Аня

                Прошёл год с того страшного вечера, когда произошла эта авария. Вавилов сидит в своём любимом кресле и смотрит в окно и кажется ему, что он за рулём своего автомобиля... Скользкая трасса - идёт дождь. Надо бы сбавить скорость, но уже поздно, тень, мелькнувшая на дороге, заставляет с силой  тормозить...  Машину заносит, она переворачивается. Воспоминания уплывают в пространство, а дальше пустота…

                Утро... Да, это было утро, потому, что дождь шёл ночью. Больница, реанимация, боль в голове и нечем дышать. Врачи: «Смотрите, глаза открыл. Как Вы себя чувствуете?»  - «Хорошо». - «Ну, вот и умница».  Отошли в сторону. -  «Я и не думал, что он так быстро очнётся, всё-таки трепанация черепа, целых пять часов работали. Ладно, пойдём в соседнюю палату».

                Из больницы он вышел через два месяца. Увидел себя в зеркале, ужаснулся - лысый. Череп немного сдвинут, ну ничего и так сойдёт. За это время отросла большая борода. Наверное, уже и забыл, что он учитель с большим стажем и преподаёт живопись с рисунком в творческой мастерской. Как же теперь работать? Если он еле ходит, конечно, дали инвалидность. И, что теперь,  «сиднем» сидеть? Нет, только не это. Взял в руки карандаш - не рисуется. И, вдруг, незаметно для себя, вместо штрихов на бумаге стал буквы выводить. Иначе говоря, писать начал, а точнее, он никогда и не заканчивал этого делать, начинал ещё в юности с дневников, потом рассказы пошли, но всё так в рукописях и осталось. А тут решил возобновить, благо, время свободное появилось...

                - Сергей Александрович, как хорошо, что Вы вышли. Когда начнём? Мы так все соскучились. Как Вы себя чувствуете?.. 

                Телефон раскалился от звонков. Пора было выходить на работу - заждались. Но как ходить, если каждый шаг только с валидолом. Водить машину запретили - нет реакции...

                - Сергей Александрович, давайте я вас подвезу, мне это не составит большого труда и вообще, возить вас буду, когда надо, лишь бы занятия быстрей начать.

                - Надя это вы?..

                - Да я, а кто же ещё...

                Вот так всё и началось, она приезжала за ним, довозила до мастерской, а потом ещё и домой забирала. Жена встречала у подъезда, помогала подняться на пятый этаж,- дом без лифта.

                Утром вставал рано - не спалось; возраст, наверное. Садился в кресло: на коленях большая общая тетрадь, в руках ручка, а строчки «бежали» сами по себе,- не остановить. Это стало спасением от хандры и депрессии... Писал обо всём, что окружает и обо всех, кто рядом. Бывало, скажет  кто-нибудь слово, а для него – сюжет. Стал потихоньку возвращаться из "ниоткуда".

                Однажды, набрался смелости и позвонил:

                - Алло, это Надя? Сергей Александрович беспокоит. Я, тут с небольшим предложением к Вам, понимаете, хочу написать о вас рассказ...  Да Вы не пугайтесь только. За основу возьму некий образ, только отдалённо напоминающий Вас. Имя выдуманное, ну, а потом, как Бог на душу положит, только не обижаться... Подумайте и если решитесь то позвоните, буду ждать. Без вашего согласия писать ничего не буду...

                Через час ответ:

                - Я подумала и решила..., пишите!..

                Чтобы сразу знать реакцию на свои рассказы, Вавилов, читал их вслух своим ученикам, непосредственно на уроках живописи и рисунка, при этом, будучи уверенным, что одно другому не помешает, а только поможет. Тем более, что «аудитория» его – в основном, женщины, которые постигали азы изобразительного искусства, чтобы в дальнейшем стать дизайнерами, а кто-то ходил на занятия для "самоутверждения", вот для них он и писал. Они были благодарными слушательницами. Он радовался этому, как ребёнок, чувствуя обратную связь и в большинстве случаев,- положительную...

                Очередное утро запоздалой весны. За окном серо и буднично. Ночью прошёл дождь со снегом. Воздух наполнен весенней сыростью, а на душе светло. Он чувствовал себя намного лучше, чем раньше,- никакого сравнения. Беспокоили лишь мысли - "Выживу ли?"  Но теперь у него есть «противоядие» - он садится в кресло... Рука прилежно выводит название рассказа – «Аня». Он и не догадывался тогда, к чему это приведёт. Строчки сами ложились одна за другой... Он только успевал их записывать...

                *
 

                ...Она возила его на машине, хотя он прекрасно   уже мог перемещаться и сам или использовать свой старенький автомобиль, ведь ездили они с женой в "Ашан" за покупками...

