Загадки этногенеза - Исход в Казахстан - 1

       Максимального успеха Центральный Казахстан  в рамках советской республики достиг к концу 70 годов, когда 3 волны индустриально-аграрного развития Караганды успешно завершились: на целине к которой Караганда также имела прямое отношение ежегодно снимали  миллион пудов зерна, устойчиво заработали  Магнитка,  шахты и новые  машиностроительные заводы горного производств, завод резинотехнических изделий, в городе - спутнике Сарани,  продукция которых пошла и за рубеж. Завершающим штрихом такого успеха должно было стать создание   в Караганде Центрально-казахстанского отделения академии наук (ЦКО АН) Каз. ССР. Возглавило это строительство научно-производственное объединение на базе  политехнического института, завоевавшего в 76 г. в социалистическом соревновании второе место в СССР.  Косвенные факторы реальности достижений зафиксированы и в анналах мировой статистики: Караганде принадлежали мировые рекорды добычи по проходке выработок под землей и добычи угля из лав. Косвенными я назвал их по тому, что над технологией получения рекордов посмеивались считая, что ради этого на участке, где он устанавливался организовывались идеальные условия, например, следили что бы не перегружались транспортные конвейера шахты, были в запасе пустые вагонетки, вспомогательные материалы и т.п. Это сдерживало работу остальных участков шахты, что и вызывало недовольство рабочих.  Но изучив рекорды в других странах,  в том числе и промышленно развитых, обнаружил, что и там этим грешили. Почему то ажиотажа по таким выдающимся событиям в Караганде не поднимали. Говорят что причина была в ректоре академике  Сагинове А.С. - предельно скромном человеке не любившим дифирамбы, но авторитет которого был очень высок. Не стояло производство и других республиках  и автономиях, параллельно происходила и их национальна идентификация.  Особенно она затрагивала советские окраины, где развитие  знаний о своих корнях в 30 - 50 года явно застопорилось. И теперь получив возможность академии наук либо стимулировали их изучение, либо не мешали энтузиастам на свой страх и риск разрабатывать не простую тематику. Так появилась книга известного в СССР поэта Олжаса Сулейменова "Аз и Я", где анализируется влияние на  формирование важного документа славянской культуры "Слово о полку Игоревом" тюркской цивилизации. В ней выдвигались взгляды не во всем совпадающие со сложившими традиционализмами именитых академиков   и поэтому в прессе началась критика поэта масштабы которой превзошли то, что называют научной дискуссией.  Однако история не пошла по сценарию 30 - х или хотя бы 50 - х годов, когда сочинителю грозила  отсидка в  Карлаге -  первой  достопримечательности  Караганды, известной некоторым деятелям культуры и искусства СССР . Сулейменов же "легко отделался".  Но этому были и "тактические" причины - важным элементом деятельности О. Сулейменова стал принцип "Возвысить степь и не унизить горы" и он  не только не разделял, но и был способен консолидировать  советское общество в котором доля тюркоязычных народов достигала не менее  2 0 - 25 %.  То, что князь Игорь, как утверждалось в некоторых исследованиях, родился от тюрчанки (половчанки) было известно и раньше. Я проанализировав словари и убедился, что само имя может происходить от половецкого корня. В современном написании на казахском оно звучит как  Игер - осваиватель. Совокупность найденных фактов позволяла по новому взглянуть на взаимодействие  Поля и Руси. Оно по версии Сулейменова было гораздо гармоничнее, а значит и плодотворнее.  Похожие процессы развивались и у других народов СССР,  что следует из достаточно известных работ,  появившихся затем в тюркоязычных  и  Кавказском  регионах России.  Читатель же тоже может составить свое представление об этом проанализировав работы сайта проза. ру. и особенно авторов эмигрировавших в Израиль.  Некоторые из работ пер-воначально вызывают протест, поскольку создается впечатление, что слишком уж легко всё ставится  с ног на голову, например, усмотрев общее звучание слов сопоставляемых языков делаются скоропалительные выводы. Но звучание слов будучи общим, может нести самый противоположный смысл. Поэтому анализ который, например, проделывал О. Сулейменов включал рассмотрение социальной обстановки, исторических  связей слова с другими, правил употребления слова в разных группах слов, что мало делается в торопливо выпускаемых изданиях.  