Мода в системе разчеловечивания

ДРАННЫЕ ПОРТКИ.

Мода. Ах, мода.

Что же такое мода?

Принято считать, что мода это обязательно прогресс, развитие, она вносит некую новизну, и служит исключительно во благо каждому в частности, и всему обществу в целом. Мода формирует образы смелые, прогрессивные и полезные.

А так ли это на самом деле? И чем она является в первую очередь?

Кому то покажется сие ёжиком натянутым на глобус, но в первую очередь мода есть мощнейший инструмент управления общественным сознанием, через внедрение требуемых образов, и выработки определённой рефлексии,  что является прямым признаков зомбирования масс.

Коммерческая составляющая, выраженная в рефлексии на приобретение, является далеко не самой главной, хоть весьма важной, однако второстепенной.

Вдумайтесь: человечество, по-сезонно,  повинуясь указанию неведомого «Некто»,  послушно обновляет свой гардероб,  Чтобы в следующем сезоне начать всё с начала. И лишь соответствия для, «не ударить лицом в грязь перед…», «потому что модно», совершенно не задумываясь, то бишь рефлексорно.

Никого не напрягает некое несоответствие, ведь что наблюдается: желание выделиться из общей массы, стать не похожим, чтобы… в итоге быть как все, ибо все следуют единой концепции предложенных кем-то образов.

Посмотрите вокруг – ведь все одинаковые. Аляповато-яркие, или серые, но одинаковые… как в вазочке драже, где выделяются лишь слипшиеся уродцы.

И ведь ладно бы не понимали, так многие же понимают, но… «так хочется чего-нибудь новенького». Зачем? Ходить не в чем? «Экий вы… на моду набросились. Небось в молодости тоже…» Тоже, ибо дурак был. И всё же – зачем? «Все моде следуют…»

Вот оно – «все»!

Но, как можно выделиться если «все»?!

Всё,  задача не решаема, программа зависла, но рефлексия продолжает работать.

НЕ ВСЯКИЙ ОБРАЗ МОЖНО БРАТЬ ЗА ОБРАЗЕЦ.

Теперь об образах.

Безусловно мода формирует те или иные образы, которые внедряются на уровень подсознания, изменяя как поведение, так и мышление индивида, группы, и общества в целом.  Человек меняет под образ осанку, походку, манеру общения,  и мышление. И чем омерзительней образ, соответственно и…

Разберём к примеру очень распространённый образ, который я назвал простенько, без излишней замысловатости – «Рванина».

Наблюдая носимое джинсовое рваньё всех фасонов и размеров, которое  носит в основном женская половина всех возрастов (хоть и мужские особи так же присутствуют) от формирующегося образа, и слепоты прекрасной (в массе) половины человечества становится тревожно.

Возникает закономерный вопрос: что это – тихое помешательство, или скрытое буйство?

Стиль «рванина» или «здравствуй помойка» оказался весьма устойчив, что впору проводить конкурс образин «Мисс Рванина», из претенденток в финале выбирая «Королеву Помойки», с вручением соответствующей короны, и первоочерёдным правом на мусорный бак в течении года. Ведь глядя на эти дранные порточки, создаётся устойчивое впечатление, что всё сие взято из ближайшей помойки,  иные бездомные выглядят приличней нежели сии «модницы» и «мудники».

Ничего я не передёргиваю. Проследим логический ряд: рванина – помойка – не мытое тело – запах – насекомые. Никаких иных ассоциаций сей «прикид» не вызывает. И если мадам и мадмуазель позволяют себе в таком виде появиться на люди, то образ бабы помойной им гарантирован, даже ежели вслух никто сие не скажет.

Формируются образы следующим образом: новизна(собственно мода) – привычка (норма) – единственно возможный и\или разрешённый вариант(закон); ежели совсем коротко: мода-норма-закон.

Всё что ни внедряется в общественное сознание имеет вполне определённую цель, отсюда исходит весьма неутешительный вывод – человечество готовится ко вселенской нищете и пресыщенности «избранных». Но, самое главное то, что во всём этом новомодном образии постепенно и не заметно теряется человеческий облик.

МОДА И ОБРАЗ МЫШЛЕНИЯ.

Причём здесь мышление?

Всё в мире взаимосвязано и взаимообусловлено: наши мысли есть отображение нашего внутреннего и внешнего мира, а внешний мир это и то, что и как мы носим. С помощью моды на рванину  у нас снимаются моральные, то бишь внутренние табу на ношение рвани (новизна-норма-закон); наша внутренняя структура примитивизируется – совесть не мучает, чувство стыда затухает; с упрощением морально-этической структуры упрощается образ мышления, мировоззрение, деградируя до пещерной стадии.

Мода изменила саму суть одежды как таковой, сделала её неким атрибутом, значение которого далеко не всегда понятно. Исходить же нужно от истока, то бишь что есть одежда прежде всего, для чего она служит. А служит она для защиты нашего тела от негативного воздействия внешней среды (температуры, солнечное и прочее излучение, осадки…), отсюда, одежда, прежде всего – защита. Рванье указывает на ветхость защиты, и должно вызывать стремление к устранению изъянов в обороне, однако мода на рванье подавляет природное стремление к сопротивлению на уровне подсознания, формируя чувство псевдо-защищённости, подавляется чувство стыда перед окружающими, что в совокупности является прямыми симптомами расчеловечивания.

Стыд и совесть ходят рядом, посему последнее становится понятием не токмо абстрактным, но и неким атавизмом вроде хвоста. Это же, в свою очередь, меняет алгоритм мышления на более упрощённый, ибо отпадает необходимость согласовывания своего мышления и действий со стыдом и совестью, и посетпенно мы возвращаемся к чисто животному складу характера, переходя на рефлексорное(основанное на выработанных рефлексиях) и инстинктивное восприятие мира, где окончательно подавлен инстинкт самосохранения.

И этому способствует множество образов во всех областях нашей повседневной жизни, вводимых на уровень подсознания через моду.

Мадмуазель, мадам, месье, будьте бдительны!

02-08-2015


Рецензии