А все-таки она есть. 01

 Стоянка поезда подходила к концу, когда в купе вошел невысокий полноватый мужчина лет шестидесяти и приветливо улыбнулся Юлии. Затем он обернулся и весело сказал кому-то:- Вот видишь, как я и обещал, в этом купе едут одни молодые красавцы! Скучно не будет. И как тебя одну тут оставить?


   Юля удивленно смотрела на мужчину, не понимая его странной шутки. Возмутиться она не успела, потому что в купе, мягко отстранив весельчака, боком вошла стройная женщина примерно такого же возраста, что и ее спутник.
   - И что ты людей пугаешь? – весело обратилась она к мужчине. – Что девушка о тебе подумает?


   Затем она села напротив Юлии и добавила, обращаясь к попутчице:
   - Меня зовут Жанна Петровна, а этот веселый человек – мой муж Владислав Сергеевич. Извините его, он не хотел вас напугать.
   Мужчина положил руку на сердце и, закрыв глаза, театрально склонил голову.
   - Юлия Михайловна. Юля, - отозвалась пассажирка. – Ничего страшного!


   В тот момент, когда муж устраивал на верхней полке вещи жены, Юлия украдкой рассматривала их обоих.
   Жанна Петровна, крашеная блондинка лет шестидесяти, невысокая, стройная, спокойно сидела около окна и с улыбкой наблюдала за действиями супруга.
   Владислав Сергеевич то и дело повторял жене, чтобы она не волновалась и не спешила выходить на конечной остановке. Зеленые глаза мужчины, показавшегося Юле несколько странным, с нежностью смотрели на Жанну Петровну.


   - Николай зайдет в купе, все спокойно и аккуратно вынесет, поможет тебе выйти на платформу…
   - Владик! Не волнуйся ты так! В первый раз что ли еду?
   - Ну, не в первый, конечно, но все-таки…
   - Никаких «но». Сам, пожалуйста, не забывай пить таблетки. Те, что лежат слева в коробке, - утром, те, что справа, - вечером. Да ты все равно забудешь, - перебила сама себя супруга.


   Помолчав, она продолжила:
   - Я буду звонить два раза в день, чтобы ты не пропустил время приема лекарств.
   Она нежно погладила мужа по щеке, затем, смутившись, быстро взглянула на Юлию, обняла супруга и поцеловала.
   - Как не хочется тебя оставлять одного!
   - Слушай, а ну их, этих врачей, давай я завтра следом рвану.
   - Так и знала, - тихо сказала Жанна Петровна.


   О чем она знала, Юля узнать не успела, потому что вошедшая проводница попросила провожающих покинуть вагон.
   - Ну, девушки, не скучайте в дороге! – обратился мужчина к обеим. – Жанночка, ты не выходи, я дорогу знаю.
   Владислав Сергеевич быстро, но удивительно нежно поцеловал супругу, подмигнул Юле и вышел из купе.


   Через пару минут поезд начал медленное движение. На платформе кто-то махал руками, старушка украдкой перекрестила состав, молоденькая девушка размазывала по щекам слезы. Один Владислав Сергеевич строил смешные рожицы, от которых даже на хмуром лице Юлии Михайловны заиграла смущенная улыбка.


   - Вот так всегда: старается меня развеселить, чтобы расставание прошло легко, - Жанна Петровна послала мужу воздушный поцелуй.
   Она замолчала, а затем как бы самой себе сказала:
   - Повезло же мне с мужем!
   - А вы давно женаты? – сорвался с Юлиных губ вопрос.
   - Пятнадцать лет! – грустно произнесла Жанна Петровна.
   - Как-то невесело вы…
   - Конечно, невесело! Все пятнадцать жалею, что раньше не встретились, - она улыбнулась.


   Колеса мерно отсчитывали время. Позади были сотни километров, а Юлия и Жанна Петровна уже который час мирно беседовали и, казалось, знали друг о друге столько, сколько не знают иногда даже лучшие подруги.
   - Правда, все так и было? – удивленно спрашивала Юля. – Ну, не может быть!..
   Ее спутница улыбалась, кивала головой и продолжала свой монолог, который иногда прерывался репликами Юлии.
   - И вот когда я поняла, что сил моих тянуть такую ношу уже нет, судьба послала мне Владислава.