                Анна, вообще, не понимала, что с ней происходит, почему она так рвётся к нему в мастерскую, стараясь обязательно посещать каждое его занятие. А когда он пропал, она вообще места себе не находила. Только спустя какое-то время, она узнала всё про аварию и про его тяжёлую травму. Врачи мало верили в успех операции... К нему её не пустили – не жена. Надо ждать, делать нечего...

                Неужели не будет больше занятий, которые она так боготворила? Неужели он не выживет? Но, вдруг, он появился, правда, ещё очень слабый, хотя голос его звучал бодро и уверенно

                - Аня, приглашаю Вас на первые уроки после вынужденного перерыва. Приезжайте!.. - звучал голос учителя в трубке. 

                – Я за Вами заеду, диктуйте адрес.

                Голос Ани звучал чересчур радостно. От этого она смущалась, не имея возможности этого скрыть. Так что же это такое – любовь?!.. Об этом она и думать не могла, ведь он ей в отцы годился, ему – пятьдесят шесть, а ей?.. -  половина того будет. Но причём тут возраст, когда есть чувства, правда, в них она ещё не разобралась пока. Но, что происходит с тобой, если ты постоянно хочешь видеть одного и того же человека, слышать его и думать о нём?.. Как называть всё это?

                Муж Анны, Вадим, стал понемногу отходить на второй план, с каждым днём становясь чужим. Да и как могло быть иначе, если выходила она за него безо всякого желания. Он настоял, она и сдалась. Рождение сына поставило точку в её колебаниях, чего-то менять было уже поздно. Так и прожили вместе 10 лет кувырком. Сегодня любовь, а завтра и ударить может. За что? Да так для профилактики. Пить начал… 

                - Анька, я люблю тебя, но ты ведь ничего не понимаешь, да и куда вам бабам…, - часто говаривал он в очередном подпитии.
    
                Он кидался в неё ворохом газет, что бы хоть как-то привлечь к себе внимание, но безрезультатно... Анна ещё глубже уходила в себя, осознавая, что больше так продолжаться не может. Что же делать? Ответа не было. Это ещё больше повергало её в уныние. Ей, казалось, что она стоит и бьётся головой о бетонную стену, а кроме, как шишки на лбу, ничего не имеет. Вот и придумала себе - любовь...

                А что, учитель? У него своя семья, теперь он ещё и болен. Хотя вёл он себя всегда сдержано, иногда даже слишком. Всегда держался в рамках приличия. В их отношениях просматривалась некая нить, каким-то  образом, их связывавшая. И, может быть, начни плести из неё что-нибудь, давно бы свитер получился.   

                Он являлся руководителем мастерской живописи, по сути, был её основателем. Мужчина, на веку которого было много всего, в том числе и любовных связей, мало обращал внимания на «воздыхания» своих  учениц, - привык за долгое время к их вниманию. Не было и года, чтобы кто-нибудь, не влюбился в него. Но он, наученный горьким опытом, знал, что это лишь очередное увлечение. Влюблялись не в него, а в созданный им образ, из которого, подчас он забывал выйти. Аня и не думала об этом, ей было просто хорошо рядом с ним, - таким начитанным, интеллигентным, знающим, своё дело специалистом.

                - Алло, Аня! Вы меня везёте сегодня? Спасибо, ну тогда, как всегда. Встречаемся на углу. Ждите меня там...

                Анна вела машину легко и непринуждённо. Но не было случая, чтобы он не преминул сделать ей замечание по технике вождения.

                - Вы знаете, я так с инструктором не переживала, как с Вами. Вы не прощаете ни одной, даже самой маленькой ошибки.

                - Нет, Аня, ошибок не бывает маленьких и больших, бывают просто ошибки, за которые приходится расплачиваться. Я их столько успел совершить за свою жизнь, что может начаться необратимый процесс, когда назад дороги уже не будет.

                - Так Вы трус?.. - задала вопрос Анна.

                Он промолчал, внимательно глядя в окно.

                - Аня, вот мы и приехали, паркуйте машину вот там под липами, как раз место пустует. - он указал рукой в сторону от стоянки. 

                - Но до вашего дома нужно ещё проехать?!..

                Голос Ани дрожал, она почувствовала, что сегодня что-то должно произойти, но что?.. - она боялась об этом подумать.

                Он приблизился к ней. Поцеловал в щёку, а затем и губы...  Он старался не притрагиваться к ней руками, а просто целовал. Блаженная дрожь пробежала по женскому телу. Они долго целовались. Аня получила, то, что хотела, но что дальше?

                - Нет, я так больше не могу...- произнесла она.

                - Я не знаю как, но вот так, точно не могу! 

                Она откинулась на спинку сидения. Он аккуратно коснулся рукой её груди.

                - Мы сошли с ума! - прошептала Аня, обхватила учителя за шею и прижалась к нему.

