Попытка новой классификации ложных друзей

О НОВОЙ КЛАССИФИКАЦИИ «ЛОЖНЫХ ДРУЗЕЙ»
(на материале доклада, выступлений и словарей автора)

Данное выступление посвящено очень интересному лингвистическому феномену – ложным друзьям переводчика. Точнее сказать, посвящена она двум вещам, тесно связанным с этим явлением.

Во-первых, я хочу предложить некоторые новые подходы к анализу ложных друзей, и, во-вторых, как следствие, хочу предложить некоторые изменения в терминологии в этой области языкознания.
Уверен, что каждый из тех, кто активно пользуется английским языком, хоть
однажды ошибся, столкнувшись с так называемыми «легкими» для перевода словами. Мнимая легкость этих сотен и сотен обманчивых слов часто приводит начинающих (и не только начинающих, но и опытных) переводчиков к ошибкам, недоразумениям и конфузам.

А в наше время, и мы все это прекрасно знаем, очень часто самоуверенность, некомпетентность и легковесное отношение переводческих бюро, издателей, да и самих переводчиков к переводу с иностранных языков на русский приводит к множеству ошибок.
В свою очередь, эти ошибки порождают массу проблем для тех, кто в дальнейшем использует переводы в своей практической работе или профессиональной деятельности.

В языкознании под термином «ложные друзья переводчика» понимаются «слова, ассоциируемые и отождествляемые (благодаря сходству в плане выражения) в двух языках, в плане содержания или по употреблению не полностью соответствуют или даже полностью не соответствуют друг другу».**

Это цитата из статьи Валерия Викторовича Акуленко, помещенной в конце его словаря ложных друзей переводчика.
А в русскоязычной Википедии на странице "Ложные друзья переводчика" эти слова объясняются следующим образом: «…пара слов в двух языках, похожих по написанию и/или произношению, часто с общим происхождением, но отличающихся в значении». Речь идет о так называемых широко известных интернационализмах: complexion, climax, academia, hospital, universal и т.д.

На протяжении многих лет моей преподавательской и переводческой деятельности мне постоянно задавались вопросы, касающиеся ложных друзей переводчика и, в конце концов, я решился на составление собственного словаря подобных слов.

Еще одной причиной, толкнувшей меня на этот шаг, стало то обстоятельство, что последний англо-русский, русско-английский словарь подобного типа (под редакцией выше упомянутого Валерия Викторовича Акуленко) выходил в конце шестидесятых годов прошлого столетия. Этим серьезным академическим изданием до сих пор пользуются многие переводчики и лингвисты. Однако ни для кого не является секретом, что любой язык не стоит на месте, а это значит, что в нем появляются и исчезают новые слова, возникают и исчезают различного рода явления и тенденции. Именно поэтому стандартным периодом для публикации новых изданий словарей является период от пяти до десяти лет.
Исходя из этого стандарта, в свет должны были выйти, как минимум, четыре-пять новых англо-русских, русско-английских словарей ложных друзей переводчика. Но, к большому сожалению, этого не случилось.
По этой причине я заранее прошу прощение за то, что буду, в основном, ссылаться на словарь и статью В.В. Акуленко и на свои собственные работы в этой области.

С одной стороны, мне как филологу, переводчику, автору и преподавателю было понятно, что прошедшие десятилетия настоятельно требовали выхода в свет нового издания словаря ложных друзей, пусть даже просто в виде случайного, основанного на личном опыте набора ложных друзей с ограниченным количеством комментариев и примеров.
С другой стороны, я понимал, что новый словарь не должен стать слепой копией того, что публиковалось полвека тому назад. Тем более, как уже было сказано выше, любой язык не является застывшей структурой и постоянно развивается, в нем появляются и исчезают новые слова, в том числе и заимствования, среди которых есть, разумеется, и ложные друзья.

В.В. Акуленко в своей статье о ложных друзьях, опубликованной в «Англо-русском и русско-английском словаре «ложных друзей переводчика», выпущенном в 1969 году, на странице 373 пишет: «Исторически "ложные друзья переводчика" являются результатом взаимовлияний языков, в ограниченном числе случаев могут возникать в результате случайных совпадений, а в родственных, особенно близкородственных, языках основываются на родственных словах, восходящих к общим прототипам в языке-основе…».

Эта мысль подтверждается и в русскоязычной Википедии на странице "Ложные друзья переводчика": «Значение одного и того же слова из праязыка в языках-потомках может развиваться в различных направлениях, что в итоге приводит к расхождениям в его лексическом значении в различных близкородственных языках… В процессе исторического развития лексическое значение того или иного слова может либо расширяться, либо сужаться».

Далее на той же странице В.В. Акуленко уточняет эту мысль, говоря о русском и английском языках: «В английском и русском языках слова этого рода в подавляющем большинстве случаев представляют собой прямые или опосредствованные заимствования из общего третьего источника (часто это интернациональная или псевдоинтернациональная) лексика или параллельные производные от таких заимствований».

С этими утверждениями нельзя не согласиться. Именно одинаковые слова, взятые в любую пару языков из третьего источника, очень часто становятся основой для возникновения ложных друзей переводчика в соответствующей паре языков. Можно легко подкрепить это утверждение примером заимствования из общего третьего источника. Возьмем слово офицер (от лат. officium — должность).

