 мая,  последний день,  когда брат
ещё мог помочь нам  в крайне сложной  организации отъезда.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

У нас оставалось  два дня на сборы,  и я  сообщил  об этом  нефтяному  магнату.
Он  появился  у меня  через  пару  часов  с легионом  помощников  и  фургоном,
полным  импортной мебели, ковров, обоев и сантехники,  и его  летучая бригада
сразу принялась  обращать  мою  квартиру  в комфортабельную  мини-гостиницу.

Жена  тем  временем  упаковала  намеченное,   и  барон  отдал  приказ  шофёру
отвезти нас в Люберцы,  на прощанье уверив,  что готов освободить помещение
по первому же  требованию владельца,  буде  отъезд его за рубеж  не  состоится.

Впрочем,  добавил он,  если  в том случае  я захочу  поступить  к нему  на службу
в качестве референта,  меня ждут прекрасно обставленные апартаменты в Москве
и  достойный  моих  талантов  доход  в конвертируемой  валюте,  а  впоследствии
даже и партнёрство  в его успешной  и расширяющейся компании.

Получивши для нас горящие билеты,  брат  сейчас же  приостановил  подготовку
своей отвальной  и он и все люберчане  полностью посвятили себя  нашим делам.

Прежде всего,  нужно было  познакомиться  со сводом  таможенных  уложений,
относящихся  к отъезжающим за пределы Империи  по гостевым приглашениям.

Такая брошюра существовала,  но  ни  у кого  из друзей  брата  её  не  оказалось,
поскольку все они,  не связанные допуском,  эмигрировали открыто.
Также ни таможня,  ни отделы виз и разрешений  не выдавали  копии их правил
обычным  гражданам,  и брату пришлось потрудиться немало,  пока он раздобыл
заветную  довольно объемистую  книжицу.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Согласно ей,  каждому  гостевику  полагалось  иметь  лишь  одно  место  багажа,
к тому ж  ограниченного размера,  правда,  пределы определялись  не всем трём,
а  максимальному  измерению ноши.

Оттого отъезжанты  приспособились шить в ателье  специальные мягкие сумки,
раздувавшиеся  чуть ли  не точно в шар,  и брат  заказал нам уже  четыре  таких.
Вывозить можно было  только  одежду,  и  женщинам  предстояло  пересмотреть
и уложить  гардероб каждого  в заданный объём.

Им  же  следовало  решить  исключительно  важную  задачу - укрыть  в  багаже
рентгенограммы большого формата,  без которых беженцев не впускали в США,
соответственно  действующему  на протяжении  многих  и многих  десятилетий
закону этой страны.

Выезжая в гости всей семьёй,  мы явно смахивали на будущих невозвращенцев,
и пограничники превосходно знали,  что им нужно искать  в подобных случаях.

Я на пробу  прибинтовал  пружинистые пластины  к телу,  но жёсткий панцирь
заметно  сковывал движения,  и ничего  другого  не оставалось,  как  замотав их
носильными вещами,  рассредоточить  снимки-улики по баулам,  где  всё  равно
они сразу выдавали себя при прощупывании  характерной упругостью.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Те,  кто  покидали  Союз  по  эмиграционным  визам,  покупали билеты  заранее
и загодя по телефону либо по переписке  устанавливали персональные контакты
с чиновниками  еврейских организаций,  занимавшихся  размещением  беженцев,
и к моменту прилёта  выбирали себе  место  и общину поселения.

По  этим  каналам  брат мой  сообщил  и о нашем прилёте  и замолвил словечко
за своего единокровного и единоутробного,  и именно потому  нам в Нью-Йорке
так оперативно отыскали спонсора.
Требовалось ещё  организовать нашу отправку  с вещами в аэропорт  и выяснить
массу связанных с тем деталей,  и забот у брата  хватало по горло.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Жена  его  вместе  с  моей  матерью  и  Галиной   занимались  упаковкой  багажа,
о детях заботились  дедушка  и две правнучатые тетушки,  соскучившиеся  о них,
я же оставался уверен,  что Лена и дядя-генерал  замыслили  красиво  снять  меня
в самую последнюю минуту с трапа самолёта,  и меня раздражали казавшиеся мне
совершенно  бессмысленными  приготовления  к отъезду  моей  семьи,  в которые
автора,  с его мрачной рожей и брюзжанием,  никто  даже  и  не  пытался  вовлечь.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Пользуясь мигом свободы,  я положил освежить  многие московские знакомства,
долго  не обновляемые  по причине  Переславского  запоя,  в чём  имелся  резон
в свете  скоро предстоящего мне  переселения в метрополию.

Также нужно было  собрать сведения о фирме магната,  сравнив его предложение
с другими подобными,  да и вообще,  оценить обстановку и настроения в столице,
где всё теперь менялось  быстро и радикально.
Я  посетил  несколько  посреднических  компаний,   желавших  заполучить  меня,
равно и главный оффис  нефтяного концерна барона,  и несмотря на компьютеры,
факсы, ксероксы  и прочие  дефицитные  вещи,  заполнявшие  их,  остро  ощутил
царившую там  неустроенность  и атмосферу вокзала.

