Летаргический сон

             I            

             Павел познакомился с Татьяной в ночном клубе «Лагуна» и сразу же почувствовал к миловидной стойной брюнетке сильнейшую симпатию. Словно давние знакомые, совсем не стесняясь друг друга, они непринужденно болтали, как говорится ни о чем. Через десять минут он уже обнимал ее за талию. Множество разнообразных алкогольных «дринков» и коктейлей с каждой минутой все более будоражили их чувства, подобно внезапному шторму, стремительно превращающему мелкую рябь в опасные буруны. 
            Таня захотела танцевать и потянула за собой Павла. Обычно он не танцевал, но возбужденный алкоголем, дискотечным драйвом, блеском ярких огней, а главное - внезапной и чумовой страстью, поймал странный, похожий на наркотический, кураж и выплясывал как заводной, так, словно и родился на танцполе.
            После полуночи начались бесконечные поцелуи и объятья. Его руки в мерцающем полумраке дискотеки путешествовали по ее стану, а она лишь томно улыбалась. Когда юные тела совсем распалились, он сказал ей на ухо:
            - Я вызываю такси.
            В ответ Татьяна лишь многообещающе шепнула:
            - Да...
            Через десять минут они мчались на пустующую "хату" его друга Виктора, так вовремя уехавшего на заграничный курорт, благосклонно оставившего Павлу ключи. Забежав в квартиру,вне себя от радостного предвкушения чувственных наслаждений, они сорвали друг с друга одежду и упали на массивный диван…

            Павел проснулся в одиннадцать от шума автомобилей за окном. Через стекло прямо в глаза полосовало солнце, слышались птичий перепев и детские голоса. У него страшно болела голова, пересохло во рту, но он был счастлив. Рядом, спиной к нему лежала голая Таня. Он посмотрел на нее и улыбнулся, вспомнив их ночные «кувыркания» на этом диване и не только на нем. Он не стал ее будить. Оправившись и приняв душ, не одеваясь, Павел лег рядом с девушкой и, остро предвкушая новые утехи, ждал ее пробуждения.
            Прошло два часа, но Таня не просыпалась. Шло время, он нетерпеливо  повернулся на бок, нежно взял ее за руку и сразу же одернул ладонь. Рука девушки оказалась неестественно холодной. С нарастающей тревогой Павел пробовал нащупать пульс на запястье. Пульса не было. Он приподнял ей веки, но зрачки никак не реагировали на свет. Дыхание не прослушивалось.  Павел принялся лихорадочно тормошить ее, несколько раз ударил ее ладонью по воскового оттенка лицу и вспрыснул холодной водой. Полная обездвиженность и никаких признаков жизни. Грудь свело ледяным холодом ужаса, и в голове пронесся рой путаных мыслей: «Она мертва! Но почему?  Этого не может быть. А я с нею ночью на этом диване… Все ведь было хорошо. А может это я виноват? Но в чем??? Не помню… Не знаю.. Аа, понимаю, это сон. Я просто сплю!!!»
            Но он не спал, хотя больше всего хотел бы этого. Содрогаясь, Павел смотрел на вполне реальный труп Татьяны.
               