                - Всё, всё нам пора. - говорила Аня, удерживая его одной рукой и отталкивая  другой.

                - Нет, нет, не надо, идите, Вас ждут.

                Моросило. Он не чувствовал дождя, уверенным шагом он шёл к дому. Подъезд. Лестница. А вот и дверь квартиры. Остановился. Отдышался и постарался придать лицу спокойное выражение. Нажал кнопку звонка, при этом успел подумать, как же хорошо, что прохладный дождь успел вовремя остудить разгоряченное лицо.

                - Посмотри, ты весь промок. А где твой зонт? Тебя сегодня никто не подвёз? Удивительно, ведь ты ещё такой слабый...

                Жена помогла ему снять мокрую куртку. 

                - Нет, почему же, меня сегодня Аня почти до самого дома довезла. Мне тут немножко пришлось пройти, а зонт я, наверно, у неё в машине оставил, завтра возьму. Ну, всё, всё, раздеваюсь и в ванну.

                Он любил принимать ванну. В ней можно побыть одному - поразмышлять, расслабившись в облаках пены, а сегодня было о чём подумать.
 
                - Тебе сделать ванну, ну как ты любишь? 

                - Нет, я сам... иди, ты, наверное, сама устала.

                Он долго лежал в искристой пене, перекладывая её из руки в руку. Это было его любимым занятием. При этом, хорошо и спокойно думалось: «Какой же я идиот, захотелось почувствовать себя молодым. А мне это нужно? И так проблем целый ворох, а теперь ещё и эти переживания, что она теперь обо мне думать будет?»

                - Милый тебе, по-моему, смс...

                У двери ванной стояла жена.

                - Екатерина, я надеюсь, что ты не опустишься до чтения чужих писем?..

                Он постарался, как можно вежливей взять телефон из рук жены.

                - Спасибо, иди, я тебе потом всё расскажу, это, наверное, из Союза художников...

                Но он уже нажал кнопку в телефоне. Экран в одну секунду высветил три слова: «Я люблю тебя!» Трубка, как скользкий угорь, выскользнула из его рук и юркнула в воду.

                Аня, не двигаясь, долго сидела в машине, уставившись в одну точку. Она совершенно не понимала, что же всё-таки произошло... Ну целовались, да и только... Но как?.. Как? Как все люди целуются, но почему тогда её губы так блаженно млеют, как будто по ним пробегает мельчайший разряд тока. Почему её тело так расслаблено и не хочет ей повиноваться? Почему ей совершенно не хочется ехать домой? Да потому, что дома будет всё то, что было вчера и позавчера, и все последние десять лет - усталый муж с водкой и пивом, телевизор с вечным футболом и ворох непрочитанных спортивных газет...

                Вадим встретил её у двери, непринуждённо потягивая  из горлышка пиво.

                - Ты что-то припозднилась сегодня? Пора бы и честь знать, у тебя ребёнок некормленый, муж, семья, в конце концов... - наставлял Аню Вадим.

                Она, молча, разделась, приняла душ и только после этого пошла на кухню. Присела и задумчиво уставилась в окно. Потом занималась с ребёнком, долго не ложилась спать. Наконец, прилегла к ожидавшему её, мужу.

                - Ань, ты может, обернёшься ко мне?..    
            
                - Извини Вадим, я сегодня так устала, давай завтра поговорим.

                Муж, недовольно пыхтя, достал газету, включил свою лампу и стал читать.

                - Спокойной ночи...

                Анна промолчала.

                - Ты, что спишь? -  продолжил Вадим...

                - Спокойной ночи...

                Она отвернулась от Вадима и вся ушла в воспоминания.

                На следующий день Аня была на занятиях, которые прошли, как всегда, на подъёме. Всем было весело и хорошо. В конце, было заметно, как учитель старался вежливо, но в тоже время, настойчиво, выпроводить студийцев домой. Мастерская опустела. Осталась одна Аня,- она ждала его, чтобы отвезти домой.

                Сегодня отмечали чей-то день Рождения. Стол был не убран. Шампанское, конфеты, закуска оставались на своих местах. Маэстро был явно под хмельком. Его тянуло к Ане и с этим ничего нельзя было поделать. За окном шелестел легкий весенний ветерок. Был май. Никуда не хотелось уходить, да и выпитое шампанское делало своё дело.

                - Ну, что, Вы готовы?.. - дежурным голосом спросил учитель. Прежде всего, думая о поездке домой.

                - К чему?..   

                Анна резко обернулась, пристально глядя ему в глаза.

                Всё произошло как бы само собой. Он обнял её за талию и привлёк к себе. Их губы встретились в таком страстном поцелуе, как будто до этого они никогда не целовались, а этот поцелуй был последним в их жизни. Через лёгкий ситец платья он ощущал её всю, чувствуя, что постепенно теряет контроль над собой, а так хотелось остаться верным своим принципам – "никаких контактов с ученицами". Но куда там?!.. Процесс пошёл и остановить его не было никакой возможности.

