Как карта ляжет

- Ну что, как обычно в картишки, в очко?
- Да ну, надоело. Да и смысл с тобой играть, ты ж всё время выигрываешь. Мухлюешь небось.
- Больно надо мне мухлевать. Ну хочешь, твоей колодой будем, раз моей очкуешь.
- Знаю я тебя, всё равно обманешь.
- Вот зуб даю, что всё по чесноку, без нае*алова!
- Нужен мне твой зуб… Да и надоели эти карты.
- Ну, не хочешь в карты, давай во что-нибудь другое. Шахматы, как вариант?
- Да не, в шахматы слишком долго, только время тянуть.
- Вот кто бы про время говорил. Сам же знаешь, что его нет.
- Для нас может и нет, а кой для кого... Сам понимаешь.
- Ну не знаю… Может камень-ножницы-бумага?
- Угу, давай ещё монету бросим - орёл или решка!
- О, а чё? Нормальный ход!
- Не смеши, а? Дело то серьёзное.
- Ой, да ладно – серьёзное… Тут уже и так всё ясно.
- Ничего ещё не ясно! Слушай… А… Тебе сильно принципиально, чтоб сегодня? Что-то у меня вообще настроения нет, если честно.
- Да не, не особо. Не горит, ха-ха...
- Тогда… Может через недельку? Или через две. Глядишь, ситуация проясниться. Тогда и сыграем, а?
- Не понимаю, и чем тебе карты не угодили? Ну давай хотя бы так, без интереса? Тебе-мне, тебе-мне. Ну, у кого больше? Вскрываемся?
- Да подожди ты со своими картами! Договорились же, что в другой раз.
- Ну, как знаешь, - с этими словами Ангел Смерти встал с кровати, поправил на себе одежду, и, бросив на одеяло «рубашкой» вверх розданные карты, добавил, - всё, бывай, до встречи. Считай, что один ноль в твою пользу, - и, подмигнув, исчез с лёгким хлопком, оставив после себя лишь облачко дыма. Ангел Смерти питал слабость к спецэффектам.
Светлый Ангел несколько секунд смотрел на дым, что растворялся по комнате, большей частью уходя в вентиляцию, потом перевёл взгляд на опутанное проводами и трубками неподвижное тело мужчины средних лет, где ещё теплилась частица жизни и которого примерно час назад спасатели минут двадцать выковыривали из покорёженного БМВ, что слился в смертельном поцелуе с железной опорой, встрече с которой поспособствовали горячая кровь водителя, разбавленная застарелой болью и двумя промилле.
- Везучий ты, - вздохнул Светлый, подкрутив колёсико у капельницы, отрегулировав скорость подачи лекарства до необходимого, - будет ли польза, если выживешь? Прошлого раза, видимо было недостаточно.
Потом он перевёл взгляд на карты, что лежали перед ним, и, чуть помедлив, вскрыл сначала свои, а потом те, что бросил на одеяло его собеседник.
- Хм… Ну вот, так я и предполагал. И ничего тут не поделаешь. Это всего лишь условности. Ты сам раздал свои карты, и причём давно... Ну, пока. Пара недель у тебя есть в запасе. А мне пора…
Светлому были чужды всяческого рода внешние яркие проявления, поэтому он тихонько вышел через дверь, и, поймав ускользающий луч заходящего солнца, незаметно растворился в нём, словно в золотом ручье.
Десятка и туз сиротливо лежали на примятой простыне. Лекарство в капельнице капля за каплей пыталось вернуть жизнь в искалеченное тело, одновременно, словно песочные часы, включив обратный отсчёт. Время брало своё.

* Источник изображения - информационно-телекоммуникационная сеть «Интернет»


Рецензии