            II               

            Из глубокой диванной ниши извлекли обнаженное тело худощавой брюнетки. На посиневшем трупе отсутствовали телесные повреждения и следы борьбы. Обстановка в квартире ничем нарушена не была. Судебно-медицинский эксперт Ковальчук до вскрытия отказался предполагать причину смерти, которая произошла приблизительно шестьдесят часов назад. Без протокола констатировал лишь, что есть признаки половых сношений, по всем признакам добровольных.
            Участники осмотра, то есть я, старый оперативник Гармаш, два криминалиста, растерянно смотрели друг на друга, пытаясь вспомнить схожие случаи, но не могли.
            - Бывало, что убийцы иногда прятали свои жертвы, но те всегда были с явными следами насильственной смерти. Такое впечатление,ребята, что она сама забралась в диван, где у нее случился сердечный приступ - сказал озадаченный Гармаш.
            Помимо трупа, в диване также обнаружили выключенный мобильный телефон «Самсунг», а также женскую одежду и сумочку, в которой кроме парфюмерии были деньги и золотое колечко. Таким образом версия ограбления пока исключалась.
            Ошалевший хозяин квартиры по имени Витя в который раз с дрожью в голосе рассказывал:
            - Я вчера вечером из Турции прилетел. Устал немного пока добирался. Дома я сразу же заснул на этом диване - тут у Виктора перехватило дыхание, он закрыл ладонью глаза, и через минуту, прийдя в себя, продолжил - Проснувшись утром я ощутил этот запах. Сначала подумал - что-то с канализацией, ходил по квартире, принюхивался пока не понял, что сильнее всего пахнет отсюда. Я открыл диван, а там... Я немедленно вам позвонил, сразу же!!!
            С мольбой в глазах он показывал нам корешок билета на самолет действительно подтверждающий, что вчера в шесть вечера Виктор был в Анталии. Его как могли успокоили, уверив, что ни в чем не подозревают.
            - Вы кому-то ключи от квартиры отдавали?
            - Да, оставлял, дружку своему - Паше Свириденку, но он не мог... у него мама в милиции работает.
               
            Павел был единственным сыном начальницы отдела криминальной милиции в делах несовершеннолетних областного УВД полковника Валентины Степановны Свириденко. Он учился на четвертом курсе факультета МВД Харьковской юридической академии и сейчас отдыхал на каникулах. Виктор дал номер его мобильного телефона, но абонент оказался вне зоны досягаемости. Я сразу же позвонил его матери. Валентина Степановна металлическим голосом сказала, что уже два дня не видела сына.
           Установили и личность погибшей – студентки второго курса института водного хозяйства Татьяны Мурзаевой.   Два дня назад с ней пропала телефонная связь и вчера ее родители, проживающие в маленьком городке на севере области, подали заявление о розыске. Как раз сегодня у Тани был назначен последний экзамен летней сессии.

     На следующий день, эксперт Ковальчук  произвел вскрытие и установил, что смерть потерпевшей наступила от асфиксии (по-простому – удушения), вследствие сдавливания грудной клетки внутренней поверхностью диванного каркаса. Из этого следовал совершенно ошеломительный вывод, что в диван Татьяна попала живой.
            Никто из нас не понимал и не мог даже предположить, каким образом стало возможным уложить в диван живую девушку? Чего ради? Если это способ убийства, то каковы его мотивы? Да и что это за способ такой, черт возьми!?

            Павла Свириденка усиленно, но безрезультатно искали, а за Валентиной Степановной установили круглосуточное наблюдение. В совершенно краткий срок провели максимально возможные следственные действия - установили и опросили едва не всех посетителей ночного клуба, охранников, таксиста. Но что именно случилось в квартире Виктора осталось загадкой. Словно разрушая мои подозрения относительно Павла, все свидетели акцентировали внимание на их взаимных горячих нежностях, как в "Лагуне", так и в такси. Характеризовался Свириденко исключительно позитивно - будучи абсоютно неконфликтным человеком, в какие-либо противоречия с законом не вступал.
           Валентина Степановна явилась на допрос в милицейской полковничий форме, с десятком наград на кителе. Статная, строгая женщина в очках, прямая, как натянутая струна. На вопрос, куда исчез Павел, без лишних эмоций ледяным тоном ответила:
        - Последние два месяца между мною и сыном установились напряженные отношения. Мы давно не находим общий язык. Павел несерьезно относится к жизни. Но смерть той девушки и его исчезновение - это банальное совпадение. Просто за день до этого мы поссорились, я отказалась его дальше спонсировать. Вот и все. Он кричал, что ноги его у меня больше не будет, что уезжает на заработки. И где он сейчас - я понятия не имею. А тот факт, что его видели с девушкой, конечно, ничего не доказывает. Сошлись - разошлись, все молоды мы были. Вы лучше других знакомых Виктора проверьте. Павел капризный парень конечно, избаловала я его немного, что ж - один он у меня ... Но сын даже мухи никогда не обидел бы ...

