К Слову о Магжане...

К "Слову о Магжане" или о некоторых вопросах творческой реабилитации казахского поэта Магжана Жумабаева

Из выступления на презентации сборника стихов казахского поэта Магжана Жумабаева, изданного в Казани на татарском языке (г.Астана, Национальная Академическая Библиотека РК, октябрь 2013 г.)

Прежде всего, нужно выразить признательность Союзу писателей Татарстана за перевод и издание на татарском языке сборника стихов выдающегося казахского поэта Магжана Жумабаева в год его 120-летия.
Из Казани в адрес нашего мероприятия поступило письмо, я приведу из нее одну выдержку. В своем совместном приветствии руководители Союзов писателей Татарстана и Башкортостана Рафис Курбанов и Риф Туйгунов отмечают, что «издание книги выдающегося казахского поэта Магжана Жумабаева на татарском языке является вкладом Союза писателей Татарстана в развитие культуры тюркских народов, и в дальнейшее укрепление дружбы казахских и татарских литераторов…» 
И именно поэтому, яркую жизненную и творческую биографию поэта Жумабаева я покажу именно в контексте этой многовековой дружбы наших народов, т.е. через призму участия татар и башкир в его творческой реабилитации.
Магжан Жумабаев родился в мае 1893 года. Окончив в Петропавловске медресе Бегишева, в 1910 году поступил в высшее духовное заведение медресе «Галия» в Уфе. Здесь его преподавателем и наставником был Галымжан Ибрагимов, впоследствии классик татарской литературы.
При его содействии, в 1912 году в Казани в типографии братьев Каримовых выходит в свет произведение юного Магжана. Издание именно этого первого поэтического сборника «Шолпан» арабским шрифтом на казахском языке принесло начинающему Поэту первую известность.
Здесь хотелось бы отметить, что старт, т.е. выход в читательскую среду Магжану Жумабаеву, как и Сакену Сейфуллину, с которым они вместе обучались в Омской учительской семинарии, да и многим другим известным казахским авторам тех лет, был дан татарскими книгоиздателями.
К примеру, только в типографии Торгового Дома братьев Каримовых было издано 117 книг казахских авторов общим тиражом 789 460, т.е. около 790 тысяч книг казахских писателей и просветителей, что составило более одной трети всех дореволюционных изданий на казахском языке...
Спустя 10 лет после издания первого произведения, в 1922-23 годах и снова в Казани вышли в свет еще два сборника Жумабаева...
В 1927 году он окончил Московский литературно-художественный институт, ректором которого был знаменитый русский поэт Валерий Брюсов.
Но далее Судьба Поэта оказалась трагичной, сталинским режимом он дважды был арестован по обвинению в пантюркизме, а в 1938 году -  расстрелян…
Обо всем этом здесь уже было сказано, и поэтому я перейду к 60-м годам ХХ-го столетия - к действиям многонациональной интеллигенции по творческой реабилитации Магжана Жумабаева, которые инициировали татарин Хайрулла Махмудов и башкир Сайфи Кудаш.
В 1965 году доктор филологических наук, заведующий кафедрой филологии Казахского государственного университета Хайрулла Махмудов и писатель, главный редактор журнала «Простор» Иван Шухов решили познакомить читателей журнала с творчеством Магжана Жумабаева. Перевод стихов готовил известный лингвист Александр Жовтис.
Однако, публикация властями не была разрешена, но это не остановило профессора Махмудова.
Изучив и проанализировав творчество репрессированного поэта (Махмудов являлся автором двуязычных словарей и научных трудов по проблемам межъязыковых связей русского и тюркских языков), он выступил в 1967 году с докладом о наследии Жумабаева на объединенном заседании семи кафедр филологического факультета и двух кафедр факультета журналистики КазГУ.
Копию этого исторического выступления с правками самого профессора Махмудова передала мне его племянница из Уральска (моя двоюродная сестра), педагог Галима Ваганова (Махмудова). Вот отдельные выдержки из того выступления.
 «Казахский лирик» - так озаглавил свой доклад профессор Махмудов. Позднее, среди общественности оно стало известно как «Слово о Магжане»…
 «Могучая лирика Магжана Жумабаева оказывала и продолжает оказывать непреодолимое влияние на всю устную и письменную казахскую литературу послеабаевского периода...
Новаторство Магжана Жумабаева заключается в том, что он создал художественный творческий контекст, характерной чертой этого контекста, как известно, является наличие речевых единиц, на которых авторская печать несмываема...
Его новаторство бесспорно в метрике и ритмике, связанной со смыслом, строфике и употреблении в стихотворной речи новых смысловых, синтагматических единиц. Не говоря уже о новой звуковой организации стихотворной речи, в которой три вида звуковых повторов искусно сочетаются с новыми формами в ритмике и инструментовке - до него не известными не только в казахской стихотворной речи, но и в поэзии некоторых других тюрко-язычных народов…   
Жумабаев ввел такие неизвестные до него в казахском стихосложении понятия, как свободный стих, белый стих и стихотворения в прозе...
Среди мастеров казахской художественной культуры, безусловно, первое место в нормализации современного казахского литературного языка занимает выдающийся поэт Магжан Жумабаев. Настало время вернуть читателю его поэтическое наследие…
Окончив Московский Литературно-художественный институт под руководством Валерия Брюсова, которому принадлежит характеристика Магжана как «казахского Пушкина», он становится одним из самых образованных деятелей культуры советского Востока…
Любовь Магжана к родному краю и родному народу – беспредельна.
Нынешняя критика его творчества ограничивается априорными выводами, отнюдь не вытекающими из его произведений…
Магжан Жумабаев  родился как орган поэзии казахского народа, его творчество является ярким свидетельством высокой поэтической одаренности казахского народа, и о нем нужно говорить главным образом как о поэте. Его высокохудожественная поэзия ни на секунду не прекращала своей жизни, а потому она преодолеет все преграды…»
Интересно, что в примечаниях автором отмечено, что опубликованная ранее основная лирика и две поэмы Магжана переведены подстрочно Хизметом Абдуллиным и Хайруллой Махмудовым, а над стихотворным переводом работают Александр Жовтис, Олжас Сулейменов, Лев Халиф, Валерий Антонов…
В поддержку доклада профессора Махмудова выступили писатель Тахави Ахтанов, профессор Темиргали Нуртазин, критик Николай Ровенский, профессор Бейсенбай Кенжебаев и писатель-переводчик Александр Жовтис.
По итогам заседания ученые обратились в Союз писателей о включении в планы издательств «Жазушы» и «Казахстан» стихов Поэта и его переводов на казахский язык произведений Ленина, Горького, Гете, Гейне, Лермонтова, Байрона.
Экземпляры доклада Махмудова и решения заседания были направлены министру культуры Казахской ССР Ильясу Омарову, в Совет Национальностей Верховного Совета СССР, в Правление Союза писателей РСФСР писателю Леониду Соболеву и в «Литературную газету».
Однако, отдел науки и учебных заведений ЦК Компартии Казахстана негативно отнесся к этой инициативе, началось расследование, из КГБ Казахской ССР были получены справки по архивно-уголовным делам.
И на специальном заседании Бюро ЦК было отмечено, что в 1967 году поэт еще не был реабилитирован, но, несмотря на это на заседании филологических кафедр «докладчик, и выступавшие старались всячески возвеличить его, считая классиком казахской поэзии, репрессированным в период культа личности».
В постановлении Бюро ЦК «О неправильном решении филологических кафедр КазГУ в оценке поэтического наследия Жумабаева» было принято решение: «Осудить неправильное решение филологических кафедр Казахского госуниверситета в оценке поэтического наследия буржуазно-националистического поэта Жумабаева Магжана».
Понятно, что под эти жернова попадает в первую очередь именно профессор Махмудов...
В связи с этим, не могу не привести выдержки из предисловия известного казахстанского поэта, профессора Берика Жылкибаева к сборнику стихов Магжана Жумабаева, изданному в 2008 году в Алматы.
«Мракобесы называли гениального казахского поэта, любимца всего тюркского мира «буржуазным националистом», студентов отчисляли из вузов за чтение его стихов, самого его заклеймили черным именем «пантюркист».
И в пору рабского молчания единственный голос нарушил удушливую атмосферу – «Слово о Магжане» - страстная речь Хайруллы Хабибулловича Махмудова на общегородском лингвистическом семинаре в малом актовом зале Казахского Государственного Университета в 1967 году.
Эта речь прошумела как очистительная гроза, вызвав восторг передовой интеллигенции и ярость консерваторов. Но сила этого выступления, его резонанс по всей Средней Азии ускорили признание Магжана официальными лицами… »
   
