Кларино горе

Кларино горе. 


Уже перестала удивляться тому, что каждое лето приходится подбирать  какого-нибудь пернатого страдальца. Воспринимаешь происходящее как некую закономерность и приступаешь в очередной раз к опеке. Прикипаешь всей душой к маленькому существу и делаешь все возможное и невозможное, чтобы сохранить ему жизнь.

На этот раз моей болью и страданием стала беспомощная ворона. Я увидела ее в окно во дворе нашего дома. Птица не могла летать:ее правое крыло царапало землю и мое сердце. Она передвигалась мелкими перебежками и подпрыгивала, пытаясь лететь. Но пролететь больше метра ей не удавалось. А это значило, что без помощи она погибнет.

Что делать?  Поймать? Но я боялась, что , убегая от меня, страдалица может еще больше повредить больное крыло. Как к ней подступиться? Я стала в поле ее зрения класть ей корм и тут же быстро удаляться. Постепенно птица  поняла, что я хочу ей помочь.

Просыпаясь утром, я со страхом бежала к окну и высматривала во дворе свою  Клару. В нашем подъезде живут три рыжих кота-охотника, которые то и дело подкарауливают  птиц. В доме шесть подъездов. Если по одному коту, и то уже – шесть, а если по два?

Как же я была рада, когда видела утром живой мою подопечную. Я выносила ей корм и обязательно называла ее по имени, чтобы она привыкала.  Я до сих пор не понимаю, как ей удавалось спасаться от котов и собак. Жаль, что она не могла об этом рассказать.

Клара начала быстро поправляться, получая калорийную пищу:рыбу, мясо (сырое и вареное), сало, сыр. Меня очень удивляло,что  она предпочитает мясу именно сало.  Это я поняла, когда у меня вдруг появился целый килограмм нарезной колбасы. А было это так.

Как не поверишь, что , делая доброе дело, ты получаешь  совершенно неожиданно необходимую тебе поддержку. Выгуливаю свою Жульку и вижу, что крупный щенок чего-то унюхал под крыльцом магазина, но никак не может добраться до лакомства, которое находилось где-то под большой кучей картонных коробок.

Подхожу с намерением ему помочь.  Щенок  боится и отходит подальше. Держу Жульку на руках, а ногой раскидываю коробки. Клад нашелся быстро. Видимо, после какого-то междусобойчика кто-то из продавцов припрятал для себя в коробке колбасную нарезку. Абсолютно свежую! Какой только колбасы тут ни было : молочная, копченая, ветчина . Тут же были нетронутые свежие кусочки торта. Да это ж целый Клондайк!

Трапеза наша была веселой.  Было одно неудобство: с колбаски нужно было снимать шкурку, но этому мешала Жулька, сидящая на руках. Отпустить ее я не могла, т.к. колбаска ей противопоказана. А вот щенок с жадностью поглощал кружочек за кружочком. Потом вдруг появился наш знакомый песик – Серега. И ему подфартило.

Но тут я вспомнила про свою Клару и решила забрать остальное для нее, извинившись перед собачками.  Дома, освободив колбасу от шкурок, разложила ее маленькими порциями и положила в холодильник.

Ворона была обеспечена вкусной едой. Вот тогда-то я и заметила, что, избалованная обилием еды, она имела возможность выбора. Эта гурманка выклевывала из колбаски сало, а оставшееся мясо прятала на моей клумбе под окном.

 Заметив ее особое пристрастие к салу, я брала его свежее на рынке. Продавец, у которой я постоянно покупала мясо, щедро отваливала мне бесплатно это лакомство для моих дятлов, поползней и синиц. Это было зимой. Узнав, что я опекаю ворону, она и ее  взяла на свое обеспечение. Теперь уж точно не умрем с голоду!

Моя пернатая подруга (друг?) явно делала успехи. Как же я была удивлена, когда однажды обнаружила ее сидящей на ветке тополя. Как она туда попала ? Я стала наблюдать . Клара оказалась на удивление сообразительной!  Вокруг высоченного тополя росли кустарники. Так вот она подпрыгивала на самую низкую веточку, а потом на другую – повыше, а потом еще повыше, а потом с высоты кустарника – на нижнюю веточку тополя. Это была победа! Теперь я не боялась никаких котов.

Мы стали большими друзьями и понимали друг друга  с полуслова, с полуКАРка.  Когда я возвращалась откуда-нибудь и не замечала уже в зеленой листве свою подругу, мне вслед неслось ласковое, нежное «кле-кле». Не «кар-кар»!  Ее «кле-кле» означало : «Ты что, не видишь!? Я тут!»

Вершиной достижений Клары стало то, что она научилась попадать на козырек над нашим крыльцом – прямо под моим окном (второй этаж). Уже опробованным методом она прыгала на сучок сирени, поднималась на вершину. С сирени прыгала на черемуху, ветки которой были  в метре от козырька.  Слабый взмах почти одного крыла и  счастливая Клара уже сидит на козырьке и смотрит на меня, еще более счастливую, чем она!