        Скрепя сердце, я вынес постановление о привлечении Павла в качестве обвиняемого в совершении умышленного убийства.  Неубедительно и фальшиво звучала изложенная в постановлении фраза: «Свириденко П.Л., умышленно, с целью лишения жизни при неустановленных следствием обстоятельствах, применив физическую силу, поместил Мурзаеву Т.В. в нишу дивана и опустил верхнюю часть каркаса дивана, в результате чего потерпевшая скончалась от асфиксии в результате сдавливания грудной клетки.... ». Но без этого идиотского постановления я не мог бы объявить его розыск.

        III
 
        Проходили дни, продолжался розыск обвиняемого. В этом деле уже давно я переделал всю бумажную работу, поступили выводы экспертиз, характеристики и другие запрошенные документы. Но мысленно я ежедневно возвращался к трагедии, разыгравшейся в ту ночь на квартире Виктора. Что же произошло там? Как Татьяна оказалась в злополучном диване? Может они играли в какую-то интимную игру? А может Павел болен  психической болезнью, о которой никто не догадывается. Более того - вообще не причастен к смерти девушки, как утверждает его мать - заслуженный милицейский полковник Свириденко?

        Однажды в дверь кабинета постучали. Я откликнулся:
        - Заходите!
        Медленно открыв дверь, наклонившись, как будто в чем-то провинился, зашел маленький, худощавый, смуглый мужчина лет сорока пяти в потертой одежде. На носу - большие роговые очки с толстыми стеклами. Несколько минут он смущенно переминался с ноги на ногу, не решаясь заговорить. Взглянув на него, я сразу же понял кто это. Ведь лицо Татьяны до сих пор стояло у меня перед глазами. Поразительное сходство не оставляла сомнений - это ее отец.
       - Панове следователь, позвольте обратиться - наконец он заговорил - я папа Татьяны. Жена хотела приехать, но слегла после похорон, болеет. Меня вот послала к Вам. По Дубровице невесть что говорят, а сами мы и не знаем от чего дочь умерла, а может убили ее. Говорят у того парня отец - генерал милиции и все уже «порешали» давно. Она ведь у нас одна была, в люди выйти хотела. Учили ее из последних сил в Ровно ... Мы люди простые ...
       Он зашмыгал носом, всхлипнул дважды и неожиданно по-женски зашелся в неистовом рыдании. Я сбегал за водой, вернувшись протянул ему стакан воды. Мужчина громко глотая пил,но, отрываясь от стакана, плакал снова и снова. Так продолжалось минут десять. Не знаю кому в тот момент было труднее - ему или мне; видимо все-таки ему. Наконец Евгений, так звали мужчину, успокоился и я сказал ему:
       - Примите мои глубокие соболезнования, Евгений, не надо плакать. Обстоятельства дела действительно несколько туманны, но все в конце концов разъяснится. Обвиняемый к сожалению скрылся, так что придется немного подождать, пока найдем. Будьте уверены - никто ничего не «порешает», разберемся по закону, не волнуйтесь.
       - Простите, если что не так, мы люди простые - говорил пятясь из кабинета Евгений - «маленький» человек, которого постигло огромное горе.
 
       Наружное наблюдение за Валентиной Степановной, не прекращалось ни на минуту, а ее домашний и мобильный телефоны прослушивались, но она даже не пыталась выйти на связь с сыном, да и номер его телефона со дня убийства был деактивирован. Казалось, что женщина и действительно порвала с Павлом любые отношения. Его активно искали в Ровно и по области, а также на Харьковщине, отрабатывая десятки сокурсников и прочих местных знакомых, однако тщетно. Оперативники уже всерьез рассуждали о возможном бегстве Свириденка за границу. Наваливались новые дела и постепенно странная смерть Татьяны Мурзаевой начала терять первоначальную актуальность.

