Дорога жизни на Донбасс

Очередной, 32-ой по счёту гуманитарный конвой в Донецкую и Луганскую народные республики, по сообщениям официальных СМИ, формировался в середине июля. Конвой, как и все предыдущие, имеет статус государственной колонны, собранной со всех уголков бескрайней нашей Родины – России.  Колонна эта состоит из двухсот загруженных фур, прицепленных к белым КАМАЗам, которые после прохождения таможенных и пограничных формальностей в Ростовской области, разделяются затем на две колонны по 100 автомобилей. Одна из них прямым ходом направляется в Луганск, другая идёт в Донецк. Потом доставленная в эти две столицы непризнанных мировым сообществом республик, гуманитарная помощь распределяется далее. Доходит, наверное, не до всех.
Примерно в это же время, как только о конвое было объявлено в официальных СМИ, мне довелось познакомиться с одним из водителей, казаком Игорем Шубиным. Нет, он не водитель «официальной» фуры, но уже шесть раз на своём личном грузовике из Санкт-Петербурга отправлялся с адресной гуманитарной помощью непосредственно в Донбасс. Все эти «разовые» рейсы пришлись как раз на первую половину 2015 года, и каждый из них мог оказаться последним. Адресная гуманитарная помощь предполагает поездки чуть ли не в самое пекло, туда, где стреляют, где взрываются снаряды и мины, пущенные из системы ГРАД, или из артиллерийских орудий. Мои друзья ленинградцы дорогу эту назвали Дорогой жизни. Да-да, именно ленинградцы, а не жители Санкт-Петербурга, приехавшие сюда из различных уголков Российской Федерации и бывшего post-советского пространства. Ленинградцы – это те, чьи предки пережили 900-дневную блокаду, и они хотя бы из рассказов своих родственников помнят и знают, что такое блокадные зимы и дорога через Ладожское озеро длиною в целую жизнь. Первый из таких рейсов в Донбасс Игорь совершил  в феврале этого года, а сопровождал его священник из Санкт-Петербурга отец Варлаам.
Люди Донбасса – народ миролюбивый, привыкший работать, а не воевать, и к событиям, связанным с боевыми действиями, разумеется, не был готов. Как рассказывал мне Игорь, значительная часть местного населения отсюда постаралась уехать. Местный контингент – это, в основном, работяги, которым надо содержать свои семьи. Многие из них на заработки уехали в Россию, но кто-то продолжает трудиться непосредственно на местных предприятиях. Так же, как и в любом другом обществе, здесь есть такая категория людей, которые не сумели приспособиться к реалиям и трудностям жизни. Это преимущественно – молодёжь. Многие за время украинского безвременья и проамериканской пропаганды просто-напросто стали тунеядцами и алкоголиками. Поэтому, как бы странно это  ни звучало, среди ополченцев есть добровольцы из России и других стран.
- У кого из госслужбы Украины (СБУ и МВД ДНР и ЛНР) хватило духу пойти против Киевской хунты – они в рядах ополчения, они герои! – говорит Игорь. – Добровольцы и ополченцы – это, прежде всего, неравнодушные к чужой беде люди, люди, которые всем сердцем болеют за свою Родину.
На мой, может быть, не совсем уместный вопрос, «а сколько в районе боевых действий добровольцев из Питера», Игорь ответил, что наберётся, быть может, с батальон…
Человеку, не знающему обстановки, адресную гуманитарную помощь через границу провезти практически невозможно. Здесь водителю требуется целый пакет документов и всяких формальностей. Чтобы не казаться голословным, предоставлю слово самому Игорю, перевозившему  грузы в Донецкую и Луганскую республики не один раз.
- Приехали мы к границе «РФ Донецк – Изварино», именуемый Изваринским пограничным постом. Приехали с отцом Варлаамом. С нами был паренёк по имени Константин, он остался в Донбассе защищать местное население. Идеология Кости очень проста: народ Донбасса в одиночку не может защищать свои земли, за двадцать лет украинской жизни многие люди здесь почти полностью деградировали. В Донецкой и Луганской республиках много стариков, и они, в силу своего возраста, не могут за себя постоять сами, над ними издеваются каратели, фашисты правого сектора, уголовники, и людей нужно защищать от этого произвола…
- Бред какой-то! – возмущённо добавляет Игорь. – Фашисты своё формирование назвали батальоном «Донбасс»! – и тут же продолжает: - Груз, который мы сюда везли, был куплен на деньги предпринимателей, казаков и простых людей...
… И вот мы подъезжаем к шлагбауму. Таможня нас не пускает. Чтобы проехать, оказывается, нужно запастись целым пакетом документов. Прежде всего, чтобы через границу пропустили грузовик, у водителя от владельца машины должна иметься личная доверенность. Если он приехал на личном автомобиле, у него должны быть документы, подтверждающие, что он является его владельцем. Потом нужен допуск уже для самого грузовика, чтобы его могли пропустить через границу на территорию боевых действий. Эту «бумажку» необходимо получить уже в Ростовском МЧС, где надо сначала выгрузиться, предоставить все накладные, а потом ещё и простоять в ожидании допуска не менее 7-10 дней, ибо ты здесь такой не один. Кроме того, необходимо получить разрешение на переход границы и доставку груза уже непосредственно самому водителю. Разрешение это можно взять либо в МЧС, либо в местном военкомате. Гораздо сложней дают его людям, которые никогда не участвовали в боевых действиях. Никто не хочет из людей делать пушечное мясо. Очень серьёзным препятствием для доставки всех без исключения гуманитарных грузов является Пятая российская колонна – попросту говоря, предатели.