Конечно у авторов есть ссылки на определенные документы и т.п., но и у оппонентов имеются "антиссылки", и поэтому истина как то скрывается за туманом.  Естественно  возникал вопрос к науке, а нельзя ли как то создать хотя бы примитивный аппарат для оценки предлагаемых вариантов развития народов  - этногенеза, как говорят ныне.  Начи-тавшись подобной литературы и взяв за основу работу Льва Гумилева, чьё имя присвоено национальному университету построенному в новой столице, а также   и  Мухамеджана Тынышпаева (депутат Второй Государственной Думы России, избранный премьер-министром Туркестанской автономии), предвосхитившего в 25 году на основе местной конкретики   некоторые выводы Л. Гумилёва, мы со студентами (в основном информационных специальностей) составили схему по которой можно   было бы подойти в  к определению главного фактора этногенеза народов Казахстана, где к основным действующим лицам из Хазарии - ашинам  добавились каракесеки, до сих пор проживающие  в этих степях. А поскольку студенты привыкли во главу  угла ставить  экономику и социальные факторы, то в качестве  базиса учитывался Великий шелковый путь (ВШП)  пересекающий Казахстан с Запада на Восток. Логично  встал и  вопрос  о связях евреев и казахов, представленных в те времена родами которые затем легли в основу нации. Собственно о ВШП и ашинах  откровенно писал Л. Гумилёв, а о последующих факторах  Мухамеджан Тынышпаев, который в основном выбрал  каракесеков.  Однако развить их  не получилось - в 37  году он был расстрелян. Таким образом, М. Тынышпаев в этом вопросе не отставал от Л. Гумилёва который в свою очередь имел  к проблеме  фундаментальный подход.  Но и Гумилёв был остановлен   Фемидой.  В  1949 года  состоялась его 3-я отсидка, в лагере особого назначения в Чурубай-Нура под Карагандой, работу же о Хазарии он завершил в 60 годах.  Инициирующим фактором для нас также явилось  достаточно частое  в Караганде  упоминание  о   каракесеках,  как о казахских евреях (правда тогда к генетическому смыслу  добавлялась весомая  доля уязвления), кроме того и от западных казахов мне приходилось слышать анекдоты об аксакалах на смертном одре объявляющих о своем  еврействе. Сказались   и время и события, повернувшие мнения так, что называться  евреем  стало  модным (примета последней четверти века), хотя только недавно от них пытались  открещиваться.  Но в общем была и благородная цель: хотелось увидеть, что "все смешалось в доме Обломовых" и все люди на Земле тесно пе-реплетены друг с другом в генетическом и как я надеюсь духовном родстве.  Ведь не секрет, что в Израиле ведутся исследовании о геноме Адама - первого человека, который присутствует у всех Землян. Имеется там и общество обосновывающее  казахскую ветвь.   Если говорить о методиках обработки данных и их организации в пространстве,  то для вопросов этногенеза подходили информационные инструменты - базы данных,  поскольку они легко выстраивались в пирамидальные структуры - классификации, характерные этногенезу. Кроме того недостатки преподавания   информатики по разделу  баз данных, дававшей минимальные оценки в рейтингах студентов  подталкивали наше  стремление улучшить методику их изучения.   Поэтому мы  создавали  предельно простую систему таблиц понятных для  восприятия студентами,  которую и решили применить для хранения и обработки  веток - событий прораставших к основанию пирамиды знаний.  Как мы убедились, если вопрос вызывает заинтересованность массы  студентов то его можно быстро продвинуть, и параллельно  изучить, например, особенности этногенеза по Л. Гумилеву,  а также еще пару аналогичных изысканий других авторов.  Заключение в оболочку баз  ветвящиеся цепочки возможных исторических событий -  думали мы - научит студентов отыскивать  нужную информацию и формировать их творческие  решения, а затем  ставить результаты на нужное место в проясняющейся схеме. Но впрочем посмотрим что мы имели и чего удалось добиться.