                Аня постепенно теряла  над собой контроль, чувствуя, что улетает в космос. Она никогда не думала, что от поцелуев и объятий можно терять сознание...

                Сколько прошло время, за этим никто не следил...

                - Пора?!..   

                - Да, да...Пора…  - выдавил из себя учитель - Секунду, - я отзвонюсь жене: - "Алло, Катерина, мы сейчас выезжаем. Скоро буду. Ну, всё, целую...

                Он ещё никогда не чувствовал такого духовного отдаления от жены, но знал, что всё это пройдёт, туман рассеется и уже завтра утром он будет вспоминать об этом, как о лёгком приключении, но то будет завтра...

                Они спускались вниз по лестнице, нежно поддерживая друг друга... Он давно не испытывал такого, если только в юности.

                - Ань, ты  можешь вести машину, а то, может быть я?.. 

                Аня смотрела на него, не отрывая глаз и, вдруг, поцеловала его в губы, как-бы прощаясь.

                - Нет, теперь ты мой, тебя беречь надо...

                Так хорошо ей никогда не было...
                16 апреля 2011


                ...Сергей аккуратно вывел на бумаге дату и отложил тетрадь в сторону. Работа была закончена, можно и отдохнуть, а завтра почитать в мастерской.

                Рассказ произвел эффект разорвавшейся бомбы. Одни были потрясены, другие возмущены, третьи хлопали в ладоши, но содержимое рассказа никого не оставило равнодушным. Директриса Академии вызвала Вавилова на «ковёр»...

                - Это, как же так получается, Сергей Александрович, меня закидали письмами, якобы вы, на своих уроках, читаете какие-то "эротические" сочинения, отчего снижается учебный процесс.

                Педагог молчал. Он понимал, что переборщил, но, что делать, когда рука пишет, то остановить её бывает ох, как сложно.

                На следующий день он снова читал   "Аню" на занятиях в мастерской, изредка посматривая на Надежду. Он видел, как та волновалась... смущаясь,- краснела и отворачивалась, делая вид, что работает. После уроков они ехали в машине в полной тишине, как будто разучились разговаривать. Он произнёс:

                - Надя, можно я вас поцелую?..   
               
                - Пожалуйста, 

                Она подставила ему щёку.

                - Нет, не так..., по-настоящему. 

                - Сергей Александрович, ну, что Вы, я вас всегда за отца родного почитала, а теперь, оказывается, у меня его нет?!.. 

                Возникла неловкая пауза.   

                - Ну, хорошо, а как вам мой рассказ? Понравился?..   

                Прошла неделя. Пора идти на занятия. Машины нет. Не было и Нади. Время поджимает. Вавилов набрал в телефоне: «Надя вы меня отвезёте?»  Нет ответа... Смс: «Надежда, вы сегодня будете на занятиях?" Ответ: «Я не приеду». Он: «А когда?!» Надя: «Сергей Александрович, вы меня не поняли, я никогда больше не приеду…, простите…»

     Вавилов встал с кресла, отошёл от окна, прошёлся по комнате, разминая  затёкшие мышцы. Прошло почти четыре месяца, как Надя исчезла из его жизни. Неужели так можно поступать с человеком? Ну, хотя бы дала шанс извиниться перед ней. Он остановился, что-то вспомнив. Ну да, вспомнил, ведь она ещё раз звонила ему: «Сергей Александрович, ну, как же так. В мастерской на меня все смотрят, как будто я порно-звезда и зовут меня все "Аней". Я понимаю, вы талант, но мне хотелось, чтобы Вы использовали  его во благо и не делали людям плохо... Прощайте». 
 
     Вавилову, вдруг, вспомнились слова Нади, когда мастерская закрылась на время его болезни - "А как же мы будем теперь жить без Вас?!"

     Он подошёл к окну, отодвинул кресло и стал пристально вглядываться вдаль. Там шёл сильный дождь, как тогда, год назад: «Ань, ну прости, если сможешь». Он даже не осознал, что назвал Надю вымышленным именем АНЯ…

     Москва апрель – сентябрь 2011  (новая редакция июль 2015)*


Рецензии
Сергей, после прочтения Ваших рассказов- появляются мысли-"Что я здесь делаю?".
Просто все роскошно -тонко, чувственно...
Вам всего доброго!

Татьяна Паленга   27.11.2018 21:44     Заявить о нарушении
Не очень понял этого вопроса... Но интуитивно чувствую - это некий комплимент. За что большое спасибо! И давайте так... может этот вопрос, кто-то и может задать, но только не Вы... Это моё чёткое мнение. С уважением и теплом!

Сергей Вельяминов   27.11.2018 22:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 58 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.