Теперь каждое утро начиналось с того, что я открывала кухонное окно и  звала по имени свою любимицу.  Общение с ней было необычайно трогательным! Она сидела в метре от меня и ждала угощения. Как всегда тут были и голуби, которые готовы были что-нибудь побыстрее ухватить. Но не всегда это им удавалось!  Я бросала мелкие кусочки пищи, чтобы Кларе было удобнее есть. Кусочки, ударяясь о козырек, рассыпались в стороны. Клара быстро  ухитрялась их собрать : промедление грозило потерей. Голуби все-таки побаивались ее и не подходили близко.

Собрав все кусочки, Клара устраивалась поудобнее и вываливала их из клюва в кучку. И вот теперь, не спеша, смакуя, она приступала к еде. Часто , видимо, насытившись, она планировала на мою клумбу под окном, где только еще начинали пробиваться цветы.( Планировала она легко:здесь не требовались особые усилия крыльев – это не взлетать.)

Ворона тщательно (как она думала) прятала еду. Находила маленькое углубление, клала туда кусочки и прикрывала их комочками земли.  А когда листочки на клумбе стали побольше, и они пошли в дело. Часто она выдергивала какой-нибудь  еще слабенький цветочек прямо с корнем. Что делать? Приходилось все прощать этой хулиганке.

Мне было интересно, помнит ли она свои тайники ? Да, помнит! Я убедилась в этом не раз, так  как все эти таинства происходили на моих глазах.

Я раньше думала, что вороны размачивают в воде только что-то сухое. Ничего подобного! Клара все подряд макала в воду, прежде чем отправить в рот. Видимо таким способом ей было проще проглотить.

Потихоньку я отслеживала все тонкости ее жизни . Теперь мне было интересно узнать, где спит моя воспитанница. Оказывается, она решила и этот вопрос.  Поужинав поздно вечером, Клара уже легко по веточкам взобралась на самую вершину тополя. Рядом с тополем стоят такие же высокие лиственницы. А так как они стоят близко друг к другу, птица перелетала с вершины на вершину. С вершины лиственницы вороне нужно было перелететь только через очень узкую лесную дорогу, чтобы устроиться на ночлег в сосняке, начинающемся сразу за дорогой.

К сожалению, не все гладко складывалось в  Клариной жизни. Она была одинока.  Более того, окружающие вороны очень ее обижали. Может быть, они чувствовали ее ущербность. Я и до этого всегда угощала ворон, которые любили присесть на фонарный столб, расположенный как раз напротив моего кухонного окна. Ну как не бросить попрошайке кусочек сыра на козырек? А тут вдруг появился стабильный потребитель – моя больная Клара. Может быть, это ревность? Не знаю.

Я стала стараться кормить мою любимицу, когда рядом не было ворон.  Но стоило мне бросить корм, как моментально на козырек, откуда ни возьмись, камнем падала ворона. Моя Клара в страхе выплевывала корм из клюва и улетала.  Но ее догоняли и били. Как она их боялась! Я страдала не меньше обиженной птицы, но не знала, как ей помочь. У меня были опасения, что ее заклюют до смерти. Увидев еще издали своих обидчиков, Клара тут же пряталась на черемухе ,но они доставали ее и там.

Я никогда не видела такой жестокости у кошек и собак по отношению , например, к их безногим собратьям. Несмотря на то, что я очень люблю ворон, у меня появилась какая-то злость. Ну как же так?! Мне пришлось выходить на улицу и кормить Клару у своих ног.  Успокаивало  то, что она делала запасы не только под моим окном. У нее теперь было много таких тайников, о которых она помнила и пользовалась ими в критические моменты.

Подошло время кладки яиц  и высиживания птенцов. Все вороны исчезли из поля зрения. Как ни странно, куда-то исчезла и моя Клара.  Я гадала , куда? Ведь она все время была одна.  Как бы мне хотелось верить, что она  создала свою семью. Сегодня уже третье июля, но на стадионе стоит полная тишина. Не слышно карканья ворон, не видно птенцов.  Обычно здесь вороны обучают своих детей. Может быть, еще рано?

Недавно стала появляться  ворона и садиться на крышу 9-тиэтажного дома, который стоит напротив. Я тут же кидаю кусочки сыра и на всякий случай  кричу : «Клара! Клара!». Ворона сразу летит на козырек, собирает сыр и улетает. Мне так хочется верить ,что это моя родная Клара носит корм своим птенцам. Иногда она тут же прилетает снова и уносит очередную порцию .

Меня смущает только одно обстоятельство : правое крыло вороны, которое царапало землю, выглядело здоровым. Могло ли такое случиться?

Каждое утро я снова жду свою ворону и заранее готовлю ей лакомство. Тем более, что  вчера около нашей мусорки ходила ворона с двумя птенцами.  Только одна ворона! Это вселяет в меня маленькую надежду. А вдруг она прилетела с птенцами поближе ко мне, надеясь на мою поддержку?


Рецензии
Вы не просто спасаете пернатых. Вы ещё и изучаете их!
Это особенно ценно.
Желаю удачи, во всех смыслах.

Варакушка 5   27.06.2018 21:32     Заявить о нарушении
Спасибо большое за отклик.
Обожаю ворон.Свое отноше-
ние к этой изумительной
птице вылилось в небольшой
рассказик "Мое тебе почтение,
ворона".Дружу с ними всю
жизнь.

Фаина Нестерова   28.06.2018 09:28   Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.