Зов памяти

               

              Он жил в южном городе, расположенном в уютной и живописной  долине  библейской горы. Зимой в городе кружили белые, большие, пушистые снежинки, весной – такой же белый , пушистый тополиный пух.  И  всё это в таком оптимально-умеренном количестве,  которое  сначала  нравится,  потом становится привычным и исчезает, не успев надоесть.  Летом в таком же почти количестве летали по городу мошкара и мухи, а в садах и парках можно  было встретить бабочек. И наконец осенью летели над городом разноцветные листья, всё преображая. Наступала пора, когда город с ног до головы  был  одет в гамму невероятных сочетаний  всех  оттенков от светло- до тёмно-жёлтого, переходящего в розовый до  бордового и , иногда с остатками зелёного. И всё это в сочетании с синим небом,  розовато-белыми облаками и в солнечном блеске. Осенний  город  прекрасен и в дождь. Летающие в воздухе разноцветные листья, отяжелев от влаги спускались вниз, налипая аппликациями на  чёрный  асфальт  тротуаров и шоссе. Умытый дождём город становился ярче и свежее, преобладающий жёлтый цвет создавал ощущение тепла и света, и серые облака, которые время от времени проглатывали солнце, не омрачали его. В воздухе приятно пахло озоном, но запах этот имел оттенок увядания. От него становилось чуть-чуть грустно, потому что запах этот напоминал, что осенняя сказка, как и всё на свете, имеет конец,и конец этот есть начало зимы.
             Ему и сейчас нравилось жить в этом городе,  нравилось гулять по парку, в котором он поселился. Он шёл медленной, степенной походкой по тенистой аллее, мягко ступая по хрустящему гравию, заложив за спину блестящие чёрные крылья, гордо подняв голову с  сильным клювом и маленькими сверкающими глазками.  Было раннее летнее утро – пора отпусков и каникул. В парке, который обычно привлекал к себе молодёжь, сейчас было тихо.  Мимо прошёл старичок, опираясь на палку, а в конце аллеи молодая девушка что-то оживлённо рассказывала своему спутнику, который слушал её, удивлённо вскинув брови. Он не стал прислушиваться к их беседе, как делал это раньше.  Он уже достаточно хорошо изучил людей, его уже не интересовали их разговоры о финансовых проблемах, семейных неурядицах, об обманутой любви и несправедливости.
- В большинстве  своём  люди  любят  жаловаться, - думал он, - может быть тот, кому они жалуются помогает облегчить их трудную жизнь?               
Ему  больше  нравилось  слушать  разговоры  школьников  и  студентов – им всегда было хорошо и весело.  А ещё ему  нравилось, забравшись  на  ветку  над скамейкой рассматривать журнал или газету  в  руках  у  сидящего  внизу  человека.
  - Странное существо человек, - думал он, - считает себя умным и сильным, много знает и много умеет.  Он дружит с собакой и кошкой, но почему–то с неприязнью относится ко мне, такой безобидной и симпатичной  птице.
              Его тянуло к людям.  Его самым огромным желанием было подружиться с человеком и даже жить с ним вместе. Но все его попытки были безуспешны. Он даже пытался заговорить на их, человеческом  языке. Люди в ужасе  шарахались от него или пытались попасть в него камнем. И тогда он решил похоронить это желание  в  себе и  никогда не вспоминать его.  Но однажды он увидел в  парке женщину, которая  подобрала  больного воробья. Было очень жарко и она поднесла воробья к воде,  а когда он попил, открыла  ладонь, думая что птица улетит.  Она не поняла, что его уже не  спасти  и  унесла  воробья  с  собой.
-Эта женщина любит птиц, - подумал он, - у неё доброе лицо и грустные глаза.
Каждое утро он видел как шла она через парк в учреждение, где работала, а вечером –
обратно домой.  Чаще всего она шла по парку одна и не шарахалась, когда он стоял на её пути. А однажды он подслушал   её  разговор  с  подругой.
 - Как много развелось ворон в нашем городе, - сказала подруга, увидев  его.
 - Это  означает, что  воздух  стал  чище, - ответила  женщина.
 - Они  так  противны, того  и  гляди  что-нибудь  накаркают.
 - Это предрассудки. Вороны считаются  самыми умными  среди  птиц. Я читала о них интересные истории. Они очень хитрые и весёлые,  с  хорошо  развитой  способностью  имитации.
Он не  знал, а  может не помнил что такое имитация, но этот день стал одним из счастливейших  дней  его птичьей жизни, и почти уже погашенное сокровенное желание  стало  вновь загораться  надеждой.