  Пространство от Байкала до северной оконечности Каспия полно загадок  этногенеза только частично восстановленного на основе древних летописных источников. В них  и история формирования казахской национальности. Она особо активно формировалась на протяжении 4 – 12 в, но об этом периоде мало достоверных источников. Могли ли основу татаромонгол составить многочисленные кочевые этносы этой протяженной зоны, имевшей сходный быт и опору на коневодство, если они говорили на разных языках? Рассматривая языки сегодняшних татар Казани, узбеков и тем более монгол можно утверждать, что  казахов они могли бы понять с трудом. Легко, например, понимают друг друга татары и казахи, если совместно проживая, общаются на основе сложившегося сленга. На одном из базаров мне приходилось наблюдать попытки поговорить аксакалов казаха и узбека (в основе их языков - тюркский). После добрых пожеланий понятных обоим старики решили перейдти на русский - так им показалось проще. Но тогда на чём держалась армия Чингисхана в ней явно должна была быть основная часть говорящая на одном языке и она, по известным аналогиям из истории, должна составлять не менее 70%.  Язык является средством объединяющим территории  с определенными размерами.  Загадкой же Казахстана является  владение относительно небольшой нацией землей большой площади  богатой самыми необходимыми для условий средевековья полезными ископаемыми (медь, железо, золото, серебро, уголь). Причём это имеет место на протяжении многих веков в условиях  языка, существенно отличающегося от других соседей тюрков. Как такое могло произойдти, когда в небольшой местности северной части России или  в Европе на много меньшей чем Казахстан и поныне существуют десятки народов говорящих на разных языках и имеющих автономные и независимые государства? Почему многие веки Казахстан представляет длительно устойчивую не гомеостатичную  систему? Вспоминается, пример недавнего многнационального СССР основанного на общении через русский язык, системогенез которого происходил посредством преобразования духовных основ коллективизма народов в марксизм. Коллективизм же вырабатывался на основе выживания в сложных климатических условиях, и сочетался с тоталитаризмом.
Опоненты сразу же выдвигают основной довод о том, что  територией Казахстана никто не интересовался - её итак было достаточно, а степи мало кому годились. Но вскрытые археологами в спасских сопках близ Караганды медеплавильные  рудники и печи датированные  до новой эры это не подтверждают.  Да  взять хотя бы воинство Чингисхана:  армии в 600 000 человек  нужен был метал, статичные центры где  труженники его добывают и где функционируют плавильные печи. Ведь только так в сочетании кочевого и постояного хозяйства возможно осуществление Дао - вечного движения являюшегося основой государственности Чингисхана. В тоже время как утверждает Л. Гумилев, анализируя условия для трассы Великого шелкового пути, степи эти были плодотворны богаты травостоем и небольшими речками и ручьями, что  подтверждается и успехами  развития целины в советские времена, где и поныне  рождается одно из лучших по качеству зерно в мире.   Причем по Л. Гумилеву несколько сотен лет назад климатические условия были значительно лучше. А между тем претенденты так и необъявились. Конечно, можно было сказать что просто они постоянно менялись: скифы, саки, печенеги, половцы, казахи. В этом есть смысл, но вероятнее  всего при всех изменениях основа народа на территории  сохранялась, поскольку все они были близки по культуре, способу хозяйствования и другим признакам определяющие сосуществование.  Это подтверждает и фактор единого языка в сочетании с большой территорией,  который, как известно, создается тысячелетиями.