В английском языке это слово (officer) приобрело значение – должностное лицо (любое), служащий, занимающий определенное начальственное положение в организации. А что касается русского языка, то слово офицер приобрело в нем только одно значение – должностное лицо силовых структур, таких как вооруженные силы или полиция (милиция), которое прошло специальную подготовку к службе (обычно это профильное высшее образование) … и которое может быть уполномоченным либо уполномочено занимать соответствующую званию одну из командных должностей по профилю своей подготовки в соответствующей данному профилю силовой структуре государства. (См. Википедия: Офицер).

Так образовался ложный друг officer. Об этом слове еще будет сказано чуть ниже, когда я буду приводить примеры ошибочных переводов.
Часто расширение или сужение лексического значения одного и того же слова в разных языках также является важной причиной, по которой возникали и возникают ложные друзья переводчика.

Таким наглядным примером может служить слово гимназия, которое в русский язык пришло из латыни, где слово gymnasium имело значение комната для учебы и занятий физическими упражнениями. В русский язык это слово вошло только с одним значением комната для учебы, которое, в процессе развития приобрело значение учебного заведения. А вот в английском языке это слово было использовано с другим значением – комната для занятий физическими упражнениями, которое в процессе развития приобрело значения: спортзал (особенно в школах).

Зачастую заимствования могут ограничиваться лишь одним или двумя из нескольких, имеющихся у заимствованного слова значений, а иногда, в процессе развития обретать иные, даже противоположные значения.

Примером первого утверждения (об обретении только одного из значений) может служить слово конвой. В русском языке (по «Словарю иностранных слов», 15-е издание, исправленное, М., «Русский язык», 1988 г., стр. 243.) слово конвой употребляется только в отношении групп военных кораблей или самолетов, охраняющих в пути транспортные и торговые суда от нападения. Другое значение — вооруженные охранники, сопровождающие пленного или заключенного. В английском же языке слово convoy употребляется не только в выше указанных значениях, но и в значении "несколько транспортных средств, путешествующих вместе" (Longman Dictionary of Contemporary English, 2001, page 299. Перевод мой). Это могут быть и невоенные транспортные средства, и не только корабли и самолеты, но, например, грузовики. Исходя из этого, при переводе слова convoy на русский язык надо обязательно уточнить, к какому именно виду транспорта относится это слово. Если речь идет не о военных кораблях или военных самолетах, то это слово следует переводить на русский язык как колонна/автоколонна.

Справедливости ради, надо отметить, что в последнее время в русском языке стало употребляться словосочетание гуманитарный конвой, где под словом конвой подразумевается уже не группа кораблей, а колонна грузовиков.
Факт появления нового значения у слова "конвой", еще раз подтверждает мысль о том, что язык не стоит на месте, а также подтверждает необходимость регулярного издания словарей ложных друзей, где появлялись бы новые и удалялись бы уже устаревшие ложные друзья.

Примером второго утверждения (об изменении в значениях) могут служить заимствованные слова школяр, спекуляция, да и многие другие обманчивые слова, которые в русском и английском языках получили различные значения. Русское слово школяр и английское слово scholar, так же как и пара спекуляция – speculation имеют практически противоположные значения в своих языках, так как в русском языке
(в отличие от английского) оба эти слова имеют негативную коннотацию.
В этот же список можно поместить слова hospital, complexion, preservative, academia и множество других слов. Еще раз подчеркну, что именно такие слова явились основой для возникновения феномена ложных друзей переводчикав чистом виде, так сказать.

А теперь изложу некоторые собственные соображения о другой причине возникновения ложных друзей (или обманчивых слов).
Многие знают о существовании некого универсального закона экономичности (или экономности) работы любого биологического объекта. Человек (как биологический объект) всегда стремится совершить как можно меньше усилий для быстрейшего достижения желаемого результата.
Подобная экономия (или экономность) характерна для большинства видов деятельности человека. Наглядным примером такой экономности могут служить наши собственные города, где люди, вопреки устроенным прямоугольным дорожкам, самовольно прокладывают тропы напрямую через газоны, насаждения, ограждения, заборы и прочие препятствия.

Понятно, что этот закон не мог не распространиться и на человеческую речь, где тоже существует некий закон экономности. В языкознании, например, известен термин "эллипсис", то есть пропуск в речи какого-нибудь легко подразумеваемого слова или члена предложения»*

Доказательством существования такого закона служит наша устная речь. При каждодневном общении люди очень часто не произносят (опускают) куски предложений и фраз, сводя их объем к разумному минимуму. Что это, если не выражение экономности речи?
Несмотря на то, что многие филологи считают эллиптичность стилистическим приемом,
лично я могу согласиться с этим мнением только отчасти. Разумеется, писатели могут употреблять эллипсис в качестве стилистического приема. Но если говорить об обычном ежедневном общении людей, то эллиптичность встречается здесь сплошь и рядом, особенно в диалогической речи. Разве в этих случаях мы можем утверждать, что она (эллиптичность) используется в качестве стилистического приема? Конечно же, нет. Это обыкновенная экономность, желание достичь результата с наименьшими усилиями.