Внутренние помещения,  куда  не приглашали  клиентов,  отмечала  та же грязь
и неприбранность  временного обиталища,  какую автору  в жизни не удавалось
изгнать из его собственного жилища.

Я прошёлся  по неметеным  улицам  и дворам,  посидел с друзьями  в ресторанах,
кафе и барах,  утративших прежний шик,  и решил  не  особенно  расстраиваться,
если вдруг  моей эмиграции  суждено невозможным каким-то образом  произойти.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Пока я проводил  разведку и психотерапию,  брат мой  к 28 мая успел завершить
запланированную им  подготовку  отлёта  моего  семейства  полностью  и  с утра
устроил нам отвальную,  распечатав запасы  грузинских коньяков и вин.

В кругу приглашённых  близких московских знакомых  мы  отметили
предполагаемое  событие,  как  положено,  пышной тризной,  а затем
отправились в Шереметьево II на заказанном братом фургоне.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Тут я оценил  размеры  исхода из Империи,  ибо  зал  международного  аэропорта,
площадью с олимпийский стадион,  был набит  плотней провинциального трамвая.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

При таможенном досмотре  нашей четвёрки  один молодой пограничник
обратил внимание  на тот комплект украшений,  который носила Галина,
не броский,   но элегантный,  исполненный в технике северной финифти
из витого чернёного серебра и эмали.

Недорогой  и произведенный не так давно,  набор,  хоть и был редок,
не  обладал  исторической  или музейной ценностью,  однако юноша
упорно твердил,  что  вещь  подпадает  под  категорию  антиквариата
и  без  экспертизы  не  подлежит  вывозу.

Умная моя жена  поняла  причину  его непреклонности,  и снявши
перстень,  колье и серьги,  не  отдала их  кому-то из провожавших,
а  положила  на  край  досмотрового  стола,  и  парень,  продолжая
внимательно изучать нашу декларацию и задавать по ней вопросы, 
прикрыл украшения листком  и будто б ненароком смахнул в ящик.

Благодаря  тому  баулы  с рентгенограммами  ушли  в багаж  без  досмотра,
и под сурдинку проехала  честно заявленная  и действительно антикварная
пудреница  " Почитание Помоны ".
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Нас  пропустили  в  закрытый  пассажиронакопитель,   и  я  рассуждал  о  том,
где меня возьмут наведенные Леной чекисты,  тут или у трапа перед посадкой.
Но длинная рука советских органов  отчего-то мешкала,  и я беспрепятственно
прошёл в салон  и занял указанное в билете  место у иллюминатора.

Впрочем,  самолёт Аэрофлота  считается территорией Империи,  и возможно,
храбрые дзержинцы перестраховываются и решили,  пресекая сопротивление,
брать опасного беглеца  пристёгнутым к авиакреслу.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

К  счастью,  Аэрофлот  в  то  время   всеми  силами   завоёвывал  репутацию
среди иностранцев  и оттого  поил и кормил своих пассажиров  беспрерывно.

На халяву я спорол  несколько канопе с икрой,  жюльен  и пару котлет по-киевски,
запивая всё  изрядным количеством  дармового армянского коньяка,  а затем уснул,
и забывшись,  хотя некрепко,  прокимарил большую часть полусуточного перелёта,
и лишь  встав  на почву  другого  континента  в аэропорту Кеннеди  начал трезветь,
медленно  осознавая,  что  теперь  я  сверхъестественным  стечением  обстоятельств
или чем-то иным  отсечён от корня  и переселён  в Америку.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

                РОССИЯ.  ЛЕПТА  ИУДЕЯ

                Рослых сосен в шишаках
                Стройноногие когорты.
                Большеротый плачет птах
                Явно на разрыв аорты
                И холмы круглят бока,
                Каждый чья-нибудь Голгофа,
                А в лазури облака,
                Словно кудри Саваофа.

                ПОМУТНЕНИЕ

                О, предотъездный шиз и шик
                Роскошных липовых вериг
                И пьяный трёп, и пьяный сплин,
                И в пьяной Мурке шесть маслин.

                По миру - миром. Клином - клин.
                Леча недуг родных осин,
                Дотянем до аэродрома.
                Арриведерчи, терцо Рома !

                Прощай, преступница Москва !
                Увы, живописуя смело,
                Найду ли краски и слова ?
                Ещё живая голова
                Лежит, отсечена от тела,
                И умиранья каждый миг -
                Беззвучный, но ужасный крик.

                * * *
                Изящен, точен, словно пентаграмма,
                Лес в инее красив, как Райский сад,
                Застывший по изгнании Адама,
                Когда дрожа от холода и срама,
                Назад он обратил последний взгляд.

                А Хава шла не обернувшись, прямо,
                Туда, где умирал заката свет,
                И Мать народов не дрожала, нет !

                * * *
                Запах неухоженных больных
                На подземных улицах столицы.
                В пролежнях мой давний-давний стих,
                Словно Лазарь, вышел из гробницы.

                Скоро уж отнимется Жених.
                Сбудется, что и должно случиться.
                Плачь в тарелку красной чечевицы,
                Если можешь, плачь за нас двоих.


Рецензии