- Но вам каким-то образом всё же грузы эти доставлять удавалось? – задал я вопрос Игорю.
- Лишь благодаря людям из российского Донецка и личным их дружеским отношениям, а также связям с местными пограничниками. Весь груз мы провезли. Правда, каждый раз перегружать его приходилось по нескольку раз. Вот как это происходило:
Первым на пути грузовиков, доставляющих адресную помощь,  предстал Антрацитовский район. Часть продуктов перегрузили в другие машины. В нашем случае это были джипы. Чтобы пробираться по украинским дорогам, нужно иметь большой запас колёс. Дорог здесь практически нет, на всём пути, не считая воронок, встречаются ямы глубиной до полуметра. По трассе «Изварино – Луганск» ещё можно как-то проехать, все другие дороги – это целая полоса препятствий. Расстояние в 200 км автомобили проходят за 10-12 часов.
На мой недоумённо-молчаливый взгляд Игорь добавил:
- Ехать приходится с разной скоростью, где-то 20 км в час, где-то 40, а где-то и пять.
Встретил нас местный батюшка, протоирей Алексей из Нижнего Нагольчика, - продолжает говорить Игорь. – Он открыл склад, и мы начали сортировать груз. Одну треть продуктов отложили бойцам на передовую – ополченцам и добровольцам. Это тушёнка, сливочное масло, чай, сахар, различные крупы. Как раз тогда здесь шли ожесточённые бои в районе Изваринского котла. Меня тогда приятно удивило, что у отца Алексея оказались списки семей, потерявших своих кормильцев, а также списки малообеспеченных и многодетных семей. По всем этим спискам он и распределял привезённые нами продукты и необходимые вещи.
Второй рейс Игоря состоялся практически почти сразу же за первым – в марте. В Псковской области, неподалёку от Пушкинских Гор, в одном из сёл люди собрали для ополченцев гуманитарную помощь. Этим грузом оказалась нарубленная свинина. В экстремальных условиях, когда нет времени заниматься приготовлением пищи, съел кусок хлеба, накрытый сверху шматком сала, и, считай, уже сыт. Поэтому свинина для людей, воюющих в ДНР и ЛНР за свою свободу и достоинство, оказалась весьма и весьма кстати. Но свинина – это не банки с тушёнкой, не консервант, а поэтому требует дополнительной сертификации, нужны специальные санитарные и ветеринарные справки. Свинину, чтобы довезти до места, предварительно несколько дней пришлось замораживать. И все эти дни, вместе с людьми, пожертвовавшими этот груз братьям на Украине, Игорь занимался замораживанием свинины.
- Если посмотреть на самих этих людей, которые отдавали, можно сказать, последнее, - вставил в свой рассказ фразу Игорь, - то они и сами, на мой взгляд, нуждаются в гуманитарной помощи! Впрочем, такова натура всех русских людей: сам погибай, а товарища, попавшего в беду, выручай…
Основные трудности с доставкой груза до места назначения начались позднее. Как всегда, на границе. Во-первых, надо учесть, что мясо это не было сертифицировано. И, хотя дело происходило в марте, но весеннее ростовское солнце достаточно хорошо разогревало фургон автомобиля, и мясо, получившее псковскую заморозку, за день нахождения под солнечными лучами, начинало подтаивать. Надо было каким-то образом выходить из складывающейся ситуации. В поисках спасительной «бреши» через кордон, Игорь тогда изъездил множество погранпостов. На одном из постов повезло. Мясо опять-таки пришлось перегружать в джипы, каждый из которых обошёлся в 10 тысяч рублей. Это для того, чтобы пограничник, отвечающий за пост, просто взял, да отвернулся, сделав вид, что не видит нарушения государственной границы. На моё, невзначай высказанное по этому поводу возмущение, Игорь промолвил:
- Кому война, а кому и мать родная. Есть, по слухам, здесь бывшие бизнесмены Луганской и Донецкой Народных республик, которые чуть ли не на коленях ползают перед пограничниками, чтобы провезти через границу гуманитарную помощь на свою территорию. А потом, рассказывают ополченцы, они развозят её по магазинам и там уже перепродают. Мне рассказали об одном случае водители, которые возят гуманитарную помощь. В Краснодоне есть детский дом. Там воспитываются больные дети, инвалиды детства, оставшиеся без родительского попечения. Случилось как-то, заехали и к ним с гуманитарной помощью наши люди. Так медработники и воспитатели, вышедшие их встречать, от счастья даже плакали. Они много были наслышаны о гуманитарной помощи из России, но до этого никогда не видели её даже в глаза. Помощь эта просто не доходила до людей. Существует мнение, что и не вся официальная гуманитарная помощь доходит до конкретного получателя. Она расходится по магазинам и лавкам местных спекулянтов, а потом втридорога распродаётся…
Действительно, кому война, а кому и мать родная. Но рано или поздно, а жизнь внесёт ещё свои коррективы. Как долго будет работать Дорога жизни для людей Донбасса, мы не знаем и знать не можем. Наверное, столько, сколько будет продолжаться так называемая антитеррористическая операция, а попросту война, в которой больше всего, на мой взгляд, заинтересованы США, и то самое мировое правительство, которое уже подмяло под себя весь мир и хочет подмять и Россию. Всё как в известном постулате: «Кто платит деньги, тот и музыку заказывает». И эту «музыку» на Украине заказал тот, кто не хочет терять ни деньги свои, ни приоритеты. Но, конечно же, очень хочется, чтобы война эта скорее закончилась, чтобы не гибли на ней люди, чтобы над миром восторжествовала справедливость, а не демократия олигархов.
Василий Вейкки


Рецензии