Если экстраполировать действие этого закона на акт перевода (особенно устного),
то мы увидим следующее. Услышав (или увидев) слово одного языка, переводчик (или иной пользователь английским языком), а точнее, его мозг, старается как можно быстрее и с наименьшими усилиями найти эквивалент этого слова в другом языке. В результате, мозг находит самый легкодоступный эквивалент, а именно, слово в родном языке, сходное по написанию или звучанию с иностранным словом. Приведу лишь несколько наглядных примеров ошибочного перевода ложных друзей.

Первый пример ошибочного перевода взят из телесериала об инспекторе Морсе. Там есть сцена, где инспектор Морс и сержант Льюис сидят на скамейке и едят картофель фри. Сразу скажу, что зрителю отлично было видно, что это именно картофель фри, так как герои извлекали его из пакетиков и с удовольствием поедали. Сериал британский, что существенно для нашего примера. Так вот, в английском варианте герои, естественно, называли картофель фри словом chips, как и положено в британском варианте английского языка. Но переводчик, как мне кажется, совершенно не задумываясь, автоматически переводил слово chips русским словом чипсы. Еще раз подчеркну, что зрителям было отлично видно, что ели они именно картофель фри (как в ресторанах быстрого обслуживания), а не чипсы.

Думаю, что в этом случае сработал именно закон экономности, и переводчику (в данном случае, скорее всего, неопытному) ЛЕГЧЕ и ПРОЩЕ было просто повторить похожее слово в русском языке. Думаю, что профессиональный переводчик знал бы, что слово chips нельзя переводить на русский язык только как чипсы, поскольку значение чипсы у этого слова существует только в американском варианте английского языка (где chips – это чипсы, а French fries – это картофель фри). А вот в британском варианте английского слово chips, прежде всего, как раз означает картофель фри. Чипсы же в британском английском – это crisps.

В целях экономии времени перехожу к разговору о новом подходе к классификации ложных друзей, а заодно и о терминологии в этой области языкознания. Сначала посмотрим на то, как В.В. Акуленко группировал ложных друзей переводчика. Точнее, он попытался разбить ложных друзей на категории.
Цитирую:
«…Учитывая, кроме того, соотношение звуковой (или графической) стороны эквивалентных слов и соотношение их синтагматических, речевых характеристик, можно далее разграничить синхронические межъязыковые категории абсолютной и относительной синонимии, омонимии и паронимии. Роль межъязыковых синонимов играют слова обоих языков, полностью или частично совпадающие по значению и употреблению (и, соответственно, являющиеся эквивалентами при переводе).
Межъязыковыми омонимами можно назвать слова обоих языков, сходные до степени отождествления по звуковой (или графической) форме, но имеющие разные значения. Наконец, к
межъязыковым паронимам следует отнести слова сопоставляемых языков, не вполне сходные по форме, но могущие вызвать у большего или меньшего числа лиц ложные ассоциации и отождествляться друг с другом, несмотря на фактическое расхождение их значений. В свою очередь межъязыковые синонимы можно разделить на внешне сходные (до степени отождествления в процессах соприкосновения и сопоставления языков) и внешне различные.
Безэквивалентная лексика, как правило, имеет специфическую внешнюю форму, хотя
и здесь возможны случаи межъязыковой омонимии и паронимии».*

В.В. Акуленко в своей статье обозначил три группы или категории ложных друзей переводчика.
1. Межъязыковые синонимы (слова в двух языках, полностью или частично совпадающие по значению).
Примеры: complex, revolution, compact, director и многие другие слова.
2. Межъязыковые омонимы (слова в двух языках сходные по звуковой (или графической) форме, но имеющие разные значения).
Примеры: personal, academia, replica и многие другие слова.
3. Межъязыковые паронимы (слова в двух языках не вполне сходные по форме, но могущие вызвать ложные ассоциации и отождествляться друг с другом, несмотря на фактическое расхождение в значениях) arbitrage, sympathy, polygon и многие другие слова.

Обращаю ваше внимание на два важных обстоятельства. Во-первых, все эти категории слов привязаны к парам языков. Во-вторых, все эти три категории (или группы) ложных друзей, как мы видим, так или иначе связаны с ложными ассоциациями, возникающими в мозгу пользователя.

Однако, при работе над составлением своего последнего словаря (“Англо-русский, русско-английский толковый словарь обманчивых слов ("ложных друзей")”. М., Издатель Карева, 2011) и внимательном анализе и сопоставлении характеристик всех, вошедших в него слов, мне удалось выявить несколько очень важных фактов.

Во-первых, оказалось, что не все обманчивые слова имеют одинаковую природу обманчивости,
во-вторых, не все слова были связанны с возникновением ложных ассоциаций, и,
в-третьих, не все обманчивые слова были привязаны к парам языков.

Еще раз напомню, что мои словари не являлись чисто научными трудами. Это позволило мне отнестись достаточно либерально к подбору слов (в них не включались только технические и специальные термины).
Именно в связи с этим обстоятельством, во мне возникло желание попытаться разделить, сгруппировать, классифицировать, рассортировать эти слова на группы. но уже не только в соответствии с критерием ложных ассоциаций, но и в соответствии с некоторыми иными новыми критериями, возникшими из бОльшего разнообразия вошедших в словарь обманчивых слов.