Вот  и сегодня она прошла по парку своей спокойной, неторопливой походкой.
 - Как  же  нам  подружиться, - подумал  он,  глядя  ей  в  след.
Солнце скрылось за тучу и большая  капля дождя капнула на гравий прямо перед его  клювом.
 - Тёплый  летний  дождь – это  не  плохо.
Он взлетел на ветку большого старого клёна и устроился там среди листвы, как в уютной беседке.
           Капли однообразно стучали по широким листьям. Он закрыл глаза и стал вспоминать свою первую встречу с человеком.
                ------------------
         * Их  стая жила  тогда  за  городом,  где-то далеко от этих мест, в небольшой рощице, у реки.  Он уже научился  летать и стал постепенно открывать для себя мир, когда однажды увидел барахтающихся  в  речке  мальчишек.  Сидя на ветке, он долго наблюдал за ними.  Эти  весёлые, шумные существа сразу понравились ему.  В течение  всего  лета  он прилетал к реке и подолгу сидел на ветке,  глядя  на них.  Какое-то непонятное чувство наполняло его.  Хотелось  подойти  к ним  поближе, поиграть с ними. Но первая же попытка была неудачной.  Его с криками отогнали. И не смотря на это, он опять  прилетал к  реке.
 – Я не понравился им, - думал он глядя на мальчишек, - потому что я не  такой  как  они.
Здесь у речки в нём возникло чувство чего-то очень знакомого. Он терял ощущение реальности и впадая в какое-то полусонное состояние, начинал ощущать себя таким же мальчишкой, барахтающимся в воде.  Он даже чувствовал эту прохладную влагу, приятно обволакивающую его тело,  делающую его лёгким и подвижным  в  воде... .

                Но вот жара отступила, дни становились прохладнее и  однажды мальчишки не пришли.  Листья на деревьях стали опадать, а он  продолжал  прилетать  к   реке.
                В  роще было тихо,  только мелкий дождь шелестел по сухим листьям.  Он спустился на берег и подлетел к воде.  От дождя вода в реке поднялась. В нём росло непонятное  беспокойство. Оно было  связано  с  воспоминанием,  которого не должно было быть в его, ещё только начинающейся, птичьей  жизни.  Ему казалось знакомым  это  ощущение:  он и вода, один на один, много, много воды,  противной, солёной  на вкус. Страшная вода, она схватила его и не выпускала из своих объятий.  Она растворила его в себе. Преодолевая непонятный  страх, он попил из реки.  Вода была пресной и вкусной как всегда. Это успокоило его. Он перестал прилетать к реке, но чужая память становилась отчётливее и настойчивее.
              Всю зиму провёл он в раздумьях, погружаясь  время от времени в странные воспоминания, похожие на сны. Теперь он был уверен, что это была его память, память мальчика, которым он был когда-то. Он вспомнил  город в котором жил и язык людей. Он помнил  дерево, которое росло возле дома.  Ему нравилось устроившись на ветке этого дерева глядеть на птиц и мечтать о крыльях, чтобы облететь весь мир. Ведь у птиц, как казалось ему, нет проблем. Он любил небо, то ярко синее, без единого облачка, то светло-голубое, подёрнутое  белой дымкой  в дали, то несущее на себе огромные как карабли белые облака, которые растекаясь или сгущаясь изображали причудливые фигуры, а в лучах заката становились разноцветными.
                ------------------
                Дождь прекратился, наполнив воздух прохладой и ароматом листвы. Он спустился с ветки и попил дождевой воды из лужи.  В траве лежало кем-то надкушенное  яблоко, оно  было сочное и вкусное.  В этом городе, как нигде, всё было вкусным - и фрукты, и овощи, и семечки, и хлеб. Он знал это точно, ведь  прежде чем  обосноваться  здесь, ему  пришлось  преодолеть  не  малый  путь. И всему причиной были эти навязчивые  мальчишеские  воспоминания.
                ------------------
            * Ему стало трудно жить среди птиц, в родной стае, тянуло к людям, которые его гнали. Всё чаще стал он наведываться в город, что был рядом с рощей, прислушиваться к разговорам людей, в надежде понять  что-нибудь, но тщетно.
              Люди в большинстве своём всегда куда-то торопились, особенно по утрам.
 - Им очень не хватает крыльев, - думал он – и они придумали машины,  которые  бегают  быстрее.
Чувствуя своё преимущество перед людьми, он пролетал совсем низко над их головами, гор-до расправив крылья.