       Однако через месяц, неожиданно и случайно, Павла все же обнаружили. Он прятался в соседней - Хмельницкой области, у бедных родственников в деревне, расположенной на расстоянии 250 километров от Ровно. Полностью деморализованый, тем, что случилось, в деревне Павел запил и попался на краже двух бутылок водки в сельском магазине. В местном райотделе и выяснилось, что он находится в розыске. На следующий день Свириденка доставили к нам.
       Валентина Степановна, узнав по каким-то своим каналам о доставке сына в прокуратуру, с самого утра, уже в гражданской одежде, стояла под моим кабинетом. Растеряв весь свой полковничий лоск и холодную важность, она упала на колени и, вздрагивая в безутешных рыданиях, как простая деревенская баба зачастила:
       - Не погубите! Сделайте что нибудь, закройте дело, Павлуша милый, добрый, хороший, мы же коллеги, я Вас отблагодарю!
       Пришлось вызвать дежурного, чтобы вывести несчастную мать на улицу.
 
       Вскоре привезли Павла. На меня смотрел измученный месячным запоем и внутренними неурядицами двадцатилетний юноша, худой, грязный, с заросшим мягкой белесой щетиной подбородком. Его руки неудержимо тряслись. На допросе, который я проводил вместе с двумя оперативниками в присутствии нанятого Валентиной Степановной адвоката, Павел чистосердечно рассказал о более-менее известных нам обстоятельствах знакомства с Татьяной в ночном клубе, об интимных отношениях в квартире товарища. Это все мы знали, но больше всего нас интересовало, что же было потом.
       - Когда я сообразил, что Таня умерла, у меня помутился рассудок. Я стащил ее на пол, открыл диван, положил покойницу внутрь, туда же забросил ее мобильник, одежду, сумку, и опустил крышку.
       - Паша, а ты знаешь, что положил в диван живого человека? - спросил я и показал ему заключение экспертизы - и почему ты не вызвал скорую помощь, милицию?
       - Она была мертвая, без пульса! Я проверял! Какая там скорая помощь !!! - истерически заголосил Паша и ударился в слезы.
       Мотивы, цели, логику своего поступка он объяснить так и не смог. Выбежав из квартиры, он со всех ног помчался в магазин «Бахус», купил бутылку водки, влил все ее содержимое себе в горло и «отключился». Очнулся на следующий день в подвале, в компании бездомных бомжей и алкоголиков, вспомнил о Татьяне и немедленно снова напился. Лишь на третий день он явился он домой, как говорится, весь в слезах и соплях, и рассказал матери о смерти девушки, умолчав, впрочем, о ее перемещении в диван. Валентина Степановна слабо надеясь, что все же девушка жива, а сын ошибся, уже собралась было ехать к Виктору на квартиру. Но тут позвонил с работы ее подчиненный, от которого она с ужасом узнала реальную картину смерти Татьяны. Она тщетно пыталась допытаться у полупьяного сына зачем тот спрятал труп в диван. Так и не дождавшись внятного ответа, опасаясь визита коллег с обыском, приказала Павлу спрятаться в подвале. Поздно вечером опытная оперативница, обойдя еще слабое наружное наблюдение, в багажнике автомобиля вывезла сына из города в село, где жил ее двоюродный брат Анатолий с семьей. Три года назад Валентина Степановна спасла от колонии сына Анатолия, совершившего разбойное нападение. Родственнику она напомнила о старом должке, приказала присматривать за Пашей и держать язык за зубами.
       Под утро она вернулась в Ровно и в положенное время уже проводила совещание в областном управлении милиции. Мать-одиночка слишком любила своего единственного сына, и не собиралась делить его с правосудием, которому сама же и служила.
       Учитывая прошлые заслуги, Валентину Степановну тихо, задним числом, выпроводили на пенсию. Несмотря на ее слезные просьбы к бывшим сослуживцам не давить на сына, Пашу психологически и наверняка физически, оперативники обрабатывали без всяких преференций. Но он упрямо и даже фанатично стоял на своем, утверждая, что девушка умерла во сне.