Моя попытка классификации обманчивых слов с иных позиций позволила взглянуть на обманчивые слова по-новому и получить более широкое представление о различном характере и природе обманчивости этих слов.

Могу признаться, что классифицировать обманчивые слова оказалось достаточно сложным делом. Это обусловлено тем, что помимо групп слов с более или менее четкими характеристиками, в словаре есть слова, чьи характеристики размыты и нередко содержат в себе отдельные свойства или характеристики обманчивых слов других групп, а то и вовсе не подпадают ни под одну из характеристик.

Итак, более или менее четкой группой выделялись только интернациональные слова, о которых писал в своей статье В.В. Акуленко.
К этой группе вполне можно было отнести такие слова (привожу их вместе с ОШИБОЧНЫМ русским переводом) как: complexion – комплекция; climax – климакс; academia – академия; piston – пистон; hospital – госпиталь; ambition – амбиция; extravagant – экстравагантный; accurate – аккуратный; manifestation – манифестация; preservative – презерватив, ammunition – амуниция и многие другие так называемые интернациональные и псевдоинтернациональные слова, которые существуют во многих языках и которые, как было сказано выше, являются, как я выражаюсь, ложными друзьями переводчика в чистом виде.

Затем мое внимание привлек "Список похожих слов" (misleading look-alikes), который был составлен мной и включен в последний словарь исключительно с прагматической целью – уменьшить количество ошибок при встрече с похожими словами и тем самым облегчить изучение и/или преподавание английского языка.

В этот список вошли таких похожие слова, как personal-personnel, uninterested-disinterested, home-house, accept-except, review-preview, access-excess, adopt-adept, wear-ware, crush – crash,  expensive-expansive, mass-mess, naval-navel, wander-wondert
Таких слов в списке оказалось почти полтысячи.

Если анализировать эти слова по критериям традиционных характеристик, то похожие слова никак нельзя назвать ложными друзьями переводчика по нескольким причинам. Во-первых, здесь отсутствует сопоставление двух языков, а, во-вторых, такие слова вызываю ошибки и при беспереводном чтении.

Тем не менее, такие слова вполне подпадают под новый, предлагаемый мной термин «обманчивые слова»,  так как они именно обманывают пользователя (часто без всякого перевода), вводят его в заблуждение относительно своего собственного значения и, в конечном итоге, вполне способны исказить смысл фразы, предложения, абзаца, да и всего текста в целом.

А можно ли назвать ложным другом переводчика уже упомянутое слово officer?
Об этом слове я писал более пятнадцати лет тому назад в большой статье в «Литературной газете», посвященной проблемам литературного перевода. Позволю себе короткую цитату из той статьи. «…Еще одним примером может служить слово officer. Так американцы обращаются к полицейским. Наши переводчики с постоянством, достойным лучшего применения, переводят это обращение на русский язык как офицер.
Во-первых, переводчики почему-то не знают, что в американском варианте английского языка слово officer означает любого полицейского (рядового патрульного, сержанта, и т.д.) независимо от звания. А, во-вторых, переводчики (неужели?!) не знают, что в русском языке слово офицер, означает военнослужащего в звании от младшего лейтенанта и выше.

Вот и получается, что обращение офицер к рядовому полисмену, сержанту или патрульному на улице вводит в заблуждение русскоговорящих слушателей или читателей. По версии таких переводчиков получается, что все полицейские в Америке имеют офицерские звания не ниже младшего лейтенанта. Хотя в той же Америке капитан и даже лейтенант могут быть начальниками большого полицейского участка».

Если и к этому слову подходить с критериями чисто ложных друзей переводчика, то есть с точки зрения ложных ассоциаций, то оно не является ложным другом. Ведь пользователь, переводящий это слово на русский язык, отлично знает, что, например, сержант полиции (а тем более рядовой полицейский) – не является офицером. Так что никаких ложных ассоциаций это слово не вызывает и вызвать не может, а вот с точки зрения экономности речи – такая ошибка вполне объяснима.
Слово officer – это просто обманчивое слово, требующее к себе повышенного внимания со стороны русскоговорящих пользователей английским языком.
 
А имеем ли мы право называть ложным другом переводчика слово funny, которое бесконечно в фильмах и ТВ сериалах переводят на русский язык ТОЛЬКО словом забавный?
Известно, что даже сами носители языка, если им не совсем понятно, в каком значении употреблено слово funny, спрашивают: Do you mean funny-peculiar or funny-ha-ha?

Все это я сейчас говорю с одной лишь целью – обратить ваше внимание на то, что не все обманчивые слова, вызывающие типичные, повторяющиеся ошибки при переводе, можно отнести исключительно к ложным друзьям переводчика.
Однако, все эти слова (включая и чисто ложных друзей переводчика) вполне можно называть предлагаемым мной новым термином – «обманчивые слова». В любом случае, все они именно ОБМАНЫВАЮТ либо того, кто читает без перевода, либо того, кто переводит, либо того, кто слушает или читает уже ошибочно переведенный текст.

Теперь непосредственно о моей попытке новой классификации обманчивых слов.
Вот как мне представляется теперь распределение обманчивых слов, вошедших в последнее издание словаря, по группам.