 - Вот я какой, я лучше вас, - кричал он им на своём птичьем языке. И они  шарахались , напуганные его внезапным появлением.
              Прошла зима и солнце повернулось к весне. Птицы в роще запели громче и радостнее, а улицы в городе стали многолюднее. И однажды в парке он услышал понятные ему слова. Это были двое мужчин, они сидели на скамье и ели пирожки, а он ждал на ветке, чтобы доесть остатки. Они говорили не так как другие люди, жившие  в  этом городе.  Их  слова  сразу показались ему приятнее тех, которые он слышал до сих пор.  Из их разговора он понял главное: они приехали в этот город из  далека  и завтра собираются обратно  домой.
             Это  было  великое  открытие!  Домой! Туда, где находится его человеческая родина! Он ощутил в себе вдруг тоску по тем местам, которых не видел, но помнил. Это
была не тоска, которая затихает со временем. Она  перевернула  всю его душу, она выросла в считанные секунды и превратилась в отчётливое и непреодолимое желание.  Он помнил город и дом, в котором жил когда-то, помнил язык, на котором говорил, он нашёл людей, которые поедут завтра туда, он молод  и  полон  сил,  и  сможет  полететь  за  ними.
             Утром, окинув прощальным взглядом родную стаю и рощу, он  улетел в  город.
                ------------------
              Он склевал почти всё яблоко и снова взлетел на ветку. Да, тот день положил начало его долгому, трудному, но интересному путешествию.
                ------------------
            * Первый день этого путешествия начался на редкость удачно. Было тепло, сухо и безветренно.  Он подлетел к гостинице, где жили его вчерашние знакомые.  Ждать пришлось не долго. Чёрная небольшая  машине вместила в себя людей вместе с их вещами и они полетели. Скоро машина остановилась перед большим стеклянным домом, выгрузила людей с их вещами и уехала.  Здесь не было парка, а только отдельные низкорослые  деревья.  Было много машин и людей и постоянный неприятный шум. Его знакомые зашли в  стеклянный дом, а он уселся на столб, стоявший напротив дома, и стал ждать. Он уже долго ждал и был голоден, но отлучиться не решался, боясь потерять их из виду. Некоторые люди выходили из здания садились в машины и уезжали.  Где-то очень близко что-то однотонно и громко гудело.  Ему хотелось посмотреть на это что-то. Уже не в силах ждать, он покинул свой пост и, слегка подкрепившись, полетел в сторону гула. Там его ждало новое поразительное открытие.  Такого в его человеческой памяти не было. На огромной ровной площади сидели две огромные беспёрые птицы. Их гладкие крылья и тела блестели под солнцем.  Их крылья  были раздвинуты и ему показалось, что они сейчас взлетят, но птицы были неподвижны. Опомнившись от первого потрясения, он заметил рядом с птицами людей и машины, но их было на много меньше, чем у двери в стеклянный дом.
              Люди и большие птицы были дружны. Они не пугали и не отгоняли друг друга.  Ему  стало  обидно.
 - За что же они любят их, - подумал он про людей.
В небе появилась ещё одна большая птица.  Она села в дальнем конце поля и с гулом побежала к площади на которой стояли остальные. Новая птица остановилась и голос её стал постепенно затихать. Странная, невиданная им машина подъехала и прижалась к телу новой птицы.  Удивлению его не было предела, когда он увидел людей, которые выходили из её тела и спускались по лестнице.  Он не верил своим глазам,  но люди продолжали выходить  и  их  было  много. Люди вышедшие из птицы зашли в стеклянный дом.
 Скоро он заметил людей входящих в тело другой гудящей птицы. Когда все люди вошли и машина лестница отъехала, птица загудела ещё пронзительней, медленно повернулась и побежала всё быстрее и быстрее по длинной дорожке. Она взлетела в небо, унося куда-то в своём теле людей.
            До самого заката наблюдал он за большими птицами, улетавшими и прилетавшими с людьми, и только когда солнце, закатившись уже за горизонт, стало подтягивать остатки своих лучей, он устроился на ночлег на высокой антенне.  Ночь была  беспокойной. Кругом горели яркие огни и большие птицы ещё долго гудели в темноте.  Они  затихли ближе к рассвету, и  когда он проснулся, кругом  было  тихо и  спокойно. Подкрепившись чёрствой булкой, выкинутой в траву ещё вчера, и уложив новую информацию аккуратно по полочкам своего птичьего мозга, он теперь ясно представлял себе происходящее. Он был восхищён людьми придумавшими птицу, заменившую им  крылья. Надо было решать свои проблемы. И решение  скоро  созрело:  снова  искать людей говорящих на понятном ему языке и лететь за той птицей, в теле которой они полетят  домой.