Если все таки настаивать (а некоторые опоненты это делают) согласившись с тем что територия была интересна только кочевникам  и  природа создала наилучшие условия для кочевой цивилизации которая становится в них сильнейшей и вытесняет все остальные то согласишись можно опять таки спросить, но почему же владетелями ей  стали только казахи,  а где же калмыки,   какие -либо из славян, прочие канувшие в летту, китайцы наконец.   Чего то не хватает в этой схеме. Огромная территория хорошие степные угодья полезные ископаемые и  всего три небольших образований разделенных друг с другом огромными для тех времён расстояниями: младший жуз, старший жуз и средний жуз со своими ханами воеводами и,  тем не менее,  единым языком  и единым государством. Здесь с учетом не похожести ситуации с другими регионами не хватает системообразующего фактора ибо система  которую трудно поддерживать из-за большой территории  тем не менее длительно существует (тысячелетие), и это чем то должно объясниться.
Конечно ордам Чингисхана механизмы  Дао о вечном пути определяли  сроки существования  совпадающие с указываемыми традиционной историей. Дао решала противоречия, позволяя актуализировать перед обществом целевую задачу движения, сосредоточить  на ней все его стремления, решая проблемы существования насилием, договором или отодвигая трудные вопросы на второй план [1, 2]. Но Дао не раскрывает сути системы на територии Казахстана поскольку тогда основу армии должны были составить казахи, со своим языком, который как мы установили достаточно сильно отличается от соседних тюркских, а таковые факты нам не известны, ни в письменном ни устном документальном творчестве.
Понятно лишь одно, что  казахское государства не могло сформироваться  в 18 в. под диктатом хана Аблая: нельзя за короткий срок создать то, чего не было в близкой форме до этого, что не испытывалось на протяжении веков.    И даже колонизация Америки на основе субэтносов Великобритании, опиралась на образцы тысячелетнего самоуправления Англии, обретшего некоторые универсальные свойства для импорта в другие страны, для чего ей нужны было  относительно спокойное длительное  развития на островах отделенных  от войн бурной Европы проливом Ла Манш.  Но мог ли существовать такой импорт на территории Казахстана?
В условиях небольших археологических данных и исторических документов В [3] предполагается исторический и этно структурный анализ на основе гипотезы пассионарности, включающей понятие передачи группе народа или этносу (предположительно на основе изменения ДНК)  чувства необходимости совершения некоторого героического проявления для изменениея экономики и этногенеза региона. Л.Гумилёв как и В. Вернадский не хотел связывать свои предложения именем бога,  неприемлимым в большевистской  России, и поэтому  он давал им реальное научное объяснение на основе пассионарности,  преломляющей  законы Ч. Дарвина для индивидуумов, законы этносов и субэтносов как явления ноосферы. Пассионарность и Дао -Путь, которому следовал Чингисхан  в чём то близки и также как   исход евреев из Египта, сопровождаются  религиозно-социальными учениями, корректировавшими  этногенез. Л.Гумилёв точно формирует  географические оси  и временные координаты, пассионарных толчков, подробно не раскрывая их механизмов. Но очевидно, что они со-провождают возрастание  напряжений общества, связанных с переходом к предельным значениям ландшафтной и социальной обстановки, и порождают пассионариев: людей–героев за счет направленных мутаций. В свою очередь, напряжения пропорциональны нерешённым противоречиям общества. Можно понять, что механизмы мутаций находятся  вне и внутри человека.  Современные же исследования ДНК подтверждают возможность самовырезания  участков и их переноса в другое место организма. Известный же  обмен сигналами у живых существ в режиме близком к радиодиапазонам  [4,5], определяет изменение ДНК индивидуума из вне,  как самоорганизацию вида. Об этом  пишет и П. Горяеев.