Первая группа (самая многочисленная) — обманчивые слова, которые вызывают прямые обманчивые ассоциации в мозгу пользователя. Сюда, в подавляющем большинстве случаев, относятся так называемые интернационализмы или псевдоинтернационализмы, о которых я говорил выше, и которых писал в своей статье В.В. Акуленко. Мы можем называть такие слова либо просто ложными друзьями (false friends), либо обманчивые интернационализмы (misleading internationalisms).

Эти слова «опасны» тем, что при переводе их зачастую автоматически просто повторяют в русском варианте, поскольку в нашем языке тоже есть точно такие же или очень похожие слова. Именно эта группа дала рождение лингвистическому явлению под именем «ложные друзья переводчика». Повторюсь, что такие слова являются ложными друзьями в чистом виде.
Примеры:
accurate – часто ошибочно переводят как аккуратный вместо правильного точный;
aсtual – часто ошибочно переводят как актуальный вместо правильного реальный, фактический;
climax — часто ошибочно переводят как климакс вместо правильного кульминация, наивысшая точка;
academia — часто ошибочно переводят как академия вместо правильного научные или академические круги;
complexion - часто ошибочно переводят как комплекция вместо правильного цвет лица или кожи и так далее, и так далее, и так далее.

Отдельно хочу обратить ваше внимание на слово hospital из первой группы.
Этого несчастного ложного друга, наши переводчики с постоянным упорством, достойным лучшего применения, переводят на русский язык словом госпиталь вместо правильного больница.
Почти каждый день (в фильмах, в новостях и в других передачах по ТВ и радио) мы постоянно слышим этот ошибочный перевод. Похоже, даже журналисты (не говоря уже о переводчиках) забыли, что слово госпиталь в русском языке означает большую преимущественно военную больницу.
Порой, слушая бесконечно повторяемое слово госпиталь, начинаешь ощущать себя в прифронтовой зоне. А ведь в английском языке это слово, прежде всего, употребляется в значении больница, а не госпиталь. Слово госпиталь по-английски, в подавляющем большинстве случаев звучит как military hospital.

Вторая группа (тоже достаточно многочисленная) – обманчивые слова, которые чаще всего имеют в языке «псевдоблизнеца», то есть слово со сходным написанием, звучанием и/или значением. Мы можем называть такие слова обманчивые похожие слова (misleading look-alikes). В некоторых случаях таких «псевдоблизнецов» бывает три, четыре и даже пять. personal-personnel,
desert-dessert,
accept-except,
 critic-critique,
emigrate-immigrate,
wear-ware,
naval-navel,
crush – crash,
wander-wonder,
flower-flour и многие, многие другие слова.
Эти слова, как мы уже убедились выше, никак нельзя назвать ложными друзьями переводчика, так как к ним нельзя применить критерии чисто ложных друзей.

Третья группа – обманчивые слова, которые вызывают частично ложные ассоциации в мозгу пользователя. Мы можем называть такие слова частично обманчивые слова (partly misleading words).
Примеры:
solid — солидный,
original — оригинальный (теперь уже слово стало употребляться),
realize — реализовать.
У английских слов solid, original, realize есть значения солидный, оригинальный, реализовать. Однако в английском языке эти значения зачастую являются либо малоупотребительными, либо вовсе неупотребительными, в то время как другие значения этих слов, о которых часто забывают (или не знают пользователи), являются главными или наиболее употребительными: solid — сплошной, монолитный, массивный; original — настоящий, первичный, истинный, подлинный; realize — осознавать, понимать.
Эта группа слов, на мой взгляд, даже более «опасна», чем первые две.
При работе со словами из этой группы бывает весьма трудно, во-первых, обнаружить ошибку, а во-вторых, убедить пользователя в том, что он ошибся, так как он (или она) найдет вам вариант перевода английского слова в каком-нибудь большом англо-русском словаре.
Например, при переводе английского предложения He was sitting at a big solid wooden table. Перевод может быть: Он сидел за большим солидным деревянным столом (ошибочный перевод, не соответствующий контексту и логике). А может быть: Он сидел за большим массивным деревянным столом (более точный перевод, соответствующий контексту и логике).

Сейчас частенько звучит еще одно слово, вернее словосочетание, на которое хотелось бы обратить особое внимание. Я говорю о переводе словосочетания crimes against humanity. Почему-то многие (к счастью, не все) журналисты и дикторы стали приводить не совсем корректный перевод этого словосочетания - преступление против человечности (вместо, как мне кажется, более логичного и  правильного преступление против человечества). Мне думается, в этом словосочетании имеются в виду преступления, которые выходят за рамки конкретного места, расы, религии и т.д., становясь уже преступлениями, так сказать, против всего человечества в целом. Опять, по всей видимости, переводчики стали использовать малоупотребительное носителями языка значение слова humanity.

Четвертая группа – обманчивые слова, главное значение которых
(в субъективном восприятии переводчика) доминирует/превалирует над всеми прочими значениями, обманывая его и заставляя сделать ошибочный перевод. Мы можем называть такие слова обманчивые слова с доминирующим/превалирующим главным значением (misleading words with major-meaning prevalence).