            Всё получилось так как он и предполагал. План его рухнул лишь тогда, когда большая птица, покружив над городом, набрала такую высоту и такую скорость, которые были ему  не под силу. Он проводил её тоскливым взглядом и, наверное, заплакал бы будь он человеком.  Надежда, покинувшая его маленькое сердце, готова была уже улететь вслед за большой птицей, как вдруг сумашедшая мысль мелькнула в его сознании.  Он снова вспомнил себя мальчишкой - выдумщиком и сорвиголовой.
 - Надо лететь туда, - думал он – куда скрылась большая птица, туда, ближе к цели.
                ------------------
          Жаркий летний день достиг апогея. Он с наслаждением принял душ у фонтана, как будто желая смыть с себя тяжесть воспоминаний, и снова устроился на ветке.   Его  разморило,  но уснуть  он  не  смог –  память  продолжала  бодрствовать.
                ------------------
         * В воспоминаниях его ожило второе чудо – море.  Беспокойный и  бескрайний простор воды. Оно стало препятствием на его пути Большие беспёрые птицы  смело  летели  над  водой  в неизвестность.
- Они большие и сильные, - думал он, – они не нуждаются в пище и отдыхе.
            На берегу длинной узкой полосой росли хвойные деревья. Он смотрел на море с высоты дерева и казалось ему, что где-то в глубине под водой  лежит огромное  животное,  при  каждом   вздохе  которого вода отходит от берега, дрожа волной, а при выдохе поднимается, набегает и бьётся о берег с такою силою, что превращается в пену. Это первое впечатление было жуткой картиной.  В ужасе ждал он, что это чудище вот-вот вылезет из воды, но время шло и ничего не происходило. Страх сковавший его тело стал отходить, когда он увидел  крупных белокрылых птиц летающих над волнами и временами окунающихся в воду.  Другие птицы поменьше быстро и смешно бегали у самой воды, доставая пищу из под песка длинными и острыми клювами. Окончательно успокоившись, он пролетел над волнами и  спустился на  согретый  солнцем  песчаный берег.  Волна набежала и отошла, таща за собой песчинки. В ямке на берегу осталась вода и он попил её. Как ошпаренный взлетел он назад на дерево. Неожиданно солёный, противный вкус воды молниеносно раскрыл ему страшную картину памяти. Это она, противная солёная пенящаяся волна, унесла его из человеческой жизни, таща за собой как песчинку, заливая ему нос, рот, уши и глаза водой и забивая песком. И вдруг он отчётливо вспомнил этот свой последний мальчишеский  день.
           Большой шумный город. Они гуляли по улицам, потом в парке, где было много разных птиц и зверюшек, а в аквариуме, похожем на огромную стеклянную бочку с водой, плавали рыбы. Он катался на карусели, но особенно ему нравились качели.  Он взлетал на них прямо в небо как птица, а внизу стояли отец и мама, улыбались и махали ему руками.  Это был очень хороший день. А потом они вернулись в маленький домик на окраине города, почти у самого берега. Он уже умел плавать, но море в этот день было неспокойно и ему не разрешили выходить из дома. Он ушёл тайком. Море сердилось, вода в нём почернела.  Оно шумно тянуло в себя воду с песком, а потом огромной волной выпускало её на берег. Он не собирался купаться, ему было страшно, но какая-то сила влекла всё ближе и ближе. Ему хотелось почувствовать на босых ногах прохладный язык уже упавшей на песок волны.  Ещё только один шаг и он встал на мокрую границу песка. Но следующая волна была на много выше и сильнее предыдущей. Он не успел отбежать! Она схватила и потащила его с собой. Она закрутила его как щепку вместе с песком и камнями и выбросила на берег  уже  бездыханное тело.      
           Утомлённый воспоминаниями он уснул тяжёлым, прерывистым сном.         
           Утро было тихим и светлым и он с наслаждением вдыхал прозрачный, мягкий морской воздух.  Дремотно-спокойное, ярко-синее море едва колыхалось и, пробуждаясь от первых лучей ещё скрытого за блестящей линией горизонта солнца, лукаво поблёскивало перед ним. Слабенький ветерок играл с мелкой волной, сдувая белую пену на прохладный после ночи песок.
- Как непредсказуем и противоречив этот мир,- думал он, – сейчас, в эту минуту, источающую радость и блаженство, не верится, что эта кроткая, спокойно-величественная красота может завтра и даже к вечеру превратиться в жестокую свирепость.