  IV

        Неожиданно в город вернулась лучшая подружка погибшей - Лилия, вместе с которой Таня два года проживала в одной комнате, в общежитии. Лиля досрочно сдала сессию и уехала сначала к родителям, а потом на отдых в Крым
        Еще месяц назад, по телефону ее известили о смерти одногрупницы и Лилия уже свыклась с трагедией, была собранна и спокойна. Для порядка я допросил ее, задавая стандартные вопросы о связях покойной, ее образе жизни, возможных конфликтах и так далее.
        И здесь Лилия рассказала, что в течение их совместной жизни, по инициативе жизнерадостной Татьяны в комнате несколько раз устраивались вечеринки. Приглашали ребят, потребляли спиртное, танцевали. Однажды, примерно год назад, после одной такой вечеринки Лилия оставила Таню наедине с очередным молодым человеком, а сама пошла ночевать в соседний корпус к однокурснице.
        - Я в комнату утром не заходила - сразу же на занятия ушла. Смотрю, а Танька на лекцию не пришла. Пришла я после пар в комнату, вижу - лежит в постели, сама. Подхожу я к ней и прямо затрясло меня: лицо у Таньки - как каменное, и не дышит совсем. Тело холодное, пульс не прощупывается. Ни на что не реагирует...Ну, думаю - задушил любовник. Хотела уже скорую с милицией вызывать, но опять стала проверять пульс. Секунд через десять я почувствовала слабый удар, а затем снова, и снова ... От сердца отлегло - живая! Но в каком-то таком состоянии она была - коматозном или как сказать. Минут через двадцать Таня глубоко вздохнула и открыла глаза. При этом она себя прекрасно чувствовала, только удивлялась, что так долго спала. Я ей еще тогда сказала, что любовник, извините, залюбил ее до смерти. Посмеялись тогда... После этого еще два раза, и то всегда после пьянок-гулянок, она впадала в это состояние и выходила из него через несколько часов. И больше мы не переживали, чего в жизни не бывает ...

        Эти показания поразили меня и сперва показались неправдоподобными. Пришлось искать высококвалифицированного невропатолога и, найдя, допросить его в качестве специалиста. Изучив протоколы допросов и проанализировав описанные симптомы, он с высокой степенью вероятности предположил, что у Тани были признаки кратковременного летаргического сна - редкого явления, жертвой которого, вероятно, стал гениальный Николай Гоголь, принятый за умершего и заживо похороненный в 1852 году.
               
                ***

        За совершение неумышленного убийства Паша получил пять лет условного срока. Из юридической академии его отчислили. Он выпивал, а потом увлекся наркотиками. Был трижды судим за их хранение и совершение краж. Во время последней отсидки, страдая от страшной ломки, он повесился.
        Валентина Степановна, которая превратилась из статной женщины в сухонькую старушку, ежедневно ходит к нему на могилу.
        С «чекушкой» водки в руке она вспоминает своего Пашу, двадцатипятилетнюю службу в милиции, мечты и надежды, которым не суждено было осуществиться. Иногда невыносимая душевная боль и безнадежное отчаяние охватывают ее, и в такие минуты ей кажется, что ее прошлая жизнь, в сущности - непростая и суровая - была долгим и счастливым сном.
               


Рецензии
Поэтому лучше всего кремация...

Владимир Шаповал   14.03.2019 13:06     Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир, успехов в творчестве)

Алексей Парфенюк   04.04.2019 09:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 50 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.