«Опасность» обманчивых слов этой группы заключается в том, что такие слова широко употребительны. Их значения широко известны большинству даже начинающих пользователей. К сожалению, именно из-за этого многие неопытные или начинающие переводчики (а также преподаватели и студенты) не сомневаются в правильности перевода этих слов на русский язык. Одним из слов этой группы является слово funny, о котором я уже говорил выше. Давайте рассмотрим еще несколько слов из этой группы.
Name – которое очень часто переводят на русский язык как имя, забывая о том, что оно в английском языке очень часто (конечно же, в зависимости от контекста) может означать имя и фамилию или только фамилию.
Happy — которое бесконечно переводят на русский язык ТОЛЬКО как счастливый, забывая о том, что в английском языке это слово очень часто означает также довольный, радостный.
Night — которое очень часто переводят на русский язык ТОЛЬКО как ночь, забывая о том, что в английском языке это слово очень часто означает вечер. Особенно в сочетании last night, которое следует переводить чаще всего как вчера вечером (а не прошлой ночью).
Unique — которое бесконечно переводят на русский язык ТОЛЬКО как уникальный, забывая о том, что в английском языке это слово очень часто означает величайший, несравненный.
Dinner — которое часто переводят на русский язык ТОЛЬКО как обед, забывая о том, что в английском языке это слово очень часто означает вечернюю еду, то есть, фактически, ужин.
Лет пять назад мне довелось (под псевдонимами) составлять англо-русский, русско-английский словарь грубой и нецензурной лексики. В тот словарь мной было включено достаточное количество слов, которые имели двойное значение: одно общеупотребительное, другое разговорное или даже сленговое.
Некоторые из этих слов были также включены мной в словарь обманчивых слов.
Думаю, что такие слова вполне можно отнести к этой же (четвертой) группе.
Вот лишь несколько примеров таких слов.
Слово lemons, например, нельзя переводить на русский язык только как лимоны, поскольку в разговорном английском оно имеет иное значение - маленькую женскую грудь.
Dough нельзя переводить на русский язык только как тесто, поскольку
в разговорном английском оно имеет иное значение – деньги (бабки, башли).
Grand нельзя переводить на русский язык только как большой, поскольку в разговорном английском оно имеет иное значение – тысяча (штука).
Working girl нельзя переводить на русский язык только как работающая девушка, так как в разговорном английском оно имеет другое значение – проститутка.
Family jewels нельзя переводить на русский язык только как фамильные/семейные драгоценности, поскольку в английском языке оно имеет иное, сленговое значение – тестикулы (яички).
Number one нельзя переводить на русский язык только как номер один или первый номер, так как в разговорном английском оно имеет другое значение – помочиться. И т.д.

Пятая группа – это обманчивые слова, неверный перевод которых связан с отсутствием языкового опыта у пользователя и/или низким уровнем его компетентности. Чаще всего это слова, которые русскоговорящие пользователи достаточно часто употребляют при переводе на английский язык, в то время как сами носители языка употребляют эти же слова либо крайне редко, либо в ином контексте, либо вовсе не употребляют.
Ошибки в использовании этих слов вызываются отсутствием языкового опыта и/или низким уровнем компетентности пользователя. Мы можем называть такие слова обманчивые слова, связанные с низкой компетентностью пользователей (misleading words connected with users’ low competence).

В подавляющем большинстве случаев ошибки в употреблении таких слов
и выражений возникают именно у русскоговорящих пользователей, начинающих изучать английский язык. Такие пользователи, как правило, не имеют еще достаточного опыта
и знаний, и поэтому не могут осознать до конца ни многозначности английских слов, ни важности контекста при переводе с русского языка на английский.

Очень много ошибок, например, возникает при переводе, казалось бы, совсем простых русских слов и выражений:
пожалуйста,
извините,
вечер,
омлет,
еще,
обед,
 день,
сцена и многих других русских слов.

Конкретная ситуация с ошибочным использованием слов из этой группы выглядит следующим образом. Зная несколько английских эквивалентов того или иного русского слова или напротив, только один, многие начинающие или некомпетентные переводчики (преподаватели, студенты) выбирают ошибочный эквивалент или употребляют только известный им эквивалент, который тоже оказывается ошибочным.

Для начала возьмем, казалось бы, очень простое русское слово пожалуйста.

1. - Пожалуйста, приходите ко мне завтра. Please, come to me tomorrow.
2. — Ты бы не могла подать мне эту книгу? – Пожалуйста.
— Could you give me this book, please? — Here it is. или Here you are.
3. — Большое спасибо вам за помощь.— Пожалуйста.
— Thanks a lot for your help. — You’re welcome. или Welcome.
4. — Я не хочу идти на эту вечеринку. — Пожалуйста. Можешь оставаться дома.
— I don’t wanna go to that party. — O. K. You may stay (at) home.
Можно O. K., All right или даже As you like, As you wish, It’s up to you.

Возьмем еще одно простое слово сцена – четыре варианта перевода! Зависит от контекста:
о омосте в театре – stage.
о сцене из спектакля или между людьми, ссоры или постельная сцена – scene.
о съемке той или иной сцены – sequence.
И, наконец, сцена может быть still. Когда речь идет о фотографии в газете или журнале, на которой изображена сцена из фильма (по сути, кадр из фильма). Правда, сейчас чаще всего уже говорят принтскрин/скриншот или просто скрин.

А теперь несколько слов о количественной стороне моей классификации обманчивых слов.
Примерные подсчеты слов по группам проводились мной исключительно по корпусу моих словарей (еще раз напомню, что это около двух тысяч слов и словосочетаний).

