Пистолет

Олег Палей уже час сидел в своей «пятёрке» на привокзальной площади. Автобус из аэропорта Ростова-на-Дону опаздывал. Он ждал младшую сестру жены, Валентину с дочкой, которая прилетала с Урала к ним в гости. Время перевалило за десять вечера. Солнце село. Густо запахло розами и сурепкой с привокзальных сквериков. Площадь опустела. Народ толкался лишь у кафе напротив вокзала, из окон которого гремел голос Пугачёвой под вой саксофона.
   Палей боролся с дремотой, откинув голову на подлокотник. Вдруг правая дверь машины распахнулась и на сидение рядом, обдав его резким запахом парфюма села яркая блондинка. Олег растеряно молчал. Она придвинулась к нему, вглядываясь и  положила руку на плечо. От запаха духов и хорошего вина; хереса или мартини, пота подмышек и наглого разглядывания Палей совсем смутился и невольно опустил глаза на её крепкие розовые коленки. Подол лёгкого платья нежданной пассажирки задрался почти до пояса, а голые бёдра прикрывала лишь изящная сумочка из белой кожи.
– Таксуете. – Не…е…т. Я жду автобус с аэропорта. Извините... но...о.
– Короче, волыну, мужик, купишь. - Она перешла на ты.
– Какую…. – Не успел Палей договорить, как пьяная дамочка достала из сумочки пистолет системы Макарова и сунула его Олегу в руки.
– Да Вы с ума сошли. Он у Вас не заряжен. – Промямлил Палей, неловко взяв оружие за ствол. Она достала из сумочки стеклянную баночку с патронами.
 – Держи. Здесь двадцать маслят. За всё пятьсот рублей.
– Вы с ума сошли.
– Ну, четыреста. Ствол точно чистый. Я в суде работаю. Муж мой начальник милиции в этой дыре. Мне нужно срочно уехать. – Олег сунул пистолет и банку дамочке в открытую сумку.
– Немедленно выйдите из машины.
– Да ладно тебе.
 Палей выскочил, обежал машину и открыл дверцу.
- Немедленно выйдите из машины.
– Заладил …. С ума сошла. Выйдите. Патефон.
 Олег потянул её за руку. Дамочка зацепилась оборкой платья за крючок ручки двери. Раздался треск ткани и звон разбитой банки, которая вывалилась из раскрытой сумочки вместе с духами и помадой. Каблуки пьяненькой красотки подкосились и она уселась на асфальт. Неожиданная картинка на вечерней привокзальной площади стала собирать зевак. Олег, оглядываясь, быстро покидал патроны с косметикой в сумочку и усадил женщину обратно в машину. И только тут он заметил, что порезал осколками банки обе ладони, сгребая патроны на асфальте, и вымазал кровью светлое платье дамочки большими пятнами, помогая встать и усаживая в машину.
– О боже – Сказали они хором и замолчали.
Красотка отвалилась на спинку сидения и стала молча разглядывать розовеющие облака. Палей достал из бардачка изоленту и стал заклеивать свои порезы.
– Я встречаю сестру жены с детьми. Потом Вас подвезу до дому. Дамочка закрыла глаза и застонала.
– Мне нужно срочно в аэропорт. Мне нужны деньги на билет.
– У Вас всё платье в крови. Куда Вы поедете в таком виде.
– Я тебя посажу за изнасилование на десять лет. Ты понял. – Она повернула к Палею лицо искривлённое отчаянием и злобой. В глазах дамочки блестели слёзы. Олег оцепенел. Работает в суде. Юрист. Менты, судьи, прокуроры часто оканчивали один вуз, все они друзья-однокурсники. Это конец. По следствию, запрут в КПЗ на годы. Да насильник в КПЗ и полгода не живёт.
– Успокойся, успокойся, тебе куда лететь.
– В Уфу, а там в Глазов.
– Зачем тогда тебе Аэрофлот. До Ростова-на-Дону 260 километров, до утра не доедем. Давай я тебя кину до станции Куберле. Здесь всего 45 км. Там кстати поезд проходит через два часа «Симферополь-Свердловск». Завтра к вечеру будешь сразу в Глазове. Они встретились глазами.
– А ведь верно. Поехали. – Улыбнулась женщина, вытирая слёзы обеими ладонями.
Палей заехал домой. Влетел в квартиру. Жена сидела за накрытым столом.
– Олег, что случилось. Где Валя с Нюрой.
- Не знаю. Самолёт или автобус опаздывают. Бери такси. Встречай сама.
– Да что случилось. - Потом. Маша. Потом. Где твой костюм «джерси», что я из Киева привёз.  – В шифоньере. –
Палей выскочил из подъезда. Положил на заднее сидение модный женский костюм и сел за руль.
– Переодевайтесь. – Буркнул он пассажирке. Выехали за город. Асфальт быстро кончился. Грунтовая дорога шла мимо орошаемых полей люцерны. Из люцерны постоянно выскакивали зайцы и бежали в свете фар впереди машины. Олег притормаживал и на минуту выключал свет. Зайцы прыгали в траву.
-  А у меня муж их при дальнем свете давит и в багажник складывает, козёл.
– Зверьё и рыба ночью, как завороженное не может вырваться из коридора света. Я сбивал и кабана. Степные зайцы псиной пахнут.
– Мой козёл их в уксусе вымачивает. Тебя как зовут.
– Олег Николаевич. – Меня Марина. Далеко ещё.
- Минут двадцать.
– Марина стала переодеваться на ходу, не стесняясь Олега. Слушай, а костюмчик какая пресесть и мне впору.
– Дарю. - Спасибо. А денег на дорогу.
– Держи 45 рублей. На два плацкарта до твоей мамы хватит. Олег подрулил к вокзальчику. Марина вышла из машины и подошла к дверке водителя.
- Пока Олег Николаевич. Большое спасибо лежит сзади на полу.
– Прощай навсегда, а пистолет я выкину. – Марина пошла к кассам, не оглядываясь. Палей через пять минут уже летел в сторону Тиходонска, держа на спидометре 100 километров. Настроение у него улучшилось, и за всю обратную дорогу не выскочил ни один заяц в пыльный коридор света фар. Ствол Олег продал торговцу бараниной на рынке за 500 долларов, и купил Марии ажурное золотое колечко с бриллиантом вместо джинсового костюма. Который она почему то не одевала, а одев колечко подпрыгнула и поцеловала мужа.


Рецензии
Возможно, в связи с остросюжетностью рассказа, его следовало назвать "Ствол"?

Роман Заблудший   31.07.2018 13:38     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.