В 1969 году народный писатель Башкирии Сайфи Кудаш обратился к первому секретарю ЦК Компартии Казахстана Динмухаммеду Кунаеву, к первому секретарю Башкирского обкома КПСС Мидхату Шакирову и в Правление Союза писателей Казахстана (первый секретарь Ади Шарипов).
В одном из интервью известный общественный деятель Мурат Ауэзов отмечал, что Кунаев прекрасно знал творчество Жумабаева, знал наизусть его отдельные стихи…
В послании башкирский поэт поднял вопрос о судьбе творческого наследия Магжана Жумабаева: «Я надеюсь и даже уверен, что казахские писатели с помощью партийной организации Казахстана найдут возможность правильно оценить сложность ранних этапов своей литературы и вернуть в ее лоно творчество одного из талантливых сыновей. Если даже не брать в расчет его поэтическое наследие - сделанного им достаточно, чтобы помнить и уважать имя Магжана Жумабаева».
Сайфи Кудаш дал высокую оценку Жумабаеву как человеку и поэту, считая его одним из наиболее своеобразных и больших мастеров стиха, достойным преемником Абая. «Это - своеобразный, самобытный и очень талантливый поэт. Он имеет только ему присущий слог, удивительную напевность, истоки которой в глубинах народной поэзии».
Властям тогда нужно было только признать, что в Жумабаеве отразилась вся сложность эпохи, в которой он формировался, жил, творил и трагически погиб. Но и на этот раз ответа на обращение не последовало…
Тем не менее, наследие Магжана Жумабаева выдержав испытание и политикой, и временем органически вошло в историю казахской поэтической культуры, оно продолжает жить и в культурной среде других родственных народов. И одно из свидетельств, характеризующих связь времен и поколений –  издание книги Поэта в Казани и на татарском языке. И это тоже, думается не случайно, ведь, как сказал Мурат Ауэзов, «В его судьбе татары сыграли важную роль…»
И в завершение, прежде чем от имени Союза писателей Татарстана вручить Национальной Академической Библиотеке РК книги Магжана Жумабаева на татарском языке, мне бы хотелось привести известные слова выдающегося казахского писателя, классика казахской литературы Мухтара Ауэзова.
«Из казахских поэтов, писателей я, конечно, люблю Абая, после него - Магжана… Его поэтическая индивидуальность настолько уникальна, что он перерастает рамки своей эпохи. Из числа всех нынешних писателей только слово Магжана устремлено в будущее и достойно останется в памяти грядущих поколений…»


Рецензии