   Из монолога спутницы Юлия Михайловна знала, что, когда Жанне едва исполнилось двадцать восемь лет, ее муж погиб в автомобильной катастрофе, и она осталась с двумя маленькими детьми на руках. Бабушек-помощниц не было, пришлось освоить профессию массажистки, чтобы иметь дополнительный заработок. Жилось трудно, но дети-двойняшки, Николай и Наташа, никогда ни в чем не нуждались. Чего это ей стоило, знала она одна и подружка-подушка, единственная, с которой женщина делилась своими проблемами.


   - Мне уже было чуть больше сорока, дети заканчивали школу, а я и не думала о том, чтобы еще раз выйти замуж. Да и кому была нужна с двумя детьми? – задала риторический вопрос Жанна Петровна. – Мне и с подругами некогда было встречаться: все работа да подработка. Но и дети молодцы: все каникулы подрабатывали, чтобы помочь мне.


   Она помолчала, задумалась и продолжила:
   - Повезло мне с детьми!
   - Может, это им с вами? – улыбнулась Юлия.
   Собеседница ответила улыбкой:
   - Может! Детки-то у меня поздние получились, им и двух лет не было, когда погиб их отец. Любили мы с Максимом друг друга, а вот стать родителями долго не получалось.


   Женщина замолчала, перевела взгляд на окно, за которым убегали назад столбы и одинокие деревья, а за ними тянулись бескрайние поля.
   - Юленька! А я ведь не зря про свою судьбу рассказываю. Как вошла в купе, увидела ваши грустные глаза, так и подумала, что печаль-тоска на сердце лежит. А вы поделитесь со мной, легче будет.


   - Да вам показалось, - тихо отозвалась спутница. – Все нормально!
   - Ну, ладно! Захотите – расскажете, дорога длинная.
   Они замолчали, думая о своем. Юлия вспомнила бессонные ночи, пустые глаза Игоря, его злость, грубые слова, которые она уж точно не заслужила…


   - Так вот! – оторвала попутчицу от грустных мыслей Жанна. – Было мне в то время, как и вам, немного за сорок, когда попросили меня помочь человеку после автомобильной аварии. Помню, вошла в подъезд, позвонила в квартиру, долго ждала, пока откроют. На пороге стоял мужчина с лучистыми глазами и озорной улыбкой, на которую так и хотелось ответить. Опирался он на два костыля.


   - «Вот спасибо небожителям: такую красавицу послали!..» - это были его первые слова. Смутил тогда очень этой фразой. Неловко как-то мне стало. Уж потом узнала, что в любой ситуации он не унывает, плохо, тяжело ему будет, а все прибаутками да шуточками прикрывает боль и усталость. Долго я с ним тогда занималась, обзвонила знакомых врачей и медсестер, нашла замечательного инструктора лечебной физкультуры – поставили мы Владислава на ноги. А за то время, что была с ним рядом, он не просто познакомился с моими детьми, да еще и подружился. Николай вообще все свободное время проводил с Владиком, да и в военное училище поступил по его совету.


   Жанна Петровна замолчала, потом грустно улыбнулась, на глазах выступили слезы.
   - Своих-то детей у него нет: жена умерла во время родов.
   Она снова замолчала. Юля не задавала вопросов. Она опять вспомнила то чувство мерзости, которое оставил в ее сердце Игорь.


   - Вот еду к Николаю в Читу. Там служит! – гордо произнесла Жанна Петровна. – Опять будет на нас ругаться, что везу варенья-соленья. Конечно, все можно купить, но ведь домашнее лучше, правда?
   - Конечно! - кивнула Юля, но на самом деле она пропустила последнюю фразу мимо ушей. В голове звучали слова: «Забирай срочно вещи, я завтра поменяю все замки».
   - А Наташенька вышла замуж за друга брата по училищу и уехала с ним на Дальний Восток. Так и ездим с Владиком: то к одним, то к другим,- закончила свою историю старшая из женщин.