Наибольший процент (около 40 %) от всех обманчивых слов составляют ложные друзья (false friends) или обманчивые интернационализмы (misleading internationalisms).

Вторая по величине группа (около 30 %) под названием обманчивые похожие слова (misleading look-alikes).

Далее прочие обманчивые слова, не вошедшие ни в одну из групп (чуть более 14 %). О них я скажу ниже.

Затем (чуть более 12 %) - третья группа под названием частично обманчивые слова (partly misleading words).

За ней (около 7,5 %) - пятая группа под названием обманчивые слова, связанные с низкой компетентностью пользователей (misleading words connected with users’ low competence).

Кстати, по иронии судьбы английское слово competence тоже является обманчивым и входит в пятую группу, так как на русский язык (в зависимости от контекста) может переводиться и как компетентность (наличие знаний в определенной области), и как компетенция (наличие полномочий).

И наконец (около 2 %) четвертая группа под названием обманчивые слова с доминирующим главным значением (misleading words with major-meaning prevalence).

Теперь мне необходимо сказать несколько слов о прочих обманчивых словах. Поскольку эти слова не вошли ни в одну из групп, а по объему стоят на третьей позиции (после первых двух) групп, то, очевидно, это обстоятельство требует какого-то пояснения.

Начну с того, о чем я уже упоминал выше. Мой словарь был написан с прагматической целью – помочь избежать многочисленных ошибок при работе с обманчивыми словами.

Под обманчивыми словами при составлении словаря я понимал не только чисто ложных друзей переводчика, как их понимал, например, В.В. Акуленко или большинство лингвистов, но и многие другие слова английского языка, способные обмануть русскоговорящего пользователя английским языком, а также слова русского языка, способные обмануть русскоговорящего пользователя (или англоговорящего пользователя русским языком) при попытке перевести их на английский язык.
Отсюда и такой большой процент слов, не вошедших ни в одну из групп.
Сначала приведу пару примеров английских обманчивых слов, не вошедших ни в одну из групп.

Обманчивым словом, а, вернее, словосочетанием, является английское словосочетание technical term. Оно может обмануть пользователя тем, что его могут ошибочно переводить на русский язык ТОЛЬКО как технический термин. В английском же языке это словосочетание употребляется в значении ЛЮБОЙ специальный термин или понятие, а не только технический. Таким образом, словосочетание technical term можно переводить по-разному, в зависимости от рода деятельности, к которому относится термин.

Другими словами, словосочетание technical term можно переводить на русский язык и как технический термин (термин, относящийся к технике и механизмам, например, кожух, шестеренка, поддон и т.д.), и как просто термин (относящийся к любому роду деятельности, например, носовая пазуха, антоним, ноосфера и т.д.).

Еще одним таким словом, например, стало слово texture. Оно не обладает свойствами слов из других групп, однако, оно вполне может обмануть русскоговорящего пользователя английским языком своим значением, вернее двумя значениями сразу. Произошло это потому, что слово texture часто соответствует сразу двум русским словам – текстура и фактура.

Здесь необходимо разобраться со значениями этих слов в русском языке.
Слово текстура (по «Словарю иностранных слов, М., «Русский язык», 1988, стр. 489) означает «особенности строения твердого вещества»,
а слово фактура — «особенности отделки или строения поверхности какого-либо материала». А для английского слова texture такие нюансы не имеют значения. Таким образом, слово texture соответствует сразу двум русским словам текстура и фактура (чаще слову фактура, реже слову текстура).

А вот несколько примеров русских обманчивых слов, не вошедших ни в одну из групп. Кстати, их в словаре гораздо больше, чем английских.
Когда неопытный, начинающий или самонадеянный пользователь переводит
что-то с русского языка на английский, то вероятность ошибки намного возрастает, в том числе, и за счет русских обманчивых слов.

Возьмем слово фашист. Многие пользователи «легко» переведут его на английский язык как fascist. И опять, формально этот перевод будет правильным. А ведь надо знать, что в английском языке слово fascist употребляется прежде всего в отношении итальянского фашизма. А в том контексте, в котором употребляем это слово мы, например, в предложении Фашистская Германия приближалась к своему краху, надо использовать слово Nazi. Если мы переведем его как Nazi Germany was approaching its collapse, то такое предложение будет гораздо правильнее и точнее понято иностранцами.

Еще одно, казалось бы, простое словосочетание на днях.
В русском языке это словосочетание может относиться как к будущему (На днях он выступит с докладом), так и к прошлому (На днях он выступил с докладом).
Если не знать, что в английском языке это два разных словосочетания – one of these days (если речь идет о будущем) и the other day (если речь идет о прошлом) – то можно попасть впросак.