Системы баз даных подобных [6],  способны моделировать  древовидную структуру событий расчитывать верояности существования «веток» (см. выделеную ветку на рис. 1). Такой подход как и в [7] позволит оценить реконструированное событие, а также накапливать информацию для последующих уточнений. Остановимся на двух факторах этногенеза: иудео-тюркской Хазарии, в широком смысле существовавшей  между Чёрным морем и Северо-восточной частью Китая  с центром у северного побережья Каспия [3, 8]. Хазария была основана тюрками в IV в. нашей эры и. Тогда ею правили представители династии хана Ашина, бежавшие  из Северо-западного Китая (439 г.), и тюрки Алтая, основавшие тюркский каганат, рис. 2. Хазары занимались ремёслами, земледелием, высаживали виноград. Китайское прошлое степных тюрок способствовало изготовлению оружия и украшений из  меди, железа, серебра и золота. Путь тюркютов - так называли представителей ашинов  - на место будущей Хазарии проходил через обширные степные зоны выше линии  соединяющей озёра Балхаш и Арал, т.е. по территории современного Центрального Казахстана. Ниже же располагалась полупустыня южных печенегов. Переход  к дельте Волги формировался поэтапно, много раз и много лет в рамках кочевых циклов и под влиянием родовой памяти,  с врастанием в ландшафт местности этого пути, генетическим пересечением с другими близкими этносами. Так что зона перемещения, обычно, становится местом родовых кочёвок. Как следует из элементарного  анализа дискретные движения родов, их  прорастание идёт там, где они до этого жили или имели родственников. Род (или его представители) не раз возвращается в «исходную точку», (в Китай) и если факторы не благоприятствовали - откатывался назад.  Это  наиболее вероятное поведение кочевников к которым тюркютов следует отнести хотя бы частично.  И их истинная родина пространство всего пути. Это  обычно вносит путаницу с датами переселения, что имеет место и объясняется стремление взять среднее от десятков лет истинного пути. Но время и переходы порождают родовую память, поддерживаемую  в коленах тюркютов и родов   с ними пересекающихся. По мнению ряда ученых, родовая память связана с влиянием на геном особенностей ландшафта, недр и неба, а не только  экономических факторов, когда не только человек узнает знакомый ландшафт, но и он (ландшафт) человека, и они образуют сбалансированную систему. Движение тюркютов проходит по территории с благоприятными географическими условиями (в современном представлении от Астаны до г. Жезказган), поэтому не случайно в этом же коридоре троп формируется  Великий шелковый путь (ВШП), и его северная ветвь, сыгравшая существенную роль в системогенезе округи. Этот путь вполне характерен для кочевников в отличие от традиционно указываемых для ВШП, поскольку он пролегает в более благоприятных климатических условиях (см. карту тех времён на рис. 2) и мог служить страховкой от часто происходящих войн на основном пути, что совсем недавно подтвердилось и археологическими изысканиями. Кроме того, для путей из Европы он более выгоден и мог использоваться для перемещения дорогих мехов, серебра и каменьев с севера. На рубеже 10 в. его актуальность возросла в связи с про-никновением хазарских евреев в княжества Руси.