   В купе опять наступило молчание. Они были в пути уже вторые сутки, а других постоянных попутчиц не было: кто-то проехал одну остановку, кто-то вышел ночью. Колеса монотонно отстукивали по рельсам часы: одной до встречи, другой – от разлуки.


   - А знаете, Жанна Петровна, вы правы: бегу я от себя. Вот еду в Иркутск к подруге, давно звала, но никак не могла собраться, а тут даже рада, что есть, куда отправиться.


   Юля опять задумалась, видимо, размышляя, продолжить ли свой рассказ. Потом решительно мотнула головой, откинулась назад, расправила плечи и глубоко вздохнула. Ее соседка спокойно следила за ней, не произнося ни слова.


   - Я тоже, как и вы, была когда-то замужем, только мой бывший жив-здоров, но не в нем дело. После развода я тоже не позволяла себе никаких серьезных отношений, были скоротечные романы, редкие встречи. Но чтобы снова замуж – нет, я же дочку растила, некогда мне было. И вот года три назад, когда дочь уже училась в институте, я совершенно случайно познакомилась с мужчиной, как мне показалось в тот момент, настоящим. На одной из страничек интернета он оставил комментарий под моим фото, потом прислал сообщение, другое. Наши разговоры по вечерам, после работы, были длительными. Мы обсуждали фильмы, выяснили, что оба являемся поклонниками поэта Асадова, оказалось, что имеем одинаковое мнение на многие проблемы…


   Юлия остановила повествование. Казалось, что каждое слово ей давалось с трудом. Жанна Петровна молчала, ожидая продолжения.
   - Вы знаете, моя история на самом деле не похожа на другие истории любви. Если бы сама не была участницей, никогда бы в нее не поверила…
   - Юленька! Вы расскажите, а я решу – верить или нет.
   - Впервые в жизни я не обращала внимания на внешность мужчины, с которым общалась, - продолжила повествование Юлия. - Игорь совершенно не походил на героя моего романа: высокого роста, но сложен … как бы правильнее сказать – некрасиво что ли: огромные руки, толстоват, грубые черты лица, близко посаженные глаза. Зато собеседником он был великолепным и понимал меня с полуслова. Не успевала я написать какую-нибудь фразу, он ее тут же заканчивал, стоило мне вспомнить старый фильм про войну, так он быстро печатал цитату из него. Игорь поселился в моей голове, казалось, что мы знакомы уже сто лет, а не каких-то пару месяцев по переписке. Наконец пришло время встретиться.


   Она опять замолчала, посмотрела в окно, собираясь с мыслями.
   - Как-то вечером Игорь предложил выпить по чашечке кофе в каком-нибудь кафе. Я согласилась. Вы, как женщина, меня поймете: любопытство просто взяло верх.
   Через полчаса он ждал меня около дома на машине. Я открыла переднюю дверку и захотела тут же ее закрыть: такое странное впечатление произвел на меня мой виртуальный знакомый. Пересилив себя и стараясь на него не смотреть, устроилась рядом на сиденье и постаралась улыбнуться. Мой спутник совершенно не смутился, а внимательно открыто изучал меня. Как ни странно, но цветов, обычных в такой ситуации, не было.


   - Юля! Вы успокойтесь и не зажимайтесь так: я вас ни пугать, ни кусать не буду. Если хотите, можете просто выйти из машины, - голос Игоря был мягким и совершенно не соответствовал внешнему виду.
   - Мне стало неудобно, - Юлия взглянула на попутчицу, как бы спрашивая, права ли она. Затем продолжила:
   - Я подумала: «Тоже мне – красотка нашлась!..» Из нашей переписки я знала, что он военный, офицер ГРУ, почти уже пенсионер, не увольняется, потому что никак не может получить квартиру.


   Вечер мы, беседуя, провели за столиком небольшого кафе. Как я уже говорила, Игорь был хорошим собеседником, его мягкий вкрадчивый голос проникал в самое сердце, я чувствовала, как этот большой человек просто забирается в мою душу. Мне стало известно, что его специальностью были переговоры.


Рецензии