Еще одно простое слово "извините".
Опытный пользователь знает, что это слово может переводиться на английский язык по-разному: excuse me, I am sorry, pardon me.
Это слово – типичный случай обманчивости, не имеющий прямого отношения ни к одной из групп. Она связана с низкой компетентностью пользователя.
Сюда же можно отнести и множество других русских слов.
Яичница, которое тоже может переводиться и как scrambled eggs, если мы имеем в виду обычную яичницу, и как fried eggs, если мы говорим о яичнице-глазунье.
Душа, которое не всегда следует переводить на английский язык как
soul. Потому что иногда его необходимо переводить английским словом psyche.
Довольно распространенным является вариант перевода mind.
Варенье, которое тоже не всегда переводится на английский язык как jam,
поскольку в английском языке слово jam означает скорее повидло, чем варенье.
Разумеется, если точность перевода не имеет значения, то можно использовать слово jam.
Но если различия в значениях имеют принципиальное значение, то слово варенье лучше перевести словом preserve(s), возможно, даже с пояснением preserves containing whole berries.

Вот, казалось бы, простое русское слово баня. Многие из охарактеризованных мной пользователей «легко» переведут его на английский язык как bath-house / public baths.
И формально этот перевод будет правильным.

Современные ностранцы не приучены к общественным баням. Они не очень понимают, как в общественном месте могут собираться голые мужчины (или женщины), сидеть в "сауне" (используемое при пояснении словосочетание steam chamber им часто тоже не совсем понятно и поэтому приходится говорить sauna) и еще при этом дубасить друг друга вениками. Часто бани ассоциируются с гей-сообществом.
Кстати, слово веник (банный) – тоже обманчивое слово. Это слово, разумеется, нельзя переводить как sweeper, его следует переводить как a bunch of green birch/oak twigs.

Если уж вам очень хочется показать иностранцу русскую баню, то необходимо объяснить ему историю и традиции русской бани, прежде чем приглашать его или ее в русскую баню.

В заключение хотелось бы сказать вот о чем. Думаю, что приведенные в моей статье доводы, аргументы и примеры, как минимум, приведут к началу дискуссии по вопросам возможного изменения терминологии в этой области филологии.
Думаю, многие согласятся с тем, что слово "переводчик" должно быть исключено из термина "ложные друзья переводчика". Этого требует сама логика развития нашего общества, где сегодня миллионы простых граждан (а не только переводчики или филологи) пользуются иностранными языками (кстати, часто без перевода).
Справедливости ради, надо сказать, что в настоящее время многие филологи уже сами стали применять термин "ложные друзья", опуская слово "переводчика". И это опущение кажется мне вполне уместным и правомерным. Если термин устаревает и уже не отвечает изменившимся условиям, то такой термин должен быть изменен или заменен более точным, соответствующим изменившимся условиям.
Многие опытные, профессиональные переводчики могут сказать, что не надо образовывать новые группы слов, пусть останутся только «чистые» ложные друзья, как их понимал, например В.В. Акуленко и как понимают их многие другие лингвисты. На это я отвечу, что можно, конечно, оставить только «чистых» ложных друзей, но тогда мы опять столкнемся с таким огромным валом ошибок, нелепостей, неправильностей и ляпов в переводах, что он (этот вал) окончательно выйдет из-под контроля. И тогда уже станет невозможным исправить ситуацию.
И еще одно замечание. Мы можем сказать, что все словари ложных друзей (включая мои собственные), были бы не нужны, если бы все пользователи английским языком (кстати, как и всеми прочими языками) были бы компетентными, знающими и опытными. Но, к сожалению, это не так. И именно поэтому, как мне кажется, надо наоборот, расширять подобные словари, включать в них больше и больше слов, способных обмануть пользователя.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ
Бумажные носители:
1. Dictionary of Contemporary English. Longman, 2001.
2. Д. И. Ермолович, Т. М. Красавина «Новый большой русско-английский
словарь». Москва, «РУССКИЙ ЯЗЫК МЕДИА», 2004.
3. BBC English Dictionary. London, 1992.
4. «Англо-русский и русско-английский словарь «ложных друзей переводчика», М., «Советская энциклопедия», 1969.
5. В. К. Мюллер «Новый англо-русский словарь». Москва, «Русский язык», 2001.
6. Словарь иностранных слов (15-е издание, исправленное), М., «Русский язык», 1988.
7. С.И.Ожегов Словарь русского языка. Под ред. Н.Ю.Шведовой, М., Русский язык, 1983.
8. А. Пахотин. «112 ответов на ваши вопросы об английском языке», М., Издатель Карева, 2005
9. П. Кокс «Трёхэтажный английский (с солью и перцем). Англо-русский, русско-английский словарь малоприятных и нецензурных слов и выражений», М. 2009.
10. А. Пахотин. “Англо-русский, русско-английский толковый словарь обманчивых слов ("ложных друзей")”. М., Издатель Карева, 2011.
11. Линн Виссон «Синхронный перевод с русского на английский». М., «Р. Валент», 1999.
12. А. Пахотин. “Англо-русский, русско-английский словарь исключений и трудных слов. Правила чтения Английских слов. Справочник» М., Издатель Карева, 2010.
13. П. Палажченко «Мой несистематический словарь», М., «Р. Валент», 2002.
14. А. Пахотин "Большой англо-русский, русско-английский словарь мнимых друзей переводчика". М., Издатель Карева, 2006.
15. А.Пахотин «Идеальный шторм над гнездом кукушки», статья в «Литературной газете» ? 28 (5979), 14-20 июля, 2004.
Источники в Интернете:
1. Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat (по состоянию на май
2015 г.).
2. Странница Википедии: "Ложные друзья переводчика".
3. Странница Википедии: "Офицер".


Рецензии