Загогулинки. Письмо к электорату. 09. 07. 2015

Человек – это звучит гордо. Это никак не звучит. Мы, люди, не хозяева планеты. Мы часть её жизни. И не самая большая. И не самая лучшая. И бесполезная. Даже и вредная, как оказалось. Природа создает, природа уничтожает всё, не подошедшее ей. Ящеры были огромны. И пространство для жизни им требовалось не хилое. И еды много. Ну и где они? Но ящеры – мелочь. Мы сожгли, переработали в бумагу, мебель, стройматериалы половину лесов планеты. Мы вытрясли из её недр большую часть  топлива и руд. И это мы изгадили её реки, моря и атмосферу. И продолжаем своё паскудство с завидным усердием.
Ну чего мы хотим? Хором сесть на золотые унитазы и жрать икру? Превосходства друг над  другом? Денег по самую завязку?  Да мы вымрем тотчас, дай нам всё это ! И выходит, нам важен процесс устремлений, игры в  догонялки-перегонялки. И это стало смыслом  нашего жития. И даже с муравьями мы не можем сравниться. Тем достает малого. И пользу ещё приносят. От нас только урон. Поэтому и исход  один. Сначала Земля смотрела, что получается. Потом сопротивлялась, как могла. Теперь уничтожает. Но мы уже не протрезвеем. И Земля останется по любому. С нами ли?
В загранице, посмотришь,  семь ухоженных двухэтажных домиков, магазинчик, почта-аптека и дорога (весьма приличная) – деревня. Или городок. И пожить бы там сколько-нибудь. У нас поселение (бывшее городом Печорой). Кто-то там, наверху, переименовал городки с уменьшающимся населением. Но жить мешают ассоциации. По условно-досрочному освобождению выходили зеки, как-бы на свободу, но уехать не могли и жили в поселениях . Вот, теперь мы трубим. Как-то « смешалось всё в доме Облонских». Это как в случае с милицией-полицией. Вроде, пусть называются, хоть коробейниками, ну посмеялись бы. А тут полицаи. Тьфу, полицейские. И если раньше приватно назывались они -  менты. То теперь  - понты, что ли? Зато как в ненавистной Америке! 
И почему-то жизненное пространство – ареал, мы – электорат. За столько лет бы и определится,  на русском мы говорить будем или на экстравагантном арго. Или правительство втихаря выучивает эти слова, чтобы мы, если и поняли, то всё равно попадали б в обморок от их ума и величия. Язык народа – это его всё. Или ничего. Как сейчас. И ни одна страна не торопится пополнять свой язык за счет русского. Может только мат, если. И посмотреть если, лиан и пальм у нас в ничтожном количестве. Но обезьяны мы -  ещё те.
И Ванга, конечно, Вангой. И процветание России предсказано (опять вроде как). Но летит наша страна уже не на гоголевской тройке, а в пропасть. И не пришёл ещё ужас от происходящего. Но уже и не оказалось на краю того Сэллинджера, который поймал бы нас, неразумных детей, и уберег.


Рецензии