          Он прислушивался к голосам птиц, перекликающихся друг с другом. Вдали виднелась группа белых домов, приятно гармонирующих с синим небом. Оттуда слышны были протяжные крики петухов.  Утро, полное надежд, приветствовало его.
           Городок  был маленький и зелёный.  Он, почти весь, умещался на одной длинной улице, вытянутой вдоль берега.   По одну сторону улицы стояли красивые высокие дома, окружённые тенистыми деревьями и лужайками, на которых росли крупные яркие цветы. За ними протянулась песчаная полоса пляжа, с лежащими на песке и плавающими в море людьми. На другой стороне улицы были дома похуже и поменьше,  за ними на склоне горы сидели одно двух этажные домики.  Они выглядывали из-за привлекательных зелёных деревьев с ярко-оранжевыми, величиной с яблоко, плодами.  На одном конце улицы был большой парк с удобными для строительства гнёзд высокими деревьями. В парке было несколько озёр и водопад, где плавали лебеди, утки и незнакомые ему белые, крупные птицы с огромными как мешок жёлтыми клювами. Тут же жило множество разной величины кур и петушков и среди них ещё одна незнакомая птица с небольшим хохолком на голове и большим, широким и очень красивым хвостом из разноцветных перьев, который стелился по земле.  В парк  приходили  люди и  кормили  птиц  хлебом.
- В случае неудачи, - думал он,- я вернусь и поселюсь здесь навсегда.
            Другой конец улицы заканчивался площадью. На площади стояло здание, над крышей которого возвышался шпиль с шаром на конце. Усевшись на шар он наблюдал за происходящим внизу. Множество  людей приезжало и уезжало с площади на  машинах. Много людей входило и выходило из здания. С другой стороны этого здания тоже была площадь. Но машин там не было. Зато там столи люди  с вещами.
- Может быть они ждут большую птицу – думал он.  Вдруг люди внизу зашумели и засуетились. К зданию с шумом подъезжала длинная как змея, зелёная машина с множеством окон и дверей.
- Это поезд, – вспомнил вдруг он. На таком поезде он приехал с матерью и отцом на море в первый и последний раз в своей короткой человеческой жизни.
- Мне не пришлось тогда вернуться, но сегодня я сделаю это, - решил он.
                ------------------
           Подлетела знакомая ворона, приглашая его на обед, но он отказался. Ему хотелось побыть одному.  Человеческие воспоминания, вися на нём тяжким грузом, мешали жить полноценной птичьей жизнью.
                ------------------
          * Долгим казался путь домой. Порой совершенно неожиданно в памяти всплывали подробности его поездки с родителями, поездки из которой он возвращался один через неизвестный ему, провалившийся куда-то промежуток времени. Он смутно помнил вокзал на  котором  впервые ждал поезда,  но  зато  хорошо помнил свой вопрос « откуда приедет поезд?» и ещё лучше рассказ отца о том, что в нашем городе он возьмёт первых пассажиров, а когда развезёт всех на отдых и соберёт уже отдохнувших, то вернётся обратно сюда,  к себе домой и здесь опустевшие вагоны помоют, чтобы утром они были готовы снова отправиться в путь.
              Уже смеркалось, когда поезд избавился наконец от всех своих пассажиров.  Беспокойной была ночь на вокзале. Но как только солнце, ещё сидевшее  за горизонтом, стало размывать лучами черноту неба, он полетел в город.  Он нашёл свою улицу, он узнал свою школу, но дома, их маленького дома с маленьким двориком и большим деревом не было, не было и соседних домов. Теперь на этом месте был  красивый  парк с  тенистыми  деревьями и  фонтанами.
                ------------------
              День клонился к вечеру, день полный воспоминаний. Женщина с добрым лицом и грустными глазами должна была вот-вот появиться в парке. Он ждал её, он знал как завоевать её сердце. И пусть первым шагом будет жалость.  Он готов был, при её появлении, лечь на  аллее  и умоляюще  смотреть  ей в  глаза.  Он представил себе как она увидит его обессиленное , тяжело дышащее тело на разогретой от солнца гальке.  Она пожалеет его и унесёт к себе  домой.  Он обязательно сумеет понравиться ей. И тогда исполнится его  самое  сокровенное  желание – жить   в  человеческом  доме.
              Но женщина так и не появилась. В парке повеяло вечерней прохладой и  небо стало  темнеть.  Он полетел  к своему  гнезду.
- Счастье поймать не легко, - думал он  засыпая, но оно будет у меня, обязательно  будет!


Рецензии