Один из пассионарных толчков произошел на рубеже 10 в., вызвав социально-политические, религиозные и этнообразующие события: разгром Хазарии армией князя Святослава, крещение Руси, ослабление печенегов, проживающих между Аралом и Балхашем.  Уменьшение влияния Хазарии на трассы ВШП произошло в балансе с их конкурентами – южными печенегами (рис. 2), что создало лучшие предпосылки для  местных родов и постепенного системогенеза государственности вокруг транзита товаров, культуры и идей, по евразийскому типу с примирением противоположностей. Возникли и условия для мирного  распространения ислама на северных тюрок. Этой фазе предшествовало уменьшение доходов Хазарии, в связи с антихазарским  восстанием в Северо-западном Китае, куда направлялись караваны и где произошли массовые  убийства еврейских купцов – рахдонитов.  То же самое произошло в самой Хазарии с  тюркютами (879 г.) [3], но что интересно на основании данных М. Тынышпаева в этот же период погибает около 30000 каракесеков  примерно в той же зоне, где по Л. Гумилёву располагалась ставка  рахдонитов.  Для  представления об этническом составе территории ука-жем, что чётких границ о расселении печенегов и половцев не существует. Печениеги жили повсюду. В полупустынных частях Балхаша – Каспия,  в Европе, вдоль северных оконечностей Каспия и Черного моря, и дальше на север. То же самое можно сказать и о половцах, (их ареал проживания севернее пути движения тюркютов на рис. 2.  Это близкие, пересекающиеся этносы, которые то разъединяются, то объединяются. Пересечение этносов происходит за счет браков из всех слоев и  за счет специальных браков между вождями, с целью примирения и создания системы степных законов, общих для всех. В частности, договора между родами, в т.ч. и со славянами о цене за убийство (кун), для ликвидации кровной мести отражены в летописях [5]. На уровне 10 в.  эти же территории в документах упоминаются кыпчакскими [1]. Теперь кыпчаки и на Кавказе и в Казахстане, причем в республике он также как и каракесеки  представлен во всех 3 жузах. Примерно в тот же период появляется ныне известный и почитаемый в Казахстане кипчак - султан Бей Барс – вождь мамелюков[1, 9]. Кыпчаки распространены на обширной территории  Казахстана  и это служит основой утверждения о формировании здесь в 10 в. единого суперэтноса. Разные названия и пересечение ареалов проживания есть результат многократного смещения этносов, их социализации, когда часть этноса прислушивается к одной, а часть - к другой идеологии, с пе-реименованием и частичной ассимиляцией этносов.  Исчезновение названия этноса вовсе не обозначало его прекращения, не говоря уже о родовой памяти. Она же, сопряжённая с ландшафтом, играет роль отбора лучших идей, вариантов деятельности.   
   На рис. 2 также представлено и движение по территории Казахстана рода Каракесек (19-20 век) имеются основания, что в рамках этих же территории они кочевали и в глубоком прошлом. Выбор каракесеков сделан и по причине того, что его название содержит характерное для евреев слово "кара", отражающее святость, чтение или религиозную книгу (не путать с переводом "черный" или "простой", которое используется в последнее время в тюркских языках, хотя сохраняется и первый смысл). При этом и у других народов наличие его в названии связывается с иудаизмом. Заметим, что  В Казахстане связи с евреями при желании можно найти    и у других родов  не имеющим корень кара, но чаще всего  это указывает на то, что когда-то, в многочисленных подродах  происходила путаница с утерей основного имени рода и сохранения имени подрода.  Род же Каракесек  содержит десятки подродов (колен), а те в свои очередь делятся ещё раз. Это усложняет анализ  и особенно в связи  с тем, что упоминание о каракесеках имеются в документах Византии, когда по хронологии некоторых исследований род ещё не сформировался. Кроме того аналогичный  род имеются и в Грузии.  Что это? Совпадение названий или пресловутый фактор на котором может быть построено системообразование? Тем более что движение каракесеков практически совпадает с движением ашинов по Л. Гумилёву, да и ранее по М. Тынышпаеву. Таким образом, имеются роды  которые относятся только к конкретному жузу и роды  присутствующие  во всех трёх и даже за пределами казахского этноса. Род же Ханторе, также отнесенный на рис. 4 к внешним,  произошел позднее от Джучи - сына Чингисхана. 


Рецензии
Очень интересный материал!Здорово, что теория этногенеза Л.Гумилева находит свое применение и продолжение в Ваших исследованиях. Это важно не только для самоидентификации казахской нации, но и для народов России, т.к. дает ключ к пониманию процессов формирования древнерусского государства. Спасибо!

Юрий Банников   25.09.2019 13:11     Заявить о нарушении
СПАСИБО ЮРИЙ

Каким Бейсембаев   25.09.2019 16:11   Заявить о нарушении
На это произведение написано 48 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.